Исследование практики регулирования естественных монополий на примере энергетической отрасли

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Эктеория
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    311,63 kb
  • Опубликовано:
    2011-11-23
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Исследование практики регулирования естественных монополий на примере энергетической отрасли

Введение

В экономической системе существуют случаи, когда монополия становится более эффективной, чем конкуренция. Такой случай получил название естественной монополии, т.е. когда одна фирма может осуществлять выпуск товара, достаточный для обеспечения всего рынка, с более низкими издержками, чем смогли бы две или более фирм. Эта концепция содержит противоречие, разрешение которого является задачей государственной социально-экономической политики. Действительно, с одной стороны, признается существование таких товаров, производство которых наиболее эффективно в условиях монопольного рынка, а, с другой стороны, - в отсутствии конкуренции единственный производитель может злоупотреблять своим положением на рынке с целью максимизации своей прибыли. Причем, как показано в теории, цена реализации продукции, выбираемая монополией для максимизации своей прибыли, всегда выше, чем конкурентная цена, и общество в целом несет при этом потери. В этой ситуации государство должно таким образом регулировать деятельность естественной монополии, чтобы, не позволяя монополисту диктовать свои условия потребителям, дать ему при этом возможность успешно функционировать и развиваться.

Большую актуальность проблема регулирования естественных монополий приобретает в связи с проведением реформ в данной области (реструктуризация РАО «ЕЭС», реформа железнодорожной отрасли).

Объектом исследования в дипломной работе являются хозяйствующие субъекты естественных монополий. Предметом же являются организационно-правовые, экономические и социальные отношения, возникающие в результате действия естественной монополии.

Подробное рассмотрение всех естественно-монопольных сфер российской экономики невозможно уместить в заданный объем дипломной работы, поэтому мною было принято решение провести исследование проблем естественных монополий на примере энергетического комплекса. Такой выбор был сделан по причине чрезвычайной важности энергетики в экономике страны, а так же в повседневной жизни ее граждан. Важной причиной так же стала проведенная совсем недавно реформа этой отрасли.

Целью дипломной работы является исследование теоретико-методологических и прикладных аспектов функционирования естественных монополий и контроля за их деятельностью со стороны антимонопольных органов. Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

рассмотреть модели естественной монополии и причины ее возникновения;

определить преимущества и недостатки естественной монополии;

изучить методы регулирования естественных монополий;

рассмотреть нормативно-правовую базу регулирования естественных монополий;

провести анализ практики регулирования;

изучить функционирование естественных монополий в условиях проведения реформ.

Для решения поставленных задач применялись различные литературные источники. Так, для рассмотрения общей теории естественных монополий применялось учебное пособие И.В. Князевой «Антимонопольная политика в России» 2008 г. Данное пособие является достаточно полным и затрагивает все основные аспекты в рассматриваемой области. Кроме того, дата издания говорит о свежести и актуальности всей предоставляемой информации. Так же использовались учебные пособия «Политика поддержки конкуренции: антимонопольное регулирование и реструктуризация в отраслях естественных монополий» автор С.Б. Авдашева, «Экономика» автор И.В. Липсиц.

При изучении вопросов Российского законодательства использовались Федеральные законы «О естественных монополиях», «О защите конкуренции», «Об электроэнергетике». Детальному рассмотрению подвергся Федеральный закон «О естественных монополиях» с изменениями на 31 декабря 2008 г.

При написании 3-й главы, посвященной рассмотрению и анализу практики регулирования естественных монополий на примере энергетической отрасли, использовались материалы сайтов энергетических компаний, международных институтов и энергетических журналов. Множество информации, мнений, экспертных оценок и статистических показателей позволило создать достаточно ясную картину о состоянии дел в Российской энергетике, а так же о ходе и возможных последствиях реформы энергетического комплекса страны. Кроме того, технические аспекты данного раздела позволил подробно изучить учебник Л.Д. Рожковой «Электрооборудование электрических станций и подстанций».

Решение поставленных задач позволит составить достаточно полное впечатление о таком явлении, как естественная монополия, его значимости и роли в современных экономических условиях. Кроме того, детальное рассмотрение исследуемого вопроса на примере одной из отраслей поможет сделать вывод о том стоит, или нет проводить реформы в области естественных монополий, какие существуют предпосылки к этому и к каким положительным и отрицательным последствиям могут привести данные реформы.

Глава 1. Теоретические и прикладные аспекты регулирования естественных монополий

.1 Модель естественной монополии и причины ее возникновения

Прежде чем приступить к рассмотрению обозначенной темы, необходимо выяснить, что такое естественная монополия. Для этого рассмотрим модель чистой монополии.

Монополия существует, когда одна фирма является единственным производителем продукта, у которого нет близких заменителей. Чистый монополист - это отрасль, состоящая из одной фирмы, которая является производителем данного товара либо поставщиком услуги и обладает исключительным правом на продажу. Поскольку монополист контролирует общий объем предложения товара, он «диктует цену». При нисходящей кривой спроса на свой продукт монополист может изменить его цену, манипулируя количеством предложенного товара, т.е. не имеет кривой предложения (только точку, соответствующую оптимальному для фирмы объему выпуска). Цель фирмы - максимизировать прибыль - достигается при условии МС=MR. Из рис. 1 видно, что MC>P.

Рисунок 1 - Определение чистых потерь в благосостоянии от монополизации рынка

Также из рисунка 1 видно, что фирма-монополист производит продукции меньше, чем в конкурентной отрасли, и устанавливает цену выше конкурентной. Это говорит о том, что общество несет определенные потери. А монополист получает сверхприбыль, присваивая себе часть потребительского излишка (к тому же есть возможность экономить на рекламе).

На рисунке 1:

МС - издержки фирмы монополиста;

Рм - цена, максимизирующая прибыль монополиста;м - объем производства, максимизирующий прибыль монополиста;

Рк и Qк - соответственно цена и объем производства при наличии конкуренции;- кривая спроса;- предельный доход.

В некоторых отраслях современная технология такова, что эффективное малозатратное производство может быть достигнуто за счет крупного размера предприятия. Это явление принято называть эффектом масштаба. Там, где он значителен, средние и предельные издержки фирмы будут понижаться. При данном рыночном спросе достижение низких затрат на 1 ед. продукции означает понижение цены для потребителей. Это возможно при небольшом количестве крупных фирм и, в конце концов, одной фирмы.

Монополия, возникающая под влиянием положительного эффекта масштаба, называется естественной монополией.

Естественная монополия - состояние товарного рынка, при котором удовлетворение спроса на этом рынке эффективнее в отсутствие конкуренции в силу технологических особенностей производства (в связи с существенным понижением издержек производства на единицу товара по мере увеличения объема производства), а товары, производимые субъектами естественной монополии, не могут быть заменены в потреблении другими товарами, в связи, с чем спрос на данном товарном рынке на товары, производимые субъектами естественных монополий, в меньшей степени зависит от изменения цены на этот товар, чем спрос на другие виды товаров.

Отличительная черта естественной монополии - использование сетевых структур (трубопроводный транспорт, системы водоснабжения, линии электропередачи, железнодорожные пути и т.д.). Подобная организация производства требует больших капитальных вложений, не доступных для мелких и средних инвесторов, и предусматривает значительные постоянные издержки. Поэтому необходимым условием их существования является возможность экономии на масштабах, достижение таких объемов производства, при которых происходит достаточное снижение удельных издержек на единицу продукции. Кроме того, активы, воплощенные в проложенных железных дорогах, телефонных линиях связи, трубопроводах и т.п. исключительно специфичны, имеют ограниченные рамки применимости и не могут быть легко переориентированы на другие рынки. Это определяет эффективность сосредоточения выпуска у единственного производителя.

В случае рынка электрической и тепловой энергии это подразумевает, что энергоснабжение потребителей обеспечивается с достаточной степенью надежности. В электроэнергетике высокая отдача от масштабов производства связана с высокой фондоемкостью, уровнем концентрации мощностей и централизации управления технологическими процессами.

Основные характеристики рынка естественной монополии заключаются в следующем:

эффект масштаба выражается в существенном снижении издержек в расчете на единицу продукции по мере увеличения объемов ее производства;

неэластичный спрос. В обычных экономических отношениях при возрастании цены на товар или услугу спрос потребителей снижается. В условиях естественной монополии спрос неэластичен, т.е. при увеличении цены он подвержен незначительным изменениям.

Неэластичность спроса можно проиллюстрировать на следующем примере: При существенном увеличении цены на сливочное масло потребители могут использовать заменитель этого товара - масло растительное. Это приведет к резкому падению спроса на сливочное масло. При значительном повышении цены на электроэнергию потребители могут уменьшить объем ее потребления, но незначительно. Это обусловлено тем, что электроэнергия является практически безальтернативным источником энергии.

1.2 Преимущества и недостатки естественных монополий

Структура отраслей естественных монополий во многом обусловлена историей развития народного хозяйства бывшего СССР, централизацией и концентрацией производства и управления в условиях тотального планирования и преобладания государственной формы собственности.

Вместе с тем, данным секторам экономики внутренне присущи особенности, предопределяющие монопольную структуру рынка. Свобода потребителей их продукции ограничена организационно-технологически. Имеет место сетевой характер организации рынка, то есть наличие целостной системы протяженных в пространстве сетей (трубопроводы, линии электропередач, системы телекоммуникаций и др.), посредством эксплуатации которой производится оказание определенной услуги, в том числе наличие организованной сети, для которой необходима координация из единого центра в реальном масштабе времени. При этом конфигурация и пропускная способность распределительной сети, взаимосвязь процессов производства и потребления таковы, что каждому потребителю, как правило, соответствует единственный возможный поставщик, а развитие сети происходит дискретно (скачкообразно) с жесткой привязкой вновь вводимых мощностей к определенной территории. В данном случае действует так называемый "сетевой эффект" (например, в сфере информационных технологий и телекоммуникаций), когда не только оператор, но и потребитель заинтересован в присоединении к сети возможно большего масштаба с максимально широко применяемыми техническими стандартами и значительным количеством пользователей. Для сфер естественных монополий характерны высокие барьеры входа на рынок (не только структурные и институциональные, но и высокие первоначальные и текущие затраты). Фиксированные издержки, связанные со строительством и эксплуатацией объектов, обеспечивающих функционирование естественных монополий, столь высоки, что создание параллельной системы, выполняющей те же самые функции, вряд ли может быть экономически оправдано. В то же время текущие затраты на использование потребителем имеющейся инфраструктуры естественных монополий несопоставимо малы.

Существенная экономия на масштабах производства, то есть снижение удельных затрат на единицу продукции при росте объемов производства, объективно приводит к увеличению размера хозяйствующего субъекта и расширению зоны обслуживания. При этом в сферах естественных монополий производство продукции (оказание услуг) эффективнее в условиях отсутствия конкуренции, то есть при наличии на данном рынке единственного хозяйствующего субъекта, который способен удовлетворить спрос при меньших издержках, чем два или более хозяйствующих субъекта.

Спрос на продукцию или услуги, производимые субъектами естественной монополии, характеризуется низкой эластичностью, в меньшей степени зависит от изменения цены, чем спрос на другие виды продукции (услуг), поскольку продукция (услуги), производимая субъектами естественных монополий, не может быть заменена в потреблении другими товарами. Данная продукция удовлетворяет важнейшие потребности населения или является незаменимой для других отраслей промышленности. Кроме того, сферы естественных монополий выполняют значимую социальную функцию (в широком смысле слова), предоставляя как хозяйствующим субъектам, так и всем без исключения жителям страны важнейшие виды услуг - телефонную, телеграфную и почтовую связь, перевозки пассажиров и багажа, отопление и освещение, газоснабжение. При этом данные услуги по своей природе оказываются каждому, кто за ними обращается, а тарифы на них для населения формируются исходя из платежеспособного спроса и, как правило, не покрывают фактических затрат на их оказание. С данной характеристикой естественных монополий связана такая проблема, как "горизонтальное" перекрестное субсидирование, когда убытки от оказания услуг населению (включая льготные категории граждан) покрываются за счет установления более высоких тарифов на те же услуги для других категорий пользователей, в первую очередь - для коммерческих организаций. Тем самым цены в данном (коммерческом) сегменте рынка искусственно поддерживаются на уровне, превышающем тот, который бы сформировался в условиях конкуренции исходя из реальных издержек.

Важнейшее отличие отраслей, относящихся к естественным монополиям, состоит в том, что конкурентные механизмы в них не действуют или практически не развиты. Баланс интересов производителей и потребителей не может быть установлен "невидимой рукой рынка" в процессе конкуренции различных производителей за право удовлетворять спрос потребителей, поскольку производителем (поставщиком) на данном рынке является, как правило, единственная коммерческая организация. Отсутствие конкуренции означает, что хозяйствующие субъекты, действующие в сфере естественных монополий, могут злоупотреблять своим доминирующим положением на рынке, навязывать потребителям невыгодные условия предпринимательской деятельности, перераспределять общественное богатство и получать монопольную прибыль. Возможность такого поведения субъектов естественных монополий усугубляется и тем, что в данном случае крупным и крупнейшим предприятиям противостоят существенно более мелкие и гораздо менее организованные потребители, то есть рыночная власть естественных монополий и потребителей несопоставима. Все эти обстоятельства предопределили необходимость государственного регулирования в сферах естественных монополий в целях создания таких экономических и правовых условий, при которых соблюдается баланс интересов потребителей и производителей товаров (услуг).

Попытаемся выделить все плюсы и минусы естественных монополий.

Плюсы:

возможность максимально использовать эффект от масштаба производства, что приводит к снижению издержек на производство единицы продукции,

возможность мобилизации значительных финансовых ресурсов для поддержания средств производства на должном уровне,

возможность использования достижений научно-технического прогресса,

возможность следования единым стандартам на производимую продукцию и предоставляемые услуги,

возможность замены рыночного механизма, т.е. рыночной экономической организации, внутрифирменной иерархией и системой контрактных отношений, что позволит сократить потери, связанные с риском и неопределенностью.

Минусы:

возможность определять уровень продажной цены, создавать искушение переложить издержки в значительной мере на конечного потребителя, который не в состоянии оказывать обратного влияния на производителя,

возможность блокировать технический прогресс,

возможность экономить за счет снижения качества производимой продукции и предоставляемых услуг,

возможность принимать форму административного диктата, подменяющего экономический механизм.

1.3 Необходимость и методы регулирования естественных монополий

В странах с развитыми рыночными экономиками современная концепция регулирования естественных монополий предполагает, что применение государственного регулирования считается оправданным в тех случаях, когда определенный товар (услуга) производятся единственным экономическим субъектом при условии, что конкуренция между аналогичными предприятиями невозможна по технологическим и или экономическим причинам, и рост объема производства единственного субъекта сопровождается снижением удельных издержек (экономия на масштабах).

В экономике СССР все цены устанавливались в плановом порядке, а ресурсы распределялись централизованно, поэтому практически не производилось специальное выделение отраслей, относящихся к естественным монополиям. Переход к рыночной экономике обусловил необходимость применения определенных методов регулирования естественных монополий. Эта необходимость вызвана рядом причин.

Несмотря на наличие технической эффективности концентрации производства в руках одного предприятия, практика рынка выявляет немало фактов злоупотребления монопольным положением в форме завышения издержек или вздувания прибыли, что сводит на нет социальный эффект от экономии на масштабе из-за диктата неоправданно высоких цен. При этом подобные злоупотребления зачастую чрезвычайно трудно распознать извне в силу того, что реальное положение дел монополиста является, как правило, тщательно скрываемой информацией.

Ввиду того, что естественные монополии, как правило, производят продукцию, необходимую для нормального функционирования большинства предприятий и составляющую значительную часть потребляемых ими ресурсов, неплатежи за продукцию естественных монополий выливаются в кризис неплатежей в масштабах экономики государства. Распространение неплатежей - результат ценовой дискриминации естественных монополий и других экономических структур, обладающих влиянием на рынке и не стесненных в своей деятельности регулирующим воздействием государства.

Необходимость регулирования цен в естественных монополиях обусловлена не только отрицательными последствиями монопольного поведения. Существует и обратная сторона медали: разумная дифференциация цен на продукцию естественных монополий может служить мощным инструментом экономической политики государства, позволяющим регулировать хозяйственную активность различных отраслей и сглаживать ее сезонные колебания. Иными словами, механизм воздействия на экономику через систему регулируемых цен является эффективным дополнением к фискальной макроэкономической политике.

Ценовое (тарифное) регулирование.

Ценовое регулирование деятельности компаний непосредственно на рынках естественной монополии осуществляется на основе двух различных моделей. Одна из них базируется на регулировании нормы прибыли, а другая - тарифов.

Принципы регулирования отличаются в зависимости от выбора ключевого контрольного параметра, способа его задания, периодичности пересмотра и многих других факторов.

Структура тарифа должна разрабатываться таким образом, чтобы дискриминация исключалась. Поэтому тариф устанавливается по каждому виду продажи или характеру услуги, что, как правило, требует разбивки издержек на основе определенного параметра, например объемов производства и продаж, величины прямых издержек, получаемых прибылей и т.п. Одобренный тариф обычно действует до тех пор, пока компания не обратится с требованием о его пересмотре, что обычно происходит, когда норма прибыли становится недостаточной. Причем предприятия должны получать разрешение не только на повышение тарифов, но и на изменение их структуры, а в ряде случаев даже на снижение.

Процедура определения тарифа состоит из трех этапов: выявления текущих издержек, определения инвестиций и задания нормы прибыли на последние. Допустимая прибыль компании исчисляется на весь капитал независимо от того, используется он или нет, при условии эффективного задействования трудовых ресурсов, методов производства и принципов ценообразования.

Основное преимущество применения такой модели регулирования состоит в том, что она позволяет защищать интересы потребителей и производителей, гарантируя оправданность расходов и инвестиций, а также справедливую оплату услуг. Иными словами, создаются препятствия масштабным и наиболее очевидным злоупотреблениям монопольным положением в виде неоправданно высоких издержек и завышения прибылей.

Однако, по мнению ряда экспертов, данная модель поощряет режим затратного ценообразования, так как установление тарифов происходит на базе фактических издержек, что позволяет перекладывать затраты на потребителей. Основные недостатки этой модели регулирования по принципу "затраты плюс прибыль" состоят в нарушении стимулов к эффективным капиталовложениям, поощрении переложения издержек с рынка с большей конкурентностью на рынок с большей монополизацией, недостаточности стимулов для расширения круга оказываемых услуг. При определенных условиях, когда допустимая норма прибыли на капитал превышает его цену, появляется стимул для сверхинвестирования. В связи с указанными недостатками в последнее время данная модель регулирования применяется все реже.

Модель регулирования верхнего предела тарифа заключается в установлении согласованной сроком на четыре - пять лет формулы расчета ежегодного тарифа, которая содержит дефлятор и так называемый фактор повышения производительности. При структурировании формулы учитывают следующее: объект регулирования, задание ценового ограничения (срок, абсолютная или относительная величина), фактор повышения производительности, возможность перекладывания издержек.

Существует два основных подхода в установлении объекта регулирования цен. В отраслях с широким спектром выпускаемой продукции регулируется тариф не каждого из них, а их комбинация - корзина. Это упрощает процедуру расчета (не надо исчислять фактические издержки на производство каждого вида продукции) и облегчает перекрестное субсидирование. Возможность последнего особенно важна в тех случаях, когда цены существенно отклоняются от относительных издержек, а их оптимальные уровни установить вследствие недостаточной изученности издержек и спроса нельзя. Особая проблема возникает при определении принципов агрегирования цен, входящих в корзину товаров и услуг, а также масштабов их относительных изменений.

В условиях инфляции, которая в современной экономике имеет хронический характер, устанавливать абсолютную величину тарифа нецелесообразно с точки зрения и потребителей, и производителей, поэтому тариф фиксируется не в абсолютных, а в относительных величинах. Возможные расхождения между динамикой дефлятора и уровня цен должны учитываться при установлении величины фактора повышения производительности, которая определяется на основе оценок перспективного спроса, объема капиталовложений, прибылей от прочей (нерегулируемой) деятельности, вероятности снижения издержек, а также потребностей в инвестициях. Возможность перекладывания производителями издержек зависит от того, являются ли они "контролируемыми", связанными с действиями компании, или нет.

установление наиболее важного для потребителей параметра - уровня цен;

прозрачность и, следовательно, простота отслеживания и принятия решений;

упрощение процесса регулирования для компаний и регулирующих органов. Компания может изменять уровень и структуру тарифов по заданной формуле, а регулятор не должен участвовать в изнурительных процедурах пересмотра цен и детального рассмотрения инвестиционной программы;

стимулирование эффективности. Производителям гарантируется сохранение выгод от повышения эффективности в период между пересмотром фактора повышения производительности.

Данная модель менее подвержена затратной неэффективности и тенденции к завышению капиталоемкости. Поскольку компания имеет право присваивать все прибыли и добиваться неограниченной максимизации, то у нее возникают стимулы для повышения эффективности производства. При правильном определении величины фактора повышения производительности часть предполагаемой возросшей эффективности будет передаваться потребителям в виде более низких цен.

Рассматриваемая модель действительно стимулирует эффективность, поскольку фирма присваивает (по крайней мере в краткосрочном периоде) всю экономию на издержках. Однако стимулирующий эффект в значительной степени зависит от характера пересмотра цен (в частности, точного соблюдения его сроков) и жесткости фактора повышения производительности. При фиксировании величины последнего повышение эффективности компании становится не добровольным, а принудительным. Рассчитывать на ее собственную инициативу здесь уже не приходится, так как краткосрочные выгоды могут быть перекрыты более жестким значением фактора повышения производительности и тем самым более низкими ценами в последующем периоде, и даже спровоцировать их снижение в текущем периоде.

Кроме того, стимулирующий эффект такого регулирования относительно велик, когда до пересмотра тарифа остается еще значительный период времени, но с приближением этого момента он падает до нуля. Иными словами, по мере приближения срока пересмотра тарифа у компании возникают основания для занижения результатов своей деятельности, чтобы добиться более "щадящего" режима ценообразования.

При этом необходимо отметить, что величина фактора повышения производительности во многом зависит от объекта информации, которым располагают власти. Если регулируемая компания имеет "монополию информации" в отрасли, то практически нельзя установить обоснованность понесенных ею затрат и полученной прибыли. Решается эта проблема путем получения информации на основе критериальной конкуренции, которая существует на локальных рынках обслуживаемых компаниями-монополистами. Это дает возможность использовать показатели деятельности одной фирмы в качестве критерия для оценки работы другой. Разумеется, чем больше схожесть характеристик компаний и условий их функционирования, тем содержательнее сравнение и слабее монополия информации.

Контраргументом тезиса о прозрачности и гибкости регулирования (при установлении тарифов корзины услуг) является возможность допуска перекрестного субсидирования, которое вызывает неэффективное распределение факторов производства, направленное на подавление конкурентов.

Описанные модели имеют много общего:

отражение в том и другом случае процесса торга между компанией и регулятором;

идентичность принципов построения систем регулирования, так как в обоих случаях за основу берется определение дохода компании, достаточного для ее развития.

Различие между этими моделями заключается в том, что в одном случае посредством тарифов контролируется норма прибыли, а в другом она фиксируется только на "входе" (т.е. стимулируется минимизация затрат, на которые исчисляется прибыль). В последние годы стали применять модель, совмещающую черты регулирования и нормы прибыли, и тарифа. При такой модели ошибки в определении тарифа в пользу компании не слишком важны, поскольку они корректируются ограничением нормы прибыли. Кроме того, для установления "справедливой" величины данного показателя все шире используются результаты критериальной конкуренции.

. Ценовая дискриминация. Установление потребителям разных цен, в зависимости от их готовности платить, хотя издержки производства и предложения товаров и услуг одинаковы, демонстрирует возможность аллокативной эффективности. В этом методе информация о ценовой эластичности на различные товары должна быть доступной для эффективного ценообразования (чем выше ценовая эластичность, тем ближе необходимо установить цену к уровню предельных издержек). Наиболее часто встречается возражения, что ценообразование включает в себя перераспределение благосостояния от потребителя (потребительский излишек) производителю. Строгая ценовая дискриминация является эффективным методом подавления конкуренции.

В телефонной связи и электрических сетях деление осуществляется на юридические и физические лица, которые платят различные цены.

. Пиковое ценообразование. Когда спрос следует периодическому циклу, в течение которого спрос может быть высоким в некоторые периоды времени и низким в другие, пиковое ценообразование может предлагать ценообразование по предельным издержкам. Когда предельные издержки обычно растут вместе с выпуском, изменение цены позволит отражать более высокие издержки. Установление более высоких цен в периоды пикового спроса может снизить его, в то время как низкие цены в периоды низкого спроса смогут поддержать использование мощности, которая в противном случае останется бездействующей.

. Спорные рынки. На рынке, где вход и выход является абсолютно свободным и неограниченным, угроза потенциальной конкуренции может держать цену на уровне издержек. Когда потенциальные конкуренты, входящие в отрасль накладывают сильные ограничения на поведение монополиста, это приведет к ценообразованию по издержкам. Фирмы на спорном рынке будут не готовы к увеличению ценовых прибылей, которые превышают нормальную прибыль в конкурентном окружении, так как иначе другие фирмы проникнут на рынок с тем же объемом производства, реализовывая продукцию по более низкой цене, и захватят весь рынок, когда это будет выгодно. Когда вход на рынок открыт, новые фирмы будут готовы вторгнуться на рынок с более низкими ценами. Следовательно, когда природа рынка позволяет одной фирме обеспечивать совокупный спрос конкуренция может самоутверждаться, приняв решение о том, какая фирма получит рыночное лидерство.

Спорность рынка привела бы к чистым потерям регулирования, так же как без регулирования монополия будет вырабатывать ценовую эффективность. Эта теория дает возможность при определении надлежащей формы регулирования сокращать меры, препятствующие потенциальному входу, и создают окружающую среду, содействующую конкуренции. Другими словами, регулирующие органы должны поощрять больше, чем препятствовать входу на рынок естественной монополии.

. Регулирование входа и аукцион. До 1968 года, неизбежность регулирования естественной монополии было широко распространено. Монопольное ценообразование предотвращается, когда конкуренция самоутверждается на аукционе. Другими словами, конкуренция на аукционе будет уменьшать цену до уровня ниже, чем тот, на котором монополия будет получать максимальную прибыль. Поэтому монопольная структура затрат не обязательно ведет к монопольному поведению. Предложение цены ведет к свободному и открытому праву предложения на рынке, где регулирующие органы объявляют о приеме предложений цены от всех фирм, которые желают поставлять товары. Каждая заявка может состоять из цены, которую фирма согласится назначить потребителям, когда присуждается франшиза. В таком процессе предложения цены, последняя будет окончательно установлена на уровне, на котором выигравшая фирма получит нулевую прибыль. Это будет результат повторяющегося процесса, где фирмы, которым дается выбор между нулевыми прибылями от проигрыша на аукционе и получением небольшой, но положительной прибыли путем предложения цены ниже наименьшей заявки, выберут последнее. Даже в случае, когда предложение цены будет проводиться, каждая фирма будет понимать, что она может выиграть, только если ее предложение цены будет вести к нулевой экономической прибыли. Эту форму предложения необходимо отличать от аукциона, где государство действует как монополист, пытаясь, достигнут высоких цен, например, распродажа прав на добычу нефти.

Однако эффективная погоня за экономическим благосостоянием через конкурентное присуждение лицензий на продажу, имеет свои трудности. Теория аукциона утверждает, что качество выигравшей заявки возрастает только когда возрастает количество подающих заявки. Также, фирмы получив однажды лицензию на конкретный период времени с эксклюзивной информацией об издержках, процесс производства и контроль над ресурсами, будущие лицензионные заявки будут неравными. Кроме того, необходимо заметить, что издержки и спрос изменяются на протяжении времени таким образом, что цена, зафиксированная в контракте на лицензию, может оказаться не оптимальной в более поздний период времени.

. Государственная собственность. Другая возможная альтернатива регулированию - государственная собственность на предприятия, которые производят продукцию в условиях естественной монополии. Хотя мало кто согласится с тем, что регулирование совершается в полной форме в условиях государственной собственности, ее уникальные характеристики отличают ее от большого ряда традиционных регулирующих процессов. Вместо частной монополии, с акционерами, нацеленными на получение прибыли, можно учредить предприятие государственной собственности, меньше заботящееся о прибылях. Этот недостаток стимулов к максимизации прибыли государственных предприятий иногда считается благотворным, так как позволяет сосредотачивать внимание не только на финансовых вопросах и вопросах распределения. Институциональная система взглядов на государственную собственность будет способствовать наложению ограничений на цены и стандарты. Это позволит приравнять цены с предельными издержками, чтобы ликвидировать монопольные прибыли и так далее.

В данной главе был дан ответ на вопрос, что же такое естественная монополия. Основной причиной возникновения естественных монополий является эффект масштаба. Т.е. такое состояние технологического процесса, когда эффективное малозатратное производство может быть достигнуто за счет крупного размера предприятия. Там, где эффект масштаба велик, и наличие конкуренции просто неэффективно и невыгодно в этом случае возникает естественная монополия. Естественные монополии имеют как свои преимущества, так и недостатки. Роль и тех и других достаточно велика, поэтому для повышения эффективности деятельности хозяйствующих субъектов естественных монополий необходимо применять методы их регулирования. В настоящее время широкое распространение получили методы ценового (тарифного) регулирования, имеющие впрочем, свои недостатки. На практике применяется и ряд других методов регулирования, которые так же были рассмотрены в данной главе. Стоит заметить, что все методы разнятся между собой, и необходимость применения того или иного метода отдельно рассматривается в каждой конкретной ситуации.

Глава 2. Государственное регулирование естественных монополий в России

.1 Нормативно-правовые основы регулирования деятельности естественных монополий

В процессе разгосударствления, приватизации и демонополизации России не только достаточно конкретно определился круг естественных монополий, но и был разработан проект Федерального закона «О естественных монополиях», который не принимался Государственной Думой в течение трех лет. Основные проблемы возникали при обсуждении вопросов о правомерности предоставления органам регулирования права контролировать инвестиционную деятельность компаний, о границах регулирования, о возможности сохранения функций регулирования у отраслевых министерств и т.д.

Но в 1994-1995 гг. цены на продукцию и услуги российских естественных монополий росли более быстрыми темпами, чем в других отраслях экономики. Сложившаяся на рынке асимметрия цен, непредсказуемость поведения и действий субъектов естественных монополий активизировали усилия по принятию закона, регулирующего их деятельность, и 19 июля 1995 г. Государственная Дума приняла Федеральный закон № 147-ФЗ «О естественных монополиях» (далее - Закон «О естественных монополиях»).

Закон содержит ряд норм, определяющих основные направления регулирования естественных монополий, в том числе устанавливает понятия «естественная монополия, «субъект естественной монополии», «сферы деятельности», на которые распространяется закон, методы регулирования естественных монополий, а также методы управления их деятельностью.

Кроме того, в четвертой статье Закона приведен перечень естественно-монопольных сфер экономики России, который после неоднократных изменений выглядит следующим образом:

транспортировка нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам;

транспортировка газа по трубопроводам;

железнодорожные перевозки;

услуги транспортных терминалов, портов, аэропортов;

услуги общедоступной электросвязи и общедоступной почтовой связи;

услуги по передаче электрической энергии;

услуги по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике;

услуги по передаче тепловой энергии;

услуги по использованию инфраструктуры внутренних водных путей.

Проанализировав Закон «О естественных монополиях», можно придти к выводу, что не все его положения соответствуют существующему состоянию дел и в целом закон нуждается в серьезной корректировке.

В настоящее время полномочия государства в отношении регулирования деятельности естественных монополий распределены между двумя федеральными органами исполнительной власти - Федеральной антимонопольной службой и Федеральной службой по тарифам.

При этом в шестой статье Закона «О естественных монополиях» предусмотрено три метода регулирования:

Ценовое регулирование.

Определение потребителей, подлежащих обязательному обслуживанию.

Установление минимального уровня обеспечения потребителей в случае невозможности удовлетворения их потребностей в полном объеме.

Исходя из общих условий построения нормы закона, можно сделать вывод, что, во-первых, Закон «О естественных монополиях» не предусматривает применение иных методов регулирования, кроме перечисленных, и, во-вторых, даже эти методы не являются обязательными к применению и могут использоваться по усмотрению соответствующих органов регулирования.

Как следует из названия ФСТ России и Положения о ней, этот орган наделен полномочиями по применению к субъектам естественных монополий только одного из трех методов регулирования - ценового. В свою очередь, ФАС России наделена полномочиями по использованию второго и третьего метода - антимонопольных.

За время, прошедшее с момента принятия Закона «О естественных монополиях», федеральные органы исполнительной власти претерпели не одну реорганизацию, в сам Закон неоднократно вносились изменения. Между тем, положение дел с государственным регулированием деятельности естественных монополий по-прежнему нельзя признать удовлетворительным.

По мнению многих аналитиков, выход из сложившейся ситуации видится в необходимости четкого законодательного решения вопросов о том, что такое естественная монополия и кто является субъектом естественной монополии, деятельность которой подлежит государственному регулированию.

Эти вопросы особенно актуальны в свете того, что российские естественные монополии в настоящее время находятся в процессе реформирования, в ходе которого происходит выделение из них некоторых видов деятельности.

На сегодняшний момент в большинстве стран мира либерализация затронула транспорт, связь, электроэнергетическую и газовую отрасли. Границы либерализации в конкретной отрасли во всех странах разные, как и ее результаты. В российском законодательстве естественно-монопольный сегмент сведен до минимума - инфраструктурная составляющая, однако, в реальности «границы рынка» в каждой из регулируемых отраслей разнятся. На мой взгляд, именно несовершенство выбора «границ» объекта регулирования, отсутствие методологии выделения естественно-монопольного сегмента приводят к несовершенству выбора инструментов регулирования инфраструктурных отраслей и непониманию четкого направления их реформирования.

В российском законодательстве ключевыми признаками естественной монополии как состояния товарного рынка являются:

наличие технологических особенностей производства товара, выражающихся в снижении издержек при увеличении объемов производства и делающих эффективным удовлетворение спроса на соответствующий товар в условиях отсутствия конкуренции;

отсутствие товаров, способных послужить заменителем для товаров, производимых субъектами естественной монополии, результатом чего является низкая степень влияния цены на спрос.

         Это определение довольно часто подвергается критике, смысл которой сводится к следующему:

определение не отражает объективную необходимость государственного регулирования деятельности субъектов естественных монополий.

определение не отражает особую значимость для общества и государства отраслей экономики (видов деятельности), которые находятся в состоянии естественной монополии.

определение не отражает состояние естественной монополии как определенную отрасль экономики (вид или сферу экономической деятельности). Не возникает перехода от термина «состояние» к терминам «отрасль экономики», виды или «сферы» экономической деятельности. А ведь деятельность субъектов естественных монополий регулируется в определенных, названных здесь же в законе, сферах деятельности.

Более того, закрепленное в законодательстве понятие «естественная монополия» основано не на экономическом анализе, а исключительно на соображениях «целесообразности», что, конечно, недопустимо. Выделение именно тех отраслей, которые перечислены в Законе «О естественных монополиях», никак не обосновано, и в этот список часто вносятся изменения. А произвольность включения или исключения тех или иных отраслей из списка естественно-монопольных говорит о плохом понимании законодателем (и государством в целом) направления реформ соответствующих отраслей экономики.

Таким образом, закон принят вопреки нормальной логике юриспруденции. Вместо того чтобы сначала определить объект, а уже под него подвести нормативно-правовую базу, был написан закон под императивно выбранные сферы экономической деятельности. Другими словами, если убрать из закона определение естественной монополии, как объекта регулирования, то его юридическая суть не изменится.

Выделяя из какой-либо отрасли отдельные сферы деятельности и называя их естественно-монопольными, Закон «О естественных монополиях» «забывает» обо всей совокупности отношений, которые существуют в этой отрасли в целом. Не следует рассматривать и регулировать естественно-монопольное ядро (#"514970.files/image002.gif">

(q) является субаддитивной, т.е. выполняется неравенство. Это означает, что если n фирм в сумме производят выпуск q, то их суммарные издержки по производству всего выпуска всегда будут выше, чем издержки одной единственной фирмы по производству всего выпуска q.

В строго теоретическом подходе экономические границы рынка очерчивают лишь инфраструктурный сегмент, что стало основой для либерального подхода к естественным монополиям и их реформированию. Сугубо экономический подход без учета специфики отрасли, на мой взгляд, не в полной мере отражает суть естественной монополии и ее роль в развитии общества. Подобная тотальная либерализация является такой же крайностью, как и плановая экономика. Чисто экономический принцип идентификации естественно-монопольного сектора является основным недостатком современной теоретической парадигмы в изучении и регулировании естественных монополий.

Необходимо выделить второй тип границ, не учитываемых в экономической теории, - это технологические границы рынка. Технологические границы определяются невозможностью существования конкуренции вследствие технико-производственных особенностей отрасли. В каждой инфраструктурной отрасли технологические границы рынка выделяются по-разному в силу технологических особенностей отраслей. Но именно идентификация технологических границ рынка позволяет сказать, должно ли прямое государственное регулирование ограничиваться инфраструктурным сегментом, как естественно-монопольным ядром, или границы свободного рынка должны быть сужены.

Рассмотрим противоречия экономического и технологического подходов к определению границ рынка на примере электроэнергетической отрасли.

Противоречие № 1 касается равновесной цены на электроэнергию. Несмотря на то, что в нашей нормативно-правовой базе цена, складывающая на рынке, называется равновесной, в реальности это маржинальная цена, т.е. цена самой дорогой станции. Это приводит к формированию цены для потребителей на уровне самой дорогой станции и получению более дешевыми производителями необоснованных сверхприбылей. Соответственно, цена на рынке, которая формируется по такому принципу, не может быть индикатором рынка. Поэтому, в случае полной либерализации прогнозируемое специалистами повышение цен на электроэнергию составит в Европейской части России 20-40%, а в Сибири (где 50% выработки обеспечивают ГЭС) - 60-130%! Причем, формирование на рынке электроэнергии немаржинальных цен без тарифного регулирования невозможно, т.к. разница в себестоимости выработки электроэнергии зависит не от эффективности работы, а от технологических особенностей различных электростанций (таких, как тип энергоблока, вид используемого топлива и т.д.). А наличие разных типов генерации обусловлено технологическими особенностями функционирования энергосистем. Более того, низкая цена не является показателем эффективности работы станции, т.к. почти все мощности были построены еще в СССР и полностью амортизированы, а вследствие высокого ценового барьера входа на рынок новые станции не будут конкурентоспособны на рынке, где цены складываются на основе издержек действующих электростанций.

Противоречие № 2 касается самого факта наличия конкуренции между производителями, т.к. электростанции различных типов не конкурируют, а дополняют друг друга в соответствии с графиком нагрузки. Возьмем крайние примеры: атомная и гидроаккумулирующая электростанции (далее - соответственно АЭС и ГАЭС). АЭС является базовым генератором с относительно равномерным графиком выдачи мощности, ГАЭС - пиковым, она берет ее из энергосистемы (в частности, у АЭС) в минимумы и выдает в пиковые часы. В условиях конкуренции ГАЭС может стать лучшим «спекулянтом» рынка, покупая электроэнергию по низким ценам, а продавая в пики по высоким, при этом ничего не производя, а аккумулируя и воспроизводя электроэнергию. С кем будет конкурировать ГАЭС? Функция ГАЭС в технологическом плане - регулирование энергосистемы. Таким образом, дальнейшая либерализация рынка может привести к неэффективной загрузке мощностей в энергосистеме. С учетом того, что разделение на энергокомпании в электроэнергетике России произошло именно по отраслевому признаку (ГидроОГК, тепловые ОГК, Росэнергоатом и др.), это делает конкуренцию на рынке электроэнергии в России абсолютно невозможной и даже вредной.

Противоречие № 3 касается числа участников рынка. С увеличением числа участников конкуренция на классических рынках возрастает, а в электроэнергетике это приведет к снижению надежности энергосистемы. В условиях либерализации Системный оператор фактически не сможет обеспечить в полной мере оптимальность режимов единой энергосистемы (ЕЭС). Именно с разделением диспетчерского управления был связан энергетический кризис в Московском регионе в 2005 г. и именно отсутствие единого диспетчерского управления привело к аварии в Европе в 2006 г. Единая энергосистема России, не имеющая аналогов в мире, и возможность создания которой во многом была обусловлена плановой экономикой, позволяла наиболее полно использовать эффект масштаба от объединения региональных энергосистем. Нарушение целостности энергосистемы в соответствии с текущей концепцией реформирования приведет к утрате эффектов, присущих ЕЭС, как единой системе, отсутствию централизованного управления развитием генерирующих мощностей, чрезвычайному усложнению оперативно-диспетчерского управления и общему снижению надежности электроснабжения.

Противоречие № 4. Конкуренции при неэластичном спросе и предложении быть не может. В электроэнергетике ни спрос, ни предложение фактически неэластичны по цене, особенно в краткосрочной перспективе (например, как на рынке «на сутки вперед», где заявки подаются за день), что определяется невозможностью хранения электроэнергии, низкой маневренностью генераторов и нерентабельностью низкой загрузки мощности у производителей.

Конечно, любой рынок спекулятивен, но рынок электроэнергии, в силу своей специфики, в этом отношении фактически незащищен и особенно уязвим. Причем, с развитием рынка, если изучить опыт зарубежных стран, доля спекуляций увеличивается. Так, на самом старом и, наверное, самом «лучшем» скандинавском спотовом рынке электроэнергии «Нордпул» рынок финансовых договоров в 2006 г. в 10 раз превышал физический объем проданной электроэнергии, т.е. в среднем каждый кВт×ч перепродавался 11 раз. Безусловно, это «нормальный» показатель для «нормальной» биржи. Но если в случае, например, с нефтью потребители и производители могут реагировать на спекуляции, то в электроэнергетике, где непосредственно рынок не имеет ничего общего с поставками электроэнергии, такие инструменты отсутствуют. Таким образом, существование конкурентного рынка электроэнергии является мифом. Существует псевдорынок, где возможно лишь поддерживать иллюзию конкуренции.

Противоречие № 5. Рынок не дает адекватных сигналов инвестору, т.к. не учитывает неудовлетворенный спрос. Доказательством этого может служить тот факт, что узловая модель ценообразования на свободном рынке работает с 2003 г., но при этом никаких сигналов о недостатке энергетических мощностей, например, в Московской, Тюменской, Кубанской энергосистемах она не дала. Ситуация с энергоснабжением настолько осложнилась, что в 2006 г. ограничения потребления электроэнергии были отмечены не только в осенне-зимний максимум нагрузки.

Суммируя вышесказанное, рассмотренные противоречия доказывают, что необходимо в соответствии с технологическими границами рынка определить объект регулирования в электроэнергетике, где, так или иначе, ключевым останется тарифное регулирование, а за его пределами - антимонопольное.

Понятие технологических границ рынка тесно связано с территориальными ограничениями рынка, которые не являются детерминантой сферы регулирования наподобие экономических или технологических границ рынка, но представляют собой условие их выделения на территории. Так, в электроэнергетике по технологическим причинам неизбежно формирование локальной монополии. И если в США целью либерализации отрасли было увеличение перетоков электроэнергии между сформировавшимися локальными монополиями, то в России, наоборот, пытаются разделить единую энергосистему на отдельные энергокомпании, которые впоследствии, так или иначе, станут локальными монополиями. Естественно-монопольные сферы деятельности, где конкуренция экономически неэффективна или невозможна в силу технологических особенностей, назовем естественно-монопольным ядром. Очевидно, что экономические и технологические границы рынка очерчивают именно естественно-монопольное ядро. Однако существуют смежные сферы, где государство посчитало необходимым ограничить конкуренцию и сохранить естественно-монопольную организацию экономических отношений в силу других причин - общественной полезности и значимости для государства. Такие сферы будем называть естественно-монопольным сегментом, и он очерчивается социальными и стратегическими границами рынка.

Социальные (общественные) границы необходимо выделять, исходя из принципа общественной полезности (значимости). Продукция естественно-монопольного сектора присутствует в себестоимости практически всех товаров и услуг. Низкие цены на продукцию инфраструктурных отраслей являются одним из наиболее существенных конкурентных преимуществ российской экономики. Более того, товары (услуги) естественных монополий непосредственно потребляются населением. Это определяет особую роль естественно-монопольного сегмента для государства и жизни общества.

Некоторые специалисты предлагают вообще отказаться от понятия «естественная монополия» и заменить его понятием «публичная служба», «служба, необходимая всем», «служба общего экономического значения», которые пока не известны российскому законодательству, но которые намного точнее отражают суть естественной монополии. В Европейском союзе согласно Римскому договору допускается существование монополии и ограничение конкуренции в отношении всех «служб общего экономического значения», а в нормативно-правовых актах стран ЕС присутствует такое понятие, как «общее социальное (общественное) значение».

Однако российское законодательство не учитывает социальных функций естественно-монопольного сектора. Признание социальной (общественной) функции естественных монополий позволит выделить те сферы, в которых, в силу общественной значимости, конкуренция может быть невозможна и даже опасна, а цены должны быть регулируемыми, а в некоторых случаях и дотируемыми государством. В основном это касается сфер, обслуживающих население. Например, ни в одной стране мира, кроме Японии, железнодорожные пассажирские перевозки не стали рентабельными, и все развитые страны дотируют их. Проект газификации регионов также невозможен ни без участия государства, ни без существования монополии ОАО «Газпром», поскольку в условиях конкуренции вряд ли какая-либо из компаний возьмет на себя эти функции.

В электроэнергетике конкуренция на розничном рынке вообще может быть опасной. Стабильность энергоснабжения - вопрос национальной безопасности. И любое «несовершенство» рынка в электроэнергетической отрасли вследствие невозможности хранения электроэнергии может быть по последствиям для общества намного серьезнее, чем в любой другой.

Стратегические границы близки к социальным и также очерчивают сферы, где конкуренция должна быть ограничена в силу стратегических (политических или геополитических) причин.

Это очерчивание - отнюдь не создание монопольного рынка в традиционно конкурентных отраслях, как пытаются доказать представители ультралиберальных идей. Для отраслей естественно-монопольного сектора вертикально-интегрированная организация экономических отношений в отрасли является более «естественной». Принцип эндогенности структуры естественно-монопольных отраслей выражается в том, что разделение естественно-монопольной отрасли на конкурентные и естественно-монопольные виды деятельности является искусственным процессом, в результате чего вновь формируется вертикально-интегрированная компания.

Так, например, после проведенных в Великобритании реформ электроэнергетики (а в Великобритании была проведена одна из самых либеральных реформ электроэнергетики), пришлось «вернуться к точке отправления» - генерирующим компаниям было разрешено участвовать в приватизации распределительных компаний. В результате возникли вертикально-интегрированные компании, не только производящие электроэнергию, но и распределяющие ее. Создание вертикально-интегрированных компаний, в т.ч. слияние с топливными компаниями, является ключевой тенденцией всех либерализованных энергорынков. Отсюда следует, что поспешное и искусственное разделение энергетических компаний, не обусловленное рынком, в конечном счете, приводит лишь к «обратной» консолидации.

Учитывая сказанное, можно сделать вывод о том, что разделение естественно-монопольной отрасли путем выделения собственно монопольного ядра преждевременно. Практика показывает, что во многих случаях после фактического разделения естественной монополии по сферам деятельности в дальнейшем намечался обратный процесс.

В заключение попробуем сформулировать основные методологические принципы государственного регулирования естественных монополий.

В результате выделения границ рынка можно дать следующие определение естественной монополии как объекту государственного регулирования:

Естественная монополия как объект государственного регулирования - это сфера экономической деятельности, где конкуренция:

или экономически неэффективна,

или невозможна в силу специфики технологического процесса производства товаров (услуг),

или противоречит интересам общества (государства).

Подобное определение четко отражает объективность государственного регулирования естественной монополии.

При этом как отличить естественную монополию от монополии вообще?

Главным признаком естественной монополии является неделимость инфраструктуры, из него вытекают ее остальные признаки:

субаддитивность издержек;

однородность и незаменяемость продукции;

эндогенность структуры отраслевых компаний как вертикально-интегрированных;

социальная (общественная) значимость.

Естественная монополия как объект государственного регулирования делится на естественно-монопольное ядро, идентифицируемое на основе экономических и технологических границ рынка, и смежный естественно-монопольный сегмент, выделяемый, исходя из социальных и стратегических границ рынка, выбранных для себя обществом. Принципиально важно, что естественная монополия включает в себя и сферы, являющиеся потенциально конкурентными, но ограничиваемые обществом.

Идентификация сфер деятельности на основе границ рынка определяет и механизмы их государственного регулирования (Таблица 1).

Таблица 1 - Типы границ естественных монополий

Сферы деятельности

Тип границ

Характеристика

Механизмы государственного регулирования




Основной

Дополнительные

Естественно-монопольное ядро

Экономические

Конкуренция экономически неэффективна

Ценовое

Право входа на рынок


Технологические

Конкуренция невозможна в силу технологии процесса

Техническое

Право входа на рынок

Смежный естественно-монопольный сегмент (конкуренция возможна)

Социальные

Конкуренция неэффективна с точки зрения общественной полезности

Субсидирование

Ценовое, Право входа на рынок, Антимонопольное


Стратегические

Конкуренция противоречит интересам государства

Право входа на рынок

Антимонопольное, Ценовое


Конечно, рынок всегда лучше, но только там, где это эффективно и где действительно присутствует конкуренция, а не искусственно поддерживаемая иллюзия. Поэтому, на мой взгляд, лучше совершенствовать государственное регулирование, чем пытаться поддерживать иллюзию рынка и бороться с его несовершенством. Не надо путать естественно-монопольное ядро отрасли и объект государственного регулирования в сфере естественной монополии. Хотя естественно-монопольное ядро отрасли и представляет наибольший интерес при определении объекта государственного регулирования, это не означает, что сама естественно-монопольная отрасль должна остаться «за бортом» такого регулирования.

2.3 Практика антимонопольного регулирования естественных монополий

Каким же образом на практике внедряются методы регулирования деятельности субъектов естественных монополий, и проводится государственный контроль в сферах естественных монополий, какими функциями и полномочиями наделены для этого специальные органы регулирования естественных монополий?

Первой исходной функцией органов регулирования естественных монополий является формирование и ведение реестра субъектов естественных монополий, в отношении которых осуществляются государственные регулирование и контроль. Только они наделены полномочием принимать решение о включении в реестр субъектов естественных монополий либо об исключении из реестра. И только они принимают обязательные для субъектов естественных монополий решения о введении регулирования, о применении к субъекту естественной монополии предусмотренных законодательством конкретных методов регулирования, в том числе об установлении цен (тарифов). Определяющую роль при этом играет решение о применении методов регулирования, которое влечет включение субъекта естественной монополии в реестр и введение механизма контроля.

Органы регулирования естественных монополий принимают также решения об изменении или о прекращении регулирования в отношении конкретных субъектов естественных монополий, если отпадают установленные для этого основания, например, если открылась возможность для развития конкуренции на рынке соответствующих товаров. И подобно тому, как принятие решения о введении регулирования служит основанием для включения субъекта естественной монополии в реестр, так на основе решения о прекращении регулирования он из реестра исключается. Решение принимается на основе анализа деятельности конкретного субъекта естественной монополии с учетом стимулирующей роли методов регулирования. При этом оценивается обоснованность затрат и принимаются во внимание:

издержки производства (реализации) товаров, в том числе заработная

плата;

стоимость сырья и материалов, накладные расходы;

налоги и другие платежи;

стоимость основных производственных средств, потребности в инвестициях, необходимых для их воспроизводства, и амортизационные отчисления;

прогнозируемая прибыль от возможной реализации товаров по различным ценам (тарифам);

удаленность различных групп потребителей от места производства товаров;

соответствие качества производимых (реализуемых) товаров спросу потребителей;

государственные дотации и другие меры государственной поддержки.

В пределах предоставленной компетенции органы регулирования естественных монополий осуществляют функцию контроля за соблюдением Федерального закона "О естественных монополиях". Если субъект естественной монополии имеет долю на рынке товара более 35%, то он, помимо реестра, который ведет на него орган регулирования естественных монополий, включается еще и в соответствующий реестр хозяйствующих субъектов, находящийся у федеральных антимонопольных органов. Таким образом, субъект естественной монополии может числиться одновременно в обоих реестрах.

Федеральные антимонопольные органы самостоятельно принимают также решения о наложении штрафов и административных взысканий на субъектов естественных монополий за допущенные ими нарушения антимонопольного законодательства.

Для органов регулирования естественных монополий, подобно федеральным антимонопольным органам, установлены определенные гарантии исполнения возложенных на них функций. Оригинальной гарантией полноценной деятельности федеральных органов исполнительной власти по регулированию естественных монополий является запрет на их произвольную ликвидацию. Они могут быть ликвидированы лишь в случае появления возможности для развития конкуренции на соответствующем товарном рынке и (или) в случае изменения характера спроса на товар субъектов естественных монополий. Сообщения о ликвидации органов регулирования естественных монополий и об основаниях для принятия такого решения публикуются в средствах массовой информации.

Важная гарантия состоит и в том, что в целях исполнения функций, возложенных на органы регулирования естественных монополий, их работники имеют право беспрепятственного доступа к информации о деятельности субъектов естественных монополий, имеющейся у органов исполнительной власти и органов местного самоуправления, а также у субъектов естественных монополий.

В последнее время около 70% нарушений, касающихся злоупотреблений доминирующим положением, происходит в отраслях, прямо или косвенно относящихся к сфере естественных монополий. Рассмотрим основные виды злоупотреблений доминирующим положением на рынке электроэнергетики.

В связи с тем, что Федеральный закон от 17.09.1995 № 147-ФЗ «О естественных монополиях» содержит закрытый список естественных монополий, отрасли, где потребители могут иметь одного единственного поставщика, технологически сопряженного с естественными монополиями, оказываются вне сферы его применения. Ценообразование в этих отраслях может регулироваться различными внутренними нормативными актами. Практика применения этих положений предусматривает обращение потребителей в суд или антимонопольный орган для обеспечения своих ущемленных прав в результате действий компаний-монополистов. В последние годы такой тип дел особенно характерен для компаний электроснабжения (не субъектов естественных монополий), очень часто оказывающихся в положении монополиста по отношению к конкретным клиентам-потребителям.

Наиболее распространенные виды нарушений:

необоснованный отказ в заключении договора;

сокращение, или прекращение производства товара (электроэнергии), на который имеется спрос, или заказы потребителей, при наличии безубыточной возможности его производства.

Можно выделить основные проблемы, с которыми сталкиваются территориальные управления при пресечении этих нарушений. Например, нормы по снабжению энергетическими ресурсами являются императивными и затрагивают небольшую часть условий договора, особенно если учитывать отсутствие принятых правил энергоснабжения. Поэтому вмешательство антимонопольных органов в договорные процессы дает законную возможность обеспечить баланс интересов предприятия - естественного монополиста и потребителя его услуг при заключении договора.

При рассмотрении антимонопольным органом жалоб на неправомерность включения каких-либо условий в договор возникает вопрос об отсутствии альтернативы заключению договора. В результате добровольный акцепт становится принудительным, т.к. услуги, оказываемые контрагентам, являются необходимыми. Практически заключение договора происходит следующим образом: Энергоснабжающая компания направляет оферту потребителю, которую тот может акцептовать. Но при наличии невыгодных условий потребитель составляет протокол разногласий, что приравнивается к оферте, и направляет его энергоснабжающей организации, которая не подписывает протокол, т.е. не дает акцепт, в результате чего можно констатировать факт незаключения договора. Следовательно, квалифицировать злоупотребление доминирующим положением в форме «навязывания контрагенту условий договора, невыгодных для него…» не представляется возможным, но фактически деятельность по поставке электроэнергии по данному договору осуществляется. Для оперативного пресечения нарушений в некоторых территориальных управлениях используется процедура устранения нарушений без возбуждения дела. Основной причиной снижения количества возбужденных дел является предварительный анализ проектов договоров хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке услуг доступной электросвязи. Предварительные меры при проведении анализа договоров, как правило, позволяют выявить и устранить ряд нарушений на этапе согласования.

Вторая проблема, с которой связываются сотрудники антимонопольных органов, - это сложность экономического и технического характера, не позволяющая сделать вывод об обоснованности отказа в заключении договора энергоснабжения, мотивированного несоответствия энергопринимающего устройства абонента установленным техническим требованиям. Эта проблема связана как с отсутствием у сотрудников антимонопольных органов специальных технических знаний, так и с отсутствием нормативных актов, устанавливающих четкий порядок присоединения абонента к сетям энергоснабжающей организации.

Пример рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства в области естественных монополий. Арбитражный суд г. Москва отказал ОАО «МОЭК» в удовлетворении требований по двум делам о признании недействительными решения и предписания управления Федеральной антимонопольной службы по Москве и Московской области (УФАС). Дела были возбуждены Московским УФАС России по обращениям Российской Академии наук и Московской городской военной прокуратуры. Заявители обжаловали действия ОАО «МОЭК», нарушающие права потребителей, проживающих в ведомственном жилом фонде. ОАО «МОЭК» получило право полного хозяйственного ведения имущества ГУП «Мостеплоэнерго», ГУП «Мосгортепло» и ГУП «Теплоремонтналадка», участвующего в производстве и/или транспортировке тепловой энергии. ОАО «МОЭК» занимает доминирующее положение на рынке услуг по теплоснабжению в границах присоединённой сети на территории г. Москвы. Комиссия Московского УФАС России установила, что между жилищно-коммунальными отделами по эксплуатации ведомственного жилищного фонда и ОАО «МОЭК» заключены договоры энергоснабжения для потребителей тепловой энергии в горячей воде. Действия ОАО «МОЭК» в части применения тарифов «Прочие потребители, в том числе ГСК, творческие мастерские, бюджетные организации» в 2005 году за тепловую энергию, поступающую в жилые части домов ведомственного фонда, нарушают установленный нормативными актами порядок ценообразования, направлены на неправомерное требование передачи финансовых средств, а также ущемляют интересы потребителей, которые несут убытки. Комиссия Московского УФАС России установила в действиях монополиста факт нарушения пункта 1 статьи 5 Закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» в части злоупотребления доминирующим положением на рынке услуг по теплоснабжению, выразившегося в ущемлении интересов жителей ведомственного жилого фонда путем:

нарушения установленного нормативными актами порядка ценообразования, а также необоснованного навязывания контрагенту условий договора на теплоснабжение, не выгодных для него, при применении тарифа, установленного для группы (категории) потребителей: «Прочие потребители, в том числе ГСК, творческие мастерские, бюджетные организации» в 2005 году;

необоснованного навязывания контрагенту условий договора на теплоснабжение, не выгодных для него, при определении группы потребителей в соответствии со «Справочниками тарифов по горячей воде», утвержденными ОАО «Московская объединенная энергетическая компания». По результатам рассмотрения 4 дел о нарушениях антимонопольного законодательства ОАО «МОЭК» выданы предписания о прекращении нарушения антимонопольного законодательства.

На момент вынесения решения по делам Комиссии Московского УФАС России не представлялось возможным установить размер дохода, полученного в результате нарушения антимонопольного законодательства и подлежащего перечислению в федеральный бюджет при применении тарифа за услуги по теплоснабжению по группе потребителей «Прочие потребители, в том числе ГСК, творческие мастерские, бюджетные организации» в 2005 году. В связи с изложенным и руководствуясь пунктом 2.30 Правил рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законодательства, утвержденных приказом ФАС России, Комиссия Московского УФАС России приняла решение выдать предписание о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного в результате нарушения антимонопольного законодательства, в течение трех месяцев со дня вынесения решений. Компания обратилась в Арбитражный суд г. Москва с заявлениями о признании недействительными решений и предписаний Московского УФАС России. Однако суд по двум делам подтвердил правоту антимонопольного органа, оставив решения и предписания в силе. В соответствии с пунктом 2.30 Правил рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законодательства Предписания о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного в результате нарушения антимонопольного законодательства, могут быть выданы в течение трех месяцев со дня вступления решения Арбитражного суда в законную силу.

В данной главе рассматривались вопросы нормативно-правовых основ регулирования деятельности естественных монополий. Был выявлен ряд недостатков в законодательной базе. В частности, на примере энергетической отрасли можно проследить несоответствие норм перехода к конкуренции в естественномонопольных областях технологическим реалиям производственного процесса. Так же небезосновательной выглядит критика законодательной базы в вопросах определения понятия естественной монополии, ее границ и способов регулирования. На мой взгляд, целесообразнее было подвергнуть кардинальным изменениям именно нормативно-правовых основ регулирования естественных монополий, чем подвергать реформам целые отрасли.

Так же проводился анализ существующей практики регулирования естественных монополий. Анализ показал, что в вопросах регулирования существует ряд нерешенных задач и проблем. В частности в силу разных причин трудно бывает выявить и доказать факты злоупотреблений доминирующим положением со стороны хозяйствующих субъектов естественных монополий. Для решения подобных проблем, на мой взгляд, нужно усовершенствовать законодательную базу, а так же повысить уровень технических знаний работников антимонопольных органов.

Глава 3. Место и роль естественных монополий в условиях реформирования электроэнергетического комплекса России

.1 Основные направления электроэнергетической реформы

В июле 2008 года были завершены основные процессы реструктуризации электроэнергетической отрасли. Закончились основные преобразования, начатые РАО "ЕЭС России" в 2006 году (выделение компаний из РАО "ЕЭС России"), включая обеспечение прямого участия акционеров РАО "ЕЭС России" в выделенных компаниях. В 2008 году должна была быть обеспечена независимость большинства генерирующих компаний друг от друга путем снижения доли государственного владения.

Схема проведения завершающего этапа реорганизации ОАО РАО "ЕЭС России" основана на принципе обеспечения интересов всех групп акционеров ОАО РАО "ЕЭС России" путем разделения активов ОАО РАО "ЕЭС России" на активы, которые должны быть переданы государству, и активы, которые должны быть переданы миноритарным акционерам, в соответствии с долей участия государства и миноритарных акционеров в капитале ОАО РАО "ЕЭС России".

В итоге, планируется, что по итогам завершения структурных преобразований государство будет владеть:

Более 75% акций Федеральной сетевой компании (с учетом внесения средств федерального бюджета и части "государственной" доли акций ОГК/ТГК);

Более 75% акций в Системного оператора (с учетом внесения средств федерального бюджета);

Более 50% акций в ОАО "ГидроОГК" (с учетом внесения средств федерального бюджета и части "государственной" доли акций ОГК/ТГК);

Более 50% акций ОАО "Интер РАО ЕЭС" (ОАО "Сочинская ТЭС");

Более 52% акций в ОАО "Холдинг МРСК" и ОАО "РАО Энергетические системы Востока".

При этом с учетом возможной продажи государственных пакетов акций в тепловых ОГК и ТГК, государство может полностью выйти из участия в тепловых генерирующих компаниях.

Предполагается, что миноритарным акционерам, в свою очередь, будет принадлежать:

До 100% акций тепловых генерирующих компаний;

Менее 25% в ОАО "ФСК ЕЭС";

Менее 50% в ОАО "ГидроОГК" и ОАО "Интер РАО ЕЭС" (ОАО "Сочинская ТЭС");

Около 48% в ОАО "Холдинг МРСК" и ОАО "РАО Энергетические системы Востока".

Реестр акционеров ОАО РАО "ЕЭС России" закрыт 6 июня 2008 года. Акции целевых компаний, выделяемых в ходе реорганизации, распределены лицам, значащимся в реестре акционеров РАО "ЕЭС России" по состоянию на указанный день.

В целом схема завершающей реорганизации позволяет:

учесть интересы всех групп акционеров ОАО РАО "ЕЭС России";

пропорционально распределять акции целевых компаний, принадлежащие ОАО РАО "ЕЭС России", среди акционеров ОАО РАО "ЕЭС России" и/или указанных ими в установленном порядке компаний;

снизить долю участия государства в потенциально конкурентных видах деятельности в электроэнергетике;

обеспечить долю прямого участия государства в уставном капитале ОАО "ФСК ЕЭС" и ОАО "ГидроОГК" на предусмотренном законодательством РФ уровне (75% +1 акция для ОАО "ФСК ЕЭС", контрольный пакет для ОАО "ГидроОГК");

ликвидировать дефицит инвестиционных средств на развитие сетевого хозяйства и гидрогенерации за счет продажи компаниями ОАО "ФСК ЕЭС" и ОАО "ГидроОГК" пакетов акций тепловых генерирующих компаний, приходящихся на долю государства.

монополия естественный энергетический реформирование

Рисунок 2 - Структура энергетической отрасли после проведения реформы

ФСК - Федеральная сетевая компания (единая национальная электрическая сеть)

МРСК - межрегиональная распределительная сетевая компания

МРСК’ - компания, выделившаяся из РАО "ЕЭС России" и владеющая акциями МРСК

РСК - распределительная сетевая компания

ОГК - оптовая генерирующая компания

ТГК - территориальная генерирующая компания

РГК - региональная генерирующая компания

Основными субъектами отрасли должны стать:

Инфраструктурные организации:

(Организация по управлению Единой национальной электрической сетью)

ФСК - компания, исполняющая роль организации по управлению Единой национальной (общероссийской) электрической сетью (ЕНЭС), которая обеспечивает единство технологического управления ЕНЭС, оказывает на возмездной договорной основе услуги по передаче электрической энергии по ЕНЭС.

Основные активы ОАО "ФСК ЕЭС" - практически все магистральные сети РФ (сейчас находящиеся в собственности холдинга РАО "ЕЭС России").

Ключевым фактором экономического успеха ОАО "ФСК ЕЭС" будет являться формирование прозрачной системы регулирования и тарифообразования и определение регулирующим органом справедливой регуляторной базы капитала (РБК) и справедливой нормы возврата на вложенный капитал. Создание крупной компании ФСК обеспечит оптимальную ликвидность и способность привлекать заемные средства, что будет приводить к снижению стоимости капитала и, как следствие, сдерживанию роста тарифов.

Системный оператор

Системный оператор осуществляет единоличное управление технологическими режимами работы Единой энергетической системы России и уполномочен на выдачу обязательных для всех субъектов оперативно-диспетчерского управления команд.

Межрегиональные распределительные сетевые компании (МРСК)

Созданные в ходе реструктуризации АО-энерго распределительные сетевые компании на этапе их межрегиональной интеграции будут объединены в несколько (до 5) холдинговых компаний по ОЭС, имеющих достаточные величину активов и рыночную капитализацию. Тарифообразование в МРСК будет также осуществляться на основе установления справедливой РБК и справедливой нормы возврата на вложенный капитал. Предполагается, что регуляторная база капитала (РБК) каждой МРСК должна составить не менее 0,5 млрд. долларов США.

После завершения всех основных мероприятий по реформированию холдинга РАО "ЕЭС России" и формирования целевой структуры отрасли предполагается, что государство может принять стратегическое решение о распоряжении пакетами акций распределительных сетевых компаний исходя из целей государственной экономической политики, предусмотрев в том числе возможность приватизации принадлежащих государству пакетов акций (путем продажи либо перехода на единую акцию) при условии установления регуляторного режима, обеспечивающего недискриминационный доступ к сетям.

Генерирующие компании.

Оптовые генерирующие компании (ОГК), созданные на базе РАО "ЕЭС России". ОГК (со средней установленной мощностью около 9 ГВт) являются наиболее крупными производителями электроэнергии на оптовом рынке. Предполагается создание 10 оптовых генерирующих компаний на базе крупных федеральных станций, принадлежащих РАО "ЕЭС России" и АО-энерго: 6 ОГК формируются на базе теплогенерирующих активов (ТЭС), 4 ОГК - на базе гидрогенерирующих активов (ГЭС). Перечень и состав оптовых генерирующих компаний будет утвержден соответствующим Распоряжением Правительства РФ. При этом рассматривается возможность включения в состав ОГК строящихся в настоящее время гидроэлектростанций (Бурейская ГЭС, Богучанская ГЭС). В целях ограничения монопольного влияния на оптовый конкурентный рынок электроэнергии тепловые ОГК формируются по экстерриториальному принципу, ГЭС - преимущественно по каскадам.

Территориальные генерирующие компании (ТГК), созданные на базе компаний РАО "ЕЭС России". ТГК (территориальные генерирующие компании) - это компании, созданные на базе генерирующих активов АО-энерго (за исключением станций, вошедших в ОГК и изолированных АО-энерго), укрупненные по региональному признаку. Перечень и состав ТГК определяется решением Совета директоров РАО "ЕЭС России".

Независимые генерирующие компании. Помимо ОГК на базе активов организаций холдинга РАО "ЕЭС России" на рынке также будут действовать ОГК на базе атомной генерации, 100% акций которой принадлежит государству, и генерирующие компании на базе активов "независимых" АО-энерго (Иркутскэнерго, Башкирэнерго, Татэнерго, Новосибирскэнерго).

Сбытовые компании

Холдинг Гарантирующих поставщиков, изолированных АО-энерго.

Гарантирующий поставщик (ГП) является регулируемым бизнесом. При этом в отличие от конкурентной сбытовой деятельности, деятельность гарантирующего поставщика возможно совмещать с деятельностью по распределению электроэнергии (распределительные сети).

Конкурентные сбытовые компании. В результате реорганизации АО-энерго будут создаваться сбытовые компании, которые, как предполагается, будут исполнять функции ГП (если иное не будет решено государством). При этом основной моделью деятельности сбытовой компании, создаваемой в результате реорганизации АО-энерго, будет выполнение ею функций гарантирующего поставщика (если иное не будет решено государством) в соответствии с определяемыми Правительством правилами и требованиями к функционированию гарантирующих поставщиков. В случае неприсвоения данным компаниям статуса ГП, они будут заниматься конкурентной сбытовой деятельностью. Конкурентные сбытовые компании будут также создаваться независимыми организациями и будут осуществлять деятельность по продаже электроэнергии конечным потребителям.

Ремонтные компании. Целевая структура электроэнергетической отрасли в сфере ремонтных видов деятельности была сформирована в 2005 году. В целевой структуре функционирует рынок услуг, участниками которого являются независимые ремонтные и сервисные компании, действующие также в других отраслях (в том числе металлургии, машиностроении, нефтяной и газовой промышленности).

Научно-проектный комплекс. Реформирование научно-проектного комплекса (НПК) ориентировано на создание комплексных компаний, осуществляющих инжиниринговую деятельность для генерирующих, сетевых и других компаний электроэнергетики, а также прочих отраслей (коммунальное хозяйство, крупная промышленность).

Как видно из структуры реорганизации РАО «ЕЭС России» государство оставит за собой контроль над передачей электроэнергии и диспетчерским управлением всей энергосистемы страны. Т.е. области, которые вошли в перечень естественно-монопольных сфер экономики России. Таким образом, вновь просматривается выделение «естественно-монопольного ядра», речь о котором шла в предыдущей главе дипломной работы. Роль государства как системного оператора в новых потреформенных реалиях, несомненно, возрастет. Причиной тому является возможность несогласованности действий отдельных электростанций и энергосбытовых компаний внутри энергосистемы. Это стало возможным вследствие того, что появилось большое количество частных владельцев, соблазном для которых будет обеспечение собственных интересов вопреки безопасности и надежности технологического процесса системы в целом. В худшем случае может иметь место полный развал энергетической системы, что приведет к массовым перебоям в электроснабжения и поставит под вопрос энергобезопасность страны. Для недопущения подобной ситуации необходимо ввести ряд законодательных норм, которые обяжут все независимые энергокомпании работать в установленном порядке и четко следовать указаниям системного оператора по режимам работы энергообъектов.

3.2 Общие экономические последствия электроэнергетической реформы

Основная масса чиновников и идеологов энергетической реформы уверена, что раздел РАО ЕЭС на множество частных компаний и либерализация торговли электричеством обязательно устранят проблемы с эффективностью и ценами.

В соответствии с утвержденным графиком либерализации рынка электроэнергии к 1 января 2011 года будет полностью ликвидировано государственное регулирование тарифов. Крупные потребители (промпредприятия, сетевые компании) будут закупать оптовые объемы электроэнергии напрямую у множества производителей - на спотовых рынках (один действует в Европейской Росси, другой - в Сибири) или по долгосрочным двухсторонним контактам. Если в прошлом году на свободном рынке продавалось около 15% объемов генерируемого электричества, то с 1 января 2009 года этот показатель возрастает дважды - до 35%, а с 1 июля 2010 года - до 50%. После 2011 года государство оставит за собой лишь функции социальной поддержки. Предполагается, что за счет бюджета будет субсидироваться приобретение минимального объема электроэнергии для населения по фиксированной цене.

Предваряя либерализацию цен, менеджмент РАО ЕЭС провел массированную распродажу генерирующих активов энергохолдинга, собственниками которых стали крупные российские компании, включая государственный «Газпром», а также энергокомпании из Западной Европы. В ходе распродажи было выручено примерно 800 млрд. рублей. Из них около половины должно пойти на финансирование инвестпрограммы Федеральной сетевой компании (ФСК), которая будет владеть почти всеми магистральными сетями страны. Оставшиеся средства останутся в распоряжении генерирующих компаний.

Если все теоретические выкладки удастся воплотить в жизнь, то реформа позволит ввести значительные инвестиционные капиталы в отрасль, которые пойдут на модернизацию существующих объектов и строительство новых необходимых экономике мощностей. Эти шаги приведут к значительному удешевлению себестоимости производимой продукции, так же уменьшатся расходы на передачу и распределение электроэнергии, что в итоге должно привести к снижению ее конечной стоимости для потребителей. При грамотном регулировании и введении соответствующих постановлений и норм наличие конкуренции подтолкнет владельцев компаний к постоянному развитию и модернизации своих предприятий. Важно не допустить покрытия энергетическими компаниями своих инвестиционных затрат только за счет повышения тарифов для потребителей. Целесообразно, на мой взгляд, стимулировать компании к привлечению акционерного или заемного капитала, что соответствует условиям рыночной экономики.

Рассмотрим практическую составляющую вопроса. Как показывает опыт либерализованных рынков, либерализация сама по себе отнюдь не является ни гарантией установления конкурентной среды, ни основанием для снижения цен. Более того, при сочетании малого числа продавцов и дефиците электроэнергии становится более вероятной реализация стратегии энергетиков, нацеленная не на увеличение предложения, а на поддержание дефицита и взвинчивание тарифов. Так, например, случилось в 2001 году в Калифорнии, где в момент возникновения дефицита (были закрыты два блока АЭС) цены увеличились в несколько раз. О возникновении именно такого неблагоприятного сценария сейчас можно говорить применительно и к России.

Дефицит электроэнергии наблюдался в крупнейших и наиболее значимых регионах страны - столичном, на Северо-Западе (в первую очередь в Санкт-Петербурге и области), Урале. Объемы поставки электроэнергии из соседних регионов из-за недостаточно развитой сетевой инфраструктуры и отсутствия серьезных резервов по мощностям ограничены. При этом все три региона лежат в зоне, где с 1 января 2011 года будет работать на сто процентов либерализованный рынок. Между тем, Российские энергокомпании уже демонстрировали способность извлекать выгоду из сложившейся ситуации. В сентябре 2007 года, в период дефицитов электроэнергии, вызванных выводом из эксплуатации энергоблоков в связи с ремонтной кампанией, цена на спотовом рынке «сутки вперед» достигала 1,15 рубля за кВтч (почти двукратное превышение регулируемого тарифа в 0,635 рубля за кВтч для Москвы). В первые дни января 2008 года, в связи с задержками в заключениях долгосрочных договоров на поставку электроэнергии по регулируемому тарифу, котировки на торговой площадке АТС достигали уровня 1,2 рубля за кВтч при тарифе ФСТ в 0,79 рубля за кВтч для Москвы (рост 50%). В упомянутых случаях наблюдалось лишь падение предложения. Если на равновесном рынке электроэнергии вместе с этим вырастет и спрос, увеличение цен может приобрести взрывной характер (как в Калифорнии в 2001 году).

Проблемы спекуляций и скачков цен характерны и для западных рынков. Однако там они носят скорее краткосрочный, случайный характер и жестко пресекаются регулирующими органами. Именно их кропотливая работа обеспечивают баланс интересов между генерирующими компаниями, сетями и конечными потребителями, никому в этой цепочке не позволяется зарабатывать сверхприбыли. Главный системный недостаток нашей реформы - абсолютная непродуманность вопроса передачи полномочий в части принятия ключевых решений и управления отраслью после 1 июля 2008 года. Единый центр принятия решений до сих пор отсутствует. Сейчас функции такого единого центра поделены между рядом инстанций: Федеральной антимонопольной службой (ФАС), Федеральной службой по тарифам (ФСТ), АТС, Советом рынка электроэнергии (объединяет производителей и потребителей), Ростехнадзором, Минэнерго. В принципе все вместе они имеют достаточно много рычагов влияния на энергетику, но, даже выступая единым фронтом, плохо справляются со своими обязанностями. Об этом говорят и запредельные темпы роста тарифов, и проблемы с подключением. По отдельности же действия этих инстанций еще менее эффективны. В условиях реформирования, как энергетики, так и остальных естественно-монопольных отраслей необходимо подвергнуть если не реформам, то кардинальным изменениям работу антимонопольных органов, а так же внести существенные поправки в существующее законодательство. Благодаря проведенной реформе удалось достичь разделения монопольных и потенциально конкурентных функций между государством и частными компаниями. Однако этого не достаточно. Необходимо так же достичь максимально возможный уровень открытости информации для органов регулирования. Важно не допустить возникновения холдинговых компаний, а так же устранить уже существующие, т.к. их наличие неизбежно приведет к контролю значительной доли рынка и перераспределению доходов и прибылей предприятий с целью завышения тарифов на предоставляемые услуги и получению необоснованных сверхприбылей. Логичным выглядит и совершенствования механизма ценообразования. Должно быть прекращено перекрестное субсидирование льготных пользователей за счет предприятий. Субсидии, которые будут признаны необходимыми, должны предоставляться из федерального бюджета, а не за счет других потребителей соответствующих ресурсов и услуг. Кроме того необходимо следить за инвестиционными процессами и по возможности снижать долю тарифного финансирования инвестиций (привлечения денежных средств за счет повышения тарифов). Данные меры, на мой взгляд, позволят достичь поставленных перед реформой целей и избежать неприятных последствий для потребителей.

В настоящее время антимонопольные органы не до конца справляются с трудностями, возникшими в результате проведенной реформы. Кроме того, дополнительной проблемой, по моему мнению, является не до конца продуманная Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020. На то, что ситуация развивается пока в неблагоприятном для потребителей ключе, указывают самые последние события. По данным различных энергетических изданий, ФСТ предложила повысить тарифы производителей электроэнергии в 2009 году на 15,3% к уровню этого года, при этом электроэнергия атомных станций подорожает сразу на 24,8%, а расценки на продукцию объединяющей гидроэлектростанции «Русгидро» предложено увеличить на 43,8%. Значительный рост тарифа для «Русгидро», по инсайдерским данным, был обоснован чрезвычайно крупной (607 млрд рублей до 2012 года) инвестпрограммой. На эти средства можно построить около 12 ГВт мощностей. Даже если их израсходуют правильно, средства будут выключены из отрасли на многие годы - на строительство новых станций требуется порядка десяти лет. Аналогичная ситуация с программой развития атомной энергетики: вместо достройки старых проектов огромные средства планируется потратить на запуск новых. Вместо достройки пятого (70% готовности) и шестого (20% готовности) энергоблоков Курской АЭС предлагается построить два блока с нуля на отдельной площадке Нововоронежской АЭС (вдвое дороже). Атомную станцию планируется построить в Томской области на границе Кузбасса с его дешевым углем.

Получается, что чрезвычайно затратная Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 года толкает цены на электричество вверх. Поскольку компаниям нужны средства на реализацию долгосрочных инвестиционных обязательств, расходы подобного рода они могут и уже прописывают лишь в растущий тариф. В условиях спада потребления генерирующие компании скорее пойдут на сокращение текущего предложения электроэнергии, чтобы удержать цены на высоком уровне.

Нынешний финансовый кризис резко затруднил доступ энергокомпаний к финансовым средствам. В текущих условиях полностью закрытого рынка капитала реализовать планы по вводу в строй новых мощностей в срок будет чрезвычайно сложно. Особенно эта проблема характерна для тех компаний, которые не успели привлечь достаточно средств через дополнительные эмиссии, а также на рынке долга: ОГК-1, ОГК-2 и ОГК-6, а также ТГК-1, ТГК-11 и прочих. И представители энергетических компаний, и подавляющее большинство участников рынка убеждены, что установленные в реформе масштабы ввода дополнительной генерации совершенно не соответствуют потребностям экономики. Последние годы потребление электроэнергии росло не на 4-5%, как ожидали идеологи реформы РАО, а на 2-2,4%. Отечественный ВВП один из самых энергоемких в мире, соответственно, и потенциал энергосбережения в нашей стране столь велик, что экономической рост, тем более при росте тарифов, может идти и без приращения энергопотребления. Впрочем, в последние месяцы говорят уже не о росте, а о возможном спаде спроса в ближайшей перспективе.

В нынешних непростых условиях генерирующие компании будут пытаться всеми возможными способами уговорить власти, чтобы, во-первых, отложить и усечь их программы, во-вторых, увеличить тарифы, в-третьих, увеличить долю госучастия в инвестпрограммах. Компании также будут упирать на ограниченные возможности энергомашиностроения и строительно-монтажного комплекса. Кроме того, энергетики сейчас испытывают проблемы с выделением газовых лимитов. По этой причине до сих пор простаивает второй блок Северо-Западной ТЭЦ-2 в Петербурге мощностью 450 МВт, введенный в эксплуатацию еще в ноябре 2006 года. Похожая ситуация с Калининградской ТЭЦ-2.

Генкомпании уже заявили правительству о «кризисных проблемах» и попросили государство нарастить свое участие в инвестициях. Новое руководство «Мосэнерго» (собственник «Газпром») сообщило о существенном сокращении своей инвестиционной программы, в частности, компания отказалась от строительства Петровской ГРЭС мощностью 4 ГВт. А 21 ноября ведущие энергоинжиниринговые компании заявили о создании собственной ассоциации, целью которой станет противодействие уже начавшемуся, по словам участников, процессу сворачивания инвестиционных проектов по созданию новых генерирующих мощностей.

В 2007 году в России было произведено 1,016 трлн кВтч электроэнергии. Даже если кризис не приведет к замедлению сложившейся в последние годы динамики энергопотребления, суммарный прирост электроэнергии до 2012 года составит около 125 млрд кВтч. Производство такого объема требует около 20 ГВт новых мощностей. Однако получить такой объем дополнительной генерации вполне возможно и без задуманного реформаторами масштабного строительства новых энергоблоков. И гораздо дешевле. И гораздо быстрее.

Во-первых, необходимо провести работы по увеличению коэффициента использования установленной мощности тепловых станций. Во-вторых, можно поднять КИУМ и на российских АЭС с сегодняшних 77,7% до среднемирового уровня в 87%. В-третьих, и это самое главное, уже давно необходимо перевести серийные для российской энергетики паросиловые блоки на парогазовый цикл. Использование газотурбинных надстроек к энергоблоку ведет к повышению КПД с 36-38 до 55-57%, что соответствует уменьшению расходов газа на единицу электроэнергии в полтора раза.

Как было уже сказано, в сложных условиях кризиса энергетики будут всячески пытаться отсрочить и усечь рискованные проекты по увеличению мощностей и при этом постараются максимизировать величину текущего тарифа с учетом инвестиционной составляющей. Но если мы хотим обеспечить экономику сравнительно дешевым электричеством, нужно не настаивать на выполнении генерирующими компаниями неадекватных планов, а стимулировать программы наращивания производства за счет модернизации генерирующих мощностей. Стоит заняться изучением опыта США, ЕС, Китая, Японии, Южной Кореи, когда государство софинансирует внедрение самых современных энергоустановок. Модернизация интересна генкомпаниям несопоставимо больше нового строительства. Ведь, например, стоимость мероприятий по повышению КИУМ составляет не более 25% стоимости строительства нового блока. А затраты на реконструкции с целью повышения КПД при стоимости строительства парогазового блока мощностью 1 ГВт в 1,2 млрд. долларов составят не более половины этой суммы.

За счет мероприятий по повышению КИУМ и КПД к 2020 году можно получить 27 ГВт реально задействованных мощностей. Это даст возможность удовлетворить потенциальный прирост спроса до 2012 года. Передышку в четыре года необходимо использовать для согласования программ строительства новых генерирующих мощностей с программами развития поставок газа и угля на них. Кроме того, мы получим время и условия для наращивания мощностей строительно-монтажного комплекса, а также сможем наполнить новыми технологиями энергомашиностроительный комплекс страны. Пока же необходимо иметь в виду, что начальная цена поставки энергетического оборудования может занимать только 30-50% от общих затрат на нее за весь его жизненный цикл (до 20-40 лет). Остальные затраты составят сервисные услуги и запчасти, которые, например, для газовых турбин большой мощности (160 МВт и выше) невозможно изготовить внутри страны. Поэтому, если нынешняя модернизация энергетики пройдет без участия отечественных машиностроителей, Россия, даже будучи энергетической сверхдержавой, может потерять свой электроэнергетический суверенитет.

Только такой, с упором на качество, а не количественный рост, подход к развитию электроэнергетики позволит решить проблему высоких тарифов, которая, как показано выше, связана не только с дефицитом предложения, но и с себестоимостью генерации на устаревших советских активах.

Важно так же не допустить злоупотреблений энергетическими компаниями в области сокращения инвестиционной деятельности. Во-первых, необходимо отделить реальные финансовые проблемы энергокомпаний от возможных фальсификаций, направленных на сокращение вмененных им инвестиционных обязательств. Во-вторых, нельзя допустить чрезмерного роста тарифов, на который компании могут пойти с целью покрытия издержек на модернизацию и новое строительство энергетических мощностей. Роль антимонопольных органов в этом вопросе уже указывалась выше.

Как видно из приведенных в данном параграфе данных, в настоящее время существуют обе эти проблемы. Тарифы растут, а инвестиции сокращаются. Т.е. поставленные перед реформой задачи не выполняются. Частично это обусловлено финансовым кризисом, но считать его причиной всех проблем, на мой взгляд, неразумно. В сложившейся ситуации необходима более жесткая и четкая позиция государства и регулирующих органов. Кроме того, с появлением новых реалий в энергетике и не только, просто необходимо пересмотреть существующую нормативно-правовую базу и привести ее в соответствие новому постреформенному состоянию естественно-монопольных отраслей.

3.3 Особенности функционирования естественных монополий в условиях реорганизации электроэнергетики РФ

Энергетика перестала быть государственной, но и полностью рыночной пока не стала. Сейчас это олигополия, которая, оставшись без присмотра, способна резко взвинтить цены на электроэнергию, что может привести к замедлению роста ВВП. Очень важно, чтобы государство грамотно сдерживало олигополистические риски и при этом не переусердствовало, как это недавно происходило с ценами на социально значимые продукты питания.

За 16 лет жизни РАО ЕЭС энергетика изменилась до неузнаваемости. Дореформенная энергетика представляла собой 72 региональные вертикальноинтегрированные энергетические компании и несколько отдельных электростанций. В региональных АО-энерго на одном балансе были перемешаны производство электроэнергии, реализация и сбыт по региональным сетям мелким потребителям - населению и ЖКХ, а также сервис и ремонт энергетических мощностей. Наиболее энергоемкие предприятия покупали электроэнергию с оптового рынка, где тарифы устанавливала Федеральная энергетическая комиссия. Все отдельные станции и практически все региональные АО-энерго находились под контролем государственного холдинга РАО «ЕЭС России». Исключение составили только «Иркутскэнерго», «Новосибирскэнерго», «Татэнерго» и «Башкирэнерго», которые региональные власти продали в частные руки задолго до тотального реформирования отрасли. Тарифы АО-энерго формировали по принципу «затраты плюс фиксированная норма рентабельности», защищая потом свои расходы на региональных энергетических комиссиях. Экономики в такой схеме ценообразования было мало, потому что затраты энергетиков, в которых было перемешано все подряд, оставались непрозрачными даже для регуляторов. При этом у самих регуляторов, тесно связанных с региональными или федеральными властями, основной целью было сдерживание тарифов ради дотирования социально значимых предприятий и населения. Особенно трудно энергетике приходилось перед очередными выборами.

Впервые разговоры о реформировании электроэнергетики начались еще в конце 1990-х годов. Было собрано 13 различных концепций, большинство из которых предполагали сохранение региональных вертикально-интегрированных компаний. В июле 2001 года было принято 526-е постановление «О реформировании электроэнергетики Российской Федерации», которое было основано на варианте, разработанном РАО ЕЭС и Минэкономразвития. Поначалу реформаторы думали, что справятся с перекроем энергетики за 4 года, а в 2005 году РАО ЕЭС уже прекратит существование. Однако в реальности реструктуризация отрасли затянулась и фактически стартовала только в 2003 году, когда в рамках «Концепции Стратегии РАО ЕЭС на 2005-2008 годы «5+5» АО-энерго начали делить по видам деятельности.

В 2003 году законодательная платформа для реформ была подготовлена и началась реализация пилотных проектов по разделению на несколько специализированных по видам деятельности компаний ряда АО-энерго Центральной части России. Получилось 6 федеральных оптовых генерирующих компаний (ОГК), в которых генерирующими активами являются ТЭЦ, и одна ГидроОГК, а также 14 территориальных генерирующих компаний (ТГК) и 11 МРСК.

В ведении государства остались только «Системный оператор» (эта компания собрала бывшие региональные диспетчерские управления), магистральные сети передачи электроэнергии (Федеральная сетевая компания), а также контроль над распределительными сетями низкого напряжения (МРСК) и гидроэнергетикой, которая собрана в компании ГидроОГК.

С 2006 года оптовый и розничный рынки электроэнергии начали переводить с административного на рыночное регулирование. По переходным правилам генкомпании и покупатели заключают между собой регулируемые договоры, а к 2011 году рынки предполагается полностью либерализовать и договоры о покупке электроэнергии сделать свободными. С 1 января 2011 года установление государством цен на оптовом рынке должно быть запрещено, и тарифы на электроэнергию окончательно уступят место ценам.

Уже сейчас ясно, что в результате энергореформы еще на первом этапе удалось восстановить в отрасли платежную и финансовую дисциплину.

Итогом второго этапа стала децентрализация, которая сделала отрасль более гибкой, хотя, с другой стороны, сложной в управлении и контроле.

Ряд экспертов сходится во мнении, что реформа сопровождается ростом тарифов и цен на электроэнергию. Реформа задумывалась для обеспечения потребностей экономики страны в доступной электроэнергии. Итоги, в общем, неоднозначные, однако и реформа еще не окончена. Их противники в свою очередь считают, что при сохранении старой структуры операционные издержки энергетической отрасли были бы выше: раньше вся прибыль «съедалась» огромной монополией РАО ЕЭС, а теперь у энергокомпаний будет собственный свободный денежный поток для развития. Иными словами если бы финансирование энергетики осталось на государстве, РАО тратило бы больше, чем сейчас будут тратить частные инвесторы, и такой вброс в экономику мог бы существенно увеличить инфляцию. Кроме того, при распределении денежных средств на строительство объектов инфраструктуры в госкомпаниях был бы не исключен элемент коррупции. Оставив энергетику на частных инвесторов, государство может сосредоточиться на финансировании обрабатывающих и инновационных отраслей.

Для значительной части территориальных и оптовых генкомпаний уже нашлись стратегические инвесторы, среди которых есть иностранные стратеги - энергетические концерны E.On, Enel, Fortum, RWE, а также российские компании «Газпром», «КЭС-Холдинг», «Норильский никель», СУЭК, «ЛУКОЙЛ», Группа ОНЭКСИМ, Группа «Синтез». Эти акционеры приобрели доли в генерации через допэмиссии, которые РАО ЕЭС провело в их пользу, а также за обязательства реализовать масштабные инвестпрограммы в генкомпаниях. Средства, полученные от допэмиссий, частично пошли на финансирование государственных энергетических компаний.

Определить значимость и конечные результаты энергореформы на данном этапе невозможно, т.к. по сути, она еще не завершилась. Новые компании находятся в стадии становления, а свободный рынок должен появиться лишь к 2011 году. Кроме того, очень сильно сказывается влияние экономического кризиса, в результате которого падает спрос на продукцию отрасли, а так же инвестиции в нее.

В подобных условиях большую важность приобретает роль антимонопольных органов, т.к. уже сейчас, на стадии становления одной из важнейших проблем отрасли является высокая концентрация игроков, и без грамотного антимонопольного регулирования в отдельных сегментах рынка электроэнергии могут образовываться цены, которые не отражают реальной ситуации. Но в то же время большим риском может стать вероятность снижения темпов реформирования из-за усиления антимонопольного регулирования со стороны государства, т.к. если темпы либерализации затормозятся, то можно ожидать ухода с рынка кого-либо из крупных инвесторов, что крайне негативно скажется как на энергетической отрасли, так и на экономике страны в целом.

Подведем итоги по данной главе. В июле 2008 года были завершены основные процессы реструктуризации электроэнергетической отрасли. В результате в руки частных инвесторов попали генерирующие и сбытовые энергетические компании. Основной целью реформирования электроэнергетики России стало повышение эффективности предприятий отрасли, создание условий для ее развития на основе стимулирования инвестиций, обеспечение надежного и бесперебойного энергоснабжения потребителей. В ходе реформы изменилась структура отрасли: было осуществлено разделение естественномонопольных (передача электроэнергии, оперативно-диспетчерское управление) и потенциально конкурентных (производство и сбыт электроэнергии, ремонт и сервис) функций, и вместо прежних вертикально-интегрированных компаний, выполнявших все эти функции, созданы структуры, специализирующиеся на отдельных видах деятельности. Однако анализ практики показал, что выполнение поставленных задач на данный момент не соответствует установленным срокам, а главная цель - снижение тарифов для потребителей не только не достигается, но имеет обратную направленность (тарифы за последнее время значительно выросли, хотя объективных предпосылок к этому не было). Виной тому разные причины. Объективной причиной является финансовый кризис, охвативший весь мир. Под его влиянием дорожают кредиты, снижается спрос на продукцию энергетических компаний, возрастают финансовые риски. Все эти явления тормозят инвестиционные вливания в отрасль. Однако существуют и причины иного характера. Сложившаяся система регулирования естественных монополий и в дореформенный период не до конца отвечала необходимым для здорового развития естественно-монопольных отраслей требованиям. Проводимые реформы выявили и новые слабые места в существующей нормативно-правовой базе, а так же в работе антимонопольных органов. Очевидно, что сложившуюся систему регулирования естественных монополий необходимо пересмотреть и усилить в соответствии с новыми экономическими реалиями. В данной главе были обозначены основные направления развития антимонопольной политики в области естественных монополий, которые, на мой взгляд, помогут воплотить в жизнь теоретическую модель реформирования энергетической отрасли страны.

Заключение

Проведенное исследование позволило раскрыть вопросы, касающиеся деятельности естественных монополий, их влияния на экономику страны, процессов, происходящих внутри естественномонопольных отраслей.

Было дано четкое определение естественной монополии.

Далее выявлялись положительные и отрицательные стороны естественных монополий. К положительным сторонам можно отнести:

возможность максимально использовать эффект от масштаба производства, что приводит к снижению издержек на производство единицы продукции,

возможность мобилизации значительных финансовых ресурсов для поддержания средств производства на должном уровне,

возможность использования достижений научно-технического прогресса,

возможность следования единым стандартам на производимую продукцию и предоставляемые услуги,

возможность замены рыночного механизма, т. е. рыночной экономической организации, внутрифирменной иерархией и системой контрактных отношений, что позволит сократить потери, связанные с риском и неопределенностью.

Среди отрицательных моментов функционирования естественных монополий стоит выделить:

возможность определять уровень продажной цены, создавать искушение переложить издержки в значительной мере на конечного потребителя, который не в состоянии оказывать обратного влияния на производителя,

возможность блокировать технический прогресс,

возможность экономить за счет снижения качества производимой продукции и предоставляемых услуг,

возможность принимать форму административного диктата, подменяющего экономический механизм.

Учет всех положительных и отрицательных сторон естественных монополий позволит сделать вывод о том, существует ли необходимость реформирования естественномонопольных отраслей, внесения изменений в их деятельность, а так же позволит усовершенствовать методы их регулирования.

Кроме того, было проведено исследование уже существующих методов регулирования естественных монополий. Рассмотрению подверглись не только применяемые в России методы, но и опыт зарубежных стран, который возможно использовать и в отечественной практике.

Изучение вопроса естественных монополий не могло обойтись без анализа нормативно-правовой базы регулирования их деятельности. Предметом изучения здесь стал Федеральный закон «О естественных монополиях». Приведенный анализ российской законодательной базы показал ее несовершенство, что выражается не только в отдельных несогласованных моментах нормативно-правовой базы, но и в отсутствии единого подхода к определению естественных монополий и, как следствие, отсутствии понимания целей регулирования и реформирования. В результате был выдвинут ряд рекомендаций по оптимизации методологии выделения естественных монополий, что позволит качественно улучшить нормативно-правовую базу и сделать работу антимонопольных органов более эффективной и грамотной, как с экономической, так и с технологической точек зрения.

Кроме того, была рассмотрена практическая составляющая деятельности антимонопольных органов по регулированию естественных монополий. Проведен анализ основных нарушений, встречающихся в последнее время в данной области. Предметом анализа послужила энергетическая отрасль, на примере которой проводилось исследование и других практических аспектов, среди которых самая значительная роль была отведена вопросу реформирования естественных монополий.

Тщательному анализу подверглась проведенная совсем недавно реформа энергетического комплекса страны. В результате были освещены вопросы хода проведения реформы, ее результатов (как теоретических, так и практических), экономических и технологических последствий, а так же функционирования отрасли в постреформенный период. Выводы исследования получились неоднозначными. В настоящее время положительных изменений в отрасли наблюдается не много. Поставленные перед реформой задачи пока не выполняются, а сама отрасль стала намного сложнее в управлении и работа ее оказалась менее надежна и устойчива. Впрочем, нельзя не учитывать влияние экономического кризиса, а так же небольшой срок, прошедший с момента окончания реформы. Проведенный анализ теоретических основ реформирования позволяет сделать вывод о преждевременности пессимистических настроений по поводу результатов реформы. Анализ примера энергетического комплекса поможет выявить главные положительные и отрицательные стороны регулирования естественных монополий в целом и применить полученный опыт к другим естественномонопольным отраслям, сделает возможным избежать допущенных ранее ошибок и выявит наиболее удачные начинания в области регулирования и реформирования.

Список использованной литературы

1.    Конституция Российской федерации (с поправками от 30 декабря 2008 г.) // Российская газета. 2009. 21 января.

2.       Об электроэнергетике: Федеральный закон от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ (с изм. от 22 августа 2004 г., 30 декабря 2004 г., 18 декабря 2006 г., 4 ноября 2007 г., 14 июля 2008 г., 25 декабря 2008 г.) // Российская газета. 2003. 01 апреля; 2004. 31 августа; 2004. 31 декабря; 2006. 23 декабря; 2007. 08 ноября; 2008. 18 июля; 2008. 30 декабря.

.        О естественных монополиях: Федеральный закон от 19 июля 1995 г. № 147-ФЗ (с изм. от 8 августа 2001 г., 30 декабря 2001 г., 10 января 2003 г., 26 марта 2003 г., 29 июня 2004 г., 31 декабря 2005 г., 4 мая 2006 г., 29 декабря 2006 г., 18 октября 2007 г., 8 ноября 2007 г., 25 декабря 2008 г.) // Российская газета. 1995. 24 августа; 2001. 10 августа; 2001. 31 декабря; 2003. 18 января; 2003. 29 марта; 2004. 1 июля; 2005. 31 декабря; 2006. 11 мая; 2006. 31 декабря; 2007. 24 декабря; 2007. 14 ноября; 2008. 30 декабря.

.        О защите конкуренции: Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ (с изм. от 1 декабря 2007 г., 29 апреля 2008 г., 8 ноября 2008 г.) // Российская газета. 2006. 27 июля; 2007. 05 декабря; 2008. 07 мая; 2008. 11 ноября.

.        О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти: Указ президента Российской Федерации от 09 марта 2004 г. №314 (по сост. на 12 мая 2008 г.) // Российская газета. 2004 г. 10 марта; 2008. 12 мая.

6.       Вопросы Федеральной антимонопольной службы <http://www.fas.gov.ru/law/1320.shtml>: Постановление Правительства Российской Федерации: от 7 апреля 2004 г. № 189 // Российская газета. 2004. 10 апреля.

.        Вопросы федеральной службы по тарифам: Постановление Правительства Российской Федерации от 9 апреля 2004 г. № 204 // Российская газета. 2004. 13 апреля

.        О Федеральной антимонопольной службе <http://www.fas.gov.ru/law/1321.shtml>: Положение от 27 октября 2006 г. № 628 (по сост. на 07 ноября 2008 г.) // Российская газета. 2008. 09 ноября.

.        Варламова А.Н. Нерешенные проблемы антимонопольного законодательства в электроэнергетике // Государственная конкурентная политика и стимулирование конкуренции в Российской Федерации: материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Москва, 10 апреля 2007 г.). М.: Научный эксперт, 2007.

.        Нигматулин Б.И. Структура электроэнергетики России: тенденции и прогнозы // Российские естественные монополии: системные проблемы и решения сборник статей. М.: Научный эксперт, 2007.

.        Осинка, Л.К. Рынок электроэнергии: конфликт либеральных идей и технологических реалий // Естественные монополии в топливно-энергетическом комплексе России: сборник статей. М.: Научный эксперт, 2007.

.        Саакян Ю.З., Трудов О.Г., Порохова Н.В. Границы рынка в инфраструктурных отраслях экономики России // Государственная конкурентная политика и стимулирование конкуренции в Российской Федерации: материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Москва, 10 апреля 2007 г.). М.: Научный эксперт, 2007.

.        Тотьев К.Ю. Современные тенденции и противоречия российского антимонопольного законодательства // Государственная конкурентная политика и стимулирование конкуренции в Российской Федерации: материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Москва, 10 апреля 2007 г.). М.: Научный эксперт, 2007.

.        Антимонопольная политика в России: учебное пособие / И.В. Князева. 3-е изд. М.: Омега-Л, 2008.

.        Дэминг У.Э. Новая экономика: пер. с англ. Т.А. Гуреш / У.Э. Дэминг. М.: Эксмо, 2006.

.        Политика поддержки конкуренции: антимонопольное регулирование и реструктуризация в отраслях естественных монополий: учебное пособие / С.Б. Авдашева. М.: Издательский дом «Новый учебник», 2004.

.        Экономика: учебник для студентов ВУЗов / И.В. Липсиц. 3-е изд. М.: Омега-Л, 2007.

.        Электрооборудование электрических станций и подстанций: учебник / Л.Д. Рожкова, Л.К. Карнеева, Т.В. Чиркова. М.: Академия, 2008.

.        Авдашева, С.Б. Экономические основы антимонопольной политики: российская практика в контексте мирового опыта // Экономический журнал ВШЭ. 2007. № 1.

.        Астапов К.Л. Реформирование естественных монополий на примере электроэнергетики // Законодательство и экономика <http://www.lawecon.ru/>. 2003. № 8.

.        Атаян Г.Ю. Правовой режим естественных монополий в России: некоторые вопросы теории и практики // Аспирант и соискатель. 2003. N 1(14).

.        Государственная антимонопольная политика: практический опыт Законодательства (рекомендации парламентских слушаний, проведенных Комитетом Государственной Думы по экономической политике и предпринимательству) // Российский экономический журнал. 2003. №3.

.        Дерябина, М. Реформирование естественных монополий: теория и практика // Вопросы экономики. 2006. №2.

.        Метелева Ю.А. Правовое регулирование ценообразования в сфере естественных монополий // Журнал Российского права 2006. №10.

.        Николаев И., Ефимов С. Перспективы отмены государственного регулирования естественных монополий // Общество и экономика. 2005. №4.

.        Последняя конференция Анатолия Чубайса // Энергополис - деловой журнал для руководителей энергетической промышленности. 2008. № 1-2 (5-6).

.        Цапелик В.Е. Естественные монополии в России: история и перспективы развития системы регулирования// Вопросы экономики. 2005. №11.

.        Большой экономический словарь / А.Б. Борисов. 2-е изд. перераб. и доп. М.: Книжный мир, 2006.

.        Справочные материалы для курсового и дипломного проектирования: учебное пособие для вузов / Б.Н. Неклепаев, И.П. Крючкова. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Энергоатомиздат, 2006.

.        Электронные ресурсы

32.     Web: <http://my.epri.com/portal/server.pt>?/ 29.11.2008.

33.     Web: <http://www.derrick.ru/> 12.01.2009.

.        Web: <http://www.rao-ees.ru/> 16.10.2008.

.        Web: <http://www.eprussia.ru/cgi-bin/> 30.02.2009.

.        Web: <http://www.ispu.ru/taxonomy/term/207> 16.10.2008.

.        Web: <http://www.fas.gov.ru/> 20.02.2009.

.        Web: <http://www.energoscan.ru/subscribe/> 30.02.2009.

.        Web: <http://state.rin.ru/cgi-bin/main.pl?r=98>/ 21.01.2009.

.        Web: http://www.gazeta.ru/2006/12/20/oa_227149.shtml <http://www.gazeta.ru/2006/12/20/oa_227149.shtml>/ 12.01.2009.

.        Web: <http://map.siora.ru/about/zadachi.asp>/ 30.01.2009.

.        Web: <http://www.fstrf.ru/> 19.02.2009.

Похожие работы на - Исследование практики регулирования естественных монополий на примере энергетической отрасли

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!