Археологические памятники Бахчисарая: Чуфут-Кале, Успенский монастырь

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    История
  • Язык:
    Украинский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    34,1 Кб
  • Опубликовано:
    2012-09-25
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Археологические памятники Бахчисарая: Чуфут-Кале, Успенский монастырь













КУРСОВАЯ РАБОТА

Археологические памятники бахчисарая:

Чуфут-кале, успенский монастырь

Автор

Веснина Ю.О.







Одесса - 2012

Содержание

Введение

Раздел 1. Чуфут-Кале

.1 Археологические аспекты истории Чуфут-Кале

Раздел 2. Успенский монастырь

2.1 Успенская церковь

2.2 История монастыря

Выводы

Список изученных источников

Введение

В ведении Бахчисарайского историко-архитектурного музея находится 14 так называемых «пещерных» городов, среди которых самые посещаемые (ежегодно их осматривают более 170 тыс. экскурсантов) - бывший Успенский православный пещерный монастырь и средневековый город-крепость Чуфут-Кале, расположенные на юго-восточной окраине Бахчисарая (ехать городским автобусом № 2, до остановки «Староселье-Конечная»). От остановки по южному склону живописной балки Майрум-Дере проложена бетонная дорога к Успенскому монастырю, основанному византийскими монахами-иконопочитателями в конце VIII -начале IX в. и просуществовавшему с некоторыми перерывами около тысячи лет.

От Успенского монастыря до Чуфут-Кале 700-800 м. Пешеходные тропы среди густой зелени, вековой ореховой рощи и марши средневековой каменистой дороги выводят к невидимым из долины Южным («тайным») воротам «пещерного» города.

Чуфут-Кале находится на плато отрога, соединенного с массивом Внутренней горной гряды узким перешейком. История этого города-крепости во многом еще не ясна. Неизвестно его первоначальное название, вызывает споры дата сооружения (VI в., либо X-XII вв.). Судя по письменным источникам, до захвата города монголо-татарами (1299 г.), в нем проживали аланы. В то время он являлся первоклассным для своего времени укреплением, о чем свидетельствует Мощная, достигающая пятиметровой толщины крепостная стена, пересекающая плато и усиленная оборонительными рвами и фланговыми башнями. Стремясь его возродить, но чужими руками, завоеватели в XIV в. поселили восточнее стены караимов, которые построили новую часть города и стену, защищающую ее. Тогда и появилось название Кырк-Ор, позднее - Кале (XVII в.), Чуфут-Кале. К середине XIX в. город опустел.

Разнообразны сооружения этого ныне «мертвого города». Его подземный этаж насчитывает около 170 пещер в основном хозяйственного назначения. Камень, добытый при вырубке пещер, шел на строительство наземных строений, остатки которых сохранились по сторонам узких каменных улочек. Молитвенные дома караимов - кенасы, мавзолей над могилой Ненекеджан-ханым, дочери хана Тохта-мыша, крепостные стены и башни, колодец, вырубленный в скале, полуметровой глубины колея главной улицы, выбитая колесами арб на протяжении многих столетий, скрип средневековых ворот - все это колоритные приметы истории.

археологический чуфут кале успенский монастырь

Чуфут-кале (в переводе с турецкого - Еврейская крепость; раннее название - Кырк-Ер), средневековый город в Крыму <#"justify">.1 Археологические аспекты истории Чуфут-Кале

Городище расположено на обрывистом плато в виде мыса. Территория поселения на три четко выраженных части. Бурунчак - обширный пустырь (более 15 га), использовавшийся как выгон для скота, а в XVIII в. даже как ханский зверинец. «Старый город», занимавший самую узкую часть плато, был ограничен с запада невысокой стеной, отделявшей его от Бурунчака, а с востока «Средней» оборонительной стеной, являющейся типичной ранневизантийской фортификационной системой. «Новый город», застроенная территория между «Средней» и «Восточной» стенами. Последняя построена в духе позднесредневековой фортификации с учетом возможностей использования огнестрельного оружия. За ней, в 300 м к юго-востоку от городища, начинается территория обширного караимского некрополя, занимающего верховья Иософатовой долины. По предварительным оценкам здесь сосредоточено свыше 7 тысяч надгробий. Раскопки здесь впервые были проведены Д.А. Хвольсоном в 1878 и 1881 гг. с целью поиска древних надгробий, необходимых ему как аргумент в полемике с А.И. Гаркави и другими гебраистами, подвергшими сомнению подлинность ряда памятников, опубликованных А.С. Фирковичем. В 1925-28 гг. раскопки на городище проводились с целью изучения памятников мусульманской культуры. У. Боданинский и О. Акчокраклы исследовали остатки мечети, построенной в 1346 г.

В 50-е гг. широкомасштабные археологические работы были развернуты экспедицией под руководством Е.В. Веймарна (Крымский отдел Института археологии АН УССР). Их главным объектом была «Средняя» стена. На северном фланге этого укрепления был расчищен участок главного рва, вырубленного в материковой скале. Ров перекрывали руины караимской усадьбы, с которой был связан обширный двухэтажный пещерный комплекс, т.н. «Чауш-кобасы», датированный XVII в. С целью поиска археологических материалов, отражающих ранние этапы существования поселения, были сделаны зондажи на различных участках склонов плато. По результатам этих исследований их руководитель пришел к выводу о появлении города в X-XI вв., а расцвет караимской общины в нем отнес к XVI-XVII вв.

В 1983, 1987-88 гг. в Чуфут-Кале работала совместная экспедиция Симферопольского госуниверситета (Герцен А.Г.) и Бахчисарайского историко-архитектурного музея (Могаричев Ю.М., Хоменко В.Н., Чореф М.Я.). Из памятников, отражающих жизнь иудейской общины в «Старом городе», исследовались культурные напластования в районе кенасс и участок руинированной застройки в начале Средней улицы близ ворот Кичик-Капу. В «Новом городе» работы были сосредоточены у тыльной стороны Восточной оборонительной стены. Наиболее важные результаты были получены при исследованиях у ее северного фланга, где были открыты остатки усадьбы предшествовавшей строительству оборонительной линии, и бани, появившейся здесь не ранее конца XVII в. В работе экспедиции принимали участие научные сотрудники Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР Е.Н. Мещерская и А.Л. Хосроев, которые при участии Н.В. Кошовской проводили обследование некрополя в Иософатовой долине с целью определения перспективы его дальнейшего комплексного изучения. Дальнейшие исследования с начала 90-х гг. прошлого века и по настоящее время приобрели хаотический нерегулируемый характер. Ведутся они большей частью некомпетентными энтузиастами или откровенно коммерческими организациями.

Материалы археологических раскопок, введенные в научный оборот, позволяют предложить периодизацию истории городища, позволяющую установить соотношение данных эпиграфических памятников некрополя в Иосафатовой долине с реальной шкалой жизни поселения. Итак, выделены следующие этапы.- X вв. В начале этого периода создается оборонительная система. Главным ее звеном становится «Средняя» стена со рвом, пересекавшая плато в самом узком месте. Расселины в обрывах были перегорожены короткими стенами. Возле них создавались первые пещерные помещения для укрытия часовых. Вероятно, в крепости была христианская базилика, на что указывают фрагменты ранневизантийских мраморных архитектурных деталей в кладках позднесредневековых построек. На склонах плато известны к настоящему времени три раннесредневековых могильника.

Данные раскопок в сочетании с более поздними письменными источниками свидетельствуют о том, что основным населением этого района были аланы, массовое проникновение которых в Крым началось в середине III в. Материалов этого периода на плато обнаружено мало. Это объясняется тем, что крепость использовалась как убежище на случай военной угрозы, вероятно, постоянно в ней находился лишь небольшой гарнизон. Такое положение сохранялось до середины XIV в., что подтверждается сведениями арабского географа Абульфеды (1321 г.).- середина XIV в. Период очень слабо освещенный источниками, археологические материалы этого времени практически не выявлены. Можно полагать, что в районе Южных ворот (Кичик-Капу) в это время формируется христианский пещерный монастырь, предшествовавший Успенскому монастырю в ущелье Марьям-дере.

Середина XIV - первая половина XV вв. В начале этого периода крепость была захвачена татарами. Арабский летописец Рукнеддин Бейбарс упоминает ограбление Кырк-Ора (так называлась крепость до начала XVII в.) в 1299 г. войском эмира Ногая. Археологические данные не подтверждают мнения, высказанного рядом исследователей о том, что с этого времени крепость вошла в состав татарских владений. Скорее всего, дело тогда ограничилось не ее захватом, а получением дани с местного населения. Реально же татарская власть была здесь установлена в середине следующего столетия, на что указанием служит дата строительства мечети - 1346 г.

Особое значение Кырк-Ор приобретает в период существования независимого Крымского ханства. Во второй половине 30-х гг. XV в. сюда была перенесена из Солхата (Старого Крыма) ставка основателя ханства Хаджи-Гирея. С этого времени на плато появляется массовый археологический материал, в котором хронологическим маркером является глазурованная полихромная керамика. Застраивается территория «Старого города», реконструируется оборонительная система, перестраивается мечеть. Перед «Средней» стеной появляется торгово-ремесленный посад, образованный иудейской общиной. С XV в. в письменных источниках (ханские ярлыки) появляются сведения о сосуществовании в городе трех общин: мусульманской, иудейской и христианской.

Середина XVI - вторая половина XIX вв. До археологических исследований 1987-88 гг., проводившихся у Восточной оборонительной стены, считалось, что она была построена на рубеже XIV и XV вв. Основанием для этого предположения было содержание двух эпитафий из Иосафатовой долины, опубликованных в «Авнэ-Зиккарон». Одна, с памятника Моше (1396 г.), названного в тексте основателем стены, другая с именем Элвазара, сына Исаака Иерусалими (1433 г.), именуемого начальником двух крепостей, под которыми обычно понимались две оборонительные линии крепости. В караимской историографии, исходя из этого понимания, толкуется происхождение топонима «Чуфут-Кале»: не от этнонима «чуфут» - еврей, а от прилагательного «джуфт» - двойной, т.е. в целом - «Двойная крепость». Хотя в разнообразных источниках, в том числе и караимских, с XVII в. название поселения фигурирует только в первом значении.

Еще Д.А. Хвольсон сомневался в реальности существования первой из упомянутых надписей. Обе они до сих пор не обнаружены при обследованиях некрополя, проведенных гебраистами из Санкт-Петербурга и Тбилиси (Н.И. Бабаликашвили).

Раскопки у северного фланга Восточной оборонительной стены установлено, что при ее возведении был уничтожен мусульманский некрополь. В слое строительного мусора, заполнявшего скальную вырубку, было найдено надгробие с датой, соответствующей 1417/18 г.н.э. Очевидно, что оно могло попасть сюда лишь после того, как татары начали покидать крепость в первой половине XVI в., когда в долине р. Чурук-су обосновалась новая ханская ставка, вокруг которой вырос г.Бахчисарай. Следует отметить, что еще А.Л. Бертье-Делагард на основе фортификационных особенностей стены относил ее создание к XVI в., что согласуется с данными новейших раскопок.

К середине XVII в. входит в употребление новое название крепости - Чуфут-Кале. Большинство населения в ней теперь составляли иудеи, преимущественно караимы. С этого времени бурно развивается жилая застройка как ее старой, так и новой части. По свидетельству Эвлии Челеби в 60-х гг. XVII в. здесь насчитывалось 1530 домов, из них 200 в «Новом городе»; в начале XIX в. домов в крепости было 227. Из около 200 пещерных сооружений, известных к настоящему времени, большинство появилось в XVII-XVIII вв., они служили хозяйственными подвалами усадеб. Лучше всего до настоящего времени сохранился комплекс жилой усадьбы А.С. Фирковича- Здесь он скончался в 1874 г. и похоронен в Иософатовой долине. К этому времени поселение почти полностью было оставлено жителями. На кладбище вплоть до начала XX в- продолжали хоронить караимов, выходцев из чуфуткальской общины.

Иосафатова долина не только своим названием, но и природными особенностями напоминает верховья Кедрона. Стараниями местных зодчих ей искусственно были приданы дополнительные черты сходства с иерусалимской святыней, например, на южном фланге Восточной стены, выходящем на долину, была создана полукруглая в плане декоративная башенка, имитирующая так называемую гробницу Авессалома в эпонимной долине. Интересно и такое совпадение, как расположение под Чуфут-Кале мусульманского кладбища и монастыря Успения Богородицы. Гора Бешик-тау (Колыбель-гора), доминирующая над Бахчисарайской долиной и хорошо просматривающаяся с плато Чуфут-Кале, именовалась так же Масличной.

Итак, археологические исследования Мангупа и Чуфут-Кале показывают необходимость сопоставления их материалов с данными письменных источников, в частности с эпиграфическими. В связи с ускорением в последнее время процесса разрушения некрополя в Иосафатовой долине, актуальной является разработка конкретных мер, направленных на сбережение уникального памятника. Для воссоздания объективной картины жизни крымского островка средневековой иудейской диаспоры необходимо интенсивное комплексное изучение всего комплекса памятников Чуфут-Кале объединенными усилиями гебраистов, археологов, искусствоведов, представителей других наук.2

На самом городище может быть объяснено тем, что жители окрестностей использовали крепость только в качестве временного убежища. Еще в 14-15 вв. письменные источники указывают на Кырк-Ор (Кырк-Ер) как на область расселения аланов в Крыму. Традиционно считается, что «кырк-ор» («керк-ер») - тюркский топоним, означающий `сорок замков` или `сорок братьев`, однако еще А. Гаркави <#"justify">Чуфут-кале Главной крепостью крымской Алании был Кырк-Ор. Время основания его укреплений, после долгих сомнений и споров, все же отнесено к VI в. и связано с политическим и культурным влиянием Византии. Постройкам византийского времени предшествовало поселение и укрепленное убежище.

Предполагают, что в те времена крепость называлась Фуллы. Город с таким названием упоминается во многих письменных источниках; в IX в. Фуллы становятся кафедральным городом Фулльской епархии, которая потом переименовывается в Сугдео-Фулльскую.

Лишь несколько кратких сообщений дошли до нас о судьбе этого города в раннем средневековье. Известно, что во времена хазарского господства в Крыму он находился под их властью; здесь в 787 г. сидел в заточении епископ Готии Иоанн, (позднее канонизированный), поднявший крымских готов на восстание против хазарского ига и на время освободивший от него столицу Готии Дорос (на горе Мангуп). Об этом говорится в «Житии Иоанна Готского», памятнике IX в.

В другой старинной рукописи: «Сказание о начале славянской письменности» рассказывается, что около 860 года по возвращении из Хазарии Фуллы посетил «первоучитель славянства» Кирилл. Здесь он проповедовал христианство местным язычникам и срубил священный дуб, которому они поклонялись с молениями о дожде. По молитве Кирилла, после того, как дуб был повержен, произошло чудо - пролился дождь, и пораженные язычники уверовали во Христа.

Вероятно, уже при хазарах название Фуллы (греческого, или шире - индоевропейского происхождения) меняется на тюркское - Кырк-Ор, что значит «сорок крепостей». Это звучит странно в применении к одной крепости: по-видимому, дело в том, что это словосочетание употреблялось для обозначения всего горного края и было перенесено на город, ставший для татар новой столицей после Солхата. Само по себе перенесение названия страны на ее главный город и наоборот - факт, распространенный в истории: достаточно вспомнить, что татарское название города Солхата - Крым, Эски-Крым - постепенно распространилось на весь полуостров. К тому же в ханских ярлыках обнаруживаются следы различения обширной территории под названием Кырк-Ер и ее главной крепости под тем же названием. На это обращает внимание известный русский историк В. Смирнов. Анализируя выражение ярлыков «поселиться, осесть в Кырк-Ере», он пишет, что этот географический термин не следует отождествлять с обозначением «Кырк ернынг юкары калеси» (горная крепость Кыркера) ... ханских ярлыков, и прилегавшую к этой цитадели округу - «Кырк-ерын-мусафатындан».

Вероятно, в XII-XIII вв. сложилось Аланское княжество, с преимущественно христианским населением, о жизни которого известно немного. В 1299 г. оно было разорено набегом золотоордынского эмира Ногая. Но собственно зависимость от татар установилась позднее - примерно в середине XIV в., во время правления Джанибека, сына Узбека.

Точная дата захвата города неизвестна. Сохранилась лишь легенда, пересказанная мусульманским историком Сейид-Мухаммедом-Риза, о том, как она была взята хитростью одного из эмиров Яшлавских. Он велел собрать все музыкальные инструменты и медную посуду и колотить в них в течение трех дней и ночей. «Произведенный шум, точно светопреставление, ошеломил и привел в остолбенение жителей крепости. Они думали, что уже происходит атака, и с оружием в руках трое суток не спали: все караулили в указанных местах, стоя на ногах, точно надгробные памятники. Когда не стало у них мочи, на четвертый день они поневоле все мертвецки заснули. Хитрый мурза, воспользовавшись этим случаем, развернул свое знамя и вместе со своими приверженцами, именитыми татарами, произвел атаку. Скверные гяуры спали и не чуяли нападения татар, которые без боя и сражения овладели ключами означенной крепости».

Первым письменным свидетельством о включении Кырк-Ора во владения татар является упоминание о битве на Синих водах (речка Синюха, приток Буга) в 1363 г. ханов «Крымского, Майкопского и Киркельского» (то есть из Эски-Крыма (Солхата), Мангупа и Кырк-Ора) против литовского князя Витовта, закончившаяся победой последнего. Археологические данные также подтверждают, что в середине XIV в. Кыркорское княжество стало зависимым от татар. В это время - в 1346 г. - на территории крепости строится мечеть. Следует отметить, что в ее кладке были вторично использованы мраморные капители колонн VI в., принадлежавшие христианскому храму, предположительно находившемуся на этом месте. В период становления самостоятельного Крымского ханства Кырк-Ор становится его первой столицей, резиденцией первых ханов - Хаджи Девлет-Гирея и Менгли-Гирея.

Когда Хаджи Девлет-Гирей I при поддержке беев был посажен на крымский престол, он в 1459 г. выдал жителям крепости ярлык на ряд льгот. Этот документ впоследствии подтверждали и его преемники. Из ханских ярлыков (жалованных грамот) следует, что в городе имелись мусульманская, иудейская и христианская (греческая и армянская) общины. Позднее в качестве христианской в крепости фигурировала лишь община армянская.

Куда же девались греческие христиане? Ведь по сообщению мюнхенского ландскнехта Шильтбергера, находившегося здесь в плену с 1394 по 1427 г., «город и страна населены греческими христианами и производят отличное вино». Вероятно, они по-прежнему жили в окрестных долинах, занимаясь земледелием и виноградарством; центром для них взамен утраченной крепости стал Успенский пещерный монастырь в «ущелье Марии» - Марьям-дере.

Но Кырк-Ору недолго суждено было оставаться столицей. В начале XVI в. строится Бахчисарай, туда переезжает хан со свитой, а за ним почти все мусульмане. К началу XVII в. татарами в крепости были лишь начальник и кадий - судья. Но она продолжает использоваться ханами как склад оружия и убежище на случай междоусобиц, а также как тюрьма. Охрана крепости поручена караимам, которые становятся почти единственными ее обитателями. Возможно, именно поэтому, согласно ханскому указу, караимские торговцы, державшие лавки в Бахчисарае, должны были обязательно вернуться в крепость на ночлег. Изменяется и название крепости: в ханских грамотах XVII в. она называлась просто Кале - крепость; караимы называли ее также Джуфт-Кале - Двойная крепость. Имелось в виду, что караимы еще на рубеже XIV-XV вв. построили Восточную оборонительную стену, и, таким образом, вместе со Средней стеной крепость стала «двойной».

Это последнее название видоизменилось в Джуфут-Кале - Иудейская крепость, поскольку преобладающее население ее - караимы, как и ортодоксальные евреи, имели своей священной книгой Библию, и, следовательно, являлись приверженцами иудаизма. Со стороны богословские тонкости различий между ними были не слишком понятны, хотя во всем остальном татары отличали караимов. Дело в том, что в первые века нашей эры иудаизм претерпевает ряд изменений: к Ветхозаветной Библии прибавляются комментарии и устные дополнения, образовавшие Талмуд (согласно религиозной традиции различается Писание как боговдохновенное и Предание как написанное людьми). Учение Талмуда встретило сильную оппозицию, особенно среди евреев диаспоры; ее возглавил вавилонский раввин Анан, а его последователей стали называть караитами.

Само это название восходит к гораздо более древней эпохе, когда оно относилось к евреям диаспоры, переселенным в Ассирию и Вавилон, а затем в Закавказье и Среднюю Азию и строго сохранявшим в изгнании верность Пятикнижию Моисееву. Караиты, «читающие», чтили именно Писание - Библию без последующих добавлений. Кроме того, они настаивали на свободном чтении верующими Библии. В ортодоксальном же иудаизме на первом месте был Талмуд, ставший главным источником по обрядности и правовым вопросам. Настаивая на возврате к первоначальной чистоте ветхозаветного учения, основатели караитизма опирались на идеи саддукеев и эссенов (ессеев) с их уважением традиции, верой в загробную жизнь, принципами праведности и справедливости. В основных чертах учение караимов по отношению к ортодоксальному иудаизму напоминало отношение протестантизма к католицизму в Европе XVI в.

Караимы появляются в Крыму где-то на рубеже I-II тыс. Караимские общины существовали в основных крымских городах, но своим главным городом считали Чуфут-Кале. Многие из них пришли в Крым вместе с татарами, переселяясь из Персии, Бухары и Черкессии. В XIX в. сложилась так называемая хазарская теория происхождения караимов, разделяемая многими видными учеными. Действительно, караимы весьма близки татарам, во-первых, по языку. Из древних тюркских он весьма близок половецкому, а среди современных он входит в кыпчакскую группу тюркских языков; древнееврейский же был у них лишь языком культа. Во-вторых, быт караимов, одежда, пища, положение женщины и т.д. почти не отличались от татарского. Высказываются и другие мнения: так, исследователь из Израиля Цви Анкори пишет: «На наш взгляд, караимы, как и крымчаки, представляют собой потомков различных еврейских и иудаизированных групп». Во всяком случае, ханы выделяли их из общей массы покоренного населения; кроме того, они оценили деловую и торговую хватку этих своих подданных, допуская их к занятию высоких должностей в государстве.

Из сохранившихся документов ханства следует, что все жившие в Чуфут-кале караимы были освобождены от всех податей и повинностей и признаны «тарханцами». Тарханство же предоставлено на том основании, что караимы обязаны «нести охрану крепости». Наряду с этим некоторые из них занимали видные должности при хане.

К середине XIX века город почти полностью опустел. Основная причина - отсутствие на плато питьевой воды и недостаток пригодных для обработки участков земли. Кроме того, после включения Крыма в состав России в 1783 году с караимов был снят запрет на жительство в Бахчисарае, где ранее они могли только держать торговые лавки и находиться до захода солнца, а на ночь, выполняя ханский указ, должны были отправляться домой и охранять свое селение на плато... Обитатели Чуфут-Кале в большинстве своем переселились в Бахчисарай и в приморские города - Евпаторию и Феодосию, продолжив традиционные занятия ремеслом и торговлей. Караимские ремесленники производили сафьяны, юфть и шагрень; из кожи мастерили седла, уздечки, туфли, башмаки. Караимские седла ценились за удобство, красоту, легкость; их покупали даже черкесы, а уж они разбирались во всем, что касается верховой езды!

В Евпаторию в начале XIX века были переведены караимское духовное правление и типография.

Опустевший город становится одной из главных достопримечательностей ближайших окрестностей Бахчисарая, привлекая к себе многочисленных путешественников, в том числе и венценосных. Начиная с Екатерины II здесь побывали все русские самодержцы, за исключением Павла I.

На веранде большого здания хранится памятная плита, свидетельствующая о посещении Чуфут-Кале императором Александром III в 1886 году. В то время здесь проживали уже только караимы, пользовавшиеся благосклонным отношением российской администрации и имевшие определенные привилегии по сравнению с евреями.

Для приема членов царствующей фамилии рядом с усадьбой А.С. Фирковича в 1896 году караимское общество воздвигло дворец, к сожалению, снесенный в 1930 году. Ныне от него сохранилась лишь цокольная часть, под которой находятся обширные пещерные помещения.

В разное время Чуфут-Кале посещали известные писатели и поэты: А.С. Грибоедов, Адам Мицкевич, В.А. Жуковский, Леся Украинка, М.М. Коцюбинский, А.М. Горький, А.Н. Толстой, В.А. Луговской, Джеймс Олдридж, А.Г. Битов, художники И.Н. Крамской, И.Е. Репин, В.А. Серов, А.В. Куприн, Е.В. Нагаевская и другие.

Этногенез караимов, библеистов по вероисповеданию, тюрков по языку и обычаям, и по сей день составляет предмет научных разногласий и споров. Острота вопроса обусловлена и причинами политического свойства. Дело в том, что караимы в прошлом веке решительно отмежевались от ортодоксального иудаизма, получили равные с русскими права, тогда как приверженцы талмудического иудаизма несли все тяготы дискриминационной политики в старое и новое время.

Непременное посещение «мертвого города» царскими особами, ещё в XIX в. привлекало интерес к истории караимов и особенностям их вероисповедания. Губернатор Новороссийского края М.С. Воронцов поставил перед караимским гахамом (духовным главой) Симхой Бобовичем задачу написать историю караимов. Бобович привлек к изучению караимских древностей Авраама Фирковича.

Уроженец г. Луцка, он получил в двухгодичной караимской школе традиционное образование, состоявшее в изучении древнееврейского языка, Библии и литературы религиозного содержания. Это был ученый, прекрасно знавший классические тексты, но не ориентировавшийся в современных методах научного исследования с его критическим подходом. Он основал в Евпатории издательство, где публиковал произведения караимских классиков. В 1830 г. Фиркович вместе с гахамом С. Бобовичем отправляется в Палестину, где собирает большую коллекцию рукописей; продолжает эти поиски на Ближнем Востоке, Кавказе, в Египте.

Предметом его особого внимания становятся генизы - хранилища старых обветшавших книг при синагогах. Здесь он обнаружил уникальные рукописи. А.С. Фиркович еще при жизни передал свое собрание книг и рукописей в количестве 15 тысяч единиц хранения в Императорскую Российскую публичную библиотеку. Ныне весь фонд содержится в Отделе рукописей Государственной публичной библиотеки Санкт-Петербурга. По мнению ученых, развитие отечественной гебраистики было бы невозможно без этого уникального собрания.


Раздел 2. Успенский монастырь

Точных данных о времени его возникновения, однако, нет. Большинство учёных считают, что он был основан предположительно в конце VIII <#"justify">.2 История монастыря

Монастырь основан византийскими монахами-иконопочитателями не позднее VIII века <#"justify">История монастыря уходит своими корнями в глубокую старину. Свято-Успенский монастырь был основан еще в IX веке, задолго до того, как Крым был захвачен татарами. Начало монастырю положили несколько одиноких келий, вырубленных в скале. Со временем появились жилые и хозяйственные пещерными помещения, которые с ростом количества монахов постепенно дополнялись наземными постройками - сараями, часовнями, домом настоятеля, усыпальницами и др. Появилось и монастырское кладбище, находящееся напротив монастыря. К XV веку, перед захватом Крыма татарами, Успенский монастырь становится главным центром православия в Крыму, в это время здесь размещается резиденция митрополита. К монастырской церкви не иссякал поток прихожан, здесь молились даже русские послы. После завоевания Крыма татарами деятельность монастыря не прекращалась - в Бахчисарайском районе осталось достаточное количество христиан, ислам принимали далеко не все. Поддерживая православное население Крыма, русские цари Федор Иоаннович и Борис Годунов помогали Успенскому монастырю материально.

По иронии судьбы, в конце XVIII века монастырь полностью опустел не из-за преследований крымскими татарами, исповедующими ислам, а благодаря политической деятельности российской императрицы Екатерины Второй, которая добилась переселения крымских христиан на земли Приазовья. В рамках переселенческой политики вслед за своими прихожанами ушли и монахи, деятельность монастыря была полностью прекращена.

Выводы

В XIX веке, когда Крым стал составной частью Российской империи, в древних пещерах потихоньку начала возрождаться монастырская жизнь. Монастырь стал восстанавливаться. Во время Крымской войны 1854-1855 годов в пещерном Свято-Успенском монастыре размещался военный госпиталь, в котором монахи ухаживали за ранеными солдатами. Умерших от ран хоронили на монастырском кладбище, расположенном неподалеку от монастыря. До сих пор на кладбище сохранились надгробия и каменные плиты на солдатских могилах.

К началу ХХ века при монастыре действовало пять храмов, количество которых говорит о значимости монастыря - Успенский храм, Храм евангелиста Марка, Храм святых Константина и Елены, Церковь Иннокентия Иркутского и кладбищенский храм Георгия Победоносца, в котором отпевали мертвых.

В 1921 году монастырь был закрыт советской властью, монахи были расстреляны, а имущество монастыря разграблено. И только после развала СССР монастырь возродился буквально из пепла, как легендарная птица Феникс.

На сегодняшний день помещения монастыря отреставрированы, церковь богато украшена и открыта для многочисленных туристов и прихожан. Монастырское хозяйство видно как на ладони: и пасека, на которой находятся монастырские ульи, и пасущиеся козы, и многочисленные хозяйственные помещения.

Список изученных источников

1. #"justify">4. #"justify">7. #"justify">9. #"justify">12 http://nashemore.com.ua/info/sights/church/uspenskij.html

Похожие работы на - Археологические памятники Бахчисарая: Чуфут-Кале, Успенский монастырь

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!