Россия в период Великой Отечественной войны

  • Вид работы:
    Реферат
  • Предмет:
    История
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    41,79 kb
  • Опубликовано:
    2011-12-09
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Россия в период Великой Отечественной войны

Первый период Великой Отечественной войны

В истории нашего народа Великая Отечественная война занимает особое место. И сегодня мы не перестаем удивляться тому, как в столь сложных и трагических условиях начального периода войны СССР не только устоял, но и сумел коренным образом изменить ход войны и в конечном итоге разгромить фашистскую Германию.

Наиболее тяжелым и напряженным для нашей Родины был первый период Великой Отечественной войны - с 22 июня 1941 г. по 18 ноября 1942 г. Обстановка на фронте сложилась для нас неудачно. Сильный и коварный враг, одурманенный ядом шовинизма и расизма, наступал по трем главным стратегическим направлениям - Ленинград, Москва, Киев. К концу сентября 1941 г. он продвинулся в глубь нашей территории на 600-850 км.

У фашистских агрессоров вскружилась голова. 4 июля Гитлер заявил, что Советский Союз практически проиграл войну . В начале августа он подписал разработанную генеральным штабом директиву № 32 Задачи дальнейшего ведения войны после окончания восточной кампании. В ней намечалось наступление немецко-фашистских войск через Закавказье в направлении: Иран - Персидский залив - Сирия - Египет. Это свидетельствует о том, что руководство фашистской Германии, упоенное первыми победами, не могло реально оценить обстановку. Лживые сообщения геббельсовской пропаганды и хвастливые приказы фашистского фюрера были далеки от действительности. Ими нельзя было заглушить перед всем миром правду о беспримерном подвиге советского народа.

Но как бы храбро и стойко ни сражались наши солдаты и офицеры, преимущество в первый период войны было на стороне врага. Под натиском вооруженной до зубов немецко-фашистской армии, имевшей многократное превосходство сил на основных стратегических направлениях, советские войска были вынуждены вести тяжелые оборонительные бои и операции.

Создание ГКО

Для мобилизации всех сил и средств на борьбу с немецко-фашистским агрессором требовалось создать иные органы государственного управления. Такая форма организации власти в военных условиях была найдена в лице Государственного Комитета Обороны, созданного 30 июня 1941 г. под председательством Сталина. В него вошли также Молотов, Берия, Ворошилов, Маленков и другие. В руках ГКО была сосредоточена вся полнота власти в государстве: все граждане, партийные и советские, комсомольские и военные органы обязаны были беспрекословно выполнять его решения и распоряжения. В целях дальнейшей концентрации власти ГКО СССР осенью 1941 г. учредил более чем в 60 городах прифронтовой полосы местные чрезвычайные органы власти - городские комитеты обороны. Их возглавляли первые секретари обкомов или горкомов партии. Комитеты оперативно руководили мобилизацией населения и материальных ресурсов на строительство оборонительных рубежей, созданием народного ополчения, организовывали перепрофилирование местных предприятий на выпуск вооружения и боевой техники.

Говоря о Государственном Комитете Обороны, следует подчеркнуть, что подобная форма организации власти уже существовала в советском государстве. Своеобразным прообразом его был созданный еще в годы гражданской войны и иностранной интервенции Совет Рабочей и Крестьянской Обороны во главе с Лениным.

Однако чрезвычайные органы власти в годы гражданской войны и Великой Отечественной войны существенно различались, и прежде всего по методам деятельности. Главной особенностью Совета Рабочей и Крестьянской обороны было то, что он не подменял собой партийные, правительственные и военные органы. Принципиальные вопросы ведения вооруженной войны рассматривались в то же время на Политбюро и Пленумах ЦК, на съездах ВКП (б), на заседаниях Совнаркома. В годы Великой Отечественной войны никаких Пленумов, а тем более съездов партии не проводилось, все кардинальные вопросы решались Государственным Комитетом.

В ходе заседаний ГКО оперативные вопросы, как правило, рассматривались единолично его председателем или отдельными членами. Характерным было и то, что даже важнейшие проблемы государственной жизни и военного строительства зачастую решались опросным порядком. Такой подход нередко приводил к субъективизму, однако в сложившейся ситуации оказывался неизбежным. Известно, что в период войны Сталин занимал ряд важнейших партийных, государственных и военных постов. Он был Генеральным секретарем ЦК ВКП (б), Председателем Совета Народных Комиссаров СССР, Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами и Наркомом обороны СССР, возглавлял Ставку Верховного Главнокомандующего. В течение суток он принимал сотни решений, связанных с различными аспектами вооруженной борьбы и работы тыла.

В чрезвычайных условиях войны результатом строгой централизации было оперативное и конкретное решение практических вопросов, которые ежедневно возникали десятками и сотнями, требовали согласования и уточнения. О масштабах деятельности ГКО можно судить хотя бы по тому, что за время существования (с 30 июня 1941 г. по 4 сентября 1945 г.) он принял несколько тыс. постановлений и решений. Около 2/3 из них тем или иным образом относились к экономике и организации военного производства.

Постановления и распоряжения ГКО имели силу закона военного времени и подлежали беспрекословному выполнению. Государственный Комитет Обороны непосредственно руководил созданием военной экономики, ее развитием, укреплением Вооруженных Сил, координировал потребности действующих армии и флота с возможностями промышленности. Это способствовало наиболее полному и целесообразному использованию нашей военной промышленности в интересах победы. Для оперативного решения вопросов при ГКО создавались специальные комитеты, образовывались комиссии. В этих целях назначались уполномоченные ГКО.

Образование ГКО и Ставки внесло соответствующие изменения в сложившуюся в мирных условиях практику работы партийных и советских органов. Из подчинения Совнаркома выделялось все, что было непосредственно связано с ведением войны: военная экономика, и прежде всего военное производство, укрепление и снабжение Вооруженных Сил, руководство военными действиями. В ведение ГКО и Ставки перешли наркоматы обороны, военно-морского флота, оборонной промышленности и многие другие ведомства и управления, имевшие непосредственное отношение к ведению войны. В этих условиях Совнарком сосредоточивает свое внимание на тех отраслях, которые не были непосредственно связаны с военным производством, в частности на руководстве сельскохозяйственным производством и других вопросах.

Перестройка страны на военное положение

Перестройка всей жизни страны на военный лад началась с первых дней войны. 23 июня 1941 г. была образована Ставка Верховного Главнокомандования, призванная осуществлять высшее стратегическое руководство Вооруженными Силами.

июня 1941 г. была принята Директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП (б) партийным и советским организациям прифронтовых областей, в которой со всей определенностью говорилось об опасности, нависшей над нашей страной, и намечались первоочередные задачи по перестройке страны на военный лад.

В вооруженных силах вводилась чрезвычайная форма партийно-государственного руководства . Ею стал институт военных комиссаров, который играл важную роль в повышении боевого духа войск. Одновременно армейские и флотские органы политической пропаганды были реорганизованы в политические отделы, которые руководили как организационно-партийной, так и политико-массовой работой. С началом войны возросло значение военных советов. В первые шесть месяцев было создано 10 военных советов фронтов, около 30 военных советов армий. В их состав было введено большое число опытных работников, крупных партийных и государственных деятелей.

С первых дней войны был расширен и другой чрезвычайный институт парторгов ЦК ВКП (б), а также парторгов ЦК компартий союзных республик, крайкомов, обкомов, важнейших предприятий. На все военные заводы и предприятия оборонной промышленности назначались парторги ЦК ВКП (б), а на более мелкие - парторги ЦК партий союзных республик, крайкомов, обкомов. Одновременно они являлись секретарями заводских партийных организаций, осуществляли их непосредственную связь с ЦК партии, местными партийными организациями. Систему чрезвычайных органов руководства экономикой дополняли созданные в ноябре 1941 г. политотделы машинно-тракторных станций и совхозов. Все это сыграло значительную роль в том, что народное хозяйство нашей страны сумело преодолеть трудности военной перестройки и в целом обеспечило фронт всем необходимым. Следует, однако, заметить, что существование наркоматов и местных советских органов рядом с партийными структурами управления народным хозяйством порой приводило к ошибкам, некомпетентным решениям.

Важной частью перестройки было перераспределение партийных сил из тыловых организаций в военные, в результате чего значительное количество коммунистов перешло на военную работу. На руководящую военную работу в действующую армию направлялись видные партийные работники с большим опытом организационной и массово-политической работы. Так, в начальный период войны в армию и на флот было направлено более 500 секретарей ЦК партий союзных республик , краевых, областных комитетов, горкомов, райкомов. Всего же в годы Великой Отечественной войны в Вооруженные Силы было мобилизовано около 14 тыс. руководящих партийных работников.

К концу 1940 г. в Красной Армии и на флоте находилось около 1,25 млн. коммунистов. Всего же в годы войны в армии и на флоте было до 60% состава партии. Свыше 3 млн. коммунистов отдали свои жизни на фронтах Великой Отечественной войны.

Процесс перестройки коснулся всех звеньев партии сверху донизу. Перестраивать свою работу партийным организациям приходилось в разных условиях. Так, положение в прифронтовых районах было исключительно сложным, несколько легче было работать и осуществлять перестройку в тыловых районах, хотя и здесь имелись большие трудности.

Одной из главных задач, которую пришлось решать с первых дней войны, была быстрейшая перестройка народного хозяйства, всей экономики страны на военные рельсы. Основная линия этой перестройки была определена в Директиве от 29 июня 1941 г. Конкретные мероприятия начали осуществляться с самого начала войны. На второй день войны был введен мобилизационный план производства боеприпасов и патронов, а 30 июня ЦК ВКП (б) и СНК СССР утвердили мобилизационный народнохозяйственный план на III квартал 1941 г. Однако события на фронте развивались столь невыгодно для нас, что этот план оказался невыполненным. Учитывая создавшуюся обстановку, 4 июля 1941 г. было принято решение о срочной разработке нового плана развития военного производства. В постановлении ГКО 4 июля 1941 г. по этому поводу отмечалось: Поручить комиссии т. Вознесенского, с привлечением наркома вооружения, боеприпасов, авиационной промышленности, цветной металлургии и других наркомов выработать военно-хозяйственный план обеспечения обороны страны, имея в виду использование ресурсов и предприятий, находящихся на Волге, в Западной Сибири и на Урале. Эта комиссия за две недели разработала новый план на ГУ квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии. Для скорейшего развертывания здесь производственной базы было признано необходимым перевести в эти районы промышленные предприятия Наркомбоеприпасов, Наркомвооружения, Наркомавиапрома и т.д.

Отдельные члены Политбюро, являвшиеся в то же время членами ГКО, осуществляли общее руководство основными отраслями военного хозяйства.

Вопросами производства вооружения и боеприпасов занимался Н.А.

Вознесенский, самолетов и авиационных моторов - Г.М. Маленков, танков - В.М. Молотов, продовольствия, горючего и вещевого имущества А.И. Микоян. Наркомат авиационной промышленности возглавлял А.Л. Шахурин, боеприпасов - В.Л. Ванников, черной металлургии - И.Ф. Тевосян, станкостроительной промышленности - А.И. Ефремов, угольной В.В. Вахрушев, нефтяной - И. И. Седин.

Главным звеном в перестройке народного хозяйства на военные рельсы являлась промышленность. Перевод ее на военные рельсы означал радикальную перестройку всего процесса общественного производства, изменял его направленность и пропорции. На военное производство переводилось практически все машиностроение. В ноябре 1941 г. Наркомат общего машиностроения был преобразован в Наркомат минометной промышленности. Кроме созданных до войны наркоматов авиационной промышленности, судостроения, вооружения и боеприпасов, в начале войны были образованы два наркомата - танковой и минометной промышленности. Благодаря этому, все решающие отрасли военной промышленности получали специализированное централизованное управление. Было начато производство реактивных минометов, существовавших до войны лишь в опытных образцах. Их изготовление было организовано на Московском заводе Компрессор. Первой ракетной боевой установке фронтовики дали название Катюша.

В начале войны было внесено изменение и в распределение продовольственных запасов, значительное количество которых было потеряно во время военных действий. Имевшиеся ресурсы направлялись в первую очередь для снабжения Красной Армии и обеспечения населения промышленных районов. В стране была введена карточная система.

В перестройке народного хозяйства большую роль сыграли финансовая и денежно-кредитная система. Перераспределение финансовых ресурсов в пользу военного производства являлось одним из важных рычагов перевода экономики страны на военные рельсы. Одновременно решались и другие задачи военно-оборонного значения, в том числе относительно трудовых ресурсов. Военная перестройка потребовала централизованного перераспределения трудовых ресурсов. Если в начале 1941 г. в стране работало более 31 млн. рабочих и служащих, то к концу 1941 г. их численность сократилась до 18,5 млн. Для того чтобы обеспечить кадрами военную промышленность и связанные с ней отрасли, необходимо было рационально распределить оставшиеся трудовые ресурсы, вовлечь новые слои населения в производство. В этих целях уже 30 июня 1941 г. при Совнаркоме был образован Комитет по распределению рабочей силы.

Одновременно были введены обязательные сверхурочные работы, а также отменены отпуска. Это позволило примерно на 1/3 увеличить загрузку производственных мощностей, не увеличивая численности рабочих и служащих. Совнарком СССР в июле 1941 г. предоставил право союзным и автономным республикам, исполкомам краевых и областных Советов при необходимости переводить в обязательном порядке рабочих и служащих на другие предприятия, независимо от их ведомственной принадлежности и территориального расположения. Это позволило местным органам более оперативно маневрировать кадрами в интересах укрепления оборонных отраслей промышленности. Ко второй половине 1941 г. удалось проделать большую работу по перераспределению кадров. В результате уже к январю 1942 г. в отрасли оборонной промышленности дополнительно было направлено более 120 тыс. человек. Кроме того, активно осуществлялся процесс подготовки рабочих кадров через систему трудовых резервов: только за два года для работы в промышленности было подготовлено около 1,1 млн. человек.

В феврале 1942 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР О мобилизации в период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и на строительстве, который предусматривал соответствующую мобилизацию. В первые дни войны было принято решение о перестройке работы научных учреждений АН СССР, подчинения их деятельности интересам укрепления обороноспособности государства. В ходе перестройки Академия наук решала три взаимосвязанные задачи: разработка научных проблем, имевших оборонное значение; научная помощь промышленности в улучшении и освоении производства; мобилизация сырьевых ресурсов страны, замена дефицитных материалов местным сырьем, организация научных исследований по наиболее актуальным для военного времени вопросам.

Таким образом, осуществленное с самого начала войны перераспределение материальных, финансовых и трудовых ресурсов страны сыграло решающую роль в перестройке всего народного хозяйства на военный лад. Изменение народнохозяйственных пропорций, переключение всех сил и средств на обслуживание фронта заложили прочную основу для создания слаженной военной Экономики.

В ходе перестройки народного хозяйства основным центром военной экономики СССР становилась восточная индустриальная база, которая была значительно расширена и укреплена с начатом войны. Уже в 1942 г. вырос удельный вес восточных районов в общесоюзном производстве. В результате на имеющуюся здесь индустриальную базу легла основная тяжесть снабжения армии вооружением и снаряжением. В 1942 г. производство военной продукции на Урале увеличилось по сравнению с 1940 г. более чем в 6 раз, в Западной Сибири - в 27, а в Поволжье - в 9 раз. А в целом за время войны промышленное производство в этих районах возросло более чем в 3 раза. Это была большая военно-экономическая победа, достигнутая советским народом, заложившая прочные основы для окончательной победы над фашистской Германией.

Эвакуация людей и промышленности

С началом войны в условиях неблагоприятного развития военных событий быстрейшая эвакуация населения, промышленных предприятий, сельскохозяйственной продукции, культурных и других государственных ценностей из прифронтовых районов в глубь страны являлась важнейшей политической и военно-экономической проблемой. В воспоминаниях, Д.И. Микояна, бывшего в годы войны членом ГКО, приводятся интересные сведения на этот счет: Через два дня после начала войны... встал вопрос о необходимости руководства эвакуацией из прифронтовой полосы. Идея организации органа с такими функциями у нас никогда раньше не возникала... Стало ясно, что эвакуация принимает огромные масштабы. Невозможно было эвакуировать все подряд, не хватало ни времени, ни транспорта. Приходилось буквально на ходу выбирать, что в интересах государства эвакуировать, те или иные заводы и предприятия. В комплексе этих проблем быстрейший вывоз и спасение миллионов советских людей от физического уничтожения являлись одной из первоочередных задач.

Выполнение столь сложной задачи потребовало огромных усилий от Советского государства. В Постановлении ЦК ВКП (б) и СНК СССР от 27 июня 1941 г. О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества были определены конкретные задачи и очередность эвакуации. В дополнение к этому СНК СССР 5 июля 1941 г. вынес решение по вопросу о порядке эвакуации населения в военное время и о вывозе рабочих и служащих эвакуированных предприятий. Были разработаны конкретные планы с указанием пунктов расселения, сроков, порядка и очередности вывоза.

Решением правительства было утверждено Положение об эвакуационном пункте по эвакуации гражданского населения из прифронтовой полосы. Созданные на местах эвакопункты заботились об эвакуированном населении, производили учет прибывших и т.д. При Совнаркомах союзных республик, облисполкомах и крайкомах были созданы отделы по эвакуации населения. По решению правительства из угрожаемых районов вывозили в первую очередь детские учреждения, женщин с детьми и людей пожилого возраста. К январю 1942 г. в глубь страны только по железной дороге было вывезено 10 млн человек. В результате к весне 1942 г. в восточных районах страны было размещено до 8 млн эвакуированных. К этому времени основная волна эвакуации спала.

Однако это положение продолжалось недолго. Летом 1942 г., в связи с прорывом немецко-фашистских войск на Северный Кавказ, вновь со всей остротой встала проблема массовой эвакуации населения. На этот раз она проводилась в основном из центральных и южных районов Европейской части СССР. В июле 1942 г. началась эвакуация населения из Воронежской, Ворошиловградской, Орловской, Ростовской, Сталинградской областей, Ставропольского и Краснодарского краев.

Советское правительство проявляло большую заботу о создании материально-бытовых условий для эвакуированного населения. В государственном бюджете на IV квартал 1941 г. на жилищное строительство было выделено 200 млн. рублей. Рабочим и служащим эвакуированных предприятий был предоставлен долгосрочный кредит на индивидуальное жилищное строительство.

Во время пребывания эвакуированных на новых местах население окружило их заботой и вниманием. Нуждающимся семьям выдавалось пособие, отпускались одежда, обувь. Во многих сельхозартелях были организованы курсы для обучения эвакуированных различным сельскохозяйственным профессиям.

Братская дружба советских народов проявилась в ходе эвакуации, в трудоустройстве эвакуированного населения, в усыновлении детей, родители которых погибли. Менее чем за год войны, к 1 мая 1942 г., только трудящимися Казахстана было усыновлено до 2 тыс. осиротевших детей. В Узбекистане широко развернулось общественное движение помощи эвакуированным детям. Тысячи ребят - русских, украинцев, белорусов и других национальностей - были взяты на воспитание в узбекские семьи. Дети прекрасно себя чувствовали в приютивших их семьях. При крупных сельскохозяйственных артелях создавались детские дома, содержание которых колхозы полностью брали на себя. В результате эвакуации миллионы советских людей были спасены от физического истребления фашистскими захватчиками.

Эвакуация населения, промышленных предприятий, сельскохозяйственной продукции и культурных ценностей по разным экономическим районам проходила в разные сроки - в зависимости от положения на фронтах. Конкретные условия военной обстановки потребовали провести эвакуацию дважды: летом и осенью 1941 г., летом и осенью 1942 г., причем первая была самой массовой. Не останавливаясь подробно на эвакуации промышленности, хотелось отметить только следующее. В годы войны в восточные районы страны было переведено более 2 тыс. промышленных предприятий. Почти 70% из них было размещено на Урале, в Западной Сибири, Средней Азии и Казахстане. Это позволило не только сохранить основные производственные фонды, но и постепенно увеличить их, обеспечивая растущую помощь фронту.

Причины неудач Советской армии в начале войны

Характеризуя причины неудач Советских Вооруженных Сил в первые месяцы войны, многие историки сегодня видят их в серьезных ошибках, допущенных советским руководством в предвоенные годы. В 1939 г. были расформированы крупные механизированные корпуса, так необходимые в современной войне, прекращено производство 45- и 76-мм противотанковых пушек, демонтированы укрепления на старой западной границе и т.д.

Отрицательную роль сыграло и ослабление командного состава, вызванное довоенными репрессиями. В результате почти полной смены командного и политического состава Красной Армии к началу войны около 75% командиров и 70% политработников находились на своих должностях менее одного года. Даже начальник генерального штаба сухопутных сил фашистской Германии генерал Ф. Гальдер в мае 1941 г. отмечал в своем дневнике: Русский офицерский корпус исключительно плох. Он производит худшее впечатление, чем в 1933 г. России потребуется 20 лет, пока она достигнет прежней высоты. Воссоздавать офицерский корпус нашей страны пришлось уже в условиях начавшейся войны.

К числу серьезных ошибок советского руководства следует отнести и просчет в определении времени возможного нападения фашистской Германии на СССР. Сталин и его окружение считали, что гитлеровское руководство в ближайшее время не решится нарушить заключенный с СССР договор о ненападении. Все сведения, получаемые по различным каналам, включая военную и политическую разведку, о предстоящем нападении немцев рассматривались Сталиным как провокационные, направленные на обострение отношений с Германией. Этим можно объяснить и оценку правительства, переданную в заявлении ТАСС 14 июня 1941 г., в котором слухи о готовившемся нападении Германии объявлялись провокационными. Этим объяснялось и то, что директива о приведении войск западных военных округов в боевую готовность и занятии ими боевых рубежей была отдана слишком поздно. По существу, директива была получена в войсках, когда война уже началась. Поэтому и последствия были чрезвычайно тяжелыми.

Односторонне разорвав советско-германский договор о ненападении, Германия 22 июня 1941 г. внезапно напала на СССР. Против Советского государства было брошено 153 немецко-фашистские дивизии (3,3 млн человек) и 37 дивизий (300 тыс.) государств-сателлитов гитлеровской Германии. На их вооружении было 3700 танков, 4950 самолетов и 48 тыс. орудий и минометов.

К началу войны против СССР в распоряжение фашистской Германии в результате оккупации западноевропейских стран перешли оружие, боеприпасы и снаряжение 180 чехословацких, французских, английских, бельгийских, голландских и норвежских дивизий 1 . Это позволило не только оснастить фашистские войска в достаточном количестве боевой техникой и снаряжением, но и обеспечить перевес в военном потенциале над советскими войсками.

В наших западных округах насчитывалось в целом 2,9 млн человек, на вооружении которых было 1540 самолетов новых типов, 1475 современных танков Т-34 и KB, 34 695 орудий и минометов . Следовательно, немецко-фашистская армия имела большое превосходство в силах.

Красная Армия только в конце 1940 г. начала реорганизацию и перевооружение новой боевой техникой и оружием, которые к 1941 г. не были закончены. Новую технику и оружие пришлось осваивать в бою. Армия и воздушный флот к моменту вероломного нападения гитлеровцев не обладали опытом ведения современной войны, не были отмобилизованы и рассредоточивались на расстоянии до 4,5 тыс. км по фронту и на 500 км в глубь территории СССР. Оборонительные рубежи вдоль западной границы страны не были заняты войсками. Некоторые дивизии Красной Армии были не полностью укомплектованы личным составом, а танковые и моторизированные не имели в достаточном количестве современных танков. Все дивизии находились на положении мирного времени. Они были недостаточно полно вооружены, особенно противотанковой и зенитной артиллерией. Не хватало транспорта.

Советский Союз один, своими силами отражал нападение фашистской Германии и ее сателлитов. Хотя между СССР и Японией был 13 апреля 1941 г. заключен договор о нейтралитете, враждебный курс японских милитаристов не позволял сосредоточить на советско-германском фронте все советские войска. 40 дивизий пришлось держать на востоке страны, чтобы противостоять японскому милитаризму .

Внезапное нападение фашистской Германии на Советский Союз в значительной мере усилило все эти благоприятные для врага и неблагоприятные для советских войск обстоятельства и позволило гитлеровскому командованию на время захватить в свои руки стратегическую инициативу.

Второй период Великой Отечественной войны

Контрнаступлением Красной Армии под Сталинградом 19 ноября 1942 г. начался второй период Великой Отечественной войны. 23 ноября войска Юго-Западного фронта соединились в Калаче-на-Дону с войсками Сталинградского фронта. Завершилось окружение основных фашистских войск в составе 22 дивизий численностью 330 тыс. солдат и офицеров. Ставка Верховного Главнокомандования приказала Донскому и Сталинградскому фронтам ликвидировать вражескую группировку. Взаимодействуя между собой, войска этих фронтов стали наносить мощные удары по 6-й и 4-й танковым армиям Германии в междуречье Дона и Волги. Одновременно войскам Юго-Западного фронта и левого крыла Воронежского фронта было приказано наступать с целью отодвинуть внешний фронт окружения дальше на Запад, на 150-200 км. Это необходимо было для того, чтобы фашистское командование не смогло деблокировать окружение своих дивизий.

Гитлеровское командование создало новую группу армий Дон в составе 30 дивизий и приказало им 12 декабря начать наступление на Сталинград с целью деблокирования группировки. Разгорелись ожесточенные бои. Дивизии группы Дон настойчиво пробивались в направлении Сталинграда.

На пятый день вражеского наступления войска Юго-Западного и левого крыла Воронежского фронта отбили атаки немецких и итальянских войск. Сломив сопротивление гитлеровских полчищ и разгромив 8-ю итальянскую армию, наши войска повели стремительное наступление в направлении Ростова. Затем они должны были во взаимодействии с войсками Закавказского фронта окружить и уничтожить группу армий А, остановленную в предгорьях Главного Кавказского хребта войсками этого фронта.

В ходе наступления в направлении Ростова советские войска уничтожили 11 и разгромили 16 вражеских дивизий, освободили 1600 населенных пунктов. Остатки немецко-фашистских войск в беспорядке отступали на запад. Попытка германского командования выручить окруженные войска и изменить течение войны в свою пользу потерпела полный крах.

В феврале 1943 г. Красная Армия завершила разгром 330-тысячной немецко-фашистской армии, захватив в плен 107 тыс. солдат и офицеров во главе с фельдмаршалом Паулюсом. Это была великая победа всего советского народа и его Вооруженных Сил, одержанная под руководством Коммунистической партии.

Историческая победа под Сталинградом - коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны, поворотный пункт в ходе всей второй мировой войны. Разгром фашистских армий под Сталинградом означает триумф советского военного искусства и провал военной доктрины немецко-фашистской армии. Стратегическая инициатива была вырвана из рук врага, началось массовое изгнание оккупантов с советской территории.

Победа Красной Армии укрепила моральный дух наших людей, их веру в несокрушимую мощь Вооруженных Сил социалистической Родины и их превосходство над немецко-фашистской военной машиной.

Катастрофа гитлеровцев под Сталинградом подорвала силы и моральный дух солдат и офицеров Германии, тяжело отразилась на политико-моральном состоянии ее населения. Трехдневный погребальный звон церковных колоколов звучал над потрясенной гитлеровской Германией, вступившей в полосу кризиса.

Велико и международное значение победы под Сталинградом. Повысился международный авторитет Страны Советов и ее Вооруженных Сил. Окрепла вера народов порабощенных фашизмом стран в освобождение.

Успехи наших Вооруженных Сил оказали огромное влияние на международное коммунистическое, антифашистское, национально-освободительное и партизанское движения. Пламя борьбы против внутренней реакции и оккупантов стало распространяться все шире на Балканах, в Польше, Чехословакии и в других странах, захваченных фашистами. Активизировалось движение Сопротивления во Франции. Заметно усилилась национально-освободительная война народов Китая, Кореи, Вьетнама, Бирмы, Малайи против японского империализма.

Поражение фашистских войск под Сталинградом оказало решающее влияние на позицию правительств Японии и Турции. Они приурочивали свое вступление в войну против СССР на стороне Германии к падению Сталинграда, но после разгрома немецко-фашистских войск и их союзников были вынуждены отказаться от открытого военного выступления против нашей страны.

Победа Красной Армии под Сталинградом усилила кризис в странах гитлеровской коалиции. Пошатнулась вера союзников Германии в победный для них исход второй мировой войны.

Курская битва

В ходе зимнего наступления Красной армии и последовавшего контрнаступления вермахта на Восточной Украине в центре советско германского фронта образовался выступ глубиной до 150 и шириной до 200 километров, обращенный в западную сторону (так называемая «Курская дуга»). На протяжении апреля - июня 1943 г. на фронте наступила оперативная пауза, в ходе которой стороны готовились к летней кампании.

Германское командование приняло решение провести крупную стратегическую операцию на курском выступе летом 1943 г. Планировалось нанести сходящиеся удары из районов городов Орёл (с севера) и Белгород (с юга). Ударные группы должны были соединиться в районе Курска, окружив войска Центрального и Воронежского фронтов Красной армии. Операция получила условное название «Цитадель». На совещании у Манштейна 10-11 мая план был скорректирован по предложению Готта: 2-й танковый корпус СС поворачивает от Обояньского направления по направлению к Прохоровке, где условия местности позволяют провести глобальное сражение с бронетанковыми резервами советских войск. И, исходя из потерь, продолжать наступление или перейти к обороне.(из допроса начштаба 4-й танковой армии генерала Фангора)

Для проведения операции немцы сосредоточили группировку, насчитывавшую до 50 дивизий (из них 18 танковых и моторизированных), 2 танковые бригады, 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий, общей численностью, согласно советским источникам, около 900 тысяч человек. Руководство войсками осуществляли генерал-фельдмаршал Гюнтер Ханс фон Клюге (группа армий «Центр») и генерал-фельдмаршал Фриц Эрих фон Манштейн (группа армий «Юг»). Организационно ударные силы входили в состав 2-й танковой, 2-й и 9-й армий (командующий - генерал-фельдмаршал Вальтер Модель, группа армий «Центр», район Орла) и 4-й танковой армии, 24-го танкового корпуса и оперативной группы «Кемпф» (командующий - генерал Герман Гот, группа армий «Юг», район Белгорода). Воздушную поддержку немецким войскам оказывали силы 4-го и 6-го воздушных флотов.

Для проведения операции в район Курска были выдвинуты несколько элитных танковых дивизий СС:

-я дивизия Лейбштандарт CC «Адольф Гитлер»

-я танковая дивизия СС «Тотенкопф»

Войска получили некоторое количество новой техники:

танка Pz.Kpfw.VI «Тигр» (ещё 14 - командирские танки)

Pz.Kpfw.V «Пантера» (ещё 11 - эвакуационные (без пушек) и командирские)

штурмовых орудий Sd.Kfz. 184 «Фердинанд» (по 45 в составе sPzJgAbt 653 и sPzJgAbt 654)

всего 348 относительно новых танков и самоходок («Тигр» несколько раз применялся в 1942 и начале 1943 г.).

При этом, правда, в составе немецких частей оставалось значительное количество откровенно устаревших танков и самоходок: 384 единицы (Pz.III, Pz.II, даже Pz.I). Также во время Курской битвы впервые были применены немецкие телетанкетки Sd.Kfz.302.

Советское командование приняло решение провести оборонительное сражение, измотать войска неприятеля и нанести им поражение, нанеся в критический момент контрудары по наступающим. С этой целью на обоих фасах курского выступа была создана глубоко эшелонированная оборона. В общей сложности было создано 8 оборонительных рубежей. Средняя плотность минирования на направлении ожидаемых ударов противника составляла 1500 противотанковых и 1700 противопехотных мин на каждый километр фронта.

Войска Центрального фронта (командующий - генерал армии Константин Рокоссовский) обороняли северный фас Курского выступа, а войска Воронежского фронта (командующий - генерал армии Николай Ватутин) - южный фас. Войска, занимавшие выступ, опирались на Степной фронт (командующий генерал-полковник Иван Конев). Координацию действий фронтов осуществляли представители Ставки Маршалы Советского Союза Георгий Жуков и Александр Василевский.

В оценке сил сторон в источниках наблюдаются сильные расхождения, связанные с различным определением масштаба битвы разными историками, а также различием способов учёта и классификации военной техники. При оценке сил Красной Армии основное расхождение связано с включением или исключением из подсчётов резерва - Степного фронта (около 500 тысяч личного состава и 1500 танков).

Германское наступление началось утром 5 июля 1943 года. Поскольку советскому командованию было точно известно время начала операции - 3 часа ночи (немецкая армия воевала по Берлинскому времени - в переводе на московское 5 часов утра), в 22:30 и в 2:20 по московскому времени силами двух фронтов была проведена контрартподготовка количеством боеприпасов 0.25 боекомплекта. В немецких докладах отмечены значительные повреждения линий связи и незначительные потери в живой силе. Также был произведен неудачный авиационный налет силами 2-й и 17-й воздушных армий (более 400 штурмовиков и истребителей) на Харьковский и Белгородский аэроузлы противника.

Перед началом наземной операции, в 6 часов утра по нашему времени, немцы также нанесли по советским оборонительным рубежам бомбовый и артиллерийский удар. Перешедшие в наступление танки сразу столкнулись с серьёзным сопротивлением. Главный удар на северном фасе был нанесен в направлении Ольховатки. Не достигнув успеха, немцы перенесли удар в направлении Понырей, но и здесь не смогли прорвать советскую оборону. Вермахт смог продвинуться лишь на 10-12 км, после чего уже с 10 июля потеряв до двух третей танков, 9-я немецкая армия перешла к обороне. На южном фасе главные удары немцев были направлены в районы Корочи и Обояни.

5 июля 1943 г. День первый. Оборона Черкасского

Операция «Цитадель» - генеральное наступление Германской армии на Восточном фронте в 1943 г. - имела целью окружение войск Центрального (К. К. Рокоссовский) и Воронежского (Н. Ф. Ватутин) фронтов в районе города Курск путём встречных ударов с севера и юга под основание курского выступа, а также разгром советских оперативных и стратегических резервов восточнее основного направления главного удара (в том числе и в районе ст. Прохоровка). Основной удар с южного направления наносился силами 4-й танковой армии (командующий - Герман Гот, 48 танковый корпус (тк) и 2 танковая дивизия (тд) СС) при поддержке армейской группы «Кемпф» (В. Кемпф).

На начальной стадии наступления 48-й танковый корпус (ком.: О. фон Кнобельсдорф, нач. штаба: Ф. фон Меллентин, 527 танков, 147 САУ), являвшийся наиболее сильным соединением 4 танковой армии, в составе: 3 и 11 танковых дивизий, механизированной (танково-гренадерской) дивизии «Великая Германия», 10 танковой бригады и 911 отд. дивизиона штурмовых орудий, при поддержке 332 и 167 пехотных дивизий, имел задачей прорыв первой, второй и третьей линий обороны частей Воронежского фронта из района Герцовка - Бутово в направлении Черкасское - Яковлево - Обоянь. При этом предполагалось, что в районе Яковлево 48 тк соединится с частями 2 тд СС (окружив тем самым части 52 гв.сд и 67 гв.сд), произведет смену частей 2 тд СС, после чего части дивизии СС предполагалось использовать против оперативных резервов Красной Армии в районе ст. Прохоровка, а 48 тк должен был продолжить действия на основном направлении Обоянь - Курск.

Для выполнения поставленной задачи частям 48 тк в первый день наступления (день «Х») требовалось взломать оборону 6 гв. А (генерал-лейтенант И. М. Чистяков) на участке стыка 71 гв.сд (полковник И. П. Сиваков) и 67 гв.сд (полковник А. И. Баксов), захватить крупное село Черкасское и осуществить прорыв бронетанковыми частями в направлении села Яковлево. Планом наступления 48 тк определялось, что село Черкасское должно было быть захвачено к 10:00 5 июля. А уже 6 июля части 48 тк. должны были достичь города Обоянь.

Однако в результате действий советских частей и соединений, проявленными ими мужеству и стойкости, а также заблаговременно проведённой ими подготовке оборонительных рубежей, на данном направлении планы вермахта были «существенно скорректированы» - 48 тк не дошёл до Обояни вовсе.

Факторами, определившими непозволительно медленный темп продвижения 48 тк в первый день наступления стали хорошая инженерная подготовка местности советскими частями (начиная от противотанковых рвов практически на всём протяжении обороны и заканчивая радиоуправляемыми минными полями), огонь дивизионной артиллерии, гвардейских миномётов и действия штурмовой авиации по скопившимся перед инженерными заграждениями танкам противника, грамотное расположение противотанковых опорных пунктов (№ 6 южнее Коровина в полосе 71 гв.сд, № 7 юго-западнее Черкасского и № 8 юго-восточнее Черкасского в полосе 67 гв.сд), быстрое перестроение боевых порядков батальонов 196 гв.сп (полковник В. И. Бажанов) на направлении главного удара противника южнее Черкасского, своевременный манёвр дивизионным (245 отп, 1440 сап) и армейским (493 иптап, а также 27 оиптабр полковника Н. Д. Чеволы) противотанковым резервом, относительно удачные контратаки во фланг вклинившимся частям 3 тд и 11 тд с привлечением сил 245 отп (подполковник М. К. Акопов, 39 танков M3) и 1440 сап (подполковник Шапшинский, 8 СУ-76 и 12 СУ-122), а также не до конца подавленное сопротивление остатков боевого охранения в южной части села Бутово (3 бат. 199 гв.сп, капитан В. Л. Вахидов) и в районе рабочих бараков юго-западнее с. Коровино, которые являлись исходными позициями для наступления 48 тк (захват данных исходных позиций планировалось произвести специально выделенными силами 11 тд и 332 пд до конца дня 4 июля, то есть в день «Х-1», однако сопротивление боевого охранения так и не было полностью подавлено к рассвету 5 июля). Все вышеперечисленные факторы повлияли как на скорость сосредоточения частей на исходных позициях перед основной атакой, так и на их продвижение в ходе самого наступления.

Также на темпе наступления корпуса сказались недоработки немецкого командования при планировании операции и плохо отработанное взаимодействие танковых и пехотных частей. В частности дивизия «Великая Германия» (В. Хейерляйн, 129 танков (из них 15 танков Pz.VI), 73 САУ) и приданная ей 10 танковая бригада (тбр) (К. Декер, 192 боевых и 8 командирских танков Pz.V) в сложившихся условиях боя оказались неповоротливыми и несбалансированными соединениями. В результате всю первую половину дня основная масса танков была скучена в узких «коридорах» перед инженерными заграждениями (особенно большие затруднения вызвало преодоление заболоченного противотанкового рва западнее Черкасского), попала под комбинированный удар советской авиации (2-я ВА) и артиллерии - из ПТОП № 6 и № 7, 138 гв.ап (подполковник М. И. Кирдянов) и двух полков 33 отпабр (полковник Штейн), понесла потери (особенно в офицерском составе), и не смогла развернуться в соответствии с графиком наступления на танкодоступной местности на рубеже Коровино - Черкасское для дальнейшего удара в направлении северных окраин Черкасского. При этом, преодолевшим противотанковые заграждения пехотным частям в первой половине дня приходилось полагаться в основном на собственные огневые средства. Так, например, находившаяся на острие удара дивизии «ВГ» боевая группа 3-го батальона фузилёрского полка в момент первой атаки оказалась вообще без танковой поддержки и понесла чувствительные потери. Обладая огромными бронетанковыми силами, дивизия «ВГ» долгое время фактически не могла ввести их в бой.

Результатом образовавшихся заторов на маршрутах выдвижения также явилось несвоевременно проведенное сосредоточение артиллерийских частей 48 танкового корпуса на огневых позициях, что сказалось на результатах артподготовки перед началом атаки.

Необходимо отметить, что командир 48 тк стал заложником ряда ошибочных решений вышестоящего начальства. Особенно негативно сказалось отсутствие у Кнобельсдорфа оперативного резерва - все дивизии корпуса были введены в бой практически одновременно утром 5 июля 1943 г., после чего надолго были втянуты в активные боевые действия.

Развитию наступления 48 тк днём 5 июля в наибольшей степени способствовали: активные действия сапёрно-штурмовых подразделений, поддержка авиации (более 830 самолёто-вылетов) и подавляющее количественное превосходство в бронетехнике. Также необходимо отметить инициативные действия частей 11 тд (И. Микл) и 911 отд. дивизиона штурмовых орудий (преодоление полосы инженерных заграждений и выход к восточным окраинам Черкасского механизированной группой пехоты и сапёров при поддержке штурмовых орудий).

Важным фактором успеха немецких танковых частей явился произошедший к лету 1943 г. качественный скачок в боевых характеристиках немецкой бронетехники. Уже в ходе первого дня оборонительной операции на Курской дуге проявилась недостаточная мощность противотанковых средств, находящихся на вооружении советских частей, при борьбе как с новыми немецкими танками Pz.V и Pz.VI, так и с модернизированными танками более старых марок (около половины советских иптап были вооружены 45-мм орудиями, мощность 76-мм советских полевых и американских танковых орудий позволяла эффективно уничтожать современные или модернизированные танки противника на дистанциях вдвое-втрое меньших эффективной дальности огня последних, тяжёлые танковые и самоходные части на тот момент практически отсутствовали не только в общевойсковой 6 гв. А, но и в занимавшей позади неё второй рубеж обороны 1 танковой армии М. Е. Катукова).

Только после преодоления во второй половине дня основной массой танков противотанковых заграждений южнее Черкасского, отразив ряд контратак советских частей, подразделения дивизии «ВГ» и 11 тд смогли зацепиться за юго-восточные и юго-западные окраины села, после чего бои перешли в фазу уличных. Около 21:00 комдир А. И. Баксов отдал распоряжение о выводе частей 196 гв.сп на новые позиции на север и северо-восток от Черкасского, а также к центру села. При отходе частями 196 гв.сп производилась установка минных полей. Около 21:20 боевая группа гренадеров дивизии «ВГ» при поддержке «Пантер» 10 тбр ворвалась в хутор Ярки (севернее Черкасского). Чуть позже 3 тд вермахта удалось захватить хутор Красный Починок (севернее Коровино). Таким образом, результатом дня для 48 тк вермахта стало вклинивание в первую полосу обороны 6 гвардия (гв). А на 6 км, что фактически можно признать неудачей, особенно на фоне результатов достигнутых к вечеру 5 июля войсками 2 танкового корпуса СС (действовавшего восточнее параллельно 48 тк), менее насыщенного бронетанковой техникой, который сумел прорвать первый рубеж обороны 6 гв. А.

Организованное сопротивление в селе Черкасское было подавлено около полуночи 5 июля. Однако, установить полный контроль над селом немецкие части смогли только к утру 6 июля, то есть когда по плану наступления корпус уже должен был подходить к Обояни.

Таким образом, 71 гв.сд и 67 гв.сд, не обладая крупными танковыми соединениями (в их распоряжении были только 39 американских танков M3 различных модификаций и 20 САУ из состава 245 отп и 1440 сап) около суток удерживали в районе сел Коровино и Черкасское пять дивизий противника (из них три - танковые). В сражении 5 июля 1943 г. в районе Черкасского особенно отличились бойцы и командиры 196 и 199 гв. стрелковых полков 67 гв. дивизии. Грамотные и поистине героические действия бойцов и командиров 71 гв. сд и 67 гв. сд, позволили командованию 6 гв. А своевременно подтянуть армейские резервы к месту вклинивания частей 48 тк на стыке 71 гв. сд и 67 гв.сд и не допустить на данном участке общего развала обороны советских войск в последующие дни оборонительной операции.

В результате вышеописанных боевых действий село Черкасское фактически перестало существовать (по послевоенным свидетельствам очевидцев: «представляло собой лунный пейзаж»).

Героическая оборона села Черкасское 5 июля 1943 г. - один из наиболее удачных для советских войск моментов Курской битвы - к сожалению, является одним из незаслуженно забытых эпизодов Великой Отечественной войны.

июля 1943 г. День второй. Первые контрудары.

К концу первого дня наступления 4 Танковая Армия (ТА) вклинилась в оборону 6 гв. А на глубину 5-6 км на участке наступления 48 тк (в районе с. Черкасское) и на 12-13 км на участке 2 тк СС (в районе Быковка - Козьмо-Демьяновка). При этом дивизии 2 танкового корпуса СС (обергруппенфюрер П. Хауссер) сумели прорвать на всю глубину первый рубеж обороны советских войск, оттеснив части 52 гв.сд (полковник И. М. Некрасов), и подошли на фронте 5-6 км непосредственно ко второму рубежу обороны, занимаемому 51 гв.сд (генерал-майор Н. Т. Таварткеладзе), вступив в бой с её передовыми частями.

Однако правый сосед 2 танкового корпуса СС - АГ «Кемпф» (В. Кемпф) - 5 июля не выполнила задачу дня, столкнувшись с упорным сопротивлением частей 7 гв. А, обнажив тем самым правый фланг продвинувшейся вперёд 4 танковой армии. В результате Хауссер был вынужден с 6 по 8 июля использовать треть сил своего корпуса, а именно мд «Мёртвая голова», для прикрытия своего правого фланга против 375 сд (полковник П. Д. Говоруненко), подразделения которой блестяще проявили себя в боях 5 июля.

На 6 июля задачами дня для частей 2 тк СС (334 танка) были определены: для мд «Мёртвая голова» (бригадефюрер Г. Присс, 114 танков) разгром 375 сд и расширение коридора прорыва в направлении р. Липовый Донец, для мд «Лейбштандарт» (бригадефюрер Т. Виш, 99 танков, 23 САУ) и «Дас Райх» (бригадефюрер В. Крюгер , 121 танк, 21 САУ) - скорейший прорыв второго рубежа обороны у с.Яковлево и выход к линии излучина р.Псёл - с. Тетеревино.

Около 9:00 6 июля 1943 г. после мощной артподготовки (проводившейся артполками дивизий «Лейбштандарт», «Дас Райх» и 55 мп шестиствольных миномётов) при непосредственной поддержке 8 авиакорпуса (около 150 самолётов в полосе наступления) дивизии 2 танкового корпуса СС перешли в наступление, нанося основной удар на участке занимаемом 154 и 156 гв.сп. При этом немцам удалось выявить и произвести огневой налёт на пункты управления и связи полков 51 гв.сд, что привело к дезорганизации связи и управления её войсками. Фактически батальоны 51 гв.сд отражали атаки противника без связи с вышестоящим командованием, так как работа офицеров связи из-за высокой динамики боя была не эффективной. Первоначальный успех атаки дивизий «Лейбштандарт» и «Дас Райх» был обеспечен благодаря численному преимуществу на участке прорыва (две немецких дивизии против двух гв. стрелковых полков), а также за счёт хорошего взаимодействия между полками дивизий, артиллерией и авиацией - передовые подразделения дивизий, основной таранной силой которых являлись 13 и 8 тяжёлые роты «Тигров» (7 и 11 Pz.VI соответственно), при поддержке дивизионов штурмовых орудий (23 и 21 StuG) выдвигались к советским позициям ещё до окончания артиллерийского и авиа удара, оказываясь в момент его окончания в нескольких сотнях метров от окопов.

К 13:00 батальоны на стыке 154 и 156 гв.сп были сбиты со своих позиций и начали беспорядочный отход в направлении сел Яковлево и Лучки; левофланговый 158 гв.сп, загнув свой правый фланг, в целом продолжал удерживать рубеж обороны. Отход подразделений 154 и 156 гв.сп осуществлялся вперемешку с танками и мотопехотой противника и был сопряжён с большими потерями (в частности, в 156 гв.сп из 1685 человек на 7 июля в строю оставалось около 200 человек, то есть полк фактически был уничтожен). Общее руководство отходившими батальонами практически отсутствовало, действия этих подразделений определялись только инициативой младших командиров, не все из которых были к этому готовы. Некоторые подразделения 154 и 156 гв.сп выходили в расположения соседних дивизий. Ситуацию отчасти спасали действия артиллерии 51 гв.сд и подходящего из резерва 5 гв. Сталинградского танкового корпуса - гаубичные батареи 122 гв.ап (майор М. Н. Угловский) и артиллерийские подразделения 6 гв.мсбр (полковник А. М. Щекал) вели тяжёлые бои в глубине обороны 51 гв. дивизии, сбивая темп наступления боевых групп мд «Лейбштандарт» и «Дас Райх», с целью дать возможность отходящей пехоте закрепиться на новых рубежах. При этом артиллеристы ухитрились сохранить большую часть своего тяжелого вооружения. Скоротечный, но ожесточённый бой разгорелся за село Лучки, в районе которого успели развернуться 464 гв.арт. дивизион и 460 гв. миномётный батальон 6 гв.мсбр 5 гв. Стк (при этом, из-за недостаточной обеспеченности автотранспортом, мотопехота этой бригады всё ещё находилась на марше в 15 км от места боя).

В 14:20 бронегруппа дивизии «Дас Райх» в целом овладела селом Лучки, а артиллерийские части 6 гв.мсбр начали отход на север к хутору Калинин. После этого вплоть до третьего (тылового) оборонительного рубежа Воронежского фронта перед боевой группой мд «Дас Райх» фактически не осталось частей 6 гв. армии, способных сдерживать её наступление: основные силы истребительно-противотанковой артиллерии армии (а именно 14, 27 и 28 оиптабр) находились западнее - на Обояньском шоссе и в полосе наступления 48 тк, которое по результатам боёв 5 июля было оценено командованием армии как направление главного удара немцев (что было не до конца верным - удары обоих немецких танковых корпусов 4 ТА рассматривались немецким командованием как равнозначные). Для отражения удара мд «Дас Райх» артиллерии у 6 гв. А к этому моменту просто не оставалось.

Наступление мд «Лейбштандарт» на Обояньском направлении в первой половине дня 6 июля развивалось менее успешно, чем у «Дас Райх», что было обусловлено большей насыщенностью советской артиллерией её участка наступления (активно действовали полки 28 оиптабр майора Косачёва), своевременными ударами 1 гв.тбр (полковник В. М. Горелов) и 49 тбр (подполковник А. Ф. Бурда) из состава 3 мех.корпуса 1 ТА М. Е. Катукова, а также наличием в её полосе наступления хорошо укреплённого села Яковлево, в уличных боях в котором на некоторое время увязли главные силы дивизии, включая её танковый полк.

Таким образом, к 14:00 6 июля войска 2 тк СС в основном выполнили первую часть общего плана наступления - левый фланг 6 гв. А был смят, а чуть позже с захватом с.Яковлево со стороны 2 тк СС были подготовлены условия для их замены частями 48 тк.

Передовые части 2 тк СС были готовы приступить к выполнению одной из генеральных целей операции «Цитадель» - уничтожению резервов Красной Армии в районе ст. Прохоровка. Однако, полностью выполнить план наступления Герману Готу (командующий 4 ТА) 6 июля не удалось, по причине медленного продвижения войск 48 тк (О. фон Кнобельсдорф), столкнувшегося с умелой обороной вступившей в сражение после полудня армии Катукова. Корпусу Кнобельсдорфа хоть и удалось во второй половине дня окружить некоторые полки 67 и 52 гв.сд 6 гв. А в междуречье Ворсклы и Ворсклицы (общей численностью около стрелковой дивизии), однако, наткнувшись на жёсткую оборону бригад 3 мк (генерал-майор С. М. Кривошеин) на втором рубеже обороны, дивизии корпуса не смогли захватить плацдармы на северном берегу реки Пены, отбросить советский мехкорпус и выйти к с.Яковлево для последующей смены частей 2 тк СС. Более того, на левом фланге корпуса зазевавшаяся при входе в село Завидовка боевая группа танкового полка 3 мд (Ф. Вестховен) была расстреляна танкистами и артиллеристами 22 тбр (полковник Н. Г. Вененичев), входившей в состав 6 тк (генерал-майор А. Д. Гетман) 1 ТА.

Тем не менее, успех, достигнутый дивизиями «Лейбштандарт», и в особенности «Дас Райх» заставил командование Воронежского фронта в условиях неполной ясности обстановки предпринимать скоропалительные ответные меры по затыканию прорыва, образовавшегося во втором рубеже обороны фронта. После доклада командующего 6 гв. А Чистякова о положении дел на левом фланге армии, Ватутин своим приказом передаёт 5 гв. Сталинградский тк (генерал-майор А. Г. Кравченко, 213 танков, из них 106 - Т-34 и 21 - Mk.IV «Черчилль») и 2 гв. Тацинский танковый корпус (полковник А. С. Бурдейный, 166 боеспособных танков, из них 90 - Т-34 и 17 - Mk.IV «Черчилль») в подчинение командующего 6 гв. А и одобряет его предложение о нанесении контрударов по прорвавшимся через позиции 51 гв.сд танкам немцев силами 5 гв. Стк и под основание всего наступающего клина 2 тк СС силами 2 гв. Ттк (прямо сквозь боевые порядки 375 сд). В частности днём 6 июля И. М. Чистяков ставит командиру 5 гв. Стк генерал-майору А. Г. Кравченко задачу на вывод из занимаемого им оборонительного района (в котором корпус уже был готов встретить противника, используя тактику засад и противотанковых опорных пунктов) основной части корпуса (две из трёх бригад и тяжёлый танковый полк прорыва), и нанесение этими силами контрудара во фланг мд «Лейбштандарт». Получив приказ, командир и штаб 5 гв. Стк, уже зная о захвате с. Лучки танками дивизии «Дас Райх», и правильнее оценивая обстановку, пытались оспорить выполнение данного приказа. Однако, под угрозой арестов и расстрела были вынуждены приступить к его выполнению. Атака бригад корпуса была начата в 15:10.

Достаточными собственными артиллерийскими средствами 5 гв. Стк не располагал, а времени на увязывание действий корпуса с соседями или авиацией приказ не оставлял. Поэтому атака танковых бригад производилась без артиллерийской подготовки, без поддержки авиацией, на ровной местности и с практически открытыми флангами. Удар пришёлся прямо в лоб мд «Дас Райх», которая перегруппировалась, выставив танки в качестве противотанкового заслона и, вызвав авиацию, нанесла значительное огневое поражение бригадам Сталинградского корпуса, вынудив их остановить атаку и перейти к обороне. После этого подтянув артиллерию ПТО и организовав фланговые манёвры, части мд «Дас Райх» между 17 и 19 часами сумели выйти на коммуникации оборонявшихся танковых бригад в районе хутора Калинин, который обороняли 1696 зенап (майор Савченко) и отошедшие из села Лучки 464 гв.арт.дивизион и 460 гв. миномётный батальон 6 гв.мсбр. К 19:00 частям мд «Дас Райх» фактически удалось окружить большую часть 5 гв. Стк между с. Лучки и хутором Калинин, после чего, развивая успех, командование немецкой дивизией частью сил, действуя в направлении ст. Прохоровка, попыталось захватить разъезд Беленихино. Однако, благодаря инициативным действиям командира и комбатов оставшейся вне кольца окружения 20 тбр (подполковник П. Ф. Охрименко) 5 гв. Стк, сумевшим быстро создать из различных оказавшихся под рукой частей корпуса жесткую оборону вокруг Беленихино, наступление мд «Дас Райх» удалось остановить, и даже заставить немецкие части вернуться обратно в х. Калинин. Находясь без связи со штабом корпуса, в ночь на 7 июля окружённые части 5 гв. Стк организовали прорыв, в результате которого часть сил сумела вырваться из окружения и соединилась с частями 20 тбр. В течение 6 июля 1943 г. частями 5 гв. Стк по боевым причинам было безвозвратно потеряно 119 танков, ещё 9 танков были потеряны по техническим или не выясненным причинам, а 19 отправлены в ремонт. Столь значительных потерь за один день не имел ни один танковый корпус в течение всей оборонительной операции на Курской дуге (потери 5 гв. Стк 6 июля превысили даже потери 29 тк в ходе атаки 12 июля у свх. Октябрьский).

После окружения 5 гв. Стк, продолжая развитие успеха в северном направлении, другой отряд танкового полка мд «Дас Райх», используя неразбериху при отходе советских частей, сумел выйти к третьему (тыловому) рубежу армейской обороны, занимаемому частями 69А (генерал-лейтенант В. Д. Крюченкин), возле хутора Тетеревино, и на непродолжительное время вклинился в оборону 285 сп 183 сд, однако из-за явной недостаточности сил, потеряв несколько танков, был вынужден отступить. Выход немецких танков к третьему рубежу обороны Воронежского фронта уже на второй день наступления, был расценен советским командованием как чрезвычайное происшествие.

Наступление мд «Мёртвая голова» существенного развития в течение 6 июля не получило по причине упорного сопротивления частей 375 сд, а также проводившегося во второй половине дня на её участке контрудара 2 гв. Тацинского танкового корпуса (полковник А. С. Бурдейный, 166 танков), проходившего одновременно с контрударом 2 гв. Стк, и потребовавшего привлечения всех резервов этой эсесовской дивизии и даже некоторых частей мд «Дас Райх». Однако нанести Тацинскому корпусу потери даже примерно соизмеримые с потерями 5 гв. В процессе контрудара корпусу два раза пришлось форсировать реку Липовый Донец, а некоторые его части в течение непродолжительного времени находились в окружении. Потери 2 гв. за 6 июля составили: 17 танков сгоревшими и 11 подбитыми, то есть корпус остался полностью боеспособным.

Таким образом, в течение 6 июля соединения 4 ТА сумели прорвать на своём правом фланге второй рубеж обороны Воронежского фронта, нанесли значительные потери войскам 6 гв. А (из шести стрелковых дивизий к утру 7 июля боеспособными оставались лишь три, из двух переданных ей танковых корпусов - один). В результате потери управления частями 51 гв.сд и 5 гв. Стк, на участке стыка 1 ТА и 5 гв. Стк образовался не занятый советскими войсками участок, который в последующие дни ценой неимоверных усилий Катукову пришлось затыкать бригадами 1 ТА, используя свой опыт оборонительных боёв под Орлом в 1941 году. Однако, все успехи 2 тк СС приведшие к прорыву второго оборонительного рубежа опять не могли быть воплощены в мощный прорыв вглубь советской обороны для уничтожения стратегических резервов Красной армии, так как войска АГ «Кемпф» добившись 6 июля некоторых успехов, тем не менее снова не смогли выполнить задачу дня. АГ «Кемпф» по прежнему не могла обеспечить правый фланг 4 ТА, угрозу которому представлял 2 гв. Ттк поддерживаемый всё ещё боеспособной 375 сд. Также существенное значение на дальнейших ход событий оказали потери немцев в бронетехнике. Так, например, в танковом полку мд «Великая германия» 48 тк после первых двух дней наступления небоеспособными числились 53 % танков (советские войска вывели из строя 59 из 112 машин, включая 12 «Тигров» из 14 имевшихся), а в 10 тбр к вечеру 6 июля боеспособными числились лишь 40 боевых «Пантер» (из 192). Поэтому на 7 июля перед корпусами 4 ТА ставились менее амбициозные задачи, чем 6 июля - расширение коридора прорыва и обеспечение флангов армии.

Начиная с 6 июля 1943 г. отступить от ранее разработанных планов пришлось не только немецкому командованию (которое сделало это ещё 5 июля), но и советскому, которое явно недооценило силу немецкого бронетанкового удара. В связи с потерей боеспособности и выходом из строя материальной части большинства дивизий 6 гв. А, с вечера 6 июля общее оперативное управление войсками, удерживавшими второй и третий рубежи советской обороны в районе прорыва немецкой 4 ТА, фактически было передано от командующего 6 гв. А И. М. Чистякова к командующему 1 ТА М. Е. Катукову. Основной каркас советской обороны в последующие дни создавался вокруг бригад и корпусов 1 танковой армии.

фашистский советский армия война

Сражение под Прохоровкой

12 июля в районе Прохоровки произошёл один из крупнейших в истории встречный танковый бой. С немецкой стороны, по мнению В. Замулина, в нём участвовала 2-й танковый корпус СС имевший 494 танка и САУ , в том числе 15 «Тигров» и ни одной «Пантеры». По данным советских источников, в сражении с немецкой стороны участвовало около 700 танков и штурмовых орудий. С советской стороны в сражении участвовала 5-я танковая армия П. Ротмистрова, насчитывавшая около 850 танков. После нанесения массированного авиаудара сражение с обеих сторон перешло в активную его фазу и продолжалось до конца дня.

Вот один из эпизодов, который наглядно показывает, что происходило 12 июля. Бой за свх. «Октябрьский» и выс. 252.2 напоминал морской прибой. Четыре танковые бригады РККА, три батареи САП, два стрелковых полка и один батальон мотострелковой бригады волнами накатывались на оборону гренадерского полка СС, но, встретив ожесточенное сопротивление отходили. Так продолжалось почти пять часов, пока гвардейцы не выбили гренадеров из этого района, понеся при этом колоссальные потери.

Из воспоминаний участника боя унтерштурмфюрера Гюрса, командира мотострелкового взвода 2-го грп: Русские начали атаку утром. Они были вокруг нас, над нами, среди нас. Завязался рукопашный бой, мы выпрыгивали из наших одиночных окопов, поджигали магниевыми кумулятивными гранатами танки противника, взбирались на наши бронетранспортеры и стреляли в любой танк или солдата, которого мы заметили. Это был ад! В 11.00 инициатива боя снова была в наших руках. Наши танки нам здорово помогали. Только одна моя рота уничтожила 15 русских танков.

Во время боя из строя выбыло очень много командиров-танкистов (взводных и ротных). Высокий уровень потерь комсостава в 32-й тбр: 41 командир танка (36 % от общего числа), командир танкового взвода (61 %), роты (100 %) и батальона (50 %). Очень высокие потери понесло командное звено и мотострелковом полку бригады, погибли и получили тяжелые ранения многие командиры рот и взводов. Вышел из строя его командир капитан И. И. Руденко (эвакуировали с поля боя в госпиталь).

О состоянии человека в тех жутких условиях вспоминал участник боя, заместитель начальника штаба 31-й тбр, впоследствии Герой Советского Союза Григорий Пэнэжко: «… В памяти остались тяжелые картины… Стоял такой грохот, что перепонки давило, кровь текла из ушей. Сплошной рев моторов, лязганье металла, грохот, взрывы снарядов, дикий скрежет разрываемого железа. От выстрелов в упор сворачивало башни, скручивало орудия, лопалась броня, взрывались танки.

От выстрелов в бензобаки танки мгновенно вспыхивали. Открывались люки, и танковые экипажи пытались выбраться наружу. Я видел молодого лейтенанта, наполовину сгоревшего, повисшего на броне. Раненый, он не мог выбраться из люка. Так и погиб. Не было никого рядом, чтобы помочь ему. Мы потеряли ощущение времени, не чувствовали ни жажды, ни зноя, ни даже ударов в тесной кабине танка. Одна мысль, одно стремление - пока жив, бей врага. Наши танкисты, выбравшиеся из своих разбитых машин, искали на поле вражеские экипажи, тоже оставшиеся без техники, и били их из пистолетов, схватывались врукопашную. Помню капитана, который в каком-то исступлении забрался на броню подбитого немецкого «тигра» и бил автоматом по люку, чтобы «выкурить» оттуда гитлеровцев. Помню, как отважно действовал командир танковой роты Черторижский. Он подбил вражеский «тигр», но и сам был подбит. Выскочив из машины, танкисты потушили огонь. И снова пошли в бой».

К исходу 12 июля сражение завершилось с неясными результатами, чтобы возобновиться днём 13 и 14 июля. После сражения немецкие войска не смогли продвинуться вперед сколь-нибудь значительно, несмотря на то, что потери советской танковой армии, вызванные тактическими ошибками её командования, были намного больше. Продвинувшись за 5-12 июля на 35 километров, войска Манштейна были вынуждены, протоптавшись на достигнутых рубежах три дня в тщетных попытках взломать советскую оборону, начать отвод войск с захваченного «плацдарма». В ходе сражения наступил перелом. Перешедшие 23 июля в наступление советские войска отбросили немецкие армии на юге Курской дуги на исходные позиции.

По советским данным, на поле боя в сражении под Прохоровкой осталось около 400 немецких танков, 300 автомашин, свыше 3500 солдат и офицеров. Однако эти числа ставятся под сомнение. Например, по подсчётам Г. А. Олейникова, в сражении не могло принимать участие более 300 немецких танков. Согласно исследованиям А.Томзова, ссылающегося на данные немецкого федерального Военного архива, в ходе боёв 12-13 июля дивизия «Лейбштандарт Адольф Гитлер» потеряла безвозвратно 2 танка Pz.IV, в долгосрочный ремонт было отправлено 2 танка Pz.IV и 2 Pz.III, в краткосрочный - 15 танков Pz.IV и 1 Pz.III. Общие же потери танков и штурмовых орудий 2 тк СС за 12 июля составили около 80 танков и штурмовых орудий, в том числе не менее 40 единиц потеряла дивизия «Мертвая Голова».

В то же время советские 18-й и 29-й танковые корпуса 5-й Гвардейской танковой армии потеряли до 70 % своих танков. Согласно воспоминаниям генерал-майора немецко-фашистской армии Ф. В. фон Меллентина в атаке на Прохоровку и, соответственно, утреннем бою с советской ТА принимали участие только дивизии «Рейх» и «Лейбштандарт», усиленные батальоном «самоходок» - всего до 240 машин, в том числе четыре «тигра». Встретить серьёзного противника не предполагалось, по мнению германского командования ТА Ротмистрова была втянута в бой против дивизии «Мёртвая голова» (в действительности - один корпус) и встречная атака более 800 (по их оценкам) танков стала полной неожиданностью.

Впрочем, есть основания предполагать, что и советское командование «проспало» противника и атака ТА с придаными корпусами вовсе не была попыткой остановить немцев а преследовала цель зайти в тыл танковому корпусу СС, за который была принята его дивизия «Мёртвая голова».

Немцы первыми заметили противника и успели перестроиться для боя, советским танкистам пришлось делать это уже под огнём.

Центральный фронт, задействованный в сражении на севере дуги, за 5-11 июля 1943 г. понёс потери в 33 897 человек, из них 15 336 - безвозвратные, его противник - 9-я армия Моделя - потеряла за тот же период 20 720 человек, что даёт соотношение потерь в 1,64:1. Воронежский и Степной фронты, участвовавшие в сражении на южном фасе дуги, потеряли за 5-23 июля 1943 г., 143 950 человек, из них 54 996 - безвозвратно. В том числе только Воронежский фронт - 73 892 общих потерь. Впрочем, иначе думали начальник штаба Воронежского фронта генерал-лейтенант Иванов и начальник оперативного отдела штаба фронта генерал-майор Тетешкин: потери своего фронта они полагали в 100 932 человека, из них 46 500 - безвозвратными. Если, вопреки советским документам периода войны, считать официальные числа верными, то с учётом немецких потерь на южном фасе в 29 102 человек, соотношение потерь советской и немецкой сторон составляет здесь 4,95:1.

По советским данным только в Курской оборонительной операции с 5 по 23 июля 1943 немцы потеряли 70.000 убитыми, 3.095 танков и самоходок, 844 полевых орудия, 1.392 самолета и свыше 5.000 автомашин.

За период с 5 по 12 июля 1943 года Центральным фронтом было израсходовано 1079 вагонов боеприпасов, а Воронежским - 417 вагонов, почти в два с половиной раза меньше. Причина того, что потери Воронежского фронта столь резко превзошли потери Центрального - в меньшем массировании сил и средств на направлении немецкого удара, позволившем немцам фактически добиться оперативного прорыва на южном фасе Курской дуги. Хотя прорыв и удалось закрыть силами Степного фронта, однако он позволил наступавшим добиться благоприятных тактических условий для своих войск. Следует отметить, что лишь отсутствие однородных самостоятельных танковых соединений не дало немецкому командованию возможность сконцентрировать свои бронетанковые силы на направлении прорыва и развить его в глубину.

Орловская наступательная операция («Кутузов»)

июля Западный (командующий генерал-полковник Василий Соколовский) и Брянский (командующий генерал-полковник Маркиан Попов) фронты начали наступление против 2-й танковой и 9-й армий немцев в районе города Орла. К исходу дня 13 июля советские войска прорвали оборону противника. 26 июля немцы оставили Орловский плацдарм и начали отход на оборонительную линию «Хаген» (восточнее Брянска).

августа в 05-45 советские войска полностью освободили Орёл. По советским данным в Орловской операции было уничтожено 90.000 гитлеровцев.

Белгородско-Харьковская наступательная операция(«Румянцев»)

На южном фасе контрнаступление силами Воронежского и Степного фронтов началось 3 августа. 5 августа примерно в 18-00 был освобождён Белгород, 7 августа - Богодухов. Развивая наступление, советские войска 11 августа перерезали железную дорогу Харьков-Полтава, 23 августа овладели Харьковом. Контрудары немцев успеха не имели.

августа в Москве был дан первый за всю войну салют - в честь освобождения Орла и Белгорода.

Итоги Курской битвы

Победа под Курском ознаменовала переход стратегической инициативы к Красной Армии. К моменту стабилизации фронта советские войска вышли на исходные позиции для наступления на Днепр.

После окончания сражения на Курской дуге германское командование утратило возможность проводить стратегические наступательные операции. Локальные массированные наступления, такие как «Вахта на Рейне» (1944) или операция на Балатоне (1945), также успеха не имели.

Фельдмаршал Эрих фон Манштейн, разрабатывавший операцию «Цитадель» и проводивший её, впоследствии писал:

По мнению Гудерианa, «В результате провала наступления «Цитадель» мы потерпели решительное поражение. Бронетанковые войска, пополненные с таким большим трудом, из-за больших потерь в людях и технике на долгое время были выведены из строя».- Гудериан Г.

Третий период войны. Капитуляция Германии

Начав новое мощное стратегическое наступление, Красная Армия в 1943 г. сокрушила оборону противника на многих направлениях. Ни водные рубежи Северного Донца, Десны, Сожа и Днепра, ни мощные вражеские укрепления - ничто не останавливало наших воинов, охваченных единым порывом скорее освободить от фашистов родную землю, избавить от гитлеровского ига советских людей. Десятки и сотни тысяч воинов показали высокое мужество и героизм. Особенно ярко это проявилось при форсировании Днепра. Ставка Верховного Главнокомандования придавала особое значение форсированию этой водной артерии. Она знала, что враг прилагает все силы к тому, чтобы могучий днепровский рубеж стал непреодолимым для войск Красной Армии. Гитлеровское командование хвастливо заявило на весь мир, что советское наступление будет остановлено перед Днепром.

В директиве войскам от 9 сентября 1943 г. Ставка приказала форсировать Днепр с ходу, чтобы не дать противнику возможности закрепиться на противоположном берегу. Эта директива была доведена до каждого воина. Военные советы, политические органы, партийные и комсомольские организации развернули большую политическую и организаторскую работу. Особое внимание обращалось на воспитание у бойцов и офицеров уверенности в успехе форсирования Днепра. И они проявили массовый героизм, несокрушимую стойкость и волю к победе. За форсирование Днепра, за самоотверженность и героизм в боях на плацдармах 2438 солдат, сержантов, офицеров и генералов удостоены звания Героя Советского Союза. Битва за Днепр была выиграна.

В ходе летне-осеннего наступления 1943 г. советские войска освободили Левобережную Украину с промышленными районами Донбасса и часть Белоруссии, овладели важными плацдармами в районах Киева, Кременчуга и Днепропетровска. 6 ноября 1943 г. оккупанты были изгнаны из столицы Украины - Киева. Красная Армия освободила 2/3 территории, временно захваченной врагом. Советские войска разгромили 30 вражеских дивизий, в том числе семь танковых, и уничтожили 3500 немецких самолетов.

К 1944 г. Советский Союз располагал огромной мощью. Красная Армия приобрела богатейший опыт ведения войны и находилась в зените своей сокрушающей силы. Она прочно владела стратегической инициативой и удерживала ее вплоть до полного разгрома фашистской Германии. Соотношение сил было в ее пользу. На стороне Красной Армии был перевес над противником по численности действующих войск в 1,3 раза, по артиллерии - в 1,7, по танкам - в 1,4, по самолетам - в 2,7 раза.

Время, когда авантюристическая гитлеровская клика буйно шумела по поводу завоевания мирового господства, осталось далеко позади. Но враг был еще силен. Фашистская Германия в начале 1944 г. обладала значительными военно-экономическими ресурсами. Ее военная промышленность, например, в 1943 г. по сравнению с предыдущим годом увеличила более чем в 2 раза производство самолетов и артиллерийских орудий, а также средних и тяжелых танков. Гитлеровское командование держало на Восточном фронте 236 дивизий и 18 бригад общей численностью около 5 млн. человек. Чувствуя свой неминуемый крах, страшась сурового возмездия за свои злодеяния, оккупанты ожесточенно сопротивлялись.

Сокрушительные удары 1944 г. - третьего года Великой Отечественной войны - наши Вооруженные Силы начали зимним наступлением. В ходе январско-февральских боев под Ленинградом и древним русским городом Новгородом враг был отброшен на 200-280 км на запад, 900-дневная блокада героического города Ленина, прорванная в 1943 г., была снята полностью. Это была крупнейшая победа.

В июле-августе 1944 г. советские войска разгромили фашистов в Западной Украине и Молдавии. На севере была разбита немецко-финская группировка. В результате Финляндия была вынуждена заявить о своем выходе из войны.

Главные итоги наступательных операций, осуществленных в 1944 г., состояли в том, что было завершено освобождение советской земли, полностью восстановлена государственная граница СССР. Военные действия были перенесены за пределы нашей Родины. Над порабощенными народами Западной Европы занялась заря освобождения.

Развертывалось дальнейшее наступление Красной Армии против гитлеровских войск на территории Румынии, Польши, Болгарии, Венгрии, Чехословакии. Рабочие и крестьяне этих стран радушно встретили Красную Армию, которая, очистив родную землю от гитлеровцев, теперь выполняла свою великую освободительную миссию по отношению к народам других стран. В тесном взаимодействии, плечом к плечу с советскими войсками мужественно сражались против немецко-фашистских захватчиков части чехословацкого корпуса и Войска Польского, сформированные на территории СССР. Против фашистской Германии повернули свое оружие трудящиеся Румынии, Болгарии и Венгрии.

Отступление гитлеровских войск под сокрушающими ударами Красной Армии способствовало успешной борьбе против фашистских оккупантов народно-освободительных армий и партизан Югославии, Албании, Греции. Успехи Советской Армии позволили Албанской народно-освободительной армии осенью 1944 г. завершить освобождение своей Родины. В октябре 1944 г. советские войска совместно с частями Югославской народно-освободительной армии разгромили крупную немецко-фашистскую группировку и освободили столицу Югославии Белград.

В январе 1945 г. советские войска начали широкие наступательные действия, чтобы завершить разгром фашистской Германии. Наступление шло на огромном 1200-км фронте от Балтики до Карпат. Советская действующая армия насчитывала свыше 6,5 млн. человек, 108 тыс. орудий и минометов, почти 13 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок и более 15,5 тыс. самолетов. Вместе с Красной Армией действовали польские, чехословацкие, румынские и болгарские войска - 29 дивизий и пять бригад. В составе 3-го Белорусского фронта сражался французский авиационный полк Нормандия - Неман.

Гитлеровское командование срочно бросило на Восточный фронт все свои внутренние резервы, передислоцировав часть дивизий с Запада. Однако немецкая армия не могла сдержать могучий натиск советских войск. Советская Армия к исходу зимы 1945 г. освободила полностью Польшу и Венгрию, значительную часть Чехословакии и Австрии, помогла народу Дании сбросить гитлеровскую тиранию, овладела важнейшими жизненными центрами Германии. Весной 1945 г. Красная Армия вышла на подступы к Берлину.

Берлинское сражение началось на рассвете 16 апреля 1945 г. Эта крупнейшая операция в истории войн была подготовлена и проведена Красной Армией на высоком уровне. В ней участвовали советские войска общей численностью в 2,5 млн. человек. На их вооружении было 7500 боевых самолетов, более 6250 танков и самоходно-артиллерийских установок, 41 600 орудий и минометов.

мая советские воины водрузили Знамя Победы над рейхстагом. Это было трудное сражение в горящем, полуразрушенном городе. В предсмертной агонии гитлеровская клика требовала от своих войск сопротивляться до последнего солдата. Но дни фашистского воинства уже были сочтены. 480 тыс. гитлеровских солдат и офицеров, плененных в ходе берлинского сражения, представляли жалкое зрелище. И им уже было не до указаний гитлеровского командования.

мая представители сокрушенного вермахта подписали акт о безоговорочной капитуляции. 9 мая советские войска завершили свою последнюю операцию - разгромили группировку немецко-фашистской армии, окружавшую столицу Чехословакии Прагу, и вошли в город. Наступил долгожданный День Победы, ставший на вечные времена великим праздником не только советских людей, но и всего прогрессивного человечества. Гитлеровская Германия оказалась повергнутой в прах, ее вооруженные силы были разгромлены. Она потерпела полное военное, экономическое и морально-политическое поражение.

Роль СССР в разгроме фашистской Германии

Решающая роль в разгроме фашистской Германии и в победоносном завершении второй мировой войны принадлежит Советскому Союзу и его Вооруженным Силам. Эту истину не отрицали в годы войны многие политические и военные деятели Запада. Об этом же достаточно убедительно было подтверждено на юбилейных торжествах в Москве, посвященных 50-летию Победы над фашистской Германией. В первые три года войны Советские Вооруженные Силы вели борьбу фактически один на один со всей немецко-фашистской армией и армиями ее сателлитов. Советско-германский фронт намного превосходил другие театры военных действий. Этот фронт отличался от других не только размахом, но тем, что здесь были сконцентрированы основные силы немецко-фашистских войск. Было разгромлено и уничтожено 507 из 587 немецких дивизий. Советские войска уничтожили и большую часть боевой техники противника: 167 тыс. орудий, 48 тыс. танков, до 77 тыс. самолетов. Не менее 100 дивизий потеряли на этом фронте и сателлиты Германии.

Великая Отечественная война потребовала от советских людей огромного напряжения всех материальных и духовных сил. Весь советский народ выступил как единое целое в борьбе с общим врагом. Великая Отечественная война явилась суровым экзаменом на жизненном пути многонационального советского общества.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Карнацевич В. Л. 100 знаменитых сражений. - Харьков., 2004.

Мерников А. Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. - Минск., 2005.

Давыдков В. И. Анализ Курской битвы (историко-документальная эпопея). Курск., 2005.

Коммунист. - 1969. - № 3. - С. 80.

50 лет Вооруженных Сил СССР. - М., Воениздат, 1968. - С. 252.

История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941-1945. - Т. 1.

Военно-исторический журнал. - 1966. - № 1 - С. 74.

Гудериан Г. Воспоминания солдата. - Смоленск: Русич, 1999

Манштейн Э. Утерянные победы. Пер. с нем. - М., 1957. - С. 423


Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!