Внешнеполитическая роль Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Мировая экономика, МЭО
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    65,75 kb
  • Опубликовано:
    2012-02-02
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Внешнеполитическая роль Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе














Курсовая работа

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ РОЛЬ ЯПОНИИ В

АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ

Содержание

Введение. Азиатско-Тихоокеанский регион как важнейший центр мировой политики

.1 Политический и стратегический курс Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе: история и современность

.2 Роль Японии в интеграционных процессах и наращивание японского участия в многосторонних объединениях АТР. Проблемы и перспективы развития отношений Японии со странами Азиатско-Тихоокеанского региона

.1 Двусторонние контакты Японии с Соединенными Штатами и Китайской Народной Республикой

.2 Двусторонние отношения Японии с государствами Корейского полуострова

Заключение

Список использованных источников и литературы

внешнеполитический япония тихоокеанский

Введение

Актуальность темы исследования. Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) имеет огромное значение для судеб человечества в цивилизационном, экономическом, политическом, научно-техническом и прочих аспектах. Этот регион по глубине геополитических процессов, по своей международно-политической мощи постепенно выходит на первое место в мире.

В XXI веке современный Азиатско-Тихоокеанский регион стал двигателем глобального экономического развития. От этой географической зоны во все большей мере зависит и состояние дел в глобальной политике и в международных отношениях.

При этом хорошо известно, что конфликтный потенциал региона, подпитываемый традиционными проблемами межгосударственных отношений (территориальные споры, соперничество за влияние, этнические и религиозные противостояния) остается исключительно высоким. Не обошли регион и новые вызовы и угрозы (терроризм, наркопреступность, конкуренция за обладание ресурсами).

В этой ситуации особую актуальность приобретает вопрос: каким путем пойдут входящие в АТР государства и смогут ли они справиться с противоречиями и разногласиями. Поэтому сейчас все более очевидной становится необходимость строительства такого регионального порядка, который позволил бы не только предотвращать и преодолевать конфликты, но и создавал бы стимулы для развития всестороннего сотрудничества между странами региона. С учетом растущей роли Азиатско-Тихоокеанского региона в мире речь идет о формировании одной из основ нового мироустройства. И очевидно, что одну из главных ролей в этом процессе будет играть Япония- одна из крупнейших экономических и научно-технических держав не только данного региона, но и всего мира.

В настоящем исследовании рассматриваются вопросы внешнеполитической роли Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе и влияния страны на экономические и политические процессы региона. Конструктивная роль современной Японии в международных отношениях является общепринятым фактором. К всеобщему международному признанию Япония продвигалась в течение всего послевоенного периода в сложных условиях «холодной войны», противоборства двух сверхдержав, формирования нового послевоенного мирового порядка. На сегодня вследствие причин недавнего исторического прошлого у Японии достаточно непросто складываются политические отношения с рядом стран Азиатско-Тихоокеанского региона, который остается приоритетным с точки зрения активизации ее внешнеэкономической и внешнеполитической стратегии, играющей ключевую роль в укреплении позиций Японии на региональном и глобальном уровнях. Сегодня Япония ставит перед собой цель не только сохранить позиции экономического лидера региона, но и взять на себя еще большую ответственность в формировании «регионального порядка», который должен базироваться на дальнейшем укреплении японо-американского союза и упорядочивание японо-китайских отношений.

Реализация всеобъемлющей стратегии Японии в АТР является залогом успешного развития не только двусторонних отношений со странами региона, но и конструктивного решения задач по созданию новой системы взаимоотношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Степень изученности проблемы. По теме проблемы внешнеполитической роли Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе было опубликовано достаточно большое количество научных трудов и исследований как российских, так и зарубежных авторов.

Изучением данной проблемы занимались профессора и исследователи Московского государственного института международных отношений, Дипломатической академии, Министерства иностранных дел Российской Федерации и Японии, институтов Российской академии наук, в частности Института Дальнего Востока: В.О. Кистанов, М.И. Крупянко, Э.В. Молодякова, А.В. Торкунов, П.К. Шодиев.

Особый интерес представляют монографии М.И. Крупянко и П.К. Шодиева, посвященные комплексному анализу основных направлений внешней политики Японии,проблемам укрепления национальной безопасности, роли и значению страны в мировой политике после окончания «холодной войны» и ликвидации биполярной системы международных отношений. Исследуется основное содержание новых внешних угроз, прослежены последствия реализации новой японской политики для российских стратегических интересов на Дальнем Востоке. Авторами рассмотрены основные перспективы отношений Японии с Соединенными Штатами, Китаем, государствами Корейского полуострова.

В учебном пособии Э.В. Молодяковой подробно излагается история японской внешней политики с древности до окончания Второй мировой войны. Отдельно рассматриваются двусторонние отношения Японии с различными странами.

В работе «Современные международные отношения и мировая политика» под общей редакцией А.В. Торкунова раскрывается сущность и значение долгосрочных тенденций мирового развития, эволюции структуры и системы современных международных отношений, закономерностей мирополитического развития. Особое внимание в книге уделяется проблемам безопасности, в том числе таким, как урегулирование этнополитических конфликтов, борьба с терроризмом, распространение оружия массового уничтожения. Дается детализированный обзор развития международных отношений в основных регионах современного мира.

В данном исследовании также были использованы следующие сборники статей.

«Япония: некоторые аспекты внешней политики на пороге XXI века» - монография коллектива авторов Центра исследований Японии Института дальнего Востока РАН. В данной работе рассматриваются некоторые аспекты формирования внешнеполитической стратегии современной Японии, роль и место страны в международных политических и экономических организациях, подходы Японии к процессам интеграции и глобализации в целом, рассматриваются проблемы наиболее важных двусторонних отношений Японии на современном этапе.

Издание «Япония в Восточной Азии: внутреннее и внешнее измерения» представляет собой сборник статей, посвященных актуальным проблемам внутренней и внешней политики современной Японии. Ведущие специалисты из России, Сербии, Японии и Китая предлагают широкий спектр мнений относительно самых разных аспектов экономики и политики этой страны. Анализируются причины японского экономического чуда и последующего замедления темпов развития Японии, ситуация с правами человека в стране, а также важнейшие аспекты отношений Японии с основными партнерами и соседями: США, Китаем, Российской Федерацией и двумя корейскими государствами.

В работе «АСЕАН и ведущие страны АТР» предпринята попытка исследования основных актуальных проблем политического, экономического и культурного развития всех 10 стран региона Юго-Восточной Азии - членов Ассоциации стран Юго-Восточной Азии, а также ведущих держав Азиатско-Тихоокеанского региона: России, Китая, Японии и Соединенных Штатов. Показаны определенные тенденции развития региона, ложная и противоречивая политика ведущих стран АТР по отношениюк странами-членам АСЕАН, обусловленная их региональными и глобальными интересами. Анализируются проблемы внутреннейэкономической интеграции стран-членов АСЕАН наряду с проблемами сохранения их самобытной культуры в контексте процесса глобализации.

В сборник «Восточное общество. Интеграционные и дезинтеграционные факторы в геополитическом пространстве АТР» вошли статьи ученых России, Беларуси, Монголии, Китая, Ирака и Тайваня, посвященные актуальным вопросам востоковеденияи основанные на материале по истории и культуре стран АТР. Исследования, представленные в данной работе, отражают основные закономерности и специфику современного развития стран Востока.

Научная новизна данной работы состоит в комплексном анализе внешнеполитической стратегии Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Фактический материал, содержащийся в исследовании, его основные положения и выводы, формулирующие особенности и перспективы японской внешней политики в бассейне Тихого океана, могут быть использованы исследователями истории международных отношений и внешней политики Японии, а также преподавателями высших учебных заведений Российской Федерации для подготовки курсов лекций по новой и новейшей истории.

Цели и задачи исследования. Цель исследования заключается в том, чтобы на основе комплексного анализа источников рассмотреть внешнеполитическую роль Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

В соответствии с поставленной целью были определены следующие задачи исследования:

. Рассмотреть внешнеполитический курс Японии в Азиатско-Тихокеанском регионе, начиная со Второй мировой войны и до сегодняшнего дня.

. Определить роль Японии в интеграционных процессах и многосторонних объединениях Азиатско-тихоокеанского региона.

. Проанализировать двусторонние отношения Японии с Соединенными Штатами Америки и Китайской Народной Республикой.

. Охарактеризовать двусторонние контакты Японии с Корейской Народно-Демократической Республикой и Республикой Корея.

Поставленные цель и задачи исследования определили тематику глав работы.

Объект исследования. Внешнеполитическая деятельность Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Предмет исследования. Политика Японии в области решения внешнеполитических и внешнеэкономических проблем, проблем международного сотрудничества с государствами Азиатско-Тихоокеанского региона.

Теоретико-методологическую основу составляют положения и выводы, содержащиеся в научных трудах российских и зарубежныхученых, периодической литературе по исследуемой проблеме, международных нормативно-правовых актах, законодательных актах Японии.

Методика исследования. Для исследования темы данной работы использовались следующие методы исследования: анализа и синтеза, аналитический, исторический, системный, сравнительный, метод изучения документов в области международного права, международных отношений, мировой политики.

Апробация работы. Результаты данной работы получили свое отражение в следующих выступлениях:

. IX Международная научная студенческая конференция «Международное сотрудничество России и ее субъектов: история и современность», секция «Мировая интеграция и международные организации», 2008 год

. Студенческая региональная научно-практическая конференция, проходившая на базе МБУ МКЦ «Сибирь-Хоккайдо», секция «Политика и международные отношения», 2010 год

. XI Межвузовская научно-практическая конференция «Международные связи регионов государств: история и современность», секция японского языка, 2010 год.

Содержание работы. Для наиболее эффективного достижения цели работы, материал структурирован следующим образом: работа включает в себя введение, две главы, 4 параграфа, заключение, список используемых источников и литературы.

I. Азиатско-Тихоокеанский регион как важнейший центр мировой политики

1.1 Политический и стратегический курс Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе: история и современность

Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) - политический и экономический термин, обозначающий страны, расположенные по периметру Тихого океана и многочисленные островные государства в самом океане.

О значении Тихого океана начали говорить с середины ХIХ века. И первым, кто предсказал важность региона, был Карл Маркс, который еще в 1857 году, писал, что Тихий«океан будет играть такую же роль, какую теперь играет Атлантический океан, а в древности и в средние века Средиземное море, - роль великого водного пути для мировых сношений». Затем наступила целая череда аналогичных заявлений американских ученых, а также политиков, вызванных конкретной деятельностью США на Тихом океане. Наиболее цитируемой является высказывание президента Теодора Рузвельта, который после аннексии Филиппин в 1898 году говорил: «Атлантическая эра... вскоре исчерпает собственные ресурсы», и «уже на восходе Тихоокеанская эра, уготовленная судьбой стать самой великой». А русский географ А.И. Воейков написал специальную работу под названием«Будет ли Тихий океан главным торговым путем земного шара», отвечая на этот вопрос утвердительно.

Значимость АТР сегодня оценивается, прежде всего, по своему вкладу в мировую экономику. И не только потому, что здесь располагаются США, Япония и Китай - три мощные экономические державы. Еще в 70-е годы на международном рынке во весь голос заявили о себе четыре «дракона» - Гонконг, Тайвань, Сингапур и Республика Корея. В 80-е годы к ним присоединились новые «тигры» - Индонезия, Малайзия, Таиланд и Филиппины. По определению Дж. Буша, в его бытность президентом США, АТР стал«динамо-машиной мировой экономики». Он удерживает ведущие позиции в темпах экономического роста и внедрения технологий наукоемких производств. Если в 1960 году на страны АТР приходилось только 12% мирового производства, то в 1990 году - уже 26%, а к 2020 году эта цифра, по некоторым оценкам, может составить как минимум 50%.

Согласно одному из прогнозов, составленных в США, на ближайшие десятилетия все крупнейшие экономики мира будут находиться в АТР. При этом на первое место по объему ВВП выйдет Китай (20 трлн. долл.), второе место займут США (13,5 трлн. долл.), третье - Япония (5 трлн. долл.), четвертое - Индия (4,8 трлн. долл.), пятое - Индонезия (4,2 трлн. долл.), шестое - Южная Корея (3,4 трлн. долл.) и седьмое - Таиланд (2,4 трлн. долл.). Специалисты полагают, что даже при ожидаемом общемировом снижении темпов роста экономики за АТР сохранится лидерство в динамике развития.

Азиатско-Тихоокеанский регион также и одним из важнейших узлов мировой политики, в котором пересекаются всевозможные интересы различных государств и, прежде всего, России, США, Японии и Китая. Именно поэтому регион занимает исключительное положение с точки зрения мира и безопасности. От сложившейся здесь системы международных отношений во многом зависит решение многих проблем, стоящих перед человечеством.

Тектонические сдвиги и процессы, происходящие сегодня в Азиатско-Тихоокеанском регионе в экономической, политической и других областях ставят перед расположенными в регионе странами сложную задачу поиска и обретения в этих процессах своего достойного места и гармонизации своих национальных интересов с интересами Тихоокеанского сообщества. Более всего это касается Японии - азиатского государства, входящего в элитарный клуб промышленно развитых стран Запада. Возродившись экономически с помощью США после поражения во Второй мировой войне и действуя в тандеме с ними в сфере безопасности, Япония внесла весомый вклад в становление нынешней экономической базы многих восточноазиатских государств и играла важную роль американского антикоммунистического форпоста в Азии в период «холодной войны».

Для Японии АТР представляет очень большой интерес - как объективный (возрастающее значение региона в мировой политике; пересечение здесь интересов многих государств), так и субъективный (этот регион очень важен в экономическом, политическом и стратегическом отношениях). Более половины внешнеэкономических интересов Японии сосредоточено именно здесь. Из стран региона Япония импортирует значительное количество сырья, на рынки этих государств стремится наиболее активно. Эти причины объясняют особый политический и стратегический курс Японии в регионе.

Азиатско-Тихоокеанский регион традиционно считался во внешней политике Японии сферой особых интересов страны. Японская политическая элита довоенного времени рассматривала Юго-Восточную Азию (ЮВА) - важную составляющую региона как объект колониальной эксплуатации, который «почему-то» достался странам Запада. С конца ХIX в. и до 1945 года усилия японской дипломатии, подкрепленные военными захватами и экономической экспансией, были направлены на укрепление позиций страны в регионе. Но этим планам не суждено было сбыться, поскольку Япония приняла безоговорочную капитуляцию 2 сентября 1945 году.

В первые послевоенные десятилетия интерес страны к ЮВА восстанавливался и возрастал параллельно с ростом экономического потенциала, а затем- со стремлением к поиску собственной роли в региональной и глобальной политике, восстановлению отношений с другими странами мира. Создание Сан - Франциской мирной системы, обретение полного суверенитета, возвращение Японии в мировое сообщество поставило перед ее правительством вопрос о необходимости выработки собственной стратегии действий в Азии в целом и в регионе АТР в частности. В 1951 году Япония подписала с США Договор безопасности, что на долгие годы определило ту или иную степень зависимости страны от внешне политического курса Америки.

С 50-х годов основа внешней политики Японии являлась доктрина Ёсиды Сигурэ (1946-1954, с небольшим перерывом в 1947-1948), суть которой заключалась в политике экономического национализма (практического национализма), нацеленной на развитие японской экономики под крышей ядерного зонтика США.Общийже подтекст такой доктрины - это то, что Япония, в основном, должна быть занята только своей экономикой, не обращая серьезного внимания на борьбу «двух систем» - борьбу между Японией и СССР. Эту задачу в контексте «холодной войны» японцы поручили США, оградившись 9 -й статьей своей Конституции. Подобный подход совершенно игнорирует реальный вклад Японии в борьбе против «коммунизма» и выгоды, приобретенные благодаря этой борьбе. Известно, что на войне в Корее японские компании «заработали» около 13 млрд. долл., на войне во Вьетнаме тоже немало. Вклад в борьбу носил не только экономический, но и политический характер. Участие же в «сдерживании» СССР и КНР носило и чисто военный характер, поскольку военный контекст «сдерживания» базировался на совокупном военном потенциале США и Японии.

Другими словами, доктрина Ёсида вбирала в себя все компоненты классического варианта доктрины безопасности: экономический, политический и военный. Последний обеспечивался не только Договором безопасности с США, но и собственными вооруженными силами Японии, которые сами японцы называют силами самообороны (ССО), плюс наличием американских вооруженных баз на территории страны. В таком классическом варианте доктрина Ёсидадействовала до начала 70-х годов.

В сложной обстановке послевоенный лет такие страны, как Индия, Индонезия, Бирма, не смотря на экономическую отсталость, начинают обретать влияние в мире, активно выступая за нейтралитет, мирное сосуществование, против неоколониализма, создания военных блоков, за разрядку международной напряженности. Именно в это время в Азии начинает складываться «третья сила», которая опиралась на десять принципов мира, принятых на Бандунгской конференции. Однако, следуя стратегии США по сдерживанию проникновения коммунизма в регион, Япония не признала эти принципы.

Первая попытка так называемого возвращения Японии в Азию была предпринята премьер-министром Киси Нобусукэ (1957-1960), позиция которого в отношении США отличалась некоторой самостоятельностью. Именно в это время широкое распространение получает формула«Япония часть Азии». Киси впервые в послевоенной истории Японии совершил турне по азиатским странам. В течение одного только 1957 года он посетил пятнадцать государств, пропагандируя свой «план развития Юго-Восточной Азии». Одним из важнейших направлений деятельности нового правительства стали проблема нормализации отношений со странами Южной и Юго-Восточной Азии, разрешение проблемы репараций и обеспечения условий для широкомасштабного проникновения на рынки региона. Начиная с этого времени и на долгие десятилетия одной из задач японской дипломатии становится восстановление «доброго имиджа Японии» во всех азиатских странах, которому нанесла политика военных лет.

США видели в лице Японии надежного помощника в осуществлении своей стратегии в ЮВА и в Азиатско - Тихоокеанском регионе в целом, и некоторая активность японской дипломатии здесь настораживала США.

В 1950-1960-е годы роль Японии в АТР ограничивалась реализацией чисто экономических задач. Постепенно страна нормализует отношения с Бирмой (современная Мьянма), Индонезией, Филлипинами, Южным Вьетнамом, позже с Таиландом (только в 1963 г.). Репарации этим государствам в основном имели характер экспортных кредитов, а импорт обеспечивал поступление сырья для быстро развивающейся японской промышленности. В дальнейшем рост торговли с этими странами шел параллельно с укреплением экономического сотрудничества в форму предоставления займов, экспортных кредитов на условиях рассрочки платежей, а также инвестиций.

Восстановлению позиций Японии в странах Азии особенно способствовало ее присоединение в декабре 1954 года к английскому«плану Коломбо»по совместному экономическому развитию Южной и Юго-Восточной Азии и участие в Бандунгской конференции (апрель 1955 г.).

В начале 1960-х годов в Японии появился план создания«азиатского Общего рынка», задуманного как средство для усиления позиций в конкурентной борьбе с США и странами Европейского экономического сообщества (современного Евросоюза). Но и США, чье участие в этой закрытой группировке на первом этапе даже и не предусматривалось, и большинство стран Азии, помнившие японские планы создания«великой восточноазиатской сферы процветания», отнеслись к этому плану без большого энтузиазма.

В соответствии с идеями формирования подконтрольного Японии«тихоокеанского сообщества» были разработаны доктрины«Тихоокеанского объединения» (Коно Ёхэй, 1959 г.), «Тихоокеанской зоны свободной торговли» (1965 г.), «Пан-Азии» (доктрина премьер-министра Сато Эйсаку, 1969 г.). Большинство этих доктрин основывались на«азиатском национализме» и даже на антиамериканизме (особенно доктрина«Пан-Азии»). Тем не менее «зона мира и стабильности» для Японии в 1960-е годы был ограничена Дальним Востоком.

В конце 1960-х годов Япония стала постепенно обращаться к своим «корням», вполне естественно находя их в Азии, началась частичная реанимация идей паназиатизма. Безусловно, они возрождались в ином качестве, с новой расстановкой акцентов, нежели накануне Второй мировой войны. Главное внимание обращалось на историческое, духовное, культурное и цивилизационное единство народов Азии, прежде всего Индии, Японии и Китая. Новый расцвет в Японии переживают исследования по истории и культуре азиатских стран. В этих исследованиях исторический и культурный процесс в разных странах рассматривается и трактуется как единое целое. Проводятся международные конференции по проблемам Азии (от древности до современности), постоянно увеличивается количество исследовательских центров и изданий, специализирующихся на этой проблематике.

Явный масштабный поворот Японии к Азии наметился в начале 1970-х годов, но ему предшествовали многие годы подготовительной работы. Привнесение политического элемента в региональную политику Японии началось под воздействием поствьетнамского кризиса американской политики в конце 1970-х годов. С одной стороны, ответом на поражение во Вьетнаме стало усиление жесткости в американском подходе к ряду важных международных вопросов. США отказались от запланированного сокращения вооруженных сил на территории Южной Кореи и Японии, было объявлено о возможности применения тактического ядерного оружия в рассматриваемом регионе в случае возникновения военных действий. С другой стороны, становилось все яснее, что, несмотря на многочисленные американские декларации, подтверждавшие особую роль США в АТР в целом, возможности реализации этих задач оказывались довольно ограниченными. Именно в то время США начали поиск путей к сохранению и расширению своего влияния здесь с учетом новых реалий. Происходила переоценка сил и возможностей союзников, в первую очередь повышалась роль Японии в американской военно-стратегической системе.

В Японии конца 1970-х - начала 1980-х годов понимали, что существует устойчивая тенденция к ослаблению физического присутствия войск США в АТР. В этих условиях перед японской дипломатией ставилась задача активизировать собственную политическую роль в регионе, что в сочетании с ее мощной экономикой должно было содействовать превращению страны в регионального лидера. Признавалось необходимым покончить с зависимостью от США и активнее принимать самостоятельные решения. На этом фоне кабинет Мики Такэо (1974 - 1976) разработал «Стратегию Японии в ХХI веке», которая ориентировалась на создание «тихоокеанского сообщества» как региональной экономической подсистемы. Концепция такого сообщества предусматривала активное содействие экономическому развитию азиатских капиталистических стран, создание разного рода международных организаций, в которых Японии отводилась лидирующая роль в соответствии с ее экономическим вкладом.

Данная идея была развита в «доктрине Фукуда» (премьер-министр Японии в 1976-1978 гг.), которая имела региональную ориентацию и предполагала отказ Японии от попыток стать военной державой. На первый план выдвигалось развитие конструктивных связей с Ассоциацией стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и содействие сотрудничеству между государствами ЮВА. В «доктрине Фукуда» были заложено три основных принципа: Япония не станет военной державой, установит добрососедские отношения со странами ЮВА, предоставит им помощь как равным партнерам. Доктрина заложила основу для дальнейшего развития отношений со странами этого региона. Согласно точке зрения политических лидеров страны, «зона мира и стабильности» включала уже весь АТР.

«Доктрина Судзуки» ясно демонстрировала, как стремление Японии найти путь к укреплению собственных позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и попытку смягчить экономические противоречия с США, которым наравне с Японией предлагалась лидирующая роль в планируемом сообществе. Однако любые попытки институционализации сотрудничества азиатских стран не приносили желаемых результатов, поскольку в отличие от европейских стран они были еще слишком далеки друг от друга, прежде всего по уровню экономического развития. Кроме того, ни США, ни Япония не хотели уступать друг другу право возглавить это сообщество. Хотя США и принимали участие в региональных экономических организациях, японская идея создания «тихоокеанского сообщества» не находила никакого позитивного отклика в Вашингтоне. Только в середине 80-х годов прошлого века США начали пересматривать свои позиции в регионе и свое отношение к японским предложениям по созданию подобной организации. К этому их подтолкнули претензии Токио на лидерство, имевшее серьезное экономическое подкрепление.

В 1979 - 1980 годах в условиях нового обострения противостояния по линии СССР-Запад в Японии впервые была разработана доктрина «Комплексного обеспечения национальной безопасности» (КОНБ). Она основывалась на принципах глобальности и неделимости безопасности «свободного мира» перед лицом советской угрозы. Эта доктрина состояла из трех компонентов. На первый план была поставлена политическая безопасность, основывающаяся на концепции «трехсторонности» и формирования большого треугольника «США - Япония - Европа», который для Азии дополнялся малым треугольником «США - Япония - Китай». Другими словами, Япония расширяла «зону мира и стабильности», включая в состав АТР еще США и Западную Европу.

В экономической сфере основной целью признавалась необходимость решения противоречий Запад - Восток и Север - Юг (разрыв между развитыми и развивающимися странами). Практически это означало, что Япония будет стремиться к совершенствованию международных экономических механизмов, сотрудничать с международными институтами, ориентируясь на содействие американской политики. В военной сфере сохранялась жесткая ориентация на совместную с США оборону японских островов, кроме того, вводилась так называемая 1000-мильная зона обороны. С 1980 года текущие планы обороны были переименованы в среднесрочные программы, направленные на создание «базовых сил обороны».

Премьер-министр Накасоне Ясухиро (1982-1987) в своей политике делал упор на военно-политические аспекты и рост военной мощи Японии. В целом, придерживаясь идеи о необходимости «тихоокеанского сообщество», он перекладывал ответственность за его формирование на государства АСЕАН и частные предпринимательские структуры, чтобы не спровоцировать роста антияпонских настроений в АТР.

Доктрина «Комплексного обеспечения национальной безопасности» исчерпала себя к началу 1990-х годов с распадом СССР, который рассматривался как основная военная угроза Японии. Геостратегическая ситуация вокруг Японии усложнилась, привычные за последние тридцать лет внешнеполитические представления необходимо было перестраивать заново. Окончание холодной войны, по мнению многих японских политологов того времени, только усилило степень нестабильности в АТР.

И действительно, все прежние «угрозы» сохранились, и к ним начали добавляться новые, среди которых были опасения по поводу и сокращения военного присутствия США в регионе, и будущего поведения Китая, и намерений Японии стать военной державой.

Согласно официальным документамтаким как «Голубой книга» МИД и «Белой книге по обороне» УНО, иерархия угроз в начале 90-х годов выстраивалась в следующей последовательности: Россия, «корейский узел», Китай и Юго-Восточная Азия (и если раньше имелась в виду нестабильность в Индокитае, теперь территориальные «споры» в Южно-Китайском море).

Но, казалось бы, какие проблемы теперь могут волновать Японию, связанные с Россией? Конечно же территориальная, но не только:

Во-первых, в Японии продолжают считать, что на Российском Дальнем Востоке продолжает усиливаться военная мощь России путем модернизации дислоцированного здесь военного потенциала, а также увеличения количества подлодок с ядерным оружием на борту.

Во-вторых, после распада СССР у Токио появился страх за надежность командования и контроля над вооруженными силами России на Дальнем Востоке. Он питается отсутствием четкой военной стратегии Москвы, несогласованностью политики Центра с командованием в Хабаровске и Владивостоке, низким моральным климатом в армии и на флоте, неспособностью «русских» даже хранить боеприпасы, которые постоянно взрываются, например, во Владивостоке, и другими аналогичными факторам. Подтверждением обоснованности подобного рода беспокойств является и факт сброса радиоактивных веществ в Японском море в октября 1993 года, почти сразу же после официальной договоренности между Б. Ельциным и М. Хосокава прекратить эту опасную практику.

В-третьих, официальный Токио крайне волновалаучастившаяся практика распространения или распродажи оружия странам Восточной Азии, в том числе странам АСЕАН и, конечно, КНР. Не исключали японцы и возможности «коммерческого распространения» компонентов ядерного оружия ради приобретения валюты.

В-четвертых, Токио в целом проявлял недоверие к политике Б. Ельцина.Надежды на возвращение «северных территорий» не оправдались, а постоянные, нарочито демонстративные попытки разыгрывать то «китайскую», то «южнокорейскую», то «индийскую» карты с целью давления на Токио окончательно закрепило Россию в списке «угроз» национальным интересам Японии.

И если Россия рассматривалась в контексте текущего момента, то Китай являлся «угрозы» на перспективу.

Еще одной спецификой того периода являются часто сменявшие друг друга кабинеты (Н. Такесита, 1987-1989; Т. Кайфу, 1989-1991; К. Миядзава, 1991-1993; М. Хосокава, 1993-1994; Т. Мураяма, 1994-1995; Р. Хасимото, 1995-1998; К. Обути, 1998-2000; Ё. Мори, 2000-2001), а так же кризис правящей Либерально-демократической партии обусловили не только отсутствие целостной концепции, но и субъективность определения роли Японии в мире. Эти факторы предопределение фактическое копирование японскими официальными институтами стратегии национальной безопасности США в 1990-е годы.

Ярким примером такого копирования стала «доктрина Кайфу», основанная на доктрине нового мирового порядка ДЖ. Буша старшего. Согласно «доктрине Кайфу», Япония ставит следующие цели: гарантировать мир и безопасность; уважать свободу и демократию; обеспечить безопасность и процветание в мире в рамках открытой рыночной экономики; защитить окружающую среду и гуманитарные стандарты; обеспечить стабильные международные отношения на основе диалога и сотрудничества. В 1991 году премьер-министр Т. Кайфу совершил турне по пяти странам ЮВА (Малайзия, Бруней, Таиланд, Сингапур, Филиппины), в ходе которого призывал их к новым формам сотрудничества.

Премьер-министр Миядзава Киити добавил к вышеперечисленным целям укрепление сотрудничества со странами АСЕАН и более активную роль Японии в формировании мира и безопасности в Восточной Азии. Правительство Т. Мураяма предложило концепцию национальной безопасности, которая базируется на универсальных ценностях- демократия, свобода, уважение прав человека. К ним подключались три «столпа» политики национальной безопасности: японо-американские отношения, укрепление отношений со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, участие в решении глобальных проблем (нераспространение оружия массового уничтожения, гуманитарная помощь и так далее).

Относительную стройность японская внешнеполитическая стратегия приобрела в годы пребывания у власти премьер-министра Р. Хасимото. Политика национальной безопасности в трактовке его кабинета опиралась на «фундаментальные ценности и идеалы: свободу, демократию и рынок». Миссия Японии формулировалась как «выполнение творческой роли в создании нового международного порядка», что предполагало глобализацию политики страны, направленной на достижение стабильности во всем мире, экономический рост развивающихся стран, благосостояние каждого гражданина глобального общества. Основными принципами внешнего поведения Японии признавалось соблюдение трех неядерных принципов, отказ от милитаризации, открытость, глобализация и взаимозависимость.

Основные направления двустороннего характера включали следующие страны и регионы:

США как краеугольный камень внешней политики Японии;

АТР как экономически быстро растущий регион будущего;

Республика Корея важна с точки зрения безопасности в СВА;

Китай как держава, способная оказать влияние на будущее АТР;

Россия с точки зрения решения проблем северных территорий - самой важной проблемы в японо-русских отношениях;

Европа как один из глобальных центров мира.

Согласно всему вышесказанному, можно сделать следующие выводы:

. АТР - регион с высокой динамикой политических и экономических процессов, формирующих устойчивую тенденцию к его преобразованию в важнейший центр мировой политики и экономики, сопоставимый с евроатлантическим.

. Азиатско-Тихоокеанский регион традиционно считался во внешней политике Японии сферой особых интересов страны, так как является главной ареной реализации внешней политики Японии и поскольку представляется жизненно важным для существования страны как субъекта международных отношений и реализации собственных национальных интересов.

. Для Японии АТР представляет очень большой интерес - как объективный (возрастающее значение региона в мировой политике; пересечение здесь интересов многих государств), так и субъективный (этот регион очень важен в экономическом, политическом и стратегическом отношениях).

. Исторический приоритет на экономические задачи, сформулированные в «доктрине Есида» и внешняя политика Японии, ориентированная на США позволила стране быстро восстановиться и развиваться экономически. За послевоенные годы Япония совершила гигантский скачок и приобрела статус мировой державы.

. Начиная с 60-х годов XX века и на долгие десятилетия одной из задач японской дипломатии становится восстановление «доброго имиджа Японии» во всех азиатских странах, по которому сильно ударила политика военных лет. Данная идея получила развитие в «доктрине Фукуда» (премьер-министр Японии в 1976-1978 гг.), которая имела региональную ориентацию и предполагала отказ Японии от попыток стать военной державой. В «доктрине Фукуда» были заложено три основных принципа: Япония не станет военной державой, установит добрососедские отношения со странами ЮВА, предоставит им помощь как равным партнерам

. Вследствие поражения Соединенных Штатов во Вьетнамской войне и переоценки возможностей их союзников, роль Япония в американской военной системе заметно повысилась. Это стало хорошим стартом для возвращения Японии в Азию и возрождения идей «тихоокеанского сообщества», которое было бы полностью подконтрольно Японии.

. Ослабление военного присутствия Соединенных Штатов в Азиатско-Тихоокеанском регионе подтолкнуло Японию в 80-е годы к проведению все более независимой политики и активизации собственной политической роли в регионе. Этот период ознаменовался разработкой «Стратегии Японии в ХХI веке», ориентированной на создание «тихоокеанского сообщества» как региональной экономической системы. Но из-за сильного экономического разрыва между азиатскими странами и борьбы Вашингтона и Токио за лидирующие позиции, идея так и не была претворена в жизнь.

. Вследствие обострения отношений по линии СССР - Запад, Япония разработала «Концепцию обеспечения национальной безопасности», которая расширяла зону безопасности страны вплоть до Западной Европы и включала Китай как одного из главных участников малого треугольника безопасности.

. После распада СССР Япония получила целый ряд новых угроз:

неясность политических и экономических целей России, а также ее внутренняя политическая нестабильность;

будущая политика Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе;

опасения по поводу сокращения военного присутствия Соединенных Штатов в АТР.

. Нестабильность внутренней политической ситуации в самой Японии и отсутствие целостной стратегии внешнеполитических действий страны в новом времени. Относительную стройность внешняя политика страны приобрела при Р. Хасимото, провозгласившего глобализацию политики страны.

1.2 Роль Японии в интеграционных процессах и наращивание японского участия в многосторонних объединениях АТР

К началу нового столетия в развитии международных отношений отчетливо наблюдаются две ведущие тенденции. С одной стороны, растет национальное самосознание народов всех стран и континентов и стремление к упрочению государственного суверенитета; с другой стороны, стремительными темпами развивается глобализация и регионализация. Отдельные структуры, образующие современный мир, становятся взаимозависимыми во все большей степени. И хотя силовые, в том числе, военные факторы все еще играют важную роль, центр международной конкуренции перемещается из сферы гонки вооружений в сферу наращивания государственной мощи и ее значения, преимущественно за счет экономического и научно-технического развития. В процессе глобализации происходит усиление роли не только отдельных государств, но и целых регионов; намечаются тенденции к межрегиональному сотрудничеству и конкуренции, усиливаются процессы интеграции, стимулирующие международные отношения. Соответственно схожие явления происходят внутри крупнейшего геоэкономического анклава планеты - Азиатско-Тихоокеанского региона, которому, как никакому другому региону мира, присущ широкий межконтинентальный характер.

В настоящее время, когда Япония ставит перед собой цель трансформировать свое экономической могущество в новую, более высокую политическую роль на мировой арене, а укрепление позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе и активное участие в его интеграционных процессах является необходимым условием для этого. Проводить политику в Азии Японии приходится в быстро меняющейся международной обстановке, а также в нелегкой внутренней политической и экономической ситуации. На сегодня она характеризуется следующими обстоятельствами:

Во-первых, в Азиатско-Тихоокеанском регионе на авансцену международной жизни вышел быстро набирающий экономическую мощь Китай, фактически уже ставший конкурентом Японии в ее борьбе за лидерство в регионе. Так, рост экономики Китая в 2009 году составил 8,7%, позволив обойти Японию и занять второе место в мире после США.

Во-вторых, заметно окрепли политические позиции стран Юго-Восточной Азии, чье хозяйственное строительство превратило их в значительнуюдвижущую силу глобальной экономики.

Японии приходится считаться и с тем фактором, что Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в геополитическом плане завершила географическое формирование своей региональной структуры со вступлением в ее ряды в качестве полноправных членов Вьетнама, Лаоса, Мьянмы и Камбоджи. Таким образом, завершилось организационное формирование одной из самых влиятельных в Азии региональных группировок, также претендующих на роль полюса силы.

В-третьих, ухудшение экономического положения Японии привело к сокращению ее возможностей оказывать обширную донорскую помощь развивающимся странам, которая продолжительное время служила важнейшим каналом японского влияния в Азии. Финансовые инъекции в виде безвозмездной помощи этим странам сократились, на смену им пришло содействие в форме подготовки кадров, в организации информационного обеспечения и так далее.

В-четвертых, разногласия Японии с США по вопросам двустороннего экономического сотрудничества отвлекают Токио от участия в решении многих серьезных проблем в своем собственном регионе. Кроме того, такие международные институты как Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк, в которых решающая роль принадлежит Соединенным Штатам, оказывают сопротивление многим важным для Японии инициативам Токио, направленным на усиление его влияния в финансовых системах стран региона. Так, например, МВФ заблокировал инициативу Японии, нацеленную на создание Азиатского валютного фонда, настаивая на том, что подобная организация, если и может возникнуть, то только в качестве его филиала, и ни в коем случае как самостоятельное учреждение. Японская йена проигрывает в соперничестве с американским долларом. Кроме того, против идеи создания зоны йеновой торговли в Азии выступают многие развивающиеся страны АТР.

В-пятых, изменение прежних принципов участия страны в мировом бизнесе под воздействием глобализации мировой экономики значительно опережает адаптацию ее к новым общим международным условиям внешней торговли, что ведет к столкновению традиционных прав и норм, которыми на протяжении многих десятилетий руководствовался национальный бизнес, с нивелированными требованиями глобального рынка.

Фактически эти обстоятельства представляют собой для Японии значительные трудности при осуществлении новых задач азиатской политики, которые связаны прежде всего с определенной трансформацией ее национальных интересов. Современная Япония, обладающая высокоразвитой экономикой, несопоставимой с ее политическим весом в международных делах, стремится ликвидировать этот дисбаланс.

Особенность интеграционной ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе состоит в том, что здесь отсутствует межгосударственная структура типа Европейского союза (ЕС). Интеграционное взаимодействие стран региона происходит на трех уровнях. Во-первых, на уровне форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Во-вторых, на уровне субрегиональных интеграционных группировок - например АСЕАН. И, наконец, третий уровень интеграции - это уровень двусторонних отношений (например, зона свободной торговли Япония-Сингапур или переговоры о таможенном союзе Южной Кореи и Японии).

Экономическое сотрудничество между странами АТР развивается по пути интегрирования национальных экономик, особенно в субрегионах, а также на двусторонней и многосторонней основе. Интеграционные процессы активизируются за счет развития внутрирегиональных связей и внутрирегионального сотрудничества. Этот факт отражен в создании и функционировании региональных группировок и блоков. Важное место среди них принадлежит Азиатско-Тихоокеанскому экономическому сотрудничеству (АТЭС). В 1980-е годы страны АСЕАН стали инициаторами создания сначала Конференции, а затем и Совета Тихоокеанского экономического сотрудничества, из которых, подстегиваемый примером европейской интеграции и создания НАФТА, вырос АТЭС.

В ноябре 1995 года на встрече лидеров АТЭС в Японии была принята «Осакская декларация», одобрившая Программу действий по построению структуры свободной торговлив Азиатско-Тихоокеанском регионе к 2020 году. Участники встречи приняли на себя обязательство твердо придерживаться позиций открытого регионального сотрудничества. На следующей, Манильской встрече представителей стран-участников АТЭС в 1996 году координации подвергся «Манильский план действий для АТЭС-96» и было подтверждено, что режим свободной торговли развитые страны окончательно введут у себя к 2010 году, а развивающиеся - к 2020 году. Важно отметить, что функции АТЭС начинают расширяться, отражая плюсы и минусы экономической глобализации. В частности, в ее задачи, помимо обеспечения долгосрочной стабилизации и процветания региона средствами либерализации и упрощения правил внешней торговли, теперь входит поощрение сотрудничества путем применения мер его регулирования, предпринимаемых в целях укрепления основ национальных экономик.

Несмотря на активное участие в деятельности АТЭС Япония так не смогла обеспечить себе руководящей политической роли в работе Форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сообщества. Все больше Япония ступает в непримиримые противоречия с Соединенными Штатами, для которых сутью интеграционных процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе является вовлечение бурно развивающиеся стран региона в орбиту хозяйственного влияния США.

Следует отметить и то, что в АТЭС нет четких обязательств, что в принципе очень характерно для ряда стран Восточной Азии. Но противоречия интересов лидеров группировки приводят к тому, что они не достигают поставленных перед организацией целей (например, по либерализации торговых режимов) и вынуждены создавать все новые и новые интеграционные проекты, но уже с разными участниками.

В Восточной Азии все большую роль продолжает играть субрегиональная организация Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), которая была учреждена в 1967 году с целью содействия социально-экономическому развитию стран-членов, сотрудничеству в промышленности и сельском хозяйстве, проведению научно-исследовательских работ. Не смотря на наличие в регионе великих держав, именно развивающиеся страны, объединенные в АСЕАН являются движущей силой интеграционных процессов в АТР. Ныне Ассоциация стран Юго-Восточной Азии, созданная не без подачи американцев, пытавшихся укрепиться в регионе после своего вьетнамского фиаско, поглощения Северным Вьетнамом Южного и захвата им Камбоджи, объединяет все десять стран Юго-Восточной Азии с населением в полмиллиарда человек, что позволяет прогнозировать дальнейший рост ее политического и экономического влияния в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Исторически в системе приоритетов внешней политики Японии большое внимание уделялось Восточной Азии, региону геополитической принадлежности Японии, и особенно Юго-Восточной Азии (ЮВА). Политика Японии в ЮВА тесно связана с ее экономической экспансией на Азиатском континенте в целом. После холодной войны страна Восходящего солнца в своей экономической политике оказалась перед необходимостью учитывать рост открытого и закрытого регионализма, быстрое развитие ранее отсталых стран, появление влиятельных региональных группировок, усиление влияния Соединенных Штатов в этом регионе. Но главное, регион Юго-Восточной Азии стал местом столкновения интересов Токио и Пекина, причем позиции Китая здесь пока выглядят предпочтительнее. В настоящее время позиции Японии в ЮВА выглядят слабее, чем в Северо-Восточной Азии. В СВА наметилась интеграция Японии с другими странами субрегиона в рамках двух треугольников: Япония - Китай - Республика Корея, а так же Япония (16 прибрежных префектур), две Кореи и российский Дальний Восток. Что касается Юго-Восточной Азии, то Японии здесь противостоят растущий экономический треугольник материковый Китай - Тайвань - Гонконг и фактически сформировавшийся четырехугольник Китай, Мьянма (Бирма), Тайвань и Лаос. Намерение Японии принять участие в создании широкого азиатского торгового блока в форме так называемой Экономической группировки Восточной Азии (East Asia Economic Grouping- EAEG), инициированного премьер-министром Малайзии Махатхиром Мохамадом в 1990 году, с включением в нее стран АСЕАН, Республики Кореи и Китая, не оказало должного влияния на реализацию такой идеи. Решающую роль в этом сыграло давление Вашингтона на Токио, а также на Сеул. В письме тогдашнего госсекретаря США министру иностранных дел Японии говорилось, что «создание Экономической группировки Восточной Азии разделит Тихоокеанский регион надвое» и содержалась просьба «не участвовать».

Попыткам Японии играть ведущую роль в Юго-Восточной Азии наталкиваются на препятствия не только международного характера. Другую трудность в этом субрегионе представляет слабый уровень экономической интеграциимежду странами АСЕАН, причинами которой являются значительные различия в уровнях экономического развития, в политических режимах, в этническом составе, религиях и идеологиях. Во многих из них все еще сохраняетсянедоверие к Японии как к бывшему агрессору, от действий которой не в столь далеком историческом прошлом пострадали народы Юго-восточной Азии. Политические контрасты и этнические разногласия негативно влияют на создание там интеграционных экономических структур.

Тем не менее, двусторонние экономические отношения Японии со странами ЮВА сыграли важную роль в индустриализации последних. Ныне на долю Японии приходится 31% совокупных зарубежных инвестиций в данный регион.

В 2001 году Китай сделал заявление о создании зоны свободной торговли с АСЕАН в течение 10 лет. В ответ на это премьер-министр Д. Коидзуми во время турне по странам Юго-Восточной Азии в начале 2002 года озвучил основные стратегические направления японской политики в регионе. В своем выступлении Коидзуми определил различные сферы сотрудничества как в политической (демократизация, энергетическая безопасность, борьба с терроризмом и другие), так и в экономической областях (был выдвинут ряд инициатив по развитию всеобъемлющего экономического сотрудничества между Японией и АСЕАН).

На сегодняшний день саммит Восточноазиатского сообщества (ВАС) - паназиатский форум, который проводится ежегодно лидерами 16 стран Восточной Азии, лидирующие позиции в котором занимает АСЕАН. Учредительный саммит ВАС состоялся 14 декабря 2005 года в г. Куала-Лумпур (Малайзия). Саммиты ВАС планируютсяк проведению после завершения саммитов АСЕАН.

Учредителями ВАС стали 16 стран - 10 членов АСЕАН, Китай, Япония, Республика Корея, Индия, Австралия и Новая Зеландия. Соединенные Штаты Америки отказались присоединиться к Саммиту, поскольку не стали подписывать договор о дружбе и сотрудничестве, по которому страны-участницы Саммита обязуются не применять силы в регионе. Россия и Австралия также поставили свои подписи под этим договором. В Учредительной декларации отмечено, что Саммит является форумом для ведения диалога по широкому спектру стратегических, политических и экономических вопросов, решение которых представляет всеобщие интересы. Целью деятельности Саммита является продвижение мира, стабильности и экономического процветания Восточной Азии.

Сегодняправительства Японии и Китая уже ведут совместную работу над созданием и развитием Восточноазиатского сообщества, главная целью которого станет развитие регионального сотрудничества, что позволит превратить 21 век в «эпоху Азии» .

Следует учитывать и стремление Японии освободиться от влияния США. Именно с этим связан отказ от продления миссии своих сил самообороны в Индийском океане. В Токио считают, что эра глобализма под американским флагом подходит к концу и нужно двигаться к многополярному миру. Что же касается, Пекина, то его заинтересованность в Восточноазиатском сообществе понятна. Эксперты прогнозируют, что со временем китайская экономика станет крупнейшей по объему в мире. Больше того, предрекают Пекину превращение в международную финансовую столицу вместо Лондона и Нью-Йорка. При таком раскладе, юань займет место доллара в качестве глобальной резервной валюты, а китайский язык станет международным. И участие Пекина в Восточноазиатском сообществе - серьезный шаг в этом направлении.

За период с 2002 по 2007 годы, в результате успешных усилий японской дипломатии, Япония подписала шесть соглашений об экономическом партнерстве со всеми странами-основательницами АСЕАН: Сингапуром (2002 г.), Малайзией (2005 г.), Филиппинами (2006 г.), Таиландом (2007 г.), Брунеем (2007 г.), Индонезией (2007 г.).

В 2007 году премьер-министр Японии С. Абэ в ходе 2-го Восточноазиатского саммита в Себу (Филлипины) отметил, что подписанные с шестью странами соглашения являются элементами фундамента более грандиозной экономической интеграции в рамках всеобъемлющего экономического партнерства Японии и АСЕАН по формуле «АСЕАН+3+3». И если первая тройка - это Япония, Китай и Республика Корея, то вторую тройку составят Индия, Австралия и Новая Зеландия. При такой интеграции предусматривается расширение взаимной торговли, увеличение инвестиций, а также содействие Японии в научно-технической, туристической и других сферах. На этой основе в будущем возможно создание паназиатской зоны свободной торговли для 16 стран с населением 3,1 млрд. человек и суммарным ВВП 10 трлн. долл.. И хотя данный формат интеграции изначально был призван уравновесить растущее доминирование Китая в регионе, китайская сторона согласилась с запуском работы совместной исследовательской группы для изучения вопроса о развитии комплексного экономического партнерства в Восточной Азии в составе 16 стран. Но поскольку намечается определенное соперничество между вариантами восточноазиатской интеграции в форматах АСЕАН+3, продвигаемый Китаем и АСЕАН+6, поддерживаемый Японией, то объективно возрастает роль стран АСЕАН как оптимального координатора интеграционных процессов.

Но на сегодня пока быстрее всего возможно достижение соглашения в рамках «АСЕАН + 3», так как «тройка» (Китай, Япония и Республика Корея) имеют наиболее тесные торгово-экономические связи с Юго-Восточной Азией, оказывают ей значительную помощь и располагают здесь наибольшим объемом накопленных инвестиций. Структура взаимодействия «АСЕАН+ 3» уже прошла определенный путь к экономической интеграции. Между рядом стран заключены соглашения о свободной торговле, которым необходимо придать более полный характер, и тогда будет заложена основа для огромной по масштабам зоны свободной торговли.

В 2003 году состоялось подписание Токийской декларации об отношениях Японии со странами АСЕАН и Плана действий АСЕАН-Япония. Вслед за Китаем Япония в 2004 году подписала Договор о дружбе и сотрудничестве стран Юго-Восточной Азии (базовый стратегический документ, подписанный странами ЮВА в 1967 году).

Юго-Восточная Азия- регион многочисленных военных, этнических и конфессиональных конфликтов, таких как в Восточном Тиморе, в индонезийской провинции Асех или в филиппинской провинции Минданао, что в значительной степени тормозит процесс скорейшей интеграции самих стран АСЕАН. Обладая опытом миротворчества в Камбодже, Япония стремится не только к урегулированию военных действий, но и всячески способствует быстрейшему восстановлению всех атрибутов мирной жизни региона (свободные выборы, местная администрация, налогообложение, инфраструктура).

Но в тоже время, Япония, ясно осознавая, что одно лишь японо-американское сотрудничество не может полностью гарантировать мир и стабильность в столь обширном регионе, как АТР, последовательно претворяет в жизнь идею создания здесь в той или иной форме механизма обеспечения международной безопасности на коллективной основе.

Первым шагом Японии в этом направлении явилась инициатива бывшего министра иностранных дел Накаямы, предложившего на заседании АСЕАН в 1991 году использовать постоянные министерские встречи АСЕАН для обсуждения вопросов региональной безопасности. В июле 1993 года расширенная конференция министров иностранных дел стран-членов АСЕАН в Сингапуре с участием представителей стран-наблюдательниц (в том числе Японии, России и Австралии) приняла решение об учреждении нового консультативного органа для координации политики в области обеспечения безопасности - Регионального форума АСЕАН по вопросам безопасности (РФА).

В июле 1994 года в Банкоке прошел первый Региональный форум АСЕАН с участием официальных партнеров-членов АСЕАН по диалогу (США, Канада, Япония, Республика Корея, Австралия, Новая Зеландия), а также других стран АТР со статусом гостя (Россия, КНР, Вьетнам, Лаос, Папуа-Новая Гвинея). Созыв форума стал первым шагом на пути создания региональных структур безопасности в АТР. Таким образом, Японии удалось выполнить основную задачу, а именно вовлечь большинство стран АТР в конструктивный диалог по вопросам региональной безопасности с целью достижения взаимопонимания и взаимодоверия.

В 1993 году, во многом по инициативе Японии, создается Азиатско-Тихоокеанский парламентский форум (АТПФ). В Токийской декларации, принятой в январе 1993 года на его учредительной сессии, в качестве центральной задачи этой организации было провозглашено содействие процессам интеграции и многостороннего сотрудничества в интересах обеспечения мира, стабильности и процветания в регионе. Парламентарии договорились оказывать содействовать в торговле и инвестициям, налаживанию регионального взаимодействия в таких областях, как борьба с транснациональной преступностью и терроризмом, защита окружающей среды, обмены по линии культуры и образования. Сегодня членами АТПФ являются парламентарии 27 государств Азиатско-тихоокеанского региона (абсолютное большинство).

Для руководства деятельностью Форума в период между его сессиями, в соответствии с Правилами процедуры действует исполнительный комитет, избираемый на основе «регионального представительства». Весь Азиатско-Тихоокеанский регион условно поделен на 4 геополитические группы. В группу Северо-Восточной Азии входят парламенты КНР, Республики Корея, Монголии, Российской Федерации и Японии. В группу Юго-Восточной Азии входят парламенты восьми государств этого региона (за исключением Мьянмы, и Брунея, имеющего при АТПФ статус наблюдателя). Отдельную группу составляют американские государства, выходящие на Тихоокеанское побережье (США, Канада, Мексика, Коста-Рика, Колумбия, Эквадор, Чили и Перу). И еще одна группа - Океания (шесть стран), в том числе Австралия и Новая Зеландия.

Азиатско-Тихоокеанский парламентский форум задумывался как «парламентская составляющая» Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, других правительственных региональных и субрегиональных институтов, деятельность которых направлена на укрепление регионального сотрудничества. Важной функцией АТПФ считается синхронизация и гармонизация национальных законодательств, обеспечение правового сопровождения усилий исполнительного органов государств региона по активизации процессов региональной интеграции, совместной борьбы против вызовов и угроз миру и безопасности в регионе.

Решения форума, оформленные в виде резолюций и заявлений, принимаются его членами на заключительных заседаниях ежегодных сессий Форума на консенсусной основе. Каждая делегация имеет только один голос. Соблюдение такого процедурного критерия позволяет избегать принятия Форумом решений, которые, так или иначе, противоречили бы национальным интересам государств, участвующих в работе Форума. Изложенный порядок работы и принятия решений существенно отличается от процедурных правил некоторых европейски парламентских объединений, где отмечаются попытки навязать мнение большинства тем или иным национальным делегациям, внедрять в деятельность международных организаций практику «двойных стандартов».

По сложившейся традиции на пленарных заседаниях ежегодных сессий АТПФ обсуждаются, как правило, четыре блока следующих крупных проблем.

. Политическая ситуация в АТР, включая вопросы региональной безопасности, угрозы миру и стабильности, прежде всего такие, как терроризм, региональные конфликты, соблюдение режима нераспространения оружия массового уничтожения, незаконный трафик оружия, наркотрафик, организованная преступность.

. Развитие международного торгово-экономического, финансового, инвестиционного сотрудничества в регионе; вопросы создания единого рынка товаров, услуг и реорганизации нынешней мировой валютно-финансовой системы.

. Вопросы регионального взаимодействия в гуманитарной сфере, в том числе в сфере науки, образования, здравоохранения, а также социальные последствия глобализации- бедность, социальное неравенство, разрыв в уровнях развития между отдельными государствами, входящими в Азиатско-тихоокеанский парламентский Форум.

Дискуссия по данному комплексу вопросов ведутся с учетом богатого полиэтнического и конфессионального состава населения региона, необходимости обеспечить стабильное развитие находящихся в АТР государств при одновременном поддержании высоких темпов интеграционных процессов.

. Организационные вопросы АТПФ.

Особое внимание парламентарии Форума уделяют вопросам энергетической безопасности в регионе. Мировое потребление энергии за последние 15 лет увеличилось на треть, а в АТР эти показатели еще выше. Поэтому в итоговых резолюциях по этому вопросу были достигнуты договоренности о содействии усилиям правительств государств-участников АТПФ по увеличению транспорентности, предсказуемости и стабильности глобального энергетического рынка, развитию инвестиций в энергетическом секторе, экономии электроэнергии путем внедрения передовых технологий, диверсификации типов энергии. Также необходимо обеспечить физическую безопасность жизненно важной энергетической инфраструктуры, развития партнерства и строгого выполнения принятых обязательств и взаимных соглашений в энергетической сфере.

В настоящее время официальный Токио очень сдержан в вопросах интеграционного сотрудничества в регионе. Так же все большее внимание уделяется скорее двусторонним экономическим соглашениям и прежде всего с Китаем, который рассматривается как восприимчивая к новым технологиям страна с достаточно высокой степенью политической стабильности и дешевой рабочей силой.

На основании всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

. Факторы, представляющие собой для Японии значительные трудности при осуществлении новых задач азиатской политики:

быстро набирающий экономическую мощь Китай, фактически уже ставший конкурентом Японии в ее борьбе за лидерство в регионе;

страны Юго-Восточной Азии, чье хозяйственное строительство превратило их в значительнуюдвижущую силу глобальной экономики;

завершение формированияАссоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), являющихся одной из самых влиятельных в Азии региональных группировок, также претендующих на роль полюса силы.

ухудшение экономического положения Японии,приведшее к сокращению ее возможностей оказывать донорскую помощь развивающимся странам;

разногласия Японии с США по вопросам двустороннего экономического сотрудничества

. Азиатско-Тихоокеанский регион обладает собственной спецификой интеграционных процессов, происходящих на 3 уровнях:

АТЭС, играющего роль главного инструмента интегрирования национальных экономик стран субрегионов и региона в целом;

субрегиональные интеграционные группировки и прежде всего АСЕАН, претендующего на положение экономического и политического центра Азиатско-Тихоокеанского региона;

соглашения о преференциальной торговле между странами Азиатско-Тихоокеанского региона. В последнее время именно такой вид интеграционного сотрудничества стал наиболее выгоден для стран, так как это позволяет им либерализовать конкурентноспособные отрасли и защитить уязвимые секторы экономики.

. Столкновение интересов Японии, Китая и Соединенных Штатов в Юго-Восточной Азии, где позиции Пекина пока выглядят намного предпочтительнее, нежели Токио. На сегодня наиболее стабильно присутствие Японии в Северо-Восточной Азии, что выражается в развитии интеграционных процессов Японии с другими странами субрегиона.

. Несмотря на участие в интеграционных процессах АТР многих сильных держав, именно развивающиеся стравны ЮВА, объединенные в АСЕАН являются двигателем этих процессов. А огромный экономический и человеческий потенциал позволяет прогнозировать дальнейший рост политического и экономического влияния ассоциации в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

. Стремление Японии уменьшить экономическое присутствие США в АТР, а так же серьезный экономических противоречия между двумя странами в рамках АТЭС привели к созданию урезанной формы организации в виде Восточно-Азиатского сообщества, призванного стать новым интеграционным центром в Азиатском регионе, объединив в себе наиболее мощные экономики мира.

. Вмешательство Соединенных Штатов в политическую ситуацию в АТР и усиление Китая ставит Японию перед необходимостью поиска новых сильных партнеров. Расширение зоны геополитических интересов страны привело к включению японской дипломатией Индии, Австралии и Новой Зеландии к субрегиону Юго-Восточной Азии и эти страны вошли в Восточно-Азиатское сообщество как полноправные члены.

. Активное продвижение Японией новой формулы сотрудничества с АСЕАН «АСЕАН+3+3», где первую тройку составят Япония, Китай и Республика Корея, а вторую - Австралия, Индия и Новая Зеландия. Новая формула была создана, прежде всего, как способ уравновесить доминирующие позиции и растущее влияние Китая в АТР.

. Юго-Восточный Азия - субрегион многочисленных военных и этнических конфликтов, здесь присутствуют различные террористические организации, развивается торговля наркотиками и оружием, распространяется пиратство. Поэтому развитие сотрудничества Японии со странами ЮВА происходит не только в экономической области, но и по вопросам стратегической безопасности.В связи с чем в 1993 году был создан Региональный форум АСЕАН по вопросам безопасности (РФА).

. Азиатско-Тихоокеанский парламентский форум - организация, созданная в качестве инструмента, содействующего процессам интеграции и развитию многостороннего сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Форум рассматривает наиболее актуальные для АТР вопросы регионального и глобального характера, и, прежде всего вопросы энергетической безопасности стран региона.

II. Проблемы и перспективы развития отношений Японии со странами Азиатско-Тихоокеанского региона

.1 Двусторонние контакты Японии с Соединенными Штатами и Китайской Народной Республикой

Соединенные Штаты Америки. В политике современной Японии особое место занимают отношения с Соединенными Штатами. Это определяется не только тем, что страны до сих пор связаны заключенным в 1951 году договором безопасности или тем, что США является одним из крупнейших торгово-экономических партнеров Японии, но и более чем полувековой историей послевоенных отношений. Для Японии будущее отношений с Соединенными Штатами неразрывно связано с поиском пути собственного развития. Амплитуда выбора лежит между сохранением системы, при которой обеспечение собственной безопасности Токио делегирует Вашингтону, и созданием полностью независимого военного потенциала. Между этими полюсами и находится наиболее вероятная перспектива развития японской доктрины безопасности: укрепление военной самостоятельности и постепенный отказ от существующих ограничений на использование военной силы в рамках сохранения военно-политического союза с Америкой.

Поднявшись из руин Второй Мировой войны, Япония создала мощный экономический потенциал и снискала уважение мира своей приверженностью принципам построения демократического общества. Сегодня Япония - достойный представитель мирового сообщества, является членом многих серьезных международных организаций. Но, оценивая положение Японии в современном мире, следует признать, что ее внешняя политика до сих пор отличается крайней осторожностью во всем, что касается проблем безопасности и определяется, хотя и достаточно трудно фиксируемой оглядкой на Вашингтон.

Возможная эволюция политики Японии в области безопасности, затрагивающая в первую очередь всю систему отношений между Токио и Вашингтоном, касается двух моментов: прежде всего ликвидации ассиметрии Японо-американского договора безопасности и устранение различного рода самоограничений в области безопасности. Начиная с 1945 года, когда Япония капитулировала после Второй Мировой войны, и до сегодняшнего дня учет фактора отношений с США полностью доминирует при определении параметров внешнеполитического курса страны и характера ее внешнеэкономической политики.

Занимая лидирующее положение в современном мире, Япония продолжает ощущать, в полной мере, трудности, связанные в первую очередь с тем, что ее оборонная политика до сих пор находится, с одной стороны, в жестких рамках конституционных ограничений, а с другой - не отвечает критериям полноценной вовлеченности в систему международных отношений. В то же время вопрос о прекращении действия договора безопасности не стоит, не идет речь о его коренном пересмотре. На сегодняшний день, существующий союз в целом вполне устраивает обе стороны.

Япония смогла использовать все те выгоды, которые она получила в рамках союза с Вашингтоном:

. США полностью обеспечивают безопасность Японии, что позволило ей в течение полувека тратить на военные нужды лишь около 1% ВНП. Стране удалось сохранить относительно низкий уровень милитаризации, хотя нынешний военный потенциал Японии значительно превышает потребности обеспечения «внутренней безопасности» страны. В течение многих лет Японии удавалось экономить значительные средства за счет меньших расходов на оборону по сравнению с другими странами НАТО.

. Союз с наиболее могущественным государством мира укрепляет глобальные и региональные позиции Японии и повышает ее авторитет в мировой политике.

. Необходимость сохранения союза с США диктуется и теми изменениями, которые претерпевают позиции Японии в Азиатско-Тихоокеанском регионе. С одной стороны, исчезла «советская военная угроза», а с другой - после того как «дисциплина холодной войны» рухнула, Япония в той или иной мере оказалась втянутой в конфликтные ситуации.

. На фоне сложностей, которые испытывает японская экономика, темпы развития, демонстрируемые соседним Китаем, практически однозначно решали вопрос регионального лидерства. Совершенно очевидно, что Китай еще не скоро достигнет качественного уровня японской экономики, но динамика и масштаб его развития сделали его основным претендентом на региональное лидерство. При этом если Япония всегда воспринимается как близкий союзник Соединенных Штатов, то «Китай представляет самостоятельную силу, что в глазах азиатских соседей выглядит серьезным преимуществом». Вполне реальные претензии Китая на лидерство в регионе значительно усиливают значимость союза Японии и США.

В течение всего периода существования СССР, именно "советская угроза» была движущей силой, определявшей структуру и характер договора безопасности. Однако возможность войны с СССР рассматривалась в Японии исключительно в контексте глобального противостояния между Москвой и Вашингтоном. После распада СССР ощущение внешней угрозы значительно уменьшилось. Теперь в иерархии угроз безопасности Японии на первом месте стоит возможность ее вовлечения в войну на Корейском полуострове. Принимая во внимание противостояние США и КНДР и дислокацию американских войск на японской территории, Япония вполне может оказаться объектом ударов северокорейских ракет.

Определенную озабоченность вызывает в Японии и усиление военного потенциала КНР. В ситуации обострения американо-китайских отношений Япония как ближайший союзник США может в той или иной форме оказаться участником конфликта. Что касается отношения США к союзу с Японией, то они не без оснований рассматривают его как важнейший элемент в своей внешней политике.

. За относительно небольшие деньги США имеют возможность дислоцировать свои войска и флот в Северо-Восточной Азии - регионе, где они имеют серьезные экономические, политические и стратегические интересы.

. Япония играет важную роль в поддержании стабильности на Корейском полуострове, поскольку рассматривается как надежный тыл американских войск, располагающихся в Корее. В случае обострения ситуации в Тайваньском проливе американские войска, дислоцированные в Японии, могут быть использованы в зоне конфликта.

. Союз с Японией, обладающей вторым в мире экономическим потенциалом и высоким уровнем технологического развития, значительно укрепляетпозиции США в мире и, прежде всего, в их отношениях с Китаем, являющемся не только крупным торогово-экономическим партнером США, но и страной, исход соперничества с которой до сих пор не ясен самому Вашингтону.

. Сохраняя в своей политической орбите Японию, которая с американской точки зрения оказывает значительную поддержку политике США в отличие от партнеров по НАТО, Вашингтон значительно усиливает свои региональные и глобальные позиции.

Соединенные Штаты сохраняют полные контроль над темпами и возможными направлениями военного развития Японии, что служит гарантией не только теоретической невозможности возникновения военного соперничества между двумя странами, но и милитаризации Японии.

. Ассиметричность союза облегчает США (хотя лишь до определенной степени) решение чисто экономических проблем взаимоотношений с Японией.

. Через военно-политический союз США получает возможность доступа к тем технологическим разработкам Японии, которые могут иметь не только военный, но и коммерческий интерес.

В перспективе японский военный потенциал, предназначенный сегодня, прежде всего, для обороны страны, потенциально может стать серьезным дополнением к американским силам, дислоцированным в регионе. Пока действия японских вооруженных сил ограничены конституцией страны, но очевидно, что со временем препятствия на пути расширения сферы их действия будут преодолены. Хотя США вряд ли всерьез озабочены чисто военными аспектами прямого участия Японии в боевых операциях. Тем не менее, они рассматривают запреты на коллективные действия в сфере самообороны, как ограничения функционирования союза. В настоящее время США стремится использовать, прежде всего, политическую значимость японской поддержки своих действий.

Сегодня планы по сохранению существующего союза с США и постепенный отказ от ограничений на возможность использования японского военного потенциала в различных международных операциях выглядит наиболее реально осуществимыми. Но Япония вряд ли пойдет на полный отказ от своих военных ограничений, поскольку именно они дают ей политическую самостоятельность в принятии решений. Отмена всех ограничений на военную активность при сохранении неизбежной ассиметричности союза, делает Японию фактически заложником любых решений, принимаемых в Вашингтоне.

Если же говорить о торгово-экономических отношениях, то Япония имеет огромное положительное сальдо в торговле с Соединенными Штатами. Это позволяет ей периодически оказывать давление на Вашингтон, когда последний устанавливает препятствия для проникновения на американский рынок японских товаров.

Высокое качество японских товаров, произведенных с применением передовых технологий и последних достижений мирового дизайна в сочетании с высоким же покупательским спросом в США, делает Японию сильным конкурентоспособным рыночным агентом. Японский капитал завоевал прочные позиции в североамериканской экономике, особенно в финансовом секторе. Уже в середине 1990-х годов Япония финансировала около одной трети дефицита бюджета США.

Япония располагает современными крупнейшими производственными мощностями практически по всему миру. Объем выпускаемой продукции не может быть поглощен внутренним рынком. Поэтому на мировой арене страна уже несколько десятилетий проводит наступательную торгово-экономическую политику, накопив в этой области большой опыт ведения конкурентной борьбы и защиты своих экономических интересов. По абсолютным размерам своего валового внутреннего продукта Япония продолжает прочно занимать лидирующие позиции в мире, уступая первенство только Соединенным Штатам и Китаю, своим главным экономическим конкурентам.

Помимо товаров и услуг, Япония инвестирует в североамериканскую экономику значительные капиталы, используя которые, США пытается, однако, защитить интересы своего внутреннего производителя. В этом политика Белого дома мало чем отличается о той, которую он проводит в отношении других стран или групп стран, например, Европейского союза. Все решения относительно торговли с Японией США принимает в одностороннем порядке, угрожая применением специального законодательства, воздвигающего барьеры для проникновения на американский рынок японских товаров.

При таких обстоятельствах Япония «добровольно» соглашается соблюдать устанавливаемые американцами экспортные квоты. Так, Соединенные Штаты вынуждают своего дальневосточного партнера к соглашениям, ограничивающих его экспорт в Америку легковых автомобилей, других транспортных средств и их комплектующих, стекольной продукции, фармацевтической продукции и интеллектуальной собственности. По оценкам, около 70% японского экспорта в США попадает под действие разного рода «добровольных» ограничений и «джентльменских» соглашений.

Такой подход вынуждает Токио искать новые рынки, в том числе в Западной Европе, хотя Соединенные Штаты пытаются сохранить за собой в неприкосновенности европейский рынок. В этих целях они используют японский экспортный потенциал в качестве средства давления на своих европейских торгово-экономических партнеров, а возможности последних - для давления на Японию. Таким путем США стремятся ослабить экономическое сотрудничество между Японией и Европейским союзом, ослабить его влияние в зоне НАФТА, чьи торговые ограничители куда мощнее, чем те, которыми пользуется Япония, придерживаясь принципа «открытого рынка», продолжает использовать нетарифные барьеры, в особенности сложные таможенные процедуры.

Новым фактором в развитии японо-американских торгово-экономических отношений стала внешняя политика и влияние Китая на международную торговлю. Быстрый экономический подъем КНР определил ее заинтересованность в американских технологиях и капиталах, а так же в американском рынке, что превращает Китай в конкурента Японии, так как на этих направлениях их интересы сталкиваются.

Китайская Народная Республика. Отношения Японии с Китаем к концу ХХ столетия получили развитие в самых разных областях. Сотрудничество в торгово-экономической сфере и быстро увеличивающийся гуманитарный обмен в 90-е годы дополнились политическим диалогом. Регулярный характер приобрели контакты высшего руководства, установились связи между военными ведомствами двух стран. Японо-китайские отношения в 90-е годы стали существенным фактором развития политических и экономических процессов в Восточной Азии, развертывающегося процесса экономической интеграции в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Вместе с тем глубокого политического сближения между Токио и Пекином пока не происходит, между ними продолжают сохраняться значительные разногласия, во многом обусловленные отсутствием подлинного доверия друг к другу.

Торговля - наиболее развитое направление японо-китайских связей. Япония является ведущим торговым партнером Китая, которому принадлежат лидирующие позиции во внешнем обороте Японии. КНР занимает первое место в японском импорте текстильных изделий, а так же в экспорте одежды. Структура двусторонней торговли в последние годы заметно изменилась, во многом - в результате экономических процессов в Китае.

В конце 90-х годов под влиянием спада в японской экономике показатели двусторонней торговли снижались, однако вскоре наметилась позитивная тенденция. В 2003 года японо-китайский товарооборот увеличился на 29,5%.

Положение Японии на китайском рынке с годами усложняется. У страны сократились возможности для увеличения товарного экспорта, а высокий уровень йены уменьшает ценовую конкурентоспособность японских торговых компаний, что способствует усилению соперничества Китая на рынке с другими странами, в частности с США. Для японских компаний, испытывающих трудности с вложением капитала внутри своей страны в условиях затянувшегося экономического спада, сегодняшний Китай остается весьма привлекательным инвестиционным пространством. И это прекрасно осознают лидеры финансово-промышленных кругов.

Торгово-экономические связи между Японией и Китаем, обладая огромной самостоятельной значимостью для каждой из сторон, в силу своих больших масштабов играют и более важную роль, являясь и стимулом и стабилизатором двусторонних отношений в целом.

Политический диалог между Токио и Пекином ведется при осознании важности нормальных отношений для каждой из сторон, а также для стабильного, благоприятного развития политической и экономической ситуации в Азиатско-тихоокеанском регионе, где роль Японии и Китая трудно переоценить. В Совместной декларации 1998 года руководители двух стран выразили готовность к партнерству в духе дружбы и сотрудничества в ХХI веке. Однако декларированная позиция не получила какого-либо развития, оставаясь, по своей сути, заявлением о "намерении". В целом пока политический диалог между двумя странами не привел к существенным результатам. Он, по существу, он не выходит за рамки обсуждения вопросов, по которым существуют разногласия, имеющие историческую подоплеку. Некоторые проблемы остаются неурегулированными со времен восстановления японо-китайских отношений.

Одна из этих проблем - Тайвань. Возникнув как результат восстановления межгосударственных отношений в 1972 года, она с годами не утратила актуальности. Сегодня это объясняется, с одной стороны, ужесточением курса Пекина на конечное воссоединение с Тайванем и стремлением получить в этом вопросе дипломатическую поддержку со стороны Токио, а с другой - расширением обязательств Японии в рамках союза с США, связанных с действиями в чрезвычайной ситуации в прилегающих к Японским островам районах, что встречает негативную реакцию Китая. Он выступает против возможного распространения японо-американского сотрудничества в области обороны в Тайваньском проливе.

В тайваньском вопросе у Токио имеются свои собственные интересы. С островом поддерживаются широкие торгово-экономические и гуманитарные связи. Ежегодный приток прямых инвестиций из Японии в 2001-2004 года - 400 млн. долл. Со стратегической точки зрения Токио скорее заинтересован в сохранении нынешнего статус-кво острова. Японию не может не беспокоить перспектива образования «Большого Китая», включающего наряду с Гонконгом и Макао также и Тайвань. Такая перспектива, которая несет угрозу влиянию Японии в Восточной Азии, могла бы при определенных обстоятельствах осложнить военно-политическое положение страны.

Свою позицию по проблеме Тайваня японское правительство избегает формулировать в официальных документах, на чем пытается настаивать Пекин. Свое упорное нежелание делать заявления по Тайваню японская сторона объясняет тем, что страна, отказавшаяся от прав на остров по Сан-Францискому договору, не может высказываться относительно статуса Тайваня.

Избрав в качестве линии поведения по тайваньскому вопросу пассивное сопротивление давлению со страны Пекина, Токио уклоняется выражать поддержку его курсу на воссоединение с островами. Одновременно японская сторона внимательно следит за развитием событий, за возможными изменениями в политике Вашингтона в отношении Тайваня, которые японскому руководству придется всерьез учитывать.

Спор о принадлежности группы островов Сэнкаку (Дяоюйдао) - еще одна проблема двусторонних отношений, не преодоленная со времени их нормализации. В середине 90-х годов этот территориальный спор вновь стал подогреваться информацией об имеющихся на шельфе островов запасах нефти. Еще большую остроту ситуация приобрела после введения Токио в 1996 году режима 200-мильной исключительной экономической зоны (ИЭЗ) вокруг Японии. Этим как бы дополнительно закреплялись японские права на Сэнкаку. Острая ответная реакция со стороны этнических китайцев в странах Юго-восточной Азии способствовали созданию в Китае «оперативной группировки сил, специально предназначенной для направления в случае необходимости в район Дяоюйдао».

В японо-китайских отношениях до сих пор не исчерпана проблема, связанная с историческим прошлым. Она не перестает быть источником периодически вспыхивающей между сторонами полемики, взаимных обвинений, недоверия друг к другу. В ряду поднимаемых проблем - требования китайской стороны о компенсации материального и морального ущерба, нанесенного Китаю японской агрессией. Японская сторона в свою очередь считает, что этот вопрос уже был окончательно решен при нормализации двусторонних отношений. Однако, несмотря на договоренности, Пекин продолжал в последующие годы публично ставить вопрос о компенсации военного ущерба, обычно увязывая это с другими вопросами двухсторонних отношений.

Наряду с требованиями о компенсации материально ущерба китайская сторона выразила свою неудовлетворенность формой извинений официального Токио в связи с агрессией против Китая. Несогласие Японии идти навстречу требованиям в очередной раз принести извинения по полной форме встретило весьма негативную реакцию Китая. Председатель КНР сделал ряд резких публичных заявлений: «Япония следует пересмотреть события войны и усвоить уроки», заявляя, что «различие в понимании истории как одну из главных проблем в японо-китаских отношениях».

Непримиримые противоречия между Японией и Китаем даже поставили вопрос о сокращении экономической помощи - весьма чувствительной для КНР проблеме. При этом, в частности, использовалась следующая аргументация:

в то время, когда в условиях финансовых трудностей Японии общий объем официальной помощи развитию сокращается, недопустимо лишь для Китая создавать предпочтительные условия;

несмотря на значительное содействие по государственной линии, которое соответствует около 60 тыс. йен на душу населения Японии, китайская сторона невысоко ценит эту помощь. О ней почти ничего не известно китайскому населению, что не вызывает у Японии удовлетворения;

в отношении оказания помощи КНР, японская сторона нарушает ряд принципов. В частности, при выделении официальной помощи развитию (ОПР) должна учитываться ситуация с наращиванием военного потенциала, с демократией и правами человека в стране-репициенте.

Китай уже вышел из числа беднейших стран, занимает одно из лидирующих мест среди крупных экономических держав и уже является объектом предоставления экономической помощи. Это мнение подкрепляется тем, что Китай сам активно помогает развивающимся странам.

Каждая из проблем в японо-китайских отношениях, будучи непростой, не является в то же время непреодолимой на пути развития отношений в тех областях, где интересы сторон более всего совпадают. В целом, анализируя двусторонние отношения Японии и Китая можно сделать вывод, что многие из проблем не разрешена в силу необходимости для каждого из партнеров иметь рычаг регулирования темпов и масштабов развития отношений. До последнего времени в основном от Пекина зависело определение дистанции, которые должны сохраняться в отношениях между партнерами, тем более что в условиях зависимости от Вашингтона Токио ограничен в выстраивании своего политического курса, поэтому на китайской стороне лежит основная ответственность за урегулирование разногласий между двумя странами.

На основании всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

1. Сегодня Япония, несмотря на то, что занимает высокое положение среди развитых стран мира, все также опирается на военный союз с Соединенными Штатами и считает его краеугольным камнем всей внешней политики страны. И хотя в последнее время всё чаще общественность и политические круги заявляют о нецелесообразности делегирования Вашингтону задач обеспечения безопасности самой Японии, правительство страны продолжает проводить международную деятельность в фарватере внешнего курса США.

. Вследствие ограничения конституцией возможности Японии участвовать в военных акциях за пределами ее национальной территории, японский пацифизм все чаще осуждается мировым сообществом, которое заявляет об отсутствии у Японии самостоятельной внешней политики и обвиняет ее в уклонении от внешнеполитических обязательств. А внутри страны ставится вопрос о необходимости обретения статуса «нормального государства», чье поведение в мире не отличалось бы от действий других развитых стран.

. На сегодняшний момент японо-американский союз устраивает обе стороны. Япония получает не только экономические выгоды, тратя на военные расходы лишь 1% от ВНП, но и укрепляет свое политические влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Соединенные Штаты, в свою очередь, заручились поддержкой мощного государства этого региона. К тому же значимость военного союза Японии и Соединенных Штатов значительно повысилась вследствие усиления Китая и его претензий на лидирующие позиции в АТР.

.С экономической точки зренияЯпония и Соединенные Штаты являются серьезными конкурентами друг для друга не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в европейском регионе, но и в зоне НАФТА. Японский капитал уже давно закрепил за собой прочные позиции в североамериканском финансовом секторе.

. В XXI веке отношения Китая и Японии строятся в основном на экономической основе, где взаимовыгодная торговля и японские инвестиции в китайскую экономику играют ключевую роль. И пока экономические отношения являются главным стабилизатором политических отношений между двумя странами.

. Большинство политических заявлений как китайской так и японской стороны о готовности к развитию партнерства в духе дружбы и сотрудничества остаются не более чем намерениями и не идут дальше обсуждения вопросов. Вследствие этого многие проблемы в японо-китайских отношениях так и остаются неурегулированными.

. Основные проблемы в двусторонних отношениях Японии и Китая:

тайваньская проблема и неоднозначная позиция Японии по этому вопросу. Япония, с одной стороны, связана военным союзом с США, поддерживающими тайваньские инициативы на отделение от «Большого Китая», с другой стороны,только благодаря торговле с КНР Японии удалось во время кризиса предотвратить падение своей экономики.

периодически вспыхивающие инциденты из-за спора о принадлежности группы островов Сэнкаку, также продолжают обострять двусторонние отношения между Японией и Китаем.

до сих пор не исчерпана проблема исторического прошлого и вопрос о материальной и материальной компенсации с Японии китайской стороне. Все чаще эта проблема соотносится с другими вопросами двусторонних отношений, например, прекращение оказание официальной помощи развития Китаю.

. Вследствие зависимости от Вашингтона внешнеполитического курса Токио, в Японии все больше распространяется мнение, что именно китайская сторона несет основную ответственность за урегулирование разногласий между странами, что не способствует улучшению японо-китайских отношений.

. Ни одна из проблем в двусторонних отношениях Японии и Китая не является непреодолимой. Все вышеперечисленные вопросы являются своеобразным рычагом регулирования развития отношений между двумя государствами.

2.2 Двусторонние отношения Японии с государствами Корейского полуострова

Корейский полуостров в силу географической близости к Японии традиционно имеет первостепенное значение в обеспечении национальных интересов Японии в экономической, политической, военно-стратегической и других областях. Тем не менее во всем комплексе аспектов взаимоотношений с двумя корейскими государствами - Корейской Народной Демократической Республикой (КНДР) и Республикой Кореей (РК) - особенно важное место занимают интересы обеспечения военной безопасности. На протяжении всей послевоенной истории Япония рассматривает ситуацию на Корейском полуострове как одну из угроз своей безопасности. И эта угроза была персонифицирована в лице КНДР, а отсутствие нормальных дипломатических отношений между Японией и Северокорейским государством - один из факторов нестабильности в Северо-Восточной Азии.

Корейская Народная Демократическая Республика. В Японии об усилении северокорейской угрозы заговорили в начале 90-х годов, когда достоянием разведывательных служб США, Японии и Южной Кореи стали факты, свидетельствующие о наличии в КНДР программы создания оружия массового поражения, включая ядерное, и баллистических ракет. Обеспокоенность Японии в связи с ведущимися в КНДР работами по созданию ядерного оружия и его носителей достигла своего пика на рубеже 1993-1994 годов, когда провалом завершилась попытка США и ООН убедить северокорейский режим разрешить инспектирование его ядерных объектов экспертами МАГАТЭ, которые должны были представить международному сообществу доказательства того, что они действительно не используются в военных целях. Фактически одновременно с этим в интересах усиления психологического воздействия Пхеньян заявил о своем намерении выйти из режима Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

В целях разрядки сложившейся кризисной ситуации президент США Дж. Картер встретился с северокорейским лидеромКим Ир Сеном, достигнув с ним принципиальной договоренности, обеспечившей в октябре 1994 года возможность подписания так называемого рамочного соглашения между Соединенными Штатами и КНДР. Япония, в свою очередь, выступила с идеей налаживания японо-американо-южнокореского сотрудничества в рамках Организации по развитию энергетики на Корейском полуострове (KEDO) , которая была создана в результате договоренности между Вашингтоном и Пхеньяном.

Другой важной причиной обеспокоенности Японии стала так называемая ракетная угроза со стороны КНДР, связанная с реализацией Пхеньяном программы создания баллистических ракет. Вкупе с ядерными амбициями эта программа также имела своей целью усилить позиции КНДР на переговорах с США, Республикой Кореей и Японией с тем, чтобы обеспечить наиболее благоприятные для себя условия решения всех обсуждаемых вопросов. Однако основу главных стратегических расчетов северокорейского руководства в отношении США, Республики Корея и, в особенности, Японии составляло стремление добиться максимальных финансовых вливаний в находящуюся на

грани развала экономику страны в обмен на отказ от выполнения указанных программ.

Призванная решить проблемы, существующие между Пхеньяном, с одной стороны, и Вашингтоном и Токио - с другой, эта стратегия, кроме того, должна была внести раскол в единство США, Японии и Республики Кореи в отношении КНДР. Расчет строился на том, что разное восприятие северокорейской ракетной угрозы США, Японией и РК может нарушить их взаимодействие в вопросе отношений с КНДР. В Пхеньяне исходили из того, что для США создаваемые по устаревшим технологиям северокорейские баллистические ракеты реальной угрозы представлять не могут, а возможность их применения против республики Корея не имеет принципиального значения, поскольку большая часть территории последней и так находится в зоне действия северокорейской авиации и ракетно- артилллерийских систем сухопутных войск.

Главные надежды КНДР на реализацию стратегии шантажа связывает прежде всего с Японией как основным финансово-экономическим донором Восточной Азии. При выборе Японии в качестве объекта шантажа учитывалось то, что она стала первой и единственной жертвой ядерного оружия, и ее население продолжает страдать от последствий той аттаки. Кроме того, Япония находится в непосредственной близости от Корейского полуострова. Из-за высокой плотности населения, концентрации промышленных предприятий, включая химические и другие потенциально опасные производства, а также наличия большого числа атомных электростанций, Япония окажется чрезвычайно уязвимой в случае нанесения даже одиночных ударов баллистическими ракетами в обычном снаряжении, не говоря уже о ракетах с ядерными боеголовками.

Пропагандистская атака на Японию началась в 1993 году, когда КНДР было проведены испытательные запуски баллистических ракет «Нодон-1», которые, пролетев над японской территорией, упали в акватории Японского моря. Второе испытание баллистической ракеты «Тэпходон-1» повышенной дальности, осуществленное в августе 1998 года, имело еще большее психологическое воздействие на Японию: в зону действия северокорейской баллистических ракет попадала фактически вся японская территория.

Ситуация вокруг испытаний усугублялась тем, что как раз в этот период достоянием японского правительства стали данные разведывательных спутников США о строительстве в КНДР подземных объектов в интересах создания ядерного оружия, что являлось прямым нарушением подписанного в октябре 1994 года американо-северокорейского рамочного соглашения. Это обстоятельство совпало по времени с усилением разведывательной активности КНДР против Японии. В японских территориальных водах были обнаружены два северокорейских разведывательных судна, против которых боевые корабли морских сил самообороны Японии впервые вынуждены были применить оружие. Таким образом, в иерархии потенциальных угроз национальной безопасности Японии вызовы, исходящие от КНДР, выдвинулись на первое место и задача их парирования для японской политики стала приоритетной.

Для решения этой задачи Япония использует весь спектр имеющихся в ее распоряжении средств. Тем не менее в качестве наиболее результативных рассматриваются меры политико-дипломатического и экономического характера. Среди политических мер Токио существенное внимание уделяет проблеме выработки и институализации мер доверия в районе Корейского полуострова, особенно между двумя корейскими государствами.

Помимо проблемы ядерного оружия и создания баллистических ракет, в двусторонних отношениях между Японией и КНДР существуют множество других нерешенных вопросов. В северокорейском государстве до сих пор жива память о колониальном господстве Японии, которое принесло корейцам беды и лишения, подавление национальной культуры, насильственное переселение. Так же Пхеньян настаивает на том, что Япония является страной-агрессором, неоднократно развязавшей военные действия против населения Корейского полуострова, поэтому должна выплатить, в частности, КНДР большие контрибуции за нанесение ущерба. Так же северокорейское правительство настаивает на факте, что Япония входит в число государств, виновных в насильственном разделении корейской нации и должна компенсировать КНДР материальный ущерб, который она нанесла в результате такого разделения.

Япония такую позицию северокорейского руководства относительно исторического прошлого не может принять в принципе, тем более, что большинство частных проблем, связанных с периодом японской оккупации Кореи (таких как статус договора 1910 года, на основании которого она была включена в состав японской империи, вопросы, касающиеся собственности и так далее) уже нашли свое решение на основе норм международного права в рамках японо-южнокорейских отношений.

Перспективы налаживания нормальных двухсторонних отношений еще более усложняются из-за проблем, связанных с похищением японских граждан спецслужбами КНДР во второй половине ХХ века. В сентябре 2002 года состоялся официальный визит премьер-министра Японии Д. Коидзуми в Пхеньян. И хотя на переговорах на высшем уровне прежде всего обсуждались вопросы безопасности обеих стран и вопросы сотрудничества в целях поддержания мира и стабильности в Северо-Восточной Азии, не осталась без внимания и болезненная тема похищения японских граждан. Председатель комитета безопасности Ким Чен Ир в ходе беседы признал факты похищения японцев спецслужбами КНДР и принес извинения, заявив о решимости не допустить повторение подобного в будущем. Это заявление стало заметным толчком в процессе налаживания отношений между двумя государствами. Но, несмотря на настойчивость японской стороны, Пхеньян предоставил лишь незначительные сведения по этому делу, скрывая информацию о большинстве похищенных японских гражданах. Японская сторона считает, что северокорейское руководство не предоставило убедительных доказательств их смерти и исходит из того, что они все еще насильно удерживаются в КНДР.

Из-за неуступчивости Пхеньяна, в Японии очень популярна идея введения экономических санкций против КНДР. Но руководство Японии, по-видимому, не считает, что экономические санкции только со стороны Токио смогут достаточно эффективно воздействовать на политику Северокорейского руководства. «Необходимо оказывать на Пхеньян давление в международном масштабе и побуждать северокорейское государство к ведению «ответственной» политики. Экономические санкции эффективны, если их поддерживает все мировое сообщество, и Япония должна добиваться международной поддержки своих позиций».

Считая КНДР авторитарно деспотичным государством, находящимся вне сферы влияния принятых международным сообществом международно-правовых актов и поэтому способное на непредсказуемые действия в своей внутренней и внешней политике, Япония воспринимает ее как источник потенциальной опасности. Но, оценив военный, экономический и научно-технический потенциал КНДР, Токио стал менее критично относиться к сложившейся ситуации. Пхеньян в ответ на давление со стороны Японии, США, Республики Корея и многих других стран проявил известную податливость, порождая надежды на возможность нормализации отношении с северокорейским руководством и на выстраивание более надежных связей с КНДР. Япония также осознала, что ей выгодно иметь дело с экономически несостоятельным режимом КНДР, связывающего свое выживание с финансово-экономической помощью развитых стран.

Республика Корея. Проблемы обеспечения национальной безопасности определяют чрезвычайно большую значимость Республики Корея в системе взаимоотношений Японии со странами Северо-Восточной Азии. Эта значимость Сеула для Японии определяется многими факторами.

Республика Корея является одним из ключевых звеньев созданной под эгидой Соединенных Штатов в годы «холодной войны» и продолжающей функционировать в настоящее время системы безопасности в Восточной Азии, включающей и саму Японию. Южная Корея и Япония, которые формально не находятся в союзнических отношениях друг с другом, посредством фактически однотипных договоров о взаимном обеспечении безопасности связаны с США и являются главными опорами американской политики в регионе, что изначально предполагает довольно высокий уровень их взаимодействия в различных сферах.

В контексте японо-американских отношений, борьба за влияние на Корейском полуострове является одним из условий дальнейшего повышения самостоятельности внешнеполитического курса Японии. Эта борьба может стать существенным элементом, обеспечивающим прочность японских позиций в возможном обострении соперничества между США, Китаем и Японией за лидерство, как в Восточной Азии, так и в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Япония, имея в виду перспективу такого соперничества, рассматривает Республику Корея, с одной стороны, как одну из первоочередных целей своей экспансии в регионе. На первом этапе южнокорейское государство выступает как объект вовлечения в орбиту японской экономики для того, чтобы закрепить за Сеулом подчиненную по отношению к Токио роль в складывающейся глобальной экономической системе. Такая система закрепляет существующее несправедливое распределение доходов между высокоразвитыми, среднеразвитыми и развивающимися государствами. С другой стороны, учитывая значимость Республики Корея в противостоянии такому непредсказуемому государству, каким является КНДР, Япония вынуждена не только отказаться от применения в отношении Сеула мер, продиктованных законами конкурентной борьбы, которые могли бы ослабить его позиции в регионе, но и оказывать Республике Корея прямую поддержку в политической, экономической, финансовой, технологической, военной и других сферах.

Во всех вышеперечисленных областях японо-южнокорейские отношения получили заметное ускорение после прихода к власти в Республике Корея в результате демократических выборовправительства президента Ким Дэ Чжуна. Приход к власти этого авторитетного политического деятеля, который в качестве основной цели своей внешней политики провозгласил «улучшение отношений Сеула с соседними странами, особенно с Японией», явился мощным толчком в расширении всесторонних связей и взаимодействия между двумя странами.

Совместная японо-южнокорейская декларация, провозгласившая в качестве общей цели Японии и Республики Корея «строительство обновленного партнерства, устремленного в ХХI век», а так же подписание совместного заявления создало базу для установления регулярных контактов как на уровне высшего руководства двух государств, так и на уровне законодательной власти. Уникальной формой японо-южнокорейского взаимодействия стали совместные заседания кабинетов министров.

Большое значение в совместном заявление придавалось военно-политическому аспекту японо-южнокорйского сотрудничества. В частности, обе стороны констатировали обоюдную заинтересованность в продолжении диалога между двумя странами по проблеме безопасности и расширения обменов в области обороны. При этом подчеркивалось, что как Республика Корея, так и Япония поддерживают американскую систему безопасности в Восточной Азии. Стороны заявили о необходимости активизации усилий по налаживанию переговорных процессов и подключении к ним наибольшего числа заинтересованных стран в интересах обеспечения мира и стабильности в АТР.

Осознавая, что и КНДР и Республика Корея традиционно испытывают недоверие к Токио, что существенно ограничивает его влияние на оба государства, Япония в тактических целях признает их право существующие проблемы на межкорейском уровне. Она не пытается навязать свою посредническую роль в этом процессе, отдавая предпочтение коллективным усилиям стран, вовлеченных в дела Корейского полуострова. Токио поддерживает как индивидуальные шаги Сеула по налаживанию межкорейского диалога, так и его политику в 6-стронних переговорах. В контексте такого подхода Япония рассматривает, в частности, свою деятельность в рамках 3-х сторонней группы координации и наблюдения (Trilateral Coordination and Oversight group - TSDG), состоящей из представителей США, Республики Корея и Японии. Эта группа создана по эгидой ведущих научно-исследовательских институтов 3 стран, занимающихся проблемами безопасности в Северо-Восточной Азии для координации позиций, выработки единого подхода к совместным действиям в отношении КНДР. Группа не имеет четкого официального статуса, но ее рабочие встречи, как правило, проводятся на уровне заместителей министров иностранных дел стран-участниц.

Трехстороннее сотрудничество Японии, США и Республики Корея также все чаще рассматривается как военно-политический союз, направленный на обеспечение безопасности в Северо-Восточной Азии. В частности, речь идет и о формировании регионального союза безопасности - Паназиатско-Тихоокеанского союза безопасности (Рan Asia Pacific Union, PAPSU), который, как его мыслят в Вашингтоне, предусматривает присоединение Сеула и Токио к американской системе ПРО и сохранение на долгие годы американских войск как в Японии, так и в Республике Корея.

После периода относительного "благополучия" в отношениях Сеула и Токио в 2005 году разразился настоящий кризис. Это произошло в год 40-летия нормализации официальных связей между двумя странами, в связи с чем 2005 год был объявлен годом «дружбы». Среди болевых точек значились «старые» проблемы - территориальная, японские школьные учебники, а так же новая: посещение премьер-министром Д. Коидзуми храма Ясукуни,являющегося, по убеждению корейцев, олицетворением милитаристского духа японцев.

На сегодня спор о принадлежности островов Токто (Такесима) является одним из наиболее острых конфликтов между двумя государствами. Очередной территориальный спор разгорелся в марте 2005 года после того, как законодательный орган японской префектуры Симанэ одобрил резолюцию о провозглашении 22 февраля «Днем островов Такесима». В документе содержится поддержка движения за скорейшее установление суверенных прав Японии над островами Такесима, которые еще 220 февраля 1905 года были официально включены в состав префектуры Симане .

Южнокорейские власти достаточно резко отреагировали на претензии Японии в отношении островов. Тогдашний президент Республики Корея Но Му Хён выступил со специальным обращением к народу по вопросу об отношениях Республики Корея и Японии. Он заявил, что Токто является частью южнокорейской территории, которая была захвачена Японией в 1905 году. Но Му Хён подчеркнул решимость его правительства предпринять «любые необходимые меры, невзирая ни на какие расходы и жертвы», чтобы отстоять территориальную целостность страны.

Республика Корея не ограничилась жесткой риторикой. Правительство РК приняло специальный план хозяйственного развития островов Токто (до 2010 года), выделив на эти цели более 35 млн. долл. США. Указанные финансовые ресурсы предусматривалось использовать на исследование экологической системы островов и прилегающих к ним морских территорий, разведку полезных ископаемых, реконструкцию построенных там сооружений.

Неурегулированность вопроса о принадлежности островов Токто породила новую проблему. Сеул и Токио не могут договориться о границах особой экономической зоны в спорном районе.

В начале XXI века южнокорейско-японские отношения снова столкнулись с проблемой японских школьных учебников истории, в которых говорилось, что острова Токто исторически и юридически принадлежат Японии. И Министерство образования Японии одобрило содержащиеся в учебниках факты.

В 2008 году из-за территориальных разногласий разгорелся очередной дипломатический скандал. Поводом к новой ссоре послужило издание в Токио методического пособия для учителей, в котором острова Токто описываются как исконно японская территория. Южнокорейское правительство отреагировало моментально и весьма резко. Посол Республики Кореи был отозван на родину для дальнейших консультаций. Все политические партии РК единодушно осудили Японию за новое проявление «колониализма», а ВМС страны провели учения под названием «Защита Токто» с целью отражения вторжения противника в территориальные воды вблизи островов.

При всей важности японо-южнокорейского взаимодействия в политико-дипломатичской, военной, гуманитарной, культурной и других областях, базовую основу их отношений составляет экономический комплекс. Это вопросы торговли, финансов, инвестиций и технологического сотрудничества.

Япония и Республика Корея являются важными торговыми партнерами друг для друга. В 2003 году Япония заняла первое место среди торговых партнеров Республики Корея по величине экспорта своей продукции. Основой японского экспорта в Республики Корея являются электромеханическое оборудование, машиностроительная продукция, транспортные средства, роботизированные системы для автомобилей, прокат черных и цветных металлов, продукция химической промышленности.

В свою очередь импортные закупки Японии в Южной Корее включают текстиль, продукты нефтепереработки, некоторые виды продовольствия, электрооборудование, радиоэлектронику. Примечательно, что в 2003 году доля Республики Корея в японском импорте радиоэлектронной продукции составила 14,5%. Этот показатель, по оценкам экспертов, был достигнут за счет так называемого «эффекта бумеранга», когда продукция функционирующих в Республике Корея дочерних предприятий ведущих японских корпораций экспортируется в другие страны, включая Японию, уже как южнокорейская.

В контексте японо-южнокорейских отношений в последнее время большое значение приобретает научно-техническое и технологическое сотрудничество, которое рассматривается Сеулом в качестве средства преодоления несбалансированности двусторонней торговли и повышения экспортного потенциала национальной экономики. Одним из направлений такого сотрудничества является налаживание на южно-корейских предприятиях производства оборудования, машин, аппаратуры по японским лицензиям.

Другой важной формой сотрудничества двух стран становится открытие в Республике Корея филиалов крупных японский компаний, специализирующихся на производстве высокотехнологичной, наукоемкой продукции.

Значительным событием в японо-южнокорейском технологическоми научно-техническом сотрудничестве стало подписание в 2000 году так называемой «Инициативы о кооперации в области информационных технологий». В этом документе правительства двух стран брали на себя обязательства расширить сотрудничество между Японией и Республики Корея по важнейшим направлениям информационных технологий в сфере электронной торговли как внутри стран, так и за их пределами, главным образом в Восточной Азии, а так же начать сотрудничество в создании информационных сетей между отдельными регионами и префектурами двух стран.

Противоречия, возникающие в процессе развития отношений между Японии и Южной Кореи, никогда не приводили к серьезным последствиям. Более того, несмотря на довольно громкие внешние проявления даже не оказали реального влияния на характер и масштабы японо-южнокореского взаимодействия.

Сегодня, наряду с ядерными «амбициями-спекуляциями» северокорейского руководства и экономическим соперничеством с Республикой Корей еще большую угрозу для национальной безопасности Японии представляет объединение двух Корей. Япония выступает за сохранение существующего на Корейском полуострове статус-кво, не приемля возможности воссоединения двух корейских государств. В случае развития ситуации по указанному сценарию, Япония через 25-30 лет в единой Кореи будет иметь мощного соперника, опирающегося на природные ресурсы и военную мощь Севера и развитую производственную и технологическую базу Юга, способного потеснить японских производителей, как на региональных, так и на мировых рынках. Более того, в случае блокирования объединенной Кореи и Китаем, подкрепляемого общим негативным восприятием исторического прошлого в отношениях двух государств с Японией, может возникнуть ситуация, при которой под угрозу будет поставлен весь комплекс ее жизненно важных интересов, включая и те, которые напрямую связаны с обеспечением национальной безопасности.

На основании всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

. Исторически Корейский полуостров играет большое значение для Японии в обеспечении ее национальных интересов в экономической, политической и военно-стратегической областях. И сегодня именно ситуация на полуострове рассматривается как главная угроза безопасности страны.

. Особая обеспокоенность Японии связана прежде всего с ведущимися в КНДР работами по созданию ядерного оружия и баллистических ракет. Из-за наличия большого количества атомных электростанций и высокой концентрации населения и промышленных предприятий, а также вследствие исторического опыта, Япония стала наиболее удобной мишенью военной угрозы северокорейского государства.

. Военные программы КНДР являются для страны главным источником финансовых вливаний в разваливающуюся экономику страны. Основные надежды по реализации политики "шантажа" КНДР возлагает на Японию, как главного финансово-экономического донора Восточной Азии.

. Остро стоит проблема исторического прошлого: КНДР обвиняет Японию в многочисленных военных действиях против населения Корейского полуострова, а также заявляет о том, что Япония виновна в насильственном разделении корейской нации.

. До сих пор не решена проблема похищения японских граждан северокорейскими спецслужбами. Не смотря на официальное принесение извинений за те действия и предоставление некоторых данных по этому вопросу, Пхеньян продолжает скрывать всю основную информацию о судьбе похищенных японцев на данный момент.

. Республика Корея, как и Япония, связана с Соединенными Штатами военным договором и является одним из основных звеньев системы по обеспечению безопасности в Северо-Восточной Азии.

. Сегодня Япония стремится не только закрепить за Республикой Корея статус «младшего партнера», но и развивать диалог по решению северокорейской проблемы. Для этого Япония всячески оказывает как политическую, так и финансовую поддержку Сеулу.

. В целях укрепления системы безопасности в регионе Северо-Восточной Азии Япония, Соединенные Штаты и Республика Корея формируют свое трехстороннее сотрудничество. В рамках диалога между 3 странами переговоры ведутся как по вопросам военных программ КНДР, так и по проекту создания регионального союза безопасности - Паназиатско- Тихоокеанского союза безопасности.

. Япония и Республика Корея являются важными торгово-экономическими партнерами. В последнее время все большее значение приобретают совместные научно-техническое и технологическое сотрудничество, что является для Сеула средством повышения потенциала собственной южнокорейской экономики.

. На сегодня самая большая угроза японской безопасности в Восточной Азии - предполагаемое объединение Республики Корея и КНДР. Опираясь на военный потенциал Севера и экономические ресурсы Юга, Корея имеет все шансы стать одним из лидеров Азиатско-Тихоокеанского региона, а в случае блокирования с Китаем, Япония окажется в ситуации, при которой обеспечение ее национальной безопасности будет поставлено под угрозу.

Заключение

Последнее десятилетие ХХ века стало ярким финалом глубоких перемен в международных отношениях. Кардинальные изменения затронули все факторы формирования глобальной политики: новую расстановку сил на международной арене, изменения в соотношении роли и места старых и новых центров международного влияния, отход от двухполярного мира и переход к новой ситуации, в которой формируется противоборство между двумя реальными тенденциями - нынешним однополярным миром в лице Соединенных Штатов Америкии будущим многополярным миром, к которому стремятся многие развитые и развивающиеся страны.

Современный Азиатско-Тихоокеанский регион - это регион с высокой динамикой политических и экономических процессов, формирующих устойчивую тенденцию к его преобразованию в важнейший центр мировой политики и экономики, сопоставимый с евроатлантическим.

Традиционно бассейн Тихого океана считался во внешней политике Японии сферой особых интересов страны. Азиатско-Тихоокеанский регион является главной ареной реализации внешнеполитической стратегии Японии, поскольку он представляется жизненно важным для ее существования как субъекта международных отношений и реализации собственных национальных интересов.

Экономическая составляющая внешнеполитической стратегии Японии и ориентированность страны на Соединенные Штаты Америки позволила Японии быстро восстановиться и развиваться экономически. Благодаря чему после Второй мировой войны Японии удалось внести особо весомый вклад в становление нынешней экономической базы многих восточноазиатских государств и играть важную роль американского антикоммунистического форпоста в Азии в период «холодной войны».

За послевоенные годы Япония совершила гигантский скачок и приобрела статус мировой державы. Однако сегодня Япония ставит перед собой цель трансформировать свое экономической могущество в новую, более высокую политическую роль на мировой арене, в том числе благодаря укреплению позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе и активному участию в его интеграционных процессах.

К несомненным внешнеполитическим успехам Японии следует отнести активное участие страны в таких интеграционных объединениях и форумах АТР, как Азиатско-Тихоокеанское экономическое сообщество, Азиатско-Тихоокеанский парламентский форум, Восточно-Азиатское сообщество, призванное стать новым интеграционным центром в Азиатском регионе, объединив в себе наиболее мощные экономики мира.

Особую заинтересованность Японии в интеграционных процессах АТР вызывает Юго-Восточная Азия и Ассоциация стран Юго-Восточной Азии, являющаяся одной из самых влиятельных региональных группировок в Азии, также претендующая на роль полюса силы. Несмотря на участие в интеграционных процессах АТР многих сильных держав, именно развивающиеся страны ЮВА, объединенные в АСЕАН являются двигателем этих процессов. А огромный экономический и человеческий потенциал позволяет прогнозировать дальнейший рост политического и экономического влияния ассоциации в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Именно в Юго-Восточной Азии Японии особенно часто приходится сталкиваться с экономическими интересами своих конкурентов - Китаем и Соединенных Штатами.

Юго-Восточный Азия - субрегион многочисленных военных и этнических конфликтов, здесь присутствуют различные террористические организации, развивается торговля наркотиками и оружием, распространяется пиратство. Поэтому развитие сотрудничества Японии со странами ЮВА происходит не только в экономической области, но и по вопросам стратегической безопасности.

Важнейшей составляющей внешнеполитической стратегии Японии являются ее двусторонние отношения, которые отражают не только ее внешнеполитические приоритеты, но и определяют ее роль как центра влияния. Исключительно важными для Японии являются ее отношения с США, Китаем, государствами Корейского полуострова, странами АСЕАН.

Отношения с Соединенными Штатами Америки остаются краеугольным камнем в политике Японии с точки зрения ее жизненно важных интересов, несмотря на то, что в них она продолжает играть подчиненную роль. Кроме того, характер этих отношений не только сдерживает Японию в ее стремлении активизировать собственную внешнеполитическую стратегию, но и ограничивает в реализации внешнеполитических инициатив, касающихся региональных и глобальных процессов, что ослабляет позиции Японии в качестве одного из мировых лидеров. Предпринимаемые Японией попытки придать двусторонним отношениям равноправный характер, пока не изменили общей картины.

Отношения с Китаем в последние годы приобретают все большую значимость для Японии. Это обусловлено стремительным экономическим развитием Китая, ростом его комплексной мощи, в том числе и военной, укреплением влияния в регионе и на международной арене в целом. Однако более тесному сближению с КНР препятствует целый ряд проблем, связанных с историей отношений этих двух государств и глубоким расхождением национальных интересов Японии и Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Отношения Китая и Японии строятся в основном на экономической основе, являющейся главным стабилизатором политических отношений между двумя странами. Большинство политических заявлений китайского и японского правительств о готовности к развитию взаимовыгодного сотрудничества остаются не более чем намерениями и не идут дальше обсуждения вопросов. Вследствие этого многие проблемы в японо-китайских отношениях так и остаются неурегулированными.

В последнее время исключительно важным фактором становится обеспечение национальной безопасности Японии в свете развития ситуации на Корейском полуострове, в частности, политики Пхеньяна. Запуски баллистических ракет в сторону Японии, выход из Договора о нераспространении ядерного оружия и другие провокационные шаги КНДР стали непосредственно причиной активизации политики Японии в отношении государств Корейского полуострова. Сложность ситуации обусловлена не только отсутствием дипломатических отношений Токио с Пхеньяном, но и тем обстоятельством, что привлекательность Японии как экономического и финансового донора до сих пор не может нейтрализовать негативные политические последствия взаимоотношений Японии с КНДР и Республикой Корея с начала ХХ века.

При всех переменах последнего времени Япония продолжает оставаться одним из мировых лидеров и в целом сохраняет позиции одного из ведущих центров международного влияния. Вместе с тем совершенно очевидно, что в новых условиях формирования мировой политики Япония должна будет пересматривать прежнюю модель своей стратегии на международной арене с тем, чтобы ее внешняя политика продолжала оставаться действенным инструментом комплексной мощи государства.

Внешняя политика занимает важное место в стратегии развития Японии и обеспечивает позиции страны в качестве одного из глобальных центров влияния. Уникальность роли Японии в международной политике в том, чтобы укрепить и сохранить нынешнее положение одного из мировых лидеров при полном отсутствии военного компонента в ее всеобъемлющей стратегии. Суть внешнеполитической концепции Японии заключается в постулате, что национальным интересам государства отвечает роль страны, заслуживающей доверия у своих соседей в мире. На достижение этой цели направлены все внутренние и внешние ресурсы. Механизм выработки внешней политики и принятия решений в Японии в послевоенный период идо последнего времени в целом справлялся с этой задачей. Однако в последние годы эффективность этого механизма стала снижаться. Данное явление обусловлено не только изменением региональной и глобальной ситуации, но и стремлением Японии играть более активную и всеобъемлющую роль в международной жизни. Это очевидный факт свидетельствует о необходимости выработки новой внешнеполитической стратегии, что позволило бы Японии в наступившем столетии проводить адекватную политику обеспечения национальных интересов страны в регионе и на глобальном уровне.

Список использованных источников и литературы

Нормативно-правовая база

1.Конституция Японии, принята парламентом страны в октябре 1946 года, вступила в силу 3 мая 1947 года // Азиатская библиотека. - #"justify">2. Сан-Францисский мирный договор 1951 года // Сайт аналитики исторических документов. - #"justify">.Договор о нераспространении ядерного оружия одобрен 12 июня 1968 года и открыт для подписания 1 июля 1968 года // Центр по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии. - #"justify">. Японо-американский договор о взаимной безопасности и сотрудничестве подписан 8 сентября 1951 года, вступил в силу 28 апреля 1952 года // Официальный сайт Министерства иностранных дел Японии. - #"justify">.Договор о взаимной обороне между США и Южной Кореей 1953 года // Официальный сайт Министерства иностранных дел Соединенных Штатов Америки. - #"justify">.«Декларация АСЕАН» от 9 августа 1967 года // Официальный сайт Ассоциации стран Юго-Восточной Азии - #"justify">. «Осакская декларация» 1995 года // Официальный сайт Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сообщества. - #"justify">Книги и монографии

8.АСЕАН и ведущие страны АТР: проблемы и перспективы: [сбор. ст.]. - М.: «Гуманитарий» Академия гуманитарных исследований, 2002. - 366 с.

9. Восточное общество. Интеграционные и дезинтеграционные факторы в геополитическом пространстве АТР: материалы международной научно-практической конференции. - Улан-Удэ: Издательство Бурятского государственного университета, 2007. - 204 с.

. Денисов Ю.Д., Еремин В.Н. Япония и современный мировой порядок Ота. ред. Жуков А.Е., Лебедева И.П. - М.: Восточная литература, 2002. - 207

. Итиока М. Региональная дипломатия Японии. Опыт Ниигаты - от друж. связей к оказанию помощи. - Владивосток: Дальнаука, 2004. - 301 с.

. Кистанов В.О. Япония в АТР: анатомия экономических и политических отношений. - М.: "Восточная литература" РАН, 1995. - 335 с.

13. Крупянко М.И. Япония после «холодной войны»: политика обеспечения национальной безопасности. - М.: "Восточная литература" РАН, 2001. - 271

. Латышев И.А. Япония, японцы, японоведы. - М.: Алгоритм, 2001. - 832

. Молодякова Э.В. Внешняя политика Японии: история и современность: Учебное пособие / Институт востоковедения РАН; Ассоциация японоведов. - М.: Восточная литература, 2008. - 318 с.

. Чугров С.В. Социокультурное пространство и внешняя политика современной Японии. - М.: ИМЭМО РАН, 2007. - 252 с.

.Шарко М.В. Японская дипломатия в мировом политическом процессе. - М.: «Восточная литература» РАН, 2007. - 332 с.

. Шодиев П.К. Япония в современном мире: Учебное пособие/ Дипломатическая академия МИД России. - М., 2001 - 154 с.

19. Япония 2000: консерватизм и традиционализм. - М.: «Восточная литература» РАН, 2000. - 303 с.

. Япония в Восточной Азии: внутреннее и внешнее измерения: [сбор. ст.] Институт международ. исслед., МГИМО (У) МИД России, Центр исслед. Восточной Азии и ШОС. - М., 2009. - 236 с.

. Япония в современном мире: факторы, стабилизирующие развитие и безопасность. - М.: МАКС Пресс, 2000. - 256 с.

. Япония второй половины ХХ века: Проблемы и судьбы: Сборник / Отв. ред. Э.В. Молодякова, С.Б. Маркарьян. - М.: Восточная литература, 2003. - 248 с.

. Япония: экономика, политика, общество на заре XXI веке / Отв. ред. Рамзес В. - М.: Восточная литература, 2003. - 318 с.

Периодические издания

24. Абалканин А. Азиатские страны в поисках оптимальной интеграционной модели // Проблемы Дальнего Востока, 2007. - № 2. -С. 76

25. Агафонов Г. Сотрудничество азиатских стран крепнет // Азия и Африка сегодня, 2004.- № 4. -C. 43-46

26. Анисимцев Н. Закон о референдуме - шаг к пересмотру Конституции? // Азия и Африка сегодня, 2007. - № 10. - С. 3-8

27. Воронин А. Парламентарии АТР об актуальных проблемах региона // Проблемы Дальнего Востока, 2007. - № 3. - С. 15-27

. Воронцов А. Основные тенденции современной международной ситуации в Восточной Азии // Проблемы Дальнего Востока, 2007. - № 3. - С. 27-41

29. Иванов А.А. Ядро интеграции в АТР // Международная жизнь, 2003. - № 2. - С. 43-53

. О конференции в Японии по актуальным проблемам Восточной Азии // Проблемы Дальнего Востока, 2009. - № 2. - С. 164-168

31. Перспективы АТЭС и экономическая интеграция в Восточной Азии (заметки с делового саммита АТЭС) // Проблемы Дальнего Востока, 2009. - №2. - С. 55-65

Неопубликованные источники

32. Азиатско-Тихоокеанский регион // Сайт энциклопедии Wikipedia. - #"justify">33. Азиатско-Тихоокеанский регион в мировом хозяйстве. - #"justify">. Арин О.А. Азиатско-Тихоокеанский регион: мифы, иллюзии, реальность // Сайт Олега Арина. -#"justify">. Атомная энергетика Японии // Сайт посвящен истории, культуре и политике Японии.- #"justify">. Безопасность в АТР: проблемы и перспективы // Сайт Научно-исследовательской фирмы «РАУ-Университет». -#"justify">. Китай и Япония создают Восточноазиатское сообщество. -#"justify">. Кортунов С.В. Национальные интересы России в АТР // Журнал «Золотой лев» № 142-143 - издание русской консервативной мысли. - #"justify">39. Межгосударственная экономическая интеграция в Азиатско-тихоокеанском регионе // Сайт электронной библиотеки. -#"justify">. Мировая торговля. Кто заменит США? // Сайт об инвестировании и инвестициях. - #"justify">41. Никонов В. "Тихоокеанский век" // Сайт фонда "Политика". - #"justify">. Рыбалко М. Особенности интеграционных процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе в начале ХХI века. - #"justify">43. Сохраниться ли альянс США-Япония. - #"justify">. Торкунов А.В. Место Южной Кореи в региональной политике // Сайт книг отечественных и зарубежных авторов. - #"justify">45. Экономика Китая выросла на 8,7% в 2009 году // Сай деловой журналистики России. - #"justify">. Экономика Японии продолжает развиваться хоть и медленно, но верно Сайт аналитики по финансовому рынку. - http://www. viac.ru/ds/26940


Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!