Православие в Приднестровье. Деятельность конфессий в ПМР

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    История
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    53,7 Кб
  • Опубликовано:
    2012-09-08
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Православие в Приднестровье. Деятельность конфессий в ПМР















Курсовая работа

Православие в Приднестровье. Деятельность конфессий в ПМР

Содержание

1. Приднестровье как исторический оплот русского православия

2. Положение православной церкви в Приднестровье в годы Советской власти

. Православная церковная организация в ПМР на современном этапе

. Конфессии в Приднестровской Молдавской Республике

Литература

1. Приднестровье как исторический оплот русского православия

Как гласит церковное предание, уже в I в. н. э. началось приобщение населения Приднестровских земель к христианству, причем самим святым апостолом Андреем Первозванным. Святой апостол Андрей посетил Приднестровские земли в качестве христианского миссионера на пути из Сирии в Малую Скифию, располагавшуюся между Херсонесом и Дунаем.

В первых достоверных письменных свидетельствах о распространении христианства в Поднестровье упоминаются тервинги - вестготский племенной союз, обитавший на территории между Карпатскими горами, Дунаем и Днестром. Наиболее вероятная и исторически обоснованная версия приобщения готов к христианству связана с их военными походами в Каппадокию (Малая Азия), из которой в числе военнопленных они приводили с собой и христианских священнослужителей. По свидетельству Сократа Схоластика, особенно много готов перешло в христианство, когда император Константин Великий одержал над ними победу «силою креста Христова».

После этой победы готы основывают епархию на землях между Дунаем и Днестром. Один из готских епископов, Феофил, присутствовал на I Вселенском Соборе в Никее (325 г.) и подписался под его актами как митрополит Готии, или, по другим источникам, Феофил Боспоританский из Готии. Новый виток развития христианства связан с именем знаменитого готского епископа Ульфи-лы, самого активного распространителя ереси Ария среди тервингов.

Ульфила родился около 311 г. и был сыном пленных христиан, вывезенных дунайскими готами около 257 г. из малоазийского местечка Садалготины в Каппадокии во время одного из военных походов. По словам его ученика Авксентия, епископа Доростольского, Ульфила до тридцатилетнего возраста был лектором при одной из христианских церквей в земле вестготов. Около 341 г. во время пребывания в Константинополе в составе посольства к императору Констанцию он был избран епископом готов и рукоположен Патриархом Константинополя Евсевием, а в 360 г., будучи участником арианского собора в Константинополе, подписался под его актами.

Огромной заслугой Ульфилы перед христианской церковью был его перевод Священного Писания на готский язык (этим он опередил почти на 1300 лет идеологов Реформации, призывавших к популяризации Библии и переводу ее на национальные языки). Перевод Ульфилы получил широкое распространение, перейдя и к другим ветвям готов.

Тем не менее глубокого проникновения христианской идеологии в готское общество не произошло, поскольку еще сильно было влияние язычества. Так, в 376 г. при переселении вестготов во Фракию (Мёзию) «каждый род скифов (имеются в виду вестготы - Â.Ñ.) вез с собой и свою отцовскую святыню, вокруг которой шли ее… служители - жрецы и жрицы».

В связи с нашествием гуннских племен в 375 г. вестготы, заручившись согласием императора, ушли на территорию Римской империи. Неизвестно, продолжала ли после этих событий Готская епархия существовать в пределах Днестровско-Прутско-Дунайского региона. Более того, вплоть до конца X в. не имеется никаких письменных свидетельств о том, что на данной территории проживало христианское население.

Начиная с конца X - начала XI в. население Днестровско-Прутского междуречья оказывается между двумя православными государствами - Русью и Болгарией, которые ведут оживленный культурный обмен. Неудивительно поэтому, что туземное население региона впитывает в себя православное вероучение. Об этом красноречиво свидетельствуют многочисленные археологические данные. Например, на Бранештском могильнике древнерусского поселения X-XI вв. вскрыто 98 погребений, подавляющее большинство которых были совершены по христианскому обряду.

В X-XIV вв. на территории современной Молдавии обитало неоднородное по составу население, памятники культуры которого встречаются в кодрах и на юге. Это так называемая Балкано-Дунайская археологическая культура. Христианские погребения отличает положение костяка в простых ямах в вытянутом положении на спине, головой на запад. Исследователи полагают, что христианские обряды начали проникать в описываемое общество довольно рано, с IX-X вв., что может быть связано с принятием христианства Болгарией (860-е годы), а также Киевской Русью (конец X в.). Культурные связи Болгарии и Руси подтверждаются также традициями церковной музыки, которые пришли на Русь из Византии через посредничество Болгарии.

Новый этап распространения православия на землях Днестровско-Прутского междуречья начинается с XII в. после включения части данного региона в состав Галицкого княжества. Приднестровские земли получили наименование Галицкого Понизья, или «Поля». В первой половине XII столетия в Галицком Понизье находились владения галицких бояр, бежавших от княжеского двора, которые называли себя выгонцами и исповедовали православие. Вероятно, они подчинялись Галицкому епископу, кафедра которого была открыта в Галиче в 1165 г. Церковные иерархи, согласно церковным уставам св. Владимира и великого князя Ярослава, получили право собирать десятину «по всей Русской земли», в их ведение передавался надзор за торговыми мерами и весами; церковный суд, который применялся ко «всем людям церкви» (включая богоугодные заведения), к мирянам, совершившим преступления против веры и церковного благочиния (включая святотатство), или преступления, касающиеся брачных союзов и прав родителей, разделов наследства. При епископе состоял собор пресвитеров; кроме него управлением делами епархии занимались наместники, тиуны, десятники. Основой внутреннего церковного управления служил греческий Номоканон (сборник церковных правил).

В своей епархии епископ руководил духовенством, наблюдал за отправлением и распространением христианского культа, за управлением церковным имуществом, храмами, монастырями, другого рода церковными учреждениями и церковными людьми.

Благодатная земля Приднестровья, благодаря особому геополитическому положению на стыке двух христианских миров - православного Востока и католического Запада, с давних пор привлекала пристальное внимание папской курии. Для папы владение этими землями сулило огромные доходы с паствы, усиление католического влияния на соседние православные земли Древнерусского государства. Это вело бы и к изоляции православной паствы и клира Руси от их духовного главы - Константинопольского патриарха, а в будущем, возможно, к отходу Руси от православия.

Одним из путей проникновения католицизма на данную территорию была уния церквей под эгидой Рима, вызванная к жизни рядом причин: экспансионистскими устремлениями Рима, нечистоплотными замыслами высшего православного духовенства западной и юго-западной Руси, направленными на избавление от контроля за их деятельностью со стороны Константинопольского патриарха, фанатизмом католиков-шляхтичей, рассматривавших унию как мост к католичеству.

Планам папского престола иногда помогали внешнеполитические обстоятельства. Во время татаро-монгольского нашествия князь Даниил Романович Галицкий, желая обрести поддержку Запада в борьбе с кочевниками, установил контакты с Римом, но поставил условие своего перехода в католичество - примирение православия с латинством. Папа согласился с условиями русского князя, а также отправил грамоты к христианам богемским, моравским, польским, сербским и прочим, чтобы они под сенью Креста ударили по монголам. Но этот призыв не нашел отклика в среде европейских монархов, галицкий князь разуверился в действенности помощи папы и отрекся от него.

После 1240 г. Понизье отходит от Галицко-Волынского княжества. В результате ногайских завоеваний в 1260-е годы в Северо-Западном Причерноморье создается Подольский улус, отделившийся от Золотой Орды. Владения темника распространялись на западе вплоть до Дуная. Под 1283 годом хронист Григора записал: «Ногай имел местопребывание по ту (по левую - Â.Ñ.) сторону Истра (Дуная - Â.Ñ.)».

После завоевания причерноморских степей Ногай навязал свое господство и соседним со степью народам (аланам и русским), сделав их своими «союзниками». Истинное содержание понятия «союзник» раскрывает Григора на примере алан, которые также проживали к северу от Дуная и «издревле приняли христианство», а подчинились ногайцам «телесно, уступив их силе».

Однако господство татаро-монголов над покоренными народами не распространялось дальше сбора дани. Но и здесь существовали поблажки - от выплаты дани освобождалось духовенство. Об этом нам известно из ханских ярлыков. В 1279 г. хан Менгу-Темир пожаловал такой ярлык митрополиту Кириллу. Этот ярлык не только освобождал православное духовенство от выплаты дани, но и ограждал русскую веру от «всяких хулений и оскорблений», признавал неприкосновенность всех церковных имений и избавлял церковных людей от каких бы то ни было общественных работ.

Из трудов средневековых авторов, в частности арабских ученых, известно, что татаро-монголы отличались веротерпимостью. Например, известный арабский географ Абул-Фида (1273-1331) в своем труде «География» сообщает о городе Аджа-Кермане (Белгороде-Днестровском), что это небольшой город, расположенный на берегу Черного моря неподалеку от места впадения в него р. Днестр, находится он в «стране болгар и тюрок», а жители его - «мусульмане и неверные».

Любопытная история о трагической гибели трапезундского купца Иоанна в Белгороде, описанная в «Житии св. Иоанна Нового» (1330-1360-е годы), свидетельствует, что у православных христиан, которых в городе было довольно много, имелась своя церковь со священником. Другие документы подтверждают существование в Белгороде в конце XIII - начале XIV в. одной из семи епархий Галицко-Волынской, или Малой, Руси. Понятие «Малая Русь» было чисто политическим, а митрополия Малой Руси - не что иное, как образованная в самом начале XIV в. Галицкая митрополия. Церковные документы также удостоверяют, что области к западу от Днестра входили в единую церковную организацию с Галицко-Волынской Русью вплоть до создания самостоятельной Молдавской церкви в конце XIV столетия.

Галицкая митрополия, включавшая и Днестровско-Карпатские земли, просуществовала до 1347 г. Папские документы начала 1370-х годов, касающиеся епископии в Сирете, ясно указывают на зависимость сиретской православной церкви от епископа в Галиче. Установление самостоятельной, отделенной от «всея Руси» митрополии в Галиче, зависимой от польской короны, было чревато негативными последствиями. Казимир III мог использовать церковную зависимость Днестровско-Карпатских земель от иерархов Галицкой Руси в своих политических целях. Однако этого не случилось, поскольку Казимир III после 1347 г. умирает, а через 15 лет, в 1362 г., после битвы у р. Синюхи, господство татаро-монголов в данном регионе сменяется господством литовских феодалов. Попытки польско-литовских феодалов обратить местное население в католичество в какой-то мере были пресечены князем Витовтом, отличавшимся терпимостью в отношении православия. По воцарении в Подолии в 1410 г., желая высвободиться из-под влияния московского митрополита, он добивался назначения самостоятельного главы православной церкви в Литве Константинопольским патриархом, что ему и удалось.

Вскоре после этого над Днестровско-Карпатскими землями нависла новая опасность, уже со стороны турок-осман. Они завоевали в 1484 г. Килийскую и Белгородскую крепости вместе с сельскими округами. В XVI столетии из Килийских, Аккер-манских, будущих Бендерских и других земель были сформированы два санджака - Аккерманский и Бендерский.

В их социально-административной структуре значительное место занимали религиозные общины. Немусульманскую общину возглавляли староста, священнослужитель и несколько богатых ее членов. К середине XVII в. христианские общины Аккерманского и Бендерского санджаков подчинялись Проилавскому (Браилавскому) митрополиту. Через него местные священники поддерживали связь с Константинопольским патриархом, который имел возможность ходатайствовать перед Портой за насущные интересы церкви: строительство храмов, разрешение крупных споров между мусульманами и христианами и др. Власть Проилавского епископа простиралась и на население левобережья Днестра, в частности городка Дубоссары с округой.

Население Левобережного Поднестровья южнее речки Мокрый Ягорлык составляли беглые крестьяне из Великороссии, малороссы из Подолии и молдаване (воло-хи). Из-за частых набегов татар им приходилось для отправления религиозных обрядов строить плетневые церкви, обмазанные глиной (мазанки), которые легко разрушались татарами, но в то же время быстро возводились снова. Именно в такого рода церкви рукополагали священников проилавские епископы.

После русско-турецких войн XVIII в. положение православного населения значительно улучшается. С заключением в 1791 г. Ясского мира между Россией и Турцией православие в Левобережном Поднестровье буквально расцветает: православная паства этих земель обретает своего постоянного духовного пастыря в лице Екатеринославского архиепископа.

Огромную роль в религиозной жизни левобережья Днестра сыграл митрополит Екатеринославский и Херсонес-Таврический Гавриил Бэнулеску-Бодони, заступивший на кафедру в 1793 г. С этого времени в регионе разворачивается широкомасштабное строительство церквей и ремонт уже имевшихся. Возводятся церкви в Чобручах, Коротном, Парканах, Слободзее, Суклее, Неза-вертайловке, Тее, Дойбанах, Малаештах, Глином и многих других селах, деревнях и местечках края.

С приходом на Приднестровские земли русской администрации здесь начинается славяно-молдавское книгопечатание. Первым книгопечатником становится уроженец г. Миргорода Полтавской губернии протоиерей Михаил Стрельбицкий. В 1792 г. он перевел в местечко Дубоссары типографию из Ясс и начал печатать религиозную литературу, пользуясь технической поддержкой типографии Киево-Печерской лавры. Им были напечатаны «Часослов» (1794 г.), «Ектениарий» («Молитвослов»), причем они вышли в свет на молдавском и русском языках.

После объединения Великого княжества Литовского и Польского королевства в единое государство - Речь Посполитую на Люблинском сейме 1569 г., с воцарением на польском престоле Сигизмунда III (1587-1632 гг.), по подвластным короне православным землям прокатилась волна насаждения унии. Введению унии на исконно православных землях активно содействовали монахи из ордена иезуитов. После их появления вся территория Белой Руси и Украины, а также Верхнего Поднестровья стала застраиваться католическими костелами. Выпускников учебных заведений иезуитов «Общество Иисуса» стремилось использовать в борьбе против славян. В конце XVI в. православные жаловались своему митрополиту Онисифору Девочке, что католики уносили православные святыни, затворяли святые тайны, запечатывали церкви, прямо от престолов уводили православных священников и заключали их под стражу, выгоняли из церквей мирян, церковные имения присоединяли к костелам, расхищали церковные драгоценности.

Церковная уния на исконно православной территории насаждалась медленно, встречая ожесточенное сопротивление со стороны всех сословий русского православного населения. Мещане, низшее духовенство и некоторые православные дворяне, объединяясь в церковные братства, в противовес иезуитским и базилианским школам открывали собственные школы и выпускали полемическую литературу, успешно боровшуюся с казуистическими доводами иезуитов.

После 1686 г., когда все Киевское воеводство, Волынь, Подолия, Галиция и Белая Русь остались под властью короля, главной задачей конфессиональной политики Речи Посполитой становится уничтожение православия в государственном масштабе. Исполнителем этого замысла стал епископ Львовский Иосиф Шумлянский, намеренно перешедший в православие из унии в 1667 г. С его помощью в первые годы XVIII в. епископы православной церкви были тайно заменены униатами. Одновременно с латинизацией униатской церкви наступил период массового перехода крестьян из православия в унию и нового наступления на православие. В 1732 г. в административном порядке вводились следующие ограничения православия: духовенству запрещалось ходить по улицам со святыми дарами, церковные таинства и требы предписывалось совершать только с разрешения католических ксендзов за установленную плату, публично хоронить усопших разрешалось только ночью, православным вменялось в обязанность присутствовать при католических крестных ходах и соблюдать канонические правила католической церкви.

Большую поддержку местному населению оказывали соседние православные державы Молдавия и Валахия, посылавшие священников в приднестровские приходы. Россия на протяжении нескольких веков была духовной опорой и защитницей православных перед лицом агрессивного католицизма.

Огромный вклад в поддержание православного благочестия и защиту местного православного населения внесли запорожские казаки, которые еще в 1610 г. говорили, что они «с давних часов, заставляясь против поганского народа за православную веру, часто теряют здоровье и жизнь свою через войну с татарами и турками, освобождают от неволи народ христианский».

Впервые казачество появилось под стенами Аккермана в 1517 г., а в 1541 г. объединенное казацко-молдавское войско прошло от Бендер до Аккермана. С неослабевающей силой борьба казаков против турок продолжается в XVII столетии. Так, в 1632 г. казаки совершили поход морем на своих судах (чайках) на Аккерман, Килию и Измаил. Таким образом притеснения православной веры на турецких территориях в Пруто-Днестровском междуречье встречали достойный отпор со стороны казачества Запорожской Сечи.

Весьма интересен проект казацкого атамана Наливайко (1596 г.) о заселении запорожскими казаками местности между Бугом и Днестром на татарском и турецком шляху, между Бендерами и Очаковом. Это явилось бы мощным заслоном на пути татарских набегов на Речь Посполитую и Молдову, одновременно рассекая связующее звено между крымским ханом (сильно ослабляя его) и турецкими владениями в Северо-Западном Причерноморье (Молдавское княжество и многочисленные райя). Добавим также, что это способствовало бы созданию на этих землях постоянной православной церковной организации. Однако этому плану не суждено было осуществиться.

В XVIII в. казачество продолжает играть важную роль в жизни Левобережного Поднестровья. В период русско-турецких войн XVIII в. казаки входили в состав воинских формирований русской армии, принимали активное участие в военных действиях. Они ярко проявили себя и на мирной стезе - в 1790 г. казаками из Черноморского войска были основаны в Днестровско-Бугском междуречье 25 куренных селений, или слобод, в том числе нынешние приднестровские села Незавертайловка, Карагаш, Чобручи, Коротное, Слободзея, Суклея, Терновка, Парканы и др. Казаки содействовали строительству церквей на левобережье Днестра: они основали церковь св. Параскевы в с. Терновка; казачий полковник Бурмас возвел Покровскую церковь в с. Коротном; Николаевская церковь в с. Глином была «построена тщанием запорожца Тулицы, плетневая, крытая камышом»; в 1792 г. казаками сооружается Михайловская церковь в с. Слободзея, в ней «полковник и судья войсковой Головатый устроил своим коштом немалое число церковной серебряной утвари… с надписями: от судьи Антона Головатого, 1793 г.».

В XIX в. православные приходы продолжают укрепляться: плетневые церкви, повсеместно распространенные в Приднестровье в XVIII столетии, постепенно заменяются каменными, строятся новые церкви (в 1804 г. - Николаевский собор в Тирасполе, в 1809 г. - Успенский собор в Дубоссарах). Эти же города становятся основными культурными центрами края.

В 1864-1866 гг. близ с. Кицканы бывшими послушниками Нямецкого монастыря иеромонахом Феофаном Кристей и его учеником иеросхимонахом Андроником был основан мужской Свято-Вознесенский Ново-Нямецкий монастырь. При монастыре отец Андроник собирает богатую библиотеку, состоявшую в основном из старопечатных и рукописных книг на русском, молдавском, греческом языках (в 1962 г. они переданы ЦГА МССР).

К началу XX в. общее количество приходов в Приднестровье достигло 117, в тот период они входили в Подольскую, Херсонскую и Кишиневскую епархии.

Со времени присоединения Левобережного Приднестровья к Российской Империи царские власти и крупные помещики старались укрепить экономическую основу могущества церкви с помощью многочисленных систематических дарений земель и материальных ценностей. Ново-Нямецкий монастырь, например, в пореформенный период владел более чем 12 тыс. десятин земли. Эксплуатация земельных владений приносила церкви огромные доходы (только за аренду земли монастыри и скиты Бессарабии в 1909 г. получили 1 595 120 руб.). Кроме того, представители духовенства не брезговали ростовщичеством и торговлей. Таким образом, православная церковь в условиях царской России являлась крупнейшим феодалом.

Православная церковь в дореволюционной России со времен реформаторской деятельности Петра I находилась в особых условиях, представляя, по сути, часть государственного административно-идеологического аппарата, возглавляемого таким бюрократическим учреждением, каким являлся Священный Синод. Это положение сохранялось до Октябрьской революции 1917 г.

. Положение православной церкви в Приднестровье в годы Советской власти

В ХХ в. Русская православная церковь прошла сложный и тернистый путь испытаний, начало которому было положено в 1917 г. Революция и последовавшие преобразования поставили церковь в совершенно новые условия существования, коренным образом отличающиеся от того положения, которое занимала Русская православная церковь до свержения самодержавия. Определялись эти новые условия программными установками большевиков по отношению к религии и религиозным организациям. В частности, в работах В.И. Ленина «Социализм и религия», «Об отношении рабочей партии к религии», «О значении воинствующего материализма» и других, утверждается мысль о том, что религия должна быть частным делом, а главным требованием социалистического пролетариата является полное отделение церкви от государства, что необходима борьба с «религиозным туманом» и «опиумом народа», т. е. актуальной становится пропаганда атеизма. В программе РСДРП, принятой в 1903 г. на II съезде партии, одним из пунктов значится «отделение церкви от государства и школы от церкви», а в принятой на VIII съезде партии в марте 1919 г. новой программе РКП(б) констатировалось неудовлетворение «уже декретированным отделением церкви от государства и школы от церкви» и ставилась задача планомерной и сознательной деятельности, т. е. проведения научно-просветительной и антирелигиозной пропаганды, которая должна привести к «полному отмиранию религиозных предрассудков».

Уже первые законодательные акты органов Советской власти были направлены на решение комплекса вопросов, связанных с религией. В частности, 23 января 1918 г. выходит декрет Совнаркома «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», на основе которого строилась политика Советской власти по отношению ко всем конфессиям. Концептуальные положения государственной политики, провозглашенные в декрете, включали следующие основные моменты: отделение церкви от государства, соблюдение принципа свободы совести, право исповедовать любую религию или быть атеистом, гарантия «свободного исполнения религиозных обрдов» при условии соблюдения общественного порядка и прав граждан, отделение школы от церкви и обучение религии «частным образом», запрет церковных сборов, лишение религиозных организаций и церквей прав юридического лица и владения собственностью. Церковное имущество всех конфессий объявлялось «народным достоянием», передаваемым в бесплатное пользование верующим по решению органов Советской власти (речь шла только об имуществе, предназначенном для богослужения).

Для претворения в жизнь этого декрета в апреле 1918 г. в Народном комиссариате юстиции создается комиссия, которая получила название «ликвидационной» (позже она была преобразована в VIII отдел Наркомюста, возглавляемый П.А. Красиковым, который и руководил фактически работой по отделению церкви от государства в РСФСР). Итогом работы отдела стала подготовленная им инструкция от 24(30) августа 1918 г. «О порядке проведения в жизнь декрета Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Инструкция подтверждала положения декрета о лишении религиозных организаций прав юридического лица и прав владения собственностью; запрещалась благотворительная, просветительно-педагогическая деятельность, все имущество религиозных организаций переходило в ведение местных Советов; определялся также порядок передачи данного имущества в пользование верующим: для этого необходимо было организовать группу численностью не менее 20 человек, которые заключают с местными Советами соглашение об условиях получения и использования церковного имущества.

Инструкция устанавливала правила организации и проведения «религиозных шествий» и «религиозных обрядов на улицах»: с письменного разрешения органов Советской власти, полученного не позднее, чем за два дня до совершения намеченного мероприятия. Инструкция допускала принятие жестких мер по отношению к церкви, в том числе конфискационных - по изъятию земель, капиталов и других доходных имуществ. Таким образом, признавая де-факто религиозные организации, Советская власть ликвидировала законодательную базу для их существования, т. е. игнорировала церковь де-юре. Декретом СНК и инструкцией Наркомюста должны были руководствоваться органы власти на местах.

Аналогичные документы принимались и в УССР, в состав которой входили районы нынешней Приднестровской Молдавской Республики. 22 января 1919 г. в «Известиях Временного Рабоче-Крестьянского правительства Украины и Харьковского Совета Рабочих Депутатов» был опубликован Декрет Временного Рабоче-Крестьянского правительства Украины «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», который повторял все положения декрета СНК РСФСР, а постановлением СНК УССР от 3 августа 1920 г. «О согласовании законодательной практики УССР и РСФСР по вопросу об отделении церкви от государства» претворение декрета в жизнь возлагалось на Народный комиссариат юстиции. Этим постановлением все церкви и религиозные общества лишались прав юридического лица, а Наркомюсту поручалось «составить подробную инструкцию о проведении в жизнь Декрета от 22 января 1919 г. …и ввести ее в действие по соглашению с заинтересованными ведомствами». Составлением этой инструкции занялся Ликвидационный отдел по отделению церкви от государства, который был учрежден согласно приказу Наркомюста УССР от 1 июля 1921 г. Возглавил этот отдел И.К. Сухоплюев, он же разрабатывал все нормативные документы, необходимые для руководства на местах плановыми мероприятиями по отношению к церквам и священнослужителям. Инструкция, упоминавшаяся в постановлении СНК УССР от 3 августа 1920 г., вышла в свет 10 ноября 1920 г.; она четко и подробно регламентировала действия, которые органы власти имели право совершать в отношении всех без исключения религиозных общин, церквей, а также священников. Несмотря на то что вероисповедание было провозглашено «исключительно частным делом граждан», а органы Советской власти не должны были ни содействовать, ни препятствовать «удовлетворению религиозных потребностей», революционное право допускало, тем не менее, насилие в отношении верующих и священников. Согласно инструкции обыски в храмах или аресты, в том числе и служителей культа, вскрытие мощей, не могут быть признаны «стеснением или ограничением вероисповедной свободы», так как все это - «разоблачение векового обмана». Необходимо только было производить эти действия в присутствии «представителя данного религиозного культа» и соблюдать «корректное отношение к религиозным чувствам сторонников данной религии».

Подобной деятельности власти стремились придать видимость законной. Вскрыть мощи, к примеру, можно было по инициативе местного трудового населения и с разрешения губернского исполкома или съезда Советов, и при этом должны были присутствовать священник и врач. Вскрытые раки рекомендовалось оставить на какое-то время для свободного доступа, «чтобы массы могли убедиться в обмане», а затем передать в музеи.

Следующим звеном в планах, направленных на «отмирание религиозных предрассудков», было законодательное оформление права закрывать храмы и монастыри. 28 апреля 1923 г. ВЦИК РСФСР издает циркуляр, подписанный М.И. Калининым, о порядке закрытия церквей. Основываясь на этом документе, 14 августа 1924 г. НКВД УССР направляет всем губернским исполнительным комитетам циркулярное письмо «О порядке закрытия храмов и молитвенных домов всех культов». Для закрытия требовалось вынесение постановления президиума губисполкома, которое по представлению НКВД должно было утверждаться Президиумом ВУЦИК. Закрывать храмы органы власти имели право в двух случаях: если количество верующих, являющихся прихожанами церкви и взявших ее по договору в пользование, не соответствовало «установленному законом» и если возникала необходимость и была возможность приспособить культовые здания и помещения под «санитарно-медицинские, культурно-просветительные и общественные учреждения». В последнем случае достаточно было «ходатайства большинства трудящихся данного культа» и резолюции или постановления общего собрания.

В документах, отсылаемых президиумами губисполкомов в ВУЦИК (ходатайства трудящихся, заключения местных органов власти, т. е. сельсоветов, райисполкомов, окружкомов), требовалось «подробно и обстоятельно мотивировать целесообразность и необходимость такой меры». Претворить в жизнь постановление о закрытии того или иного храма местные органы власти могли только после утверждения его центром; имущество, не имеющее исторического и художественного значения, разрешалось передать другой «однородной по культу общине верующих». Причем в директивах, получаемых на местах из центра, четко оговаривалось, что «возвращение религиозным обществам ранее закрытых молитвенных зданий нецелесообразно, допустимо в самых крайних случаях», а в одном из писем, направленных в народные комиссариаты юстиции и внутренних дел 8 августа 1922 г. (речь в нем шла об участившихся просьбах верующих открыть домашние церкви, «ликвидированные в порядке декрета отделения церкви от государства»), прямо дается указание «принять соответствующие меры к полной ликвидации такого рода церквей, дабы меньше было поводов ко всякого рода ходатайствам и агитации».

После принятия необходимых нормативных документов и создания Ликвидационного отдела по отделению церкви от государства начинается организация местного аппарата Ликвидотдела. Уже в июне этого года было отдано распоряжение о создании при губернских отделениях юстиции ликвидационных столов со штатом в три чиновника (заведующий, секретарь и делопроизводитель); им вменялось в обязанности составить смету на оплату работ по проведению в жизнь декрета об отделении церкви от государства, а также собирать и присылать в центр информацию о закрытии религиозных обществ и судьбе принадлежавшего им имущества, о деятельности епархиальных советов, о подписании договоров на пользование храмами и богослужебным инвентарем и т. п.

августа 1921 г. Наркомюст издает новый циркуляр, который предписывает заменить ликвидационные столы при губернских и уездных отделах юстиции ликвидационными комиссиями - «для более быстрого и успешного проведения на местах декрета». Помимо председателя - сотрудника отдела юстиции - в их состав должны были войти представители от губернского или уездного отдела управления НКВД и Губчека.

Выполнение приказов, распоряжений, циркуляров вышестоящих органов власти непосредственно в Приднестровье началось по окончании гражданской войны и установлении Советской власти. 18 июля 1921 г. губликвидкомиссия при Одесском губ-юротделе постановила организовать подобные комиссии во всех уездах и волостях, однако выполнение этого решения было начато только в октябре. В своем отчете Наркомюсту Одесская губликвидкомиссия докладывала о создании комиссий в Балт-ском и Тираспольском уездах, однако ни в одном из них работа в последние три месяца 1921 г. фактически не проводилась вследствие «неспокойного положения» в Балтском уезде и несоблюдения «формальностей, требуемых циркуляром НКЮ», - в Тираспольском. В январе-апреле 1922 г. связь губернии с уездами налажена не была, поэтому достоверные данные о положении на местах в Одесском юротделе отсутствовали. В мае-августе 1922 г. ситуация несколько изменилась к лучшему.

В 1921 г. создается Тираспольско-Дубоссарская епархия, которую возглавил первый Тираспольский епископ Владыка Алексий (Дмитрий Васильевич Баженов), поначалу управлявший и Одесской епархией. Тогда же была образована и Тирасполь-ская уездная ликвидационная комиссия. Ее работа, начавшаяся 1 декабря 1921 г., заключалась в «выяснении числа и местонахождения всех церквей, молитвенных домов» в уезде, после чего «были составлены в трех экземплярах описи всего инвентаря, богослужебного и иного имущества, принадлежавшего каждому молитвенному установлению, и которое передавалось под ответственность подписавших сведения граждан». Комиссия занималась также сбором подписей священнослужителей «о прекращении бракоразводных и иных функций» и «подготовительными работами по сдаче на договорных началах имущества религиозных общин». С 1 ноября 1922 г. комиссия перешла в распоряжение органов НКВД.

Другое направление деятельности Тираспольской уездной ликвидкомиссии - изъятие церковных ценностей, осуществляемое совместно с уездным комитетом помощи голодающим (укомпомгол). С августа 1921 по ноябрь 1922 г. из 101 церкви и 19 синагог было изъято свыше 30 пудов серебра. Всего было конфисковано 3037 пудов серебра, 3 пуда 17 фунтов золота, а также бриллианты и другие ценности.

Балтская уездная ликвидкомиссия в 1922 г. занималась в основном «повсеместным учетом церковных имуществ» и наблюдением за религиозной жизнью в уезде. В ее рапортах в Одесский губисполком отмечалось распространение сектантства, докладывалось о событиях в уезде, например: «есть несколько православных приходов, отложившихся от местной епархии и ведущих самостоятельную церковную жизнь… где священнодействуют запрещенные к служению…»

После того как эти данные попали в Ликвидационный отдел Наркомюста, Одесский губюст получил циркулярное письмо, в очередной раз демонстрирующие политику Советской власти в отношении церкви: «прихожане, после отделения церкви от государства вовсе не обязаны иметь своим священником того, которого насильственно к ним в приход присылает епископ… без согласия… и без ведома прихода», а «имеют право избирать себе в священники то лицо, которое они пожелают… не только запрещенного епископом к служению… но даже отлученного от церкви». Декларируя невмешательство во внутренние дела церкви, власти, тем не менее, пытались изменить правила внутрицерковной жизни. Единственное условие, поставленное священникам, - «не совершать преступлений против Советской власти и соблюдать все ее законы и постановления».

В этом же письме губликвидкомиссия получила распоряжение собирать информацию «о развале церковной жизни», обо всех сектах - старых и новых - и причинах их возникновения, о последствиях церковного раскола, о численности «профессионального духовенства», а также присылать данные о епископах - «краткую политическую характеристику» и «отношение к расколу церкви».

К функциональным обязанностям ликвидационных комиссий также относились: учет «богослужебного имущества» и составление его инвентарных описей, по которым оно поступало в ведение местных советов и только затем передавалось в «бесплатное пользование верующим»; составление договоров на эту передачу, которые подписывали представители власти и прихожане. Остальное имущество, не употребляемое для надобностей богослужения, а также недвижимость и банковские капиталы подлежали национализации. Ликвидкомиссии осуществляли контроль за воплощением в жизнь изданных декретов и нормативных документов; к их обязанностям относилось «осведомление населения путем печати и устной агитации о значении реформы, практическое руководство всеми мероприятиями, вытекающими из декрета и инструкции… выработка мер для отобрания (имущества, принадлежащего Русской православной церкви - Ö.Ò.), в смысле предупреждения преступных агитационных набатов, скопления народа и т. п.».

Таким образом, практическим осуществлением декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» занялся Наркомюст и его местные органы, при которых уже в 1921-1922 гг. начала создаваться разветвленная бюрократическая сеть ликвидкомиссий. Однако Наркомюст был не единственным ведомством, претендовавшим на пальму первенства в деле отделения церкви от государства. Аналогичными проблемами пытался заняться и НКВД, что приводило к дублированию в работе двух наркоматов, руководство которых пыталось решить эту проблему.

Соперничество было прекращено с выходом 6 сентября 1922 г. постановления ВУЦИК «О передаче Отдела по отделению церкви от государства и его местных органов из Наркомюста в Наркомвнудел». Таким образом все полномочия «по дальнейшему осуществлению Декрета по отделению церкви от государства» передавались в НКВД. Был несколько изменен состав губернских комиссий: функции председателя выполнял заведующий отделом управления или его заместитель, кроме того, включались представители от президиума совнарсуда и губотдела ГПУ.

После принятия этого постановления наркоматы юстиции и внутренних дел издают совместный циркуляр ¹ 212 о порядке передачи ликвидационных подотделов из губюстов в губотуправы. Эту процедуру предписывалось «начать немедленно и закончить до 1 октября 1922 года», дела (и завершенные, и неоконченные) необходимо было передавать по описи. В штатный состав комиссии дополнительно вводилась должность секретаря. Вся ответственность за постановку работы по отделению церкви от государства, вплоть до уголовной, возлагалась на председателей ликвидкомис-сий: они должны были обеспечивать непрерывность работы. Ликвидационные комиссии учреждались также в уездах и волостях, где их возглавляли заведующие уездными управами и волостными исполкомами; в их обязанности входила организация работы по отделению церкви от государства в уездах и волостях, сбор необходимых сведений для ежемесячных отчетов перед губликвидкомиссией. По всем неясным вопросам ликвидкомиссии должны были обращаться за разъяснениями в специально учрежденный в НКВД Отдел по отделению церкви от государства.

Результатом проделанной НКВД организационной работы стало повсеместное создание в Украине, в том числе и в Приднестровье, разветвленной сети губернских, уездных, волостных ликвидационных комиссий, относящихся по иерархии подчинения к Отделу НКВД по отделению церкви от государства. Ликвидкомиссиям были предоставлены значительные полномочия по отношению к религиозным организациям, верующим и священникам. Для осуществления своего «права на исповедание» верующие должны были организовать общество и зарегистрировать его в местных органах НКВД по определенным установленным админотделом НКВД правилам. Учредить религиозное общество могла группа верующих численностью не менее 50 человек, достигших совершеннолетия и обладающих всеми гражданскими правами. Общество обязано было принять типовой устав, утвержденный центральным МЕКОСО (Межведомственная комиссия по обществам и союзам) при НКВД. Для регистрации общества в окружной отдел управления НКВД необходимо было предъявить: заявление о регистрации, оплаченное гербовым сбором, подписанное 50 учредителями (подписи должны были быть заверены в исполкоме или нотариусом), протокол собрания учредителей общества (также заверенный), список учредителей в трех экземплярах (в нем нужно было указать фамилию, имя, отчество, адрес, социальное и имущественное положение, принадлежность к определенному сословию до революции, место службы после, с каких пор верующий), типовой устав общества в пяти экземплярах, из которых три заверены нотариусом.

В задачи ликвидкомиссий входили также «учет и выявление политической платформы религиозных общин, степень их влияния на массы, меры к выявлению характера и ликвидации их»; учет церквей, религиозных объединений и места их нахождения, учет и регистрация священнослужителей.

Регистрация и взятие на учет священников проводились одновременно, но с разными целями: «получение полной характеристики каждого служителя культа, его прошлого, политической и церковной ориентации» и проведение «постоянного, непрерывного надзора в области переездов служителей культа, препятствуя их скоплению и агитационной деятельности». Перемещение священнослужителей строго ограничивалось, и даже для передвижения их в пределах одного района требовалось разрешение местных властей. Показателен в связи с этим следующий факт: 22 апреля 1924 г. в Одесскую губликвидкомиссию обратился епископ Ювеналий «с просьбой разрешить ему поездку в приднестровские приходы». Эта просьба была рассмотрена на заседании 19 мая и в протоколе ¹ 3 зафиксирован ответ: «разрешить». При переезде из одного района в другой служителей культа снимали с учета при выезде и ставили на учет по прибытии. Что касается регистрации, то на каждого священника заводилась специальная регистрационная карточка, куда вносились подробные сведения не только о нем самом, но и о его семье, отражались политические взгляды и пристрастия. Происхождение, социальное положение, образование, партийная принадлежность, когда, где и кем рукоположен в сан, какие выполняет обязанности или занимает должности, на каком языке совершает богослужение, есть ли дополнительные занятия, сведения о службе в армии или участии в войнах, отношение к церковному расколу и конфессиональная принадлежность, отношение к Советской власти, компартии и к церковной реформе, размер годового дохода до революции, «размер платы за требы» и «доход в настоящее время» - все эти данные содержались в регистрационной карточке, причем за предоставление ложной информации грозило судебное разбирательство.

В обязанности ликвидкомиссий вменялось также осуществление контроля за съездами религиозных общин, сбор сведений о количестве закрытых храмов, монастырей, молитвенных домов, с указанием по чьей инициативе и по каким мотивам их закрывали, как использовались их помещения.

В своих ежемесячных отчетах в НКВД губликвидкомиссии должны были придерживаться разработанной схемы и собирать все сведения, касающиеся деятельности православных церквей. Поэтому губернские ликвидкомиссии требовали подробной отчетности с мест, интересуясь «практической работой… по разложению церкви» и материалами, имеющими значение для антирелигиозной пропаганды: отречение священнослужителей от сана и факты их «скандального» поведения, обновление икон и прочие «чудеса».

Результаты своей деятельности губликвидкомиссии отражали в сводках и ведомостях, составляемых по присланным из НКВД типовым формам. Например, в «Сводке о количестве закрытых монастырей…» необходимо было дать по округам следующую информацию: количество закрытых мужских и женских монастырей, для каких целей используются их здания (под детские или инвалидные дома, школы или клубы), количество оставшихся действующих монастырей. В «Ведомости учета исполнения религиозных обычаев…» приводились данные о местностях, где придерживаются этих обычаев, причем следовало привести их названия, для чего давался примерный перечень: «освящение просфор», «ожидание конца мира», «ночные моления», «распространение религиозных воззваний», «поминальные обряды». В «Ведомости учета религиозных чудес…» следовало указать их количество и перечислить по прилагаемому образцу: «установление крестов», «обновление икон», «обновление куполов» и др. В центр отсылались также сводные ведомости по регистрации расколов религиозных общин, их уставов, по заключению договоров и проверке культового имущества.

Практическая деятельность ликвидкомиссий в Приднестровье начинает налаживаться уже после издания постановления ВУЦИК о передаче ликвидотделов из Нар-комюста в НКВД. Ликвидкомиссии Балтского, Тираспольского уездов, организованные к осени 1922 г., получили распоряжение из губернии о «немедленном приступ-лении к заключению договоров», для чего были «посланы соответствующие инструкции на сей предмет с образцами нормального устава… и договора». Губликвид-комиссия поставила задачу «с октября месяца центр тяжести работы по отделению церкви от государства перенести в уезды», где ликвидкомиссии должны были «заключать договора с верующими непосредственно в уездах и… сообщать данные в губликвидкомиссию».

Анализируя и оценивая состояние православной церкви, Одесская губликвидко-миссия отмечала «полнейшую дезорганизацию высшего церковного управления, которое в сущности перестало существовать». Заслугу эту, как явствует из рапорта, губликвидком приписывал себе, не отрицая, правда, и роли той части православного духовенства, которая встала на путь раскола: «сему содействовали как уход правящих епископов Феодосия и Алексия, так и твердо оформляющаяся группа Живой церкви со своим печатным органом Церковное обновление, но главным образом, образование самоуправляющихся и совершенно независимых от иерархии церковных обществ…»

Церковной жизни уделялось пристальное внимание: тщательно фиксировались все религиозные течения, их количество и численность приверженцев.

Среди всех испытаний, выпавших на долю Русской православной церкви в первой трети ХХ столетия, был и церковный раскол, не обошедший стороной православные приходы в Приднестровье. Помимо обновленческого движения и православных приходов, оставшихся в подчинении Московского патриархата (их называли «тихоновскими»), распространение получила Украинская православная автономная церковь (УПАЦ), провозглашенная в октябре 1921 г. и возглавляемая митрополитом В. Липковским.

Ситуацию церковного раскола власти пытались использовать в своих интересах: оказывая поддержку обновленцам, способствовать ослаблению влияния Русской православной церкви (т. е. проводили политику по принципу «разделяй и властвуй»). Зачастую положительное решение какой-либо просьбы прихожан зависело от ориентации прихода: обновленческой или тихоновской. К примеру, на «массовые обращения крестьян о разрешении крестных ходов для освящения полей и… для молебствия о ниспослании дождя» Балтский окружной админотдел выдавал разрешения исключительно обновленческим общинам», при этом не забывая сверяться с показаниями барометра и если он «показывал возможность выпадения дождя, выдача разрешений останавливалась».

Верующие и священнослужители всех конфессий - обновленцы, автокефалисты-липковцы, тихоновцы - находились под постоянным контролем ликвидкомиссий. Подсчитывалось количество приходов и численность прихожан всех конфессий, фиксировалось преобладание в округах обновленцев или тихоновцев, определялись взаимоотношения между ними - и все эти сведения затем поступали в центр.

По данным на первую половину 1925 г. тихоновское течение преобладало в Слободзейском, Рыбницком, Балтском районах, в Григориопольском действовали 3 обновленческие и 3 тихоновские общины, в Дубоссарском - только обновленцы, а в Каменском - обновленцы и некая «древнеапостольская церковь». Всего по данным на декабрь 1925 г. на территории МАССР насчитывалось 153 обновленческих и 46 тихоновских приходов.

Продолжать свою деятельность священнослужителям и верующим становилось все труднее, поскольку она расценивалась властями как подрыв Советской власти. Такова была реакция на обновление икон, наблюдавшееся во многих округах - Балтском, Одесском и других. В июле 1923 г. обновилась икона в с. Незавертайловка Слободзейского района, на что «РИКом приняты соответствующие меры, а уголовным розыском ведется расследование»; в сентябре 1923 г. в с. Плоть Балтского округа «у одного крестьянина обновились сразу три иконы, причем обнаружена была грубейшая фальсификация. Виноватые - священник и крестьянин преданы суду и осуждены»; в сентябре 1924 г. обновилась икона у жительницы с. Терновка Одесского округа Елены Цошко, о чем ликвидком не замедлил отрапортовать вышестоящим инстанциям. Вызывает интерес комментарий этого факта в отчете: «икона опечатана и сдана на хранение местному попу, дознание производится». После каждого случая обновления проводилась агитационная кампания для разъяснения сущности провокации.

Большевики прибегали даже к таким методам, как вскрытие гробов; именно такой случай произошел в Балтском уезде в марте 1923 г., когда был «вскрыт гроб кандидата в святые священника Левицкого, похороненного 77 лет назад: об обнаруженном истлевшем и распавшемся скелете составлен акт».

Рассматривали ликвидкомиссии и другие вопросы по просьбам верующих, в том числе и о разрешении на достройку старых или строительство новых церквей, на сбор средств среди верующих для этих целей. Как правило, на подобные просьбы верующим отвечали отказом. Например, в апреле 1925 г. православная община с. Ташлык обратилась с просьбой разрешить построить новую церковь взамен сгоревшей. Одесский губадминотдел, куда было направлено заявление, принял его к рассмотрению без особого энтузиазма.

Что касается добровольного сбора средств на строительство или ремонт храмов, Одесский окружной административный отдел отмечал в специальной инструкции председателям райисполкомов, что они «формально не вправе запрещать… добровольные сборы», но, учитывая тяжелое экономическое положение, когда в средствах нуждаются школы и больницы, «трата народных денег на постройку молитвенных зданий является не только нецелесообразной, но и преступной с государственной точки зрения». Поэтому рекомендовалось убеждать верующих тратить собираемые деньги на школы или больницы и, если агитация не будет иметь успеха, «настаивать на ассигновании не менее 50% собираемых сумм на нужды культурно-просветительных и лечебных учреждений».

Гораздо быстрее решались просьбы трудовых коллективов о закрытии храмов. Так, к концу 1924 г. была вынуждена прекратить свою работу «церковь 56-го Житомирского полка» в Тирасполе по «инициативе администрации 152 полка», которому ее передали «для культурно-просветительных целей». В Рыбнице по требованию профсоюзов закрыли 2 молитвенных дома, в Балте - 6 молитвенных домов. Согласно постановлению ликвидкома в январе 1923 г. был закрыт мужской монастырь в с. Липецком Ананьевского уезда - так называемый «Рай» (почему-то чиновники из ликвидкома сочли его православным, хотя относился он к секте иннокентьевцев), а также Феодосиевский мужской монастырь в Балте, переданный решением ликвидкомиссии в феврале 1923 г. «в ведение клуба». Церковь в с. Познанка Ясинского района в сентябре 1923 г. перешла в ведение сельбуда, в с. Точилово Ананьевского района Балтского округа - в октябре 1923 г. была закрыта «за хранение контрреволюционной литературы».

Перестали функционировать православные монастыри в Ананьеве (передан сельскохозяйственной коммуне) и Серафимовский в с. Пасилецы Балтского района. Особо широкую огласку получило дело о Пантелеймоновском мужском монастыре в с. Кошница Дубоссарского района, который был закрыт в 1923 г. по инициативе погранохраны ГПУ. В качестве мотива послужило его расположение на берегу Днестра в 15 саженях от румынской границы, что якобы давало возможность монахам «сигнализировать на румынскую сторону и принимать обратные сигналы». И поскольку «монахи представляли из себя элемент крайне неблагонадежный и настроенный враждебно по отношению к Советской власти», во избежание их пагубного влияния на состояние охраны границы губисполком принял решение о выселении 14 монахов и размещении в монастыре погранзаставы.

Это решение было одобрено на заседании губернской ликвидкомиссии 4 февраля 1924 г., а в ноябре дело о Пантелеймоновском монастыре заслушивалось на заседании Малого Президиума ВУЦИКА, постановившем «погодитись з висновком комiсii по церковних справах i Пантелеймоновський монастирь в селi Кошницi, Дубоссарсь-кого району закрити», о чем и было прислано уведомление в Одесский губадминот-дел в декабре 1924 г.

Церкви, которые продолжали действовать, облагались налогами, и на просьбы об их отмене власти, как правило, отвечали отказом. К примеру, 24 марта 1924 г. на заседании Одесской губликвидкомиссии заслушивалось заявление религиозных общин Тирасполя «с просьбой о снижении налогов с церквей», в которой им было отказано.

По данным на февраль 1923 г., в Тираспольском уезде насчитывалась 91 церковь, а к декабрю 1924 г. в Григориопольском, Слободзейском и Тираспольском районах осталось 47 церквей и молитвенных домов.

Закрытие храмов или только слухи о предстоящем закрытии приводили в ряде случаев к волнениям среди прихожан, как это произошло в январе 1930 г. в селах Дубовое и Гидирим. Об этих событиях ЦК КП(б)У информировал ГПУ в докладной записке по эксцессам на религиозной почве. В с. Дубовое Дубоссарского района в волнениях «приняли участие около 60 женщин. Произведенным на месте следствием выявлена руководящая группа кулаков» (4 человека), которая была арестована. В с. Гидирим около 200 женщин в течение трех дней охраняли церковь. Конфликт уладил председатель райисполкома, разъяснивший, что никакого закрытия без согласия населения производиться не будет. Зачинщиков эксцесса в количестве шести человек также арестовали.

Однако, несмотря на попытки верующих отстоять церкви, их ликвидация продолжалась. В начале 30-х годов закрыли церковь Михаила Архангела в Рыбнице, Всех-святскую церковь в Дубоссарах, Бендерскую крепостную Свято-Александровскую церковь; были разрушены церковь Успения Богородицы в с. Красненькое Рыбницко-го района, Свято-Михайловская церковь в с. Парканы (ее взрывали три раза, а затем бронетехникой расчищали руины), в 1931 г. было принято решение о сносе Покровской церкви в Тирасполе, осуществленное весной 1932 г. К началу 1937 г. в МАССР действовало всего 39 православных храмов.

Причины ужесточения отношения государства к церкви, выразившегося в волне закрытия церквей и усилении гонений на священнослужителей, объясняются выходом в марте 1929 г. циркуляра ВЦСПС «Об усилении антирелигиозной пропаганды», в котором церковь объявлялась прикрытием антисоветской деятельности кулацких и капиталистических элементов, и постановления ВЦИК РСФСР «О религиозных объединениях». Согласно постановлению деятельность верующих ограничивалась только участием в церковных службах, а священникам разрешалось совершать обряды не только в церковных зданиях, но и в домах верующих. Миссионерская, благотворительная деятельность и религиозная пропаганда запрещались, проповеди вне стен церкви и привлечение иноверующих и неверующих в состав общины объявлялись преступлениями. Не допускалась материальная помощь верующих друг другу, создание ими общественных касс, кооперативов, коммун, а также деятельность религиозных литературных, детских, женских и иных обществ. Этим постановлением священнослужители исключались из состава «двадцаток», частное религиозное образование интерпретировалось как право родителей обучать своих детей.

Таким образом, законодательные акты, являвшиеся основой государственной политики в отношении религии и церкви, окончательно утвердили державный атеизм в СССР. Под прикрытием лозунга «обострения классовой борьбы» большинство религиозных обществ было ликвидировано, при этом использовался весь репрессивный аппарат ГПУ и НКВД, а также антирелигиозная пропаганда, которую вели партийные структуры, комсомол, специально созданный Союз воинствующих безбожников.

Заседание инициативной группы по организации Союза безбожников в МАССР состоялось в декабре 1927 г., в начале января 1928 г. образован временный областной совет Союза, насчитывавший к тому времени 105 ячеек и 3 тыс. членов. В 1929 г. его численность увеличилась до 425 кружков и 10 тыс. человек. Основной задачей Союза воинствующих безбожников была систематическая «антирелигиозная пропаганда и внедрение атеизма в массы», а также совместная с партийными и советскими органами «борьба за освобождение трудящихся из-под влияния сектантских организаций и религиозного дурмана».

Следовательно, целью Советской власти стало искоренение религиозного «опиума» и «дурмана», борьба с «духовной сивухой» и построение атеистического государства. Осуществление этих намерений началось с опубликования ленинского декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви, дополняемого в продолжение 20-30-х годов новыми законодательными актами и постановлениями. Уже в 20-е годы государственная политика в отношении религии и церкви была определена и направлена на создание таких условий, которые максимально затруднили бы функционирование православных храмов и монастырей (не закрытых еще властями) и ограничили бы активность православных священнослужителей (еще не подвергшихся репрессиям). Хотя строители нового государства ратовали за атеизм, т. е., в принципе, выступали противниками всех конфессий, фактически православные приходы и священники, оставшиеся в канонической юрисдикции Московской патриархии, были поставлены в более жесткие условия существования по сравнению с другими религиозными течениями (к примеру, обновленческими).

Для борьбы с религией был избран метод репрессий, а осуществлением государственной политики занимались ликвидационные комиссии, созданные для претворения в жизнь законодательства Советского государства, касающегося религиозных организаций, в том числе и Русской православной церкви. Таким образом, Октябрьская революция и непримиримая политика большевиков нанесли катастрофический урон церковной жизни и православной духовности. Рассматривая православное духовенство в качестве одной из наиболее реакционных сил старой России, организаторов и вдохновителей черносотенного движения и, значит, в качестве своих врагов, большевики за одно десятилетие - с 1920 по 1931 г. - закрыли, разрушили и взорвали в Приднестровье более 80 церковных зданий и помещений. Только в Тирасполе были закрыты все семь существовавших православных церквей, а их здания беспощадно взорваны.

Отношение большевистского руководства страны к православной церкви во многом изменилось в период Великой Отечественной войны, когда православие выступило в качестве патриота Отечества, было восстановлено патриаршество, началось открытие новых и восстановление порушенных храмов. Однако это почти не коснулось оккупированного фашистами Приднестровья.

Правда, часть православных церквей была открыта румынскими оккупантами, причем храмы, носившие имена русских святых, были переименованы в честь святых, наиболее почитаемых в Румынии. Восстановление церковной жизни в Приднестровье, или Транснистрии (по-румынски), в состав которой входила и Одесская область, осуществлялось в целях румынизации этого края.

Румынская патриархия без согласования с Московским патриархатом нагло, силовым методом распространила свою юрисдикцию на оккупированные территории. В Кишинев вернулся румынский митрополит Тигиняну, в Одессе обосновалась православная румынская миссия во главе с румынским архимандритом Юлием (Скрибалом), перед которым стояла задача румы-низации Транснистрии (Приднестровья, Одесщины). Епископом Измаильским и Транснистрийским стал новый глава миссии Антим (Ника), имевший в одно время резиденцию в Тирасполе.

В ноябре 1942 г. в Дубоссарах открывается духовная семинария, которая должна была готовить священнослужителей для Транснистрии. На семинарию возлагалась задача скорейшей румынизации церковной жизни юго-запада Украины, и потому занятия проводились на румынском языке.

После окончания Великой Отечественной войны в связи с некоторым улучшением отношения властей к нуждам православных работавшие в военное время церкви не закрывались. Но начиная с 1955-1956 гг. по епархии прокатилась новая разрушительная волна. Были закрыты и уничтожены почти все храмы. На территории Приднестровья (левобережья) остались только две действующие церкви - Успения Пресвятой Богородицы в с. Воронково Рыбницкого района и Рождества Пресвятой Богородицы в с. Подойма Каменского района.

Такого убийственного разгрома, который наблюдался в период хрущевской «оттепели», Русская православная церковь Приднестровья не знала даже в наихудшие сталинские времена.

Распад Советского Союза, возрождение государственности в Приднестровье и связанный с ним мощный духовный импульс, подъем патриотизма и возвращение к историческим и культурным истокам вновь кардинальным образом меняют положение Русской православной церкви в регионе, во вновь образованном государстве - ПМР.

. Православная церковная организация в ПМР на современном этапе

сентября 1990 г. учреждается Бендерское викариатство Молдавской Митрополии, возглавляемое епископом Викентием. Вновь образовавшиеся приходы Слободзейского и Григориопольского районов Приднестровья вошли в состав Бендерского викариатства. В то же время церковные общины Дубоссарского и Рыбницкого районов управлялись непосредственно Владыкой Митрополитом Владимиром, православную жизнь Каменского района курировал епископ Бельцкий Петр. Возникшее противостояние между Кишиневом и Тирасполем привело к тому, что многие русскоязычные приходы не хотели принимать священников, присылаемых из Кишинева. Этим воспользовались украинские раскольники. Существовала так называемая Дубоссарская Приднестровская епархия - раскольничья группировка, поддерживаемая силами националистов Украины, идеологом которых явился бывший митрополит так называемой Украинской автокефальной церкви Филарет (Денищенко). В Дубоссарах стал действовать «епископ» Софроний, часто приезжал «митрополит» Антоний (Ма-сендич). Всего в Приднестровье было зарегистрировано восемь раскольничьих приходов.

Однако низкий образовательный и нравственный уровень раскольничьего «духовенства» отвращал от него православную паству. Мудрая политика митрополита Владимира привела к уходу большей части раскольничьего «духовенства» из Приднестровья, оставшиеся приняли рукоположение от митрополита Владимира и являются сейчас верными клириками православной церкви. Создание Дубоссарского викариатства еще более укрепило позиции канонической Русской православной церкви в Приднестровье.

июля 1995 г. решением летней сессии Священного Синода Русской православной церкви было образовано Дубоссарское викариатство в составе Молдавской митрополии (по предложению митрополита Кишиневского Владимира, епископ, управляющий приходами в Приднестровье, получил титул Дубоссарского). Существовавшее ранее викариатство с центром в г. Бендеры было упразднено. Назначение русского по происхождению епископа Юстиниана с титулом Дубоссарского было воспринято недоброжелательно националистическим руководством Молдовы. Предстоятель Православной церкви в Молдове, митрополит Владимир, обвинялся в пособничестве «приднестровским сепаратистам». В связи с этим размеры Дубоссарского викариатства были во много раз уменьшены по сравнению с Бендерским. Практически к Дубоссарскому викариатству относятся приходы городов и сел, которые входят в состав провозглашенной в 1990 г. Приднестровской Молдавской Республики.

Дубоссарское викариатство оказалось в полном смысле новообразованным учреждением, не наследовавшим какие-либо наработанные результаты деятельности Бендерского викариатства. Даже его административный центр - Кицканский Ново-Нямецкий монастырь, расположенный на территории Дубоссарского викариатства, оказался изъятым из подчинения епископу Юстиниану с провозглашением митрополичьей ставропигии. Фактически управителем дел как в монастыре, так и в размещенной там семинарии является бывший наместник, а ныне епископ Единецкий и Бричанский Доримедонт. На левобережье Днестра, в прошлом часто подвергаемом набегам кочевников, нет монастырей и чтимых святынь. В настоящее время 11 монашествующих клириков исполняют приходские послушания в наиболее трудных и ответственных приходах епархии.

На момент своего образования Дубоссарское викариатство не располагало помещениями ни для канцелярии, ни для проживания архиерея (Дубоссарский викарий был вынужден более года жить в городской гостинице, которую оплачивало Приднестровское руководство), отсутствовал штат сотрудников. Полученная часть церковного имущества бывшего Бендерского викариатства состояла в основном из книг «Библейской истории» и погребальных покровов.

Приднестровские приходы в период подчинения Бендерскому викариатству ввиду их неустроенности были вообще освобождены от повинности содержать церковный центр. Следует отметить, что становление Дубоссарского викариатства, его существование и развитие, особенно на первых порах, было бы крайне затруднено без поддержки приднестровского руководства.

октября 1998 г. по благословению Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II решением Священного Синода Дубоссарское викариатство было преобразовано в Тираспольско-Дубоссарскую епархию Молдавской Митрополии.

В декабре 1998 г. епархия была зарегистрирована официально как юридическое лицо в Регистрационной палате Министерства юстиции ПМР, началась регистрация православных приходов в соответствующих государственных органах.

На момент образования викариатства в Приднестровье насчитывалось 27 действующих храмов, в которых служило 35 клириков. К концу 2000 г. Тираспольско-Дубоссарская епархия насчитывала в своем составе 68 приходов (4 собора, 32 церкви, 20 молитвенных домов, 5 архиерейских подворий, 6 домовых церквей, 1 православную общину без молитвенного здания), в которых несли свое послушание 94 священнослужителя.

В Приднестровье началось активное церковное строительство. В Тирасполе 14 октября 1998 г. к 200-летию Покровского храма, разрушенного в годы Советской власти, было закончено строительство новой Покровской церкви. К 2000-летию Рождества Христова построен новый православный комплекс в центре города: кафедральный Христорождественский собор, который был освящен 16 января 2000 г., приходской дом, в котором размещены трапезная для церковнослужителей и прихожан, классы воскресной школы, библиотека и две квартиры для клириков; епархиальное управление, где находятся кабинеты управляющего епархией и других ответственных лиц, гостиница для приезжих, склад церковного инвентаря. Храм снабжен необходимой богослужебной утварью, украшен иконостасом, выполненным мастерами из России в канонической манере. Несколько ранее, в 1997 г., был также создан приход и построен храм во имя Святого апостола Андрея Первозванного на территории военного городка Оперативной группы Российских войск в Тирасполе.

В г. Бендеры вновь открыта Петропавловская церковь, которая окормляется мужской монашеской общиной (5 иеромонахов). Ведется капитальный ремонт Бендерского Преображенского собора, долгое время являвшегося средоточием церковной жизни Приднестровья, но пострадавшего во время агрессии Молдовы против ПМР в 1992 г.

После капитального ремонта собору в г. Дубоссары было возвращено его прежнее имя - Всехсвятского, измененного румынами во время оккупации. Количество служащих священников возросло с одного до четырех.

В г. Рыбница, в основном за счет епархиальных средств, возводится Михаило-Архангельский собор - крупнейшее церковное здание в Молдавской митрополии, а также кладбищенская церковь во имя Лазаря Четверодневного. В 1999 г. открыт домовой храм во имя святого благоверного князя Александра Невского на территории гарнизонного военного городка.

Значительно увеличилось количество сельских приходов. Так, построена Покровская церковь в с. Чобручи Слободзейского района, которая является самым крупным церковным зданием в округе. Заложена церковь во имя святого мученика Димитрия Солунского в с. Ержово Рыбницкого района. Открыты приходы в поселках Кременчуг, Днестровск, входящих в Тираспольский горсовет, в селах Константиновка и Терновка, пос. Красное Слободзейского района, в селах Бутор, Карманово, Красногорка, Спея, Красная Горка и пос. Маяк Григориопольского района, в селах Большой Молокиш, Жура, Красненькое Рыбницкого района, в селах Грушка, Севериновка, Окница и Валя-Адынкэ Каменского района и в других населенных пунктах. Практически все новооткрытые приходы для начала своей деятельности получали помощь от епархии в виде облачений, утвари, в некоторых случаях - денежную помощь. К 2000-летию Рождества Христова построена первая в ПМР кладбищенская часовня в пгт Днестровск.

Не были обойдены вниманием и места лишения свободы. Открыты домовые церкви в исправительно-трудовых колониях (во имя святителя Николая, с. Глиное Григориопольского района) и ¹ 3 (во имя блаженной Ксении Петербургской, г. Тирасполь), а также в детской колонии (во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», с. Александровка Каменского района). Этим церквам оказывается особая поддержка со стороны епархиального управления.

Епархия оказывает посильную помощь малоимущим жителям республики. С 1998 г. в Тирасполе действует епархиальная благотворительная столовая, которая размещена в переданном городскими властями в собственность епархии здании, где каждый день бесплатно питается около 200 человек. Благотворительная деятельность епархии во многом возможна лишь благодаря помощи промышленных и сельскохозяйственных предприятий Приднестровья. Клирики епархии духовно окормляют детские дома и дома престарелых, часто проповедуют и причащают, совершают Божественные литургии в этих учреждениях.

Серьезное внимание уделяется проблемам церковной дисциплины. Принятые меры восстановили четкую вертикаль церковного управления и позволили значительно улучшить дисциплину клириков епархии, сблизить священников между собой. Регулярно собирается епархиальный совет, дважды в год работает епархиальное собрание. Созданы следующие епархиальные отделы: катехизации и связи с исправительными учреждениями МВД; духовного образования и контроля за богослужебной практикой; по связям с национальными общинами; контроля за канонической и финансовой дисциплиной и пасторской этикой; по связям со средствами массовой информации. В 2000 г. появились новые епархиальные отделы: редакционно-издательский, паломнический, миссионерско-апологетический, образовательно-катехизаторский.

Значительно возрос образовательный ценз рукополагаемых клириков, многие из которых имеют высшее или незаконченное высшее светское образование. Действует школа псаломщиков при Петропавловской церкви г. Бендеры. С 2000 г. в школе существенно расширился состав преподаваемых предметов (были введены История Молдавской церкви, русский язык и литература, молдавский язык и литература, делопроизводство). Увеличилось и количество священников, имеющих духовное образование или обучающихся заочно в духовных учебных заведениях России, Украины и Молдовы. Ежегодно несколько человек направляются на учебу в Московскую и Костромскую духовные семинарии.

При многих приходах епархии действуют воскресные школы, в которых дети и взрослые получают необходимые знания о православной вере. С 1998 г. совместно с Приднестровским государственным университетом им. Т.Г. Шевченко проводится церковная научно-просветительская конференция «Покровские чтения». Учреждены ежегодные стипендии имени митрополита Гавриила Бэнулеску-Бодони, выплачиваемые студентам за лучшие научные работы.

При Покровской церкви и Христорожденственском соборе Тирасполя, а также при Петропавловской церкви г. Бендеры, действуют крупные библиотеки с общим количеством постоянных читателей около 2000 человек. Кроме того, епархиальные отделы православной литературы сформированы в Тираспольской городской библиотеке, Доме офицеров ОГРВ в Приднестровье. Небольшие приходские библиотеки созданы в городах Дубоссары, Рыбница, с. Карманово.

С 1997 г. епархия издает бесплатную газету «Православное Приднестровье» тиражом от 3000 до 5000 экземпляров, выходящую два раза в месяц. Ежегодно выпускаются материалы научно-просветительской конференции «Покровские чтения», включающие труды по церковной тематике. Печатаются противосектантские листовки. В ежегодном издании «Исторический альманах Приднестровья» в 2000 г. впервые появился раздел «Духовная жизнь», в котором помещены научные исследования о православии в нашем крае.

На радио ПМР с 1998 г. на русском и молдавском языках выходит в эфир 30-минутная еженедельная передача «Православная страница». События церковной жизни освещаются в телевизионных программах новостей. Епископ Юстиниан на протяжении практически всего времени своего пребывания в Приднестровье ведет еженедельную воскресную телевизионную передачу «Слово пастыря» длительностью 20 минут.

Налажено тесное сотрудничество духовенства с государственной компанией «ТВ ПМР», в связи с чем информационно-аналитическая программа «День» еженедельно готовит 2-4 репортажа о событиях православной жизни Приднестровья, а также передачи о православных праздниках согласно церковному календарю. Епархия создает свой видеофонд православных фильмов, регулярно выходят репортажи о поездках епископа по епархии. По инициативе епархии и по договоренности с главным редактором телеканала «Русский дом» А.Н. Крутовым программы этой телередакции транслируются по государственному каналу «ТВ ПМР».

В 2000 г. начала свою работу коммерческая телекомпания «ТСВ», которая также транслирует материалы православной тематики. Появилась в Приднестровье и специальная программа для детей «Воскресная школа».

Епархиальное управление активно участвует во многих культурных программах республики, выделяет средства для приезда известных богословов, церковных хоров, популярных исполнителей народных песен. Трижды в год (праздники Рождества Христова, Светлого Христова Воскресения и Покрова Пресвятой Богородицы) епархия вместе с Управлением культуры Тирасполя проводит городскую выставку детского творчества «Православие и дети». Совместно с музеями неоднократно организовывались выставки современной и старинной православной иконы, старинных богослужебных книг. Епархией заключены договоры о совместной деятельности с Министерством здравоохранения ПМР, Международным советом работников культуры и искусства (штаб-квартира в Тирасполе), ПГУ, Приднестровским высшим музыкальным колледжем, Тираспольским городским управлением культуры, Тираспольской городской библиотекой, Тираспольским государственным объединенным музеем, Тирас-польским городским Дворцом культуры, Тираспольской детской художественной школой и другими учреждениями культуры и искусства.

Большое внимание епархия уделяет работе с подрастающим поколением. При ее финансовой поддержке и духовном окормлении работают летние лагеря молодежных спортивно-патриотических организаций «Лутичи» (200 человек) и «Витязи» (100 человек).

Епархиальное управление постоянно обращается к Верховному Совету и Правительству ПМР с законодательными инициативами. Благодаря этой работе, приходы Тираспольско-Дубоссарской епархии были освобождены от налога на добавленную стоимость с товаров религиозного назначения, от налога на землю и других республиканских и местных налогов. Епископ Тираспольский и Дубоссарский Юстиниан как юридическое лицо освобожден от государственной пошлины при выполнении любых нотариальных действий в интересах епархии. Решением Правительства, утвержденным Верховным Советом ПМР, в собственность епархии государственными органами различных уровней был передан ряд зданий для переоборудования под богослужебные помещения. Большая работа проводится руководством епархии по закреплению земель за православными приходами, на что государственными органами землепользования и землеустройства выдаются государственные акты на право собственности. Нуждающиеся прихожане получают бесплатную юридическую помощь, консультируются по финансовой, хозяйственной и другим видам деятельности.

Стало традицией участие церкви практически во всех государственных праздниках и торжествах. Правящий архиерей епархии специальным указом был назначен членом государственных комиссий по празднованию 55-летия Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. и 10-летия образования Приднестровской Молдавской Республики.

В 2000 г. по благословению Патриарха Алексия II епископ Тираспольский и Дубоссарский Юстиниан совершил свое первое паломничество в Святую землю.

Епархия активно сотрудничает с Черноморским казачьим войском. Все проводимые Большие казачьи Круги и сходы благословлялись епархиальным архиереем. 19 февраля 2000 г. на Большом казачьем Круге по благословению правящего архиерея была полностью утверждена структура казачьих духовников, которая вошла в епархиальный отдел по связям с Министерством обороны ПМР и казачеством.

В связи с увеличивающимся количеством приходов архиерейским приказом от 28 августа 2000 г. из состава Рыбницко-Каменского благочиния был выделен Каменский благочиннический округ, объединивший 10 православных приходов Каменского района ПМР. Таким образом, в составе Тираспольско-Дубоссарской епархии на конец 2000 г. существовало 4 благочиния: Слободзейское, Григориопольско-Дубос-сарское, Рыбницкое, Каменское.

января 2000 г. «за большой вклад в дело укрепления единства многонационального народа Приднестровской Молдавской Республики, значительные успехи в деле возрождения христианской православной веры, культуры, нравственности и в связи с 2000-летием возникновения христианства» епископ Тираспольский и Дубоссарский Юстиниан был награжден орденом «За личное мужество», секретарь епархии протоиерей Дионисий и секретарь епископа Е.В. Гончаренко - орденами Почета, ряд священнослужителей и сотрудников Тираспольско-Дубоссарской епархии - медалями «За трудовую доблесть». В конце 2000 г. епископ Юстиниан был удостоен и государственной награды Республики Молдова - ордена «Глория Мунчий».

Конечно, в деятельности православной церковной организации в ПМР есть и трудности, которые подчас имеют ярко выраженную политическую окраску. Так, в апреле 2001 г. решением Священного Синода Русской православной церкви епископ Тираспольский и Дубос-сарский Юстиниан был назначен ректором Кишиневской духовной семинарии, располагающейся в Ново-Нямецком монастыре с. Кицканы. Однако в нарушение внутрицерковной дисциплины братия монастыря вместе с преподавателями семинарии, подстрекаемые первым проректором семинарии епископом Единецким и Бричанским Доримедонтом (Чеканом), отказались признать назначение русского епископа Юстиниана ректором академии и не допустили его к занятию данной должности.

Возникшую благодаря действиям епископа Доримедонта внутрицерковную проблему официальный Кишинев перевел в политическую плоскость, пытаясь дестабилизировать политическую обстановку в ПМР. Президент РМ В. Воронин направил обращение Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II, в которой исказил ситуацию и дискредитировал руководство ПМР и епископа Юстиниана, что было расценено общественностью Приднестровья как желание оказать давление на Синод Русской православной церкви, использовать конфликт в политических целях и посеять рознь между верующими разных национальностей. Подобные трудности руководство епархии преодолевает, руководствуясь христианским смирением, православным боголюбием и существующими канонами организации и деятельности Русской православной церкви.


Деятельность религиозных организаций в регионе регламентируется в первую очередь Конституцией ПМР, в которой четко сказано, что Приднестровская Молдавская Республика является светским государством и никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, а все религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Конституцией гарантируется для всех свобода совести: каждый имеет право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой; признано недопустимым принудительное насаждение религиозных взглядов. В 1995 г. был принят закон «О свободе совести и религиозных организациях». В нем, в частности, конкретизированы положения о праве на свободу совести и равноправие граждан, независимо от их отношения к религии, а также уточнены некоторые аспекты взаимоотношений государства и церкви.

В Приднестровской Молдавской Республике каждому гражданину гарантируется право на свободу совести. Это право включает свободу выбора религии.

Убеждения или мировоззрение не могут быть обязательными. Не допускается какого-либо принуждения при определении гражданином своего отношения к религии: к принятию или отказу от нее.

Родители или заменяющие их лица по взаимному согласию вправе воспитывать своих детей в соответствии со своими собственными религиозными убеждениями. Никто не имеет права требовать от священнослужителей нарушения тайны исповеди.

Свобода в отношении религии подлежит лишь тем ограничениям, которые необходимы для охраны общественной безопасности и порядка, жизни, здоровья и морали, а также прав и свобод других граждан, установленных законом и соответствующих международным обязательствам Приднестровской Молдавской Республики.

Граждане равны перед законом и имеют равные права во всех областях экономической, политической, социальной и культурной жизни, независимо от их отношения к религии.

Никто не может уклоняться от исполнения конституционных обязанностей по религиозным мотивам. Замена исполнения одной обязанности другой допускается лишь в случаях, предусмотренных законодательством Приднестровской Молдавской Республики.

В Приднестровской Молдавской Республике осуществление государственной политики по отношению к религии и церкви состоит исключительно в ведении органов государственной власти. Церковь в ПМР отделена от государства.

Государство защищает права и законные интересы церкви, способствует религиозной терпимости и уважает религиозные традиции, если они не противоречат действующему законодательству.

В Приднестровской Молдавской Республике зарегистрировано 70 конфессий, наиболее крупные из них - православие, католицизм, иудаизм и протестантизм.

Католическая конфессия. Северные районы Приднестровской Молдавской Республики - Каменский и Рыбницкий - в Х столетии входили в зону притяжения Галицкого княжества. Данный регион еще до монгольского периода испытал зависимость от римской власти.

Плодородные земли делали Галицию притягательной для многих европейских государств. В конце Х в. эта область подверглась захвату поляками, а затем - венграми, которые пытались закрепить свои завоевания путем обращения православных галичан в католичество. Неудача этих попыток выливалась в насилие и издевательства над местным православным населением, что привело к негативному восприятию католицизма.

В самом начале XIII в. посол папы Иннокентия III пообещал местному князю Роману Мстиславичу за переход в католичество наделить его городами и сделать великим королем. Но предложение было отвергнуто. В 20-е годы XIII столетия западные области Галиции оказались насильно отторгнутыми от княжества, в Галич прибыли латинские священники, а православные были изгнаны. Латиняне стали принудительно обращать народ в католиков, а церкви - в костелы.

В 1349 г. польский король Казимир прочно овладел Галицией и превратил многие православные епархии в католические. Папой был поставлен латинский архиепископ, привлечен доминиканский орден, монахам которого выделялись земли.

В 1402 г. было основано селение Рашков, состоявшее из православных жителей. К 1654 г. в нем насчитывалось 3 тыс. православных, 7 церквей и 7 священников. Но в результате действий польских королей и Рима через десять лет в Рашкове осталось 4 церкви и 2 священника. К 70-м годам XVIII в. под давлением польских магнатов большинство православных приходов Рашковского и Рыбницкого поветов (районов) в унию.

После победоносных для России войн с Турцией в 1791 г. земли между Южным Бугом и Днестром отошли к России. В 1793 г. был основан город Тирасполь, в котором наряду с православными селились и католики. Во второй половине XIX в. здесь располагалась Тираспольская епархия Римско-католической церкви Новороссийского края и Бессарабии. На земле Приднестровья в начале ХХ в. проживало около 12 тыс. католиков.

Преосвященным Тираспольским католическим епископом был Фердинанд Ге-лан-Кан, суфраганом - епископ Викентий Линский, деканом Римско-католической церкви Херсонской губернии - прелат Георгий Разутович. Католические храмы Тираспольской епархии находились не только в Херсонской губернии, но и в Бессарабии.

К началу 2001 г. в ПМР насчитывалось 5 католических приходов: в городах Тирасполь, Бендеры, Рыбница, в селах Рашково и Слобода-Рашково. В Тирасполе и Бендерах религиозные организации Римско-католической церкви, не располагая культовыми зданиями, отправляют обряды во временных сооружениях и на квартирах прихожан.

Руководство католическими приходами Приднестровской Молдавской Республики осуществляет Апостольский администратор епископ Антон Коша - глава Римско-католической церкви Молдовы.

При содействии польских граждан и Римско-католической церкви Польши в г. Рыбница построен приходской дом и возводится костел во имя Святого Юзефа. Рассматривается вопрос о строительстве культовых зданий в Бендерах и Тирасполе.

Протестантизм - одно из трех крупнейших направлений христианства, объединяет ряд самостоятельных церквей и сект, которые несколько отличаются друг от друга, но связаны общностью происхождения и догматики.

Основные догматические положения нового направления христианства были сформулированы крупнейшими протестантскими теологами XVI в. - основателями протестантизма М. Лютером, Ж. Кальвином, У. Цвингли. Важнейшей догмой, отличающей протестантизм от католицизма и православия, является учение о непосредственной связи человека с Богом, согласно которому божественная благодать даруется человеку Богом без посредничества церкви и духовенства, спасение человека достигается только через его личную веру (принцип оправдания верой) в искупительную жертву Христа и по воле Бога.

В соответствии со взглядами на отношение человека к Богу и церкви религиозный культ в протестантизме существенно упрощен. В нем сохранены лишь немногие религиозные праздники, как правило, отсутствует поклонение иконам и мощам, число таинств сведено к двум (крещению и причащению), богослужение состоит преимущественно из проповедей, совместных молитв и пения псалмов. Протестанты не признают святых, ангелов, культа Богородицы, отрицают представление о чистилище, принятое в католицизме.

Протестантское духовенство избирается мирянами (на практике, однако, этот принцип подменяется назначением духовенства сверху). В протестантизме нет монашества и нет безбрачия духовенства (целибата).

В Приднестровье протестантизм представлен сектами адвентистов седьмого дня, баптистов и свидетелей Иеговы. Первые миссионеры адвентизма появились в регионе в XIX столетии, проникнув сюда из немецких колоний Южной Украины. История сохранила их имена - это братья Герхард и Иоганн Перк.

Приднестровье в 1891 г. вошло в Российское миссионерское поле. Первая община адвентистов седьмого дня Приднестровья была официально зарегистрирована в октябре 1900 г. в Тирасполе.

После Октябрьской революции адвентистские религиозные организации в Приднестровье частично распались, в некоторых общинах остались единичные члены. Это объяснялось давлением Советской власти, эмиграцией немецких колонистов в Германию и отрывом Бессарабии от СССР. Именно в Кишиневе, Бендерах, Бельцах находились наиболее мощные организации, где действовали миссионеры и проповедники.

Второе дыхание адвентистское религиозное учение получило с началом перестройки. В МССР стали приезжать руководители Европейско-азиатского дивизиона. С ноября 1990 г. в Молдавии начала издаваться газета адвентистов седьмого дня «Голос истины» на русском и молдавском языках.

С началом перестройки, в конце 80-х годов, в Тирасполе создается община адвентистов седьмого дня, которая в 1997 г. была зарегистрирована официально. В 1994 г. состоялся I съезд Молдавской унионной конференции, в которую вошли религиозные общины адвентистов седьмого дня Приднестровья. Президент униона - И.С. Ляху.

В 1990 г. на 55 Всемирной генеральной конференции адвентистов седьмого дня в США сформировался дивизион, включающий всю территорию СССР. Сразу после этого был взят курс на адвентистскую евангелизацию Советского Союза. Тогда же появились и первые миссионеры в Приднестровье.

В зале театра оперы и балета г. Кишинева в июне 1991 г. проводилась евангельская кампания, в это же время прошли собрания в Бендерах. В 1993 г. миссионерами из Австралии проводилась евангельская программа адвентистов седьмого дня в Тирасполе. После проповедей в религиозную организацию адвентистов седьмого дня вступили 253 человека и была организована вторая община. В апреле-мае 1993 г. в результате проведения евангелистской кампании в Бендерах 100 человек приняли крещение и образовалась новая община. Благотворительную помощь адвентисты седьмого дня получают из Адвентистского агентства помощи и развития (АДРА).

После проведения в 1998 г. кампании в г. Рыбница 100 миссионеров были направлены в населенные пункты, где нет адвентистов, для работы в течение года. Так в 1999 г. появилась программа «100 новых населенных пунктов».

В Тирасполе функционирует адвентистская гимназия «Пенаты». Официально зарегистрированы две общины адвентистов седьмого дня в Тирасполе, по одной - в Дубоссарах, Бендерах, Григориополе, Рыбнице.

Баптизм как вероучение проник в Приднестровье из Германии в конце XIX в. Это объясняется наличием в тогдашних южных российских губерниях множества немецких колонистских поселений. Характерной чертой, присущей всем течениям протестантизма, но наиболее ярко выраженной у баптистов, является принцип индивидуализма. Согласно вероучению баптизма спасение человека возможно лишь через личную веру в Христа, а не через посредничество церкви; единственный источник веры - «Священное писание». Баптисты отвергают иконы, церковные таинства, многие христианские праздники. Крещение, в отличие от католической и православной церквей, баптисты рассматривают не как таинство, а как обряд, символически демонстрирующий религиозную убежденность, сознательную личную веру человека. По учению баптистов, крестить следует взрослых людей, а не младенцев.

Мировым центром баптистского вероучении являются Соединенные Штаты Америки, где насчитывается более 157 тыс. молитвенных домов, которые посещают около 38 млн прихожан. Для сравнения: в России число лиц баптистского вероисповедания составляет около 100 тыс. человек, в Украине - более 160 тыс. В ПМР количество прихожан-баптистов не превышает 1 тыс. членов пятнадцати зарегистрированных и незарегистрированных организаций.

В периоды гонений на христианские вероучения (православные, католические, протестантские и др.) баптисты, являющиеся лидерами в протестантизме, подвергались наиболее мощному давлению репрессивного аппарата государственной власти в конце 50-х и начале 60-х годов XX в. Это наложило отпечаток на деятельность религиозной организации.

В Приднестровской Молдавской Республике отсутствуют гонения по религиозным мотивам. Однако часть баптистских общин, памятуя о годах репрессий, не зарегистрированы как юридические лица и действуют в полуподпольных условиях. Все зарегистрированные религиозные организации баптистов входят во Всемирный союз баптистов, объединяющий около 200 баптистских союзов и конвенций, в которых насчитывается более 40 млн крещеных верующих из 200 стран. В период агрессии Республики Молдова Всемирный союз баптистов, а также нидерландская организация «Гонимая Церковь» и баптисты ФРГ оказали значительную помощь Приднестровью продовольствием, медикаментами, перевязочными материалами и различной функциональной медицинской аппаратурой.

Одно из направлений протестантизма - учение «расселитов» основано в 1874 г. Чарльзом Гейс Расселом. Позднее оно реорганизуется в Общество свидетелей Иеговы, имеет свои отделения в 232 странах мира. Не является исключением и Приднестровская Молдавская Республика, где оно впервые было зарегистрировано местными органами власти в 1991 г., до принятия закона «О свободе совести и религиозных организациях».

По классификации протестантских христианских организаций Общество свидетелей Иеговы относится к деструктивным формированиям западного направления. Оно известно также под названием Общество сторожевой башни, Библии и трактатов и является очень богатым. Так, по официальным данным, его недвижимость, расположенная в центре Нью-Йорка, оценивается в 190 млн долларов США, а приблизительная стоимость остального имущества, находящегося в 232 странах мира, составляет около 13 млрд долларов США. Благодаря огромным финансовым возможностям Общество свидетелей Иеговы представляет собой одну из самых деятельных пропагандистских организаций нашего времени. Учение иеговистов популяризуется путем издания и распространения таких красочно иллюстрированных журналов, как «Сторожевая Башня» (тираж 22 млн экземпляров), «Пробудитесь» (19 млн экземпляров), а также книг «Ты можешь жить вечно в раю и на земле» (81 млн экземпляров), «Познание, ведущее к вечной жизни» (46 млн экземпляров) и множества других пособий, буклетов, брошюр и др.

Основатель секты Ч. Рассел разработал свое вероучение путем переработки Библии и приспособил его для собственных корыстных нужд, в результате чего стал миллионером, владельцем сотен магазинов и предприятий легкой промышленности.

Расселиты не признают существующих властей. Они верят в «Богоуправление» и вопреки ясным указаниям Библии отвергают всякую власть. Свидетели Иеговы отрицают божественность Иисуса Христа, его телесное воскресение, а также триединство Бога и многое другое, подвергая извращению Священное писание.

Свидетели Иеговы проводят оскорбительную пропаганду и развивают агрессивную деятельность по отношению к иным вероисповеданиям, травмируя религиозные чувства верующих и тем самым создавая обстановку межконфессиональной напряженности в обществе.

Религиозное вероучение иеговистов запрещает своим членам выполнять конституционные обязанности в виде несения службы в Вооруженных Силах, войсках МВД, ГБ, ВВ и других государственных военизированных формированиях. Члены данной организации пропагандируют отказ и сами отказываются (в случае необходимости оказать неотложную медицинскую помощь) от переливания крови, сыворотки крови, плазмы, а также от применения ее препаратов.

Анализ религиозной литературы свидетелей Иеговы подтверждает, что данная организация в сущности носит тоталитарный характер, ее наставления и практические действия могут нанести ущерб личности и здоровью члена секты, его семье (в том числе и детям), а также традиционной национальной духовности и государственным интересам. Идеология секты противоречит основным юридическим нормам, содержит призывы и принуждает к отказу от осуществления основных прав и обязанностей граждан Приднестровской Молдавской Республики, что противоречит «Всеобщей декларации прав человека»: «Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности».

Члены Общества свидетелей Иеговы заявляют о грубом нарушении их прав и свобод в части регистрации религиозной организации и миссионерско-проповеднической деятельности. Однако ст. 18 Конституции ПМР гласит: «Ограничение прав и свобод человека и гражданина допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах государственной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц». Поэтому в соответствии с законодательством ПМР незаконная перерегистрация Тираспольской городской религиозной организации иеговистов, проведенная 16 октября 1997 г., отменена, регистрационное свидетельство изъято. Данная организация в 1995 г. была запрещена в 25, а в 1996 г. - в 35 странах мира.

Иудаизм. Иудейскую религию исповедуют в основном лица еврейской национальности. На территории Приднестровья проживают около 6 тыс. евреев. Первые исторические сведения о евреях восходят к Х в., временам Галицкого княжества. После войны 1791 г., победоносной для России, в междуречье Днестра и Южного Буга началось массовое переселение людей разных национальностей. Из Польши, Австро-Венгрии, Германии, Украины переселились на новые земли и евреи.

Так, в Тираспольском уезде, по данным 1859 г., проживали 1400 евреев, исповедовавших Талмуд-Тору. По данным на 1 января 1906 г., в городах Тираспольского уезда проживали 14 927 евреев, по численности они занимали второе место после великороссов. Среди сельского населения евреи в количественном отношении были на пятом месте.

Образование, духовное и светское, евреи получали в национальных еврейских школах, руководство которыми осуществлял уездный раввин. В начале XX в. раввином Тираспольского уезда был И.Н. Зейлигер, который занимал также неофициальную должность председателя общества пособия бедным евреям. К концу 1916 г. в Тираспольском уезде насчитывалось 11 синагог и молитвенных домов. За годы Советской власти были уничтожены духовные храмы всех иудейских религиозных общин.

К началу 2001 г. в Приднестровье действовали 3 синагоги - в Тирасполе, Бенде-рах, Дубоссарах. В связи с отсутствием в ПМР раввинов культовые обряды выполняют канторы. В большие религиозные праздники в синагоги приезжает раввин из Молдовы - Реб Моше или Реб Залман. В Республике Молдова и в Приднестровской Молдавской Республике евреи объединены в Ассоциацию еврейских общин, председателем которой является Реб Залман.

В Бендерах, Тирасполе, Дубоссарах действуют еврейские благотворительные центры, которые оказывают помощь лицам не только еврейской, но и других национальностей, а также поддерживают контакты с организациями «Память» и «Милосердие», помогая им продуктами, лекарствами, реабилитационным оборудованием.

Среди религиозных организаций восточной ориентации, зарегистрированных в ПМР, самым многочисленным является тираспольское Общество сознания Кришны (зарегистрировано в 1995 г.), число активных членов которой колеблется от 70 до 100. В крупных населенных пунктах республики существуют низовые незарегистрированные ячейки кришнаитов, насчитывающие по 10-15 человек в каждой.

Головная региональная организация находится в Киеве. Ей подчиняются и кришнаиты Приднестровья. Генеральный секретарь по странам СНГ, находящийся в Москве, осуществляет координацию деятельности религиозных организаций Общества сознания Кришны на всем постсоветском пространстве. Священнослужителей для всего СНГ готовят Киевская и Московская духовные академии Международного общества сознания Кришны.

Религиозная организация Общество сознания Кришны периодически проводит благотворительную акцию «Пища для жизни»: раздает пищу, приготовленную по вегетарианским рецептам ведической культуры. Одновременно с раздачей пищи нуждающимся идет сбор пожертвований для осуществления деятельности религиозной организации.

«Вера Бахаи» - религиозная организация, носящая наряду с Обществом сознания Кришны, некоторую экзотическую окраску на фоне традиционных, исторически сложившихся конфессий нашего края. Основу вероучения составляет синтез всех основных религий мира. Апостолами вероучения «Вера Бахаи» объявлены посланники Бога: Авраам, Кришна, Моисей, Зороастр, Будда, Христос, Мухаммад, Баб и его последователь - Баха Улла.

Центр «Веры Бахаи» находится в израильском городе Хайфа, где расположен Всемирный Дом справедливости - высший административный орган «Веры Бахаи», избираемый каждые пять лет членами национальных духовных собраний мира.

Ввиду экзотичности и малочисленности (около 30 человек) в Приднестровье апологетов данного религиозного течения, его управлением ведает местное Духовное собрание, которое избирается один раз в год в каждом населенном пункте, где живет больше девяти приверженцев Бахаи в возрасте 21 года и старше. Религиозной организацией руководит Молдавское Национальное Духовное собрание. Ощутимого влияния эта организация на духовную жизнь населения не оказывает.

Таким образом, в ПМР осуществляется и регулируется гарантируемое Конституцией право граждан на свободу совести, а следовательно, возрождается и утверждается новая атмосфера духовной жизни.

православный церковь приднестровье конфессия

Литература

1. Русь Святая. Краткая иллюстрированная история Православия на Руси: Альбом /Сост. Ю. Малков; худ. Е. Никитин.- М.: «Панорама», 1995.

. Великая Русь. История и художественная культура X-XVII века: Славяно-византийский свод / Сост. Лихачев Д.С. и др.- М.: «Искусство», 1994.

. Православная Энциклопедия: В 25 тт. / Под общ. ред. Патриарха Московского и всея Руси Алекcия II.- М.

Т. Русская Православная Церковь, 2000.

Т. 1. А - Алексий Студит, 2000.

. Лихачев Д.С. Культура Руси времени Андрея Рублева и Епифания Премудрого (конец XIV-начала XV века).- М.-Л.: Изд. АН СССР, 1962.

. Лихачев Д.С. Культура Руси эпохи образования русского национального государства (конец XIV- начала XVI века).- [М.]: «Политиздат», 1946.

. Лихачев Д.С. Культура русского народа X-XVII вв.- М.-Л.: Изд. АН СССР, 1961.

. Лихачев Д.С. Национальное самосознание Древней Руси: Очерки из области русской литературы XI-XVII вв.- М.-Л., 1945.

. Лихачев Д.С. Письма о добром и прекрасном.- М.: «Детская литература», 1989.

. Лихачев Д.С. Заметки о русском. - 2-е изд., доп.- М.: «Советская Россия», 1984.

. Тысячелетние корни русской культуры: Материалы научно-методической конференции. - Новгород, 1972.

. Культурное наследие Древней Руси. Истоки. Становление. Традиции.- М.: «Наука», 1976.

. Муравьев А.В., Сахаров А.М. Очерки истории русской культуры IX-XVII вв.: Книга для учителя.- 2-е изд., дораб.- М.: «Просвещение», 1984.

. Художественно-эстетическая культура Древней Руси XI- XVII века / Под ред. В.В. Бычкова.- М.: «Ладомир», 1996.

. Бычков В.В. Русская средневековая эстетика. IX- XVII века.- М.: «Мысль», 1992.

. Христианство и культура: Сборник докладов VII Международных Образовательных Рождественских Чтений: «Рождественские Чтения-99» .- М.: Изд. Отдела религиозного образования и катехизации Московского Патриархата, 1999.

. Горелова Н.Г., Пивоваров Б.И., Протоиерей. Родная история. Начальный курс: Учебник для учащихся 5-го класса.- Новосибирск, 1995.

. Религии мира: Пособие для учителя / Под ред. чл.-корр. Я.Н. Щапова.- М., 1994.

. Скляревская Г.Н. Словарь православной церковной культуры.- Спб.: «Наука», 2000.

Похожие работы на - Православие в Приднестровье. Деятельность конфессий в ПМР

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!