Психологическая готовность беременной женщины к материнству

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Психология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    200,08 Кб
  • Опубликовано:
    2012-10-30
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Психологическая готовность беременной женщины к материнству

Содержание

Введение

Глава 1. Современное состояние репродуктивного здоровья в Российской Федерации

Глава 2. Психологическая готовность женщины к материнству

.1Онтогенез материнской потребностно-мотивационной сферы

.1.1 Первый этап

.1.2 Второй этап

.1.3 Третий этап

.1.4 Четвертый этап

.1.5 Пятый этап

.1.6 Шестой этап

.2 Развитие материнского инстинкта

.2.1 Фактор желанности-нежеланности ребенка

.3 Нормальная психическая реакция на беременность

.4 Психологические особенности женщины в период беременности и во время родов

Глава 3I. Практическое исследование готовности беременной женщины к материнству

.1 Описание исследования

.2 Методы исследования

.2.1 Анализ выбранных методик

.2.2 Описание методик

.2.3 Описание выборки

.2.4 Условия проведения исследования

.3 Описание математико-статистического анализа

.3.1 Корреляционный анализ

.4 Анализ результатов полученных с помощью методики диагностики самооценки психических состояний Г.Айзенка

.5 Анализ результатов, полученных с помощью методики уровня психологической готовности беременной женщины к материнству В.В. Бойко

.6 Анализ по тренингу отцовствования и материнствования

Заключение

Список литературы

Введение

Динамические изменения общественно-экономических отношений и социально-политических настроений, происходящие в обществе вследствие переориентации социальных ценностей, обнажили ряд сложных и неоднозначных проблем. Неопределенность демографического будущего России является наиболее актуальной из них и тесно связана с неясностью социально-политических и экономических перспектив страны. Дальнейшее углубление кризиса может привести к демографической катастрофе (демографической депрессии), сопоставимой по масштабам с теми, которые перенесла страна в 30-40-х годах XX века.

При этом, опасность состоит не в том, что сейчас высокий уровень смертности привел к сокращению естественного прироста населения до отрицательной величины (при благоприятном развитии экономики убыль населения даже в течение нескольких лет не представляется неразрешимой демографической проблемой), тревогу вызывает то, что Россия утрачивает с большим трудом достигнутые, хотя и ограниченные по современным меркам, возможности контроля над рождением психически и физически полноценных детей. В то же время, семьи отказываются от рождения желаемых ими и планируемых детей. Это означает, что серьезно подрываются основы воспроизводства будущих поколений.

На сегодня в России уровень смертности значительно превышает рождаемость: так, по данным Минздрава РФ, Медпрома Госкомстата РФ за период 1997-2000 гг. процент решивших родить женщин по отношению к трудоспособному населению составил по годам соответственно: 2,07%; 1,81%, 1,63%. Вместе с тем, в настоящее время остро стоит проблема снижения качества генофонда, увеличение числа наследственных болезней, учащение стрессовых состояний и т.п., обусловленных осложненным протеканием беременности.

Неопределенность социальных и экономических перспектив, незащищенность личности, снижение жизненного уровня и страх за своих близких приводит к модификации демографического поведения. Люди начинают отказываться от желаемых детей, откладывать их рождение до лучших времен. Вместе с тем, особую тревогу в связи с ухудшением экологической ситуации в России вызывает катастрофическое ухудшение здоровья россиян, включая и проблемы, связанные с изменением генофонда нации, снижением деторождаемости, ростом смертности среди новорожденных и заболеваемостью среди детей. Все это непосредственно связано и со здоровьем женщин, поскольку 90% работающих женщин России находятся в репродуктивном возрасте, и загрязнение окружающей среды через организм матери передается ребенку.

Психология материнства - одна из наиболее сложных и недостаточно изученных областей современной науки. Материнство изучается в русле различных наук: истории, культурологии, медицины, физиологии, биологии, социологии, психологии. В зарубежной психологической литературе много внимания уделяется биологическим основам материнства. В отечественной психологии в последнее время также появился ряд монографий, связанных с феноменологией, психофизиологией и психологией материнства (Брутман В.И. и др., 1994 г.), с готовностью женщины к материнству через факторы и условия психологического риска для будущего развития ребенка (Копыл О.А. и др., 1993 г.), с мотивами сохранения беременности в условиях современной российской действительности (Боровикова Н.В., 1997 г.) и особенностями мотивации деторождения при невынашивании (Гармашева Н.Л., Константинова Н.Н., 1996 г.), представлены методические материалы для занятий в школах беременных и матерей (Полчанов С.А. и др., 1970 г.), проанализировано развитие психики ребенка в зависимости от периода внутриутробной жизни (Аршавский И.А., Брусиловский А.И., Грофф С., Никитины и др.). До сих пор остаются малоизученными психологические аспекты беременности - важнейшего этапа в формировании материнской потребностно-мотивационной сферы. Психологическая готовность беременной женщины к материнству взаимосвязана с рядом явлений, входящих в структуру параметра «ожидание ребенка», который можно описать следующим образом:

·Биологическое побуждение к родам;

·Мотивация к рождению ребенка;

·Ожидание рождения ребенка;

·Оценка супружеских отношений мужа к настоящей беременности;

·Самооценка готовности к материнству; Оценка внутрисемейных и родственных отношений;

·Самооценка женщиной тяжести предстоящих родов и своего состояния выжидания родов;

·Самооценка женщиной качества своей жизни..

Выявление условий и факторов развития Я-концепции беременной женщины в контексте оптимизации сохранения репродуктивного здоровья нации

На этом фоне весьма актуальным становится научный поиск новых подходов в разработке психолого-акмеологической стратегии обеспечения эффективного сохранения репродуктивного здоровья нации. Очевидно, что решение проблемы такого масштаба не может быть достигнуто в одностороннем порядке (например, только через совершенствование социально-законодательного регулирования). Помимо усилий, направленных на улучшение социальной сферы взаимоотношений между беременной женщиной, родителями родившегося ребенка и государством, не обойтись без применения научно обоснованных, выверенных практикой индивидуальных психотерапевтических подходов к работе с каждой конкретной женщиной, которая готовится стать матерью. Тем более, что беременная женщина является непосредственной продолжательницей рода, а в совокупности - основой и предпосылкой сохранения здоровой и полноценной нации.

Цель исследования данной работы: изучение психологической готовности беременной женщины к материнству.

Предмет исследования: особенности психического состояния беременной женщины и ее социально-психологический статус как маркер готовности к материнству.

Объект исследования: группа из тридцати шести женщин с отсутствием тяжелой соматической, акушерской патологии, без психопатологии в анамнезе, на сроке беременности от пяти до сорока недель. У всех женщин планировались роды через естественные родовые пути, а также не прогнозировались какие-либо осложнения со стороны матери и плода.

Гипотеза: уровень психологической готовности беременной женщины к материнству взаимосвязан с параметрами социально-психологического статуса и особенностями ее психологического состояния.

Задачами данного исследования являются:

·Изучение истории проблемы в работах отечественных и зарубежных авторов.

·Выбор адекватных методик исследования с учетом особенностей предмета и объекта исследования.

·Проведение практического исследования психологической готовности к материнству конкретных беременных женщин, используя выбранные методики.

·Проведение исследования психологического состояния будущей матери.

·Анализ и систематизация результатов исследования.

Методики, использованные для проведения данного исследования:

1.опросник-анкета методики диагностики уровня психологической готовности беременной женщины к материнству В.В. Бойко;

.методика диагностики самооценки психологического состояния по Айзенку;

.шкала оценки социально-психологического статуса будущей матери по методике ПРОЛОГ, разработанная кандидатом психологических наук БОЙКО В. В. на базе методик Сакса, Леви.

Для оценки тесноты (силы) и направленности корреляционной связи между изучаемыми признаками используется метод ранговой корреляции Спирмина.

Исследования проводились на базе кафедры акушерства и гинекологии МАПО, амбулаторно-диагностическое отделение Родильного дома № 2.

Практическая значимость работы:

Полученные данные будут использованы на кафедре акушерства и гинекологии МАПО, амбулаторно-диагностическом отделении Родильного дома №2, а также могут быть использованы специалистами, занятыми в сфере психологического консультирования семьи и родовспоможения, студентами акушерских колледжей, медицинских и психологических факультетов ВУЗов, женщинами детородного возраста, беременными и роженицами. А также практическая значимость данного исследования заключается в возможности использования полученных данных для более глубокого осмысления и изучения внутреннего мира женщины в период ожидания ребенка и, соответственно, для расширения возможностей психотерапевтического воздействия и практической помощи.

Глава 1. Современное состояние проблемы репродуктивного здоровья в Российской Федерации

Анализ многочисленных социологических и демографических исследований показал, что в течение последних 15 лет наблюдается неуклонное ухудшение здоровья российской нации. Такое положение дел не может оставить общественность равнодушной, поскольку именно здоровье человека выступает в качестве индикатора устойчивого развития нации.

Определение здоровья, выработанное Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ), трактует понятие здоровья как «…состояние полного физического, духовного и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов». Критериями понятия здоровья человека и его функции являются демографические показатели такие, как рождаемость, смертность, численность населения, средняя продолжительность жизни, заболеваемость и т.д.

Интегральной характеристикой жизнеспособности популяции является показатель средней продолжительности жизни. Сокращение продолжительности жизни населения России в результате роста смертности за период 1989/90-1998 гг. составило у женщин 1,6 года (с 74,4 до 72,8 лет), у мужчин - 2,2 года (с 64,0 до 61,8 лет). Если в начале 70-х годов продолжительность жизни россиян была примерно на 2 года меньше, чем в развитых странах Европы, Северной Америки, Австралии и Японии, то в середине 90-х годов отличие России со странами Европейского содружества (19 стран) по этому показателю составило для женщин - 6,7 года, для мужчин - 12,3 года.

Эксперты ВОЗ, исследовавшие состояние здоровья российских женщин, сделали следующее заключение: «Крайнее ухудшение здоровья женщин и детей в этом регионе приравнивается к катастрофе. Они платят своим здоровьем за ломку экономических отношений, и эта плата непомерна».

В ухудшении здоровья решающее значение имеют социальные факторы: отсутствие работы или угроза ее утратить, низкий доход на душу населения, плохое жилье и питание, скверная вода и загрязненный воздух, вредные привычки и т.д. Многие инфекционные болезни у женщин протекают тяжелее, чем у мужчин, в том числе и те, что передаются половым путем (протекают дольше и тяжелее в 6 раз). В последние годы возросло число заболевших сифилисом и другими венерическими болезнями, на пороге - вспышка СПИДА. По потреблению алкоголя и табака наши женщины стали догонять мужчин.

Вместе с тем, куда большая опасность для здоровья нации заключается в нарушении ее репродуктивной функции. Главным условием устойчивого развития России является поддержание репродуцирующего поколения в физически и психически здоровом состоянии на протяжении всего репродуцирующего цикла. Здесь уместно упомянуть, что, рассматривая репродукционный цикл, мы разделяем позицию Саноцкого В. В., включающего в этот период зачатие, беременность, рождение и воспитание ребенка до момента образования им семьи и рождение детей.

В конце 90-х годов суммарный коэффициент рождаемости опустился намного ниже двух рождений в среднем на женщину (для простого замещения поколения необходимы 2,15 - 2,17 рождений на одну женщину). Возникает вопрос, почему для нормального воспроизводства нации уже сейчас недостаточно двоих детей, приходящих на смену своим родителям? Во-первых, мальчиков рождается больше, чем девочек, следовательно, двое детей в семье уже не обеспечивают простого воспроизводства поколения по женской линии. Во-вторых, часть рожденных девочек не станет матерями по причине преждевременной смерти, неизлечимого бесплодия или в результате медицинских запретов. Назовем эту группу женщинами, не способными к деторождению по физическим причинам. В третьих, часть девочек не вступит в брак, часть разведется или овдовеет (процент таких женщин в последнее время в России неуклонно растет), а часть сознательно откажется от миссии материнства. Некоторые из выше указанных категорий женщин будут иметь одного или несколько детей, но откажутся рожать в будущем. Поэтому назовем их всех женщинами, не ставшими матерями по психологическим причинам. Из каждых 26 женщин детородного возраста только одна, и, как правило, это работающие женщины. Социально-экономическая ситуация в стране вынуждает их трудиться в любых условиях, в том числе вредных и опасных, в ущерб собственному здоровью и здоровью своих детей.

Снижение рождаемости на фоне увеличения в абсолютном и относительном вырождении численности женщин фертильного возраста свидетельствует о том, что негативные демографические процессы усиливаются под влиянием социально-экономических и политических факторов: женщины не желают иметь детей, ухудшается здоровье беременных и рожениц и, следовательно, здоровье новорожденных и в целом подрастающего поколения страны. В частности, Г.К. Родионова и И.В. Низяева приводят данные о том, что две трети всех обследованных беременных, то есть более 70 %, имели различные заболевания. Ниже в таблице 1.1 и на диаграмме 1.1 приведены официальные статистические данные уровня заболеваемости женщин во время беременности.

Таблица 1.1. Заболеваемость беременных женщин в России.

Вид патологии198519982004Анемия5,429,228.4Болезни системы кровообращения4,37,58.3Поздний токсикоз8,914,415.6Болезни мочеполовой системы3,512,316.8

Особенно угрожающий характер приобретает анемия, во многом зависящая от несбалансированного питания и психосоматических расстройств. В 1994 году по сравнению с 1985 годом количество беременных женщин с анемией увеличилось в 5,4 раза. Среди беременных на 74,4% стало больше женщин с сердечно-сосудистой патологией, с поздним токсикозом - на 61,7%, болезнями мочеполовой системы - в 3,5 раза. В 2004 году количество больных анемией среди беременных по сравнению с 1998 годом снизилось на 0,8%, однако женщин с сердечно-сосудистой патологией, с поздним токсикозом за 10 лет стало больше почти в 2 раза, с болезнями мочеполовой системы стало больше в 4.8 раз.

Диаграмма 1.1. Распространенность заболеваний, осложнивших роды и послеродовой период у женщин Российской Федерации в 1985-98 гг. (на 1000 родов)

Следующим важным показателем репродуктивного здоровья женщин являются исходы беременностей, данные по которым приведены в таблице 1.2.

Таблица 1.2. Исходы беременностей женщин Российской Федерации в 1985, 1994 и 2004 гг. (в % ко всем закончившим беременность)

Исходы беременностей198519942004Роды в срок91,591,891,5Преждевременные роды4,03,83,7Самопроизвольный аборт по медицинским показаниям4,54,44,8

От вызванных беременностью и родами болезней ежегодно умирает около 500 000 женщин.

Несмотря на то, что применение контрацептивных средств постепенно увеличивается, аборт до настоящего времени в России остается основным методом регулирования рождаемости. В 2004 г. было произведено 3 060 237 абортов, что составило 67,7% от всех беременностей. Среди женщин, прервавших беременность, девушки 15-19 лет составляют 11%, женщины 20-35 лет - 60% и женщины в возрасте старше 35 лет - 20%. У 10% от всех женщин (300 000 чел.), прервавших беременность, наблюдались осложнения в послеабортовом периоде. Известно, что многие причины невынашивания беременности, бесплодия, хронических воспалительных заболеваний женской половой сферы связаны с абортами в юном возрасте и прерыванием первой беременности. Основную проблему представляет беременность в подростковом возрасте. Так, только по Республике Беларусь в 1999 году аборт был проведен у 375 подростков моложе 15 лет, причем 96% из них прервали свою первую беременность, а у 72% аборт был произведен наиболее травматичным методом - методом кюретажа. Таким образом, количество беременностей, заканчивающихся рождением живого ребенка, в полтора-два раза меньше числа абортов.

Говоря о сохранении репродуктивного здоровья нации и полноценном воспроизведения новых поколений, обратимся к оценке здоровья современных детей, поскольку здоровье каждого конкретного ребенка является залогом сохранения генофонда нации.

И. Мюллер утверждал, что «…сила и разум каждого народа развиваются из телесного здоровья ребенка». Решение вопросов обеспечения, выживания, защиты и пренатального развития детей в нашей стране можно считать весьма запоздалым, но более чем актуальным, так как именно на детей, родившихся в девяностые годы, ляжет вся ответственность по интеграции России в мировое сообщество.

По данным О.В. Сивочаловой, в 1993 году количество детей с врожденными пороками, по сравнению с 1980 годом, увеличилось в два раза, более чем в три раза возросло число рождений больных или имеющих патологию в младенчестве детей. В 2004 г. родилось больными или заболело 26,3 % от числа родившихся, что в 2,9 раза больше, чем в 1985 году и в 1,8 раза больше по сравнению с 1990 годом (это отражено в диаграмме 1.2.).

Диаграмма 1.2. Состояние новорожденных в Российской Федерации

В структуре младенческой смертности, которая мало изменилась по сравнению с 1990 г., ведущими являются такие причины, как состояния, возникшие в пренатальном периоде (45,7 %), врожденные аномалии развития (21,8 %), болезни органов дыхания (13,2 %). Произошел рост численности детей-инвалидов в возрасте до 16 лет, а за 14 лет в России этот показатель увеличился в шесть раз, что представлено на диаграмме 1.3.

Диаграмма 1.3. Численность детей, родившихся здоровыми

Все это свидетельствует о постоянном ухудшении физического здоровья поколения, что в будущем грозит национальной безопасности страны, так как в перспективе число взрослых, способных к воспроизводству и образованию полноценных семей, снизится. Но показатель здоровья детского населения - это барометр не только социального благополучия, но и во многом - психического и соматического состояния матери в период беременности.

В проблеме оценки здоровья младенцев можно выделить наиболее прогрессивные позиции ряда авторов (И.А. Аршавский, Т.Верни, С. Грофф., А.И. Захаров, и др.) о внутриутробной жизни плода и о психическом здоровье, закладывающимся в период беременности и определяющимся психологическим состоянием матери.

Глава 2. Психологическая готовность женщины к материнству

Психологическая готовность к материнству рассматривается как специфическое личностное образование, стержневой образующей которой является субъект-объектная ориентация в отношении к еще не родившемуся ребенку.

С. Ю.Мещерякова считает, что психологическая готовность к материнству формируется под влиянием нераздельных биологических и социальных факторов и, с одной стороны, имеет инстинктивную основу, а с другой - выступает как особое личностное образование.

Г. Г. Филиппова отмечает, что мотивационная основа материнского поведения человека формируются на протяжении всей жизни, испытывая влияние как благоприятных, так и неблагоприятных факторов. Уровень психологической готовности к материнству определяется суммарным эффектом действия этих факторов к тому моменту, когда женщина становится матерью. Важнейший этап-это первые годы жизни. Отношение человека к миру и к себе самому закладываются с первых дней жизни в общении с близкими взрослыми.

Складывающееся в общении первое личностное образование может рассматриваться как первый вклад в становлении будущего родительского поведения. Если опыт общения с близкими взрослыми был положительный, то стартовые условия для формирования субъектного отношения к своему ребенку заложен.

О характере раннего коммуникативного опыта, полученного будущей матерью в общении с близкими взрослыми, можно судить по аффективным следам, оставленным в ее первых воспоминаниях о себе, родителях, об их стиле воспитания, о своих привязанностях. Если родители были ласковы, общение с ними оставило в памяти женщины яркий след, если была сильная эмоциональная привязанность к матери, или к другим родственникам, значит, в раннем детстве женщина имела благоприятный опыт эмоционального общения, что ставит ее в более выгодные условия в прогнозе будущего материнства по отношению к тем, кто такого опыта не имел. Большое значение в становлении родительского поведения играет общение со сверстниками, старшими и младшими детьми. Например, игры будущей матери в «дочки-матери». Безусловно, важным этапом в становлении материнского поведения является период от зачатия до родов. В это время в организме и психике женщины происходят глобальные преобразования, актуально подготавливающие ее к материнству, вырабатывается отношение женщины к своему собственному еще не родившемуся ребенку. О характере этого отношения можно судить по особенностям взаимодействия будущей матери с ним, наличию или отсутствию воображаемого общения.

Многие авторы выделяют в качестве важных факторов желанность-нежеланность ребенка, особенности протекания беременности. Наиболее благоприятной ситуацией для будущего материнского поведения является желанность ребенка, наличие субъект отношения к нему, любовь к нему, наличие мысленной или вербальной адресованности, стремление интерпретировать движения плода как акты общения. Важно то, как она намеревается осуществлять уход за ним (следовать ли строгому режиму, предлагать ли соску, брать ли на руки или стремиться «приучать к самостоятельности», т.е. ориентироваться на потребности младенца или на свои собственные представления о необходимом ему).

Л. Л.Баз и О. В.Баженова отмечают зависимость между наличием чувства поддержки у беременной женщины и благополучным протеканием у нее беременности и родов, а также лучшим психическим развитием ребенка в дальнейшем. Лонгитюдные исследования подтвердили взаимосвязь между психологическим состоянием, моральной и эмоциональной готовностью матери и успешностью родоразрешения.

Итак, психологической готовности к материнству женщины способствуют:

·большой опыт общения в раннем детстве;

·взаимодействие матери с еще не родившимся ребенком на этапе

·беременности;

·установки женщины на конкретную стратегию воспитания ребенка.

.1 Онтогенез материнской потребностно-мотивационной сферы

Филиппова Г.Г. рассматривала шесть этапов развития материнской потребностью-мотивационной сферы в онтогенезе:

.Этап взаимодействия с собственной матерью;

.Игровой этап (развитие материнской сферы в игровой деятельности);

.Этап няньчания;

.Этап дифференциации мотивационных основ материнской и половой сфер;

.Взаимодействие с собственным ребенком;

.Этап, на котором у матери образуется привязанность и любовь к ребенку как к личности.

Особенности материнской сферы являются относительно устойчивыми для каждой женщины. Однако они варьируют для каждого конкретного ребенка. Все эти этапы имеют разные возрастные границы и разную роль в возникновении и развитии содержания всех блоков материнской сферы.

2.1.1 Первый этап

Начинается с внутриутробного периода развития и продолжается практически всю жизнь женщины. Наиболее значимым является младенческий и ранний возраст. Этот период жизни сам по себе является сензитивным для формирования базовых основ личности и отношения к миру. Качество материнско-дочерних отношений и его влияние на материнскую сферу женщины определяется, помимо привязанности, стилем их эмоционального общения, участием матери в эмоциональной жизни дочери, причем, важным считается изменение такого участия со стороны матери в соответствии с возрастом изменениями эмоциональной сферы дочери.

Большое значение имеет удовлетворенность матери ее материнской ролью. Исследования на животных и человеке показали, что взаимоотношения с матерью меньше сказываются на родительском поведении будущих отцов, чем будущих матерей. Для мальчиков (и у самцов приматов) нарушения их отношений с матерью большее влияние оказывает на половую сферу и социальную, а также на развитие мотиваций достижений. Для девочек же это прямо связано с их материнской сферой.

Представители микропсихоанализа считают, что начало развития будущего отношения матери к ее ребенку закладывается еще внутриутробно на основе первых эмоциональных конфликтов матери с плодом и продолжается в младенчестве. Во время беременности у женщин актуализируется этот эмоциональный опыт, который влияет на содержание ее собственного материнства.

Возможность для реакций ребенка на стимуляцию от матери и ее встраивание в регуляцию своих отношений с миром реально появляется во второй половине внутриутробного периода. Однако участие этого опыта в развитии материнской потребностно-мотивационной сферы не может рассматриваться как прямое и непосредственное.

2.2.2 Второй этап

Этот этап развития материнской сферы, несмотря на большое значение игровой деятельности в развитии психологии ребенка вообще, мало исследован в плане развития материнства. Он интерпретируется в разных психологических подходах в зависимости от взглядов на роль игры в развитии личности (проигрывание личностных конфликтов в психоанализе, развивающая функция игры в отечественной психологии и т.д.). Однако все соглашаются с тем, что в сюжетно-ролевых играх в дочки-матери и в семью происходит конкретизация и развитие некоторых компонентов материнской сферы. С точки зрения отечественного подхода важным является включение содержания материнства именно в сюжетно-ролевую игру, в которой девочка принимает на себя роль матери. Это игры с куклой-младенцем или с другими детьми, где они исполняют роли матери и ребенка. В разновозрастных группах детей распространены игры дочки-матери и в семью, где роль ребенка отводится младшим детям.

По логике развития самой сюжетно-ролевой игры первоначально возникает сюжетно-отобразительные действия (кормление куклы, укачивание), а затем принятие на себя роли матери. Проживание в роли состояния своего персонажа, идентификация с ним, моделирование в игровых ситуациях реальных событий из жизни дает возможность «отработки» не только мотивационных основ, но и операционального состава материнской сферы.

2.2.3 Третий этап

Этап няньчания имеет достаточно четкие возрастные границы. Он начинается с 4,5 лет, когда хорошо развита сюжетная ролевая игра, и заканчивается к началу полового созревания. Наиболее сензитивным является возраст от б до 10 лет. К этому возрасту уже сформированы реакции на компонент гештальта младенчества, их объединение на объекте-носителе, есть представление о специфике взаимоотношений взрослых с младенцами и обыгрывание с моделью-куклой. Дети хорошо дифференцируют возрастные характеристики других детей, в их собственном развитии появляется произвольность, предвосхищающая функция эмоций, планирование и способность отвечать за свои поступки. Именно в среднем дошкольном возрасте, освоив взаимоотношения со взрослыми в процессе ситуативно-делового общения (до конца раннего возраста) дети проявляют стремление к участию в «настоящей» деятельности взрослых, так как помимо желания у них есть для этого определенные возможности. Характерным для этого возраста является стремление и готовность ребенка к овладению социальными эталонами поведения, что проявляется в увеличении доли игр с правилами, окончание периода словотворчества и возникновение грамматически правильной речи, появление образцов поведения и т.д. Развитие потребности в эмоциональном общении со взрослым в ситуативно-личностном общении и освоение в младшем школьном возрасте эмоционального общения со сверстниками в совместных играх позволяет пяти-шестилетним детям усмотреть во взаимоотношении с младенцем источник богатых впечатлений и удовольствий. Ярко проявляемые младенцем эмоции в общении, их инициатива и не ограниченный воспитательными функциями (как у взрослых) искренний эмоциональный отклик во взаимоотношениях и игре, возможность осуществить с реальным объектом освоенные в сюжетно-ролевой игре действия и переживания создают прекрасные условия для закрепления на живом младенце всех сформированных прежде компонентов материнской сферы.

На этапе няньчания можно выделить два периода:

.Налаживание эмоционально-личностного общения и совместных игр с младенцем первого полугодия;

.Осуществление элементов заботы и ухода за младенцем второго полугодия и детьми раннего возраста.

У детей подросткового возраста интересы смещаются в сторону интимно-личностного общения со сверстниками и познавательной деятельности, а позже - в сторону полового развития.

Если до окончания этапа няньчания опыта взаимодействия с младенцами не было, то часто возникает страх перед ними, т.к. подростки, а тем более взрослые оценивают имеющийся у них опыт как недостаточный для взаимодействия с маленькими детьми. Наиболее часто возникает страх повредить ребенку неумелым обращением, некомпетентностью в уходе и т.п. Это первое впечатление корректируется в случае дальнейшего участия в уходе за ребенком, однако впоследствии женщины его очень хорошо помнят. Если контакт был кратковременным, то страх перед младенцем сохраняется на всю жизнь и постепенно исчезает только на опыте взаимоотношения с собственным ребенком.

Кратковременность контакта и его содержание может оказать большое влияние на дальнейшее развитие материнской сферы. Если последующий опыт достаточно быстро и эффективно не «исправляет положение», то впечатление от орущего, плохо пахнущего, испачканного и т.п. ребенка остаются на всю оставшуюся жизнь.

Причем, чем позже они возникают, тем хуже. Полное выпадение опыта няньчания до полового созревания может привести к восприятию ситуации взаимоотношения взрослых с младенцами как неестественный, неприятный; выражаемые взрослыми эмоции, особенности их речевого общения воспринимаются как неуместные, раздражающие. Поведение и вид младенца не вызывают никаких положительных эмоций, нет стремления к контакту, прикосновению.

Разумеется, опыт, получаемый на этапе няньчания, как любой другой, не является изолированным. Он возникает на уже имеющейся основе и в дальнейшем преобразуется другими формами опыта. Однако, качественные и количественные характеристики этого этапа развития материнской сферы логически связаны с семейной, культурной и материнскими моделями материнства и детства. Именно в оформлении взаимодействия старших детей с младенцами эти модели проявляются во всех своих особенностях. Поэтому этап няньчания является наряду с первым из выделенных этапов развития наиболее важным в формировании материнской сферы.

.1.4 Четвертый этап. Дифференциация мотивационных основ материнской и половой сфер

Этот этап развития материнской сферы имеет большее значение для потребностно-эмоционального блока, чем для остальных.

Предыдущий этап развития материнской сферы, который является для нее достаточно насыщенным, для половой сферы, напротив, считается менее значимым (в психоанализе он называется латентным, переходным между фаллической и генитальной фазами).

При адекватной заполненности этапа няньчания впечатления от контакта с ребенком в тактильной сфере, которые по соматическому компоненту во многом совпадают с таковыми в половой, «закрепляются» в ситуации взаимодействия с ребенком, как с объектом материнской сферы. В результате возникновения в послеродовом периоде новых впечатлений от контакта с ребенком (контакт «кожа-кожа», грудное кормление - т.е. стимуляция эрогенных зон), а так же оргазмоподобные ощущения, возникающие при грудном кормлении (сокращения матки, вазомоторные явления и т.д.) интерпретируются не как ощущения, связанные с половой сферой, а как принадлежащие материнской. Ребенок, который является уже реальным объектом для материнской сферы, служит медиатором, определяет смысл ситуации, ведущие эмоции и характер возникновения ситуативных, обеспечивающих эмоциональное обусловливание новых впечатлений (механизм ведущих и ситуативных эмоций по В.К.Вилюнасу).

Если же до полового созревания переживания от тактильного контакта с ребенком не сформировались и не конкретизировались на нем как на объекте материнской сферы, то путь их перевода в контекст реальной деятельности «остается свободным». Половое развитие, подкрепленное в этот возрастной период мощным гормональным обеспечением, «переводит на себя» значение тактильного контакта и все ощущения эрогенных зон. В дальнейшем их возникновении при взаимодействии с ребенком может переживаться как шокирующее, несовместимое с ситуацией и т.п. Существенно влияют на это особенности представления о возможности восприятия детьми половых отношений взрослых. Совмещение компонентов ситуаций, относящихся к половому поведению, собственный детский опыт относительно половых отношений взрослых и т.п. может повлиять на развитие материнского чувства весьма необычным образом. Возможно ограничение тактильного контакта, купирование переживания экстаза кормления и другие особенности. К кому из детей какое отношение матери будет выражено ярче - к сыну или дочери - зависит от семейной модели супружеских отношений и собственного опыта развития материнской сферы.

Объединение в субъективном опыте ценностно-смысловых блоков половой и родительской сфер происходят только у человека. Оно является самым разным в различных культурах. Сам по себе факт связи половых отношений с рождением ребенка уже имеет значение. Но гораздо важнее то, как эти факты связаны с конфетной культурной и семейной моделями.

Представление о законорожденности, перворожденности, рождение ребенка от любимого и нелюбимого человека и т.п. доказывают, что безусловной ценности ребенка для общества практически не существует. Исчезновение запрета на внебрачные половые связи, снижение возраста вступления в половые отношения наряду с увеличением возраста зависимости от родителей, множественность моделей поведения в современном обществе и многое другое делают развитие ценностей материнства в период полового созревания необыкновенно сложным. Данный этап развития материнской потребностно-мотивационной сферы реальной деятельности является наименее изученным.

2.1.4 Пятый этап. Взаимодействие с собственным ребенком

Этот этап является необыкновенно сложным для развития всех блоков материнской сферы. В нем можно выделить несколько самостоятельных периодов. Часть из них (беременность, роды, период грудного вскармливания) обеспечена эволюционными психофизиологическими, в том числе и гормональными, механизмами регуляции. Начинается этот этап с момента возникновения чувствительности для ребенка и с появления первых признаков беременности для матери. Пятый этап - это непосредственная реализация матерью своих функции во взаимодействии с ребенком. Эти функции, не обязательно связаны с сознанием факта беременности. Однако у человека без этого факта никак нельзя обойтись. Более того, планирование беременности, ее желанность или нежеланность, представление о ребенке и своем материнстве до беременности а сегодняшний день занимаются специальные организации зачатия, которые более внимательно заставляют отнестись к периодизации этого периода.

В психологии выделяются разные стадии родительства: принятие решения о рождении ребенка, беременность, период становления родительства, период «постродительства» (для бабушек и дедушек). В актуальном материнстве выделяются стадия принятия решения о сохранении беременности до шевеления плода, период после шевеления, роды, послеродовый период. В гинекологии и акушерстве выделяются три триместра беременности, предродовой период, роды, послеродовый период. Любая периодизация связана с конкретными задачами исследования. Относительно развития материнской сферы поведения можно выделить девять периодов пятого этапа, которые и будут рассмотрены ниже. Поскольку в данном случае речь идет о материнской сфере, субъектом которой является сама мать, то целесообразно начать с момента идентификации матерью факта беременности.

Первый период. Идентификация беременности или установка на беременность.

Этот период в большинстве случаев начинается и заканчивается еще до возникновения первых изменений в физическом состоянии женщины и непосредственно связан с осознанием факта беременности. Некоторые женщины интуитивно предчувствовали наступившую беременность задолго до ее медицинского подтверждения. Такой психологический настрой мы назвали установкой на беременность. ПРИЛОЖЕНИЕ № 1.

Рисунок 1. Эволюция симптомов беременности.

В редких случаях беременность не осознается, несмотря на уже присутствующий соматический компонент. Изменение в самочувствии, задержка менструации и т.п. может интерпретироваться как разного рода недомогания. Обычно предположение о возможности беременности появляется у женщин через 2-3 дня после задержки менструации. В обычных случаях возникновение первого подозрения уже провоцирует определенные переживания. До подтверждения факта беременности они всегда носят оттенок беспокойства, причиной которого могут быть либо страх наступления беременности, либо страх ее не наступления. Имеющиеся в литературе данные, особенно касающиеся женщин, отказывающихся от ребенка, случаев нежелательной беременности в сочетании с затруднениями в ее прерывании, возможно, напротив, длительное затягивание подтверждения беременности свидетельствуют, что речь должна идти о различных формах игнорирования признаков беременности как варианте личностных защитных механизмах.

Этот феномен «отрицания беременности» был известен и ранее и описан как пример инфантильного вытеснения травмирующих переживаний. Здесь также необходимо отметить, что задержки и даже длительное исчезновение менструаций (как болезненная реакция) часто встречается у женщин, переживших и переживающих острые стрессовые ситуации. Поскольку большинство российских женщин постоянно живет в ситуации стресса, неустойчивый менструальный цикл у многих из них становится нормой, редкие менструации (с задержкой на один-два цикла) становятся привычными. Когда женщина узнает о своей беременности, у нее в качестве ответной реакции на аффект включаются механизмы психологической защиты. Зачастую эти механизмы выражаются в своеобразной рационализации происходящего (со мной этого не могло произойти, ссылками на ошибку гинеколога и т.п.).

Показательно, что данный симптом полностью отсутствовал у женщин с запланированной беременностью. При сочетании желательности беременности, ее естественном наступлении и личностной зрелости матери она прибегает к специальным мерам (например, осмотр врача, анализы, тесты) через 1-2 недели после появления подозрения на беременность.

Сроки идентификации беременности составляют примерно одну неделю.

В большинстве случаев за это время принимается решение о сохранении беременности или ее прерывании.

Как показывают исследования, чем выше у беременной женщины был обозначен социальный и интеллектуальный уровень, чем более она была независима и профессионально успешна, тем больше вопросов о смысле деторождения было поставлено ею перед собой, тем труднее ей было решиться стать матерью.

В практике встречались признания женщин о том, что первое время они «полагались на волю случая», подсознательно желая, чтобы все разрешилось «само-собой» (например, выкидыш, или необходимость искусственного прерывания беременности по медицинским показаниям), и если беременность не была запланирована, то во многих случаях женщина обращалась в консультацию со значительным опозданием, когда беременность уже становилась очевидной для нее самой и ей не оставалось ничего иного, кроме принятия себя в новом качестве. Описание явления было охарактеризовано нами как симптом принятия решения.

Для данного симптома характерно подсознательное отделение женщиной себя от факта собственной беременности. Существуют два полюса: Я и беременность. В этот период в самоощущениях делается акцент на себя (на своем Я), а отнюдь не на материнстве и будущем ребенке. Необходимо отметить, что в рассматриваемой ситуации женщина предпочитает остаться «один на один» с возникшей проблемой и сообщает эту новость другим, значимым для нее людям, лишь после принятия решения о сохранении беременности.

Если женщина принимает решение оставить ребенка, то очень важным на этом этапе является рефлексивное принятие нового собственного образа: Я в положении. Этот этап мы условно назвали симптом нового Я, который характеризуется признанием физиологических изменений. Женщина понимает неизбежность совершающихся с ее телом соматических трансформаций и бессознательно соглашается: Да, это происходит со мной. Этому периоду свойственно резкое повышение физического, умственного и эмоционального напряжения, связанного с необходимостью всесторонней адаптации к новым условиям, что нередко приводит к нерациональности в поступках. Еще К.Хорни указала на то, что беременность представляет собой новую фазу функционирования организма: «Женщина должна преодолеть импульсы мускулиной тенденции прежде, чем она всем сердцем признает и примет то, что происходит с ее телом».

Завершая описание данного периода, следует отметить, что если женщина не нашла все-таки адекватного решения, то беременность заканчивалась искусственным прерыванием. Это позволяет сделать вывод об исключительной важности данного этапа для успешного протекания беременности и продуктивного развития личностного потенциала будущей матери.

Второй период. До начала ощущений шевеления.

Этот период охватывает вторую половину первого триместра и начало второго. Мы назвали этот период симптом эмоциональной лабильности. Физиологически он характеризуется появлением симптоматики беременности, неприятными физическими ощущениями, изменениями в эмоциональном состоянии. Считается, что в первом триместре наиболее выражена тревожность, резкая смена настроений, появляется раздражительность, снижается общая активность. Физиологической основой этих изменений является гормональная перестройка. Адаптивное значение изменения эмоционального состояния состоит в ограничении контактов с внешним миром, что способствует сохранению беременности и успешному развитию плода на первых неделях, наиболее в этом отношении опасных.

Беременные женщины по-разному оценивают свои состояния, как физические, так и эмоциональные. Некоторые из них интерпретируют как усталость, сонливость, желание побыть одной или «сваливают» все на тошноту и дурноту. Другие «цепляются» за каждую внешнюю причину для слез, обид, и т.п. Характерные для первого триместра недомогания также оцениваются и переживаются по-разному. Этот период для матери весьма существенен в развитии ее материнской сферы. Появление ребенка становится реальным фактом. С другой стороны, еще нет никаких его конкретных признаков. Чувство матери свободно от внешней стимуляции, присущей живому ребенку, и как бы в «чистом виде» отражает все стартовые содержания материнской сферы. Однако она уже имеет возможность на своем опыте прочувствовать происходящие изменения и подготовиться к более серьезным. Можно сказать, что это первый опыт интерпретаций своих переживаний с точки зрения себя как матери.

Если до появления возможности осознания беременности все регулировалось внутренними и внешними обстоятельствами, то теперь появляется возможность реального развития отношения матери к своему ребенку, так как она знает о его существовании и сроках его появления. В этот период представления о ребенке не очень конкретны, описание его затруднено и обычно носит описание своих эмоций и переживаний. Представление о будущем относятся к достаточно поздним периодам развития ребенка (младенец середины или конца первого года, более старший ребенок вплоть до подростка) и зависят от опыта женщины. Многие женщины еще не замечают существенных изменений в своем отношении к жизни и в интересах. Свое состояние оценивается только с точки зрения самочувствия.

По характеру переживаний симптоматики и эмоциональному состоянию можно выделить следующие варианты:

.Оптимальный вариант. Эмоциональное состояние характеризуется периодическими, недлительными снижениями общего физического и эмоционального тонуса, повышенной раздражительностью, которые интерпретируются как усталость и следствие соматического недомогания. Источники плохого настроения женщина находит в несоответствующих ее состоянию и самочувствию условиях работы, быта, недостаточного внимательном или, напротив, слишком назойливом, отношении близкие. Ребенок представляется в возрасте около года или немного младше, активность по подготовке к родам и материнству слабая, в форме общих планов заняться этим позже. Соматический компонент выражен достаточно четко, средний по интенсивности. Расценивается как неизбежное, вполне терпимое состояние. Женщина ориентируется на свои состояния с точки зрения того, какие конкретные способы можно использовать для оптимизации самочувствия, и активно их применяет.

.Усиленное переживание эмоциональных и соматических состояний. Все как бы «черезчур». Эмоциональное состояние характеризуется раздражительностью, недовольством по отношению к окружающим, требовательностью. Их отношение оценивается как недостаточно внимательное, несоответствующее всей тяжести состояния беременной. Образ ребенка либо отсутствует, либо, напротив, очень конкретен. Он представляется как идеальный младенец, «выстраданный» матерью. Физические симптомы переживаются очень тяжело, как страдание, повышена чувствительность к своим состояниям наряду с недоверием к способам их облегчения. Возможности облегчения физических недомоганий не используются под разными предлогами.

.Тревожное переживание состояний беременности с прогнозированием неблагополучного исхода беременности для себя и ребенка. Любое изменение состояния оценивается как угрожающее, женщина постоянно прислушивается к себе, своим ощущениям. Тревожный фон настроения практически постоянный, периоды нормального настроения кратковременны и ситуативны. Ориентация на неблагоприятные сведения от врачей и близких, игнорирование благоприятных. Образ ребенка почти отсутствует, часто повторяются фразы типа «Главное, чтобы все обошлось, чтобы был здоровый «. Иногда, при наличии в прошлом опыте встреч с детьми-инвалидами (или обладающими другими нарушениями), преследуют представления о возможных увечьях у своего ребенка. Повышается вера в приметы, пророчествами и т.п.

.Депрессивное состояние, периодически ослабляющееся или обостряющееся, практически без «проблесков». Общее переживание беременности как обреченности, при этом нередко на словах отношение к беременности и будущему ребенку как сверхценности. Нередки кошмарные сны, представления о гибели ребенка или своей в родах. Характерно полное отсутствие содержаний, относящихся к послеродовому периоду. Ребенок чаще всего никак не представляется. Физические симптомы переживаются как тяжелые, мучащие, не дающие расслабится, успокоиться.

.Разные формы отвержения беременности при принятии решения о ее сохранении:

·почти полное отсутствие всей симптоматики, как эмоциональной, так и физической, вплоть до «наоборот» (состояние бодрее и лучше, чем до беременности); живот появляется поздно, нередко значительно меньше по размерам, чем должен быть, при нормальных размерах плода; активное планирование жизни после периода беременности и минимально необходимого для ухода за ребенком; образ ребенка часто вполне четкий, в возрасте далеко послемладенческом, связан с его социальным статусом, будущими успехами в учебе и т.п.;

·аффективно-отрицательное переживание всех симптомов как мешающих, неуместных, ненужных; необходимость подготовки к родам и послеродовому периоду вызывает раздражение, много претензий к врачам и близким, что сочетается с несоблюдением элементарных правил режима, питания и т.п.; при этом часто свое состояние интерпретируется как отношение не к ребенку, а к беременности как стоянию; Образ ребенка может быть идеальным в будущем, то, какой он сейчас, оценивается как «еще не человек»;

·особым случаем является устойчивое отрицательное отношение с возобновляющимися попытками прерывания беременности.

Все эти типы переживания второго периода беременности создают индивидуальные условия для следующего, достаточно серьезного в развитии материнской сферы - начало ощущений от шевеления ребенка.

Многие терапевты сходятся во мнении, поскольку решение рожать принимается женщиной на сознательном уровне, то основная работа с ней должна проводиться посредством словесного воздействия, направленного на убеждении ее в благополучном исходе беременности и необоснованности многих опасений. Поэтому, по мнению Мясищева В.Н., главная задача психотерапии беременных с патологиями должна состоять в том, чтобы внушить женщине веру в выздоровление и эффективность проводимого лечения, а главное - веру в ее материнский потенциал и способность влиять на состояние ребенка, что достигается путем разъяснения, успокаивающим и тонизирующим режимом и, что немаловажно, тактичным поведением медперсонала на протяжении всего процесса обследования и лечения.

Психотерапия основывается на знании патогенеза болезненных состояний и приемах воздействия на психику, позволяющих получить нужный результат. Суть рациональной психотерапии состоит в том, что психотерапевт, основываясь на данных анамнеза, объективного исследования и клинического течения заболевания, использует логические доводы для преодоления неведения, неверного представления беременной женщины о состоянии своего здоровья, а также убеждает ее в благоприятном прогнозе, давая конкретные рекомендации.

Женщины, для которых беременность была долгожданной и запланированной, принимали себя в новом образе без патологических соматических реакций организма. Следовательно, психосоматические осложнения беременности следует расценивать как неадаптивные реакции на стресс.

С момента осознания и внутреннего принятия себя беременной у респонденток обнаруживался симптом противоречивого отношения к беременности, на которое указывал Б.Спок. С одной стороны этот симптом проявлялся как гордость за свою полноценность, возможность самореализации, приобретении женственности (сдача экзамена на звание женщины), а с другой стороны - это страх и беспокойство, порожденные фантазиями и социально навязанными установками. Амбивалентность чувств и мыслей по отношению к собственной беременности содержится в беспокойстве о правильности решения сохранить беременность. В одно и то же время женщиной испытывается и радость, укорененная в желании иметь ребенка, и самодовлеющее стремление к потреблению, расценивание материнства в качестве ограничивающего свободу бремени. Скрытая враждебность к еще не родившемуся, но уже вмешавшемуся в собственную жизнь человеку, может испытываться женщинами, которыми в момент принятия решения оставить ребенка руководила мотивация соответствия социальным ожиданиям (в исследовании это были случаи нежелательной беременности). У женщин отмечались психологические конфликты разнонаправленных тенденций, таких, как имманентной потребности принятия ребенка и установки на отказ от него (например отказ от ребенка после родов). Конфликты, как правило, сопровождались волной аффективных расстройств.

Третий период. Появление и стабилизация ощущений шевеления ребенка - симптом принятия новой жизни в себе.

Первое ощущение шевеления ребенка начинаются в середине второго триместра. Этот период является наиболее благоприятным относительно физического и эмоционального самочувствия матери. Стабилизируется гормональный фон, исчезают симптомы недомогания, еще нет ограничения подвижности и увеличения физической нагрузки. Настроение становится более устойчивым. Возникает характерная для беременности психическая перестройка самосознания женщины с постепенным включением в него образа ребенка. В этот момент будущей матерью переживается симптом принятия новой жизни в себе. Амбиволентность переживаний сохраняется на высоком уровне, а принятие своего нового образа, статуса, роли проникнуто основным чувством: «у меня будет ребенок», смешанным с опасением успешности будущего материнства.

Симптом условно можно разделить на два качественно различных этапа. Вначале женщина осознает, что будет иметь РЕБЕНКА; она как бы говорит себе: «Я не едина, я ношу в себе кого-то». На следующем этапе происходит перенос доминанты с себя на будущего ребенка, появляется чувство гордости и единства с тем, кого она носит под сердцем. В этот период пол будущего ребенка обычно уже известен и женщина чувствует и знает: «Я жду ребенка». С этого момента она начинает «общаться» с будущим сыном или дочерью, называя его (ее) «мой мальчик» или «моя девочка». Этот период является началом уникальных диадических отношений будущего человека со своей матерью и его полоролевой идентификации. Для самой будущей матери вместе с ребенком вынашивается готовность к выполнению материнства. Появление шевелений позволяет конкретизировать образ ребенка и дает богатую пищу для интерпретации его субъективных состояний. Факт начала шевеления и сами шевеления отлично помнятся в течение многих лет. Эмоциональное отношение к шевелению и его физическое переживание весьма точно отражают содержание потребностно-эмоционального и ценностно-смыслового блоков материнской сферы и динамику этого содержания беременности. Среди ощущений дородового периода этот симптом следует признать кульминационным по особой остроте переживаний: В самоощущениях беременной женщины «сплетаются воедино любовь и агрессия, психическая энергия будущего ребенка и своя собственная, происходит признание другого и слияние с ним на невротическом уровне». После того, как женщина принимает своего ребенка не только на бессознательном, но и на сознательном уровне, можно наблюдать новый симптом психологического синдрома беременности - симптом психологического симбиоза матери и плода. При продуктивном развитии будущей матери ее связь с ребенком будет достаточно глубинной, чтобы понимать его нужды и потребности и научиться выполнять их без ущерба для себя. Женщина свыклась с фактом беременности, неизбежностью изменений, у нее было время представить себе не только то, что она теряет, но и то, что приобретает с рождением ребенка.

У ряда беременных женщин наблюдается невыраженные эмоциональные расстройства, связанные с мыслями о будущем ребенка. Как правило, это был страх за исход наступившей беременности, опасение в отношении возможных осложнений, по А.С. Пушкину,- бессознательный страх родить «…ни ребенка, ни лягушку, а неведому зверюшку», касающийся психической и физической полноценности будущего ребенка. Такой симптом мы назвали симптом перинатальной дисморфофобии. В этом периоде, также как и в предыдущем, путь успокоения своей тревоги женщины видят в придумывании различных ритуалов и оберегов. До сих пор многие женщины верят в то, что если они будут определенным образом спать, слушать музыку, смотреть на фото любимого человека, носить булавки и т.д., то это будет способствовать здоровью и безопасности ребенка.

Слишком ранние шевеления чаще всего связаны с тревожным переживанием беременности, а слишком поздние с игнорирующим. Адекватный стиль эмоционального сопровождения характеризуется четкой интерпретацией характера движения ребенка, соотнесением их со своей активностью и внешним событиям, так и субъективными состояниями ребенка. Она хорошо представляет, как именно движется ребенок. Интерпретация состояний ребенка в основном положительная, его отрицательное состояние предполагается только в связи с конкретными причинами.

В этот период многие женщины отмечают изменение интересов, концентрацию на задачах беременности и послеродового периода, подготовке к материнству. В современных условиях характерным становится поиск дополнительной информации (книги, журналы, курсы для беременных).

Четвертый период. Симптом завышенных притязаний.

Седьмой и восьмой месяцы беременности.

Третий триместр беременности как с медицинской, так и с психологической точки зрения, считается самым сложным. У женщин несколько ухудшается самочувствие, она быстрее устает, затрудняется двигательная активность, часто ухудшается сон. Отмечается некоторое увеличение уровня тревожности, страх родов, беспокойство по поводу послеродового периода.

Ощутимо снижается интерес ко всему не связанному с ребенком. Повышается активность, связанная с подготовкой к родам и послеродовому периоду, которая может быть описана как стремление привести в порядок свои дела и окружение. Образно можно назвать это время «периодом обустройства гнезда». Такая деятельность не только заполняет время, но и способствует проработке образа ребенка и представлений о своих материнских функциях. Происходит постоянное общение с другими людьми по этому поводу, обычно с наиболее близкими. В этот период беременности явно прослеживается изменение в отношении к близким (отцу будущего ребенка, родителям и т.д.) появляется симптом завышенных притязаний по отношению к другим. В рамках настоящего исследования мы рассмотрели только изменение отношения женщины к отцу будущего ребенка и родителям.

Отношение беременной женщины к своим родителям и родителям мужа значительно трансформируются. Все живущие с родителями женщины подчеркивали усуглубление проблем, которых можно было избежать, если бы родители «не вмешивались» в их жизнь. Этот симптом беременности мы назвали активизацией потребности в независимости, свойственный периоду беременности. Психическое давление испытывалось женщиной не только со стороны «деспотичных» родственников, но и в случае направленной на не доброжелательной гиперопеки. Многочисленные данные говорят о том, что беременность использовалась женщиной в качестве мощного аргумента в демонстрации своей независимости. Это нежелание самой женщины «навсегда остаться ребенком», в котором усматривается компенсация ненашедших своевременного выхода детских обид и установка на неприятие советов «отставших от жизни» родителей.

Рефлексивная перестройка психики женщины, связанная с необходимостью осознания своей роли, в наибольшей степени влияет на изменение восприятия ею мужчины, который за короткое время превращается в отца будущего ребенка. Б.Спок, анализируя эту метаморфозу в отношениях между будущими родителями, пишет о том, что большинство мужчин подсознательно предожидая свою «ненужность» (связанную с перспективой появления другого значимого в жизни своей женщины), на сознательном уровне скрывает вызванную этим тревогу, реализуя свои новые ощущения в неосознанном избегании жены, повышенной раздражительности и ухаживании за другими женщинами.

Таким образом, женщина оказывается лишенной мужской поддержки в тот момент, когда она больше всего нуждается в ней. Наше исследование показало, что на бессознательном уровне каждая женщина обвиняет своего мужчину в недостаточном внимании к себе и будущему ребенку. Следующий существенный мотив бессознательной обиды на мужчину связан с сексуальной непривлекательностью, приписываемой себе многими беременными женщинами, «виновником» которой он является. Отсюда может возникнуть комплекс сексуальной неполноценности периода беременности. Данные эмпирические выборки показали, что социально-психологическая дезадаптация почти не встречается в многодетных семьях, но довольно часто отмечалась при условии совместного проживания пары с родителями или другими родственниками.

В этот период практически во всех случаях к концу этого периода возникает чувство, которое можно выразить словами: «скорее бы уже все закончилось», но одни его интерпретируют, как нетерпение увидеть своего ребенка, а другие - как избавление от неудобств беременности. Образ ребенка становится более конкретным, женщина достаточно легко представляет себе внешний вид ребенка, особенности его поведения, свои действия с ним. Этому способствует осознание близости рождения ребенка, и это ведет к повышению материнской компетентности.

В этой связи характерно признание одной из респоденток в том, что она готова вырастить своего будущего ребенка, независимо от степени его психической и физической полноценности.

Этот период отражает сложную динамику эмоционального состояния во время беременности, подготавливающую всю психику будущей матери к выполнению ее функции после родов.

Пятый период. Предродовой.

Физиологически этот период является очень важным. Происходят изменения в тканях, костной системе, обеспеченные гормональным фоном и способствующие гибкости и эластичности костно-мышечные системы. Одновременно идет накопление энергетических запасов организма для родов и послеродового периода. На поведении и эмоциональном состоянии это отражается как снижение активности, общее расслабление, некоторое эмоциональное «отупение». Все это влияет и на ребенка. Адаптивное значение этих изменений вполне конкретно. Ограничена активность и способность резкого эмоционального реагирования, что предохраняет от преждевременных родов. Ребенок не страдает от меньшей двигательной активности, хотя его возможности уже серьезно ограничены тесным пространством матки. У матери снижается страх перед родами и растет способность сконцентрироваться только на одном, доминирующем содержании (точнее, снижение способности переключения и распределения эмоций), что будет совершенно необходимо во время родов и послеродового взаимодействия с ребенком. По данным многих исследователей, адекватность представлений матери о родах и послеродовом периоде, своих возможностях и особенностях ребенка является существенным показателем успешного развития ее материальной сферы и дальнейшего благополучного отношения к ребенку.

При неблагоприятной динамике содержаний материнской сферы в беременности, напротив, возрастает тревожность, обостряются физиологические нарушения, женщина практически перестает ориентироваться на свои состояния, полностью полагаясь на мнение врачей. В результате, не задумываясь, подчиняется всем рекомендациям, вплоть до стимуляции и обезболивании родов, не задумываясь при этом о возможных последствиях для ребенка.

При игнорирующем стиле переживания беременности может не наблюдаться выраженного расслабления и снижения эмоциональности, что не отражается на родовом процессе. Однако у женщин, отказывающихся от ребенка, именно такой стиль переживания беременности часто сочетается с преждевременными родами.

Содержание материнской сферы в течение беременности претерпевает существенное изменение, которое отражается в переживании женщиной симптоматики беременности, в ее внешней активности и психическом состоянии. Все это определяет индивидуальный стиль переживания беременности. В него входят физическое и эмоциональное переживание момента идентификации беременности, переживание симптоматики беременности, динамика переживания симптоматики по триместрам беременности, преимущественный фон настроения по триместрам беременности, переживание первого шевеления, переживание шевелений в течение всей второй половины беременности, содержание активности женщины в третий триместр беременности.

Существуют шесть вариантов стилей переживания беременности:

)адекватный (идентификация беременности без сильных и длительных отрицательных эмоций);

)тревожный (идентификация тревожная, со страхом, беспокойством, которые периодически возобновляются);

)эйфорический (все характеристики носят неадекватную эйфорическую окраску, отличается некритическое отношение к возможным проблемам беременности и материнства);

)игнорирующий (идентичность беременности слишком поздняя, сопровождается чувством досады или неприятного удивления, активность в третьем триместре повышается и направлена на содержание, не связанные с ребенком);

)амбивалентный (симптоматика сходна с тревожным типом, особенностью является резко противоположные по физическим и эмоциональным ощущениям переживания шевеления, характерно возникновение болевых ощущений);

)отвергающий (идентичность беременности сопровождается резкими отрицательными эмоциями).

Шестой период. Роды и послеродовый период.

В этот период происходит встреча с ребенком, что обеспечивает возможность изменений в содержаниях материнской сферы, в первую очередь во взаимодействии ценности ребенка с «внедряющимися» из других сфер.

Процесс родов и послеродовой деятельности матери требует высокого уровня ее физической, интеллектуальной и эмоциональной активности. Способность расслабляться между схватками обеспечивает сохранение сил, окончание болевых ощущений при потугах и выходе ребенка - способность приступить к послеродовой обработке, эмоциональный подъем создает оптимальный фон для послеродового запечатления и образования положительного отношения к ребенку. Исследования и данные об эффективности психологической подготовки к родам свидетельствуют, что переживание родов и, в частности болей схваток, зависит от психологического настроя женщины.

Острота переживаний, имеющих особую напряженность в родовой период, ослабевает вскоре после рождения ребенка. Мы связываем это уменьшение напряженности с началом становления комплекса материнствования. Вместе с тем, послеродовая фаза характеризовалась бессознательным впечатлением от потери женщиной части самой себя.

В родах и послеродовом периоде происходит замыкание эволюционно ожидаемых условий для матери и ребенка, способствующих образованию эмоциональной взаимосвязи. Для женщины эти условия возникают и поддерживаются в процессе послеродовой обработки ребенка и прикладывания его к груди. Женщины в течение долгих лет помнят момент родов, ребенка, детали послеродового периода.

При описании этого периода следует остановиться на особенностях прикладывания ребенка к груди. В традиционных практиках прикладывание к груди является естественным и закономерным этапом послеродового процесса. Значение послеродового кормления для ребенка достаточно ясно: это наилучшие условия для восстановления эмоционального комфорта, освоение новых стимулов от матери, удовлетворения и развития сосательного рефлекса, активизация всех процессов жизнедеятельности. Меньше всего первое кормление связано с удовлетворением пищевой потребности. Небольшое количество молозива необходимо главным образом для поддержания иммунной системы ребенка. Для матери первые кормления грудью также выполняют несколько функций. Стимуляция грудных желез способствует выработке молока, сокращению матки после родов, а также образованию психологической взаимосвязи с ребенком.

Седьмой период. Новорожденность. Феномен - бондинг.

В этот период развитие содержаний потребностно-эмоционального и ценностно-смыслового блоков материнской сферы наиболее тесно взаимосвязаны и происходят на фоне общей жизненной ситуации. Период новорожденности во всех культурах выделяется, оформляется многочисленными правилами, обрядами, поверьями и.т.д. Мать и ребенок в это время более-менее строго изолируются от внешнего мира и контактов с другими людьми. Помимо гигиенического значения в этом заложен глубокий психологический смысл. Обеспечивается концентрация всей жизни матери на ребенке и своих переживаниях. Теперь от нее требуется точная идентификация потребностей ребенка, адекватная этому организация своих действий и соответствующая эмоциональная окраска. Эти качества существенным образом зависят от общей материнской компетентности и отношения к ребенку.

Говоря о продуктивности развитии женщины мы подразумеваем такие личные изменения, которые позволяют ей быть успешной матерью, а не просто функционально исполнять материнские обязанности. Такой подход отталкивается от феномена бондинга (от англ. bond -связывать, соединять).

Бондинг - это незримая связь между ребенком и матерью, благодаря которой они и после рождения ребенка продолжают оставаться единым целым. По определению Д.Пирса, бондинг дает интуитивный, экстрасенсорный тип отношений между матерью и ребенком, это процесс чувства, недоступный дискурсивной мысли, языку или интеллекту. Фактически бондинг возникает с момента осознания себя беременной. Женщина не просто вынашивает ребенка, в ней происходят изменения, которые позволяют ей продуктивно осуществлять миссию материнства и вместе с тем, полноценно функционировать в профессиональной и личной сфере. При продуктивном развитии беременной женщины, чувства обостряются, интеллектуальная деятельность притупляется, усиливается интуитивное восприятие, эти три составляющие являются залогом сохранения здоровья, как самой матери, так и ребенка.

В процессе взаимодействия с ребенком и освоения своих собственных переживаний стабилизируется и закрепляется возникшее еще в беременности отношении к ребенку как части себя, но в то же время самостоятельному существу. В данном случае можно говорить о «симбиотической фазе» и «фазе сепарации» для матери. Такое отношение к ребенку обсуждается с двух точек зрения: возникновение чувства «мой ребенок» и появлении отношения к ребенку как самостоятельному субъекту, личности, имеющему право на свои собственные переживания. Возникновение чувства «мой ребенок» В.И. Брутман рассматривает как берущее свое начало в беременности и основанное на сложном комплексе соматических переживаний и представлений женщины о своем ребенке. Уже представление о ребенке как «части меня», образующееся в процессе смутных неосозноваемых ощущений, имеет основания для выделения его как части, которая затем оформляется в образ ребенка как нечто целостное. В течении беременности женщина «сродняется» с соматически- сознательным комплексом представлений о ребенке, и возникает чувство «мой ребенок» и «я- мать этому ребенку». После рождения дифференцированность этих проявлений, помимо способности к переживанию состояний ребенка, дает возможность выделить его как самостоятельного субъекта, отношение к нему как к субъекту является одной из существенных характеристик материнского отношения. Она позволяет матери приспосабливаться к особенностям ребенка и гибко варьировать режим, установление оптимальн6ых детско-родительских отношений в более старшем возрасте.

При анализе периода новорожденности необходимо остановиться на явлении послеродовой депрессии. Депрессия в слабой форме свойственна примерно 50% женщинам, сильно выражена в 1% случаев. Она может быть выражена в форме редких эпизодов или постоянно повторяющихся и длительных состояний. Она возникает чаще всего в период новорожденности и длится от двух-трех недель до пяти месяцев. Физиологическим основанием является гормональная перестройка после родов. Перестройка проходит у всех женщин, но депрессия нет. Ее начало и выраженность не зависят от интенсивности гормонального фона, но существенно зависит от двух факторов:

)индивидуального стиля переживания женщиной гормональных изменений, сопровождающих разные фазы репродуктивного цикла (депрессивные состояния в пубертате, выраженный депрессивный характер предменструального синдрома, склонности к депрессиям в первый триместр беременности);

)от условий протекания беременности и периода новорожденности.

При послеродовых депрессиях, помимо психотерапевтического и при необходимости медикаментозного лечения, обязательно поддерживающее и внимательное отношение членов семьи.

Описание периода новорожденности показывает его необыкновенную важность и значение для развития материнской сферы.

Восьмой период. Совместно-разделенная деятельность матери и ребенка.

У женщины уже есть определенный стиль эмоционального сопровождения взаимодействия с ребенком. Как показали наблюдения М.В. Трунова и Л.М. Китаева, отношения бондинга побуждает мать чувствовать и удовлетворять естественные потребности ребенка, что является условием для его развития. Потребность в ласке и любви, потребность в материнском тепле - одна из главнейших.

Образование у ребенка к концу первого полугодия объекта привязанности и соответствующего поведения проявляется в выделении матери среди других людей, обращение к ней за поддержкой. Ответное поведение матери обеспечивает уверенность ребенка в ее доступности и адекватности ее реакции. Привязанность к матери - необходимая фаза в нормальном психическом развитии детей, в формировании их личности. Она способствует развитию таких чувств как благодарность, отзывчивость и теплота в отношениях, то есть всего, что является проявлением истинно человеческих качеств.

Девятый период. Возникновение интереса к ребенку как к личности.

Этот период приходится на второй год жизни ребенка. Функции матери здесь довольно сложные. Первое полугодие второго года для ребенка считается сензетивным для изменения формы привязанности. Функции матери требуют от нее гораздо больше ресурсов и включенности в деятельность ребенка, в первую очередь игровую. Участие матери в играх ребенка и его действиях с предметами дает ей возможность увидеть изменения в его способностях и реакциях на свои результаты. Теперь он уже сам ставит цели и добивается их достижения. Имея собственную модель этого поведения, мать подкрепляет или не подкрепляет поведение и переживания ребенка. Раскрывая для себя его постоянно меняющийся внутренний мир, женщина, во-первых, начинает видеть в ребенке растущую и развивающуюся личность, а, во-вторых, у нее появляется интерес к его индивидуальному, самостоятельному пути развития.

.1.6 Шестой этап

Отношения с ребенком после окончания возраста с характеристиками гештальта младенчества. После раннего возраста ребенок теряет ярко выраженный комплекс гештальта младенчества. Однако остаются и достаточно сильно выражены последние уровни компонента - инфантильной результативности.

Сформировавшееся у женщины отношение к их особенностям позволят ей оказывать покровительство и заботиться о ребенке, получая в качестве подкрепления его успехи, не только свидетельствующие о его взрослении, но и те, которые доставляют удовольствие ей непосредственно сейчас.

Весь предыдущий багаж ее переживаний обеспечивает ее включенность в игровую, социальную жизнь ребенка, нахождение необходимого баланса строгости и мягкости, а главное - интерес к личности ребенка. На рубеже раннего детства особенно важны функции матери в стабилизации индивидуальной структуры мотивации достижений.

Взаимоотношение матери и ребенка в дошкольном возрасте происходят так, что после трех лет столь материнского отношения является устойчивым и прямо соотносится с уровнем эмоционального благополучия ребенка, особенностями развития познавательной мотивации стилем переживания стрессовых ситуации.

2.3 Развитие материнского инстинкта

Захаров А.И. считает, что количество детей в семье нередко зависит от выраженности родительского инстинкта. Материнский инстинкт - основополагающий в нашей жизни и направлен на вынашивание потомства, заботу о нем. Отцовский инстинкт менее устойчив, более сексуально детерменирован и ориентирован, главным образом, на защиту матери и потомства. Как материнский, так и отцовский инстинкты - прежде всего преломление инстинкта самосохранения в виде инстинкта продолжения рода. Не подлежит сомнению социальная обусловленность инстинкта продолжения рода, поскольку человек может выжить только в сообществе, и на него сильное влияние оказывают пример родителей и нормы, принятые в обществе, где он живет.

Инстинкт самосохранения, как влечение к жизни, более индивидуален и эгоцентричен в своей основе, поскольку направлен на поддержание своей жизни. Инстинкт самосохранения является антиподом смерти, исключением самой ее возможности и в этом его защитное значение.

Инстинкты же материнства и отцовства альтруистичны по своему содержанию, подразумевая жертвенность и бескорыстие.

Все три инстинкта находятся в диалектической взаимозависимости. Без инстинкта сохранения невозможно вынашивание, то есть сохранение беременности. Сама беременность, как осознанная необходимость, обусловлена инстинктом материнства и имеет своей целью продолжение рода. Следовательно, можно говорить о взаиморазвитии инстинктов самосохранения, материнства (отцовства), продолжения рода.

Восстановление жизненных ресурсов женского организма происходят тем успешнее, чем более выражен инстинкт материнства.

Инстинкт материнства замечен уже в детские годы по тому, как играет девочка, изображает ли она мать, воспитывает ли детей (кукол). В дальнейшем - как заботится о младших, шьет ли что-нибудь, положительно ли воспринимает эталоны женственности и происходящие с ней половые изменения. Девочки с развитым инстинктом материнства осторожны в сексуальных контактах и не начинают рано половую жизнь. Но замуж они выходят относительно раньше или, во всяком случае, в наиболее оптимальное для деторождения время (21 - 25лет).

Ведущие факторы, способствующие созреванию и проявлению инстинкта материнства в виде последующей заботы о детях и любви к ним:

·Прообраз материнства. Выраженность инстинкта материнства и отцовства у прародителей и родителей. Соответствующее генетическое влияние в сочетании со средовым воздействием в виде положительного опыта семейных отношений в детстве.

·Желание иметь детей, установка на них. Чадолюбие, опосредованное конкретным желанием иметь детей. При нежеланности ребенка все последующие факторы могут «не работать», так как не включаются инстинкт материнства.

·Положительный отклик на беременность. Заранее планируемый день зачатия или ожидаемая задержка месячных, что получает адекватный эмоциональный отклик.

·Нежность к зарождающейся жизни. Первое шевеление ребенка создает волнующее ощущение сопричастности, желание быть вместе с ребенком, нежность к нему.

·Чувство жалости и сострадания к ребенку. Первый крик новорожденного вызывает чувство огромной радости, как у творца новой жизни, вместе с чувством облегчения и удовлетворения от завершения родов. С первым криком у матери пробуждается жалость и сочувствие к беззащитному существу, желание ему помочь.

·Чувство близости к ребенку. Первое прикладывание к груди означает реальное соучастие в жизни ребенка, теснота отношений, близость чувств и непосредственность ощущений.

·Эмоциональная отзывчивость матери. Первая улыбка ребенка в ответ на симпатию, доброжелательное, любящее отношение взрослых создает эмоциональный контакт между матерью и ребенком.

Наличие всех перечисленных факторов является условием адекватного формирования как чувства материнства, так и эмоционального контакта с ребенком, привязанности и любви к нему.

.3.1 Фактор желанности-нежеланности ребенка

С какого же момента можно говорить о возникновении человеческого в человеке? С момента рождения? С момента появления первых безусловно-рефлекторных реакций во второй половине беременности? А может быть, с момента зачатия? Думается, что несколько раньше. Человек, как и все в нашем человеческом мире, начинается с идеи - идеи о нем, сложившейся в сознании его будущих родителей.

Феномен желанных и, потому, счастливых детей - вовсе не мистика. Названная идея становится первичной идеальной формой развития ребенка, которая вместе с тем приобретает реальную силу. Она не только определяет его будущую судьбу, но и актуально воплощается в различных психосоматических состояниях зародыша.

Самое неудачное сочетание или стечение жизненных обстоятельств для ребенка будет, когда мать больна неврозом, не чувствует уверенности в прочности брака, учится в институте или отдает все силы на работе, фактически не хочет ребенка или не готова психологически.

Если взять желанность ребенка в чистом виде, отдельно от действия других факторов, то нежеланный ребенок будет почти всегда отличаться в физическом и психологическом развитии от желанного. При отрицательном отношении к беременности мать не стремится ее сохранить, избегать вредных воздействий, нет радостного приподнятого ожидания ребенка.

Сами роды воспринимаются страхом. По данным ЭВМ анализа беременности, родов и раннего развития ребенка, матери, испытывающей страх перед родами, достоверно чаще отдают детей в круглосуточные ясли и детский сад. Связав это с фактором желанности и нежеланности детей, можно убедиться во взаимосвязи нежеланности ребенка, страха родов и психологического избавления от него после рождения, раз уж не было возможности сделать это физическими способами. У матерей нежеланных детей роды чаще всего бывают преждевременными, и масса тела новорожденных, как правило, ниже нормы. Оставляет желать лучшего и эмоциональное состояние матери в первый год жизни ребенка. Соответственно с ним меньше разговаривают, держат на руках, прижимают, улыбаются, ласкают. Раздражительное, недовольное, эмоционально неровное отношение матери легко передается ребенку, усиливая, а не ослабляя его проявления нервозности, если оно имело место. При нежеланной беременности дети уже с самого начала физически слабые, с плохим аппетитом, часто и подолгу болеют. Из-за стрессового состояния матери, тем более при отрицательном отношении к беременности, у плода уже внутриутробно повреждена реактивность - защитные силы организма. Не передается должным образом и иммунитет вместе с молоком матери, поскольку в нем содержится слишком много гормонов беспокойства.

Нежеланные дети легко расстраиваются, повышенно обидчивы и капризны, беспокойно спят, много плачут, долго не могут успокоиться. Сними не легко справиться, трудно в общении и они часто, по словам родителей, выводят из равновесия. Но это большей частью отклик на эмоционально неуравновешенное, излишне принципиальное и не согретое любовью отношение самих родителей.

Из других опасностей, подстерегающих нежеланного ребенка, можно выделить заостренную потребность в признании. С одной стороны, она является движущей силой самоутверждения и достижений, с другой может сыграть и плохую роль, если к признанию стремятся любой ценой с целью возмещения так недостающих ранее любви и уважения окружающих. Нежеланные дети часто более завистливы и труднее переносят профессиональные успехи других и счастье их в личной жизни. Отсюда недоброжелательность. Колкость, язвительность, ироничность. В общем, нелегко жить и общаться с нежеланными детьми, ставшими взрослыми или не ставшими ими в силу отсутствия чувства самоценности, единства и силы «Я», уверенности в себе, в своих силах и возможностях. Да и сами они нередко страдают от отсутствия взаимопонимания с теми, кт в детстве был нежеланным ребенком в семье.

Нежеланным может быть как первый, так и второй ребенок в семье со всеми вытекающими последствиями. Не всегда нежеланность детей - однозначное и категоричное понятие, есть и более тонкие градации. К ним можно отнести случайного, вынужденного преждевременного, несоответствующего по полу, лишнего и «промежуточного ребенка».

Следует отметить, что желанные дети более физически крепки, реже болеют, не страдают недержанием мочи, у них почти нет патологических привычек, они более эмоционально уравновешены, отзывчивы, уверены в себе, контактны.

Итак, эмоциональное неприятие детей главным образом обусловлено их нежеланностью, преждевременностью беременности и несоответствие пола ожиданием родителей. Помимо этих факторов и вместе с ними случайные, «вынужденные», лишние и промежуточные дети также более уязвимы в своем развитии и вина здесь полностью лежит на родителях, еще не успевших стать таковыми с общечеловеческой, гуманистической точки зрения.

2.4 Нормальная психическая реакция на беременность

Для большинства женщин с нормальной психикой беременность является желанным состоянием и реализацией стремлений их самих и их мужей. Будущая мать преображается только от сознания того, что носит в себе новую жизнь. И хотя женскому организму приходится работать с повышенной нагрузкой, большинство женщин хорошо справляется с ней. Как правило, беременность благоприятно влияет на здоровье женщины и способствует расцвету организма.

Однако даже в такой благоприятной ситуации энтузиазм, вызванный этим событием, смешан с тревогой, связанной с ожиданием тех трудностей, через которые должны будут пройти мать и ребенок.

Наиболее общей причиной тревоги при беременности, является, по словам Г. Диксона и Дж. Брауна, отсутствие у многих женщин основных знаний относительно вынашивания ребенка, вызывающее ложные представления, которые способствуют развитию тревоги.

Оптимальная психическая реакция на беременность во многом зависит от доступности адекватной общественной помощи. У незамужних, разведенных и несчастливых в семейной жизни женщин беременность становится источником смешанных чувств, связанных с сожалением, гневом, отчаянием из-за незапланированного события.

Психопрофилактическая работа является необходимой для помощи женщине решившей или сомневающейся стать матерью. Групповое инструктирование относительно явлений, которые встречаются во время беременности и родов, может оказать огромное позитивное влияние на беременную женщину.

Методики психологической подготовки семей к родам позволяют, по исследованиям Н.П. Коваленко-Маджуга, снизить родовой травматизм на 80% и дают возможность пройти через родовой процесс в прекрасном эмоциональном состоянии, что является необходимым условием для нормального течения родов.

Существенным элементом любой профилактики страха во время беременности, по мнению Г.Диксона и Дж. Брауна, являются советы авторитетного лица, контакт с которым поддерживается в течение всей беременности, а также соответствующее просвещение, развеивающее ложные представления об основных процессах вынашивания.

По словам Г. Диксона и Дж. Брауна, очень полезным для беременных женщин является обучение их приемам релаксации; просвещение относительно вопросов общей психологии и физиологии дает им знания, необходимые для преодоления нормальных и болезненных страхов. Использование магнитофонных записей, которые применяются в качестве вспомогательного средства для упражнений в релаксации дома дополнительно к индивидуальным и групповым занятиям, является одним из многообещающих подходов.

2.6 Психологические особенности женщины в период беременности и во время родов

Известно, что настроение беременной женщины переменчиво. В короткий отрезок времени оно может несколько раз меняться на прямо -противоположное. Беременная женщина очень чувствительна и раздражительна, она гораздо острее, чем прежде, реагирует на окружающий мир, с трудом справляется с собой. Такую смену настроений можно понять, приняв во внимание все те изменения, которые происходят с ней во время беременности.

Есть женщины, которые при беременности совершенно меняют свой облик, у других все остается без изменений - и характер, и поведение. Каждая женщина по-своему становится матерью, что зависит от возраста, образования, окружающей среды, воспитания, характера. Но, за исключением крайностей, общим для будущих матерей является своя особая психология, меняющаяся из месяца в месяц. Эта эволюция тесно связана с физиологическими изменениями, поэтому можно разделить беременность с психологической точки зрения на три периода (триместра) как ее делят с точки зрения физиологии.

Первый триместр - месяцы неуверенности и адаптации. Чувства женщины еще не определились; счастлива от сознания, что ждет ребенка, она переходит от радости к сожалению. Это еще не боязнь родов, а неопределенный страх, включающий в себя и радость от неведения того, что происходит, и боязнь перед неизвестностью (особенно если это впервые), и беспокойство о будущем (как решить материальные проблемы, возникающие с появлением ребенка, и др.), и опасения, что муж отдалится от нее за это время беременности и т.д.

Тошнота, бессонница, отсутствие аппетита - причины или следствие этих смешанных чувств - часто делают первые недели беременности утомительными.

Страх перед неизвестностью может привести к состоянию подавленности. Женщина чувствует себя обеззаруженной, зависимой, как в некоторых случаях инфантилизма.

Беременной женщине нравится (более или менее осознанно) ее несколько другое особенное состояние, порой настолько, что она становится впечатлительнее, чувствует себя более хрупкой физически и психологически; ей хочется быть предметом внимания и забот. Однако, пребывая в таком состоянии, женщина чувствует, что взрослеет.

И точно так же, как в начале, будущая мать колебалась между радостью и страхом, в ней теперь борются две тенденции: к инфантильности и полному взрослению. Эта двойственность, вызывающая тревогу, часто бывает причиной смены настроения, не всегда понятной окружающим.

Второй триместр - месяцы равновесия. Можно попытаться объяснить мужчине душевное состояние будущей матери, но вряд ли возможно описать ему чувства женщины, впервые ощутившей в себе биение жизни. Первые движения плода имеют огромное значение для всех будущих матерей. Те, кто раньше не решался показать свою радость, отдаются ей целиком, ибо теперь они уверены в своем материнстве.

Присутствие ребенка благотворно влияет не только на мысли, воображение будущей матери, но и на ее организм, поскольку это тесно взаимосвязано.

Третий триместр - месяцы отступления. В первые три месяца ребенок был надеждой, потом уверенностью, но не реальностью; во второй триместр его присутствие стало ощутимым; в третьем - он стал единственным сосредоточением мыслей, интересов и занятий будущей матери.

Постепенно события повседневной жизни отступают на второй план, занимая ее все меньше и меньше, ее мысли концентрируются на ребенке, которого она носит.

Это погружение в ребенка - основная черта третьего триместра. Будущая мать настолько занята мыслями об этом ребенке, что порой кажется, что она хочется отстраниться даже от тех кого любит.

Мать становится безразличной ко многому не только в эмоциональном, но и в интеллектуальном плане: она с трудом заставляет себя интересоваться работой, ее внимание рассеивается, ей отказывает память, процент ошибок, допущенных бухгалтерами, счетоводами, телефонистками, стремительно возрастает.

Женщина, ожидающая ребенка, очень часто видит сны, более того они запоминаются (это касается всего периода беременности, а не только последнего триместра). Сны нередко превращаются в кошмары. Многих это тревожит. Склонность к галлюцинациям обусловлена значительной психологической перестройкой, связанной с беременностью. Затем по мере того, как недели проходят, ребенок становится тяжелее, а мать - менее подвижной, появляется некоторая усталость и вместе с ней желание ускорить события. Последняя неделя кажется длиннее, чем предшествующие ей девять месяцев. В этом нетерпении есть свои преимущества: оно как бы ослабляет боязнь родов, если она имеется.

Считается, что любую женщину при известии о беременности должна переполнять радость. Но во время беременности возникают самые разнообразные стрессы, избежать которые не удается. Но матери обладают «защитным щитом» ребенка: любовью к нему. Многие женщины говорят, что во время беременности у них появляется рефлекс защиты своего ребенка как существа уже рожденного. Поэтому они сознательно подавляют в себе все нежелательные эмоции. Будущие матери разговаривают с ребенком, объясняют ему происходящее, успокаивают его в случае необходимости. В это время ребенок «записывал» на клеточном уровне информацию о том, что в жизни есть взлеты и падения, которые нужно всегда преодолеть. Таким образом, закладывается основа для формирования сильного и выносливого человека.

Выводы: Стержневой образующей психологической готовности женщины к беременности является субъект-объектная ориентация в отношении к еще не родившемуся ребенку. Многочисленные исследования подтвердили взаимосвязь между психологическим состоянием, моральной и эмоциональной готовностью матери и успешностью родоразрешения. Психологической готовности к материнству женщины способствует большой опыт общения в раннем детстве, взаимодействие матери с еще не родившимся ребенком на этапе беременности, установки женщины на конкретную стратегию воспитания ребенка.

Глава III. Практическое исследование готовности беременной женщины к материнству

.1 Описание исследования

Проанализировав современное состояние проблемы в работах отечественных и зарубежных авторов, можно еще раз подчеркнуть, что актуальность данной работы продиктована потребностью поиска адекватных теоретических подходов и методов исследования материнства и необходимостью в более полном описании материнской сферы.

Для более глубокого анализа изучаемой проблемы было проведено практическое исследование.

Объект исследования: готовность беременных женщин к материнству.

Предмет исследования: беременные женщины 18 - 35 лет со сроком беременности от 5 до 40 недель с отсутствием тяжелой соматической, акушерской патологии без психопатологии в анамнезе.

Целью данной работы является изучение психологической готовности беременной женщины к материнству.

Гипотеза исследования: психологическая готовность беременной женщины к материнству связана с мотивацией к рождению ребенка, биологическим побуждением к родам и ожиданиям ребенка.

Методики исследования: методика диагностики самооценки психических состояний Г.Айзенка, методика измерения уровня психологической готовности беременной женщины к материнству В.В. Бойко, анализ результатов тренинга отцовствования и материнствования.

3.2 Методы исследования

3.2.1 Анализ выбранных методик

Выбор методик осуществляется с учетом предмета и объекта исследования. Необходимо отметить, что специфика объекта исследования выдвигает ряд требований к психологическому инструментарию. В период беременности женщины особо ранимы, уязвимы, чувствительны к любым внешним и внутренним стимулам, их психо-эмоциональное состояние крайне лабильно, что важно учитывать. Учитывая выше сказанное, при подборе психологического инструментария особое внимание уделялось тому, чтобы методики:

являлись максимально «мягкими», эмпатийными, не вызывающими фрустрацию и не оказывающими травматическое воздействие на испытуемых;

не являлись утомительными и однообразными, не занимали много времени у испытуемых и, по возможности, вызывали у них интерес.

беременность репродуктивный материнство психологический

3.2.2 Описание методик

Для проведения данного исследования были выбраны следующие методики:

. Опросник-анкета с целью выявления социального положения женщины, включающий 16 вопросов.

. Методика диагностики уровня психологической готовности беременной женщины к материнству В.В. Бойко.

. Методика диагностики самооценки психологических состояний Г. Айзенка.

Опросник-анкета.

Опросник-анкета составлен специально для данного исследования. Включает в себя 16 вопросов. Вопросы условно можно разделить на две группы. К первой группе относятся вопросы, ответы на которые содержат социально демографические характеристики, такие как возраст, семейное положение, образование, жилищное условие на момент рождения ребенка.

Вторая группа вопросов связана непосредственно с беременностью, ожиданиями относительно будущего ребенка и т.д. Некоторые вопросы опросника являются открытыми, т.к. не имеют фиксированных выриантов ответов, что позволяет, во-первых, получить более полную информацию, а, во-вторых, избежать навязывания со стороны экспериментатора.

Методика диагностики самооценки психических состояний Г.Айзенка (43.С.141)

Эта методика является одной из наиболее часто используемых для оценки следующих психических состояний испытуемых:

Тревожности,

Фрустрированности,

Агрессивности,

Ригидности.

Она отражает представленность целостных картин психического функционирования в ограниченный промежуток времени в сознании индивида. Методика проста в употреблении, требует малого количества времени при проведении эксперимента с испытуемым, может быть быстро обработана и является весьма чувствительной при оценке психических состояний. Методика представляет собой шкальную анкету, содержащую 40 характеристик психических состояний человека.

Методика диагностики уровня психологической готовности беременной женщины к материнству В.В.Бойко.

Эта методика представляет собой стандартизированную анкету, которая включает в себя 9 параметров (блоков), суммарная оценка которых отражает уровень готовности беременной женщины к материнству. Рассмотрим эти параметры подробнее:

Блок 1. Биологическое побуждение к родам.

Биологическое побуждение к родам рассматривается как мера необъяснимого желания или нежелания иметь ребенка.

Блок 2. Мотивация к рождению ребенка показывает наличие определенных ожиданий, связанных с появлением младенца.

Блок 3. Ожидание рождения ребенка. Принимается во внимание: планирование беременности, чувство женщины, когда она узнала о беременности и вынашивала ребенка, как быстро решила сохранить беременность и какие она испытывала чувства к плоду и вынашиваемому ребенку.

Блок 4. Оценка супружеских отношений и мужа к настоящей беременности. Параметр отражает субъективное впечатление матери о реакции будущего отца на известие о наступившей беременности и будущем отцовстве.

Блок 5. Самооценка готовности к материнству рассматривается как способность женщины проявлять заботу о будущем ребенке. Данный параметр позволяет судить о медицинской активности, а также предполагает оценку взаимоотношений медицинский работников с женщиной - будущей матерью.

Блок 6. Оценка внутрисемейных и родственных отношений. Оцениваются внутрисемейные отношения по ряду характеристик - между будущей матерью и ее родными, родственниками отца. Этот показатель отражает уровень доверительности отношений между женщиной и родственниками и позволяет судить, насколько внутрисемейные и родственные отношения могут способствовать рождению ребенка.

Блок 7. Отражает характеристику физического и психического здоровья, а также самооценку отношения женщины к самой себе. Отражает психическую способность будущей матери ощущать себя здоровой, отдохнувшей, эмоционально - уравновешенной.

Блок 8. Самооценка женщиной тяжести предстоящих родов и своего состояния выжидания родов.

Блок 9. Самооценка женщиной качества своей жизни. В данном блоке женщине предлагается установить степень удовлетворенности своим образованием, с перспективами работы, материального положения, жилищных условий, удовлетворенность отдыхом, качеством питания .

.2.3 Описание выборки

В исследовании приняли участие 36 беременных женщин 18-35 лет с отсутствием тяжелой соматической, акушерской патологии без психопатологии в анамнезе. Результаты приведены по опроснику-анкете.

Возраст обследованных женщин:

До 30 лет (включительно) - 91,7%

Старше 30 лет - 8,3%

Семейное положение:

Состоят в браке - 83,4%

Не состоят в браке -16,6%

Роды:

Первые-91,7%

Вторые - 5,5%

Третьи -2,8%

Образование:

Среднее - 5,5%

Среднее специальное - 5,5%

Не законченное высшее -11,7%

Высшее -77,8%

Занятие по дородовой подготовке:

Посещали - 69,4%

Не посещали - 30,6%

Жилищные условия на момент рождения ребенка:

Аренда комнаты - 2,8%

Аренда квартиры - 13,9%

Комната(ы) в коммунальной квартире - 2,8%

Однокомнатная квартира - 27,8%

Двухкомнатная квартира - 16,7%

Квартира трех и более комнат - 36%

Недомогания, связанные с беременностью:

Отсутствие недомоганий - 58,3%

Наличие медицинских абортов -19,4%

Наличие самопроизвольных абортов - 8,3%

Планирование беременности:

Не запланирована - 33%

Запланирована - 58,3%

Затруднялись с ответом - 8,4%

3.2.4 Условия проведения исследования

Исследование проводилось на базе кафедры акушерства и гинекологии МАПО, амбулаторно-диагностического отделения Родильного дома №2, во второй половине дня. Порядок предъявления методик был таков:

.Опросник-анкета.

.Методика диагностики уровня психологической готовности женщины к материнству В.В. Бойко.

.Методика диагностики самооценки психологической готовности Г. Айзенка.

.Анализ по тренингу отцовствования и материнствования.

Сама процедура исследования проводилась индивидуально и занимала 30-40 минут. Набор в группы осуществлялся на добровольном начале. Каждая женщина, принявшая участие в исследовании имела возможность познакомиться со своими результатами, что повысило уровень мотивации.

3.3 Описание математико-статистического анализа

3.3.1 Корреляционный анализ

Для оценки тесноты (силы) и направленности корреляционной связи между изучаемыми признаками, представленными в порядковой шкале, использовался метод ранговой корреляции Спирмена. Таблица с результатами корреляционного анализа представлена в Приложении в силу большого объема информации.

3.4 Анализ результатов полученных с помощью методики диагностики самооценки психических состояний Г. Айзенка

В ходе анализа состояния тревожности

а) низкие показатели были выявлены у 83,3%

б) средние - у 16,7% обследуемых

Средние показатели свидетельствуют о тревожности допустимого уровня у 1/5 части испытуемых. Это не выходит за рамки нормы, т.к. многие исследования показали, что некоторые повышения уровня тревожности, отмечающиеся у большинства женщин во время беременности, закономерны и нормальны. В результате женщины, как правило, становятся более ответственными, бережнее относятся к своему здоровью. Т.о., тревожность способствует лучшей адаптации женщины к ее новому состоянию. В результате исследования была выявлена корреляционная связь между уровнем тревожности и уровнем:

. фрустрированности: 0,420

. уровнем ригидности: 0,408

Это можно интерпретировать следующим образом.

Фрустрированность, как форма проявления подверженности психологическому стрессу - есть состояние переживания человеком объективно существующей или воображаемой неудачи. Объективное или субъективное непреодолимость жизненных затруднений вызывает отрицательные эмоции и повышение ситуативной тревожности, восходящей до личностей. Преодоление состояния фрустрации требует повышения устойчивости (фрустрационной толерантности) личности беременной женщины к неблагоприятным обстоятельствам жизни на основе адекватного их осознания.

Это осознание предполагает перестройку мотивов, эмоций и восприятия женщиной содержания ее социально-психологического. В ходе исследования состояния фрустрированности были получены:

а) средние показатели - 27,8%

б) отсутствие - 72,2%

Наличие у обследуемых средних показателей по состоянию фрустрированности дает возможность поставить вопрос о прохождении женщиной нормативного кризиса развития. Если рассматривать траекторию психологического существования человека как череду стабильных и критических периодов, то ожидание ребенка - это критическая стадия развития личности женщины. Происходящая перестройка ее сознания и системы отношения с миром может протекать в разной форме.

Следствием изменений могут быть повышение показателей следующих психических состояний: тревожности, фрустрированности, агрессивности и ригидности.

Отсутствие фрустрированности, выявленные у 72,2% беременных, возможно, свидетельствует об осуществлении ими:

. поиска путей разрешения появляющихся с беременностью конфликтов и проблем,

. перестройке мотивов, эмоций и восприятие себя в новой роли.

Рассматривая изменения, происходящие с женщиной во время беременности, как образования, формирующиеся и развивающиеся на фоне кризиса важно отметить, что даже «мягкое» прохождение такого кризиса требует некоторого психического напряжения, что подтверждает повышение уровня агрессивности и ригидности будущей матери. Возможно, по этой причине у испытуемых совпали значения по средним показателям агрессивности и ригидности. Это произошло в 58,3% случаях от всей выборки. Низкие уровни агрессивности и ригидности были выявлены соответственно у 36,1% и 41,7% испытуемых, что отражает присущую им способность к переосмыслению поведения и его перестройки, возможность выхода из состояний зависимости и беспомощности.

3.5 Анализ результатов, полученных с помощью методик уровня психологической готовности беременной женщины к материнству В.В. Бойко

Методика ПРОЛОГ.

В исследовании применялся специально разработанный В.В. Бойко вариант на базе методики Сакса и Леви. Методика включала в себя 30 незаконченных предложений, которые могут быть разделены на 10 групп, характеризующих в той или иной степени систему отношений респондента. Из рассмотрения были исключены группы предложений, характеризующих отношение к подчиненным, вышестоящим лицам и друзьям. В то же время, в методику были введены предложения, дающие оценку беременности респондентки со стороны окружающих и отца ребенка, самооценку беременной своей готовности к родам и своего психического состояния.

Качественное изучение дополненных предложений заключалось:

) в анализе содержания отношений;

) в анализе насыщенности эмоций (выявлялось доминирование определенного типа реакций);

) в выделении актуальных отношений (через фиксирование длинных латентных периодов при завершения предложения и самых коротких дополнений. Длинные дополнения оценивались в качестве наиболее осознанных и значимых).

Анализируя полученные в ходе применения методики материалы, мы получили данные, убедительно свидетельствующие о том, что формирование готовности женщины к беременности начинается задолго до ее наступления и обусловлено рядом психосоциальных факторов.

Закладывая методологические предпосылки в разработанную методику, мы исходили из того, что готовность к беременности, главным образом, зависят от личностных установок женщины и социальных нормативов общества, определяемых культурно-историческим временем, в котором она живет.

С помощью методики были получены следующие результаты. Рассмотрим полученные результаты по параметрам:

Параметр 1. Биологическое побуждение к деторождению.

Большинство будущих матерей (66,7%) имели сильное или достаточно выраженное биологическое побуждение к рождению ребенка. На известие о беременности восторг испытывали 27,8% обследованных, а радость 50,0%. Они осознанно сохраняли беременность, плод сразу воспринимали как живое существо. Соответственно, спокойно восприняли беременность - 8,3%, с огорчением - 2,8% и затруднились с ответом - 11,0%. Четвертая часть женщин (25,0%) имела невыраженное биологическое побуждение к рождению ребенка, а 13,9% не испытывали биологического побуждения

Как живое существо плод стали воспринимать: в начале беременности - 69,4% в середине - 27,8% затруднялись с ответом - 27,7%.

Параметр 2. Мотивация к рождению ребенка.

Две трети будущих матерей (72,3%) имели сильную или отчетливо выраженную вербализованную мотивацию к рождению ребенка:

явно выражали желание иметь ребенка в связи с теми или иными обстоятельствами - 41,2%

имели средний уровень мотивации к рождению ребенка - 56,0%

не имели мотивации - 2,8%

Параметр 3. Ожидание рождения ребенка.

Оценивая этот компонент психологической готовности беременной женщины к материнству, я принимала во внимание следующие данные:

планировалась ли беременность,

с каким чувством женщина воспринимала свою беременность,

как быстро она решила сохранить её.

Почти в 1/3 случаев беременность (33,3%) не планировалась, а 2,8% восприняли её с огорчением. При этом установлена прямая корреляционная связь с запланированностью беременности и уровнем готовности к материнству (пк = 0.6)

По сумме показателей было выявлено, что большинство беременных испытывали чувство:

восторга - 27,8%

радости - 61,0%

спокойствия - 2,8%

тревоги и сомнений - 5,6%

затруднялись с ответом - 2,8%

Исследование с помощью корреляционного анализа показали взаимосвязь параметра «ожидание ребенка» и уровень готовности к материнству, что подтвердило поставленную гипотезу.

Параметр 4. Оценка супружеских отношений и мужа к настоящей беременности.

,2% женщин ощущали поддержку со стороны отца ребенка - эмоциональную, материальную, помощь в домашних делах. В 31,0% случаев отец будущего ребенка воспринял известие о беременности с восторгом, 44,4% с радостью и при этом оказывал эмоциональную поддержку и помогал в бытовых делах. Около 16,7% мужчин восприняли весть о беременности спокойно, а 2,8% с огорчением.

Параметр 5. Самооценка готовности к материнству.

Исследования показали, что самооценка готовности к материнству положительно коррелирует (0,64%) с уровнем готовностью к материнству. Средний балл самооценки готовности к материнству составил 8,6 баллов при максимальном числе баллов по данному блоку 12 баллов.

Параметр 6. Оценка внутрисемейных и родственных отношений.

Около 39,0%будущих матерей указали на то, что отношения с родителями у них отличные, 56,0% - в целом хорошие, 5,5% - удовлетворительные.

Отношения с членами семьи мужа встречаются отличные - 11,1%, в целом хорошие - 67,0%, удовлетворительные - 11,1%, отношения не поддерживают - 11,1%.

Параметр 7. Отражает характеристику физического и психического здоровья, а также самооценку отношения женщины к самой себе. Совершенно здоровыми чувствуют себя 55,6% женщин, а 44,4% отмечают некоторые проблемы со здоровьем.

Параметр 8.Самооценка женщиной тяжести предстоящих родов и своего состояния в ожидании родов.

Совершенно спокойно ожидают роды 13,9 %, достаточно спокойно 44,4%, затрудняются определить свое предчувствие 16,7% и несколько тревожно ожидают роды 25,0%.

Параметр 9. Самооценка женщиной качества своей жизни.

Не имеют нервных срывов вообще 14,0%, изредка - 58,0%, часто -28,0%.

,9% будущих матерей характеризуют свой социально-экономический статус как неудовлетворительный, 38,9% - находят его удовлетворительным, остальные 41,7% хорошим или отличным. Менее половины участвующих в опросе женщин (47,2%) полностью удовлетворено образованием, половина (41,7) удовлетворена частично. Полную неудовлетворенность уровнем своего образованием высказало 2,8%.

Исследование показало корреляционную связь самооценке женщиной качество своей жизни с:

а) уровнем готовности к материнству - 0,51

б) с характеристикой физического и психического здоровья женщины, самооценкой отношения к себе - 0,34

Параметры психологической готовности беременной женщины к материнству (в баллах):

Биологическое побуждение к родам: 2,4

Мотивация к рождению ребенка: 3,5

Ожидание рождения ребенка: 5,8

Оценка супружеских отношений и мужа к настоящей беременности: 4,2

Самооценка готовности к материнству: 8,6

Оценка внутрисемейных и родственных отношений: 2,2

Характеристика физического и психического здоровья, а также самооценку отношения женщины к самой себе: 3,1

Самооценка женщиной тяжести предстоящих родов и своего состояния выжидания родов: 1,5

Самооценка женщиной качества своей жизни: 5,8

Уровень готовности к материнству: 37.0

Исследования показали, что наиболее высокие оценки выявились у следующих параметров:

. Биологического побуждения к родам (2,4)

. Оценка супружеских отношений и мужа к настоящей беременности: 4,2.

. Мотивация к рождению ребенка: 3,5.

Распределение ответа на вопрос, кому первому женщина рассказала о беременности.


В ходе исследования ряд респонденток отметили, что они скрывали свою беременность, пока она не стала очевидной для окружающих. Некоторых женщин до двенадцати недель беременности мучил вопрос о целесообразности данной беременности, и успокоение наступало лишь после того, как плод начинал шевелиться. Это объяснялось ими не страхом, что их «сглазят», а несформированным отношением к собственной беременности.

Несформированное отношение к беременности вызвано прежде всего тем, что для большинства женщин беременность не входит в ближайшие жизненные планы, и каждая будущая мать после зачатия проходит через сложный этап принятия решения оставить ребенка. Психологически в этот период беременность нередко воспринимается как «удар судьбы», как нечто чужое и враждебное собственному благополучию. Такая стрессовая реакция на известие о беременности в определенной мере может перенестись и на будущего ребенка. При нежелательной беременности (под влиянием аффекта или вследствие врожденных личных качеств) возможно ограничение или утрата волевых и интеллектуальных ресурсов, необходимых для решения возникшей жизненной ситуации. В ходе работы с беременными женщинами были отмечены случаи сохранения нежелательной беременности из-за отсутствия своевременного понимания (осознания) женщиной своего нового положения, несмотря на наличие признаков беременности.

Представленность основных проблем и значимых отношений у женщины в период беременности (методика ПРОЛОГ).

Методика ПИКТОГРАФИЯ

Применение рисуночных техник как инструментария для исследования личности получило широкое распространение, как в России, так и в ряде зарубежных стран. Однако в нашей стране только в последние годы начали больше уделять внимания рисунку как средству познания личности (Болдырева С. А., Кольцова М. М., Захаров А. И., Мухина В. С.), хотя еще в 1914 г. М. Колренблинт и М. Надольская под руководством А. Лазурского проводили работы, в которых пытались использовать уроки рисования в качестве метода исследования личности.

Пиктография - рисуночное письмо, древнейший вид письменности. Его принципиальная особенность состоит в том, что знак никак не связан со звучанием слова - он выражает его смысл. Как прием экспериментально-психологического исследования пиктограмма впервые предложена в нашей стране в начале 30-х годов. Целью, т.е. точкой приложения методики, было изучение опосредованного запоминания в рамках культурно-исторической теории психического развития человека (Л.С. Выготский, 1935, 1956).

Здесь предлагается методика, направленная на диагностику психологической и биологической готовности к родам.

При выполнении рисуночного теста "Пиктограмма" женщинам предлагалась следующая инструкция: "Закодируйте, пожалуйста, понятия, которые будут предложены Вашему вниманию, таким образом, чтобы через некоторое время легко вспомнить каждое из них. Не используйте цифровые, буквенные и общепринятые обозначения". При выполнении методики использовались следующие стимулы: 1. Мой будущий ребенок; 2. Я - как я есть; 3. Я - идеальное.

Раскрытие смысла понятий через зрительный образ заставляет женщину хотя бы кратко остановиться на соотношении словесного и образного компонентов в понятийном мышлении. Если в традиционной психологии со времени Аристотеля проводилась четкая граница между чувственным и логическим познанием, между образом и словом, то в современной психологической литературе понятие все чаще рассматривается как сложное образование, включающее и словесный, и образный компоненты. В зависимости от степени абстрактности или уровня обобщенности понятия, соотношение этих компонентов различно: чем конкретнее понятие, чем ниже его обобщенность, тем более ярко выражен образный компонент.

Интерпретация пиктограмм складывалась из качественного анализа каждого образа пиктограммы с формализованной оценкой последнего; оценки количественных соотношений образов различного типа; учета аналитических факторов, недоступных для формализации (особые феномены), в том числе графических особенностей пиктограммы.

а) б) в) г) д)

недели 8 недель 12 недель 24 недели 28 недель

Рис. 1. Пиктограммы "Мой будущий ребенок"

На рисунке приведены пиктограммы, на которых женщины с различным сроком беременности рисовали, как они представляют себе своего будущего ребенка (стимул "Мой будущий ребенок").

На рисунках отчетливо прослеживается эволюция трансформации невербального восприятия женщиной своего будущего ребенка. На ранних сроках женщины рисовали завернутые в пеленки бесформенные тельца (рисунок 1.а, возраст респондентки 22 года, 1-я беременность, срок 3 недели). На более поздних сроках, начиная примерно с 8-10 недель, респондентки начинают прорисовывать пол своего будущего ребенка (рисунки 1.б и 1.в, возраст 19 и 18 лет, 1.б, вторая беременность, сроки 8 и 12 недель соответственно). После срока в 20 недель будущие матери стараются одеть своих "детей" в красивую, изящную и модную одежду (рисунок 1.г, возраст 22 года, срок 24 недели), а уже, как правило, после седьмого месяца беременности на лице будущего ребенка можно рассмотреть и его эмоции (рисунок 1.д, возраст 24 года, вторая беременность, срок 28 недель). Нами отмечено, что прорисованность ребенка может служить психодиагностическим критерием готовности к материнству.

а) б) в)

Рис. 2. Пиктограммы к понятию "Я-как я есть"

При выполнении рисуночной методики женщины, графически отображая свое отношение к понятию "Я - как я есть", рисовали живот (рисунок 2), а к понятию "Я - идеальное" - женщин без живота (рисунок 3). Более 80 % женщин экспериментальной выборки были уверены в том, что их женская привлекательность "явно снизится" после рождения ребенка.

а) б) в)

Рис. 3 Пиктограммы к понятию "Я - идеальное"

Таким образом, проведенное нами исследование убедительно показало, что в период беременности происходит трансформация готовности беременной женщины к родам через эволюцию ее невербального восприятия своего будущего ребенка.

3.6 Анализ по тренингу отцовствования и материнствования

Тренинг рассчитан на семейную пару, готовящуюся к рождению ребенка; помогает сформировать женщине готовность к беременности, подготовить тело и психику к будущим родам, освободиться от страхов воспитания малыша, глубже осмыслить взаимоотношения в паре, пережить состояние равной ответственности за психофизическое здоровье будущего человека, а также раскрыться отцовскому и материнскому чувству в совместном переживании беременности и родов.

Психологическая готовность родителей к свободному и ответственному взаимодействию с будущим ребенком имеет несколько составляющих

Прежде всего, это УМЕНИЕ ЧУВСТВОВАТЬ и понимать себя, то, что происходит с твоим телом.

Кроме того, это внутренняя ЛИЧНОСТНАЯ СВОБОДА самих родителей и их собственная интернальная позиция по отношению к жизни.

В-третьих, это ЗНАНИЕ об уникальности процесса беременности и его влиянии на психофизический склад личности будущего ребенка, обеспечивающее его творческое естественное развитие.

В-четвертых - овладение конкретными психологическими НАВЫКАМИ общения с еще не рожденным Человеком, причем такими навыками, которые позволяют родителям полно и свободно выражать себя, делая отношения с ребенком искренними и открытыми.

В-пятых, это - психическая и сексуальная гармонизация пары, приводящая к единству нравственного и физического роста всей Семьи.

Тренинг построен таким образом, чтобы в нем были задействованы все уровни психологической работы с участниками групп - информационный, личностный и поведенческий. Тренинг "зрелого отцовствования и материнствования" мобилизует физические и психические силы женщины для благополучного течения беременности и хорошего исхода родов.

Блоки тренинга.

Тренинг адаптации к беременности подразумевает работа над понятием: как установка на беременность, аффект осознания себя беременной, симптом принятия решения.

Тренинг ролевой идентификации и актуализации направлен на работу с такими симптомами психологического синдрома беременности, как симптом нового Я, симптом противоречивого отношения к беременности и симптом принятия новой жизни в себе.

Тренинг творческой акмеолизации акцентирует внимание на симптоме пренатальной дисморфофобии, симптоме завышенных притязаний по отношению к другим, симптоме ощущения депривации, симптоме сексуальной неполноценности периода беременности.

Тренинг зрелого отцовствования и материнствования помогает рационально и продуктивно пережить симптом нетерпения, симптом страха перед родами и естественным образом прийти паре к пигмалионизации собственного ребенка.

Существенной чертой тренингового развивающего взаимодействия является возможность превращения научно-психологических методов во внутреннее состояние личности, в естественные формы, способы ее жизненных отношений.

Работа в группе становится для беременной женщины событием овладения своим Я, своей объективацией в мире; развивающие психологические средства женщина осваивает в качестве приемов самовоздействия.

В ходе тренинга были сформированы следующие навыки:чувство ответственности за свой выбор; понимание психосоматики периода беременности и научение "слушать" тело; подготовка к естественным родам; осознание своей позиции по отношению к еще не родившемуся ребенку, овладение способами выражения своих эмоций, как положительных, так и отрицательных; развитие чувства эмпатии.

Заключение

Демографическая ситуация в России и формирование новой демографической политики делает актуальным исследования различных аспектов беременности. В данной работе была актуализирована проблема психологической готовности женщины к беременности и материнству в аспекте изучения особенностей психического состояния беременной женщины и ее социально-психологический статуса как маркера готовности к материнству.

Исследование проводилось с использованием методики диагностики самооценки психических состояний Г.Айзенка, методики измерения уровня психологической готовности беременной женщины к материнству В.В. Бойко, анализа результатов тренинга отцовствования и материнствования.

В ходе работы подтвердилась гипотеза о том, что уровень психологической готовности беременной женщины к материнству взаимосвязан с параметрами социально-психологического статуса и особенностями ее психологического состояния.

Проанализировав полученные результаты, мы сделали следующие выводы:

1. Беременность является начальным этапом формирования отношений между матерью и ребенком.

. Беременность играет важнейшую роль в онтогенезе потребности© - мотивационной сферы.

. Психологическая готовность беременной женщины к материнству отражает процесс личностного развития женщины, процесс перестройки ее ценностной структуры с учетом появления новых ценностей родительства и связанной с этим перестройки системы отношения с миром.

. Для психологической готовности женщины к материнству позитивную роль играют:

большой опыт межличностного общения в раннем детстве,

особенности взаимодействия матери с еще не родившемся ребенком на этапе беременности,

установки на конкрентные стратегии воспитания ребенка.

. На основании проведенного исследования выявлено, что некоторое повышение уровня тревожности, отмечающееся у большинства женщин во время беременности закономерно и нормально. Женщины становятся более ответственными, бережные относятся к своему здоровью.

У более половины обследованных женщин, отмечается повышение уровня агрессивности, что свидетельствует о прохождении женщиной нормативного кризиса развития, связанного с ожиданием рождения ребенка.

. взаимосвязь ряда явлений, входящих в структуру параметра ожидания ребенка и уровень готовности беременной женщины к материнству, что подтверждает выдвинутую гипотезу.

. на психологическую готовность женщины к материнству значительно влияет: самооценка готовности к материнству, ожидание рождении ребенка и самооценка женщиной качества своей жизни.

. конкретные особенности параметров психологической готовности беременной женщины к материнству, что в сочетании с акушерским анамнезом и данными социального анкетирования позволило не только уточнить мишени психологического вмешательства, но и спроектировать адекватную стратегию коррекционной и сопровождающей работы

Период от зачатия до родов как чрезвычайно значимый в жизни женщины. С осознанием женщины своей беременности в ее психике начинают происходить качественные изменения - появляются новые условия жизни, новые обязанности и отношения с которыми необходимо считаться. Именно тогда для женщины «рождается» ее ребенок, она осознает его существование. Будущий ребенок обретает «ценность», т.е. занимает определенное место в структуре смысловых образований женщины. В зависимости от того, какое место в ценностной структуре ее личности занимает «ценность ребенка» женщина строит дальнейшее жизненные планы, оценивает окружающий мир и саму себя. Другими словами, меняется социальная ситуация ее развития, качественно преобразуется структура личности.

Указанные изменения делают возможным поставить вопрос о прохождении женщиной нормативного кризиса развития.

Психологическая готовность женщины к материнству является образованием, которое формируется и развивается на фоне кризиса развития. Психологическая готовность к материнству включает в себя мотивационную компоненту - превалирование в смысловых образованиях ценностей, связанных с ребенком. Сформированность мотивационной компоненты психологической готовности к материнству отражает критические преобразования в личности женщины и качество прохождения ею предыдущих этапов становления материнской потребностно - мотивационной сферы в онтогенезе.


Список литературы

1. Абрамченко В.В. Современные методы подготовки беременных к родам. СПб., 1991.

.Алипов В.И., Абрамченко В.В., Рудина КА Принципы физиопрофилактической подготовки беременных групп высокого риска к родам //Акушерство и гинекология. 1986. № 1. С. 13.

.Баз Л. Л., Баженова О.В. Исследование восприятия психологической поддержки беременными женщинами // Психологический журнал. Т. 15. 1994. №1. С. 137.

.Бертин А. Воспитание в утробе матери или Рассказ об упущенных возможностях. СПб., 1992.

.Брусиловский А. И. Жизнь до рождения. М, 1991.

.Брусиловский А.И. Мы ждем ребенка. Киев, 1990.

.Витакер К. Полночные размышления семейного психотерапевта / Пер. с англ. М., 1998.

.Гармаев А. От зачатия до рождения. Волгоград, 2001.

.Годфруа Ж Что такое психология. М., 1999.

.Гроф Ю. С. За пределами мозга. М.,1993.

.Гурьянова Л.С. Рождение в радости. СПб, 1997. Дик-Рид Р. Роды без страха. СПб, 1997.

.Дик-Рид Р. Роды без страха СПб, 1997.

.Диксон Г., Браун Д.И. Антенат. Охрана плода М., 1982.

.Дольто Ф. На стороне ребенка. СПб., 1997.

.Елисеев О.П. Практикум по психологии личности. СПб, 2000.

.Жарикова Ж Будущей маме о беременности и жизни до рождения ребенка. М., 1996.

.3ахаров А. И. Влияние эмоционального стресса матери на течение беременности и родов //Перинатальная психология в родовспоможении. СПб.: АМСУ, 20 - 22 марта 1997. С. 54 - 56.

.3ахаров А.И. Дневные и ночные страхи у детей. СПб., 2000.

.3ахаров А.И. Что нужно знать родителям до рождения ребенка. СПб, 1994.

.Изард К. Эмоции человека.

.Калинина Г. Православной маме: в ожидании первенца. М., 2001.

.Качалина Т.С, Третьякова Е.В., Стельникова О. М. Психологическая и физическая подготовка беременных к родам. Нижний Новгород, 2001.

.Ковапенко-Маджуга Перинатальная психология. СПб, 2001.

.Мещерякова С.Ю., Авдеева Н.Н., Ганошенко Н.И. Изучение психологической готовности к материнству как фактора развития последующих взаимоотношений ребенка и матери: Соросовские лауреаты: Философия, психология, социология. М.,1996.

.Мещерякова С.Ю. Вы и младенец. М.,1991.

.Николаева Е.И., Кожанова Л.С, Церская Э.М. Опыт применения гимнастики в комплексе физиопрофилактической подготовки беременных к родам //Акушерство и гинекология. 1985, №1. С.64.

.Основы социальной работы: учебник/ под ред. П.Д.Павленок. - М.: ИНФРА-М, 2005

.Пайкачева Ю.М., Несенчук В.В., Аржанова. Особенности эмоционального состояния беременных после экстракорпорального оплодотворения // Перинатальная психология в родовспоможении. СПб.: АМСУ, 29 - 30 мая 1999. С. 52 - 55.

. Паркер Э. Семь возрастов женщины. СПб, 1990.

. Практическая психодиагностика. Методы и тесты. Самара, 2001.

. Практикум по общей экспериментальной и прикладной психологии. СПб, 2000.

. Пэрну Л. Я жду ребенка. М, 1990.

. Прихожан А.М. Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. М., 2000.

. Рожать легко и красиво //Зеркало Петербурга. № 4. 2001.

.Савченков Ю.И., Ковалевский В.А. Эмоции, беременность и потомство //Акушерство и гинекология. 1984. № 10.

.Симкин П. Гид по беременности. М.,1999.

. Соломон Э. Любовь: парадокс Собственного Я и другого. Лондон -СПб., 1998.

. Захаров А.И. Дневные и ночные страхи у детей. СПб., 2000.

. Филиппова Г.Г. Психология материнства. Концептуальная модель. М., 1999.

. Филиппова Г.Г. Психология материнства и ранний онтогенез М., 1999.

. Фролова О.Г., Ильичева И.А. О стандарте нормальных родов //Акушерство и гинекология. 2000. № 3.

. Эльячефор К. Затаенная боль. М., 1999.

.Энциклопедия для мам. Мать и дитя. Самара, 2001.

.Энциклопедия обрядов и обычаев. СПб., 1996

Похожие работы на - Психологическая готовность беременной женщины к материнству

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!