Сохранение традиционной народной культуры в деревне Ваймуша Пинежского района Архангельской области

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Культурология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    1011,67 Кб
  • Опубликовано:
    2012-05-29
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Сохранение традиционной народной культуры в деревне Ваймуша Пинежского района Архангельской области

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. В последние годы, во многих регионах нашей страны, возникло понимание культуры как локомотива местного развития. Небольшим территориям необходимо выжить в условиях реформирования муниципальной сферы. Один из способов выживания - поиск идей, открытие уникальных для каждой территории социокультурных ресурсов. Подобные процессы начались и в Архангельской области. В апреле 2008 года в Каргополе был осуществлён Международный проект «Культурная ревизия: развитие территорий через культуру». Цель проекта - провести ревизию культурных ресурсов на примере города Каргополя, проанализировать, какие есть проектные возможности в сфере культуры для того, чтобы Каргополь мог стать значимым городом на северо-европейской территории. Фестиваль «Костюм Русского Севера», прошедший в Архангельске в ноябре 2008 года, был направлен на создание условий для сохранения и развития национального культурного наследия Русского Севера, на повышение эффективности культурного обмена между районами области и территориями Северо-Запада России. На круглом столе, посвящённом перспективам градостроительства города Архангельска, обсуждался вопрос передачи разрушенного здания пивзавода на улице Попова художникам и музыкантам, чтобы там могла бы появиться картинная галерея, музей пива, выставочные залы, магазины сувениров и джаз-мастерская.

Социокультурные ресурсы Пинежского района связаны как с его историей, так и с современностью. Причём оба контекста - исторический и современный - обладают важнейшими для развития характеристиками неповторимости и уникальности.

Уникальность проявляется в удивительной истории Пинежского края, особенностях географического расположения, историко-культурном наследии в виде сохранившихся культурных ландшафтов, памятников и памятных мест, а также в духовной культуре пинежан. Эта уникальность не отделима от местной идентичности - принадлежащего только пинежанам самосознания, проявляющегося в говоре, фольклоре, ремёслах, традициях, культуре повседневности. Главное культурное достояние Пинежского района - традиционная сельская культура.

Тема курсовой работы - сохранение традиционной народной культуры в деревне Ваймуша Пинежского района Архангельской области.

Объект: северная традиционная народная культура.

Предмет: особенности традиционной народной культуры деревни Ваймуша Пинежского района Архангельской области.

Цель курсовой работы - выявление особенностей северной традиционной народной культуры на примере деревни Ваймуши.

Поставленная цель конкретизируется в следующих задачах:

.        Проследить историю деревни Ваймуша.

2.      Рассмотреть традиционную народную культуру в деревне Ваймуша Пинежского района Архангельской области.

ГЛАВА I. ДЕРЕВНЯ ВАЙМУША ПИНЕЖСКОГО РАЙОНА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ РЕСУРС

.1      История возникновения деревни Ваймуши

Пинежский район - уникальное место Русского Севера, история которого уходит в далёкое прошлое: археологами обнаружены стоянки древних, живших в IX - VII веках до н.э. Во многих деревнях (Едома, Крылово, Першково, Березняк и др.) найдены кремнедобывающие мастерские эпохи неолита, древние городища. В многочисленных пещерах Пинежья имеются древние рисунки. Например, древние петроглифы обнаружены в известняковом гроте близ дер. Курги, на правом берегу р. Курги, впадающей в р. Пинегу.

На территории нынешнего Пинежского района можно выделить три исторически сложившихся ареала, каждый из которых состоит из 2-3-х селенческих кустов и имеет свои культурные особенности: Нижнее Пинежье, где сформирована преимущественно городская культура; Среднее Пинежье с традиционной культурой; Верхнее Пинежье со своим особым говором и фольклором (например, там нет протяжных песен).

Так, в Нижнее Пинежье входят Пинежский и Труфаногорский кусты, в Среднее Пинежье - Веркольский, Карпогорский и Чакольский кусты, в Верхнее Пинежье - Нюхченский и Сурский селенческие кусты. Деревня Ваймуша входит в Карпогорский куст (Карпогорское сельское поселение) [4].

Первые упоминания о Кевроле в Уставной грамоте новгородского князя Святослава произошло в 1137 году, а деревня Ваймуша входила в Кеврольский стан, именно с этого с этого можно вести счёт истории деревни Ваймуши. А на Ваймушском городище до 1471 года был административный центр город Кегроль (по мнению археологов).

Деревня расположена на живописном берегу реки Пинеги. Река Пинега это первый приток Северной Двины протяженностью 779 км. Площадь бассейна реки Пинега составляет 43000 квадратных метра. Ваймушской школе уже около 110 лет. Основной школе в 2007 году исполнилось 40 лет, до этого она была церковно-приходской, затем начальной школой. В 2010 году 39 выпуск.

Названия населенных пунктов Пинежья часто вызывают недоумение: ухо русского человека чувствует что-то неродное. Жители Ваймуши тоже пытаются объяснить, что означает данное географическое название. Сохранилось два вызывающих улыбку предания:

У охотника, живущего в Ваймуше, было две собаки Вай и Муша. Пойдёт на охоту, кличет собак: « Вай, Муша, за мной!» Отсюда и Ваймуша.

Жили две девушки Вай и Муша. От них Ваймуша и пошла.

Жизнь кеврольских крестьян в XIV-XVII веках не назовёшь лёгкой. Край был богат на пушнину, но климат суров, земли скудны. Жить могли здесь люди особого характера: упорные, трудолюбивые, грамотные, непьющие, стойкие христиане.

Из писцовой книги 1623 года на Ваймуше стояло 12 дворов, в которых проживало 25 лиц мужского пола, взрослых и детей.

«Северная деревня, - считает А.Морозов, - была не поселком, а владением, хватающим не только дом, двор, усадебные земли, хмельники, капустники, конопляники и прочие огородцы, но так же пашенную землю, пошни и выгодны, участки леса, расчищавшиеся некогда под пашню, и поросшие молодью или хотя бы отмеченные «чертежом», то есть захваченные для будущих росчисти». Многое не сохранилась до нашего времени, но некоторое до сих пор есть в музее в деревне Ваймуше. Находится в школе в бывшем доме Коровиных [12].

1.2 Музей в деревне Ваймуша

В пинежской деревне Ваймуша уже несколько лет действует школьный музей «Истоки». Приезжают туда не только российские, но и иностранные туристы.

Дом, в котором располагается музей, был построен в 1858 году. Он принадлежал известному на Пинежье купцу Григорию Коровину. В музее организованы выставки, рассказывающие о судьбах известных людей деревни (купцах 18 века и героях страны), предметах народного быта, пинежских народных костюмах и др. Здесь собраны родословные многих семей этой деревни.

Руководит музеем - местная жительница, учитель русского языка и литературы Нина Нетёсова. С прошлого года она открыла в музее два кружка - «Краеведение» и «Литературное краеведение». На них она проводит занятия для школьников по темам «История города Кегроля», «Бабушкин сундук», «Охотничьи снасти», «Предприятия на Ваймуше» и др. Нина Александровна организует также встречи с интересными людьми, знающими пинежские народные сказки, песни, народные обряды и обычаи.

Как рассказала руководитель музея и экскурсовод в одном лице, приезжающих в глубинку иностранцев привлекают предметы быта, которыми пользовались на Пинежье в прошлые века, а русских туристов из столицы - рассказы о судьбах известных людей деревни - купцах Кобылиных, основателе завода Юлиане Рудакове, военном летчике Михаиле Теплове, о последнем священнике деревни отце Николае Галактионове и его семье и других.

«Наш музей - это машина времени. Мы можем заглянуть в прошлое наших предков и представить, как они жили. Как много им приходилось работать и оценить этот труд по- настоящему», - так в одном из интервью отметила Нина Нетесова. А недавно открылась новая экспозиция «Как молоды мы были». Каждый ваймушанин может принести в музей свою фотографию и увековечить себя для будущих потомков [20].

Дата открытия музея: 20.09.2005 г. Руководитель музея: Нетесова Нина Александровна, 1946 г.р., учитель русского языка и литературы.

Разделы экспозиции музея:

.        Старинные орудия труда и утварь пинежан.

.        Кузнечное дело и кузнецы

.        Горница, ткацкий станок и предметы,служающие для обработки льна и пряжи

.        Пионерская атрибутика

.        Ваймуша в древности 16-19 в.в.

.        Кавалеры ордена Трудового Красного Знамени

.        Мастера Пинежья

.        Крестьянская одежда: будничная, рабочая, праздничная

.        Родословные Коровиных, Никифоровых, Телицыных, Нифантьевых и др.

.        Они защищали Родину: об участниках Великой Отечественной Войны.

.        Родные просторы

.        Любовь к песне (Певческие коллективы, знаменитый баянист-самородок, Ю.Я. Коровин., знаток фольклора А.Х. Немирова)

.        Ваймуша 20 в.

В основной фонд музея входят: 1025 экспонатов, предметы крестьянского быта, орудия труда, одежда VIII - XX века, а также документы, периодическая печать, фотографии. Большая часть экспонатов подлинных. Раритетные экспонаты: меч, ткацкий станок, коклюшница, синяк. В 2008 году самому старому дому Ваймуше, где расположен музей, исполнилось 150 лет.

1.3 Жители деревни Ваймуша

традиционный народный культура деревня

Жителя Ваймуши, как и любой пинежской деревни, легко узнать по фамилии. Родовые фамилии Ваймуши - Баландины, Ботовы, Елисеевы (очень теперь малочисленная), Коровины, Малеевы, Немировы, Нифантьевы, Никифоровы, Телицыны, Рудаковы, Фофановы (исчезнувшая). Все другие фамилии более поздние, скорее XX века. Судя по переписи населения в 1623 году, самая древняя фамилия - Рудаковы.

На смолокуренном заводе, хозяином которого был Никифоров, трудились двое и зарабатывали по 4 рубля в год. Григорий Немиров содержал кузнечный завод в одиночку, а годовой доход имел 8 рублей. Мельничный завод принадлежал Андрею Нифантьеву, его годовой заработок составлял 5 рублей 40 копеек. В дореволюционные времена самым крепким и богатым в Ваймуше был род Коровиных. Их дома, кроме одного, до сих пор служат деревне: в них располагается школа.

В архиве областного статистического комитета есть переписной лист хозяйства Коровиных за 1897 год. Хозяином считался старший сын Григорий Пименович рано овдовевшей Коровиной Доманы Алексеевны, которой во время переписи было 53 года из государственных крестьян, раскольница, читать не умеет. А хозяину 27 лет, женат, православного вероисповедования, умеет читать, обучался дома, земледелец, хозяин мелочной лавки. Его жена Наталья Григорьевна тоже из государственных крестьян, обучалась в сельском училище, дочь известного не только в Верколе купца I гильдии Григория Ставрова. По воспоминаниям односельчан, Григорий Пименович был обязательным человеком. Привозил строго по заказу вплоть до ленточки и булавки. Позднее Григорий станет купцом III гильдии, будет связан торговыми обязательствами с купцами из Польши, Санкт-Петербурга. На его содержании были мать, братья Егор (16 лет) и Савва, сестра Афимья (7 лет). Братья обучались дома, умели читать, православного вероисповедования. Членами их семьи считались четыре работника. У Григория и Натальи было 7 детей: Василий, Александр, Григорий, Анна, Александра, Мария и Анастасия. Братья, затем подрастающие сыновья занимались охотой и рыбной ловлей. Женщины ткали, собирали грибы и ягоды. Все произведенное в хозяйстве везлось Григорием Пименовичем на ярмарки, сбывалось, обменивалось на нужные товары. Он был любящим отцом и шутником. Дед Ставров часто забирал внуков и внучек в Верколу. Приедет отец проведать детей, те запросятся домой. Усадит их на шкуры в крёсла, скажет: "Повезу, только смотрите, кланяйтесь соснам". Девчушки сидят да отбивают поклоны, отец улыбается, погоняя лошадей. В обязанности Григория Пименовича входило содержание дороги, церкви, школы. В неурожайные годы Коровины часто выручали односельчан. Выросли братья, сестра, стали подрастать дети, в старом доме (теперь в нем начальная школа) стало тесно. Впереди, перед домом, построили новый, куда перешла Григорьева семья. Егор обзавелся семьей, и ему начали возводить новый дом. Революция, гражданская война, а затем коллективизация разрушили все в этой семье.

Ваймуша в гражданскую находилась то под белыми, то под красными. После отъезда незванных гостей Григорий Пименович требовал, чтоб во дворе заметали все следы. Был в доме и перевязочный пункт. Кровь и белых, и красных, текущую по наклонному полу к порогу, собирали пригоршнями, на перевязки рвали рубахи и сарафаны. Дочери отвозили мертвых. "Везем на санях, боимся, ноги торчат. Возили и раненых",- рассказывала одна из дочерей Григория Пименовича. Белые отступили книзу. Пришли красные. Григория поставили под ружья, требуя признаний. Строго всем наказывал хозяин, чтоб никогда ничего не говорили, и сам держался этого принципа. Жену Наталью Григорьевну били шомполами, но на этот раз все миновало. В 1919 году красные утопили в полынье брата Савву Пименовича (38 лет). Осталась семья. Жена Евдокия Федоровна из богатого Карпогорского рода Кобылиных. Приглядел ее Савва на метище. Четверо детей: Александра (1901-1981), Павла (1913-1992), Николай (1915-1991), Лидия (1917-1997) жили большую часть жизни в Архангельске.

Случай привел автора этих строк познакомиться с внучкой Саввы, дочерью Лидии Саввичны Татьяной Сергеевной Лыткиной, женщиной совестливой и обаятельной. Дети и внуки Саввы Пименовича - математики, астрономы, работники телевидения, инженеры, бухгалтеры: и просто хорошие люди. Николай Саввич был известным в городе человеком, главным бухгалтером в Архглавстрое. Моряк, участник Отечественной войны, удостоенный многих правительственных наград. Его дочери Валентина и Ольга - преподавателями были. Семья Саввы избежала репрессий, покинув родные места. Участь семей Григория и Егора трагична. В 30-е годы их объявили лишенцами, они были на твердом задании, затем Григория Пименовича с сыном Григорием арестовали, отправили на лесоповал на Пуксоозеро, где оба сгинули. Сын Александр был отправлен на Амур, там он и пропал. Василий Григорьевич, старший сын Григория Пименовича, с женой Евдокией, оставив дочь на попечении родителей в Карпогорах, бежали в Сибирь. Ехали в обозе. По дороге умер один из спутников. Документы отдали Василию. Под чужой фамилией в Челябинске он устроился на завод. За добросовестный труд был награжден орденом Ленина. До 16 лет дочь Александра воспитывалась дедушкой и бабушкой. Получив образование, Александра стала учительницей в Челябинске. Бежали из дома сестры Мария и Анастасия, узнав о том, что их, лишенцев, будут "убирать". Им в то время было 17 и 15 лет. Они были на строгом задании в лесу, на сплаве, выслушивали брань и издевки: "Надо купеческих девок поставить на косуху". Взяли их с собой родственники жены Саввы Кобылины (хозяева "Белого дома"). Договорились в условленное время встретиться на перевозе под Карпогорами. О побеге узнали, послали вслед нарочного. Стали садиться в лодку, увидели погоню. За лодкой в ледяной воде плыли девушки, пока не отстал скачущий всадник. Уехали в Ленинград к отцовскому знакомому еврею. Он приютил их. Сначала жили в работницах. Затем все тот же знакомый устроил Марию завхозом в детский сад, Анастасия стала водителем трамвая. Всю блокаду перенесли сестры. Мария боролась за жизнь доверенных ей детей. Собирала мерзлый картофель, с опасностью для жизни пробираясь на поля. Чем только не приходилось заниматься, чтоб спасти доверенных ей детей. Отправила через Ладогу подшефных, а сама осталась в блокадном городе, напуганная домашним беспределом. Мария Григорьевна Коровина награждена 7 медалями и орденом за свой бескорыстный труд. Так никогда не вышла замуж, со своим женихом встретилась под старость. У Анастасии Григорьевны дочь Александра стала певицей, закончив консерваторию по классу вокала. Только в 50-е годы сестры побывали на родине. Но страх не позволил им спокойно общаться с родными и знакомыми.

Женой Сергея Ивановича Верещагина, участника гражданской войны, стала Александра Григорьевна, дочь Григория Пименовича. Эту семью знают не только в Карпогорах. Её не трогали до поры до времени. Но стоило Сергею Ивановичу повезти сына Володю на обследование в Москву, жену арестовали. Грудную дочь Музу не разрешили взять с собой. Мать Александры Наталья Григорьевна сообщила зятю об аресте дочери. Сергей Иванович пошел на прием к Калинину. Александру Григорьевну отпустили. Но маленькая дочка уже умерла.

Анна Григорьевна, единственная из семьи Григория и Натальи Коровиных, осталась в Ваймуше, выйдя замуж за Телицына Петра Кузьмича. Жили они в большом доме, часть которого сохранилась доныне. Трое детей было у них: Владимир, Галина и Геннадий. Нет в живых сыновей. Галина стала Ряхиной и живет с семьей в Патракеевке Приморского района.

В Ваймуше живет невестка Телицына Любовь Васильевна, отдавшая жизнь работе в колхозе и совхозе, вырастившая шестерых детей. Телицын Игорь Владимирович - сотрудник Пинежского РОВД, живет с семьей в Ваймуше, как и Подрезова Вера Владимировна, сотрудник администрации района с сыновьями Николаем и Ильей, Родионова Елена с сынишкой Русланом, Телицын Алексей. В Шотовой живет Телицын Николай Владимирович с сыном и дочерью, в Явзоре - Попова Вера Владимировна с семьей.

И как далекие предки, все они "высоки и тихи, любители петь", говоря словами одной из жительниц деревни.

Коровину Наталью Григорьевну, мать семерых детей, тоже не оставили в доме, выгнали, жила она в маленькой избушке на краю Ваймуши и у дочерей. Все имущество, которое не смогли раздать, конфисковали. "Наряды саблями рубили, рисовыми шалями покрывали лошадей". Ей приходилось переживать не только за свою семью, но и за родителей. Отца Григории Ставрова доставили в Карпогоры, приговорили к расстрелу, если не отдаст золото. Когда выселяли семью Егора Пименовича, рассказывают старожилы Ваймуши, Анна Зиновьевна, жена Егора, кланялась односельчанам и говорила: "Спасибо Советской власти, освободила нас от Сюзьмы." От начала сенокоса и до белых мух жили Коровины на твердом задании. "Завезут в Сюзьму. Там изба наша стояла. Ушаты, корзины для грибов, ягод, рыбы. До осени там жили". Не пропала эта семья. Анфиса Егоровна всю войну прошла в качестве врача. После войны жили около Пятигорска. Муж был военкомом. Когда приехал Николай Саввич проведать сестру, то она отрекомендовала его мужу как соседа. Видимо, и в ней жил страх.

О семье Афимьи Пименовны можно рассказать многое. Выдали ее в богатый род Патракеевых из Немнюги за Евдокима. В гражданскую он воевал за белых и погиб под Почей. Дочь Александра и сын Дмитрий остались без отца. Мать вышла замуж вторично. Появились на свет сын Василий и дочь Анна, они носили фамилию первого мужа. В семье Дмитрия Евдокимовича последние годы доживала Афимья, познавшая вдовство дважды. До смерти она несла в себе память о родительском доме, о братьях.

Хорошо до советской-то власти жили, - иногда говорила внучкам Наде, Тане и мне, присутствующей при разговоре. - Брат Савва у нас был добрый. Зайдешь в лавку, всегда конфетами угостит.

Конечно, вы-то хорошо жили, кулаки, отзовется младшая внучка Таня, а мы с Надей молча соглашаемся.

Сожмет губы Афимья, вся как-то поникнет и замолчит. (В ее родительском доме мне придется прожить десять лет. И только взрослой узнаю о судьбе ее любимого брата, у которого перед смертью отрубили палец с золотым кольцом.) Гражданская война - это общая трагедия русского народа. И виноваты все: и белые, и красные, и зеленые: Мир и согласие должны царить в обществе. Мы все герои и одновременно палачи.

Патракеев Дмитрий Евдокимович (1910-1984) до Отечественной войны служил на Балтийском флоте, а воевал на Северном. Старшина I статьи. Отличник ВМФ, ветеран КСФ. Награжден медалями. Работал в лесу в Сылоге. Был депутатом Карпогорского районного Совета, членом окружной комиссии. Человек красивый, выдержанный, добрый, любящий отец, рачительный хозяин, прекрасный муж. В Сылоге живет его сын Патракеев Николай Дмитриевич с семьей в отцовском доме и Гудкова Надежда Дмитриевна с семьей, учительница начальных классов. Сестра Татьяна закончила библиотечное отделение культпросветучилища, затем институт в Ленинграде, заметный человек в Архангельске. Семья Буряниной (Патракеевой) Александры Евдокимовны долго жила в Кавре, затем в Сылоге. Патракеев Василий Александрович жил с семьей в Карпогорах. У Хариной (Патракеевой) Анны Александровны в Шотогорке было 10 детей. По-разному сложилась их судьба.

Многие из потомков Коровиных уже не знают ничего о предках. Это далекое прошлое. Но во всех, живет дух Коровиных: деловитость, скромность, певучесть, улыбчивость, ответственность.

На мою предыдущую публикацию откликнулся Тараканов Валентин Артемьевич, живущий ныне в Днепропетровске. Вспоминая о деревне Ваймуше, он пишет: "У Коровиных были самые большие и крепкие дома, самое развитое хозяйство. Моя бабушка Домана Антоновна, будучи девчонкой, часто работала у них вместе с сестрами. Нанимались жать, косить, сгребать и свозить сено, обрабатывали лен и коноплю, копали картофель. Получали десятую часть сжатых, завязанных и составленных в суслоны снопов или каждый десятый пуд выкопанной картошки. Говорила, что рассчитывались честно, без скупости. Заработанное наниматель привозил прямо домой. Однажды копали все три сестры картофель. Когда привезли заработанную всеми сестрами картошку и засыпали в погреб, то погреб оказался полным до крышки. Каждой из сестер казалось, что это она заработала полный погреб картошки.

Бабушка говорила, что у Коровиных были самые крепкие, породистые коровы. Самые крепкие и красивые девчата. В деревне говорили, что они по утрам умывались не водой, а молоком". Легенды и домыслы вокруг семьи Коровиных живы до сих пор в Ваймуше, как и жив род Коровиных. Беззлобие - еще одна из черт многих из их рода.

В Ваймуше теперь живут Коровины, далекая ветвь этого знатного рода. Это внуки и правнуки Коровина Арефия. Этот род дал известных людей: Коровин Юрий Яковлевич, знатный баянист и гармонист, Коровин Алексей Васильевич и Рудакова (Коровина) Зинаида Васильевна, участники Карпогорского народного хора.

В Карпогорском районе деревни расположены особенно часто. Они отделены друг от друга лишь мелкими перелесками или неширокими полями. Почти соприкасаясь друг с другом, расположены селения Ваймуши, Айнова гора, Шарденом. Для них, равно как и для других пинежских деревень, характерно отсутствие зелени. Редко у какого из домов увидишь одинокую рябину или черемуху. Длинные улицы селений представляли бы довольнольно унылую картину, если бы не амбары, расположенные вдоль дороги. Стоящие на столбах, они очень разнообразны по пропорциям и архитектурным деталям. Для большей нарядности их двери окрашивались в красный, а торцы бревен в белый или черный цвета [12].

1.4 История семьи Коровиных

1.Коровин Григорий Арефьевич (старший из всех Коровиных. Воевал в Крыму. В 1943 году встретились на фронте Яков и Григорий. После войны, не жил в деревне)

.Коровин Иван Арефьевич (1923-1943 год) (погиб в годы Великой Отечественной войны)

.Коровина Анастасия Арефьевна (4.01.1918- 23.05.1997года) (В годы войны была матросом при Архангельском управлении морских путей Северного флота с 1943 по 1945 год. После войны жила в Ваймуше работала в колхозе и совхозе « Быстровский». В Ваймуше живёт дочь Павлович Галина Ивановна и внук Павлович Игорь.

.Коровин Василий Арефьевич (Участник Великой Отечественной войны. Ваймуше живут дочь Телицына Любовь Васильевна. Коровина Александра Васильевича, их дети и внуки. В Карпогорах Вехорева Татьяна Васильевна, ее дети.

.Коровин Северьян Арефьевич (Участник Отечественной войны. Вернулся домой инвалидом. До конца дней жил в Ваймуше. В деревне живут внуки Коровин Валерий Евгеньевич, Пашкова Галина Евгеньевна)

.Коровина Александровна Арефьевна (Рано уехала из Ваймуши. Жила в Подмосковье. Прошла дорогами Отечественной войны. После войны бывала на родине, где жили и живут братья, сёстры, многочисленные племянники. Своих детей у неё не было.

.Павлович Игорь (1968)

.Павлович (Коровина) Галина Ивановна (1946)

.Кузнецова Роза Яковлевна (максим внук, Николай)

.Коровина Нина Алексеевна

.Киселёва (Коровина) Людмила Яковлевна (сын Толик)

.Коровин Евгений Северьянович

.Павлович Игорь Викторович (1968)

. Коровина (Чемакина) Нина Александровна

. Коровины Юрий Яковлевич и Любовь Ивановна (дети Юля,Анна,Света,Рудик)

.Коровина Анна Юрьевна (дочь Оксана)

. Коровина Юлия Юрьевна (дочь Анна и Виолетта)

.Коровина Светлана Юрьевна (дочь Алеся и сын Слава)

Коровин Рудольф Юрьевич (сын Костя и дочь Настя)

ГЛАВА II. ТРАДИЦИОННАЯ НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА В ДЕРЕВНЕ ВАЙМУША ПИНЕЖСКОГО РАЙОНА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

.1      Деревянное зодчество

Значительной и самобытной частью древнерусской культуры является, несомненно, деревянное зодчество. Уроженцы Северной Руси еще с летописных времен славились как искусные и талантливые плотники, постигавшие азы мастерства с юного возраста. Например, в московских актах XVII столетия плотники, живущие по Ваге (Вага - река на территории современных Вологодской и Архангельской областей, крупнейший левый приток Северной Двины), названы самыми лучшими мастерами (получавшими, к слову, заслуженное признание и при царском дворе). И виртуозные плотницкие приемы, и термины («стопа», «сруб», «клеть» и т.д.) зарождались преимущественно на Севере. Художественная же уникальность и небольших деревянных церквей, и часовен, и величественных высоких храмов обусловлена несколькими факторами. Древний зодчий-плотник, работавший в непростых тяжелых условиях северного климата, располагавший одним материалом - деревом и главным образом только одним инструментом - топором, видел красоту сооружения не в замысловатой декоративности, а прежде всего в строгой лаконичности силуэта, выразительности форм рубленых стен, гармонии пропорций. И, конечно, в рациональности и практичности. Так, постройки должны были возводиться за период короткого лета, а кровля - выдерживать сильный напор северных ветров и воздействие многочисленных осадков.

Деревянное зодчество, теснейшим образом связанное с потребностями жизни народа, его быта, обычаев, отличалось реализмом и функциональной целесообразностью. Основные элементы деревянного дома - квадратный сруб (клеть) с подклетью для хозяйственных помещений, кладовых, сени между клетями, крыша, двери и окна - устойчиво бытовали столетиями, перешли и в каменные здания.

Русские плотники и каменщики работали с большой изобретательностью и художественной выдумкой. Их постройки отличались прочностью и конструктивным совершенством.

Деревянные церкви и крепостные стены, башни используют принципы квадратной, прямоугольной, крестообразной, восьмигранной клети для основного здания; высокой двускатной или «кубоватой» крыши, шатра, одно- и пятиглавого завершения. Немало таких церквей сохранилось в Архангельской, Мурманской, Калининской и других областях.

Оригинальным памятником церквей шатрового типа является Воскресенская церковь в Кевроле Архангельской области. Центральный четвериковый объем покрыт шатром на крещатой бочке с пятью декоративными главками и окружен прирубами с трех сторон. Из них северный интересен тем, что он в уменьшенных формах повторяет центральный объем. Внутри сохранился замечательный резной иконостас [2].

В д. Ваймуши находится Церковь Никольская, постройки 1874 г.

Ваймуша - большое и длинное село, вытянувшееся между рекой и основной дорогой (приложение А). По виду это сейчас просто дачный пригород. У дальнего конца на отшибе стоит лесозавод, там же и перевоз на противоположный берег, в село Кевролу. Пинега здесь уже достаточно широкая, метров 300-400, и ваймушский берег с середины реки открывается несколько иначе. Вдалеке показывается крест на угоре, а прямо напротив - красная щелья. А с кеврольской стороны всё отчётливее становится видна деревянная церковь, стоящая отдельно, впереди села, на кладбище. Церковка аккуратненькая, крыша блестит свежим железом, одна главка с крестом, вторая на алтаре. Она поздненькая, сделана по типовому проекту, обшитая, но на вид приятная. Видно, что недавно отреставрирована. И в этой её реставрации присутствует один довольно оригинальный элемент: обе главы под лемехом, и лемех покрашен. В красный, синий и жёлтый цвета. И эти цветовые полосы идут по главам от вершины вниз наискосок, как на храме Василия Блаженного. Церковь закрыта на замок, но у церкви есть “смотритель” с ключом, дедушка по имени Василий. На этой церкви очень много сделано им самим. Лемех, например, ставил и раскрашивал он - так ему захотелось. Внутри церкви все токарные работы тоже его. Элементы иконостаса, ограда хоров. А резьбу на иконостасе делали местные столяры. Церковь эту восстанавливали по обету. Смотритель назвал основные вехи восстановления церкви: в 2000-м году была сделана ограда, в 2001-м создалась община, и храм покрыли тёсом, в 2005-м, начали крыть железом. Церковь эта Никольская, в центре села есть ещё одна, Троицкая. Тоже поздняя, под обшивкой, без завершения. В ней был клуб, сейчас пустует. На первый взгляд она стоит ещё крепко, однако, это не так. На самом деле стены под обшивкой сильно прогнили, и, по мнению смотрителя, восстановлению она не подлежит. Если внимательней присмотреться, то легко заметить, что крыша в некоторых местах начала уже проваливаться. Никольской церкви в этом плане повезло больше: в ней был совхозный склад с зерном, поэтому её хоть как-то поддерживали.

Возле Троицкой церкви, с западной стороны, стоит небольшой домик под двускатной крышей и с необычным проёмом с полукруглым верхом. Это остатки колокольни, нижняя часть. Тут же поблизости стоит один симпатичный двойной амбар с асимметрично стоящей рубленной перегородкой, не доходящей до самого верха [8].

Из найденных материалов следует сделать вывод, что сохранившиеся до нашего времени памятники деревянного зодчества в деревне Ваймуша и её окрестностях нуждаются в уходе и взятии их под охрану государства.

2.2 Народный костюм

Народный костюм - традиционный комплекс одежды, характерный для определенной местности. Отличается особенностями кроя, композиционно - пластического решения, фактуры и колорита ткани, характера декора (мотивами и техникой выполнения орнамента), а также составом костюма и способом ношения различных его частей. Русский костюм формировался на протяжении многих веков, сохраняя древнейшие черты и разумно заимствуя всё лучшее. Собрания народного костюма являются основами многих крупнейших государственных исторических и этнографических музеев, музеев изобразительных искусств и народного творчества. Однако традиционный костюм всегда привлекал внимание и частных коллекционеров. Благодаря известным коллекционерам ХIХ и начала ХХ века Н.Л. Шабельской, И.Я. Билибину, П.И. Щукину, М.К. Тенишевой от забвения были спасены многие шедевры русского прикладного искусства. Отдельные предметы и целые комплексы традиционной одежды вошли впоследствии в фонды лучших музеев страны или даже стали основой для их создания. Сегодня коллекционирование предметов старины не перестало быть актуальным. Традиционным костюмом интересуются значительное число собирателей, фольклорных коллективов, его продолжают сохранять внуки тех, для которых традиционная одежда была реальностью. Сегодня народный костюм привлекает внимание многих, им интересуются не только этнографы, историки и искусствоведы. Возможно, после многих лет забвения настоящая народная традиция необходима нам сегодня для осознания своей самобытности, для восстановления почти утраченных связей с прошлым, со своими корнями.

Среди богатства женских народных костюмов выделяются строгой красотой наряды жительницы Русского Севера - пинежанки. В селениях по Пинеге - притоку Северной Двины, до 1930-х годов женщины носили ещё свою национальную одежду.

Берега реки Пинеги долгое время оставались заповедным краем охотников, сплавщиков леса, хранителей тайн народной медицины, богатств русского фольклора и традиций народного искусства. Говорят, и колдуны водились. Долго здесь сохранялись старинные черты домашнего быта, праздники с качелями, хороводами, гуляньями вдоль села и, конечно же, народный костюм.

Один из первых экспедиционных маршрутов Архангельского музея пролегал по реке Пинеге, к Кеврольскому погосту. Кеврола (старое название - Кегрела) - одно из самых древних поселений поморов на реке Пинеге. Помимо Кевролы, исследования проводились и в других расположенных неподалеку древних поселениях Пинежья - в деревнях Карпова Гора (Карпогоры), Марьина Гора (Марьино) и Шотова Гора (Шетогоры). Вторая волна активных экспедиционных исследований проходила в 80-90-е годы XX века. Во время этих экспедиций была собрана богатая коллекция пинежского крестьянского костюма, которая на сегодняшний день насчитывает более 350 экспонатов, среди которых есть уникальные памятники XVIII - середины XIX века.

В конце XIX- начале XX века в Пинежском уезде Архангельской губернии были широко распространены два типа сарафана: косоклиннный и прямой. В коллекции музея собрано множество этих двух типов сарафанов из самых разнообразных тканей.

По опубликованным источникам выявлено множество названий сарафана на Пинежье. Это очень интересные и ценные сведения, позволяющие определить, какие ткани использовались для шитья одежды. В материалах П.С. Ефименко встречаются следующие названия: «набивник- из набивки или синей набойки с звездами, клеточками, цветами; крашенинник - из крашенины (черный, синий), кумашник - из красного кумача: карасейник - из карасея; кашемирник - из шерстяной кашемировой материи; лопотина - из шелковой материи; гарнитурник - из гарнитура (последний дорогой сарафан)». Сделаем некоторые пояснения к этому описанию: крашениной называли льняную или конопляную гладкокрашеную ткань полотняного переплетения. Сарафан «карасейник» шили из каразеи, рыхлой шерстяной ткани саржевого переплетения, обычно окрашенной в красный цвет. «Гарнитурником» назывался дорогой сарафан из полушерстяной синей или коричневой ткани полотняного переплетения. Эта ткань вырабатывалась из тонкой шерсти с примесью шелкового волокна. Название «лопотина» встречалось и на Поморье - так назывались старинные косоклинные распашные сарафаны из шелковой ткани, которые к концу XIX века сохранились только в среднем течении реки Пинеги. В публикации В. Ф. Миллера можно найти еще одно название пине-жских сарафанов - «сандальники». Эти сарафаны шились из льняного полотна, выкрашенного сандалом - привозной «заморской» краской синего или красного цвета. В более ранней публикации А. фон Пошмана они отнесены к «вседневной одежде». Этот автор описывает праздничные сарафаны из тафты и камки, которые носили богатые пинежанки. В более поздних источниках встречаются также «глазетники», которые шились из глазета - особой разновидности парчи с шелковой, хлопчатобумажной или шерстяной основой и металлическим утком, «камлотники» - сарафаны из камлота - плотной одноцветной хлопчатобумажной или полушелковой ткани, «штофники» и «бараканники» - красивые сарафаны из баракана - плотной шерстяной ткани жаккардового переплетения. Все эти сарафаны были праздничной одеждой, в которых девушки выходили на гулянья. Шили их на подкладке из крашенины и украшали тесьмой и «строками» спускающимися до подола. Вероятнее всего, все они были косоклинные по крою

Во время экспедиций по Пинежскому району для коллекции музея были приобретены сарафаны «пониток», «косгыч», «синяк», «набивальник» «пестрядинник», «аглицкий», «тканевый» и «кумацник», а также сарафаны, сшитые из шелковой тафты - «переливцатые» и «двоелицные». Наиболее древние из них - «пониток» и «костыч».

«Пониток» - это косоклинный сарафан из ярко-красного сукна домашней выработки (в основе ткани тонкая льняная нить, по утку - шерстяная). Тяжелое сукно и конструктивные особенности этого сарафана придают ему особую скульптурную четкость формы. Его замечательное описание сохранилось у Натальи Васильевны Тарановской, которая многие годы занималась изучением народной культуры и искусства Пинежского края: «Спереди он подчеркивал стройность девичьей фигуры, с боков и со спины ниспадал крупными складками, мягко окутавшими стан. И по цвету он был сказочно красив. Красное сукно горело светлым жаром. Красный цвет пульсировал и разливался в глазах. Сарафан уже начинал казаться солнечным одеянием, и пламя его могло остудить только выбеленное на весенних снегах полотно рубашки». Этот сарафан был свадебным, и его величественный силуэт должен был придавать особую торжественность невесте. В комплект с сарафаном-«понитком» входила снежно-белая рубаха-«кок-люшница» из тонкого домотканого льняного полотна.

Сарафан-«костыч» на Пинежье носили только пожилые женщины и страрооб-рядки. Так же, как и в других регионах, это был косоклинный сарафан без всяких украшений, сшитый из темно-синей крашенины. В некоторых местностях, например, в Труфаногорской волости, «костыч» был украшен только на груди - шелковой или хлопчатобумажной тесьмой вдоль серединного шва. Очень схож с «костычем» другой сарафан - «синяк», их отличает только присутствие на сарафане-«синяке» «строк» - двух полос шелковой тесьмы вдоль переднего шва. С сарафаном-«синя-ком» была связана почти вся жизнь пинежанки. Этот сарафан ей шили в 15-17 лет, когда она вступала в брачный возраст. Просватанная девушка выходила в «синяке» к подружкам на девичник - с распущенной косой и расстегнутым воротом рубахи; в нем она причитала («расшибалась») перед замужеством. В этом же сарафане, покрывшись нарядной шалью, пинежанка и венчалась. Затем, будучи «молодухой», она надевала его только на праздники, вместе с повойником - женским головным убором. Если женщина становилась вдовой, то с сарафана-«синяка» отпарывались шелковые ленты, и этот сарафан становился ее траурной одеждой. В сарафане-«синяке» хоронили, когда женщина уходила в мир иной.

С сарафаном-«синяком» могли носить две рубахи - «исцелинницу» или «коклюшницу». Первая из них была цельнокроеной а вторая - составной. Обе рубахи имели длинные, зауженные к запястьям рукава, низ которых украшался сгрочевой вышивкой, напоминавшей плетеное на коклюшках кружево. Рубаху-«исцелинницу» носили только до венчания, а «коклюшницу» - со второго дня свадьбы. «Коклюшницу» могли также надевать с сарафанами - «понитком» (в некоторых деревнях среднего течения реки Пинеги этот сарафан называли «кумачником») и «китаеч-ником» (тот же «синяк», но сшитый из покупной темно-синей ткани китайки).

Нужно заметить, что в конце XIX века сарафан-«костыч», вероятнее всего, несколько видоизменил свою форму и стал лямочной одеждой. Первоначально же это был глухой косоклинный сарафан, на что во время экспедиций указывали и некоторые местные жители.

Ещё одним из любимых сарафанов на Пинежье был «пестрядинник» - прямой по конструкции сарафан на узких пришивных лямках, сшитый из домотканой пестряди - цветного полотна в клетку. Сарафан-«пестрядинник» был не только праздничной одеждой - носили его и «зався», то есть в будни, только повседневный шили из более грубого полотна - конопляной или льняной холстины. Праздничные «пестрядинники» были в каждой семье, и носили их «и девицы и молодицы, и жонки». Для девушек пестрядь на сарафан ткали в красно-белую клетку, а у молодых женщин («молодиц») цветовая гамма клетчатого сарафана была красно-бело-желтая. Женщины зрелого возраста и постарше предпочитали приглушенные темно-красные, малиновые, брусничные цвета и мелкую сине-белую клетку. Полотно для праздничного сарафана-«пестрядинника» ткали из тонких льняных ниток или покупных хлопчатобумажных. Пестрядинник из хлопчатобумажных нитей называли «бумажным».

В комплект с таким сарафаном входила рубаха-«пестрядинница». По конструкции она была составной - ее верхнюю часть шили из пестряди, а нижнюю - из серого льняного полотна. Цвет рубахи так же, как и сарафана, зависел от возраста женщины, которая ее носила. Девушки обычно надевали «пестрядинницы» ярко-красного цвета в мелкую белую клетку. Чем старше становилась женщина, тем глуше и темней был цвет ее рубахи - белая клетка сочеталась с темно-синей, иногда даже черной, а на плечах вшивались кумачовые полики. Сарафан-«пестрядинник» обязательно подпоясывался домотканым поясом. Такие пояса ткали с помощью бердышек (приложение Б) и кружков-дощечек или «выбирали» на чурочке-«сволочке», а также плели при помощи нехитрых приспособлений - рогатины и даже спицы, которую вставляли в бутылку. «Бердышок» это станок в виде прямоугольной дощечки, разделенной щелевидными отверстиями на тонкие планки. В середине каждой планки просверлены круглые отверстия. Уток - фигурная деревянная дощечка, на которую наматывали уточную нить (приложение Б).

Все эти приемы были бы безвозвратно утрачены, если бы не энтузиазм мастерицы из села Карпогоры - Баландиной Галины, которая за двадцать лет (с середины 1980-х годов и до настоящего времени) объездила Пинежский и Мезенский районы, изучая приемы различных видов ткачества и собирая по крупицам секреты традиционного мастерства. Благодаря ее стараниям, в конце 1990-х годов в Карпогорах был создан клуб ткачества «Берегиня». Сейчас это известная мастерская, в которую стремятся попасть многие художники и мастера со всей России.

В далекие языческие времена сочетания определенных цветов, геометрических фигур и солярных знаков на поясах позволяли определить возраст, семейное положение и родовую принадлежность их владельцев. Кроме того, эти узоры могли иметь охранительное, магическое значение. Сейчас они, чаще всего, воспринимаются как простое украшение, и вряд ли нам когда-либо удастся восстановить в полной мере их первоначальный смысл. Едва ли понимали его и сами мастерицы - они просто ткали и вышивали так, как их учили, перенося орнамент со старого пояса на новый. Надевали же определенный пояс на тот или иной сарафан потому, что таков был обычай. В экспедициях удалось выяснить, что орнаментальные композиции на подолах девичьих рубах, например, отличаются от аналогичных композиций на женских рубахах по сочетанию различных знаков и фигур. Так, фризовая композиция на подоле девичьей рубахи состоит из набора пустых ромбов «с лучами», а на женской - из ромбов с решетками и гребешками. На свадебных рубахах чаще встречаются солярные знаки свастики. А подол рубахи пожилой женщины вообще не имеет орнаментального узора. Но это только фрагментарные наблюдения, которые не позволяют сделать серьезных выводов.

Наряд с пестрядинным сарафаном завершался головным убором. Девушки носили разноцветные ситцевые платки, яркие, с многоцветным узором [5].

Свадебный наряд пинежанки

Свадебный наряд пинежанки состоял из белой рубахи тонкого домашнего холста со сборчатым круглым вырезом у шеи и длинными узкими у запястий рукавами с белой сквозной, как кружево, вышивкой-перевитью. Сверху надевался красный суконный сарафан домашней выработки - пониток, так называла его старушка-владелица. Сарафан был косоклинный, замечательный своим старинным покроем и скульптурной четкостью формы. шелковый алый платок, заправленный на плечах под лямки сарафана, и янтарные бусы на груди. Но главное в наряде невесты - головной убор. На нем блистала высокая повязка из широкого золотого галуна - хаза, завязанная на затылке парчовыми или красными лентами. Нижняя часть повязки расшивалась звездами мелким речным жемчугом или белым бисером. На лоб спускалась жемчужная узорная сетка - поднизь (приложение В).

Владелицы драгоценного убора - повязочницы.

Интересным дополнением к наряду просватанной девушки-«повязочницы» был свадебный венец. Его надевали поверх повязки во время особого обряда, который назывался «зарученье» («белила», «смотренье»), когда в дом невесты приезжала вся семья жениха. Невесту, «разубранную и сияющую как жар-птица», выводили к будущему мужу, который «со своими поезжанами» сидел уже за «княжьим столом».

Свадебный венец поступил в коллекцию Архангельского музея в 1995 году из деревни Ваймуши Пинежкого района. Бывшая его владелица, Анна Ивановна Ермолина, сообщила, что «венок жемчужный» являлся единственным на всю округу до деревни Пиринеми, и во время свадеб другие семьи брали его напрокат. Родители ее, происходившие из деревни Шардонеми (эта деревня расположена недалеко от Ваймуши), были людьми состоятельными и всем пятерым дочерям.

В начале XX века деревня Пиринемь принадлежала к Михайловской волости, а деревня Ваймуша или село Ваймужское - к Никитинской Расстояние между этими деревнями составляет около 60 км (Агафья была самой младшей) купили повязки. Что же касается венца, то он был приобретен ее дедом на ярмарке, а в наследство достался младшей дочери, так как она последней выходила замуж.

Исследователи считают, что сохранившиеся на Русском Севере коруны и венцы конца XVII - начала XIX века возникли в результате синтеза народных и великокняжеских головных уборов еще в домонгольское время. Такой вывод, в частности, был сделан этнографом М.А. Сабуровой в процессе изучения домонгольских кладов Центральной и Киевской Руси. Исследователь Л.Н. Молотова также утверждала, что сама форма свадебного венца - одна из древнейших, а старое его название - «венец с городы», или «венец теремчат», то есть с теремами. О культурном взаимодействии крестьянской и княжеской среды свидетельствует и обрядовая сторона северно-русской свадьбы. В свадебных песнях жениха и невесту называют «князем и княжной», гостей - «боярами», а приглашая всех в дом жениха на свадьбу, зовут «во палаты белокамены, во палаты грановиты» [5].

Одежда замужней женщины.

Женщины носили рубахи-воротушки с красными кумачовыми или пестроткаными рукавами и синий набойный сарафан. Сарафан подпоясывался тканым узорным поясом. На голову женщина надевала повойник - мягкую шапочку, под него убирали заплетенные в две косы волосы. Повойник шился из кумача, а донце часто бывало парчовым. Удалось найти ставший теперь редкостью кокошник, какой носили в верховьях Пинеги. Его высокое очелье (налобник) расшивалась золотными нитями. Узоры "кустики" шли в несколько рядов. Над очельем выступал красный валик, напоминавший полумесяц с рожками. Затылок покрывался мягкою парчовой тканью. Чтобы очелье не сминалось, внутрь под него подшивали кусок бересты. Изнутри кокошник выстегивался ситцем. Кокошники, как и повязки, заказывали специалистам - мастерицам, умевших шить золотом и низать жемчуг и бисер.Головные уборы стоили дорого и были достоянием не всякой семьи. Их берегли и подновляли. С конца 19 века и девушки, и женщины все чаще начинают носить и по празникам набивной хлопчатобумажный и ли шерстяной платок.

Одежда старух.

Гладкокрашеный синяк, обшитый позументом, носили только глубокие старухи.

Сарафан-набивник, как говорят на Пинеге, или гладкокрашеный синяк, обшитый сарафанной лентой или позументом, оставался основной одеждой пинежанки.

"Рубаха - рыболовка".

"Рубаха-рыболовка" - длинная белая рубаха с длинными рукавами. Сарафан в этом случае не полагался. Только узорным бранным поясом подвязывали талию. Вся рубаха была на виду, поэтому она украшалась богатым ткачеством и вышивкой. На груди и спине - тканые красные полосы мелких узоров. К подолу пришивали широкий край с крупным вытканным красной нитью ромбическим узором. Рукава вышиты в подражание ткачеству, мелким-мелким снежочками и тоже красными нитками [18].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Предметно-материальный мир традиционной народной культуры, как в прошлом, так и в современном состоянии - объект многозначный, через него на протяжении многих веков люди общались с природой, со своим социальным окружением, вырабатывали нормы, идеалы, правила жизнеустройства, передавая их последующим поколениям. Возникший интерес к крестьянскому творчеству имеет под собой серьезные основания - поворот в общественном сознании ко всему национальному, народному. Это означает неподдельный интерес к жизни самого народа, проникновение в его духовную сущность. Одной из основных задач государственной культурной политики является сохранение традиционного культурного наследия.

Традиционная культура - важнейшая составляющая духовного и культурного пространства любого народа, основа формирования национального самосознания. Это широкое понятие включает народные традиции, национальные особенности духовного уклада того или иного этноса, обряды, ритуалы, праздники, ремесла. Значение и роль традиционной культуры в жизни народа неоценимы. Это и форма передачи народного опыта, и источник формирования народного характера, и одно из средств воспитания. В материалах, выявленных при написании курсовой работы, заметно как много различий в традициях, обрядах, народном костюме, даже у нас в области. Для того, чтобы сохранялась и развивались национальная традиционная культура народа, проживающего на территории нашей области, в муниципальных образованиях необходимо создавать национально-культурные центры.

В деревне Ваймуша, таким центром можно назвать Музей, созданный учителем русского языка и литературы Нетесовой Ниной Александровной.

Немаловажное значение для сохранения народных традиций имеют этнографические экспедиции Архангельского краеведческого музея.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1.      Бодэ, А.Б. Деревянное зодчество русского Севера [Текст]: архитектурная сокровищница Поонежья: [с рис. и черт. авт.] / А. Б. Бодэ ; Рос. акад. архитектуры и строительных наук, НИИ теории архитектуры и градостроительства. - Москва: URSS: КомКнига, 2005. - 203, [2] с.: ил.

.        Деревянная архитектура русского Севера [Электронный ресурс]: страницы истории // Русская изба: путешествие в прошлое. - Режим доступа: #"564672.files/image001.jpg">

Карта части Пинежского района


Приложение Б


Приложение В


Наряд невесты в свадебном венце из деревни Ваймуши Пинежского уезда. 1927 год. Собрание ИИМК РАН. Фотоархив. 0.3169.

(Кислуха, Л.Ф. Народный костюм Русского Севера XIX - начала XX века в собрании Государственного музейного объединения «Художественная культура Русского Севера» / Л.Ф. Кислуха. - М.: Северный паломник, 2006. - 276 с.: ил.).

Похожие работы на - Сохранение традиционной народной культуры в деревне Ваймуша Пинежского района Архангельской области

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!