Экономика России в постперестроечный период

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Эктеория
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    73,62 kb
  • Опубликовано:
    2011-09-23
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Экономика России в постперестроечный период

Экономика России в постперестроечный период

рыночный экономика реформа статистический

Оглавление

Введение

. Предпосылки перехода экономики России

.1 Предпосылки для перехода России к рыночной экономики

.2 Особенности переходной экономики в России

.2.1 Понятие переходной экономики России

.2.2 Закономерности перехода к рыночной экономики

. Переход к рыночной экономики

.1 Период экономических реформ в России

.2 Программа экономических реформ

. Завершение перехода России к рыночной экономики

.1 Динамика ВВП

.2 Потребление и накопление

.3 Все познается в сравнении

.4 «Восстановительный рост» или структурные реформы

Заключение

Список используемой литературы

Введение


На протяжении многих лет наша страна находилась за своеобразным занавесом, имя которому «административно-командная система», охватывающим все сферы жизнедеятельности общества, включая каждого человека. Самое яркое отражение данного явления нашло в экономике государства, поскольку наряду с политикой и правом она определяет основы государственной и общественной жизни, именно в этой триаде проявляются наиболее четко противоречия и закономерности развития общества.

Почему экономика c централизованным планированием не могла существовать в СССР? Из-за чего произошла постепенная демократизация общества и дальнейший переход нашей страны к рынку, модель которого была скопирована с запада.

1. Предпосылки перехода экономики России

.1 Предпосылки для перехода России к рыночной экономики

В последние годы Россия переживает один из самых драматических периодов своей истории. Рухнул тоталитаризм коммунистический режим. Величайшая из когда - либо созданных империй Советский Союз главный продукт этого режима распался на 15 независимых государств. Сошла с исторической арены коммунистическая партия СССР орден меченосцев в 20 в., объединивший в себе все функции управления во имя поддержания власти невиданного доселе партийного, хозяйственного и идеологического аппарата во главе с горсткой людей, обладавших огромной, всепроникающей и бесконтрольной властью над народом.

Исчерпала себя, доказав свою полную неэффективность, командно-распределительная экономика, основанная не на реальной мотивации трудовой активности, а скорее на идеологических критериях, выдаваемых аппаратом за великую цель всей нации. Замедление темпов роста и кризис такой экономики был неизбежен. С конца 70-х годов начался спад производства, т.е. реальный экономический кризис.

Эта экономика производила огромное количество неконкурентоспособных, низкокачественных продуктов на гигантских по размерам предприятиях и платила всем работникам заработную плату на уравнительной основе независимо от результатов труда.

В конце 70-х - начале 80-х годов у России была возможность пойти по пути Китая и, начав с сельского хозяйства, даже в рамках агонизирующей социалистической системы, проводить крупные и более комплексные рыночные реформы. Тогда политическая ситуация в стране, порядок и дисциплина были намного лучше, чем в 90-х годах. Но престарелые советские руководители не были столь дальновидными, как китайские, и выбрали путь мелких и частичных попыток реформ, которые не смогли изменить традиционный экономический механизм, ибо не затрагивали базовых принципов административно-командной системы.

Но наиболее важные экономические реформы в бывшем Советском Союзе имели место во второй половине 80-х годов при М. С. Горбачеве. Хотя они проводились все в тех же рамках «рыночного социализма», все же по сравнению со всеми предыдущими попытками были наиболее продвинутыми и далекоидущими. Однако горбачевский период отличается, прежде всего, не экономическими, а политическими реформами, которые рассматривались как база для первых. Основные вехи изменений в экономике при Горбачеве:

1)       сосредоточение Госплана СССР на стратегических целях и задачах экономического развития;

2)      трансформация государственных предприятий и ассоциаций в гибкие, самофинансирующиеся организации на базе так называемого полного хозрасчета;

)        упор в управлении на экономические рычаги и стимулы;

)        перестройка систем снабжения, ценообразования, финансов и кредита.

Кроме того, был дан «зеленый свет» развитию кооперативной и частной собственности в стране.

Эти законодательные акты серьезно подорвали централизованную плановую систему, однако не стали реальным шагом на пути к рынку. Более того, горбачевская перестройка, давшая важные плоды в деле расшатывания тоталитарной советской системы, в проведении необходимых политических преобразований, в сфере экономики оказались связанной с грубыми, порой непростительными просчетами, такими как:

1.       резкое увеличение бюджетного дефицита, денежной эмиссии, приведшее к ускорению инфляции;

2.       непродуманная антиалкогольная компания, осуществленная типично административными методами и обусловившая резкое сокращение доходов бюджета;

.        компания «ускорения» экономического развития на базе НТП, повлекшая за собой ущерб потребительскому потенциалу населения в результате искусственного нагнетания инвестиций в машиностроение;

.        резкое сокращение золотого запаса страны;

.        чрезмерное ограничение кооперативной и индивидуально-трудовой деятельности;

.        повышение закупочных цен на сельхозпродукцию при фиксировании розничных цен на продовольствие, что привело к увеличению дотаций и стало одной из причин роста бюджетного дефицита;

.        распространение хозрасчета на отдельные территории, в результате чего последние перестали платить налоги в общегосударственную казну;

.        всеобщий переход на бартер и ограничения на вывоз товаров с отдельных территорий;

.        резкое увеличение задолженности страны Западу.

Отрицательно повлияли на экономику СССР в горбачевские времена такие факторы, как падение мировых цен на нефть, чернобыльская катастрофа, землетрясение в Армении, этнические конфликты и национальный сепаратизм.

Конечным итогом был развал СССР и кардинальный пересмотр экономических отношений во всех бывших соцстранах. Подобную трансформацию общественных отношений в мире стали называть «переходным периодом». В странах Восточной Европы этот процесс шел очень быстро (не без потрясений), но все же удачно, довольно скоро была достигнута макроэкономическая стабильность, вскоре туда потекли иностранные инвестиции. Уже после 1992 г. в Польше, Чехии, Венгрии, Словакии среднегодовой рост экономики составлял уже 5%. В странах СНГ наблюдался совершенно обратный процесс.

После развала СССР Россию захватили поток беженцев, разгул преступности, опасные сепаратистские тенденции во многих ее частях, неплатежи зарплаты, рост цен и многое другое.

Реформы в Российской Федерации проходили в гораздо более тяжелой форме. В стране разразилось инфляция, наблюдался устойчивый спад экономики, росла доля бартера в хозрасчетах, к тому же непоследовательная позиция правительства вызвала глубокий кризис в обществе.

1.2 Особенности переходной экономики в России

.2.1 Понятие переходной экономики России

В первую очередь хочется определиться с самим понятием переходной экономики, в большинстве учебников это понятие определено как промежуточное состояние экономики в связи с изменением принципов хозяйствования в результате социально-экономических изменений. Определяющую роль в этих изменениях играет трансформация отношений собственности. Если переходная экономика в России после 1917 г. формировалась на основе господства государственной собственности, то в 90-х гг. началось движение от государственной собственности к частной. Это движение не знает мировых аналогов. Впервые за всю цивилизацию мир стал свидетелем движения от «справедливого коммунизма» к «несправедливому», но свободному капитализму.

Отсчет переходной экономики в России начался со 2 января 1992 г. в результате либерализации цен. Старт переходной экономике был дан в условиях жесточайшего экономического кризиса. Этот кризис произошел в результате правительственной политики «перестройки». Россия начала рыночную реформу, имея командную экономику. Эта экономика формировалась на основе государственной собственности и централизованного управления. В России господствовала доктрина, что основа экономики это тяжелая промышленность, или производство средств производства. Производству потребительских товаров отводилась роль падчерицы, равно как и сфере услуг. Более 90% государственных производственных капиталовложений направлялось в тяжелую промышленность и оборонный комплекс и менее 10% в потребительский сектор: пищевую и легкую промышленность. Это были отсталые отрасли с изношенным оборудованием, они не удовлетворяли потребностей населения. В России производство работало ради производства, а не ради потребителя, чего не может быть в рыночной экономике. Централизованная система управления подавляла предпринимательские способности работников. Эта система была основана на подчинении, допуская инициативу лишь в узких границах. Свобода предпринимательства и свобода выбора не действовали.

В целом в середине 80-х гг. централизованная система управления с неизбежностью вошла в глобальный экономический кризис, поразивший всю совокупность экономических отношений.

По мнению большинства экономистов, наиболее эффективной является рыночная экономика. Она способствует эффективному распределению ресурсов. Согласно этому тезису, конкурентная рыночная система направляет ресурсы в производство тех товаров и услуг, в которых общество больше всего нуждается. Она диктует применение наиболее эффективных методов комбинирования ресурсов для производства и способствует разработке и внедрению новых, более эффективных технологий производства. Важным неэкономическим аргументом в пользу рыночной системы служит то обстоятельство, что она делает ставку на роль личной свободы, создавая тем самым стимулы к самореализации возможностей человека, повышению трудовой и хозяйственной активности. Лишь рыночная система способна координировать экономическую деятельность без принуждения. Она представляет свободу предпринимательства и выбора; естественно, на этой основе она и преуспевает. Предпринимателей и рабочих не перегоняют по правительственным директивам их одной отрасли в другую, чтобы обеспечить выполнение производственных заданий, установленных каким-либо всемогущим правительственным ведомством. Напротив, при рыночной системе они свободно могут добиваться увеличения собственной выгоды, с учетом, конечно, вознаграждений и наказаний, которые они получают от самой рыночной системы. Только рыночная экономика устраняет диктат производителей, ликвидирует дефицит, обеспечивает равновесность экономики и все это с целью удовлетворения безграничных потребностей людей. Свойственные рынку механизмы саморегулирования обеспечивают наилучшую координацию деятельности всех экономических субъектов, рациональное использование природных, трудовых, материальных и финансовых ресурсов, сбалансированность народного хозяйства. Очевидно переход к экономической системе, основанной на рыночных отношениях, позволит России решить наиболее острые, десятилетиями накапливавшиеся проблемы страны, органично соединить внутреннюю экономику с мировым хозяйством, обеспечить рост производства и тем самым социальную ориентацию экономики, открывая доступ населению ко всем достижениям мировой цивилизации.

Переход, который требуется осуществить, состоит в том, что на смену командной системе должны прийти свобода деятельности и ответственности каждого человека за свое благосостояние и благосостояние общества и через рыночный механизм связаться с различными государствами, что позволит создать основу для эффективного экономического сотрудничества России с промышленно развитыми странами. Для эффективного функционирования рыночной экономики необходимы предпосылки, которые должны быть созданы в течение переходного периода. Они образуют как бы каркас новой экономической системы:

. Максимальная свобода предпринимательства и свобода выбора всех экономических субъектов. Признание важной социальной роли собственников капитала, рабочих, крестьян, предпринимателей и организаторов производства.

2. Формирование новых форм собственности, включая частную. Это позволит определить, кто несет ответственность за результаты хозяйствования, какая из форм собственности представляет сферу наиболее эффективного применения ресурсов. На основе новых отношений собственности может быть решена проблема оптимальных пропорций потребления и накопления, обновления и наращивания производственного потенциала, повышения эффективности капитальных вложений, доходы от собственности признаются законной категорией доходов.

3. Конкуренция как важнейший фактор стимулирования хозяйственной активности, увеличения разнообразия и повышения качества продукции в соответствии с действием закона спроса и предложения. Развитие конкуренции требует демонополизации экономики, формирования соответствующей структуры производства, обеспечивающей присутствие на рынке достаточного числа производителей каждого вида товаров, свободного входа на рынок любого экономического субъекта, государственной поддержки малого бизнеса, проведения антимонопольной политики.

4. Свободное ценообразование. Рыночные механизмы могут эффективно функционировать только в том случае, если подавляющее большинство цен устанавливается на рынке свободно, уравновешивая спрос и предложение. Государственный контроль допустим только в ограниченной сфере и без нарушения законов рыночного ценообразования.

. Распространение рыночных отношений на все сферы экономики. Отсюда необходимы рынок земли, рынок капитала, рынок рабочей силы, денежный рынок, которые в своем взаимодействии обеспечивают высокую мобильность экономических ресурсов, их быстрое перемещение в сферы наиболее рационального применения, стимулируют накопление и рост жизненного уровня. Вместе с тем в рыночной экономике сохраняется значительный нерыночный сектор, включающий те виды деятельности, которые не могут быть подчинены исключительно коммерческим критериям (оборона, часть здравоохранения, образования, науки, культуры), или так называемая инфраструктура.

. Открытость экономики, ее последовательная интеграция в систему мирохозяйственных связей. Принцип состоит в том, что любой экономический субъект вправе осуществлять внешнеэкономические операции. Иностранные юридические и физические лица на равных условиях со всеми производителями действуют на внутреннем рынке в соответствии с установленным законодательством и общепринятыми международными нормами.

7. Обеспечение гражданам социальных гарантий и государственная поддержка нетрудоспособных, социально уязвимых членов общества.

8. Отказ государства от прямого участия в хозяйственной деятельности (за исключением отдельных специальных областей). В то же время усиление косвенного (административного) государственного и общественного регулирования таких явлений, как инфляция, безработица, имущественная и социальная дифференциация, нестабильность производства, неравномерность развития отдельных регионов. Государство осуществляет макроэкономическую политику и содействует формированию среды, благоприятной для хозяйственной деятельности, прежде всего на направлениях, соответствующих общественным интересам.

Деятельность государственных органов по регулированию экономики строится на строгом разграничении полномочий законодательной, исполнительной и судебной власти.

1.2.2 Закономерности перехода к рыночной экономики

Процесс перехода от командной к рыночной экономике имеет общие закономерности. С одной стороны, этот процесс включает глубокие изменения в структуре социально-экономических отношениях, а также производства, с другой - осуществление незамедлительных жестких стабилизационных мер, прежде всего, в нормализации потребительского рынка, системе хозяйственных связей, в денежно-кредитной и финансовой сфере и в ценообразовании. Рассмотрим подробнее.

. Нормализация и восстановление потребительского рынка, насыщение его товарами и услугами для населения. Предполагается, что это во многом снимет социальную неудовлетворенность населения, ибо на деле будет означать улучшение условий жизни всех слоев населения, что в итоге восстановит материальную заинтересованность людей, усилит стимулы к производительной деятельности. Для этого необходима специальная система мер по стимулированию производства и реализации потребительских товаров за рубежом, грамотная денежно-кредитная и фискальная политика, направленная на регулирование денежной массы в обращении; гибкая политика ценообразования: постепенное снятие государственного контроля над ценами, переход к ценообразованию в соответствии с механизмом действия закона спроса и предложения, без которого невозможно функционирование рыночного механизма.

. Разгосударствление экономики, приватизация, развитие свободного предпринимательства. Разгосударствление понимается как снятие с государства функций прямого хозяйственного управления, передача соответствующих полномочий на уровень предприятия, замена вертикальных связей горизонтальными, которые могут происходить без смены собственника. Приватизация подразумевает смену собственника посредством передачи или продажи на различных условиях государственной собственности экономическим субъектам, которые будут в дальнейшем использовать ее в хозяйственной деятельности, неся полную имущественную ответственность за результаты.

Разгосударствление и приватизация закрепляют режим коммерческого расчета и самофинансирования и являются в этом смысле важным фактором финансового оздоровления. Они также создают гарантии для развития предпринимательства, которое позволит в кратчайшие сроки пустить в дело наши огромные резервы и на этой основе облегчить экономическое положение страны. Предприниматель - одна из ключевых фигур рыночной экономики, заинтересованная в эффективном использовании ресурсов, максимизации прибыли.

3. Формирование разных типов рынка и рыночной инфраструктуры, новых механизмов установления хозяйственных связей и развития свободного предпринимательства. В переходный период для поддержания материальной сбалансированности в важнейших секторах экономики потребуется применение госзаказов и лимитированного распределения изготовленной по ним продукции и в гибких формах, которые не препятствовали бы развитию рыночных отношений. Это предполагает демонополизацию экономики и устранение организационных структур, сложившихся в рамках командной системы и препятствующих развитию рыночных отношений, что является важнейшей предпосылкой для конкуренции, перехода к рыночному ценообразованию. При формировании рынка ключевое значение приобретает создание сильной системы социальной поддержки и гарантий для населения, которая облегчила бы людям приспособление к условиям рыночной экономики, защитила социально уязвимые слои от трудностей переходного периода.

4. Осуществление активной инвестиционной политики. Эта политика, опираясь преимущественно на экономические методы, должна обеспечить необходимые структурные сдвиги в народном хозяйстве в направлении его социальной переориентации, опережающего развития производства потребительских товаров и услуг, сокращения потерь, восприимчивости производства к изменениям спроса и технологическим нововведениям.

Структурная перестройка является, в конечном счете, необходимым условием устойчивого рыночного равновесия, эффективного функционирования всех механизмов рынка.

Задача перехода к рыночной экономике состоит в том, чтобы свести к минимуму экономические и социальные издержки; неизбежные в переходный период. Ее решению должен быть подчинен выбор мер, осуществляемых по каждому направлению, их координация между собой и во времени. Необходимо учесть, что переход к рыночной экономике до момента, когда она в полной мере раскроет свои возможности, есть процесс длительный, охватывающий весь период глубинной структурной перестройки социально-экономических отношений, серьезных изменений в установках и нормах поведения миллионов людей. А это не просто.

Центр тяжести на первом этапе реформы приходится на оздоровление денежной системы, а также на поддержание сложившихся хозяйственных связей и материальных потоков в экономике. Без устойчивых денег невозможно стимулирование производства, налаживание хозяйственного оборота, переход к рыночному ценообразованию. Твердый рубль окажет немедленное воздействие на соотношение потребительского спроса и товарной массы, на насыщение рынка, послужит отправной точкой для действий по другим направлениям.

Одновременно должны проводиться активные меры по разгосударствлению и демонополизации экономики, развитию предпринимательства и конкуренции, чтобы в максимально короткие сроки создать предпосылки для включения рыночных механизмов саморегулирования. Только они могут обеспечить устойчивую стабилизацию цен, побудить к увеличению объема и разнообразия продукции, повышению ее качества и снижению издержек. До тех пор пока они не заработают с достаточной силой, придется придерживаться жесткой финансово-кредитной политики, чтобы не допустить неуправляемой инфляции. Тем самым, однако, может сдерживаться деловая активность, развитие производства.

Время, в течение которого проводится жесткая финансово-кредитная политика, осуществляется либерализация цен, разгосударствление и демонополизация экономики до проявления очевидных признаков включения механизмов конкуренции и рыночного саморегулирования, образует период стабилизации экономики.

Вслед за осуществлением Программы проведения курса реформ должен начаться период развития рынка, подъема производства и повышения его эффективности. Но это теоретически, а практически движение экономики может пойти «вспять» - вновь к системе централизованного управления.

2. Переход к рыночной экономики

.1 Период экономических реформ в России

Скоро минует шестнадцать лет с тех пор, как начался активный период экономических реформ в России. За прошедшие годы облик России неузнаваемо изменился. Сменилась политическая система. На смену общественной (государственной) собственности пришла частнокорпоративная. Проведена либерализация цен, осуществлен переход к открытой экономике, созданы новая финансовая система, достаточно весомые предпосылки для развития предпринимательства и бизнеса.

Существенно изменилась и социальная структура общества - появился влиятельный слой новых собственников. Но одновременно усилилось и социальное расслоение населения. Прогрессирующая бедность значительной части наших соотечественников становится одной из характерных черт новой экономики. Одновременно пышно расцвели коррупция в органах государственной власти и криминализация всей общественной жизни. Многим россиянам неуютно живется в специфических для России условиях перехода к рынку. Эта специфика проявляется в большом и малом. И если внимательно присмотреться к действительности, то нетрудно заметить, что наша рыночная экономика удивительным образом отличается от нормальной рыночной экономики.

Известно, что в нормальных рыночных экономиках расширение масштабов приватизации сопровождается повышением эффективности производства - растет его рентабельность, увеличивается инвестиционная привлекательность, повышается конкурентоспособность выпускаемых товаров или оказываемых услуг.

Опыт российской экономики свидетельствует об обратном. Крупномасштабная приватизация государственного имущества была проведена в кратчайшие сроки, и теперь уже более двух третей продукции производится на негосударственных предприятиях. А результат? Вместо расширения масштабов выпуска продукции, роста эффективности производства сплошь и рядом сокращается ее сбыт, снижается рентабельность, увеличивается число убыточных предприятий. Часть предприятий фактически уничтожена либо оказалась под угрозой уничтожения после того, как их акции были скуплены криминальным бизнесом с единственной целью - завладеть производственными зданиями и земельными участками.

В нормальной рыночной экономике снижение государственных расходов до некоторых разумных пределов является эффективным средством оживления экономики, стимулирующим бизнес, увеличивающим масштабы производства и спрос. В наших условиях сокращение бюджетных расходов вызывает волну неплатежей, растут объемы просроченной задолженности, свертывается производство социально значимых общественных благ, замерзают поселки и города, возрастают объемы так называемых веерных отключений электроэнергии. Резко сокращается конечный спрос, останавливаются предприятия, прекращается работа организаций бюджетной сферы. Соответственно уменьшается налогооблагаемая база, а вместе с ней и поступления доходов в бюджеты всех уровней. При росте профицита федерального бюджета увеличивается реальный дефицит консолидированного бюджета.

В ряде стран в стабилизационном фонде аккумулируются достаточно большие доходы с той целью, чтобы использовать их для перепрофилирования отраслей экономики, ее реструктуризации, создания новых рабочих мест, решения ряда социальных вопросов. В нашей стране, по мнению Минфина и поддерживающих его либералов, средства Стабфонда ни в коем случае не должны рассматриваться как источник развития внутреннего рынка и отечественного производства. На эти деньги можно лишь приобретать иностранную валюту и долговые обязательства иностранных государств. Предложения использовать часть накопленных денег для импорта передовых промышленных технологий, развитие наукоемкого сектора, инженерной инфраструктуры упорно игнорируются.

Перечень аномалий российского рынка можно было бы множить бесконечно. Но уже из того, что мы привели, очевидно, что в результате проведенных реформ получился не рынок, а квазирыночный гибрид, вобравший черты как директивной, так и рыночной экономики.

Вмешательство государства в российскую экономику за годы реформ не только не ослабло, а усилилось. При этом оно приобрело новые, более уродливые формы: усиление чисто властных рычагов давления на экономику - через налоговый пресс, манипуляции с расходными статьями бюджета; расширение перераспределительных функций путем изъятия и передачи финансовых ресурсов отдельным регионам - как средство более жесткого привязывания последних к политике, проводимой центром; прямое участие в разборках между противоборствующими экономическими группировками «новых собственников» и т. д.

Но в экономическом и правовом смысле государство бесконечно ослабло. Оно стало поспешно уходить из тех сфер экономики, в которых при переходе к рыночной экономике его функции как раз должны были бы заметно усиливаться. Государство фактически устранилось от полновесного использования своих прав собственности на находящееся в его распоряжении имущество, предоставило бесконтрольно это делать другим, чем вызвало вал криминализации в экономике, натурализацию хозяйственного оборота, обескровило бюджет. Государство ослабило ответственность по своим долговым обязательствам и займам, прежде всего перед населением, за выполнение государственных заказов, по своевременной выплате заработной платы, пенсий и пособий, за платежную дисциплину. В результате был открыт доступ в экономику криминальным структурам, превратившим ее в своеобразный конгломерат мафиозных структур и группировок. И все дело в том, что уход государства из экономики не был скомпенсирован развитием эффективных институтов рыночных отношений на уровне предприятий и регионов. Не удивительно, что в отсутствие соответствующих компенсационных механизмов рыночные реформы в России «захлебнулись». В результате большие ожидания, зародившиеся у многих людей в обстановке перестроечной эйфории, оказались напрасными; все отчетливее стали проступать признаки социальной апатии и разочарования.

У нас часто говорят о трансформационном кризисе, его неизбежности, о том, что либерализация экономики выявила всю убогость прежней хозяйственной системы и ясно указала на необходимые направления дальнейших действий. Что открытие прежде закрытой экономики, свободный поиск альтернативы существовавшей уродливой системе цен, переход к конкурентным отношениям в экономической среде, сформировавшейся под прессом неэффективного управления, - все это, мол, не могло не привести к тяжелым проблемам, но дает шанс в перспективе, которого не было бы при продолжении старого пути.

Но даже если согласиться с этими суждениями, остается вопрос о темпах преобразований. При масштабах российской экономики, колоссальной инерции сложившихся отношений и устаревших технологических укладов производства шоковая либерализация не только высветила изъяны старой системы, но и воспроизвела их в новых условиях. Мы оказались абсолютно не подготовленными к этому неожиданному феномену сохранения всех старых проблем в новых обличиях. Главная цена за проведенные реформы уже уплачена и уплачена с беспрецедентной поспешностью - это потеря управляемости экономики.

Трудности, связанные с переходом к экономике с рыночным механизмом хозяйствования, вызваны в первую очередь отсутствием адекватной переходному периоду экономической теории. Основной теоретический багаж реформаторов базировался на западном опыте прошлых лет и научной мысли, сформировавшейся в других условиях и применительно к другим реалиям. Будучи примененной, не к месту и не по назначению в качестве идеологического оружия, монетаристская теория в руках либералов-реформаторов уподобилась, по образному выражению академика Леонида Абалкина, «Мамаю, который прошелся по России». В результате Россия почти превратилась в третьеразрядную страну с неясными перспективами.

Могут спросить: а была ли у российской экономической науки основополагающая идея на стыке реформ? На этот вопрос есть определенный ответ. Да, такая идея была. Она сформировалась в конце 70-х - начале 80-х годов в крупномасштабных исследованиях по Комплексной программе научно-технического прогресса, в которой участвовали ведущие специалисты страны. Суть ее заключалась в том, что главной диспропорцией, сдерживающей экономический рост и отрицательно влияющей на качество экономики, является недопустимо низкий уровень заработной платы наемных работников. Причем низкой не вообще, а низкой относительно нашей более низкой, по сравнению с ведущими западными странами, производительности труда.

Так, если по среднечасовой производительности мы отставали от США примерно в 3,6 раза, то по часовой заработной плате в долларовом эквиваленте - в 9,6 раза. От той же Великобритании наше отставание по часовой производительности труда составляло 2,9 раза, а по часовой заработной плате более чем в 8 раз. В сравнении с Германией это соотношение выглядело так: 3,6 к 13,4. С Францией - 3,8 к 8,5. С Японией - 2,8 к 7,2. С Канадой - 3,1 к 10 и т. д.

Так что труднопреодолимый разрыв между нашей низкой производительностью труда и еще более низкой заработной платой возник не сейчас, диспропорция сформировалась еще в советское время и отражала дискриминационную по отношению к человеку политику тогдашнего руководства страны. Однако за годы реформ это отставание не только не было ликвидировано, но заметно усилилось. Так, если по производительности труда мы отстаем от США в 5-6 раз, то по заработной плате - в 14-15 раз и более. Суть проблемы состоит в том, что доля нашей заработной платы в приросте нашей низкой производительности труда не идет ни в какое сравнение с аналогичной долей в приросте производительности западных стран.

Наша заработная плата является низкой не вообще, а недопустимо низкой по отношению к нашей низкой производительности труда. Поэтому постоянными ссылками на низкую производительность труда никак нельзя оправдать столь низкий уровень заработной платы в России. Еще в советское время был выдвинут тезис о том, что мы, дескать, плохо живем потому, что плохо работаем. Однако мировая статистика и наш собственный опыт опровергают этот тезис. На самом деле мы плохо работаем потому, что плохо живем. Об этом красноречиво свидетельствуют следующие сравнения. На один доллар часовой заработной платы среднестатистический российский работник производит примерно в 3 раза больший ВВП, чем аналогичный американский.

О чем это говорит? Только об одном - такой высокой эксплуатации наемного труда, как у нас, не знает ни одна развитая экономика мира. В процессе реформ мы осуществили либерализацию всех факторов производства за исключением одного, определяющего, - труда, а более точно - заработной платы. В результате наш наемный работник вынужден теперь обменивать свою нищенскую заработную плату, которая в реальном исчислении оказалась намного ниже советской, на продукцию и услуги, цены на которые вплотную приблизились к так называемым мировым, а во многих случаях их уже перешагнули. За годы реформ реальная заработная плата снизилась почти в 2,5 раза, а среднедушевой доход - в 2 раза.

Следует обратить внимание на то, что темпы снижения подушевого дохода были неодинаковыми для разных социальных групп. Как показывают исследования ученых Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, в последнее время доля доходов беднейшей части населения в совокупном личном доходе не росла, а снижалась. Особенно это характерно для первой квинтильной (то есть 20-ти процентной) нищей группы населения, существование которой является позором страны. За 15 лет ее доходы сократились вдвое! Снизилась доля доходов второй (представляющей собой полунищую Россию) и третьей квинтильных групп - соответственно в 1,5 раза и на 30 процентов. Практически остались на прежнем уровне доходы четвертой группы. И лишь доля доходов 20-ти процентов наиболее богатого населения России с 1991 по 2005 год включительно не снижалась, а росла. За 15 лет она увеличилась в 1,5 раза. Как видим, в выигрыше от проводимых экономических реформ оказалась небольшая, но наиболее богатая и влиятельная часть населения России. 80 процентов наших соотечественников, то есть основная часть России - проиграла! Иначе говоря, богатые стали еще богаче, а бедные - еще беднее. И самое печальное состоит в том, что при сложившемся характере распределения личных доходов эти 80 процентов населения теряют всякую надежду жить лучше. Ведь на 1 рубль прироста зарплаты первых трех бедных групп пятая, самая богатая группа, откликается 8 рублями! Такова система самовоспроизводящейся бедности, которая обедняет бедных и обогащает богатых. Так что неверным было бы считать, что прирост нашего валового внутреннего продукта идет только за счет нефти и газа. Легко посчитать, что примерно на четверть он формируется за счет хронической недоплаты заработной платы наемным работникам. Прирост ВВП за счет недоплаченной заработной платы резко сокращает конечный потребительский спрос, создает огромный инфляционный навес, усиливает диспропорцию между стоимостной и материально-вещественной структурой экономики.

Абсолютно правомерной выглядит постановка вопроса о необходимости доведения доли заработной платы в нашей низкой производительности труда до уровня европейских стран. Это означает, что восстановление нормального соотношения между заработной платой и производительностью труда, которым руководствуется весь цивилизованный мир, неизбежно означает удвоение и даже утроение средней заработной платы в России. При этом такое увеличение следует рассматривать не как результат удвоения ВВП, как того требуют сегодня некоторые наши незадачливые руководители, а как необходимое его условие.

Вот почему главный исходный замысел реформ, с нашей точки зрения, и должен был бы состоять в повышении оплаты труда в сочетании с крупномасштабным структурным маневром по переориентации экономики на научно-технический прогресс и на развитие потребительского сектора. Подъем оплаты труда рассматривается нами не как отдаленное следствие, а как ключевая предпосылка реформы. С этого нужно было начинать.

Ликвидация диспропорции в оплате труда развязала бы многие узлы в экономике. Только на этой базе сыграли бы позитивную роль меры по либерализации экономики и преобразованию отношений собственности. Однако с самого начала реформ был запущен механизм, действующий в прямо противоположном направлении. Центральная идея реформы была подменена, первоначальный ее замысел табуирован. На любые попытки вернуться к нему оказавшиеся на высоких правительственных постах (в том числе и те, кто ранее принимал участие в разработке ключевой идеи будущей реформы) отвечали: вы хотите еще большей инфляции? Ссылками на объективные сложности переходной экономики и тяжелое наследие социалистического прошлого власть предержащие прикрыли свои тактические просчеты и неудачи. Но они скрыли и куда более важные вещи - в первую очередь то, что с самого начала курс реформ вступил в разительное противоречие с их первоначальным замыслом, выношенным годами исследований отечественных ученых.

Конечно, реализовать этот замысел сейчас, когда производство значительно сократилось и система управления экономикой пошла вразнос, намного труднее. Но вернуться к нему - единственный выход. Реформа доходов и, прежде всего заработной платы, должна иметь приоритет перед всеми иными реформами: жилищно-коммунальной, реструктуризации РАО «ЕЭС России», железнодорожного транспорта и других. Нельзя отвлекать ресурсы на проведение этих реформ прежде, чем мы решим проблему оплаты труда и роста доходов населения. Другого пути у нас просто нет. Да, системные реформы естественных монополий важны и необходимы. Но только после реформы доходов населения, которая должна рассматриваться не как отдаленное следствие, а как исходное условие эффективного проведения экономических реформ в России.

С позиций сегодняшнего дня, а тем более перспективы, проблема роста заработной платы приобретает новое звучание. Это связано с тем, что современное постиндустриальное общество сделало решительный поворот к экономике знаний. В этой экономике ценятся в первую очередь результаты интеллектуальной деятельности ученых, специалистов, новаторов. Интеллектуальная рента в экономике знаний превращается в определяющий фактор общественного развития. Вся система общественных предпочтений начинает работать на усиление роли и значения творцов новых знаний, новых информационных технологий, продуктов и услуг, принципиально меняющих направления формирования и структуру использования национального валового продукта. Рост заработной платы новаторов идет с опережением по отношению к работникам материального производства.

Парадокс же российской действительности состоит в том, что тот, кто создает потенциал для будущего, получает за свой труд несопоставимо меньше тех, кто перераспределяет его результаты в свою пользу. Однако развитие страны требует переориентации действующих приоритетов - с нефти и газа на науку и новые интеллектуальные продукты. В свою очередь, решение этой задачи невозможно вне рамок кардинального пересмотра заработной платы работников творческого труда, всех тех, кто повышает конкурентоспособность нашей экономики. Поэтому реформа заработной платы должна начинаться, прежде всего, с переоценки значимости творческого труда, роста заработной платы новаторов.

Наша беда состоит в том, что на практике перечеркнуты и отброшены многие элементы и механизмы экономической системы, ориентированные на обеспечение гуманистических идеалов. Хотя в Конституцию РФ включены ценностные установки социально ориентированного правового государства, на деле они находятся в вопиющем противоречии с фактами краха системы социальных гарантий, развертывания острейшей социальной поляризации. В этой связи хотелось подчеркнуть: каков бы ни был по своему генезису правящий режим, в его интересах помнить и реализовывать важнейший этический принцип - «относись к другим так, как ты бы хотел, чтобы к тебе относились другие…»

К сожалению, эта аксиома была выброшена «за ненадобностью» нашими либералами. В результате произошло разрушение всей системы распределения чистого дохода общества. Уровень оплаты труда и размер получаемых доходов оказался оторванным от реального вклада соответствующих категорий работников в прирост конечного результата. Доходы ученых, учителей, работников культуры и здравоохранения, всех тех, кто реально приумножает социальный, научно-технический и экономический потенциал страны, оказались на несколько порядков ниже доходов новой финансово-промышленной олигархии и чиновничьей элиты страны.

Оказалась деформированной и система вторичного распределения доходов, обусловленная демографически неизбежным и по тем или иным причинам экономически и политически обусловленным неучастием широких слоев населения в активной хозяйственной деятельности. Нашими правящими либералами была забыта одна из определяющих аксиом. Цивилизованное общество обязано содержать или материально поддерживать тех людей, участие которых в продуктивной деятельности ограничено (престарелые, инвалиды; лица, находящиеся на излечении или в процессе переобучения и смены занятий; дети и молодежь, еще не готовые к самостоятельной работе, те, чьи доходы «от производства» по объективным причинам не обеспечивают достойного уровня жизни или даже прожиточного минимума). Отсутствие такой помощи безнравственно, да и экономически неэффективно, впрочем, так же как и принудительное отлучение (хотя бы частичное) от работы трудоспособных. Ведь труд, как и досуг, - не только средство к жизни, но и ее образ, и в этом смысле - социальное благо. Перераспределение доходов требуется и в отношении временно потерявших работу вследствие изменения производственной структуры, технологической перестройки, сокращения штатов и т. п.

Игнорирование нравственных принципов в рыночной экономике приводит к нарушению равновесия между социальными инвариантами в общественном укладе. А это, в свою очередь, создает трудно преодолимые препятствия для нормального воспроизводства человеческого капитала, разрушает нравственное здоровье нации, резко усиливает социальное расслоение общества, замедляет экономический рост и создает зримые предпосылки смены эволюционного развития общественного уклада на революционный.

Экономические факторы важны и необходимы, но только в тех пределах, когда власть своими действиями не угрожает целостности внутреннего мира человека, когда экономические реформы не идут вразрез с исторически сложившимися в сознании людей представлениями о социальной справедливости.

Как это ни покажется парадоксальным, взоры многих людей на Земле устремлены сегодня к России. Именно к нашей великой стране, униженной и оскорбленной, разоренной недальновидными политиками и мародерами от науки. Но сохранившей огромный потенциал для возрождения, свой притягательный, хотя и не понятый многими образ страны, способной в период тяжелейших испытаний в очередной раз преподнести миру неожиданное развитие событий, новое виденье перспективы.

Действительно, Россия не единожды выходила из, казалось бы, безнадежного положения благодаря тому, что народ (во всяком случае, большая его часть) был охвачен порывом - неким общим устремлением. Так было на исходе Смутного времени XVII века, во времена нашествия Наполеона, Великую Отечественную войну, годы восстановления разрушенной войной экономики. Жили тогда наши соотечественники невероятно тяжело, на пределе возможностей, но общий порыв, вера в лучшее будущее заставляли их работать с невиданной энергией, идти на лишения, мириться с горем. Ведь они понимали, во имя чего стоило терпеть! Порыв этот действительно творил чудеса...

Сейчас в центре внимания общественности оказались четыре предложенных президентом национальных проекта. Их обсуждают. Одни радуются тому, что наконец-то выделены значительные силы на улучшение положения дел в здравоохранении и образовании, на строительство доступного жилья и развитие села. Другие критикуют проекты за недостаточную проработанность и даже называют их «пустышками». Конечно, вышеупомянутые проекты - не пустышка. Но главный их недостаток состоит в том, что это - не всенародное дело, каким были, например, индустриализация СССР в 30-е годы или Великая Отечественная война, а чиновничья инициатива, «дар» власти народу, ниспосланный «сверху». Тогда, в 30-40-е годы прошлого века, правящая элита понимала, что удержит власть лишь в том случае, если поднимется, одержит победу наша страна. И хотя у элиты и простого народа интересы и заботы были, как в любом обществе, во многом различны, в главном их интересы в то время совпадали. Обычные люди не меньше, чем власти, были заинтересованы в успехе общего дела, делились опытом работы над ним, сигнализировали о недостатках, выступали со «встречными планами», чтобы не только достичь намеченных властью рубежей, но и превзойти их.

Ныне же народ так же мало понимает смысл нацпроектов, как мало понимал он туманную задачу удвоения ВВП. Он остаётся потребителем «дара» власти, лишённым возможности участвовать в затеянном ею деле и контролировать его. А поднять народ на общее для всех дело нынешняя правящая элита не в состоянии, потому что у неё нет единых с народом забот и интересов.

Нижеследующее не претендует на статус формулировки объединяющей общество идеи, «общего дела». Это всего лишь несколько замечаний для обсуждения наших возможностей при формировании стратегии ближайших десятилетий, которую академик Н. И. Моисеев условно назвал Планом ГОЭЛРО-2.

Перво-наперво, говорил он, нам следует провести инвентаризацию того основного капитала, который еще способен выдавать продукцию. Для проведения этой работы необходимо будет, вероятно, создать специальный правительственный комитет. Ему придется решать множество проблем, причем не только экономических. Какая-то часть производства должна вернуться в управление государства, каким-то производствам предстоит превратиться в госкапиталистические или акционерные под контролем государства. Такому комитету предстоит решать труднейшую проблему маркетинга - оценить, что стоит производить, что и где продавать, какие должны быть налоговые льготы и т. д.

Эту деятельность нельзя откладывать: безработица не рассасывается, внутренний рынок не растет, нищета не уменьшается; единственный способ изменить ситуацию - заставить работать ту промышленность, которая еще способна работать.

В программе ГОЭЛРО ее основным хребтом было создание единой системы районных электростанций. Сегодня существует другая, не менее важная, чем вышеупомянутая для того времени, задача - создание транспортной инфраструктуры, способной обеспечить товарные потоки, связывающие два самых быстро развивающихся региона планеты - Западную Европу и страны Тихоокеанского региона. И этой проблемой уже вовсю занимаются. Но, увы, без нас, в обход России. Мы можем опоздать. Это будет тем более обидно, что основа транспортной инфраструктуры уже существует в нашей стране. Прежде всего, это Транссибирская железнодорожная магистраль. Но еще более важное значение имеет Великий полярный морской путь. Это самая короткая дорога, соединяющая два океана, самый ближний выход в Европу западным провинциям Канады и западным штатам США; наконец, морские перевозки во много раз дешевле сухопутных.

Для нас эксплуатация трансъевразийской транспортной системы не просто выгодна. Она жизненно необходима. Это не только деньги, причем немалые, за транзитные перевозки, но это еще и новая жизнь, которую получат наш атомный ледокольный флот и те отрасли высоких технологий, которые связаны с его строительством и эксплуатацией. Подобная система станет могучей скрепой грандиозного массива Севера Евразии. Такая система - реальная основа новых транснациональных или национальных корпораций, которые по своей мощи не могут быть не допущены к дележу мирового дохода и позволят нашей стране находиться не на задворках, а в гостиной мира ТНК. Когда концепция первоочередных действий, которая названа «Программой ГОЭЛРО-2», будет отработана, надлежит сделать все возможное для ее популяризации. Она должна быть привлекательной для всех, исключая может быть тех, которые успели пользоваться народным добром.

В реализации программы ГОЭЛРО-2 решающую роль призвано сыграть государство. На его плечах лежит сложнейшая задача - вывести страну в Мир ТНК, не потеряв при этом своей российской идентичности, не пожертвовав своей историей и культурой. Задача трудная, требующая не только высочайшей компетентности, но и таланта.

Чем дальше будут развиваться производительные силы общества, чем мощнее будет общество, тем значительнее должна быть роль государства. И никакого отмирания государства, о чем писали марксисты и мечтают современные либералы! Государство - единственный защитник общества от живущего в нас неандертальства, владеющего сегодня не только компьютерами, но и многочисленными возможностями самоуничтожения. Государство не должно вникать в частности повседневной практической жизни - за него это сделает рынок и другие механизмы, регулирующие жизнедеятельность общества. Но держать руку на пульсе, осуществлять надлежащий контроль за эффективностью используемых экономических инструментов государство просто обязано.

У нашей России есть все основания, чтобы первой пойти по пути реализации экономики, выстроенной на нравственных принципах. Вот тогда она сумеет выполнить возложенную на нее Создателем историческую миссию!

2.2 Программа экономических реформ

Целью программы экономических реформ было создание в возможно более короткий срок в Советском Союзе эффективной рыночной экономики, в которой силы свободного рынка позволят создать условия для быстрого экономического роста и повышения жизненного уровня населения.

Чтобы можно было рассчитывать на успех, реформы должны быть быстрыми и комплексными, о чем свидетельствует не только практический опыт других стран, но и объективные законы экономики.

Цели, провозглашаемые программой, предполагалось достичь к концу 1997г. К этому времени экономика должна достигнуть финансовой стабильности, а структура форм собственности будет приближена к структуре, существующей в странах Западной Европы. К этому моменту намечается осуществить интеграцию страны в систему мировой торговли; поток товаров, капитала и услуг между Советским Союзом, другими странами с рыночной экономикой станет регулироваться Сообразно общепринятым международным правилам. В итоге уровень жизни советских граждан будет приближаться к уровню жизни жителей промышленно развитых стран, укрепив уверенность в правильности выбранного курса. У каждой нации есть свои исторические и культурные особенности, определяющие специфику организации экономики.

Процесс предполагаемых реформ в Советском Союзе был разделен на два этапа:

1991-1993 гг. - период создания юридических и экономических институтов рыночной экономики, а также превращения значительной части государственной собственности в частную;

1994-1997 гг. - период структурной перестройки экономики, дальнейшего перехода от государственной собственности к частной, от военной промышленности к гражданской, от тяжелой индустрии к производству товаров народного потребления и услуг, от закрытой экономики к открытой, свободно торгующей с другими странами.

Трудность и многоаспектность процесса экономических преобразований, по мнению разработчиков программы, требует тщательной координации каждого шага реформ с проведением политических преобразований в Советском Союзе, а также с возможной международной финансовой поддержкой. Успех макроэкономической стабилизации возможен лишь при условии формирования надежной защиты права частной собственности; опоры на развитую систему демократических институтов в политической сфере на всех уровнях государственного устройства, построенную на прочной базе нового законодательства, соответствующего новой Конституции СССР.

Предполагалось, что переход к рыночным отношениям должен опираться на шесть фундаментальных принципов. Эти принципы носят характер мирового опыта и ступают как азбука «перехода к рыночным отношения». Итак:

·        Либерализация цен. Цены формируются на основе спроса и предложения.

·        Частная собственность, в том числе в сельском хозяйстве, гарантированная законом, защищающим права собственника и обеспечивающим надежность выполнения хозяйственных договоров.

·        Приватизация государственных предприятий, включая легализацию права частных лиц на создание новых предприятий, продажу большей части государственной собственности и демонополизацию производства в различных отраслях.

·        Становление экономики открытого типа, включая свободные торговые отношения, надлежащую защиту иностранных инвестиций, предоставление возможности для репатриации прибылей и конвертируемый рубль.

·        Ограничение прямого государственного вмешательства в экономику. Успешное завершение экономической реформы потребует полного пересмотра традиционной роли государства. Это означает отказ от большей части функций, которые государственные учреждения пытались выполнять в условиях командной экономики: государственные заказы на большинство видов продукции, одобрение государством большей части инвестиционных проектов, государственное установление большинства цен и т. д. Вместо этого в рыночной экономике главной задачей государства является защита и обеспечение возможностей реализации права собственности и заключаемых хозяйственных договоров, содействие конкуренции на рынках через проведение антимонопольной политики, разумная налоговая и денежная политика, развитие системы социальной защиты, помощь в развитии основных отраслей инфраструктуры: транспорта и средств связи и др.

·        Макроэкономическая стабилизация, означающая ликвидацию дефицита государственного бюджета.

Программа экономической реформы должна заменить командную экономику Советского Союза системой рыночных отношений, но масштаб и сложность экономических преобразований, безусловно, требовали экономического сотрудничества с Западом.

Основным принципом этого сотрудничества была западная экономическая поддержка, обусловленная принятием и реализацией программы экономических реформ, а также продолжением демократических преобразований в соответствии с уже принятыми в СССР решениями. Помощь должна была предоставляться шаг за шагом в процессе обоюдного взаимодействия. Это значит, что Запад предоставлял широкомасштабную помощь только в том случае, если советское руководство следовало заранее согласованной программе реформ. Сама поддержка предоставлялась за счет международных финансовых организаций, так как ни одна отдельно взятая страна не смогла бы нести столь большой объем финансовой нагрузки по оказанию помощи. Наиболее вероятными участниками такой программы были индустриально развитые демократические страны и некоторые страны МВФ, Мировой Банк и Европейский Банк реконструкции и развития. Решения по оказанию помощи принимались на основе согласований между советским правительством, правительствами стран Запада, оказывающих помощь, и международными финансовыми организациями. Эта помощь должна была быть масштабной, учитывающей резкое падение производства на начальной стадии перехода к новой экономической системе, и достаточной, чтобы обеспечить экономическую и политическую жизнеспособность реформ.

Эти виды программ многоплановой поддержки уже отработаны для стран Восточной Европы, проводящих радикальные реформы, а также для многих стран в других регионах мира, которые сотрудничают с мировым сообществом при проведении политики фундаментальных изменений. Программа поддержки Российских реформ опиралась на удачный опыт многих других стран, эти процедуры выдержали проверку временем и предоставляли международному сообществу исчерпывающие гарантии в том, что деньги на оказание поддержки реформ будут использованы эффективно.

3. Завершение перехода России к рыночной экономики


Завершен ли переход к рынку? Не то чтобы да, не то чтобы нет. США и ЕС признали Россию страной с рыночной экономикой еще в 2002 году. Хотя заявления Запада носили явно политический характер, факт остается фактом. Поэтому любопытно то обстоятельство, что позиция в столь важном вопросе самой России продолжает оставаться, мягко говоря, невнятной. Между тем, если российские власти признают, что переход к рынку завершен, то недоработки и просчеты списывать будет не на что. Значит, в принимаемых и реализуемых мерах экономической политики должна будет появиться ответственность.

3.1 Динамика ВВП

Спад в российской экономике после начала реформ продолжался семь лет: в 1998 г. показатель ВВП составил всего 60,3% от уровня 1991 г. Лишь в 1999 г., когда прирост ВВП составил 6,4%, по-настоящему начался экономический рост в стране. Траектория падения оказалась более крутой, чем траектория восстановления, которое продолжается уже семь лет. Понятно, что и в 2005 г. восстановительный период не завершится.

В 2004 г. реальный (исчисленный в сопоставимых ценах) валовой внутренний продукт составил 89,3% от уровня 1991 г., т.е. не достиг дореформенного уровня (см. табл.). Следовательно, формально переходный период в России еще не завершен.

По итогам 2004 г. объем производства товаров составил лишь 76,3% от показателя 1991 г., нерыночных услуг - 91,1%. Зато сектор рыночных услуг превысил уровень 1991 г. на 17,4%.

Вследствие неравномерного развития различных секторов экономики изменилась структура ВВП. Если в 1991 г. производство товаров составляло 42,8%, а производство услуг 48,3% (еще 8,9% пришлось на чистые налоги, на продукты и импорт), то в 2003 г. доля товаров составила уже только 35,6%, а доля услуг выросла до 52,7% (доля чистых налогов на продукты и импорт - 11,7%).

Вполне вероятно, в 2006 г. переходный период в российской экономике завершится. Объем ВВП может превысить дореформенный уровень - при условии, что средний прирост в 2005-2006 гг. составит примерно 6% в год. А вот промышленное производство сможет восстановиться не ранее 2010-2011 гг.

.2 Потребление и накопление

При анализе переходного периода особую важность приобретает изучение направлений использования ВВП на конечное потребление и валовое накопление, на чистый экспорт (экспорт минус импорт).

Такой подход позволяет определить, как распределяются выгоды от функционирования экономики, насколько она ориентирована на удовлетворение потребительских нужд, какую роль играют экспортно-импортные операции. Рыночная экономика - экономика потребления, она должна быть нацелена на удовлетворение растущих материальных, духовных, культурных потребностей людей. Таким образом, оценка ВВП по расходам на конечное потребление превращается в важнейшую характеристику динамики социально-экономического развития. Более того, именно по восстановлению доли ВВП, идущей на конечное потребление, можно более объективно судить о завершенности переходного периода.

В 2004 г. расходы на конечное потребление составили 119,9% от уровня 1991 г., причем показатель 1991 г. был преодолен еще в 2002 г. Получается, что переход к рынку состоялся, однако никто столь примечательного события не заметил.

С учетом того, что социальные трансферты с 1994 г. оставались неизменными, складывается любопытная картина: в то время как фактическое конечное потребление домохозяйств (расходы на товары и услуги) уже превышает планку 1991 г. (в 2003 г. - 115,6%), показатель реальных денежных доходов по данным Росстата еще не достиг дореформенного уровня. Объяснение довольно простое: в 1991 году, когда дефицитность российской экономики стала особенно сильной, домохозяйства просто не имели возможности потратить имеющиеся у них доходы. Что же получается? Что в дореформенном 1991 г. реальные доходы населения были больше, чем в 2004 г., а траты на конечное потребление были меньше?

На самом деле увеличение расходов на конечное потребление означает, что население в целом стало тратить гораздо больше, чем в дореформенные годы. Таким образом, политические заявления о катастрофическом падении уровня жизни населения, о значительном снижении уровня потребления по сравнению с советским периодом уже потеряли смысл. Однако утверждения о росте неравенства в обществе, о преодолении спада уровня потребления только частью российского населения следует признать справедливыми. Это реалии, которые недооценивать нельзя.

Что касается валового накопления, то оно включает в себя валовое накопление основного капитала и изменение запасов материальных оборотных средств. Фактически это инвестиции в производство и складские запасы в экономике.

В течение 1990-х годов валовое накопление в реальном выражении сократилось более чем в восемь раз, что, в общем-то, естественно в условиях глубокого экономического кризиса. Предприятия решали задачу выживания и об инвестициях в целях перспективного развития задумываться не могли. Кроме того, естественное в тот период сокращение запасов готовой продукции в немалой степени было обусловлено либерализацией цен. Валовое накопление начало возрастать только в 2000 г., а в 2002 г. вновь произошло некоторое сокращение его объемов в связи с падением уровня запасов материальных оборотных средств после бурного роста в 2000-2001 гг.

Итак, достичь дореформенного уровня валового накопления вряд ли удастся, но так ли уж это плохо? Означает ли низкий уровень этого показателя, что экономика все еще не оправилась от потрясений периода реформ?

Сложившаяся на сегодня структура расходования ВВП, в отличие от существовавшей в начале 1990-х годов, вполне соответствует структуре расходования ВВП ведущих развитых стран. Уровень валового накопления в 37%, зафиксированный в России в 1991 г., был излишне высоким. Нынешний показатель (20-22% ВВП) вполне сопоставим с показателями Франции (около 20%), Японии (25%) или, например, США (19%).

Изменение и относительная стабилизация структуры расходования ВВП свидетельствуют о завершении исправления экономикой существовавшего структурного перекоса, когда объемы производства определялись ресурсными ограничениями, а не спросом. Конечное потребление стало играть в российской экономике ту же роль, что и в странах с развитой рыночной экономикой.

Впрочем, нельзя забывать об экспортно-ориентированном характере экономики России: чистый экспорт в настоящий момент составляет почти 13% ВВП, причем, значительная часть вывоза приходится на сырье, в первую очередь, на топливо и металлы.

.3 Все познается в сравнении

Во второй половине 1980-х годов в ряде стран Центральной и Восточной Европы и СНГ начались реформы, фактически ознаменовавшие переход от плановой экономики к рыночной. Не везде ставилась именно такая цель, но во всех странах начали появляться элементы рыночной экономики.

Стартовые условия в разных странах отличались. Если, к примеру, Венгрия, Польша, Югославия были наиболее "продвинутыми", то подготовленность республик бывшего СССР к переводу своих экономик на рыночную основу оставляла желать лучшего. Одним из основных показателей, по которому принято судить о степени становления рыночной экономики, является показатель динамики ВВП: считается, что страна преодолела переходный период, если уровень ВВП достигает дореформенного. Но это не единственный индикатор. В ряде случаев рост достигается только за счет внешних факторов, на которые правительство страны не может повлиять (например, цены на экспортируемую продукцию), тогда как структура экономики как таковая не претерпевает существенных изменений. Длительность и характер переходного периода в разных странах довольно существенно различаются.

Если проранжировать бывшие республики Советского Союза по критерию недовосстановления дореформенного уровня ВВП (ВВП на начало 2005 г. в % от уровня 1991 г.), первая шестерка стран будет выглядеть так:

. Молдова - 54,6% (ВВП 2004 г. от уровня 1991 г.).

. Грузия - 65,6%.

. Украина - 66,8%.

. Таджикистан - 75,6%.

. Киргизия - 81,8%.

. Россия - 89,3%.

Не завершился переход к рынку в Азербайджане (89,8%) и Латвии (97,7%). Такие же страны, как Армения и Казахстан, напротив, уже превысили дореформенные показатели (119,6% и 116% от уровня 1991 г. соответственно). Не может не бросаться в глаза то обстоятельство, что в четырех странах из ранжированного перечня (Грузии, Украине, Молдове, Киргизии) уже произошли известные политические события. Логично предположить, что затянувшийся переход от плановой экономики к рыночной имеет следствием обострение социальной напряженности со всеми вытекающими отсюда последствиями. Не учитывать сегодня данный факт в России нельзя. Высокие мировые цены на нефть являются для России своеобразной «подушкой безопасности» но вряд ли стоит переоценивать этот фактор.

Обнадеживает то, что в России восстановлен уровень ВВП по расходам на конечное потребление, но этот факт следует оценивать объективно. Конечное потребление у одних групп населения существенно превысило дореформенный уровень, у других - так и не достигло его. Ясно одно: несмотря на очевидные макроэкономические успехи последних лет, Россия находится в группе риска.

.4 «Восстановительный рост» или структурные реформы

В последние годы в России оказалась востребованной так называемая теория восстановительного роста, согласно которой восстановление экономики в переходный период может носить исключительно затухающий характер, поскольку ресурсы исчерпываются по мере восстановления после трансформационного спада. Экономисты, которых сегодня принято относить к либеральным, являются сторонниками этой концепции; именно на ее основе строит свои прогнозы МЭРТ России, фактически занимаясь реализацией теории восстановительного роста.

На деле, однако, получается все наоборот. В 2003 г. при плановом приросте ВВП 4,4% фактический прирост оказался 7,3%. В 2004 г. плановый показатель прироста ВВП, положенный в основу расчетов при «верстке» федерального бюджета, составлял 5,2%, а по факту составил 7,1%. Причем даже плановые 5,2% были просто "вымучены" из МЭРТа. После отчетных 7,1% в 2004 г. МЭРТ вновь планирует уменьшение прироста ВВП до 5,8% в 2005 г.

Реализация теории восстановительного (затухающего) роста уже внесла вклад в удлинение переходного периода в российской экономике. Удовольствию жить в переходном состоянии на один-два года дольше страна точно будет обязана этой неолиберальной догме.

Аргументы в пользу несостоятельности теории затухающего роста очевидны. Конечно, по мере восстановления экономики ресурсы будут исчерпываться, но ведь будут вводиться и новые мощности. Самое главное - то, что структурные экономические реформы способны обеспечить гораздо больший рост, чем простое задействование новых мощностей.

Не менее важной, чем количественная оценка, является оценка экономики с точки зрения ее внутреннего содержания, движущих сил, развитости и эффективности функционирования ее институтов. Что же такое «институты» и «институциональный подход»? Можно предложить такое определение: институты - это «правила игры» в обществе, или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют отношения между людьми. Институциональная структура России на протяжении всего переходного периода характеризуется значительной долей «неформальных», «теневых» отношений и договоренностей.

После 10 лет реформ Россия с институциональной точки зрения оказалась в неприятной ситуации «стационарного перехода». Институциональное равновесие было достигнуто, но оказалось, что новые созданные или импортированные институты не способны выполнять свою основную функцию, как из-за двоякой трактовки «правил игры», так и из-за слабости инстанций, обеспечивающих их выполнение.

Россия достигла в процессе реформ значительных успехов. Наиболее весомые из них находятся в области высвобождения цен, либерализации торгово-валютных операций и приватизации. Довольно медленно продвигаются реформы на предприятиях, что связано и со слабым применением законодательства о банкротстве, и с низким уровнем корпоративной культуры, в частности, с нехваткой квалифицированных управленцев. Наиболее тяжело проходят реформы в сфере защиты конкуренции.

Эффективной считается институциональная система, обеспечивающая экономический рост. Институциональное равновесие (стабильность) - это ситуация, при которой относительные издержки и выигрыши от изменения игры, которую ведут участники контрактных отношений, делают невыгодной смену правил этой игры.

Устойчивый экономический рост, наблюдаемый в России с 1999 г., безусловно, является признаком институционального равновесия. С другой стороны, отсутствие глубоких и эффективных реформ многих институтов (административная реформа, монетизация льгот, реформа ЖКХ, пенсионная реформа и др.) плохо сочетается с этим равновесием. В результате применение институционального подхода для оценки завершенности переходного периода в российской экономике по состоянию на начало 2005 г. дает скорее отрицательный, чем положительный результат.

России, по мнению экспертов, необходимо сделать следующее:

·        в области конкуренции и реформирования предприятий необходимо значительно ужесточить бюджетные ограничения на предприятиях, более последовательно и эффективно применять законодательство о банкротстве. Необходимо также устранить некоторые ограничения по формированию новых участников рынка;

·        в финансовой сфере основной задачей является создание адекватных механизмов пруденциального надзора и регулирования банков, а также укрепления защиты прав миноритарных акционеров;

·        в области инфраструктуры по-прежнему актуальным остается реформирование дорожного и водопроводно-канализационного хозяйства, причем состояние последнего прямо зависит от удачного проведения реформы всей системы жилищно-коммунального хозяйства.

В принципе, провести такие преобразования вполне возможно за два года. Это означает, что 2006 год, наиболее вероятный год окончания переходного периода по количественным показателям, вполне может ознаменоваться завершением трансформации и по качественным (институциональным) характеристикам.

Цифры экономического роста в России в 2006 г. хороши не только и не столько тем, что они оказались выше прогнозных. В конце концов, превышение менее чем на один процентный пункт - это не такой уж выдающийся результат.

Главное - в другом. В том, что в 2006 г. оказалась, переломлена тенденция затухания экономического роста, наблюдавшаяся в последние годы. Если в 2003 г. ВВП вырос на 7,3%, то в 2004 г. - на 7,2%, а в 2005 г. - на 6,4%. И вот результат 2006 г.: почти 7%.

Конечно, насколько 2006 г. действительно оказался переломным, покажут годы. Но нельзя не признать очевидный факт: экономические итоги 2006 г. по главному макроэкономическому показателю - росту ВВП - оказались лучше итогов 2005-го. Есть еще один очень примечательный результат, обусловленный динамикой экономического развития в 2006 г. Именно по итогам этого года можно констатировать, что сильнейший экономический спад, сопровождавший переход к рыночной экономике, оказался полностью преодолен.

Следует напомнить, что объем ВВП к 1998 г. в России сократился по сравнению с 1991 г. (а экономические реформы, как мы помним, начались в России с января 1992-го) на 39,7%. Это было то дно, которого российская экономика достигла именно в 1998 г. Семь лет продолжалось падение, а с 1999 г. начался экономический рост. И понадобилось восемь лет этого роста, включая год прошедший, чтобы российская экономика полностью восстановилась по показателю объема ВВП.

Таким образом, итоги 2006 г. означают, что 16-летний период перехода к рыночной экономике в России завершился. Экономика полностью восстановилась по сравнению с дореформенным уровнем.

Кто-то может сказать, что нельзя делать столь серьезные выводы только лишь по одному показателю. Однако не будем забывать, что объем ВВП - это основной макроэкономический показатель. Поэтому такие выводы делать можно, хотя и соответствующие оговорки, наверное, все-таки необходимы.

Много это или мало - 16 лет? Если сравнивать со странами Восточной Европы, то это недопустимо много. Словакии и Чехии, к примеру, понадобилось всего лишь 2 года для преодоления спада при переходе к рыночной экономике, Польше - 8 лет, а Венгрии - 11 лет.

На постсоветском пространстве все происходило гораздо труднее и медленнее. Лидером оказалась Эстония - 9 лет, а вот Латвии понадобилось 14 лет. Армения уложилась в 12 лет, Белоруссия - тоже в такой же срок. Россия со своими 16 годами выглядит аутсайдером, хотя не она будет замыкать список. Еще далеко до восстановления экономики и Молдовы, и Грузии, и Украины.

Конечно, возникает вопрос: почему столь затянулся переход к рыночной экономике в России? Ответ есть: очень глубоким был социально-экономический кризис к началу рыночных реформ; сыграл свою негативную роль распад Советского Союза; крайне утяжеленная, военно-ориентированная структура экономики оказалась наихудшим образом приспособленной к рыночным преобразованиям на начальном этапе реформ. Наконец, далеко не лучшим образом отразились на скорости рыночных преобразований острое политическое противостояние начала 1990-х гг. и ошибки в экономической политике.

Однако теперь, с окончанием 2006 г., можно подвести своеобразную черту: переходный период закончен.

Инфляция по итогам 2006 г. составила около 9%. Это рекордно низкий уровень за все последние 16 лет. Примечательно также и то, что впервые за прошедшие годы инфляция перестала выражаться двузначной цифрой (в 2005 г. было 10,9%).

Объективности ради необходимо отметить, что первоначальный прогноз по инфляции на 2006 г. составлял 7-8,5%. Как видим, на плановые цифры выйти не удалось, однако в любом случае результат по итогам года оказался вполне достойным.

Фундаментальной основой для достижения столь неплохого показателя по инфляции является продолжающийся экономический рост. Срабатывают и усилия правительства по ограничению денежного предложения: здесь успешно выполняет свою функцию Стабилизационный фонд.

Тем не менее, резервы для дальнейшего снижения инфляции и в 2008 г. еще остаются. Во всяком случае, потенциал конкуренции товаропроизводителей остается в этом отношении явно недоиспользованным.

Иностранные инвестиции были и остаются важнейшим индикатором инвестиционной активности. Накопленный иностранный капитал в экономике России на конец сентября 2006 г. составил 130 млрд долл. США. В январе-сентябре 2006 г. в экономику России поступило 35,3 млрд долл. иностранных инвестиций, что на 31,7% превышает соответствующий показатель 2005 г.

Важно отметить, что почти такую же сумму - 34,6 млрд долл. США - составил объем инвестиций за рубеж. И это на 51,4% больше, чем за соответствующий период 2005 г. Конечно, по итогам 2006 г. эти цифры еще вырастут. Однако вывод о том, что из России инвестируется столько же средств, сколько и в Россию, останется верным.

Как к этому относиться? С одной стороны, вроде бы и неплохо, что растут инвестиции из России. С другой стороны, несколько смущает скорость этого приращения. Она значительно превосходит динамику инвестиций в Россию.

Это означает, что уже в самом ближайшем будущем Россия будет больше инвестировать за рубеж, чем привлекать иностранные инвестиции. Мы становимся мировым донором.

Конечно, это хорошо, когда есть что инвестировать. Однако совершенно очевидно и то, что Россия сама очень нуждается в инвестициях. Значит, необходимо внимательно отслеживать все эти процессы. Никто задачу повышения инвестиционной привлекательности России пока не отменял. Она по-прежнему актуальна, и отмеченные выше тенденции лишний раз подтверждают это.

По итогам прошедшего года прирост инвестиций в основной капитал составил около 13%. Причем столь неплохой показатель был достигнут во многом благодаря ускоренной динамике инвестиций, наблюдавшейся в конце 2006 г. Так, только в октябре они выросли на 19,1%. Столь значительный рост приятно удивил и аналитиков, и даже экономические власти.

Ответы и комментарии, конечно, есть. К примеру, говорится о том, что важную роль сыграли меры, принятые в таможенной и амортизационной политике. Министерство финансов Российской Федерации склоняется к тому, что экономическим «ускорителем» стало решение об ускоренном возврате НДС. Наконец, всплеск экономической активности также объясняют началом функционирования Инвестиционного фонда Российской Федерации.

Хотя, по-видимому, еще придется более тщательно разбираться со столь приятными сюрпризами. Заметим, что в начале 2006 г. ничто не предвещало настолько успешного его окончания. Более того, февральский прирост инвестиций всего лишь на 2,3% был одним из самых низких за последние годы. Аналитики недолго думали над объяснением такого провала: небывало сильные холода свернули инвестиционную деятельность. Наверное, во многом они были правы. Действительно, о каких уж инвестициях, к примеру, в строительстве, может идти речь при минус тридцати градусах.

Это объяснение невольно приходит на ум, когда задумываешься, что же случилось в декабре 2006 г. с ростом инвестиций. Может, и здесь надо искать объяснение в небывало теплой погоде конца минувшего года?

Если серьезно, то этот фактор действительно сыграл свою роль, пусть и незначительную. Основное же объяснение надо искать, по-видимому, в активизации инвестиционной деятельности со стороны государства. Это и уже упомянутые средства Инвестиционного фонда, и финансирование по линии федеральных целевых программ, и мощные вливания бюджетных средств в приоритетные национальные проекты. Следует напомнить, что практически все нацпроекты предусматривали значительный объем капитальных вложений: по проекту «Здоровье» - 12,6 млрд. руб. на строительство новых федеральных медицинских центров для тиражирования высоких медицинских технологий; «Образование» - 3,0 млрд. руб. на развитие системы национальных университетов и создание бизнес-школ для подготовки управленческих кадров; «Доступное и комфортное жилье - гражданам России» - почти весь объем выделенных средств (19,9 млрд. руб.) составили инвестиции в основной капитал.

Рост инвестиций в основной капитал - это чрезвычайно важный фактор обеспечения соответствующих темпов роста ВВП. Начиная с 2000 г., т.е. с того времени, когда в России начался устойчивый экономический рост, объем инвестиций в основной капитал к объему ВВП составлял примерно 16 коп. на 1 руб., или 16%. Интересно, что темпы экономического роста за эти годы менялись значительным образом (от прироста на 10,0% в 2000 г. до 4,7% в 2002 г.), но отмеченная пропорция сохранялась всегда.

Это означает лишь одно: если мы хотим увеличить темпы экономического роста, нам обязательно потребуется обеспечить соответствующий прирост инвестиций в основной капитал. Важное наблюдение, которое вроде бы и очевидное, только не всегда принимаемое к руководству в реализации экономической политики.

На общем фоне неплохих макроэкономических показателей есть показатели, которые заставляют задуматься: все ли так хорошо в экономике?

Вот, к примеру, справедливо отмечалось экономистами, что качество экономического роста не очень хорошее. Действительно, двигателем этого роста выступает потребительский спрос. А значит, ускоренно растет прежде всего торговля.

Но особый интерес представляет сравнительный анализ прироста по отдельным обрабатывающим производствам. Очень хорошо в 2006 г. росли текстильное и швейное производство (на 7,8% за январь-октябрь по сравнению с падением на 2,7% за соответствующий период 2005 г.); производство кожи, изделий из кожи, обуви - на 13,2% по сравнению со снижением на 2,4% в 2005 г.; производство резиновых и пластмассовых изделий - на 11,1% по сравнению с прошлогодним приростом на 3,8%.

В то же время производство машин и оборудования практически не росло: на незаметные 0,5% за январь-октябрь 2006 г. по сравнению с 6,1% прироста за соответствующий период 2005 г. Причем до октября минувшего года динамика и вовсе была отрицательная.

Показатели по другому ключевому производству обрабатывающей промышленности - электрооборудования, электронного и оптического оборудования - оказались и вовсе меньше на 1,5% за январь-октябрь 2006 г. по сравнению с приростом на 17,3% за соответствующий период 2005 г.

Из всего изложенного следует вывод о том, что действительно качество экономического роста пока оставляет желать лучшего. Плохо, когда рост ВВП обеспечивается в первую очередь ускоренным развитием торговли, финансовой деятельности, рынка недвижимости - т.е. тех видов экономической деятельности, которые по своему характеру можно отнести к спекулятивным. Валовая добавленная стоимость в этом случае генерируется, прежде всего, на перепродажах.

Неудивительно, что при такой модели экономики импульс к развитию в промышленности получают виды производства, которые ориентированы в конечном итоге на удовлетворение растущего потребительского спроса. Именно этим объясняются столь хорошие показатели по текстильному и швейному производству; производству кожи и обуви; резиновых и пластмассовых изделий.

Можно, конечно, расти подобным образом и на производстве резиновых изделий. Однако вряд ли это будет та самая экономика нового инновационного типа, о которой сейчас все много говорят.

Таким образом, при внимательном структурном анализе статистических показателей развития российской экономики выясняется, что у нее уже сегодня есть достаточно серьезные проблемы. Понятно, что при хороших основных макроэкономических показателях обратить внимание на отмеченные перекосы в развитии сложно. Но если не обратим внимание сегодня, завтра это будет очевидно всем.

Свойство структурных перекосов в современной экономике таково, что они могут накапливаться достаточно длительное время. Особенно это справедливо для стадии экономического роста. Но эти перекосы никуда не пропадают. Неправильно надеяться на то, что они исчезнут сами собой.

Отсюда вывод по итогам 2006 г.: проходило накопление негативного потенциала структурных перекосов. Так что без ложки дегтя все-таки не обошлось. Тем не менее, общий результат 2006 года - бочка меда.

Заключение

С позиции анализа динамики национального самосознания можно сделать и такой вывод: современная Россия самоопределяется, постепенно встает на ноги. За годы президентства В. Путина она обрела собственную субъектность, причем не только на внешнеполитической сцене, но и как страна с самостоятельной судьбой, собственными планами на будущее. Подавляющее большинство россиян видит будущую Россию великой державой (а возможно даже и сверхдержавой). Эти планы представляются реальными в основном за счет ее роли в качестве энергетической сверхдержавы, а также развития науки и научных технологий.

Нынешний период России представляется нашим согражданам самым благополучным периодом всей новейшей истории, затмевая в этом качестве даже спокойную и стабильную эпоху Л. Брежнева. Россияне не стремятся к переменам, именно поэтому периоды перемен, эпохи нестабильности не привлекают их симпатий.

Вместе с тем национальное самосознание россиян остается противоречивым. Слабость, недостаточная интенсивность общегражданской идентичности, во многом все еще носящей скорее формальный характер, компенсируется усилением роли этнических компонентов в процессе формирования самосознания. Однако за стремлением испытать чувство общности с русскими стоят в большей степени социокультурные факторы, чем какие-либо иные.

Русский радикальный национализм остается уделом меньшинства, а доля его носителей в течение всего последнего десятилетия стабилизировалась на отметке в 11%-15%. Еще меньше тех, кто идентифицирует себя с политическими организациями радикально националистической направленности.

Отличительной чертой русских, в целом россиян остается своеобразный автостереотип, отражающий давние традиционные представления людей русской национальности о самих себе и о своих отличиях от людей других национальностей. В рамках этого стереотипа русские предстают народом с высокими духовными качествами, однако, с явным недостатком качеств деловых.

Список используемой литературы

1.       Гайдар Е.Т. Россия в мире: очерки экономической истории /Е.Т. Гайдар// Долгое время. - М.: Дело, 2005. - 656с., 8с. вкл.

2.       Горшков М.К. Россия на рубеже веков // http://www.perspektivy.info

.        Львов Д. Стратегия развития России // http://www.perspektivy.info

.        Ларина С.Е. Перспективы развития муниципальных финансов /С.Е. Ларина// Финансы. 2007. - №11. - с. 21-23

.        Николаев И.А. В России сформировалась спекулятивная модель экономики / И.А. Николаев// Финансовые и бухгалтерские консультации. - 2007. - №3. - с. 8-9

.        Николаев И.А. 2006 год: экономические итоги/ И.А. Николаев// Финансовые и бухгалтерские консультации. - 2007. - №1. - с. 6-9

.        Носова С. С. Экономическая теория / С.С.Носова// учебник для вузов - М.: ВЛАДОС, 2000. - 520с.

.        Носова С. С. Экономика / С.С.Носова, А.А. Талахадзе// базовый курс лекций для вузов. - М.: Гелиос АРВ, 2001. - 640с.

.        Попов Г. Проблемы выхода из социализма / Г. Попов// Вопросы экономики переходного периода.- 2007. - №2. - с. 2-12

.        Черковец В. О диалектике и векторе движения переходной российской экономики / В. Черковец// Российской экономический журнал. - 2004. -№ 5/6. - с. 83-104

Похожие работы на - Экономика России в постперестроечный период

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!