Синергетический подход к анализу и управлению электоральным поведением

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Психология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    114,95 kb
  • Опубликовано:
    2011-05-04
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Синергетический подход к анализу и управлению электоральным поведением













Дипломная работа

СИНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К АНАЛИЗУ И УПРАВЛЕНИЮ ЭЛЕКТОРАЛЬНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

Введение

Актуальность темы исследования

Господствующий по сей день подход к управлению сложноорганизованными системами, укорененный в классической науке Нового времени, основывается на линейном представлении об их функционировании. Согласно этому представлению результат внешнего управляющего воздействия есть однозначное и предсказуемое следствие приложенных усилий. Чем больше вкладываешь, тем больше должна быть отдача. Мир связан жесткими причинно-следственными цепочками. То есть фактически речь идет о механистической картине мира и механицизме как методе, подходящем к миру как гигантскому механизму, а к отдельным объектам и процессам как деталям этого механизма. Представления о простой и однородной механистической Вселенной не только оказало решающее воздействие на ход развития науки, но и оставило заметный отпечаток на других областях человеческой деятельности. Организация предвыборных кампаний не стала исключением. Многие политтехнологи и сегодня отталкиваются от принципа «чем больше приложить усилий, тем вероятней победа».

Вместе с бурным развитием статистических теорий (теория игр, теория ошибок, статистическая физика, демография и пр.) происходил переход к вероятностному стилю научного мышления, статистические закономерности перестали рассматриваться как нечто временное и преходящее. Интенсивное развитие системных исследований, синергетики и кибернетики привело к очередному изменению в стиле научного мышления (хотя процессы, происходящие в социальных системах, еще только становятся предметом нового подхода). Системный подход не отменяет вероятностное видение мира, дополняя его такими важнейшими элементами, как сложность, системность, целенаправленность. Синергетику можно рассматривать как дальнейшее развитие системных исследований.

Необходимость принципиально новых моделей социально-политических процессов обусловлена резким ускорением общественных изменений: на смену простым и статичным социумам пришли сложные и динамичные. Следует также отметить, что большинство систем, не исключая социальных и значительной части политических, являются открытыми, и редко находятся в устойчивом, равновесном состоянии, поэтому любые попытки понять их в русле механистического мировоззрения обречены на провал.

Значимость темы исследования

Самой распространенной сферой приложения сил нынешних российских ПР-консультантов являются электоральные процессы, связанные в первую очередь с проведением выборов. Как в экономике, так и в политике, на первое место выходят вопросы: как ведет себя обычный потребитель /избиратель; какими мотивами он руководствуется, делая выбор в море товаров, кандидатов, партий; существуют ли закономерности, управляющие его поведением; возможно ли спрогнозировать и управлять поведением потребителя /избирателя.

В этой работе мы рассмотрим современные постнеклассические взгляды на поведение избирателей в рамках синергетического подхода, которые могут оказать важнейшее значение на дальнейшее развитие политического консультирования.

Проблема

Приступая к планированию своей предвыборной кампании, любой политик, как начинающий, так и умудренный опытом предвыборных агитаций, всегда задается главными вопросами: какие усилия необходимо применить для победы, как привлечь как можно большее количество избирателей?

В поисках ответа на данные вопросы, исследуя мотивы и факторы, влияющие на принятие решения конкретным избирателем проголосовать за того или иного кандидата, политологи, социологи, психологи выводили специальные модели поведения электората, модели прогнозирования результатов выборов. Но практика показывает неэффективность данных методик. Поведение конкретного человека нельзя объяснить только в рамках рационального подхода. На поведение человека оказывает влияние множество различных факторов, учесть все невозможно, а большинство действуют на бессознательном уровне, что затрудняет их выявление. Под влиянием этих факторов избиратели внешне иллюстрируют хаотичность поведенческих реакций, спонтанность принятия решений, перепады настроений. Но почему-то сегодня на такие факторы, как эмоции, чувства, образы, ментальность, действующие на бессознательном уровне, пиарщики и политконсультанты мало обращают внимания.

Необходимы изменения во взгляде на мотивы и причины электорального поведения.

Научная новизна поставленной задачи становится очевидной в свете вышесказанного. Насколько нам известно, попытка целостного приложения синергетических категорий к области избирательных процессов предпринимается впервые.

Объект исследования - электорат, избиратели, российское общество в целом.

Предмет исследования - синергетический подход, коллективное бессознательное, используемые для анализа электорального поведения.

Цель работы - дать теоретические обоснования возможности применения синергетического подхода для анализа и управления поведением избирателей, разработать модель поведения электората, модель ПР-воздействия на основании методики синергетического подхода.

Задачи исследования:

1.            Теоретически обосновать возможность и уместность применения синергетического подхода для анализа и управления поведением избирателей;

2.       Показать изоморфность (соответствие) синергетического подхода и феномена коллективного бессознательного;

.        Показать и теоретически обосновать возможности анализа электорального поведения на основе синергетического подхода и теории коллективного бессознательного. Показать соответствие понятий аттрактор и архетип коллективного бессознательного;

.        Разработать модель электорального поведения на основании методики синергетического подхода и теории социального бессознательного;

.        Разработать модель ПР-воздействия на основании методики синергетического подхода.

Методика:

1.  Изучение источников информации по теме синергетики и применению синергетики для анализа социума.

2.       Обзор и обработка имеющейся на данный момент времени информации, эмпирических данных, касающихся современного состояния ментальности российского социума.

.        Изучение различных подходов, мнений авторов по теме коллективного и социального бессознательного;

.        Анализ социального бессознательного современного российского общества, используя уже готовые эмпирические данные.

Гипотезы:

1.    Современный российский электорат можно рассматривать как открытую, неравновесную, нелинейную систему, которой присущи законы самоорганизации;

2.       Социальное бессознательное - интегрирующее свойство системы. Хаос на микроуровне - разнонаправленное поведение избирателей; порядок на макроуровне - социальное бессознательное.

.        Архетипы коллективного бессознательного, социальные смысловые установки и стереотипы - аттракторы, притягивающие избирателей, потребителей.

Обзор литературы. Оценивая степень научной разработанности исследуемой темы, отметим, что специализированной научной литературы, освещающей тему синергетики достаточно, но практически все источники освещают данную тему в области технических и естественных наук. Литература на тему применения синергетики к анализу социума, а тем более к анализу политических процессов, практически отсутствует. Исключение составляют статьи А.Б. Венгерова «Синергетика и политика» и О.В. Митиной, В.Ф. Петренко «Синергетическая модель политического сознания». А.Б. Венгеров демонстрирует перспективность применения синергетического подхода для описания политических процессов и воздействия на политическую обстановку. О.В. Митина и В.Ф. Петренко предлагают конкретный анализ психосемантического поля политического сознания на основе синергетических теорий (в первую очередь, теории аттракторов). Учитывая специфику нашего исследования, интерес представляют также учебное пособие В.П. Шалаева «Синергетика человека, общества, природы: управленческий аспект» и статья И.А. Аглиуллина «Синергетическое представление социальных систем: концепция моделирования и управления», в которых среди прочего затронут вопрос синергетического управления в социальной и политической сфере. За последние годы появился ряд работ по синергетике в социальных науках (экономике, социологии, психологии). Наиболее полезными для нашего исследования оказались монографии Е.А. Ерохиной «Теория экономического развития: системно-синергетический подход» и В.В. Васильковой «Порядок и хаос в развитии социальных систем: (Синергетика и теория социальной самоорганизации)». В.В. Василькова уделила значительное внимание теме архетипов коллективного бессознательного в свете синергетики и социальной самоорганизации (впрочем, направление ее анализа существенно отличается от предложенного в нашей работе). Значительная часть идей, легших в основу как многих вышеуказанных работ, так и данного исследования, разработана ведущими представителями российской синергетической школы: С.П. Курдюмовым, Г.Г. Малинецким, Е.Н. Князевой.

Определенный вклад в развитие темы, безусловно, вносят работы основоположников синергетики Г. Хакена и И. Пригожина, чьи научные интересы в последние годы сместились в сторону социальных наук.

Русскоязычный Интернет предлагает множество статей по синергетике, освещающих ее концептуальные основы преимущественно через призму естественных наук и философии.

Взгляды К.Г. Юнга на политику и социально-политические процессы очень доступно и системно отражены в работе В. Одайника «Психология политики. Политические и социальные идеи Карла Густава Юнга». Кроме того, для анализа различных подходов к проблеме коллективного бессознательного, коллективных представлений были проанализированы работы Л. Леви-Брюля «Сверхъестественное в первобытном мышлении» и К. Леви-Стросса «Первобытное мышление». Немаловажное значение для понимание современного взгляда на роль коллективного бессознательного в современном социуме оказали книга З.В. Сикевич, О.К. Крокинсокй, Ю.А. Поссель «Социальное бессознательное», где дается как теоретические аспекты так и богатый эмпирический материал, а также электронный вариант книги Елены Донченко «Социетальная психика».

Русскоязычный Интернет предлагает трактовки коллективного бессознательного строго в рамках аналитической психологии Юнга, в связи с чем, опять подчеркнем особую значимость вышеуказанных работ, расширяющих взгляды Юнга.

 

 


1. Теоретические основы применения синергетического подхода для анализа поведения электората


Термин «синергетика» происходит от греческого «синергена» - содействие, сотрудничество. Предложенный немецким физиком Г. Хакеном в начале 70-х годов, этот термин акцентирует внимание на согласованности взаимодействия частей при образовании структуры как единого целого. По Хакену, синергетика занимается изучением систем, состоящих из большого (очень большого, «огромного») числа частей, компонент или подсистем, сложным образом взаимодействующих между собой. Хакен зафиксировал, что при переходе от неупорядоченности к порядку во всех явлениях возникает сходное поведение элементов, которое он назвал кооперативным, синергетическим эффектом.

 

.1 Основные понятия и положения синергетического подхода


Синергетика - новая междисциплинарная наука о самоорганизации открытых материальных систем. Синергетика дает принципиально новое понимание процессов развития природы и общества. В ее основе лежат идеи целостности (взаимосвязи всего со всем), системности мира, общих закономерностей развития всех уровней материальной и духовной реальности. Синергетика рассматривает любое развитие как нелинейное и многовариантное, доказывает непосредственную взаимосвязь порядка и хаоса. Так, каждая открытая система именно благодаря своей открытости находится в постоянном изменении - флуктуации. Последняя может оказаться достаточно сильной, и система может либо качественно измениться, либо вообще перестанет существовать. Такой критический момент в развитии системы называется бифуркацией. Зона бифуркации обладает определенной непредсказуемостью: система может стать как более хаотичной, так и может возникнуть новая упорядоченная структура.

В последнее время синергетика правомерно претендует на роль всеобщей теории и методологии, которая служит для объяснения процесса возникновения некоторых макроскопических явлений в результате взаимодействий микроскопических элементов. В то же время, синергетику можно рассматривать как современный этап развития системных исследований.

Система представляет собой совокупность взаимосвязанных элементов, которые объединены единством цели и функциональной целостностью, и при этом свойство самой системы не сводится к сумме свойств элементов.

Объединение элементов в систему осуществляется в результате формирования согласованного взаимодействия (сложения усилий) в нечто новое, обладающее интегративным качеством, которым эти элементы до объединения не обладали.

Взаимодействие в природе связано с переносом вещества, энергии, информации (знаний) как внутри системы, так и между системой и средой. Оно осуществляется в соответствии с принципами открытости и закрытости, с процессом самоорганизации.

Каждая открытая система обладает энтропией (неупорядоченность элементов) и негэнтропией (упорядоченность), которыми измеряются структура и упорядоченность системы. Негэнтропия как связанная информация нейтрализует часть энтропии и дает системе упорядоченность. В равновесной системе элементы взаимодействуют между собой хаотично, неограниченно «свободно» и не зависят от влияния других элементов. Поэтому отсутствуют относительно устойчивые и упорядоченные связи между элементами и, следовательно, упорядоченная структура системы. По этой причине энтропия системы достигает максимально возможной величины. Чем больше структурная упорядоченность системы, тем дальше система удалена от равновесного (хаотического) состояния. Однако неравновесные системы по законам термодинамики стремятся двигаться в сторону термодинамического равновесия, когда увеличивается энтропия системы. Чтобы сохранить неравновесное состояние система должна извне или изнутри получить дополнительную энергию или информацию, или вещество. Чем больше неравновесность системы, тем больше их чувствительность и способность принимать энергию или информацию и поэтому больше возможностей для самоорганизации и саморазвития системы.

Сложную развивающуюся систему отличает не только фактор открытости, но и наличие внутри системы специальных механизмов защиты и адаптации от окружающей среды. Эти механизмы адаптации позволяют обработать и использовать полезные для своего развития сигналы, которые поступают извне системы, а механизмы защиты, имеющиеся внутри системы, предохраняют ее от проникновения сигналов (в виде информации, энергии или вещества), переработать и усвоить которые система не способна. Так, например, у человека за его развитие отвечают сложные механизмы обмена веществ, накопления знаний, навыков, интуиции и пр., локализованные в организме, а не в среде; кожа, череп, иммунная система и пр. образуют защитные механизмы от воздействия внешней среды. Аналогично можно сказать и об общественных системах (политической, экономической, духовной).

Синергетика сегодня представляет своего рода системный подход к сложным открытым нелинейным системам с ее понятиями неустойчивости, неравновесности, бифуркации, катастрофы, самоорганизации, диссипации, аттрактора и др.

Синергетика основывается на исследовании феномена самоорганизации. Развитие самоорганизующейся системы всегда определяется флуктуациями (колебаниями), которые трудно предвидеть, но они внутренне присущи системе. Хотя синергетика возникла в рамках естественных наук, она важна для исследования социальных, экономических, политических процессов в обществе, которые являются в высокой степени сложными, нелинейными системами, т.е. синергетическими.

Следует отметить, что российская синергетическая школа является одной из ведущих в мире. Такие видные представители нашей школы, как В.А. Белавин, Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов, Г.Г. Малинецкий не только дополнили синергетику новыми результатами, но и активно применяют их в моделировании исторических процессов, демографического кризиса, системы высшего образования, глобальных проблем человечества и др.

«Многие объекты, изучаемые в науках о человеке, могут так или иначе рассматриваться как системы. Такие объекты состоят из многих частей, взаимодействующих друг с другом более или менее сложным образом. Примером может служить общество, которое составляют люди… Через кооперацию отдельных частей у системы появляются новые качества, поэтому многие из этих качеств выявляют эффекты самоорганизации». По мнению Васильковой, «влияние синергетического подхода определяется, в первую очередь тем, что он позволяет создать универсальные объяснительные модели, которые обнаруживают глубинную общность социальных процессов самой разной природы как процессов социальной самоорганизации, сопрягаемых с общеэволюционной логикой мироупорядочивания».

Синергетическая модель самоорганизации является на сегодняшний день наиболее обобщающей и наиболее эвристически плодотворной объяснительной моделью, описывающей взаимные переходы порядка и хаоса в эволюции систем, в том числе и социальных. Вышеперечисленные характеристики синергетики позволяют с интересом отнестись к перспективе применения синергетического подхода к анализу и управлению политическими процессами, в частности к анализу и управлению электоральным поведением.

Основные идеи синергетики: открытость, неравновесность и нелинейность.

. Открытость - способность системы постоянно обмениваться веществом, энергией и информацией с окружающей средой и обладать как «источниками» - зонами подпитки ее энергией окружающей среды, действие которых способствует наращиванию структурной неоднородности данной системы, так и «стоками» - зонами рассеяния, «сброса» энергии, в результате действия которых происходит сглаживание структурных неоднородностей в системе.

. Состояние равновесия может быть устойчивым (стационарным) и динамическим. О стационарном равновесном состоянии говорят в том случае, если при изменении параметров системы, возникшем под влиянием внешних или внутренних возмущений, система возвращается в прежнее состояние. Состояние динамического (неустойчивого) равновесия имеет место тогда, когда изменение параметров влечет за собой дальнейшие изменения в том же направлении и усиливается с течением времени. Важно подчеркнуть, что такого рода устойчивое состояние может возникнуть в системе, находящейся вдали от стационарного равновесия.

Длительное время в состоянии равновесия могут находиться лишь закрытые системы, не имеющие связей с внешней средой, тогда как для открытых систем равновесие может быть только мигом в процессе непрерывных изменений. Равновесные системы не способны к развитию и самоорганизации, поскольку подавляют отклонения от своего стационарного состояния, тогда как развитие и самоорганизация предполагают качественное его изменение.

Неравновесность можно определить как состояние открытой системы, при котором происходит изменение ее макроскопических параметров, то есть ее состава, структуры и поведения. В своей статье «Философия нестабильности» И. Пригожин пишет: «Наше восприятие природы становится дуалистическим, и стержневым моментом в таком восприятии становится представление о неравновесности. Причем неравновесности, ведущей не только к порядку и беспорядку, но открывающей также возможность для возникновения уникальных событий, ибо спектр возможных способов существования объектов в этом случае значительно расширяется (в сравнении с образом равновесного мира)».

Неравновесность системы является необходимым условием ее развития. При неравновесии увеличивается нестабильность системы, но при сильном притоке энергии или негэнтропии можно обеспечить ее динамическую стабильность. Неравновесность может быть обеспечена и сохранена только при условии наличия негэнтропии или притока последней извне.

Апеллируя к политической жизни, отметим, что в современном мире политическая стабильность не является абсолютной. Данное утверждение в очередной раз подтверждает нашу гипотезу о целесообразности применения синергетического подхода в области электорального поведения.

3. Нелинейностью называется свойство системы иметь в своей структуре различные стационарные состояния, соответствующие различным допустимым законам поведения этой системы. Нелинейные системы неоднозначно реагируют на внешнее воздействие.

Система нелинейна, если в разное время, при разных внешних воздействиях ее поведение определяется различными законами. Это создает феномен сложного и разнообразного поведения, не укладывающегося в единственную теоретическую схему. Из этой поведенческой особенности нелинейных систем следует важнейший вывод по поводу возможности их прогнозирования и управления ими. Эволюция поведения (и развития) данного типа систем сложна и неоднозначна, поэтому внешние или внутренние воздействия могут вызвать отклонения такой системы от ее стационарного состояния в любом направлении. Одно и то же стационарное состояние такой системы при одних условиях устойчиво, а при других - не устойчиво, то есть возможен переход в другой стационарное состояние.

Нелинейность также рассматривается как необычная реакция на внешние воздействия, когда «правильное» воздействие оказывает большее влияние на эволюцию системы, чем воздействие более сильное, но организованное неадекватно ее собственным тенденциям. Уточняя этот момент, скажем, что важным достижением синергетики является открытие механизма резонансного возбуждения. Оказывается, что система, находящаяся в неравновесном состоянии, чутка к воздействиям, согласованным с ее собственными свойствами. Поэтому флуктуации во внешней среде оказываются не «шумом», а фактором генерации новых структур. Малые, но согласованные с внутренним состоянием системы внешние воздействия на нее могут оказаться более эффективными, чем большие. Нелинейные системы демонстрируют неожиданно сильные ответные реакции на релевантные их внутренней организации, резонансные возмущения.

В понятии нелинейности имплицитно заложено существование потенциальности как свойства (характеристики) данного типа систем. Качественно разные состояния одной и той же нелинейной системы альтернативны, то есть не могут актуально существовать в одной и той же системе одновременно. В тот момент, когда соответствующие определенному качеству системы стационарное состояние существует актуально (проявлено), то соответствующее другим качествам стационарные состояния существуют лишь потенциально, вне ее пространственно-временной определенности, так как могут быть актуализированы только при иных условиях.

Понятие нелинейность начинает использоваться все шире, приобретая мировоззренческий смысл. Идея нелинейности включает в себя многовариантность, альтернативность выбора путей эволюции и ее необратимость. Нелинейные системы испытывают влияние случайных, малых воздействий, порождаемых неравновесностью.

Открытая нелинейная система в ситуации критической неравновесности способна порождать «чудо создания порядка из хаоса», менять сам тип своего поведения. В ней могут формироваться новые динамические состояние, названные И. Пригожиным диссипативными структурами. Таким образом, под диссипативными чаще всего понимают структуры, возникающие в процессе самоорганизации, для осуществления которых необходим рассеивающий (диссипативный) фактор. Здесь более важна роль стоков. Диссипативные структуры появляются в открытых колебательных системах с сильной внешней подпиткой. Запасенная в них энергия способна высвобождаться в частности при поступлении в систему слабых возбуждений (флуктуаций), а отклик системы на это возбуждение может быть непредсказуемо сильным. Диссипативные структуры «живут» (в системном смысле) за счёт использования отторгнутой энергии внешней среды для собственных нужд. Открытые неравновесные структуры сохраняют свою собственную структуру за счет рассеяния вещества и энергии.

Если размазывающий процесс диссипации (диффузия, молекулярный хаос) ведет равновесную систему к хаосу, то в неравновесных системах он приводит, напротив, к возникновению новых структур, так как устраняет все нежизненные, неустойчивые состояния. «Диссипативность - фактор «естественного отбора», разрушающий все, что не отвечает тенденциям развития, «молоток скульптора», которым тот отсекает все лишнее от глыбы камня, создавая скульптуру».

В диссипативной структуре частицы начинают вести себя согласованно, когерентно, «как по команде» происходит синхронизация пространственно разделенных процессов. Порядок в синергетике понимается как макроскопическая упорядоченность при сохранении микроскопической молекулярной разупорядоченности, то есть порядок на макроуровне вполне мирно уживается с хаосом на микроуровне.

Флуктуации - движения элементов микроуровня, обычно расцениваемые как случайные и не составляющие интереса для исследователя. Флуктуации бывают внутренние (внутрисистемные) и внешние (микровозмущения среды). В зависимости от своей силы флуктуации, воздействующие на систему, могут иметь совершенно разные для нее последствия. Если флуктуации открытой системы недостаточно сильны, система ответит на них возникновением сильных тенденций возврата к старому состоянию, структуре или поведению. Если флуктуации очень сильны, система может разрушиться. И, наконец, третья возможность заключается в формировании новой диссипативной структуры и изменении состояния, поведения и / или состава системы.

По мнению А.Б. Венгерова, политика является наиболее благоприятным «полигоном» применения синергетики, поскольку именно в политике незначительные по историческим масштабам «случайные политические акции (например, утечка информации, гибель политического лидера) приводят к потрясению государственных основ и даже миропорядка».

Любая из описанных возможностей может реализоваться в так называемой точке бифуркации, вызываемой флуктуациями, в которой система испытывает неустойчивость. Точка бифуркации представляет собой переломный, критический момент в развитии системы, в котором она осуществляет выбор пути; иначе говоря, это точка ветвления вариантов развития, точка, в которой происходит катастрофа. Термином «катастрофа» в концепциях самоорганизации называются качественные, скачкообразные изменения, возникающие при плавном изменении внешних условий. Просканировав флуктуационный фон, система решает, какой тип развития избрать (какую флуктуацию закрепить). В точках бифуркации начинается ветвление возможных путей развития системы и поэтому трудно осуществить прогноз, по какому пути пойдет будущее развитие систем.

В заключение данной главы следует обратиться к понятию обратной связи с точки зрения синергетики. Обратная связь является необходимым условием для большинства форм управления системами. Правда, обратная связь не всегда зрима (заметна) в процессе функционирования системы управления, но она практически всегда присутствует. Механизм положительной и отрицательной обратной связи занимает ведущее положение в управлении системами, так как представляет собой универсальный механизм целенаправленного управления поведением практически любых систем в зависимости от рассогласования фактического и желаемого поведения. Отрицательная обратная связь корректирует поведение управляющей подсистемы в сторону ослабления факторов рассогласования, тогда как положительная обратная связь корректирует поведение управляющей подсистемы в сторону усиления факторов рассогласования.

Когда коллективное, системное взаимодействие элементов приводит к тому, что те или иные движения составляющих подавляются, следует говорить о наличии отрицательных обратных связей. Собственно говоря, именно отрицательные обратные связи и создают системы, как устойчивые, консервативные, стабильные объединения элементов. Наличие контуров отрицательных обратных связей в обществе не допускает к власти лидеров радикального и экстремистского толка. В XX в. теория управления, кибернетика, экономика, социология, политология и множество других дисциплин огромное внимание уделили механизмам, обеспечивающим отрицательные обратные связи. Однако когда система уходит от равновесия, доминирующую роль начинают играть положительные обратные связи, которые не подавляют, а наоборот - усиливают индивидуальные движения составляющих. Флуктуации, малые движения, незначительные прежде процессы выходят на макроуровень. Так, всякий рост социальной напряженности, революции - это проявления положительных обратных связей.

Петля положительной обратной связи обусловлена наличием в системе «катализаторов», то есть компонентов, само присутствие которых стимулирует определенные процессы в системе, она связывает выбор пути с предыдущим состоянием. Катализаторы и предыдущие состояния системы также притягивают ее к определенной ветви или ветвям развития, как магнит - железо. Отрицательные обратные связи, наоборот, отталкивают соответствующие ветви.

Подводя итоги нашего обзора, отметим, что понятия неравновесности, нелинейности и открытости систем, которыми оперирует синергетика, являются вполне релевантными современным политическим системам различного уровня, в том числе и системе общественного сознания.

 

.2 Теория аттракторов


Аттрактор - одно из ключевых понятий теории самоорганизации.

С точки зрения математики можно считать, что любая динамическая система, что бы она ни моделировала, описывает движение точки в пространстве, называемом фазовым. Фазовое пространство дает удобное средство для наглядного представления поведения динамической системы. Это абстрактное пространство, размерность которого определяется степенями свободы системы (количеством переменных, которые необходимо задать для определения состояния системы). Изменение состояний системы во времени, то есть последовательную смену ее состояний, можно представить линией в фазовом пространстве (пространстве возможных состояний системы, не зависящих от времени) или задать оператор, переводящий одну фазовую точку в другую. Фазовые траектории (линии в фазовом пространстве) позволяют увидеть всю совокупность движений, могущих возникнуть при всевозможных начальных условиях. Если переменных две, то одну из них принимаем за x, а другую за y и вычерчиваем зависимость в декартовых координатах, то есть наносим величину одной из них относительно другой в один и тот же момент времени. Это называется фазовым портретом системы в фазовом пространстве. Если система включает в себя две или три переменные, данные можно наблюдать визуально. Динамическое пространство получается после введения дополнительной координатной оси - оси времени. Илья Пригожин говорил о фундаментальной роли времени как необходимого условия возникновения событий и новых структур.

Аттрактор - это геометрическая структура, характеризующая поведение точки в фазовом пространстве по прошествии некоторого (достаточно длительного) времени. Аттрактор (attractor) в переводе с английского означает «притягиватель»; в данном случае это точка или множество в фазовом пространстве, к которым притягиваются все траектории из некоторой окрестности аттрактора, называемой также областью, или бассейном, притяжения. Траектории, выйдя из начальных состояний, в конце концов приближаются к аттракторам. Аттракторы - понятие, обозначающее активные устойчивые центры потенциальных путей эволюции системы, способные притягивать и организовывать окружающую среду.

Аттракторы могут быть как правильными, просто описываемыми структурами, так и хаотичными состояниями. В первом случае аттракторы характеризуются либо одним конечным состоянием, неподвижной точкой (точечный аттрактор), либо циклически повторяющимся процессом, задаваемым простой математической формулой (предельные циклы, аттрактор тора). Поскольку в нехаотической системе близко расположенные точки остаются близкими в процессе эволюции, часть информации, полученной измерением, сохраняется во времени. Именно в этом смысле такие системы предсказуемы: начальное измерение содержит информацию, которой можно воспользоваться для прогноза будущего поведения.

В системах же детерминированного хаоса аттракторы приобретают более сложную структуру и становятся «странными аттракторами», или хаотическими аттракторами. Это уже не точка и не предельный цикл, а сложно описываемая область, по которой происходят случайные блуждания. Именно последний вид аттракторов наиболее интересен для нас в силу специфики изучаемой нами темы. На данном типе аттракторов остановимся подробней.

Большой вклад в исследование систем детерминированного хаоса, процессов динамического хаоса внесли американский метеоролог Эдвард Лоренц и французский математик Анри Пуанкаре. Лоренц выявил основной механизм, который вызывал случайное поведение в детерминированной системе: микроскопические возмущения накапливаются и влияют на макроскопическое поведение. Две траектории с близкими начальными условиями экспоненциально расходятся в процессе эволюции, так что они проходят рядом лишь совсем недолго.

Суть данной идеи прекрасно сформулирована в рассказе Рея Брэдбери «И грянул гром». Одна из компаний устраивает с помощью машины времени для своих клиентов сафари - охоту на доисторических животных. Компания тщательно выбирает животных для отстрела и специальные маршруты передвижения охотников, чтобы происшедшее практически не имело последствий. Однако, по случайности, герой рассказа во время неудачной охоты сошел с маршрута и раздавил золотистую бабочку. Затем он возвращается в свое время и осознает, как драматически повлияла судьба бабочки на дальнейший ход событий. Неуловимо изменился химический состав воздуха, оттенки цветов, изменились правила правописания и, наконец, результаты последних выборов. К власти пришел режим, жестоко расправившийся со своими противниками. В свой последний миг герой рассказа понимает, что гибель бабочки нарушила хрупкое равновесие; повалились маленькие костяшки домино, большие костяшки, гигантские костяшки…

Образ падающих костяшек увеличивающегося размера превосходно иллюстрирует важнейшее свойство детерминированных систем с хаотическим поведением - чувствительность к начальным данным. Данное понятие было введено Пуанкаре. Начальные отклонения с течением времени нарастают, малые причины приводят к большим следствиям. Это явление иногда называют эффектом бабочки, так объясняя название: взмах крыльев бабочки в неустойчивой системе может со временем вызвать бурю, изменить погоду в огромном регионе.

Математический образ детерминированных непериодических процессов, для которых невозможен долгосрочный прогноз, назвали странными аттракторами. В фазовом пространстве странные аттракторы представляют собой клубок траекторий (непредсказуемые и невоспроизводимые типы поведения в ограниченных рамках фазового пространства), порождаемый системами с динамическим хаосом. Странные аттракторы определяют режимы, чувствительные к начальным условиям. В этом случае предсказать поведение траекторий хаотических систем на длительное время становится невозможным. В странном аттракторе система движется от одной точки к другой детерминированным образом, но траектория движения в конце концов настолько запутывается, что предсказать движение системы в целом невозможно.

Наличие странных, или хаотических аттракторов - один из фундаментальных фактов в теории самоорганизации. К настоящему времени странные аттракторы обнаружены в самых разных фрагментах мира природы и человека, начиная с метеорологии и кончая нейрофизиологией, исследованиями активности человеческого мозга. В психоанализе неосознанные желания, установки могут моделироваться как странные аттракторы.

Но следует уточнить, состояние аттрактора описывается намного проще, чем хаотический, запутанный путь к нему. Сложные системы имеют очень много степеней свободы. Поведение любой системы может быть представлено бесконечным рядом гармоник (мод) с временным коэффициентом перед каждой. Открытость системы приводит к тому, что в определенные моды поступает извне энергия, а нелинейность определяет характер ее распределения между модами. Диссипативные процессы, затухание действуют по всему спектру мод. В силу нелинейности диссипацией «выедаются», уничтожаются те моды, которые недостаточно поддерживаются энергетически. В результате остается конечное и небольшое количество мод. То есть в некоторый момент оказывается, что поведение системы описывается вовсе не всеми многочисленными компонентами вектора состояния, а гораздо меньшим число параметров - так называемыми параметрами порядка. Переход от многочисленных параметров состояния к очень немногочисленным параметрам порядка называется фазовым переходом. Во время фазового перехода происходит сжатие информации о системе.

Показательным здесь является процесс формирования коллективных предпочтений во мнениях избирателей на выборах. На первоначальном этапе избирательной кампании существенными могут оказаться «малые флуктуации», незначительный разброс во мнениях и установках избирателей. Далее происходит конкуренция «коллективных мод», то есть политических стереотипов, паттернов политических ценностей. Таким образом, тенденции избирательного процесса начинают определяться небольшим количеством параметров.

Как показали исследования, нелинейная среда может потенциально содержать не один, а целый спектр структур-аттракторов (очевидно, что актуализирован, проявлен в конкретный момент времени может быть только один единственный). При этом каждый из аттракторов характеризует некое направление эволюции системы. Аттракторы можно проранжировать по степени их «благоприятности» для будущего системы.

Применительно к политике отметим, что при выработке и принятии политических решений важно понимать, что социально-политические системы имеют несколько альтернативных путей эволюции, которые определяются спектрами структур-аттракторов современных социально-политических сред как сред открытых и нелинейных. Но не менее важно осознавать, что хотя путей эволюции может быть очень много, их количество не бесконечно. Спектр структур-аттракторов не является сплошным. Возможно множество путей развития, но не какое угодно их число, а строго определенное. Не все, что угодно, не все, что входит в намерения субъекта политической деятельности, реализуемо в данной социально-политической среде. Любые воздействия, попытки построить организацию, которые выходят за пределы области притяжения аттрактора, оказываются тщетными. Все, что не соответствует структурам-аттракторам, будет смыто, уничтожено диссипативными процессами. Те объекты, которые в силу обстоятельств оказались на запрещенном пути эволюционирования, либо распадутся, погибнут, либо перейдут на допустимый путь и будут двигаться по направлению к соответствующему аттрактору .

Синергетика также утверждает, что существует возможность трансформации поля путей эволюции. Изменить спектр структур-аттракторов можно в том случае, если перестроить саму нелинейную среду. А перестроить среду значит изменить поведение элементов или подсистем этой среды в каждой локальной области.

Именно так действуют методы public relations. Если текущее состояние массового сознания уже потенциально содержит в своем спектре структур-аттракторов некоторый товар (услугу), то «тропинку» к нужному бренду можно «протоптать» с помощью рекламы. Если же в обществе отсутствует «нужный аттрактор», то выход в изменении общественного сознания, среды, а это как раз и относится к компетенции PR.

Традиционно считается, что прошлое определяет будущее. Причины того, что происходит сейчас, находятся в прошлом. Особенно это воззрение укоренилось в психоанализе, предполагающем, что корни проблем взрослого человека уходят в травмы первых лет его жизни. Такой подход подтвердил на практике свою эффективность, что однако ни в коем случае не означает, что только такой подход единственно правилен.

Синергетика также не отрицает существенной роли прошлого («старых следов») в эволюции системы, но при этом добавляет: «Развитие определяется не столько прошлым, историей, традициями системы, сколько будущим, структурами-аттракторами эволюции. Паттерны самоорганизации и эволюции наличествуют до самих процессов эволюции. Аттракторы выглядят как память о будущем, как воспоминание будущей активности. Например, человек может стремиться действовать против тех сил, которые тянут его из будущего, действовать наперекор своим неосознанным установкам. Но все попытки такого рода обречены на провал. Будущее преддетерминирует настоящее, структуры-аттракторы детерминируют ход исторических событий. Будущее оказывает влияние сейчас, в некотором смысле оно существует в настоящем».

Теория аттракторов позволяет понять суть управления сложными системами.

Аттракторы делят пространство всех возможных состояний системы на области притяжения, попав внутрь которой, система неизбежно эволюционирует к соответствующему аттрактору. Этим обуславливается пороговость любого внешнего воздействия на систему. Воздействие может быть эффективным, изменить тенденции системы, только если оно переводит состояние системы в область притяжения другого аттрактора. Чем ближе система к асимптотической стадии развития, к своему аттрактору, тем сложнее «переключить» ее на другой аттрактор. Пороговость воздействия играет здесь первостепенную роль. Прежний аттрактор «не отпускает» систему, и нужно приложить существенные усилия, чтобы преодолеть существующие тенденции, выйти из его области притяжения. Длительное, но слишком слабое или неправильное топологически воздействие будет лишь пустой тратой времени и энергии, система вновь вернется на прежний путь.

Очень важно учесть также текущее состояние системы, определить к бассейнам каких аттракторов она прилегает. Одна и та же система при различных начальных условиях может проявлять совершенно разные, даже противоположные тенденции развития, стремиться к различным «целям» - аттракторам, и действовать в одном случае по аналогии с другим неэффективно или даже бессмысленно. Поэтому нельзя, например, непосредственно переносить опыт развития западных стран на российскую «среду», слишком различны начальные условия (а возможно, и сами среды).

Целенаправленное управление процессом развития социально-политических систем необходимо, поскольку существует спектр возможных путей эволюции и неизвестно, к какому из них выведут одни только внутренние механизмы системы (например, рынок). Не исключено, что это будет состояние полного хаоса, анархии, или, напротив, жесткий авторитарный режим. Чтобы этого не произошло, надо знать, какие структуры можно построить на среде, которую представляет собой современное общество. Нужно выявить тенденции системы, отвечающие стремлениям и потребностям человека и общества, и целенаправленно развивать их, а не тратить средства, ресурсы, энергию на создание структуры, чуждой среде, неизбежно подверженной разрушению.

Однако, даже сделав правильный выбор аттрактора, важно сократить время и жертвы на пути к состоянию аттрактора. Это возможно, если научиться резонансно возбуждать структуры, близкие к аттракторам эволюции.

Помимо аттракторов, заложенных в нелинейной среде, можно создавать собственные, «управляемые» аттракторы, формируя новую среду.

Аттрактор связан с неустранимостью прошлого, формирующего то компактное подмножество фазового пространства будущего, которое, как магнит, будет притягивать к себе настоящее. Однако аттрактор формируется не только событиями прошлого, но и особенностями настоящего, и как притягивающее множество, становится возможным лишь после определенных изменений в системе и во внешней среде. Проявление аттрактора означает резкое сужение сферы неопределенности при выборе альтернативы развития, он как бы указывает направления открытия новых ресурсных резервов, но не сами ресурсы. В принципе аттрактор «работает» как внешний побудитель системы к началу самоорганизации, как катализатор запуска внутрисистемных организационных резервов, которые, впрочем, могут быть и нереализованными.

Итак, теория аттракторов расширяет наши представления о возможности предвидеть дальнейший ход событий и воздействовать на ситуацию. Синергетическая теория аттракторов, на наш взгляд, имеет все основания стать одной из базисных теорий управления (в том числе политического) и послужить концептуальной схемой новых политических и PR технологий. Определение спектра структур-аттракторов, заложенных в социально-политических средах, позволяет существенно повысить эффективность политических решений как локальных (например, во время выборных кампаний), так и в масштабах страны. На сегодняшний день представление о множественности возможностей политического развития не является общепринятым, перспективы эволюции России зачастую сводятся к дихотомии демократия-авторитаризм, что существенно сужает действительное поле возможностей.

.3 Теория фракталов

Странные аттракторы всегда имеют фрактальную размерность. Поэтому для описания хаотических аттракторов используется аппарат геометрии фракталов, описывающей «структуры хаоса».

Термин «фрактал» принадлежит Бенуа Мандельброту. В трех своих книгах («Фрактальные объекты: форма, случай и размерность», 1975; «Фракталы: форма, случай и размерность», 1977; «Фрактальная геометрия природы», 1977) Мандельброт предложил неевклидову геометрию негладких, шероховатых, зазубренных, изъеденных ходами и отверстиями, шершавых и т.п. объектов. Именно «неправильные» объекты составляют подавляющее большинство объектов в природе. Сам Б. Мандельброт охарактеризовал созданную им теорию как морфологию бесформенного.

«Фрактальная геометрия природы» Б. Мандельброта открывается следующими словами: «Почему геометрию часто называют «холодной» и «сухой»? Одна из причин заключается в ее неспособности описать форму облака, горы, береговой линии или дерева. Облака - не сферы, горы - не конусы, береговые линии - не окружности, древесная кора не гладкая, молния распространяется не по прямой. В более общем плане я утверждаю, что многие объекты в Природе настолько иррегулярные и фрагментированы, что по сравнению с Евклидом - термин, который в этой работе означает всю стандартную геометрию, - Природа обладает не просто большей сложностью, а сложностью совершенно иного уровня. Число различных масштабов длины природных объектов для всех практических целей бесконечно».

Евклид свел природу к чистым и симметричным объектам: точка, одномерная линия, двумерная плоскость, трехмерное тело. Ни одни из этих объектов не имеет в себе отверстий и внешних неровностей. У каждого правильная гладкая форма. Природные объекты огрубленных форм не являются разновидностями чистых евклидовых структур. Большинство природных форм и временных рядов наилучшим образом описываются фракталами.

Мандельброт ввел в употребление термин фрактал (от латинского слова «fractus» - дробный, фрагментированный), основываясь на теории фрактальной (дробной) размерности Безиковича-Хаусдорфа, предложенной в 1919 году.

Размерность Безиковича-Хаусдорфа совпадает с евклидовой для регулярных геометрических объектов (для кривых, поверхностей и тел, изучаемых в современном учебнике евклидовой геометрии). Размерность Безиковича-Хаусдорфа странного аттрактора Лоренца больше 2, но меньше 3: аттрактор Лоренца уже не гладкая поверхность, но еще не объемное тело.

Мы склонны думать, что всякий плоский объект является двумерным. Однако, с точки зрения математики, это не так. Евклидова плоскость есть ровная поверхность без щелей и проломов. Подобным же образом мы полагаем, что объект, имеющий глубину, является трехмерным. Но в евклидовой геометрии трехмерный объект - сплошное тело, не имеющее отверстий или трещин. Большинство реальных объектов не сплошные - они имеют бреши и полости и просто располагаются в трехмерном пространстве. Например, горы и облака имеют размерность между двумя и тремя. Одна из характеристик фрактальных объектов состоит в том, что они оставляют свою собственную размерность, будучи помещены в пространство размерности большей, чем их фрактальная. Случайные распределения (белый шум) не имеют этой характеристики. Белый шум заполняет свое пространство подобно тому, как газ заполняет объем. Если определенное количество газа поместить в контейнер большего объема, газ просто растечется в большем пространстве, поскольку молекулы газа ничто не связывает между собой. С другой стороны, твердое тело имеет молекулы, сцепленные друг с другом. Аналогично этому во фрактальном временном ряде положения точек определены корреляциями, которых не существует в случайном ряде. Временной ряд будет только тогда случаен, когда он является следствием большого количества равновероятных событий. В терминах статистики - он имеет большое количество степеней свободы. Неслучайный временной ряд будет отражать неслучайную природу влияний. Скачки данных будут соответствовать скачкам влияющих факторов, отражая присущую им корреляцию. Иными словами, временной ряд будет фракталом. Фрактальная размерность определяется тем, как объект или временной ряд заполняет пространство. Фрактальный объект заполняет пространство неравномерно, поскольку его части зависимы, или коррелированы. Чтобы определить фрактальную размерность, мы должны определить, каким образом объект группируется в единое целое в своем пространстве.

В евклидовой геометрии чем больше мы приближаем свой взгляд к объекту, тем проще он становится. Трехмерный блок становится двумерной плоскостью, затем одномерной линией, до тех пор пока не станет точкой. Во фрактальных (природных) объектах по мере увеличения выявляется все больше деталей. Отличительным признаком фрактальных объектов является то, что каждая из деталей содержит в себе общую структуру. Одно из определений фрактала гласит: фрактал - самоподобная структура. Самоподобие (масштабная инвариантность) - явление, состоящее в том, что малые части объекта качественно одинаковы с целостным объектом или подобны ему, другими словами, это свойство выглядеть в любом, сколь угодно мелком масштабе примерно одинаково. Во фрактальных временных рядах малые интервалы времени будут статистически подобны большим интервалам. Фрактальные формы обнаруживают пространственное самоподобие. Фрактальные временные ряды имеют статистическое самоподобие во времени.

Итак, мы уже встретились с двумя определениями фрактала (через дробную размерность и через свойство масштабной инвариантности). Окончательного определения фрактала до сих пор не найдено. Возможно, что этого не произойдет никогда, поскольку фрактальная геометрия - геометрия природы.

Как известно, метод итерации определяет положение точки в некий момент времени через ее положение в предыдущий момент времени, то есть работает обратная связь. В виде алгоритма это можно отобразить следующим образом: «начальные состояния» + «порождающая пошаговая процедура» = «развернутая фрактальная структура». Фрактальные множества задаются с помощью нелинейных уравнений, описывающих динамические системы с обратными связями. Фрактал есть предельное множество порождающего правила. Фрактал является самоорганизующейся структурой, причем порождающее правило можно воспринимать как репликант, «субъект» самоорганизации.

В принципе, фрактальная геометрия является совершенно самостоятельной наукой, однако ее идеи уже в значительной степени «ассимилированы» синергетикой, а синергетика в свое время вдохновляла Бенуа Мандельброта при исследовании фрактальных объектов. Поэтому мы не будем проводить жестких границ между синергетическим подходом и теорией фракталов.

Существуют два типа фракталов: детерминистические и случайные. Детерминистические фракталы в большинстве случаев симметричны. Но природа отвергает симметрию, поэтому естественные объекты описываются при помощи случайных фракталов. Случайные фракталы не всегда включают в себя части, которые выглядят похожими на целое. Части и целое могут соотноситься качественно. Случайные фракталы представляют собой комбинацию порождающих правил, выбранных наугад в разных масштабах.

 

.4 Динамика эволюции сложных открытых нелинейных систем


Рассмотрим динамику эволюции сложных нелинейных систем (открытых нелинейных сред), учитывая при этом действие двух факторов - нелинейных источников и нелинейных стоков.

Первый фактор создает неоднородности в сплошной среде. В самом общем смысле - это действие нелинейных обратных связей в сложной системе, фактор самовлияния, самонарастания (или самоослабления) процессов в сложной системе (среде). Примерами могут послужить явления цепных реакций типа паники на бирже, среди населения или в войсках, распространения тревожных слухов или панических, экстремистских действий, скачков общественного мнения во время предвыборной гонки и т.п. Причем эти нелинейные положительные или отрицательные обратные связи приводят к значительному усилению или ослаблению процессов в среде только если воздействие правильно топологически организовано, резонансно.

Поскольку самопричинные процессы часто становятся влиятельнейшим фактором в общественной жизни, остановимся на этом вопросе немного подробнее.

Итак, в обществе, с его сеткой взаимосвязей, состояние одного индивида влияет на окружающих, и это порождает обратные связи, т.е. самопричинные процессы.

В первом приближении для человека есть три универсальные категории возбуждающих толчков:

- личный контакт с возбужденным;

- восприятие возбужденного поведения окружающих людей, «вязкость толпы»;

- давление информации из масс-медиа.

Второй фактор размывает неоднородности в нелинейной системе (среде). Это может быть «диффузия» - миграция населения, распространение болезней, передача знаний, научной и культурной информации, культурно-исторических традиций, рыночные отношения. Рассеивающий фактор означает влияние процессов, протекающих на микроуровне, на эволюцию структур на макроуровне. Этот фактор выполняет несколько функций, выступая: а) как сила, выводящая на структуру-аттрактор эволюции; б) как способ перехода между различными режимами эволюции, скажем, режимом быстрого роста и режимом ослабления интенсивности процессов; в) как фактор когерентности, установления связи между структурами, согласования структур, развивающихся в разном темпе, в единое целое.

Сложный спектр структур-аттракторов может существовать лишь при определенном сочетании, гармонии действия этих двух факторов в нелинейной системе (среде).

Конкуренция между этими двумя факторами - действием нелинейных обратных связей и диссипативными, рассеивающими процессами - приводит к различным режимам развития процессов в открытых нелинейных системах (средах).

Для того, чтобы охарактеризовать механизм существования и самоподдержания структур, рожденных в открытых нелинейных средах, Е.Н. Князева и С.П. Курдюмов вводят понятия - модели двух основных режимов (фаз) развертывания процессов в открытой нелинейной среде.

Основными режимами эволюции сложных систем С.П. Курдюмов и Е.Н. Князева считают LS- и HS-режимы.

Первый из них, LS-режим - режим с обострением, когда происходит все более интенсивное развитие процесса во все более узкой области вблизи максимума. Данный режим возникает, когда фактор, создающий неоднородности в среде (действие нелинейных источников), работает значительно интенсивнее, чем рассеивающий, размывающий фактор. Это режим рождения порядка.

Другой тип поведения системы - HS-режим - возникает тогда, когда отсутствует локализация, идет развитие структур. Это режим неограниченно разбегающейся от центра волны. Такой режим имеет место тогда, когда диссипативный фактор работает быстрее, чем фактор локализации. HS-режим можно обозначить как режим сохранения порядка.

Установление LS-режима знаменуется локализацией и оформлением структур в открытой нелинейной среде. Возникновение эффекта локализации - создание нестационарных эволюционирующих структур за счет нелинейности источников энергии является важным условием самоорганизации. Структура (или организация) рассматривается здесь не как нечто стационарное, а как процесс, локализованный в определенной области непрерывной среды. Этот процесс имеет определенную геометрическую форму и способен как-то развиваться, реконструироваться, перемещаться по среде. Другими словами, структура есть пятно организации, блуждающее по среде. Можно сказать, что LS-режим «держит хаос в определенной форме». Но развитие локализованной структуры оказывается неустойчивым к хаотическим флуктуациям на микроуровне. Последние могут нарушить синхронизацию темпа развития процессов внутри различных зон сложной структуры, и эта структура начинает распадаться. Однако этого распада можно избежать (или приостановить его), если своевременно произойдет «перескок», переключение системы на HS-режим, в котором осуществляется возобновление процессов «по старым следам». Распад (уже частичный) сменяется объединением, бурное развитие неоднородностей - их сглаживанием. Здесь разворачиваются совершенно иные структурные процессы. Система начинает «закрывать» себя от внешних воздействий, ограничивать свои контакты, гасить флуктуации. В результате в ней начинают развертываться процессы, связанные с неизбежным ростом энтропии - система становится более однородной, в ней устраняются многообразные в нелинейной среде негэнтропийные источники структурообразования. Как правило, остается лишь один такой источник (центр) развития, который группирует вокруг себя структурные элементы (периферию). Происходит размывание неоднородностей, снижается прежняя интенсивность процессов, замедляется их динамика, восстанавливается общий темп развития подструктур.

Жизнеспособность сложной структуры обеспечивается чередованием режимов рождения и сохранения порядка. В этом движении выражается один из универсальных принципов эволюционного развития в его циклической пульсации: для поддержания развития сложной системы необходимо некое попятное движение, проявление инволюции, «оживление старых следов». Существуют глубокие аналогии между «пульсирующим» развитием нелинейных систем и экономическими циклами Н.Д. Кондратьева, колебательными режимами Гелбрайта, этногенетическими ритмами Л.Н. Гумилева. Е.Н. Князева и С.П. Курдюмов проводят аналогии между этими процессами схождения и расхождения и структурным чередованием древневосточных принципов мироформирования Ян и Инь. Динамика развития социальных организаций и структур связана, таким образом, с периодическим чередованием режима убыстрения процессов и их замедления, режима кристаллизации и стирания различий, частичного распада структур, с периодическим смещением фокуса влияния от центра к периферии и обратно. Попятное движение во времени, частичный возврат к старому, к культурным и историческим традициям являются, вероятно, необходимым условием поддержания сложной социальной организации. Применительно к политической истории России приходит на ум вечный спор между западниками и славянофилами, сторонниками сильного государства и децентрализации власти.

Однако колебательные режимы могут возникнуть только в системе с достаточно сильной нелинейностью. Следовательно, для существования относительно стабильного общества необходимо увеличивать степень нелинейности среды.

В политике усложнение среды означает уход от жесткой дихотомии свой - чужой (демократ - коммунист, как это было еще несколько лет назад), включение новых параметров выбора (политических деятелей). Основную роль в этом процессе, безусловно, должны играть, средства массовой информации. Преобразованная среда не только упрощает активизацию «релаксационных» механизмов, но и позволяет системе эволюционировать к новым целям (меняет спектр структур-аттракторов).

1.5 Концепция синергетического воздействия и возможности управления открытыми нелинейными системами


Открытая система управляема, если имеет каналы связи, по которым можно подавать на нее управляющее воздействие для того, чтобы направлять ее поведение. Из-за неопределенности в точках бифуркации системы неуправляемые. В действительности вблизи точки бифуркации системы очень чувствительны ко всяким, даже очень слабым, воздействиям. Это иногда используют для оптимального управления системами и этим объясняют поведение систем под действием ничтожно малых сигналов.

В основе синергетической методологии лежит наличие спектра путей эволюции сложных систем: неоднозначность будущего, разветвление путей дальнейшего развития. Политические, экономические, социальные системы, как и нелинейные, также имеют не один единственный, а несколько альтернативных путей эволюции. Возникает управленческая задача выбора гармоничного пути внешнего воздействия на систему, согласованного с ее внутренними свойствами, чтобы это воздействие оказалось сравнительно слабым. Необходимо понять, как через управление способствовать собственным тенденциям, и как выводить системы на эти естественные пути развития, причем стараться попадать в резонанс с ними, а не насиловать внешним вмешательством. При резонансном воздействии на систему важнее не сама величина управляющего воздействия, а его правильная пространственная организация.

Е.Н. Князева и С.П. Курдюмов, пожалуй, одни из первых ученых, не только отечественных, но и зарубежных, попытавшихся сформулировать в современной науке четкое представление об управленческом синергетическом отношении к миру. Суть синергетического управления - в признании за сложной нелинейной системой способности «саму себя строить, структурировать, … нужно только правильно инициировать желательные для человека тенденции саморазвития этой системы».

Основываясь на синергетической идее «поля путей развития, спектра структур, потенциально содержащегося, скрытого в нелинейных средах», и роли человека в мире, ученые констатируют, что:

1. Поскольку всякое развитие многовариантно в своих путях, человек всегда имеет право выбора оптимального для него пути, который возможно не только выбрать, но и вычислить, управлять им;

. Хотя путей развития много, но их количество не бесконечно. Человек всегда может пытаться узнать ограничения данной конкретной системы - принципы запрета, сужающих тем самым представления о возможных путях;

. Человек способен описать и рассчитать оптимальные для себя и осуществимые, в плане имеющихся возможностей и «сценарии» развертывания событий, их предполагаемые механизмы;

. Зная будущее желательное состояние и способы следования естественным тенденциям самоорганизации систем, человек может сократить время выхода на аттрактор, будущую форму организации.

Напомним, что в синергетике общество рассматривается как сверхсложная самоорганизующаяся, открытая, нелинейная система, со всеми присущими ей свойствами, зонами и принципами развития. Главная роль должна принадлежать учету именно самоорганизующих механизмов, в том числе и хаоса, предстающего в данном случае как конструктивный механизм самоорганизации, дающий системе возможность выхода на аттрактор, заключенную в нем собственную тенденцию развития, инициирующую процесс самодостраивания сложных систем, в том числе социальных. Эта ситуация, когда управление реагированием социума на изменение внешних и внутренних условий в идеале сводится к поиску «резонансных зон», где величина результата определяется не силой воздействия, а согласованностью его с внутренними свойствами. Достаточно лишь возбудить действие внутренних тенденций, и система сама построит необходимую структуру. Нужно только знать потенциальные возможности данной среды и способы их стимуляции.

Итак, в основе синергетического подхода к управлению социальными системами - механизм резонансных направляющих воздействий на нелинейную систему, в ходе развития которой всегда существует область параметров и стадий, в рамках которых нелинейная система особенно чувствительна к воздействиям, согласованным с ее внутренними свойствами, при этом воздействие может быть весьма малым. Российский исследователь И.А. Аглиуллин отмечает в этой связи, что «резонансное воздействие» означает, что важна не величина управляющего воздействия, а его правильная топология (пространственная организация), то есть согласованность с ее внутренними качествами и свойствами, являющаяся предпосылкой устойчивого развития системы в направлении достижения выдвигаемых целей. Таковым, по его мнению, должен быть господствующий способ управления функционированием и развитием социальных систем. Мы уже говорили, что аттракторы системы различаются по степени. Следовательно, система может срезонировать как к позитиву (что посредством нелинейных обратных связей будет способствовать ее гармонизации), так и к негативу (что может привести к отрицательным последствиям вплоть до разрушения системы), попадая в бассейн соответствующего аттрактора.

Главная задача заключается в том, как управлять, не управляя в классическом смысле, как малым резонансным воздействием подтолкнуть систему на один из собственных и благоприятных для человека путей развития, как обеспечить самоуправляемое и самоподдерживаемое развитие.

Итак, общественные процессы следует не просто строить и даже не перестраивать, а инициировать, выводить социальные системы на собственные линии развития. При этом ряд ученых считает возможным вообще избежать бифуркационной стратегии развития, подчеркивая наличие объективных возможностей «осуществления плавного процесса структурогенеза, не имеющего точек бифуркации, посредством правильной организации управленческого воздействия на систему». В принципе, применение термина «управление» к самоорганизующимся системам неверно. Более адекватны сущности этого явления понятия: «направленное развитие», «корректируещее воздействие».

Одной из важнейших стадий неустойчивости системы и восприимчивости к малым воздействиям является точка (область) бифуркации. «Человек, зная механизмы самоорганизации, может сознательно ввести в среду соответствующую флуктуацию, - если можно так выразиться, уколоть среду в нужных местах и тем самым направить ее движение. Свобода выбора есть, но сам выбор ограничен возможностями объекта, поскольку объект является не пассивным, инертным материалом, а обладает, если угодно, собственной «свободой»», - пишет С.П. Курдюмов. Вообще, отличительной особенностью талантливого политика (политического консультанта) является способность увидеть (или создать) критический момент, когда совсем малые действия смогут принести значительный результат. Элементарным примером может служить завершение предвыборной кампании - ее последние часы, когда эффект последнего впечатления может оказаться решающим.

Флуктуация в области бифуркации может породить не только самоорганизацию благоприятной ситуации, но и подтолкнуть систему к хаосу. Возможность подобного развития событий делает особенно насущным управленческое воздействие в этот момент. С другой стороны, именно в этот момент воздействие может быть опасным как никогда: любое действие управляющей системы (в силу того, что в точке бифуркации самая малая флуктуация может быть решающей и вызвать скачок на другой аттрактор) способно привести к волне нелинейных обратных связей в системе и направить ее на проигрышный аттрактор или даже разрушить. Поэтому управление политической ситуацией в области бифуркации должно отвечать следующим требованиям:

1. Управленческое воздействие должно апеллировать, резонировать к выигрышному аттрактору.

. Оно должно осуществляться вовремя. То, что возможно сегодня, не будет таковым завтра, и это нужно учитывать. Процессы впоследствии могут выйти из-под контроля и вызвать необратимые изменения. К сожалению, понятие времени практически исключено из многих политологических исследований. Забывают об этом и на практике, отсюда и огромное количество несвоевременных, а значит неэффективных решений.

. При управлении политической ситуацией необходимо опираться на политических акторов, соответствующие социальные группы, которые обеспечат переход на выигрышный аттрактор, - они играют роль звена, ухватившись за которое, можно вытянуть всю цепь. Фаворитов также нужно выбирать осмысленно.

Часто проводятся аналогии между синергетическим воздействием и восточными методиками исцеления организма типа акупунктуры и иглоукалывания. И.А. Аглиуллин даже вводит понятие политической акупунктуры. Политическая акупунктура есть «синергетическое умение оказывать малое воздействие на те точки политической среды, которые могут затем оказать определяющее влияние на всю политическую жизнь».

Синергетика вводит новые принципы объединения простых структур в сложные. Важнейшим достижением российской синергетической школы является открытие закона, который гласит, что форма определяет существование структуры. На начальной стадии становления сложной структуры важна ее топологически правильная организация. Замечательный факт, что для создания сложной структуры, развивающейся во времени, надо верно угадать ее форму. Количество вложенной энергии не играет здесь никакой роли. Если вычислены оптимальные начальные условия, то необходимый порядок в виде локальной структуры образуется за минимальное время. Причем для выбора начальных условий место задания начальных условий, топология начального воздействия оказывается несопоставимо важнее всех остальных факторов.

Это открытие соответствует принципу восточных единоборств: сила не имеет значения; главное, уметь ориентироваться в пространстве.

Не какие угодно структуры и не как угодно, не при любой степени связи и не на каких угодно стадиях развития, могут быть объединены в сложную структуру. Существует ограниченный набор способов объединения, способов построения сложного эволюционного целого. Попытки искусственно установить состояние, не свойственное данной системе, нелинейной среде, приведут к его неминуемому распаду или потребуют колоссальных затрат энергии и ресурсов для поддержания этого состояния. Диссипативные процессы разрушат все, что не отвечает потребностям системы, перераспределив энергию, вложенные средства и т.д. в соответствии с внутренними тенденциями среды, а если эти тенденции не активизированы, сведут систему к максимально неупорядоченному состоянию, хаосу или нескольким изолированным простым структурам. Напрашивается очевидный вывод - для успешного развития сложной структуры необходимо не только понимать внутренние потребности, но и активизировать наиболее перспективные из них.

Таким образом, концепция синергетического воздействия отвергает классическое представление об управлении сложными системами, где результат управленческих действий является однозначным и пропорциональным приложенным усилиям. Самый влиятельный политик может навязать свою волю только в ограниченных пределах, если эта воля противоречит внутренним свойствам системы. Настаивая на существовании жестких правил запрета, синергетика одновременно дает направление поиска «точек», где управленческое воздействие на политическую ситуацию окажется поразительно эффективным. Синергетика, как мы покажем ниже, основывается на целостной картине мира, поэтому, как правило, управление по синергетическим правилам является наиболее экологичным. Однако не стоит забывать, что именно резонансное воздействие, обращенное к «неблагоприятным», но внутренне присущим системе свойствам, может оказаться максимально разрушительным. Последнее обстоятельство налагает огромную ответственность на политиков и политических технологов, вскрывающих тайные пружины политических процессов.

2. Самоорганизация социума и архетипы коллективного бессознательного


2.1 Субъекты самоорганизации


Достаточно очевидно, что политические и социальные системы, институты являются результатом обдуманных установлений человека и самопроизвольно возникающих порядков. Причем сложность и сила последних растет с ростом масштаба и степени связности системы. Развивая эту мысль, можно сказать, что политическая ситуация возникает в результате организации и самоорганизации. В политической теории самоорганизационное начало политических процессов зачастую остается без внимания, несмотря на его огромную значимость, особенно когда речь идет о массовых процессах.

Напомним, что самоорганизация означает согласованное (кооперативное) поведение элементов сложной системы без управляющего воздействия извне в условиях потери эффективности использования ресурсов. Итогом кооперации элементов становится появление нового, ранее отсутствующего качества, приобретение новой функции, которые позволят по-новому (непротиворечиво) взаимодействовать с внешней средой, вписаться в новые ресурсные ограничения и т.п.

Явления самоорганизации могут возникать только в нелинейных открытых диссипативных системах, однако такие системы существуют не только в социальной сфере, но и в самых разных системах как живой, так и неживой природы. Следовательно, согласованное поведение частиц системы не может объясняться их «высоким интеллектом». Можно предположить, что нелинейная открытая система в результате своего функционирования генерирует некую информацию, в соответствии с которой (через механизм обратных связей) частицы организуют свое поведение.

Как мы уже говорили, синергетика рассматривает современное общество как открытую нелинейную динамическую систему, в которой возможна самоорганизация. Вместе с Б.Н. Пойзднером, мы будем исходить из того, что у спонтанного процесса самоорганизации имеется инициатор, или «субъект». Им функционально является репликатор (от лат. - replicare - отражать) - самовоспроизводящаяся единица информации. Репликатор способен создавать свои более или менее точные копии и конкурировать с другими репликаторами того же типа за возможность установить в динамической системе «свой» порядок в итоге процесса самоорганизации через механизм обратных связей.

Движение системы после бифуркации, сопровождается ростом числа актов репликации, т.е. ускоренным производством более или менее точных копий репликатора. В дальнейшем темп репликации приближается к постоянному, что является признаком установления в ней нового порядка. Он сохраняется до очередной утраты устойчивости, после чего ситуация повторяется, но с участием другого «удачливого» репликатора.

В биосистемах репликатором служит ген. Инициатором самоорганизации в обществе оказываются культурные образцы, символы, мифы, архетипы, одним словом социальное бессознательное. Культурные образцы - объекты любой природы, с которыми люди координируют, сообразуют элементы своего мышления и поведения. Культурные образцы ранжируют по степени их востребованности, используемости сообществом. Можно говорить о повсеместных культурных образцах, о культурных образцах с частичным распространением и о единичных образцах, обладающих минимальным рангом. Соревнующиеся культурные образцы претендуют на разрешение определенной проблемы, на удовлетворение некой потребности, возможно, ещё не осознанной.

Культурные образцы различаются по степени сложности: начиная от убеждений типа «все чеченцы - сволочи» до научных парадигм. В политической и иной коммуникативной практике культурные образцы используются постоянно и повсеместно. Более того, именно культурные образцы, выступающие своеобразными фильтрами внимания и моделирования действительности, являются главным инструментом, оружием политиков и политических консультантов. Корпоративная философия - лишь один пример внедрения культурных образцов. «Разработка правил, заповедей, лозунгов, мифов и систем ценностей вносит смысл в отношения и позволяет их модулировать, включать обратные связи, изменять их знаки, изменять сами правила и правила изменения правил, то есть запускать самоорганизацию. Причем изменения правил приходят снизу, точнее, изнутри, как и в биосистемах». Корпоративная философия достигает своих целей, если ее принципам удается создать порядок среди хаоса других конкурентных парадигм мышления в корпорации.

Итак, в обществе как открытой нелинейной системе возможна самоорганизация, которая инициируется репликатором - самовоспроизводящейся единицей информации. Очевидно, что в обществе информация может порождаться только отдельными индивидами, ими же она отбирается, но спустя какое-то время эта информация подчиняет их себе (явление круговой причинности). Однако условно репликаторы можно разделить на те, которые относительно легко «вводятся», индоктринируются управленцем в систему (например, в рассмотренном примере с корпоративной философией) и те, которые господствуют над системой (самопорождаются без управленческого воздействия извне). Второй вид «субъектов» самоорганизации (архетипов) мы и будем рассматривать в дальнейшем изложении.

2.2 Коллективное бессознательное и самоорганизация социума

Обратимся к теме коллективного бессознательного и архетипов как инициаторов социальных и политических процессов, в том числе процессов общественного сознания и электорального поведения.

Для рассматриваемой нами проблематики большое значение имеют работы следующих авторов: Володимира Одайника «Психология политики», в которой он предлагает, по его собственному признанию, «компиляцию из тех идей Юнга, которые имеют политическое или социальное значение», работу З.В. Сикевич, О.К. Крокинсокй, Ю.А. Поссель «Социальное бессознательное», электронный вариант книги Елены Донченко «Социетальная психика», работы Л. Леви-Брюля «Сверхъестественное в первобытном мышлении» и К. Леви-Стросса «Первобытное мышление». На данные работы мы и будем ссылаться в процессе изложения темы.

Целевая функция нашего рассмотрения - не только обозначить роль мифологических, архетипических, бессознательных факторов в формировании общественного сознания, в частности электоральных предпочтений; но и показать непротиворечивость, изоморфность синергетического подхода и феномена социального бессознательного как ключевого компонента.

Исследование коллективного бесознательного связано с именем таких ученых как К.Г. Юнг, Э. Тайлор, Дж. Фрезер, Э. Дюркгейм, Л. Леви-Брюль, К. Леви-Стросс, В. Пропп и М. Элиаде. Одним из важнейших выводов такого рода исследований является заключение о том, что архетипические, мифологические, мистические характеристики коллективного мышления связаны не только с онтологией первобытных, примитивных сообществ; они неуничтожимы и присущи в той или иной степени, в той или иной форме и современным сообществам, природе человеческого сознания в целом.

Уже в одной из своих ранних работ Дюркгейм ввел в научный обиход важное понятие, которое в дальнейшем среди его единомышленников и последователей нашло широкое применение: коллективное сознание. Совокупность верований и чувств, по его мнению, единых для членов одного и того же общества, образует определенную систему, имеющую свою собственную жизнь; ее можно назвать коллективным или общим сознанием. Согласно Дюркгейму, в нас есть два сознания: одно содержит только состояния, свойственные лично каждому и характеризующие его как индивидуальность; тогда как состояния, охватываемые вторым, - общие для целой социальной группы. Коллективное сознание или коллективные представления не заимствуются человеком из его непосредственного опыта, а как бы навязываются ему социальной средой.

Развивая идею Э. Дюркгейма, на основе изучения обильных фактов, Леви-Брюль приходит к выводу: законы, управляющие коллективными представлениями отсталых народов, совсем не похожи на наши логические законы мышления. Во-первых, эти представления отнюдь не отделены от эмоций и волевых актов, а, напротив, включают их в себя. Коллективные представления действуют резко возбуждающе на нервную систему, заряжая человека эмоциями страха, ужаса, страстного желания, надежды и т.д. Во-вторых, эти виды психической деятельности мистичны в смысле веры в таинственные силы и в общение с ними.

В первобытном мышлении господствуют свои особые законы. Место логических законов тождества, противоречия и прочих занимает явление, которое Леви-Брюль назвал законом сопричастия или партиципации. Предмет может быть самим собой и одновременно чем-то иным. Он может находиться здесь и в то же время в другом месте.

Все эти особенности присущи только коллективным представлениям, а не вообще мышлению отсталых народов. В сфере своего личного практического опыта первобытный человек рассуждает и действует аналогично современному человеку. Но лишь только дело коснется коллективных представлений, тут логика пасует и вступает в силу пра-логическое мышление с его мистицизмом и законом партиципации.

По мнению Леви-Брюля, коллективные представления не исчезают и в современном обществе. «Не существует двух форм мышления у человечества, одной пра-логической, другой логической, отделенных друг от друга глухой стеной, а есть различные мыслительные структуры, которые существуют в одном и том же обществе и часто, быть может всегда, в одном и том же сознании». К. Леви-Стросс также упорно отстаивал точку зрения, в соответствии с которой мифологическое мышление (как выражение коллективных представлений) не есть нечто низшее и ущербное по сравнению с развитым мышлением современного человека. Это такое же мышление, просто оно оперирует другим материалом - чувственно воспринимаемыми качествами предметов.

Природа ведь недаром создала наш орган познания дуальным: одна половина человеческого мозга отвечает за логическое, рациональное мышление, а другая - за мышление образами, гештальтами, иррациональными художественно-чувственными представлениями. Можно предположить, что последняя форма мышления была генетически и исторически первичной и информационные потоки, образующиеся в ней, по своей силе и значимости ничуть не уступали логически выверенной информации. И та, и другая информация остаются в так называемой родовой памяти, в памяти поколений, в памяти социума и всего человечества. То, что содержится в логических информационных потоках, обычно переходит в ранг науки и осознаваемой части культуры. А то, что содержится в иррациональных образах, интегрируется в некие целостные картины, рождая при этом и некоторые целостные оценки, составляющие более или менее стабильные и наследуемые стандарты нравственности, красоты, порядка, справедливости, добра, опасности, стандарты любви, чувства, организации жизни, стилей и образцов поведения, наконец.

Взрослый человек, безусловно, способен рефлексировать свой опыт в формально-логическом мышлении. Но правильная рациональная обработка материала опыта производится далеко не для всех сфер жизни человека и касается прежде всего сферы профессиональной деятельности. Для большинства людей сфера до-теоретического, в ироническом смысле дилетантского, пронизанного образами и эмоциями мышления, - внепрофессиональная, что включает в себя личную жизнь, политику, общество и т.д. Именно в этих областях открываются просторы для архетипического, мифологического мышления, коллективных представлений.

У специалистов в области социальных наук факт существования феномена бессознательного сегодня не вызывает сомнения. Изучением данного феномена, правда, преимущественно занимались исследователи в области психоанализа и философии, преимущественно за рубежом. В отличие от З. Фрейда, раскрывшего суть функционирования прежде всего «личного бессознательного», его последователь К.Г. Юнг, обратившись к групповой форме этого явления, ввел в научный оборот категорию «коллективного бессознательного», которая предполагает «психологическую предрасположенность» людей, воспитанных в рамках одной культуры, сходно реагировать на сходные жизненные коллизии.

Сегодня вновь прослеживается тенденция к исследованию данного феномена, в том числе и отечественными исследователями. Социологи, психологи, политологи изучают, проясняют место, роль и функции бессознательного в таких предметах исследования как массовое сознание, отношение к власти, установление социальных дистанций, социокультурное и ментальное состояние общностей разного типа и уровня и т.д. Сегодняшняя ситуация в России поставила перед отечественными исследователями ряд важных вопросов: можно ли прогнозировать коллективное поведение россиян; какое содержание вкладывают люди в представление о «хорошей» и «плохой» власти; какие качества россияне неосознанно ищут в себе, в своих детях, в своих друзьях, в политиках, какие, не задумываясь, отвергают; почему тяжкие и трагические черты российской действительности имеют унылую особенность повторяться на протяжении веков и т.д. Поиски ответов на подобные вопросы обосновали некоторые очень интересные выводы. Во-первых, ответы на данные вопросы надо искать в социальном бессознательном, в социальной психике общества. Появляются такие понятия, как «обреченность на социокультурный код»; «институциональная матрица», обозначающие изначально существующие схемы, код, матрицу, объясняющие тот или иной менталитет, идеологию, культуру, экономическую, политическую действительность в обществе, направленность эволюции развития, определенные мотивы поведения. Данное предположение обозначает и другое: если мы хотим, чтобы окружающая нас действительность изменилась, должны измениться способы ее осмысления, в которых оказались столь «живучи» бессознательные повторения. Иными словами, надо изменить сознание народа. Во-вторых, данные исследования, обобщая успехи аналитической и социальной психологии, сравнительной культурологи и социальной антропологии, еще раз показали и подтвердили, что на один уровень с социальным феноменом сознания должен быть поставлен социальный же феномен бессознательного.

Попытаемся же на основе ряда известных концепций дать общее определение данного феномена, прояснить его место, роль в формировании массового сознания, предпочтений электората, поведения избирателей.

В самом общем смысле бессознательно понимается как любой вид индивидуального и группового поведения, по поводу которого действующий субъект не вступает с собой в коммуникацию. Цели, процессы и последствия такого поведения либо не артикулированы в сознании и рефлексии действующего, либо замещаются другими, лишь принимаемыми за действительные и рациональные.

Л. Леви-Брюль трактует коллективное бессознательное как: «представления, называемые коллективными, если определять только в общих чертах, не углубляя вопроса об их сущности, могут распознаваться по следующим признакам, присущим всем членам данной социальной группы: они передаются в ней из поколения в поколение, они навязываются в ней отдельным личностям, пробуждая в них, сообразно обстоятельствам, чувства уважения, страха, поклонения и т.д. в отношении своих объектов, они не зависят в своем бытии от отдельной личности».

Коллективное бессознательное есть та часть психики, которую можно отделить от личного бессознательного только негативно, как то, что не обязано своим существованием личному опыту и потому не является личным приобретением.

В докладе «Об отношения аналитической психологии к произведениям художественной литературы», Юнг сообщает: «Само по себе коллективное бессознательное вообще не существует; на самом деле оно является не чем иным, как возможностью, той самой возможностью, которая передается нам по наследству с древних времен посредством определенной формы мнемических образов или, выражаясь аналитически, через структуры мозга. Нет врожденных представлений, но, наверное, есть врожденная возможность представлений, которая определяет границы даже самой смелой фантазии». Таким образом, коллективное бессознательное представляет собой объект типа квантового поля, сущность которого составляют виртуальные процессы и виртуальные состояния физических объектов, а также условия их актуализации.

Присутствие бессознательного в социальном пространстве, надо искать в системах:

. Социальная идентификация и дистанцирование. Самоопределение группы как целого, да и само существование сплоченных социальных групп разного масштаба, во многом является результатом «скрепляющего» действия коллективного бессознательного. В числе таких групп - семья, группы сверстников, профессиональные коллективы, социальные классы, этносы, нации и т.д. Сплочению группы способствуют:

единая общая эмоция, находящая выражение в не требующем доказательства чувстве «мы» (Ч. Кули);

коллективные представления, рождающие общую символику (Э. Дюркгейм, К. Юнг);

телесный и душевный комфорт пребывания в «своей» группе («теплота коллективной плоти» у Н. Бердяева) и невозможность полностью интегрироваться в «чужой» (З. Бауман);

обычаи и традиции, поддерживающие и подтверждающие групповую идентичность;

тот или иной уровень мимикрии, конформизма и других видов уподобления индивидуального и специфического коллективному и универсальному.

. Массовое и социальное поведение. Реальное воплощение бессознательного как выход за рамки сдерживающих механизмов сознания демонстрирует феномен массового поведения - например, митинг, демонстрация, паника, погром, поведение подростковых банд и т.д. (работы Г. Лебона, Г. Тарда, Г. Блумера, Н. Смелзера и др.). Это редуцированные, упрощенные формы социального взаимодействия, в основе которых психоэнергетические факторы и возможность (а часто сознательное стремление) преодолеть требования нормативного социального поведения, прямое противопоставление ему.

. Социальное взаимодействие и конструирование реальности. Согласно концепции символического интеракционизма (Дж. Мид, Г. Блумер, Ч. Кули), взаимодействие людей осуществляется через посредство смыслов - знаков, значений и символов. Понятно, что и создание сообщения, и его восприятие оперируют элементами бессознательного. Осуществляемая реципиентом интерпретация никогда не бывает полностью тождественной тому сообщению, которое передает его автор, а значит, само понимание, если оно достигается, заведомо содержит внерациональный синтез, привлечение образного мышления, интуиции и т.д., т.е. работы как сознания, так и бессознательного.

Итак, коллективное бессознательное существует в персональной, коллективной и социальной разновидностях. Персонально - в структуре личности индивида, коллективно - во взаимодействии, а также в сетях социальной и культурной идентификации, определении социальных дистанций и отношений, в существовании и воспроизводстве групп разного типа и уровня; социально - в таких явлениях, как неизменяемое стереотипное воспроизводство норм («социобиотика»), массовое поведение, алгоритм мышления, идеологии, символы.

Оперируя с символами, смыслами и значениями, бессознательное обнаруживает свою семиотическую природу и выполняет функцию интерпретации действительности.

Особенности бессознательной интерпретации действительности

Бессознательное вместе с сознанием составляют две достаточно автономные «познавательные» системы общей интерпретативной деятельности. Там, где рациональное сознание оперирует анализом, логикой, сравнением, поиском различий, проверкой информации и рефлексивной проверкой своих собственных оснований, у бессознательного работает другой инструментарий: аналогия, отождествление, эмоция, нечувствительность к противоречиям, образ, синтез. Среди них значимо отсутствует рефлексия, что и способствует бесконтрольности его существования.

Человеческая деятельность и социальное поведение (в том числе электоральное) осуществляется с помощью по крайней мере четырех регулятивных систем. Это:

·        Биогенетическая система, поддерживающая природное естество человека;

·        Чувственно-телесная, психосоматическая система, интегрирующая «всетелесно и общеорганно» представленные явления, в том числе ощущения, чувства, эмоции и мышление (в случае аффективного массового или коллективного действия допустимо говорить о социосоматике;

·        Мифологическое или мифологизированное мышление, ведущее к рутинной, консервативной интерпретации действительности на основе архаических схем сознания;

·        Рационально-логическое, априорно-теоретическое мышление и рефлексия, позволяющие анализировать и целенаправленно конструировать действительность.

Все упомянутые выше системы - информационные; кроме того, за исключением первой, все - знаковые, интерпретативные. Последняя, четвертая, репрезентирует собственно сознание - индивидуальное и общественное, а также самосознание и имеет тенденцию к дальнейшей специализации, а вторая и третья образуют, таким образом, область социального бессознательного.

Таблица 1. Социальное бессознательное

Социальное (коллективное) бессознательное

Психо- и социосоматика (массовое поведение)

Архаика (массовое мышление)

Социальные чувства (единства, дистанции, принятия-непринятия, чувство «мы», чувство врага) Социобиотика (стереотипы поведения, рутина, обыденность, повседневность) Социальные настроения (безмятежность, эйфория, оптимизм, пессимизм, эмоциональный подъем или упадок) Социальное поведение («народное тело» коллектива и праздника: толпа, воскресник, танцы, митинг)

Мифологическое мышление Коллективные представления (обряды, ритуалы, идеология) Менталитет, ментальная традиция (неосознаваемая нормотрансляция) Стереотипы мышления (схемы и алгоритмы смыслопорождения)

электоральный синергетический теория

Проявляясь в социосоматике, социально бессознательное выражает определенный способ существования некоторого социального целого, проявляясь в мышлении - участвует в интерпретации, т.е. социальном конструировании действительности.

Почему факты социосоматики и архаики можно считать явлениями социального бессознательного? Прежде всего потому, что поведенческие практики, построенные на их основе, либо неосознаваемые, либо «теневые».

Массовые и архаические формы поведения и мышления не содержат механизма самореференции, анализа, критики, проверки и т.д., составляющих сущность рационального сознания и поведения. Они вытеснены за кулисы цивилизации, предоставившей магистральную дорогу рационально-логическим способам действования.

В дальнейшем изложении материала, исследовании, мы будем использовать понятие коллективного бессознательного как мифологическое архаическое мышление и свойственные ему средства познания и интерпретации внешнего мира.

Особенности мифологического мышления

Миф - это обращение к подсознанию, а именно хранящихся в нем архетипам социального поведения (об архетипах будет подробно изложено в следующей главе работы). Миф - форма кодирования социального опыта. История мифоисследований со времен Дж. Фрэзера подтвердила наличие в различных мифологиях не только одних и тех же сюжетов и историй, но и одних и тех же архетипов.

Подсознательные процессы не обращаются в слова. Им нет названия, потому что их не существует объективно, вне человека. Поэтому и выражение они получают в иносказаниях, метафорах и ярких образах. Такие образы, будучи проекцией подсознания, тем не менее, доступны и понятны остальным членам группы. В своем объединении они составляют коллективное бессознательное, которое незримыми узами внутреннего (подсознательного) родства связывает людей между собой в коллектив.

По мнению К. Леви-Стросса и М. Элиаде, подробно исследовавших мифологическое мышление, миф выражает реальный иррациональный опыт, соединяет природное и сверхъестественное.

«Миф» по-гречески - повествование, слово, речение. «Мифы - это короткие рассказы о деяниях предков и происхождении вещей. Отдельные рассказы организованы в систему жизненных представлений народа или эпохи - в мифологию». Миф превращает хаос в космос, создает для первобытного человека возможность постижения мира как организованного целого, выражает его в простой и доступной схеме.

Мифологическое мышление - преимущественно образное мышление и именно потому отличается метафоричностью и символизмом. В семиотике символ рассматривается как образ, сохраняющий внешнее подобие с символизируемым объектом или определенным его свойством. В этом его отличие от знака, в котором это сходство означающего и означаемого отсутствует. Например, треугольник может быть просто воспринимаемой геометрической фигурой (наглядным образом, иконой), знаком (дельта, обозначение разности в математике) и символом иерархии.

Приобретение образом статуса символа связано с экстралингвистическими обстоятельствами. Он должен быть кем-то принят в этом качестве: отдельным индивидуумом (личный символ), религиозной или культурной общностью, человечеством в целом (архетипический символ). Символ полисемичен, и для его понимания может потребоваться эстетическое восприятие, интуиция, ассоциативное мышление, знание культурной традиции. По отношению к поведению символ как выражение архетипа может иметь характер императива.

Метафора, пожалуй, одно из главных средств мифологического мышления. Метафора - семантическое движение, перенос, распространение или соединение смысла. Соединение как будто несоединимых образов рождает новый смысл. При этом появляется впечатление особой конкретности этого нового смысла. Живая метафора - это средство смысловых инноваций, иногда очень глубоких и выражающих новое понимание мира, смену парадигм («ядерные» или «корневые» метафоры, выражающие видение мира человеком определенной эпохи или культуры).

В обыденной жизни метафора используется в тех случаях, когда человек затрудняется выразить мысль в конкретном и точном слове. Если человеку недостает лексики для описания другого человека, он может это сделать, используя не словесный, а образный код. Другого можно представить как реку или ручеек (прозрачный, с низкими берегами, тихо струящийся по равнине или бурный, с каменистыми берегами, спадающий с гор), как небо (холодное зимнее, ласковое летнее, закатное, покрытое облаками, прозрачно-синее их п.), как дерево (одинокое, тоненькое, кряжистое и т.п.).

Мифологическое мышление больше не порождает новых смыслов, а эксплуатирует имеющиеся. Буйное смыслотворчество застывает, и в практике архаического «массового сознания» мифологическая картина мира существует в довольно жесткой форме, где интерпретированные схемы заранее заданы, закреплены обычаем, а их изменение - как и любое отклонение от норм поведения - подвергается санкциям за нарушение социального порядка.

Основные признаки мифологического мышления:

. Миф есть язык образов, символов, метафор. Яркие образы, символы и метафоры обеспечивают единство переживаний и когниций. Сила символического, метафорического, мифологического ума состоит в способности выразить глубокую и сложную идею без помощи абстракций, играя образами и словами обыденного языка.

. Если научное мышление привязано к предметной области, то мифологическое универсально как целостное объяснение мира.

. В новой мифологической картине должны быть «соединены парадигматические компоненты (структура мира) и синтагматические - человек действующий, переживающий мир как агон, структура, арена и позиция человека, возможности и необходимость действий в нем. Миф всегда включает в себя повествование о жизни человека в построенной для этого картине мира, некие события и образцы. Причем это должно быть сделано наглядно и обозримо.

. Миф не только описание мира, но и интенция, которая в этом описании заложена. Миф побуждает и направляет действия человека. «Миф - это язык, посредством которого интенциональность становится сообщаемой… Мифы и символы, жизненные в данный период… являются каналами, по которым передаются жизненные силы общества». Миф - мощная мотивирующая сила.

5. Миф действует на бессознательном уровне, как уже было упомянуто выше миф - обращение к подсознанию, к архетипам. Миф сам по себе есть выражение бессознательного.

Символическое субъективное структурирование общества, выражающее не всегда осознаваемые тенденции человека, становится могучей силой управления человеческим поведением. Одна из функций мифа в жизни современного взрослого человека заключается в снятии социокультурных противоречий, их преодолении, «канализации», направлении «энергии», существующей в бессознательном. «Именно творческая субъективность, где бы она ни проявлялась, в религии, политике, математике, рекламе, является одушевляющим началом всего движения человечества. Беда субъективности современного человека в том, что еще никогда она не имела такого символического характера. Ирония революций состоит в том, что они порождают власть все более абсолютную, поскольку она все больше сводится к означающим ее словам. Власть церквей также обусловливается языком, который они сумели сохранить».

По существу, речь идет о том, что «рождается та вселенная языковых смыслов (символов), в которой упорядочивается впоследствии вселенная вещей».

. Ирреальность. Вера. Не истинность (ее нельзя проверить, поскольку каждый человек, в силу временных границ своего существования, лишен реальной возможности все проверить), не правильность (соответствие социальным нормам, потому что в игре или романе нормы могу нарушаться), а правдоподобие становится критерием оценки. Правдоподобие как правдивое подобие нашему внутреннему миру, существование аналогий в нашем опыте переживаний, наличие во внутреннем мире того, что может «резонировать» с мифом, побуждает человека принять или отвергнуть миф. Принятый миф становится «сакральным», священным, тем, на что нельзя покуситься, поскольку это воспринимается как подрыв самих основ бытия и смысла жизни человека. Когда исчезают ценности - приходит отчаяние. Миф становится символом веры.

Символы, вытесненные в бессознательное, не несут признаков регрессии или незрелости, чтобы стать действенными, им достаточно быть услышанными. Можно пользоваться «властью символов, точно рассчитанным образом вводя их в семантические резонансы сообщений». Символическая функция означает двойное движение внутри субъекта: сначала человек превращает свое действие в объект, но затем, в нужное время, снова восстанавливает это действие в качестве основания. Пример: сначала человек, занятый в производстве, зачисляет себя в разряд пролетариев, на втором этапе, во имя принадлежности к ним, принимает участие во всеобщей забастовке.

Если понимать речь просто как сигнал, который просто информирует о чем-то принимающего, тогда у нас не остается повода отказывать в доверии другим знакам. Больше того, мы отдаем предпочтение тем знакам, которые более естественны, и начинаем заниматься поисками жеста, гримасы, черт поведения, мимики, имиджа. Для человека, который знает свою миссию и способен выразить ее в эффективных символах и метафорах, внешние черты его поведения имеют вторичное значение, только как аккомпанемент, подчеркивающий и усиливающий основное символическое содержание. Но это непременно должен быть аккомпанемент к чему-то.

В заключении, на основании приведенных выше доводов, можно прийти к заключению, что коллективное бессознательное относится к разряду сложных открытых, неравновесных систем. Следовательно, для анализа коллективного бессознательного вполне приемлемо применение синергетического подхода.

Архетипы коллективного бессознательного

Итак, мы выяснили, что коллективное бессознательное, мифологическое мышление, сверхъестественное мышление, мышление образами, символами стоят на одном уровне и относятся к феномену бессознательного. Мы также выяснили, что миф - это форма кодирования социального опыта, обращение к бессознательному, к архетипам. Что же собой представляет архетип по отношению к бессознательному, с точки зрения синергетики?

Понятие архетипа составляет необходимый коррелят к идее коллективного бессознательного. Архетип можно понимать как обозначение наиболее общих, фундаментальных и общечеловеческих мифологических мотивов.

Юнг пишет: «Архетипы - наиболее древние и наиболее универсальные мыслеформы человечества, хотя они настолько же являются чувствами, насколько мыслями»

Юнг считает, что архетипические образы и мотивы являются продуктом объединенного влияния данной структуры психического и отложений «постоянно повторяющегося опыта человечества», то есть природных и социальных раздражителей, которые оставляют в душе определенные мифологические следы.

Архетип - перевод с греческого - «первообраз». Тождественные по своему характеру архетипические образы и мотивы (мифологемы) обнаруживаются в совершенно разных мифологиях и сферах искусства, что не допускает объяснение совпадений простым заимствованием. Однако архетипы - это не сами образы, а схемы образов, их психологические предпосылки. Это формальная конструкция. Содержание первообраз получает лишь тогда, когда проникает в чувственную ткань сознания и наполняется материалом живого опыта. Его форму К. Юнг сравнивал с системой осей кристалла, которая влияет на формообразование кристалла в насыщенном растворе. Процесс мифотворчества потому есть не что иное, как трансформация архетипа в образы, «невольные высказывания о бессознательных душевных событиях» на языке объектов внешнего мира. Архетип имеет свойство, становясь отчетливым, сопровождаться необычайно живыми эмоциями, впечатлять, внушать, увлекать, поскольку восходит к универсально-постоянным началам в человеческой природе.

Архетипы - это не приобретаемые формы поведения, это вневременные явления. Они присутствуют при рождении и остаются после смерти. Они неубиваемы и неизменны в своей вневременности и внепространственности. Они есть часть Мироздания, его Закон. Даже будучи сознательно подавленными, они слышны в иносказаниях, видны в лицах случайных прохожих, ощущаемы порами тела в плотности сумеречного воздуха. Они посещают нас во снах и видениях, пробуждая естественность (натуру) - соединение себя с собой.

Все повторяющиеся ситуации, особенно если они вызывают интенсивную эмоциональную реакцию, становятся источником возникновения архетипических мотивов. Более того, однажды отпечатавшись, архетип начинает играть роль фактора, способствующего «повторению тех же самых переживаний. Ибо появляясь - в сновидениях, в фантазии или в жизни, - архетип оказывает на человека мощное воздействие, благодаря которому он испытывает нуминозное или гипнотическое состояние или, напротив, сильное желание действовать». Видимо, именно эти свойства архетипов делают их репликаторами, «субъектами» самоорганизации как индивидуального, так и коллективного сознания.

Архетип имеет внешние проявления, но непосредственно воспринят или познан быть не может. Психологические архетипы входят в сознание только косвенно, через образы и символы, придавая определенную форму коллективно наследуемому психическому содержанию. Архетипы коллективного бессознательного являются своеобразными резервуарами для накопления и разрядки психической энергии. Возвращаясь к наметившимся параллелям между юнгианской психологией и синергетикой, дополним характеристики коллективного бессознательного как нелинейной системы свойством открытости, проистекающим из вышеизложенных свойств архетипов (наличия нелинейных источников и стоков). Таким образом, коллективное бессознательное является открытой нелинейной системой, подчиняющейся синергетическим законам.

Даже зрелое Эго не в силах контролировать архетипы бессознательного. Достаточно соответствующего раздражителя, и они легко активизируются и проецируются. В результате всякий раз как человек встречается с фигурами, символами или ситуациями, имеющими архетипический аналог в душе, соответствующий архетип немедленно активизируется и его психическая энергия проецируется на внешний объект. В этом заключается причина их огромной власти над людьми.

Политика же является полем битвы эмоций, где постоянно находят выход страсти и даже психические расстройства. По определению, предложенному А.И. Соловьевым, политику можно определить как «совокупность отношений, складывающихся в результате целенаправленного взаимодействия групп по поводу завоевания, удержания и использования государственной власти в целях реализации своих общественно значимых интересов». Политика в значительной степени - ответ на вызовы масс. Юнг считал, что движущие силы массового движения по сути своей всегда архетипичны. «Разряжение сдерживаемой энергии коллективного бессознательного обычно принимает форму массовых психозов, которые в силу вызванной Просвещением секулярной ориентации европейского общества, заявляют о себе в виде политических движений».

Возможна не только проекция психической энергии при возбуждении архетипа, но и идентификация с трансперсональным содержанием архетипа. В этом случае индивид или группа расширяет свое Эго с целью включить в него содержание архетипа, неосознанно попадая под его власть и действуя по его (архетипическим) моделям. При этом индивид (группа) ощущают необычайную энергию архетипа как свою собственную. Юнг назвал это явление психической инфляцией. Самый простой пример - президент страны, идентифицирующий себя и идентифицируемый другими с занимаемым постом, производит впечатление не обычного человека, но «небожителя».

Для понимания политического поведения особенно важна коллективная психическая инфляция. Группа идентифицирует себя с коллективным бессознательным, что, к тому же, усиливается психической инфляцией, возникающей благодаря ощущаемому отдельными членами коллектива единству с группой. Чувство коллективной цельности «действует на психику подобно сильному яду» и «легко передается».

В некоторых случаях индивид может усвоить и подчинить себе архетипическое содержание, что делает его по-настоящему харизматической личностью. Юнг говорит также о возможности существования харизматических групп. Впрочем, феномен подлинной харизмы - редкое явление в политике. Гораздо чаще встречаются псевдохаризматические лидеры и группировки. Если в обществе активизируется какой-то архетип (Юнг всегда видел общество через призму отдельных личностей и даже выводил политические тенденции исходя из их психологического состояния), «люди испытывают настоятельную необходимость найти для себя существующего во плоти героя, или великого мудреца, или вождя и отца, в общем какой-либо безусловный авторитет». Например, по наблюдениям Юнга как практикующего психоаналитика, у его немецких пациентов после первой мировой войны в сновидениях появились мифологические символы, выражающие первобытность, насилие, жестокость. «Когда такие символы появляются у большого числа индивидов, они начинают собирать индивидов вместе как под действием магнита; и вот сформировалась толпа, и вскоре в ней найдется лидер среди тех, у кого наименьшая сопротивляемость, наименьшее чувство ответственности и… наибольшая воля к власти. Лидер позволит сбросить с себя то, что готово упасть, и толпа последует вслед за ним с непреодолимой силой снежной лавины».

По словам К.Г. Юнга, «момент, когда проявляется мифологическая ситуация, всегда характеризуется особой эмоциональной интенсивностью; это подобно тому, как если бы в нас была затронута струна, которая никогда прежде не звучала, или же если бы в нас были развязаны силы, о существовании которых мы никогда не подозревали… Любая связь с архетипом, пережита она или просто выражена, «трогает», это значит, что она действует: ведь она освобождает в нас голос более могучий, чем наш собственный».

Однако не следует забывать, что, любое значительное проявление архетипа делает ситуацию критической и непрогнозируемой. «Во время коллективных проявлений архетипов всегда существует большая опасность массовых движений, и катастрофы можно избежать только в том случае, если воздействие архетипа «перехватывается» и ассимилируется достаточно весомым большинством отдельных личностей. Должно существовать хотя бы некое минимальное количество личностей, способных оказать чувствительное влияние на окружающих». По-видимому, «перехват» архетипического воздействия должен быть одной из задач, стоящих перед политическими консультантами.

Итак, архетипы являются резервуарами для накопления и разрядки психической энергии коллективного бессознательного. Идентификация с содержанием коллективного бессознательного индивида (политика) или группы делает их для внешнего наблюдателя обладателями харизмы, «магической энергии». Однако в большинстве случаев эта харизма не является подлинной (так как содержание архетипа не усвоено), а напротив, заставляет действовать человека (группу) по архетипическим моделям. Поскольку абсолютное большинство в обществе идентифицирует себя только со своим сознанием (отрицая, как писал Юнг, собственную «Тень», то есть бессознательное), то бессознательное (для общества - коллективное бессознательное, представленное архетипами) безраздельно господствует над происходящим. Следовательно, многие политические процессы имеют в качестве своего истинного инициатора разбуженные архетипические содержания коллективного бессознательного. Выяснив, что коллективное бессознательное является открытой нелинейной системой, мы продолжим проводить аналогии между объектами юнгианской психологии и синергетическими объектами.

2.3 Архетип коллективного бессознательного - странный аттрактор


Итак, архетипы коллективного бессознательного являются двигателями политических процессов. Как пишет В. Одайник, «архетип - организующий принцип, стоящий за психологическими феноменами».

В предыдущем разделе было приведено достаточно доводов в пользу того, что коллективное бессознательное вполне является нелинейной системой (средой). А в открытых нелинейных системах (средах) организующими принципами выступают аттракторы. Напомним, что аттрактор - это точка или множество в фазовом пространстве, к которым притягиваются все траектории из некоторой окрестности аттрактора, называемой также областью, или бассейном, притяжения. Траектории, выйдя из начальных состояний, в конце концов приближаются к аттракторам. Аттрактор обозначает активные устойчивые центры потенциальных путей эволюции системы, способные притягивать и организовывать окружающую среду.

Мы уже рассматривали, что существуют несколько типов (классов) аттракторов: точечные, периодические, квазипериодические (аттрактор тора) и странные. Попытаемся уточнить, какой из этих типов больше подходит для моделирования архетипов.

Обратимся еще раз к трактовке странного аттрактора применительно к социальной среде, предложенной Капустиным В.С. в работе «Введение в теорию социальной самоорганизации».

Явление аттрактора в социальной системе можно определить как такое будущее состояние изменяющейся системы, которого еще не знает настоящее, но прошлое уже там присутствует и распоряжается. Это означает, что в различных временных рядах нелинейности отдельные события прошлого могут опережать настоящее и подстерегать нас из будущего.

Любой акт деятельности всегда полифункционален и многозначен, но субъектом действия осознается только с точки зрения его цели, оставляя вне внимания иные проявления, каждое из которых существует в своей логике. Результаты, находящиеся за пределами осознания субъекта деятельности, как правило, не принадлежат ему, а значит, не интересны ему и не контролируются им (пространство эпифеноменов). Эпифеномен - явление, сопутствующее в качестве побочного продукта другим, фундаментальным явлениям, но не оказывающее на них прямого воздействия. Это самостоятельное пространство эпифеноменов можно сравнить с безбрежным морем бесчисленных смыслов: мудрец - рыбак в безбрежном море бытия, как рыб вылавливает смыслы. Каждый этнос, исходя из условий своего проживания и в соответствии с национальными особенностями мышления, кодирует смысл по-своему, что бы он был понятен, узнаваем, что бы его можно было передавать, т.е. декодировать при коммуникации, запустить в «эстафету поведения».

Аттрактор - это проявившийся из эвентуального будущего вектор последующих изменений, - это или мобилизующий и структурирующий образ будущего, или образ грядущей катастрофы, ускоряющий процессы распада. Понять аттрактор, значит, создать условия для прогнозирования развития, моделирования поведения и оптимального управления процессами. Бездумная, эгоистичная или коррумпированная власть может предлагать из своего настоящего любые векторы развития, но все они будут формальны. Аттрактор неумолимо «назначит» свой сценарий развития. Империи, державы, династии стремительно рушились, когда пространство эпифеноменов не транслировало или транслировало в социумы негативные образы будущего. Мировая практика показывает, что видение позитивного будущего - один из важнейших источников социальной энергии.

Пространство эпифеноменов это та же действительность, только нелинейно-целостно мыслимая. Там та же реальность действий (практик), только они не завершаются, как в мире феноменов с достижением ожидаемых результатов, которые, впрочем, всегда есть иллюзия достижения, а продолжают делиться, размножаться каждое мгновение и в каждой точке, разлетаясь в континуумы будущих альтернатив. Это не параллельный и даже не виртуальный мир, а инобытие нашего же мира, в котором обитают смыслы, обладающие свойством безвременности и бесконечности. В этом пространстве спрятана вечная тайна вневременного сопряжения практик, формирования будущих векторов движения социумов, там пишутся черновики бесчисленных сценариев для постановки их в мире феноменов.

Данные положения в первую очередь реализовались в психологии, речь идет о таком ее направлении, как трансперсональная психология, изучающая трансперсональные переживания и связанные с ними явления. Только здесь понятие эпифеноменов преобразовано в понятие коллективного бессознательного, социального бессознательного. Мифологические мотивы активно используются в политике и ПР, но не до конца и не всеми технологами осознается действительная мощь мифа, коллективного бессознательного, архетипа.

К.Г. Юнг неоднократно подчеркивал, что «Содержимое коллективного бессознательного, представленное архетипами, с которыми мы сталкиваемся при любом контакте с массовыми феноменами, всегда биполярно: оно имеет как положительную, так и отрицательную стороны. Любое проявление архетипа делает ситуацию критической, так что невозможно предвидеть ее развитие». Таким образом, прослеживаются явные параллели между архетипами и странными аттракторами. Странные аттракторы определяют хаотические режимы. Предсказать поведение траекторий хаотических систем на длительное время невозможно. Странные аттракторы в противоположность циклам или точечным аттракторам описывают движение, которое не станет периодическим (а значит предсказуемым), сколько бы мы ни ждали.

Академик Е.А. Файдыш выстраивает такую логическую цепочку: «Одной из особенностей архетипа является невозможность его однозначного описания или определения. Сколько бы мы не пытались выразить его в виде текста, он всегда будет несоизмеримо сложнее и глубже. Именно поэтому могут быть осознаны только отдельные «тени», проекции, но никогда - он весь целиком.

В недавнее время математиками были открыты объекты очень сходные с ними. Это фрактальные множества и странные аттракторы. Как архетип невозможно задать перечислением его элементов, также и фрактал. Каждый элемент архетипа обладает не меньшей сложностью, чем целое, то же можно сказать и о фрактале. И наконец - самоподобие. Каждый элемент несет и информацию о целом. Этим свойством обладают как архетип, так и фрактал.   И еще одно интересное свойство. Фракталы обычно имеют дробную размерность, т.е. как бы находятся между разными пространственными измерениями. Как уже говорилось, об аналогичных свойствах архетипов догадывались в глубокой древности. Интересно, что даже геометрические образы, использовавшиеся для изображения архетипов в древности, очень напоминают фракталы. Это янтры и мандалы».

Таким образом, развертывание политической ситуации, особенно если речь идет о динамичных массовых процессах, часто объясняется и обеспечивается действием архетипической модели. Как было нами выяснено, в теории нелинейных динамических систем архетипам соответствуют странные (фрактальные) аттракторы. Следовательно, моделирование политических процессов, в том числе динамики общественного сознания и электорального поведения, «субъектом» самоорганизации которых выступает архетип, оптимально с использованием фрактальных объектов (странных аттракторов, фрактальных временных рядов). Эта аналогия намечает сближение обычно разнесенных синергетического и психологического подходов к пониманию, интерпретации политических процессов. Если политический процесс движим архетипическими силами (моделируемыми странными аттракторами), это означает, что до определенной степени (в математике - внутри области странного аттрактора) процесс иррационален, неподвластен логике, непредсказуем. То есть, иррациональность - имманентное свойство многих политических явлений. Однако иррациональность не означает полную неуправляемость, точнее, иррациональность подразумевает невозможность полной управляемости, невозможность предсказуемо навязывать свою волю, манипулировать человеком и обществом. Понимание сути иррационального политического процесса позволяет «подталкивать» его в некотором направлении, но не более того.

Можно сформулировать следующие гипотезы, расширяющие синергетическую теорию аттракторов:

. Нахождение в зоне притяжения определенного аттрактора сопровождается совершенно определенными событиями, качественно характеризующими параметры состояния аттрактора.

. Эти события с логической точки зрения могут быть никак не связаны между собой.

. События, обязанные своим происхождением пребыванию человека в зоне некоторого аттрактора, несмотря на отсутствие логической каузальности, все-таки достаточно сильно коррелированы, то есть фрактальны. Когда мы говорили о фрактальных объектах, мы проводили аналогию с твердыми телами, в которых (в отличие от газа) молекулы жестко связаны между собой.

. По мере приближения к аттрактору компоненты, характеризующие ключевые свойства аттрактора, усиливаются в происходящих с человеком событиях.

. Человек регулярно попадает в точки (зоны) потери устойчивости. В этих точках эволюционирующие системы испытывают на себе влияние со стороны различных аттракторов той нелинейной среды, в которой они находятся. Об этом свидетельствуют происходящие в течение небольшого отрезка времени разноплановые (порожденные бассейнами разных аттракторов) события - упрощенно, радостные и грустные. В таких точках человек делает выбор, к какому аттрактору он двинется дальше. По всей видимости, выбор осуществляется посредством резонансного возбуждения структур, близких к одному из аттракторов.

. Вероятно, существуют некоторый набор действий, позволяющий выйти из зоны притяжения неблагоприятного аттрактора.

Мы предполагаем, что эти закономерности применимы и в политической практике. Внимательно наблюдая за событиями, сопутствующими деятельности в политической сфере, можно постоянно получать информацию о том, в каком направлении движется ситуация и, возможно, предпринимать меры по ее корректировке; уловить еле заметное, но способное изменить всю картину, перестроиться на правильный аттрактор, то есть направить к лучшему из возможных вариантов, - остальное самоорганизуется. Таким образом, можно существенно повысить эффективность и снизить «издержки» политической жизни. Подчеркнем, что в отличие от традиционного мониторинга ситуации, здесь идет речь о более широком взгляде, когда мы принимаем во внимание не только события, объединенные логической цепочкой.

Констатируя кредо синергетики как новое мировидение, Е.Н. Князева, в частности, подчеркивает, что она «не только синтезирует фрагменты обыденного и отчасти научного дисциплинарно разбросанного знания, но даже связывает эпохи - древность с современностью, с современными достижениями науки - принципиально различные, восточный и западный способы мышления мировосприятия (от Востока она берет идею целостного мира, от Запада - традицию анализа, эксперимент)».

При этом мифологические мотивы, также воздействующие на политический расклад, вполне адекватно вписываются в синергетическое мировоззрение. То есть процессы, развивающиеся с использованием таких мотивов, подчинены закономерностям, обнаруженными синергетикой.

3. «ЯДРО» коллективного бессознательного российского общества: ментальность, архетипы власти-управления

Когда мы говорим об архетипах - мы говорим по существу не только о базисных общечеловеческих, но и о представлениях конкретного народа. «…Архетип есть фигура…, которая в процессе истории повторяется там, где свободно проявляется творческая история… Если мы будем исследовать эти образы более тщательно, то откроем, что они являются в определенной степени обобщенной равнодействующей бесчисленных типовых опытов ряда поколений. Они представляют собой…психические осадки бесчисленных переживаний подобного типа. Они усредняют миллионы индивидуальных опытов и дают таким образом картину психической жизни» - исчерпывающе констатировал Юнг. В процессе многовекового формирования этот продукт приобрел определенные контуры, определенную форму, стал своего рода информационно-энергетическим паттерном, неизменным глубинным основанием социальной и индивидуальной динамики.

Как и К.Г. Юнг, многие отечественные исследователи, изучая и сравнивая Российское общество с другими странами, в частности со странами Запада, единогласно пришли к выводу, что у России и Запада различные пути развития, различные первичные схемы, «институциональные матрицы», как их назвала Кирдина С.Г., что не позволяет перекладывать опыт Запада на российскую действительность, что предполагает, что у России совсем иные начальные условия для «запуска» процессов самоорганизации и развития общества. Данное предположение необходимо учитывать и при рассмотрении такого явления, как действие конкретного избирателя. Представления, мотивы, предрасположенность конкретного российского избирателя в первую очередь зависит от социального бессознательного, накопленного российского опыта верований, образов, символов, которые действую неосознанно, но, тем не менее, их влияние на поведение конкретного индивида настолько мощное, что не учесть данное явление будет грубейшей ошибкой.

Хотя архетипы универсальны, окружающий их «балдахин» варьируется в зависимости от культурного базиса. Культуры родственных отношений и культуры индивидуалистические переживают разные истории и предания.

Изучению российского менталитета в отечественной социологии, политологии, социальной психологии отводится в настоящее время достаточное внимание. На основании изучения истории, культуры, эмпирических данных, исследователи приходят к выводу, что «культура - это судьба». Как уже было подчеркнуто ранее, при исследовании темы социального бессознательного, ментальность, культурные образы, символы, язык народа, опыт предыдущих поколений относятся к феномену бессознательного, т.е. человек действует под влиянием перечисленных выше факторов, не осознавая их значимости.

Обобщая работы Крокинской О.К., Сикевич З.В, Поссель Ю.А («Социальное бессознательное»), Донченко Е. («Социетальная психика»), Капустина В.С. («Введение в теорию социальной самоорганизации»), исследования проблем взаимодействия экономической и политической сферы и российского менталитета, представленные в книге «Общество и политика», мы можем дать следующую картину российскому бессознательному, российской ментальности.

Донченко предлагает построить психодинамический портрет конкретного социума исходя из структуры социетальной психики. «Так же, как и личность, общество представляет собой сложную живую систему. На микроуровне оно беспорядочно и разнородно, на макроуровне оно обладает достаточно простой структурой. На макроуровне элементом, объединяющим, интегрирующим социум, является социетальная психика». По мнению автора, социетальная психика (психика общества) в самом широком смысле - это субстанция жизни социума, передающаяся из поколения в поколение в виде продукта наследования истории и культуры общества, включающая географические, климатические и ландшафтные условия жизни населявших и населяющих данную территорию людей. В это целое входят и особенности мышления народа, населяющего и населявшего данную территорию, его социального интеллекта, специфические характеристики социальной памяти, преобладающие потребности, чувства, стили поведения, то есть особенности когнитивных, эмоционально-чувственных и поведенческих паттернов. Другими словами, о чем не раз говорит и сам автор данной работы, социетальная психика суть бессознательное.

Как и в природе, в обществе существует некая система законов - «правил отбора, выделяющих реальное из виртуального», но в обществе эти законы и принципы отбора связаны с особенностями жизни и деятельности людей и приобретают скорее характер тенденций, «каналов эволюции», социальных установок, ориентирующих социальную динамику общества. Народы и времена, так же как и отдельные индивиды, обладают соответствующими им духовными направлениями, или установками. Уже само слово «установка» обнаруживает обязательную односторонность, свойственную каждому определенному направлению. Там, где есть направление, там есть и исключение. Исключение же означает то, что многое в психике, что в принципе могло бы сосуществовать, на самом деле сосуществовать не может, ибо оно не соответствует общей установке. В большей своей части этот феномен может быть отнесен к области коллективного бессознательного.

Автор выделяет в структуре психики социума:

социетальные свойства: рациональность/ иррациональность, интернальность/ экстернальность, экстраверсия/ интроверсия, эмоциональность/ прагматичность, сенсорность/ интуитивность, интенциональность/ экзекутивность;

три социетальных состояния: состояние «ДА» санкционирует, «НЕТ» - стимулирует, «ИНОЕ» - актуализирует потенциальные возможности данного социума;

группа адаптивных психических процессов: идентификации, индивидуализации, маргинализации, девиации и социальной инвестиции, особенности протекания и успешность которых зависят от доминирования в тот или иной исторический отрезок времени тех или других социетальных свойств и состояний.

Одни и те же свойства (рациональность - иррациональность, интернальность - экстернальность и др.) будут играть различную роль в зависимости от того, в каком состоянии общества они будут функционировать: в состоянии «ИНОГО», «ДА» либо «НЕТ». Подробно структура социетальной психики расписана в ПРИЛОЖЕНИИ 3. («Структура социетальной психики»).

Комбинация свойств социетальной психики друг с другом и с соответствующими социетальными состояниями и процессами дает, по мнению автора, структуру искомого менталитета социума, структуру коллективного бессознательного.

Исходя из определения ментальности, данного Капустиним В.С., становится понятным, что ментальность и социетальная психика суть понятия одного уровня. Капустин утверждает, что на формирование определенного национального характера, культурных образцов, стереотипов, архетипов ментальности влияет множество разнообразных факторов, к которым можно отнести в первую очередь климат, качество почв, водоёмов, протяжённость пространства, плотность населения, оптимально-экономичный способ хозяйствования в данном вмещающем ландшафте и основная система установок хозяйствующего в нём человека, лингвистические особенности речи и многое другое.

Как субъективный образ действительности ментальность представляет собой своеобразную систему глубинных, устойчивых (архетипических образов коллективного бессознательного) и относительно поверхностных, изменчивых представлений, определяющих миропонимание и мирочувствование людей. Вместе с тем ментальность выступает как содержание сознания, подсознания и самосознания (чувства, взгляды, представления и т.п.), так и стиль мышления (способ понимания и оценки действительности).

Результаты исследований российской ментальности, социального бессознательного не противоречат друг другу, и что самое интересное, выводы во многом совпадают.

Как мы уже отмечали, каждый народ, социум имеет свое сознание, которое проявляется как ментальные представления, ценности, строй мышления и поведения. Имея это в виду, К. Леви-Стросс писал, что оригинальность каждой из культур заключается прежде всего в ее собственном способе решения проблем, перспективном размещении ценностей, общих для всех людей. Только значимость их никогда не бывает одинаковой в разных культурах, у разных народов. В жизни каждого народа есть преобладающие ценности, социальные нормы, правила и представления, которые характеризуют готовность населения к той или иной социальной системе.

Для описания России, великой страны, ее истории, природно-экологических, социальных условий жизни идеально подходят слова Н. Некрасова: «Ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная, матушка Русь».

Россию можно отнести к экстравертированному социуму как на основании принадлежности ей огромных территорий, завоеванных в свое время и ставших империей, так и на основании многих других, духовных, показателей.

Россия - иррациональное, эмоциональное общество. Следовательно, в данном социуме особенно ярко выражена интуитивность психокультуры. Многовековая история русского народа - это история борьбы и надежд, исканий и открытий, глубокой всеядной печали и безрассудной радости и простоты. Русскому середина не по душе. Данные характеристики подробно описаны в ПРИЛОЖЕНИИ 3.

Идея примата государства над обществом, а тем более над личностью, уходит в глубь нашей истории. Это и способ общественного мышления, общественная психология (чаще незримая), которая ставит государство на первое место во всём, но это также и способ управления делами общества, ментально поддержанный населением. Для большинства из нас патернализм (отеческая забота) государства - естественное его состояние. Принизить роль государства как строгого, но заботливого отца в делах присмотра за детьми-гражданами для многих означает кризис веры, горькое чувство разочарования, ощущение покинутости, ненужности и горе тому российскому государству, которое откажется от этой роли.

Тем не менее, власть и народ в России на протяжении веков представляли собой полярности, за исключением периодически возникающих моментов единения в экстремальных для жизни этноса ситуациях. И сегодня среднестатистический россиянин разделяет власть и народ на «чужие» - «мы».

Российское горизонтальное восприятие пространства, стимулирующее уход за горизонт, за предел, на беспредел, в «безудерж», накладывало свой отпечаток и на восприятие ценности момента. Подлинной ценностью выступал не сегодняшний день, а завтра. Истоки «психологии отложенного счастья» (счастья за горизонтом, за «бугром»), а вместе с этим и легендарной терпеливости народа, уходят глубоко в историю. В России никогда не шли куда-то, но всегда уходили от чего-то.

Россия имеет ярко выраженную характеристику экстернального общества. «Психологический образ России - женский, с мягкими округлыми и неопределенными очертаниями, как бы расплывающимися в бесконечности российских просторов, которые только по краям вздыбливаются горными кряжами».

Если бы мы дифференцировали общества еще по двум признакам - некрофилии и биофилии - в портрет России вписалась бы первая характеристика. Ситуация с нынешним поведением большинства напоминает неосознанное стремление к смерти, патологическое безразличие к жизни, уже стоящей на грани социальной агонии (аборты, массовое потребление никотина и наркотиков, агрессивное вождение автомобиля и т.д.).

В жизни людей реально не то, что есть на самом деле, а то, что является фактом их сознания, что они себе представляют, во что верят, к чему стремятся. Власть не столько вовне, сколько внутри людей, в их субъективном мире, строится по их образу и подобию. Какой народ, такая и власть. Политические структуры и процессы получают в основном психологическую, культурную интерпретацию и мотивацию. Ментальность есть реальность, т.е. в конечном счете жизнь народа, его учреждения… суть только видимые продукты его невидимой души, в силу чего каждый народ имеет ту форму правления, какую он заслуживает, трудно допустить, чтобы он мог иметь другую. Видоизменяясь, передаваясь из поколения в поколение, культурно-психологические особенности россиян определяют их политические институты и поведение.

На основании обобщенного анализа всех вышеперечисленных работ мы вывели общенародную российскую ментальность. Немаловажное значение для данных выводов сыграли данные эмпирических исследований, проведенных Сикевич З.В. на территории Санкт-Петербурга по выявлению коллективного бессознательного респондентов. Они абсолютно подтверждают сделанные нами выводы. Изучая ситуацию, каким образом коллективное бессознательное участвует в формировании массового сознания, Сикевич основной акцент сделала на языке и его тесной связи с национальной психологией.     Так называемая картина мира организована посредством лингвистических символов, причем символическая ткань языка чаще всего не осознается его носителями и в этом смысле родной язык и является первичным «коллективным бессознательным»». Используя методику свободных ассоциаций, Сикевич З.В. исследовала лексику как отражение базовых ценностей народа. Интересны результаты исследования: наиболее употребительными среди россиян оказались такие понятия, как «добрый», «просить», «терпеть», «надо»; заметно реже понятия, связанные с рациональными действиями - «убеждать», «толковать», «объяснять» и т.д. За этими и многими другими обычными словами, которые мы произносим не задумываясь, стоит мировосприятие человека, те неписанные правила, которым мы бессознательно следуем в своем поведении.

Неопределенность, неуверенность в своей правоте, нерешительность, свойственные традиционной психологии русского человека, хорошо иллюстрируют распространенные и в печатных текстах, но особенно в разговорной речи выражения «как бы», «вроде бы», «как будто» и т.п. Создается впечатление, что человек постоянно сомневается не столько даже в словоупотреблении, сколько в адекватности своих оценок, сознательно избегая однозначности толкования своих слов.

Терпеливый, неприхотливый, жертвенный человек. Русские люди в большинстве своем готовы терпеть, сносить жизненные неурядицы, приноравливаться к обстоятельствам, пренебрегать любыми трудностями, проявлять необыкновенную жертвенность, выносливость к страданию ради невероятных замыслов властей. Как прежде, так порой и теперь, нет пределов смиренному терпению многострадального русского народа. Неизбежность, добровольность жертв ради великой цели отвечают традиционной склонности русских людей к воздержанию, самообузданию, альтруизму и аскетизму.

Легковерный человек. Терпению способствует и невероятная доверчивость, мечтательность россиян, их преимущественно созерцательный, эмоциональный, абстрактный, а не здравый, рациональный, практический склад ума. В отличие от западной умственной культуры, которая выросла исторически из преобладания воли над сердцем, анализа над созерцанием, рассудка во всей его практической трезвости над совестью, власти и принуждения над свободой, в России превалирует чувственная культура. В ней соотношение этих сил является обратным: сердце, созерцание, совесть выступают как «первичные силы», которые определяют и ведут за собой «вторичные силы» - волю, мысль, форму и организацию. Отсюда неустойчивость, подвижность, перепады настроения русских людей.

Повышенной эмоциональностью, иррациональностью объясняется и необыкновенное сочетание традиционной инертности россиян с их спонтанной несдержанностью, необузданностью, когда они любят подчас, очертя голову, выбрать самое что ни на есть безнадежное и нерасчетливое решение, противопоставляя капризу природы каприз собственной отваги. Эта наклонность - дразнить счастье, трать в удачу - и есть великорусский авось, вера в чудо. «За новизной бежать смиренно народ бессмысленный привык» (А. Пушкин).

Харизматический человек. Уж так устроены русские люди, что им нужны политические кумиры, те, кому они беспрекословно верят, к мнению которых они прислушиваются, за кем идут. Сама неустроенность, экономическая необеспеченность жизни трансформируются в веру политикам, в их обещание лучшей жизни. Отнимите веру, что останется? Харизматическая же зависимость от них не позволяет реально оценить очередного «спасителя», побуждает «додумывать» за него, приписывать ему то, что граждане хотели бы видеть, но не всегда присутствует в нем. Это объясняет привычную для россиян цикличность, когда сначала они верят в правоту и всемогущество нового политического лидера, возлагают на него несбыточные надежды, во многом возбуждаемые им самим, а потом неизбежно разочаровываются в нем.

Всякий раз, когда обществу предстоит сделать решающий выбор, избиратели ждут, чтобы кандидат поведал им именно ту историю, которую они хотят услышать.

Завоевать власть - ничто, главное - как распорядиться своей победой. Чтобы выстоять во главе государства, нужно суметь воплотить в себе судьбу нации.

Каждому правителю народ посылает тот или иной «месидж», дает тот или иной мандат: Ленину - совершить революцию, Сталину - построить социализм, Хрущеву - избавиться от ужасов сталинизма, Брежневу - дать спокойно пожить людям, Андропову - навести порядок после эпохи застоя. Горбачеву - перестроить, улучшить социализм, Ельцину - перейти к рынку и демократии, Путину - навести порядок, покончить с унижением России, по-умному проводить реформы, улучшая жизнь людей.

Боязливый, бессильный человек. Судьба русского народа «была несчастной и страдальческой», остается таковой и сейчас. А потому бессилие, безысходность и отчаяние, охватывающие россиян в условиях нескончаемых трудностей, «работают» на власть: с одной стороны, порождают массовую пассивность, с другой - даже микроскопические сдвиги к лучшему могут вызвать вздох облегчения. Зависимое сознание выступает и следствием постоянной нужды, необеспеченности и обездоленности людей.

Депрессивный раптус, чувство беспросветности, ожидание плохих вестей по законам амбивалетности нейтрализуются природным оптимизмом русских людей, не покидающей их надеждой на лучшее будущее, которая вытесняет или подавляет, хотя бы на время, тревогу и опасения, дает им волю к жизни.

Опекаемый, принуждаемый человек. Россияне традиционно испытывают «потребность во внешнем контроле», потребность быть ведомыми, потребность в опоре на власть и руководство (этатизм и патернализм). В массе своей они готовы терпеть принуждение, нуждаются в «сильной руке», в сильном правителе, которого «будут боятся, а значит уважать», который в случае угрозы их бытию будет жестко, решительно, а если надо, то и жестоко наводить порядок. Решимость любой ценой покончить с советским авторитарно-тоталитарным режимом, поставить на место взбунтовавшуюся Чечню, сохранить целостность, не допустить распада и вновь возродить величие России во многом объясняет избрание в свое время сверхжесткого Ельцина, а сейчас твердого Путина.

Послушный, покорный человек. Именно природная терпеливость, неприхотливость, доверчивость, харизматический, оптимистический характер, отстраненность от политики, страх за свое бытие, бессилие, пассивность, спонтанность и неорганизованность в отстаивании своих требований делает большинство россиян послушным, покорным народом, с давно терзающим его «бесом непротивления». Это избавляет российскую власть от необходимости последовательно объяснять свою политику и оправдывать свои действия, позволяет ей править без моральной санкции и веры своих граждан. Власть создает режим, замкнутый на себя, выражающий главным образом ее собственные потребности и интересы, а не потребности и интересы народа, когда простые люди либо устраняются из политики, либо используются как «подручный материал».

Мы рассмотрели не все черты русской ментальности, а наиболее важные, с нашей точки зрения, для понимания отношения и архетипов коллективного бессознательного русского народа по отношению к власти.

Исследования Сикевич З.В. подтверждают выбранные нами основные категории. По ее словам, в целом очевидно, что несмотря на некоторую обусловленность предпочтений половозрастными характеристиками, система базовых стереотипов, отражающих социальные формы «коллективного бессознательного», относительно устойчива, несмотря на социальные изменения, затронувшие в определенной мере лишь младшие возрастные группы.

Именно эти характеристики можно считать модальными для современного россиянина независимо от его пола, возраста и уровня образования, причем для исследования было важно и то, что рефлексия участников опроса относительно русских пословиц носила непрямой, завуалированный метафорическими образами характер.

Типы ментальности: новые, старые и средние русские. Взаимодействуя, названные черты русской ментальности, в зависимости от их отношения прежде всего к рыночным реформам, образуют три основных психологических типа: старых, новых и средних русских. Знать особенности и динамику их ценностей и интересов - значит, понять и осмыслить психокультурные предпосылки российской власти (ПРИЛОЖЕНИЕ 4).

В совокупности средние и новее русские образуют около 50% населения страны.

Особо еще хотелось бы остановиться на молодежи, как одной из важнейших электоральных групп. Психокультура молодежи значительно отличается. В первую очередь молодежь отличается пассивностью, инфантильностью, нежеланием взрослеть, становиться самостоятельными. Деньги становятся важным критерием самореализации молодых россиян. Большинство молодых россиян склоняется к тому, что все в жизни зависит от денег. У большинства молодых россиян не наблюдается тенденции к рациональному осмыслению действительности, оперированию логическими понятиями.

Параллельно с особенностями нашего исторического развития существует еще одно любопытное явление, а именно, стереотип, отражающий русский национальный характер, менталитет. Весьма примечательно, что стереотипы, касающиеся других европейских народов, несут по отношению к национальному характеру, менталитету любого из них какую-то конкретную информацию, например, немцы педантичны, аккуратны и законопослушны, французы - храбры, галантны, тщеславны и т.д. Основным же свойством русского национального характера признается его неопределенность, непостижимость для европейца, поскольку банальностью стало выражение «загадочная русская душа». Любопытен «букет» эпитетов, которыми характеризует русскую душу Н. Бердяев: «безграничность, бесформенность, устремленность в бесконечность, широта».

Архетипические образования культуры: фатализм («богоданность») власти; упование на всемогущество избранной (во всех смыслах) и сакрализованно воспринимаемой высшей персоны власти, проявляющееся в представлении о безграничности влияния, всесилии и победе над хаосом, непосредственности связи всех явлений жизни с властью; триединство духовной эмоции «Вера, Надежда, Любовь» отсылка к традиционному национальному характеру и др.

Следовательно, что доказано эмпирически на примере ныне действующего президента, электорат, осуществив важный политический выбор, бессознательно ищет и находит все новые и новые подтверждения его правильности. В психологии данный феномен носит название «когнитивного диссонанса».

Из приведенного выше анализа делаем вывод, Россия - прекрасная среда для мифологем, образного, мифического мышления, управления при помощи архетипов.

 

 


4. Рекомендации по применению синергетического подхода для анализа и управления электоральным поведением


4.1 Архетип и социальный стереотип как факторы формировании предпочтений Избирателей


Выделяют три класса социальных форм коллективного бессознательного, всегда существующие в мифологизированном слое сознания, но далеко не всегда востребованные социальным временем.

1.            Неосознаваемые побудители деятельности (мотивы и смысловые установки), которые не воспринимаются из-за их социальной неприемлемости или рассогласования с другими потребностями, мотивами и установками.

2.       Неосознаваемые механизмы (в частности, фиксированные установки), обеспечивающие выполнение привычных поведенческих действий. Лежащие в их основе операции первоначально осознаны, однако по мере их отработки и закрепления они перестают осознаваться и исчезают из активной памяти.

.        Неосознаваемые культурные «схематизмы», мифологемы и неинституциональные нормы, определяющие мировосприятие людей, принадлежащих к одной культуре. Именно эти «схематизмы» и составляют ядро коллективного бессознательного в его социальных формах.

Если, по мнению К.Г. Юнга, содержание коллективного бессознательного не приобретается в прижизненном опыте субъекта, а существует в его душе уже при рождении в виде архетипов, унаследованных от предков, то авторы книги «социальное бессознательное», приходят к выводу, что социальное бессознательное все же может и формироваться. Некоторые элементы коллективного бессознательного в форме не вполне осознаваемых побудителей и механизмов деятельности первоначально все же осознаны и лишь по мере автоматизации перестают осознаваться индивидом или группой, закрепляясь в системе неинституциональных норм и модальных для носителей данной культуры стереотипов.

Социальный стереотип как «неосознаваемый схематизм».

Как социальный феномен стереотип обладает:

·   В статическом плане - оценочностью, целостностью и наличием ошибочной информации;

·        В динамическом плане - устойчивостью, ригидностью и низкой пластичностью в отношении новой информации.

Динамическое содержание стереотипа соотносит его с массовыми мифологемами, присущими той или иной культуре.

Понятие «стереотип» во многом сходно с категорией «коллективные представления» Л. Леви-Брюля. Как и стереотипы, коллективные представления эмоциональны, нечувствительны к логическим противоречиям, непроницаемы для объективного опыта и имеют собственные законы, одним из которых является закон сопричастности, выражающий потребность в социальной идентичности. Стереотипы, точно также как и коллективные представления, их носителями таковыми не осознаются, а воспринимаются как естественное, единственно возможное, нормативное мировосприятие. В известном смысле, «социальное бессознательно» всегда культурно обусловлено, хотя, бесспорно, имеет и некоторые универсальные черты.

Д.Н. Узнадзе, исследуя область влияния бессознательного на поведение человека и социальной общности, ввел понятие «смысловой установки». Он экспериментальным путем доказал, что на основе двух переменных - потребности и ситуации ее удовлетворения (то есть объективного положения вещей в целом) - в субъекте перед каждым актом его поведения возникает своеобразное динамическое состояние - «установка, которая, оставаясь бессознательной, целесообразно, в соответствии и со структурой и с предметным содержанием данной ситуации, направляет развертывание процессов сознания и актов практического поведения». Уже существующая сформированная установка осуществляет в последствие акты поведения, соответствующие структуре и предметному содержанию данной объективной ситуации. Смысловая же установка блокирует проявление не соответствующих ей операциональных установок и извлекает из прошлого опыта релевантные ей установки и стереотипы поведения. Социум как субъект психического также приобретает в процессе своей истории определенные смысловые установки.

Таким образом, система неосознаваемых социальных стереотипов и смысловых установок выступает в качестве прямого результата функционирования коллективного бессознательного, но в отличие от последнего имеет четкие границы и поэтому измеряема средствами социологического исследования.

Стереотип, смысловая установка - это результат взаимодействия человека с обществом, архетип порождается особенностями функционирования человеческой психики.

Следовательно, управление массовым сознанием, электоральным поведением, формированием электоральных предпочтений становится возможным в силу рассмотренных нами двух аттракторов - архетипа (хаотический аттрактор) и стереотипа, смысловой установки (точечный аттрактор). Это мощное оружие, использовать которое необходимо осознанно.

На данном феномене и строится работа политического пиара - его успешность зависит от точного понимания неосознаваемых механизмов коллективного поведения. Причем чем сильнее в массовом сознании компонент мифологизированности, тем успешнее управление электоральным поведением, обращенное к архетипической «почве».

4.2 Модели электорального поведения россиян

Поведение - совокупность действий и поступков индивида. В поведении проявляются личность человека, особенности его характера, темперамента, его потребности, вкусы; обнаруживаются его отношения к предметам и явлениям окружающей действительности.

Электоральное поведение - совокупность действий и поступков граждан, связанных с осуществлением местных или общенациональных выборов в органы власти, а также их участием в референдумах. Формы электорального поведения могут включать:

протестное голосование;

голосование против всех;

конформистское голосование за партию или лидера, которого поддерживает большинство избирателей и т.п.

Но необходимо различать с точки зрения психологии два различных понятия: электоральное поведение и поведение электората. Если, обсуждая электоральное поведение, мы подразумеваем поведение отдельного индивида, то, обсуждая поведение электората, мы имеем в виду поведение избирателей в совокупности.

Поведение избирателей является важнейшей внешней формой выражения места и роли коллективной психологии, психики общества, социальных бессознательных процессов в сфере политики. Именно здесь коллективное бессознательное выступает и как механизм, и как специфический фактор человеческой активности в политической жизни.

Слово «мотивация» используется в современной психологии в двояком смысле: как обозначающее систему факторов, детерминирующих поведение (сюда входят, в частности, потребности, мотивы, цели, намерения, стремления и многое другое), и как характеристика процесса, который стимулирует и поддерживает поведенческую активность на определенном уровне.

Сторонники различных подходов и направлений в психологии утверждают и доказывают доминирующую роль различных факторов и мотивов: одни настаивают на особой важности внешних причин, другие делают акцент на подсознательные мотивы, третьи на рациональные мотивы выгоды и т.д. Нам же интересен подход к данному вопросу с точки зрения аналитической психологии, где решающую роль отводят бессознательному.

В политологии сложилось целое направление, представители которого абсолютизируют роль психологических факторов. Они однозначно сводят все причины возникновения революций и тираний, демократизации или реформирования государства и общества к психологическим основам политического поведения людей. Сама же политика практикуется как «явление психологическое в первую очередь, а потом уже идеологическое, экономическое, военное и др.».

Применяя синергетические подход к анализу динамики массового сознания, электорального поведения, мы снова возвращаемся к понятию социального бессознательного, архетипа коллективного бессознательного как мощного аттрактора, определяющего вектор направления электорального поведения. Вполне можно утверждать, что архетипы как аттракторы способны организовывать определенную модель поведения электората. При этом под моделью поведения обычно понимают относительно постоянную модель поведения, требующую соблюдения последовательности действий отдельного индивида или группы и являющуюся реакцией на заданный тип ситуации.

Еще несколько лет назад любые выборы представляли собой прежде всего яркий балаган с элементами национальных свадебных обрядов: народ, как засидевшаяся в девках невеста, с легким испугом и любопытством ждал - кто придет свататься и что скажут по поводу этого претендента многоопытные свахи и сваты. С другой стороны, для свах и сватов (которые придумали себе отвечающее духу времени самоназвание - политтехнологи или имиджмейкеры) организация этого обряда была хорошим способом заработать, поскольку ритуальность процесса была очевидна всем и невеста все равно выходила замуж, кого бы ей не подсовывали в качестве мужа. Можно было даже заниматься творчеством, сочиняя особо изощренные способы демонстрации достоинств очередного претендента на национальную или региональную постель.

Никто не знал десять лет назад, как «делать» политических деятелей. Поэтому первые политтехнологи, даже знавшие западные методы работы с избирателями, шли методом проб и ошибок, да и работали зачастую бесплатно. Были идеальные стимулы, все общество находилось в эмоциональном порыве. Эта ситуация продлилась до президентских выборов. Именно тогда политические консультанты поняли, что это еще и деньги, и деньги немалые. Президентская кампания 1996 года - это качественный сдвиг, рубеж, перелом. Из фигуры экзотической, почти маргинальной политический консультант превратился чуть ли не в главное действующее лицо выборов. Возник миф о всесилии политтехнологов. На этот миф неплохо поработали так называемые грязные технологи конца 90-х, сделавшие главным методом избирательной кампании откровенное насилие над психикой избирателей да и просто над здравым смыслом. Именно тогда были созданы основные концептуальные подходы к организации «народного волеизъявления».

1. Модель традиционного голосования. Основана на предположении, что избиратели голосуют скорее по традиции, чем исходя из каких-либо иных соображений. Эта модель хорошо работает, например, в США, где население склонно к традиционному голосованию: за республиканцев или за демократов. В России все не так - история свободных выборов у нас коротка, не закончено политическое структурирование общества, история партий только начинается, а поэтому и нет глубоких традиций партийного голосования, хотя часть электората часто голосует за КПРФ, только потому, что всю сознательную жизнь состояли в КПСС, а другая часть людей, наоборот, не голосует за левых, потому что их деды, родственники пострадали в периоды «красного террора».

2. Социально-экономическая модель. Основана на предположении о том, что избиратели на выборах руководствуются своими личными интересами, действуют рационально, взвешивают выгоды от своего выбора. Согласно данной модели подход к разработке стратегии состоит в том, чтобы точно выявить и учесть интересы избирателей (прежде всего экономические и те, которые поддаются формализации), отразить их в программах, темах выступления, лозунгах. Предполагается, что в этом случае избиратели проголосуют за данного кандидата. Но на самом деле проблема гораздо сложнее. Даже если бы все люди действовали рационально-экономически, все равно выявление их истинных интересов представляет почти неразрешимую проблему, поэтому строить стратегию только на социально-экономической модели бесперспективно. Реализацией социально-экономической модели в практике выборов являются так называемые «программный» и «проблемный» подходы.

3. Имиджевая модель. Данная модель ориентирована на личность кандидата, а не на идеологические предпочтения или экономические интересы избирателей. Главное, чтобы кандидат понравился избирателю. Предполагается, что в массовом сознании в определенный момент времени имеется определенный набор «имиджей», которые пользуются популярностью и за которые и голосует большая часть избирателей. Среди таких имиджей: «Защитник», «Учитель», «Победитель», «Свой парень» и т.д. Стратегия строится на учете популярности того или иного имиджа, после чего принимается решение о модернизации имиджа кандидата в соответствии с предпочтениями избирателей. Одной из разновидностей имиджевого подхода является применение модели идеального кандидата. Основной недостаток модели в том, что люди склонны к конформизму, подвержены влиянию и не всегда голосуют за того, кто им нравится.

4. Идеологическая модель. Предполагается, что основные политические идеологии имеют в среде избирателей стойких приверженцев, являющихся сторонниками партий, выражающих эти идеологии. В отличие от социально-экономической модели, главный акцент делается на идеологической позиции избирателей. Но выявление идеологических позиций представляет собой весьма сложную методологическую проблему, не сводимую к тривиальному делению электората на «левых», «правых» и «центр». Сведение данной модели к простому изучению истории голосований за те или иные партийные лейблы обедняет модель.

5. Модель «кнута и пряника» (модель принуждения). Подобные модели эффективно применяются на выборах в России. Самые распространенные примеры реализации данной модели в избирательных кампаниях - «благотворительность», подкуп и запугивание избирателей, членов комиссий, судей, конкурентов и журналистов. Чаще такие действия связываются исключительно с «криминалитетом, рвущимся во власть». На самом деле наиболее часто подобная модель применяется действующей властью. Пресловутый административный подход - это реализация на практике модели «кнута и пряника».

6. Модель внушения и манипулирования. Исходит из предположения, что люди не разбираются в политике, в принятии решений о голосовании несамостоятельны, легко попадают под влияние, содержательная работа с ними не нужна, эффективнее использовать приемы манипулирования и внушения. Для достижения цели предпринимаются попытки воздействия на избирателей через массированную обработку, например с помощью рекламного подхода. Популярность такого подхода связана также и с тем, что реклама позволяет заставить кандидата платить больше денег. В России рекламный подход дает большие электоральные дивиденды. Однако ставить его во главу стратегии кампании рискованно. Другим модным направлением в данной модели является подход с использованием НЛП.

7. Негативная модель. Данная модель базируется на убеждении, что негативная информация о кандидатах на выборные посты гораздо больше привлекает обывателей, чем подчеркивание их положительных качеств. «Черный пиар» - это порождение именно такого подхода.

8. Модель доминирующего стереотипа. Модель предполагает, что в обществе формируются привлекательные для жителей данного региона стереотипы политических предпочтений, в соответствии с которыми и голосует значительная часть избирателей. При этом такие предпочтения - стереотипы меняются с течением времени. Эти стереотипы можно разделить на две группы. Первая связана с понятным избирателям образом жизни: «как раньше», «как теперь», «как на Западе», соответственно, присутствуют и стереотипы-антиподы: «не как раньше», «не как теперь» и т.д. В российских регионах добавляются и другие стереотипы «как в Москве», «как в Эмиратах», а, например, в большинстве стран бывших республик СССР распространен стереотип «жить, как в России». Вторая группа связана с личностью кандидата (имиджами): «самый умный», «самый честный», «самый справедливый», «самый обаятельный» и т.д. Избирателей, ориентированных на первую группу, называют политически ориентированными, а на вторую - личностно ориентированными. Модель доминирующего стереотипа наиболее точно отражает реальное поведение человека в ситуациях многовариантного выбора и может быть использована при разработке стратегии.

9. Корпоративная модель. Согласно этой модели большинство избирателей ориентируется при голосовании на ценности, которые разделяет их окружение (корпоративные ценности).

10. Модель участия (прямых стимулов). Модель основывается на убеждении, что только личное участие избирателей в какой-либо совместной деятельности, создает их настоящую внутреннюю мотивацию, которую можно использовать на выборах. Модель эффективно работает, если использована на стадии подготовки кампании.

11. Маркетинговая модель. Исходит из предположения, что познать истинные мотивы поведения избирателя невозможно, а поэтому вообще не предполагает использование какой-либо априорной модели поведения электората. В идеале исследования должны описать потребности каждого избирателя и составить для него индивидуальное агитационное послание. Однако это сложно в реализации, а полученная информация далеко не всегда помогает, так как кандидат не может нравиться избирателям с противоположными интересами.

Познание законов поведения избирателей уменьшит влияние «больших денег» и административного ресурса на выборах, а значит, создаст более благоприятные возможности для развития демократических процессов в России.

4.3 Синергетическая (Архетипическая) модель электорального поведения

Мы предлагаем иной подход к избирательной кампании, который учитывает электоральные особенности российского социума.

Суть данного подхода - в искусственном формировании относительно устойчивой иерархии установок и стереотипов общественного сознания на базе архетипа коллективного бессознательного.

Общая тактическая схема действий при данном подходе выстраивается следующим образом:

1.           Выявление архетипа коллективного бессознательного, релевантного актуальной электоральной ситуации посредством социологического исследования.

2.       Определение иерархии установок и стереотипов сознания в адресных электоральных группах.

.        Выявление системообразующих черт психологического портрета реального кандидата.

.        Формирование на базе архетипа коллективного бессознательного и системообразующих черт психологического портрета реального кандидата, иерархии установок восприятия общественным сознанием образа идеального кандидата на выборную должность.

.        Презентация образа реального кандидата.

.        Фиксация в общественном сознании состояния идентификации образа реального кандидата с представлением об идеальном кандидате (фиксация «эмоциональной точки» кампании).

.        Активизация установки голосования «ЗА» реального кандидата посредством актуализации «эмоциональной точки».

Задача кандидата - быть самим собой. Задача команды - создать условия для всестороннего рассмотрения образа кандидата.
         Сточки зрения данного подхода недопустимо скрывать какие-либо реально существующие черты психологического портрета кандидата, будь они положительно или отрицательно оцениваемы. В случае всестороннего рассмотрения образа кандидата происходит эмоциональная идентификация этого образа с образом идеала. Принятие образа кандидата в этом случае носит практически обязательный характер, ибо контролируется иерархической структурой установок общественного сознания, отражающей базовые характеристики личности кандидата. Отвержение образа кандидата происходит лишь в тех случаях, когда вместо реального подается искусственно лакированный образ, однобоко отражающий некоторые черты психологического портрета кандидата.

Для данного подхода целесообразным будет вспомнить слова популярного французского специалиста в области политической рекламы Жака Сегелы: «Могу вам дать рецепт: чтобы победить, достаточно выбрать того кандидата, который победит». И далее: «Выборы - это всегда не что иное, как встреча судьбы человека и ожидания нации. Кандидату достаточно… своими поступками, своими убеждениями показать себя подлинным носителем этого ожидания - и он президент».

«Старые» и «новые» политические руководители обнаруживают сходство, объявляя себя инстанцией, которая знает интересы народа лучше самого народа и способна постичь «высший» смысл истории. Но данный подход в корне не верен. Здесь будет уместным привести одну поучительную притчу. «Человек убегает от тигра. Чувствует, что пропал, но внезапно его осеняет: он принимается петь. Хищник останавливается и слушает его. Вскоре к спектаклю присоединяется вся окрестная фауна. Но вот царь леса, старый лев, рассекает толпу слушателей, бросает взгляд на баритона и пожирает его.

Зачем, зачем? - хором вопит толпа зверей.

Ась? - подносит лапу к уху старик.

Тут свора хищников в ярости набрасывается на своего тугоухого царя и разрывает его на куски.

Для властителя нет ничего хуже, чем перестать слышать свой народ».

Все российские правители в той или иной мере свысока взирают на рядовых граждан, рассматривают их как своих подданных. Снобизм, высокомерие принимали зачастую гротескный вид, давая повод для насмешек, ерничания, злословия над ними. Поведение Брежнева, Ельцина, Жириновского принимало формы фольклорно-шутовской клоунады. Вскрывая психоаналитическую архитектонику российской власти, К. Юнг заметил: «У всех народов есть архетипы Правителя и Шута, но только в России они настолько близки, что я не удивлюсь, если когда-нибудь властителем тут станет Шут».

При этом синергетическом подходе программа кандидата имеет второстепенное значение. Главное в ней не то, ЧТО заявлено, а то, КАК сказано. Дело в том, что прямое обращение к сознанию избирателя не затрагивает архетипичных структур коллективного бессознательного, на которых строится иерархия установок и социальных стереотипов. Для того, чтобы «говорить» не только с общественным сознанием, но и с коллективным бессознательным, необходимо предельно метафоризировать обращение к избирателям. Поэтому, помимо слогана кампании, вмещающего образный «смысл» обращения, необходимы дополнительные лозунги, используемые на разных этапах кампании.

Модель архетипического кодирования

Отыскивая ключи к психике избирателя, ПР-технолог вынужден опираться на те символические соответствия и психические структуры, которыми живет человек. Повторим еще раз, коллективное бессознательное - это хранилище наследственной памяти, закрепленных тысячелетиями психической эволюции образов и символов, обращение к которым вызывает у людей одни и те же неосознаваемые ассоциации. Обращаясь к этим фундаментальным стереотипам, к этим глубинным содержаниям человеческой души, пиарщик может рассчитывать на глубокое проникновение подаваемой им информации в душу и закрепление ее в «подвалах» психики.

Многочисленные исследования психологов убедительно доказали тот факт, что ассоциации, вызываемые контактом с тем или иным архетипическим символом, едины для всех людей. Это - своего рода «общие знаменатели психики», присущие всем нам и вне зависимости от нашего произволения живущие в душах. Опираясь на эти ассоциативные комплексы, обращаясь к наиболее глубоким «этажам» психического, созданный образ погружается в «святая святых» человека и связывает информацию с тем, на чем основывается сама психическая деятельность. Разумеется, для того, чтобы целенаправленно и грамотно использовать этот прием, необходимо знать поля значений основных архетипов и вводить их по мере надобности в образное и текстовое отправление. Краткое описание круга значений наиболее важных архетипов коллективного бессознательного необходимо всякому, кто рассчитывает получить эффект психологического влияния (ПРИЛОЖЕНИЕ 2).

На основании проделанного анализа, вполне логично напрашивается вывод, что человек оперирует в мышлении вовсе не логическими элементами, как это принято считать, но символами и метафорами. Последние слагают ткань индивидуальных и коллективных мифов, являющихся подлинным фундаментом всякой психической деятельности. Реклама, ПР, фактически, приводит к переструктуризации внутреннего семантического (смыслового) пространства людей, связывая те или иные живущие в душе образы ценностей с конкретными внешними предложениями конкретного кандидата. Фактически, ПР-влияние заключается в придании глубинного личностного смысла определенному образу, конкретному кандидату - с тем, чтобы его избрание стало настоятельным для человека, воспринявшего воздействие имиджа. Учитывая тот факт, что главные жизненные цели и фундаментальные смыслы базируются на мифологической «подложке», понятно, что переструктурировать объективное пространство можно лишь при направленном обращении к образам глубинной психики, а поведение уже само самоорганизуется. Влияние может осуществляться на уровне архетипического кодирования (миф как объект коллективного бессознательного).

Возможность провоцирования действия (голосования) основана на том, что все живущие в душе человека ценности и смыслы обладают большим или меньшим энергетическим потенциалом. Адресуя ПР-обращение, рекламное сообщение глубинным образам и мифам, создатель образа, политического имиджевого ролика фактически приводит скрытые потенциалы в движение - далее они действуют сами, подобно семенам прорастая в сознание и актуализируясь при «встрече с кандидатом». Разбудить скрытую энергию, прикоснувшись к важному для человека образу, - такова логика архетипического кодирования, простого по форме и эффективного на практике.

Сложность заключается в том, что подавляющее большинство людей скрывает символические смыслы форм, сюжетов и героев даже от самих себя. Поэтому необходимо располагать информацией трансперсонального характера, накопленной несколькими поколениями психологов и эзотериков. Речь идет о точной карте глубинных ассоциаций. На внешнем плане избиратель должен оставаться «умнее» ПР-технолога - образ кандидата должен быть непритязательным и понятным. Однако возможно внутреннее, косвенное влияние на подсознание, достигаемое применением архетипических образов, например, в создании видеоаудиального ряда, разработки идеи кампании, агитационных материалов и т.д. Внедренная в подсознание метафора образа далее действует самоактивно, склоняя избирателя к тому или иному предпочтению.

Итак, архетипический, синергетический подход ставит акцент на значение, смысл, метафору, образ, эмоции, чувства.

Архетипический подход уже успешно стали применять на Западе в теории маркетинга. Вот что пишут по этому поводу Маргарет Марк и Кэрол Пирсон в книге «Герой и Бунтарь»: «Для каждого человека, общества и организации характерен свой доминирующий архетип, но при этом в каждом из них есть нечто и от других архетипов… Успешные компании обычно добиваются успеха потому, что в них в той или иной степени выражаются все архетипы… Но чтобы индивидуальность бренда была привлекательно-убедительной, ей необходимо быть простой и легкой для понимания. Это означает, что индивидуальности брендов лучше всего формируются путем прочного отождествления с одним-единственным архетипом. Архетип марки служит для нас мотивационным маяком». Данное высказывание имеет большое значение для нашего исследование в силу того, что в России уже на протяжении нескольких лет закрепился маркетинговый подход к выборам, где кандидат рассматривается как товар, бренд.

Несколько практических советов и методик по выявлению образов коллективного бессознательного: архетипов, стереотипов, смысловых установок.

4.4 Исследования неосознаваемых уровней мышления

Исследования осуществляются преимущественно качественными методами, предполагает применение нетрадиционных методов и подходов.

. Ассоциативный эксперимент является наиболее разработанной техникой семантического анализа. Общая схема ассоциативного эксперимента такова: испытуемому предъявляется слово-стимул и требуется дать первые пришедшие на ум ассоциации, причем возможны как свободный ассоциативный эксперимент, где испытуемый неограничен в выборе возможных ассоциаций, так и направленный, где его ассоциативный поиск ограничен по инструкции рамками некоторого грамматического класса. Ассоциации подразделяют на парадигматические и синтагматические. Первые представляют собой слова-реакции того же грамматического класса, что и слова стимулы (лидер-вождь, партия-объединение). Вторыми являются ассоциации, грамматический класс которых отличен от грамматического класса слова-стимула (чиновник - ворует, министр - бездельник).

Главными преимуществами ассоциативного эксперимента являются его простота, удобство применения, так как он может проводиться большой группой испытуемых одновременно. Характер ассоциации зависит от возраста, пола, образовательного уровня, профессии испытуемых.

Разновидностями ассоциативного эксперимента можно назвать методики, используемые Сикевич З.В. и Поссель Ю.А. для выявления коллективного бессознательного населения г. Санкт-Петербурга. К ним относятся, во-первых, метод незаконченных предложений, когда респонденту предлагается продолжить какую-либо фразу. Например, «хороший человек…» и т.д. Затем результаты обрабатывались при помощи методики контент-анализа - выяснялись наиболее распространенные в массовом представлении символы, «схематизмы», образы.

Во-вторых, использование пословиц и фразеологизмов для выяснения подсознательных мотивов и эмоций. Исследователи исходи из принципа, что именно в пословицах и поговорках наиболее отчетливо проступают особые черты мироощущения. Респондентов, например, просили назвать «крылатую фразу», характеризующую их жизненную позицию. На основании чего делали выводы. Либо респонденту предлагался список пословиц, фразеологизмов, используя который, испытуемый описывает того или иного человека, политика, социальный объект.

. «Принцип выбора символических ассоциаций». Респондентам предлагается соотнести тот или иной образ с определенными животными, после чего предлагалось проранжировать (разместить) все использованные ассоциации по степени предпочтения.

С точки зрения древних, все люди, животные и растения являются носителями божественной сущности, наполняющей мир. Культы древних охотников, рыболовов или пастухов, предшествующие земледельческим, астральным или астрономическим, характеризуются проявлением особого внимания к животным, что находит отражение в системах зодиака халдеев, китайцев, мексиканцев, египтян. Христианство также использовало анималистическую символику. Каждый человек, рождаясь в определенной культуре, помимо своей воли впитывает весь комплекс скрытых знаний, аналогий, ассоциаций, которые содержатся в ней. Культурная обусловленность восприятия и отношения касается помимо других аспектов также и анималистических символов.

В границах определенной культуры образы животных достаточно однозначны. Отношение к ним было сформировано и закреплено исторически, и они стали своеобразными символами, которые скрыто подразумевают определенные жизненные и поведенческие стратегии.

Применение ассоциативных техник позволяет вскрыть осознаваемые оттенки отношений и тем самым «реконструировать» образы объектов социальной реальности, что в значительной степени позволяет обогатить научные данные. Отношения, представленные в бессознательном, могут подтверждать себя на рефлексивном уровне, а могут выглядеть противоречащими ему, демонстрируя сложную, объемную и многомерную картину отражения социальных объектов.

. Модель цветовых ассоциаций. В качестве инструмента исследования берется методика «Цветовой анализатор мира» А. Парачева, представляющая собой модификацию известного в психологии «Цветового теста отношений», в котором определенные стимулы соотносятся с цветами из психодиагностического набора М. Люшера. В цветовой набор М. Люшера входит восемь цветов, каждый из которых обладает определенными семантическими признаками: 1.красный (активность, сила, энергия, агрессия и т.д.); 2.оранжевый (веселый, энергичный, приятный); 3.желтый (приветливый, воодушевленный, высокая духовность, здоровье); 4.зеленый (освежающий, мирный, удивление, заинтересованность, гордая манера держаться); 5.синий (духовность, мысль, подавленность, меланхолия, скрытность, уныние); 6.коричневый (пассивный, слабый, стандартный, пренебрежительное отношение); 7.черный (уныние, мрак, упадок, оттенок опасения); 8.серый (самый слабый, пассивный, неподвижность).

Результаты проведенных исследований по данной методике показали достаточно определенные тенденции в цветовых ассоциациях, что позволяет говорить о закономерностях социального бессознательного.

. «Дневник избирателя». По-другому данный метод можно назвать медитацией. В случае индивидуальной медитации предполагается полное погружение респондента в суть какой-либо проблемы и творческий, образный подход к ней. Человек расписывает подробно все свои мысли, чувства, эмоции на заданную тему. Затем посредством обобщенного контент-анализа выявляются общие тенденции, образы коллективного бессознательного.

Одним из примеров методики, используемой в рекламе, может служить рассказы респондентов о каком-либо событии, например, чувства, ассоциации, когда человек первый раз сел за руль автомобиля.

Мы перечислили лишь некоторые из методик выявления глубинных образов коллективного бессознательного, которые вполне можно применять в политике. Никто не говорит, что обнаружить социальное бессознательное в эмпирическом исследовании просто, на то оно и бессознательное, чтобы ускользать от сознания. Однако при наличии хотя бы предварительной концепции и прицельно работающего исследовательского инструментария можно попытаться сделать это. Предложенные выше методики позволяют выяснить и исследовать нерефлексивный уровень социального познания.

Даже Юнг признавал, что коллективное бессознательное можно исследовать двумя способами: либо через мифологию, либо путем анализа индивида.

 

.5 Рождение мифа


Изложенный выше материал позволяет вывести гипотезу, что обращение к архетипу наделяет кандидата харизматическими чертами. С. Московичи в блестящей работе с характерным названием «Машина, творящая богов» выделяет основные признаки харизмы .         Общий же признак харизматических героев: отличие от других людей. Признание харизмы всегда означает признание исключительного, не присущего обычному человеку начала в живом человеке - носителя харизмы.

Далее С. Московичи пишет о более частных признаках исключительных способностей харизмы:

·        Демонстративное действие: решимость идти до конца. В этом видят признак искренности, согласия между словами и делами, у обычного человека это не всегда бывает. Возникает чувство слияния личной и коллективной судьбы. Эти действия воспринимаются как призыв, возбуждают экзальтацию и соперничество;

·        Харизма принимается за сверхъестественную власть. Это подтверждается исключительными и видимыми актами: чудесами, победами;

·        Харизматический лидер убежден в том, что он наделен миссией: он доказывает это другим, но не нуждается в их одобрении. Социальная связь, соединяющая его адептов, - это признание харизмы. Они обретают новый принцип жизни и новую общность, воплощенную в харизме персонажа, избранного по аффективным и часто неосознанным мотивам. Самые банальные события приобретают в глазах адептов облик экстраординарного и беспрецедентного. Их жизнь, простая, как миф, драматичная, как мечта, во всей своей наивности и жестокости преобразует эти события. Их жизнь в новом мире при этом приобретает характер реальности. Неосуществленный социализм вполне реален для его адептов.

Важное обстоятельство достижения героем харизматического статуса - приписывание ему особых, почти магических личностных качеств как причины и внутреннего источника успеха.

Фундаментальная ошибка атрибуции. Устойчивая тенденция подавляющего большинства людей объяснять поведение других людей не особенностями ситуации, а их личностными особенностями - почти общечеловеческий закон, получивший название «фундаментальной ошибки атрибуции».

Л. Росс и Р. Нисбет указывают на основные причины распространенности «фундаментальной ошибки атрибуции»:

·        Именно другие люди с их особенностями, а не свойства среды становятся привычным объектом и центром внимания, другой человек - самый сильный стимул;

·        Языковые факторы: эпитеты, применяемые к действию человека, могут быть применены и к самому человеку («враждебные действия» - «враждебный человек»), а к ситуациям эти эпитеты с трудом приложимы (что такое «враждебная ситуация»?);

·        Устойчивость первого впечатления;

·        Оппозиция свой - чужой: больше внимания мы уделяем важным для нас людям из ближайшего окружения, лучше узнаем их личностные качества и лучше прогнозируем их действия, в итоге получается привычная связка «личностная черта - определенное ею действие».

В предыдущей главе дипломной работы мы описывали особенности коллективного бессознательного российского социума и в качестве одной из ведущих характеристик была указана экстернальность и надежда на лучшее будущее. По существу, это означает готовность к приходу харизматического лидера и созданию нового харизматического мифа взамен утраченных старых.

Посмотрим, какой должна быть личность новых носителей харизматического мифа.

Психосемантика личностных качеств. Характеристики персонажей основаны на описании их личностных качеств. Личностные качества представлены в лексике естественного языка в виде названий черт личности. Эти названия могут быть прилагательными или существительными.

Тот факт, что некоторые важнейшие для людей личностные характеристики встречаются во многих языках мира, позволяет их отнести к архетипическим характеристикам. Напомним, что К. Юнг понимал архетип как некие оси, относительно которых происходит кристаллизация, в данном случае - кристаллизация семантического пространства описания и понимания человеком личности другого человека. Подобные оси можно назвать базовыми параметрами личности, глубинной семантикой личности. Эти важнейшие фундаментальные черты личности, относительно которых группируются все остальные личностные черты, можно выделить средствами многомерного статистического анализа эмпирических данных об употреблении личностных черт для самоописания (вербальные опросники), группировке личностных черт.

Приведем несколько примеров фундаментальных черт личности, выделенных средствами статистического анализа. Г-Ю. Айзенк в качестве базовых измерений личности выделил экстраверсию - интраверсию и стабильность - нейротизм. Р. Кеттел получил три наиболее общих личностных фактора (вторичные факторы): эксвиантность - инвиантность (аналог экстраверсии - интраверсии), тревожность (аналог стабильности - нейротизма), моральный контроль (оценочный фактор). В «большую пятерку факторов» Косты и МакКрэя вошли: невротизм - стабильность, экстраверсия - интраверсия, открытость опыту (воображение, фантазии, чувства, эстетизм, идеи) - практичность, доброжелательность - подозрительность, сознательность-стихийность (моральный контроль).

Перечисленные примеры обладают явной общностью выделенных фундаментальных черт. В этих чертах выражены основные измерения обобщенной модели взаимодействия человека с другими людьми.

Еще раз обратимся к исследованиям, проведенным авторами работы «Социальное бессознательное». Проанализировав «свободные ассоциации» респондентов, Сикеви З.В. приходит к выводу, что человек в первую очередь дистанцируется не от группы с каким-то отчетливыми социальными, этническими или политическими характеристиками, а от конкретных людей, которые ему симпатичны или антипатичны (Таблица 2, 3).

Уход от социального дистанцирования в пользу психологического - это и есть проявление динамики социальных стереотипов, примета самого последнего времени.

Таблица 2. «Мы» и «не-Мы»

Классификационные рубрики

«Такие, как я» (сумма различающихся текстов/ сумма ответов)

«Другие, чем я» (сумма различающихся текстов/ сумма ответов)

Сходство/ различие характеров

61,9/ 70,1

62,3/ 69,1

Сходство/ различие социальных характеристик

16,5/19,1

16,0/ 14,8

Сходство/ различие по принадлежности к социальной группе

19,0/ 13,4

21,7/ 16,1


Таблица 3. «Хороший» и «плохой» человек

Классификационные рубрики

«Хороший человек» (сумма различающихся текстов/ сумма ответов)

«Плохой человек» (сумма различающихся текстов/ сумма ответов)

Черты характера

77,8/ 89,3

80,7/ 88,6

Социальные характеристики

20,3/ 9,9

13,5/ 6,8

Принадлежность к социальной группе

1,9/ 0,8

5,8/4,6



Еще на одном моменте исследования следует остановится, а именно на анализе качеств, которые хочет видеть в политике рядовой гражданин России. Обратимся к таблице, в которой представлены предпочтительные качества «человека» и «политика». Разнообразные качества, определяющие личность человека, были представлены не прямыми характеристиками свойств характера, а, учитывая цели исследования, завуалировано, посредством фразеологизмов, которыми так богат русский язык.

Включенные в перечень словосочетания, предложенные участникам опроса для оценки по 7-балльной шкале, интерпретируются следующим образом:

·          «Работает не за страх, а за совесть» - нравственное содержание труда.

·        «Болеет душой» - сострадание, совестливость.

·        «Берет быка за рога» - решительность.

·        «Стоит на своем» - настойчивость, упорство.

·        «Гребет деньги лопатой» - успешность в материальной сфере.

·        «Крутится как белка в колесе» - чрезмерная активность «трудоголика».

·        «Себе на уме» - хитрость.

·        «Белая ворона» - непохожесть, маргинальность.

·        «Бьется как рыба об лед» - активность, не приносящая результата.

·        «Витает в облаках» - бесплодное фантазерство.

·        «Язык без костей» - словоблудие.

·        «Втирается в доверие» - стремление обдуманным путем завоевать симпатию.

·        «И нашим, и вашим» - беспринципность.

·        «Обводит вокруг пальца», «водит за нос» и «втирает очки» - обман, рассчитанный на простодушие, легковерность.

·        «Толчет воду в ступе» - ригидность, неподвижность.

·        «Вставляет палки в колеса» - нанесение ущерба другому человеку, зловредность.

·        «Врет без зазрения совести» - бесстыдная лживость.

·        «Бросает слова на ветер» - безответственность, склонность к пустым, не подкрепленным делом, обещаниям.

Имея в виду размер шкалы (от 7 до 1 балла), «хорошими» участники опроса считаю качества, оцененные ими выше 5 баллов, а «плохими» - ниже 3 баллов.

Таблица 4. Предпочтительность качеств «человека» и «политика»

Качества

«Человек» (балл/ ранг)

«Политик» балл/ ранг

1. Работает не за страх, а за совесть

6,2/ 1

6/ 11

2. Болеет душой

5,6/ 2

5,6/ 2-3

3. Берет быка за рога

5,4/ 3-4

5,6/ 2-3

4. Стоит на своем

5,4/ 3-4

5,4/ 4

5. Гребет деньги лопатой

4,8/ 5

2,4/ 12-13

6. Крутится как белка в колесе

4,7/ 6

4,8/ 5

7. Себе на уме

3,5/ 7

3,1/ 6

8. Белая ворона

3,4/ 8

3/ 7-8

9. Бьется как рыба об лед

2,9/ 9-11

2,5/ 11

10. Витает в облаках

2,9/ 9-11

1,8/ 17-18

11. Язык без костей

2,9/ 9-11

3/ 7-8

12. Втирается в доверие

2,5/ 12-13

2,9/ 9

13. И нашим, и вашим

2,5/ 12-13

2,7/ 1

14. Обводит вокруг пальца

2,2/ 14

2,4/ 12-13

15. Водит за нос

2,1/ 15

2,1/ 14

16. Втирает очки

1,9/ 16

1,9/ 15-16

17. Толчет воду в ступе

1,7/ 17

1,7/ 19

18. Вставляет палки в колеса

1,6/ 18-19

1,9/ 15-16

19. Врет без зазрения совести

1,6/ 18-19

1,8/ 17-18

20. Бросает слова на ветер

1,5/ 2

1,5/ 2



Результат: неосознаваемая установка - вполне прозрачна: политик в идеале должен быть таким же, как «мы», но чуть лучше «нас». Другими словами, для подлинного успеха политик, его имидж не только должен выделятся на общем фоне, но и производить впечатление хорошего знакомого. Вместе с тем важно обеспечить впечатление «знакомого» не напрямую, а на подсознательном уровне.

Далее, сравнивая оценки, которые дают респонденты наиболее популярным политикам России, авторы приходят к выводу, что ближе всего по качествам характера к «идеальному образу» и человека, и политика - президент России.

Еще одно исследование, проведенное с использованием методики анималистических образов, в полной мере согласуется с данными результатами. Результаты данного исследования приведены в таблице.

Таблица 5. Наиболее частотные ассоциации, %

Петр 1

Ленин

Ельцин

Горбачев

Лев - 22 Лошадь - 14 Жираф - 12 Медведь - 11 Волк - 8 Орел - 8

Крыса - 23 Лиса - 7 Собака - 6 Волк - 5 Заяц - 5

Медведь - 30 Свинья - 10

Собака - 9 Медведь - 8 Кот - 6 Лиса - 5

Путин

Чубайс

Жириновский

Зюганов

Волк - 11 Лиса - 8 Орел - 7 Змея - 7 Лев - 6

Лиса - 26 Кот - 13 Змея - 9 Петух - 5

Свинья - 14 Попугай - 12 Обезьяна - 9 Шакал - 6 Петух - 6

Кабан - 20 Змея - 11 Медведь - 6 Собака - 6


Рассмотрим образ нынешнего президента. Репертуар ассоциаций во многом сходен с Петром 1, правда, у Путина основной упор делается на образы волка, лисы и змеи - непонятность, хитрость, коварство, вкрадчивость, но в то же самое время, волк - санитар леса). Общие выводы данного исследования показали, что именно образы нынешнего президента и Петра 1 воспринимаются народом как более харизматичные.

И последнее. Исследования, проведенные авторами книги «Социальное бессознательное» (исследования проводились в 2001-2004 гг., что подчеркивает их актуальность) позволяют выделить некую «универсальную» иерархию значимости личностных качеств для российского избирателя. Данные представлены на рисунке.

Рис. 1. Представленность качеств в образах политиков

По результатам исследования, наиболее важными для оценки политика оказались характеристики, отражающие его политическую платформу и личностные качества, за ними следуют конструкты, отражающие нравственные и деловые свойства, внешность и состояние здоровья политика.

Последнее особенно важно для российского электората, ибо физическое состояние главы государства долгие годы являлось одной из важных тем для обсуждения политической обстановки в стране. Любопытно, что в ряду предпочтений последнее место занимают интеллектуальные свойства политиков, которые используются реже остальных при сравнении политиков друг с другом.

Однако эти данные составляют лишь первое приближение к пониманию парадигматической структуры семантического пространства обыденного «мифа о другом».

Психосемантика действий

Существуют лишь две или три великие человеческие истории,

И они повторяются с такой неистовой силой,

Как будто раньше не случалось ничего подобного.

Вилла Катер

Где можно найти описания действий на уровне, близком к мифологическому? Хорошим примером таких описаний могут быть волшебные сказки, мифы, притчи - достаточно короткие и удобные для анализа тексты, с ясно очерченной последовательностью действий. В.Я. Пропп в своем блестящем анализе русских волшебных сказок показал, что основным в волшебной сказке как развития мифологического является действие (функция). Именно функция является основным элементом сказки и постоянна, а персонажи могут меняться. Сюжеты сказок складываются как чередование строго определенного набора функций. Значение каждой функции определяется ее местом в повествовании как целостной структуре. В составленный В.Я. Проппом инвентарь вошла 31 функция - действие: запрет - нарушение запрета героем сказки; разведка, выведывание со стороны антагониста; выдача героем сведений; обман со стороны антагониста; непосредственная борьба героя и антагониста; клеймение героя; победа над антагонистом; герою предлагается трудная задача - задача решается; враг наказывается; герой вступает в брак и воцаряется и т.д.

Приложение типовых для сказки последовательностей функций к материалу, образованному исходной ситуацией, персонажами и мотивировками, порождает огромное количество вариантов сказок. Подобная порождающая грамматика характерна не только для фольклора, но и для других жанров, например детективного.

На основании этого делается вывод: повествования - мифологемы отличаются двумя особенностями. Во-первых, состав и последовательность действий - функций, образующая их основу и динамическое начало, определяется каноном порождающей грамматики. Во-вторых, выбор действий для повествования задается темой, соотношением потребности и ситуации (например, соотношение индивидуальной специфики судьбы человека в обществе и запросы современников, которым жизнеописание героя адресовано). Другими словами, при создании мифологической истории кандидата, необходимо учитывать один элементарный парадокс. Подобно любым неординарным литературным произведениям и творениям искусства, она должна лежать на пересечении вневременности и своевременности. По-настоящему хорошая коммуникация улавливает какую-то фундаментальную, вечную истину относительно человеческого существования. И в то же самое время она выражает эту истину новым и современным способом.

Детали должны соответствовать веяниям времени. Но во все времена люди обожали снова и снова слушать подобные истории, потому что те выполняли важные психологические функции для слушателей, независимо от того, осознавали это последние или нет. Чтобы быть избранным, кандидат должен обращаться к своим избирателям с такими словами, в которых заключено смысловое обещание, созвучное данному времени.

Как связана семантика черт и семантика действий. Анализ показывает, что каждая личностная черта связана с определенным кругом возможных для ее обладателя действий. Таким образом, демонстрируя действия, мы меняем оценки черт человека, который эти действия совершает. Черты и действия объединяются вокруг актуальной роли. Так, например Дж. Келли выделил около двух десятков ролей, которые полно репрезентируют типичное социальное окружение современного человека (мать, отец, братья, сестры, учитель, лучший друг - подруга, успешный человек и т.д.). Если сделать экскурс в глубины истории, то пониманию роли в духе Дж. Келли будет соответствовать архетип.

Политика - это прежде всего вопрос власти. Ю. Хабермас предлагает свою оригинальную концепцию разделения властей и разграничивает в демократическом государстве два вила власти: власть, рождающуюся в процессе свободных, неограниченных коммуникативных действий политической общественности в рамках жизненного мира, и административно применяемую власть в рамках системного мира.

Первый вид власти завоевывается людьми, которые за счет коммуникативных действий, ориентированных на понимание, доказывают истинность и помогают узнать что-то новое (ученые), убеждают нас в правильности жизненных выборов (педагоги, правоведы, люди, показывающие живые образцы морального поведения), вселяют веру в правдивость своих переживаний и самовыражения (деятели искусства). Проблема в том, что представители интеллектуальной элиты «владеют словом и тянут на себя одеяло власти, которую они рискуют потом растворить в словесах». Они помогают власти стать легитимной, но не могут воспользоваться властью как инструментом: это поле других действий - стратегических, и представителей другой профессии - политиков.

Парадокс демократии-то, что система административной власти, которая получила легитимность от общественности и должна выражать ее волю, становится системой «самопрограммирующейся, замкнутой циркуляции, руководя поведением избирателей, предопределяя деятельность правительства и законодательных органов и инструментализируя обсуждение правовых проблем». Эта система начинает преследовать свои собственные, корпоративные интересы. Интересы эти реализуются за счет стратегических действий, основанных на расчете, сокрытии или искажении информации.

Таким образом, происходит поляризация влияния: интеллектуальная элита получает в условиях открытых коммуникаций власть идей, а административная элита за счет ограничения и управления коммуникациями - власть технологий. Политическая общественность при этом не может получить инструментальную власть, она может ее или только разумно ограничить, или не дать кому-то. Харизматический лидер появляется тогда, когда в одних руках одновременно сосредотачивается сила технологий стратегических действий и громадное влияние действий коммуникативных. Для этого нужно не только и не столько преследовать утилитарные цели, сколько попытаться изменить жизненный мир или войти в него как составная часть, в качестве героического мифа, модели решения жизненных проблем, снятия культурных противоречий.

В политике речь идет одновременно и о борьбе с конкурентами, и о завоевании электората.

Стратегические действия могут и должны занимать важное место в избирательной кампании, важно понять только, каково это место и какова функция этих действий в общей схеме политической технологии. Сами по себе, в отдельности, стратегические действия обеспечивают временный, ситуативный контакт с политическим героем, который относительно легко может быть прерван или просто по прошествии времени автоматически утрачен. Постоянный и глубокий контакт с электоратом возможен в том случае, если новый политический персонаж войдет органической частью в жизненный мир, жизненное пространство людей. Для этого требуются не только стратегические, но и непременно коммуникативные действия, построенные совсем по иному принципу.

Первый, принципиально важный вопрос, который при этом возникает, звучит так: а кем уже «населен» и как организован этот жизненный мир или жизненное пространство? В «какую компанию» и на какое поле действий попадет наш герой? Сможет ли он в эту компанию вписаться и на этом участке жизненного пространства действовать? Каковы его роль и ролевые отношения с другими обитателями жизненного пространства? Социологические опросы при планировании избирательной кампании совершенно не туда, куда нужно, адресованы. Обычно спрашивают избирателя, чего он хочет или кто ему больше нужен. Откуда он это может знать, если целый сонм представителей интеллектуальной элиты на этот вопрос ответить не могут и искренне постфактум удивляются тому, что в России происходит.

Такого рода опросы имеют смысл при оценке шансов кандидатов, но ничего не дают для креатива, творчества при выработке идей, материала и логики избирательной кампании.

Национальный характер - это социальный архетип, в основе которого лежат прочные, исторически сформировавшиеся связи предмет - чувство - действие. Принятие или выработка новых идей, основанных на ценностных структурах, которые должны, в свою очередь, «воплотиться в страсть» населения, возможна только в случае их совмещения с неосознанными структурами, социальными архетипами. Именно поэтому марксизм, попав в Россию, до неузнаваемости трансформировался в наш национальный вариант социализма. Монгольское нашествие, история крепостничества и самодержавие имели к нему гораздо более прямое и непосредственное отношение, чем К. Маркс.

Таким образом, история героя развертывается не в его собственном жизненном пространстве, а в жизненном пространстве избирателей.

Оставим в покое избирателей и обратимся к нашему политическому герою. Миф о герое должен быть драматургическим действием. Основная цель этого действия - добиться, чтобы люди поверили герою. Вера возникает тогда, когда драматургическое действие вызывает эмоциональные переживания у людей, на которых оно направлено.

В связи с чем, при использовании приемов выразительности необходим «словарь действительности». Он включает в себя две части.

Первая часть - предметная: читательский код, в котором описывается реальность. Вторая часть - орудийная, в нашем случае это лексика, отмечающая и связывающая отдельные события в биографическую конструкцию.

Сама логика построения нарремы выглядит следующим образом: исследование фабулы (фактической истории жизни), затем определение тем жизни, которые вызывают определенные переживания у героя и у читателя. Далее следует развертывание этих тем с помощью приемов выразительности в тексты описания событий.

По какому принципу должны выбираться темы? Выбор тем должен обеспечивать развертывание следующего коммуникативного действия - норморегулирующего. Он должен иллюстрировать ценностные основания жизненных выборов героя - его убеждения. Личные убеждения как статичный атрибут героя в ходе драматургического и одновременно нормативного действия динамически развертываются в процесс убеждения читателя. Логическим средством убеждения при этом становится логика жизни героя.

Вторая часть мифа о герое - актуальные события избирательной кампании. Фабула их задана избирательной кампанией как стратегическим действием, соотношением сил, фигурами конкурентов, политической и экономической ситуацией, характеристиками арены их действий. По существу мы имеем аналог фабулы фильма или спектакля, в котором герой, конкуренты, зрители оказываются персонажами. Далее, фабула трансформируется в темы сценария, а сценарий дробится на ряд мизансцен, построенных с использованием все тех же приемов выразительности, но уже для визуализированного действия.

Скромные требования к герою мифа. Главное требование - неординарность. Это требование можно конкретизировать в строгом соотношении с тремя типами коммуникативных действий, которые придется совершать герою. Он должен знать что-то, чего не знают другие и что он желает сказать людям, он должен иметь убеждения и ясно их отрефлексировать, и он должен иметь веру в то, ради чего собирается во власть. Только в этом случае коммуникативные действия могут иметь успех.

Использование метафор

Метафора представляет собой ту модель общедоступного языка, которая позволяет вести диалог при адекватном понимании друг друга, основанном на соответствии аналоговых значений, при различных возможных знаковых воплощениях. Это как бы нейтральная территория, мостик между собеседниками. Важно и то, что метафора сохраняет в себе те отношения и паттерны (образцы), которые имеют место в реальной проблеме, что обеспечивает возможность решение данной проблемы.

Все метафоры, применяемые в избирательной кампании, делятся на две метафоры - предостережения и указующие метафоры. Первые показывают возможное негативное развитие событий, заставляют призадуматься избирателей. Вторые предлагают реальный выход из ситуации.

Все метафоры должны составляться при соблюдении двух принципов:

. Точность формулировки. Это означает, что необходима точная формулировка целей метафоры. Эти цели должны соответствовать как интересам и устремлениям избирателей, так и организаторов рекламной кампании.

. Изоморфизм (соответствие). Ситуация в метафоре и ее персонажи должны соответствовать реальной ситуации и ее участникам.

Метафора - предостережение состоит из следующих этапов:

. Проблемное описание ситуации;

. Ее развитие по нежелательной стратегии;

. Нежелательный исход.

Назначение этого вида метафоры состоит в том, чтобы предостеречь избирателей от шагов в «неверном» направлении, т.е. голосование за другие силы, показав грозящую опасность.

Пример, метафоры-предостережения:

В давние времена жило одно племя. Долгое время его преследовали неудачи. И вот измученные, обессиленные члены племени собрались на совет, чтобы обсудить дальнейшую жизнь. Неожиданно для всех слово взял один трусливый воин. Он сказал, что вся беда оттого, что племя слишком строго придерживается старых обычаев, и все полагаются друг на друга. Не лучше ли будет, чтобы каждый заботился сам о себе. Люди так были удручены неудачами, что поверили его речам. И что же? В считанные дни племя было уничтожено - кого убили враги из других племен, кто погиб в столкновениях между собой, ибо теперь каждый был конкурентом и врагом другого, кому-то не была оказана помощь при травме или нападении диких зверей.

Эта метафора возможна при проведении рекламной кампании сил державно-патриотических устремлений. Впрочем, можно было поступить еще проще и рассказать старую притчу о тростинках и венике из них. Тростинки легко переломать по одной, а пучок, веник из них не сломать.

Указующая метафора строится по другому принципу:

а) Проблема;

б) Связующая стратегия;

в) Желаемый исход.

Связующая стратегия - поддержка рекламируемых сил.

Пример указующей метафоры:

Один человек был водителем автобуса и возил жителей некоего поселка. Он был человеком самоуверенным и нетерпеливым, не слушал ничьих советов, ездил как хотел, и в результате автобус его сломался. К ремонту автобуса водитель никого не подпускал, хотя был один житель в данном поселке, кто бы помочь мог. Но в ответ он слышал: «Ты молод и неопытен». Однажды люди, лишившись терпения, так как затянувшийся ремонт причинял им массу неудобств, заставили-таки водителя посторониться и дать возможность их молодому земляку отремонтировать автобус. А впоследствии он же и стал водителем.

Как можно догадаться, эта метафора для сил демократического лагеря.

И в заключении, хотелось бы выстроить восемь основных заповедей для кандидата-политика, вытекающих из синергетического подхода и теории коллективного бессознательного:

. Голосуют за человека, а не за партию.

. Голосуют за идею, а не за идеологию.

. Голосуют за будущее, а не за прошлое.

. Голосуют за образ социальный, человеческий, а не политический. Избиратель делает вывод скорее бессознательно, чем осознанно, в большинстве случаев сердцем, а не разумом. Первым делом он оценивает человека, а не его программу.

. Голосуют за человека-легенду, а не за посредственность.

. Голосуют за судьбу, а не за обыденность. Выборы - это драматургия. Изберут того, кто расскажет своему народу тот отрывок истории, который он хочет услышать в конкретный исторический момент.

. Голосуют за победителя, а не за неудачника.

. Голосуют за ценности подлинные, а не мнимые.

Следует лишь погрузиться в подсознание и бессознательное Нации, выявить приоритетные чаяния, традиционно отражающие основные ценности, но изменяющиеся с веяниями эпохи, выявить архетипы, одновременно оценить достоинства своего кандидата и его соперника и набросать социологическую карту для оценки совпадений в их позициях. Победителем станет тот, кто окажется более созвучным своей эпохе, своему социуму.

Заключение


В данной работе было проанализировано достаточно большое количество литературных источников различных авторов, как отечественных, так и зарубежных. Проведенный анализ показал актуальность и значимость применения синергетики для анализа социума. Кроме того, мы увидели, что сегодня вновь возрождается интерес к аналитической психологии К.Г. Юнга. Западные психологи, маркетологи исследуют возможности и эффективность применения архетипов для создания «сильных» брендов, философии компании и т.д. Отечественные социологи исследуют тему социального бессознательного, дополняя уже существующую теории новыми взглядами и компонентами.

Мы же в данной работе совместили два вышеуказанных подхода, показали их изоморфность и на основании этого разработали архитепическую (синергетическую) модель поведения электората, дали практические рекомендации по применению синергетического подхода и феномена коллективного бессознательного для управления поведением избирателей.

Итак, современный электорат, российский социум в полной мере является открытой нелинейной неравновесной системой, то есть подчиняется законам синергетики. С позиции синергетики открываются причины многих явлений социально-политической жизни. Синергетика отвергает представления о предопределенности развития социально-политических систем, доказывая существование точек и зон принципиальной неопределенности, где случайность может привести к глобальным последствиям. Также синергетика настаивает на наличии спектра целей эволюции - аттракторов открытой нелинейной системы. Теория аттракторов расширяет наши представления о возможности предвидеть дальнейший ход событий и воздействовать на ситуацию, имея все основания стать одной из базисных теорий политического управления и послужить концептуальной схемой новых политических и PR технологий.

С позиции синергетики, управление поведением избирателей должно сводиться к инициации процесса самоорганизации наиболее желательных структур из потенциально заложенных в среде социального бессознательного. Из исследованной нами теории аттракторов, можно предположить, что, даже не имея совершенных знаний о заложенных в нелинейной среде структурах-аттракторах, реально выйти на наиболее благоприятные пути развития, ориентируясь на отклик среды в виде случайных событий, сопровождающих политическую и социальную деятельность, а также грамотно используя резонансное воздействие на систему. Резонансное воздействие является одним из ключевых понятий в концепции синергетического управления, поскольку сложные нелинейные системы оказываются чрезвычайно восприимчивыми к слабым, но согласованным с их свойствами воздействиям. Правильно подобранное резонансное воздействие может существенно сократить путь к аттрактору. Но нужно помнить, что именно резонансное воздействие, обращенное к неблагоприятным, но внутренне присущим системе свойствам, может оказаться максимально разрушительным.

Таким образом, синергетика отвергает классическое представление об управлении сложными системами, где результат управленческих действий является однозначным и пропорциональным приложенным усилиям. Самый влиятельный политик может навязать свою волю только в ограниченных пределах, если эта воля противоречит внутренним свойствам системы. Настаивая на существовании жестких правил запрета, синергетика одновременно дает направление поиска «точек», где управленческое воздействие на поведение электората окажется поразительно эффективным.

В свете вышесказанного роль ПР-консультанта сводится к определению точек воздействия на ситуацию предвыборной кампаний, политического процесса, а также «пресекание» бесполезных (не согласованных с внутренними свойствами данной социально-политической среды) и потенциально опасных действий политика. Другими словами, используя теорию социального бессознательного, ПР-консультант, должен попытаться выяснить присущие данному социуму, данному электорату, архетипы-аттракторы, образы-аттракторы и, основываясь на этом, резонансным воздействием стимулировать процессы самоорганизации.

Синергетический взгляд на формирование политических процессов во многом изоморфен взглядам К.Г. Юнга, теории социального бессознательного. По мнению К.Г. Юнга, развертывание политической ситуации, особенно если речь идет о динамичных массовых процессах, часто объясняется и обеспечивается действием архетипической модели. Как было нами выяснено, в теории нелинейных динамических систем архетипам соответствуют странные (фрактальные) аттракторы. Следовательно, моделирование избирательных процессов, в котором «субъектом» самоорганизации которых выступает архетип, оптимально с использованием фрактальных объектов (странных аттракторов, фрактальных временных рядов). Но если электоральный процесс движим архетипическими силами (моделируемыми странными аттракторами), это означает, что до определенной степени (в математике - внутри области странного аттрактора) процесс иррационален, неподвластен логике, непредсказуем. То есть, иррациональность - имманентное свойство многих политических явлений. Однако иррациональность не означает полную неуправляемость, точнее, иррациональность подразумевает невозможность полной управляемости, невозможность предсказуемо навязывать свою волю, манипулировать человеком и обществом. Понимание сути иррационального политического процесса позволяет «подталкивать» его в некотором направлении.

Получается, если рассматривать электорат, общество как систему, то роль интегрирующего свойства здесь играет социальное (коллективное) бессознательное, психика общества.

Архетипическая модель поведения электората - новый нетрадиционный взгляд на поведение избирателей, на факторы, влияющие на победу того или иного кандидата на выборную должность. Исходя из данного подхода, побеждает тот кандидат, который в наибольшей степени соответствует тенденциям той или иной территории, структурам коллективного бессознательного данного социума. Кандидат должен воплотить в себе ожидания, ценности территории, архетип, присущий народу. Актуализация архетипа в образе политика придает ему харизматическую значимость. Харизматическая личность, архетипический образ притягивает голоса избирателей на бессознательном уровне, большинство избирателей просто не могут дать рационального объяснения своего выбора в пользу данного кандидата.

Синергетическое мировоззрение, родственное восточной философии, проясняет представление о роли ПР-консультанта в политическом процессе и процессе предвыборной агитации. ПР-консультант не может добиться значительных результатов, действуя помимо «воли» социально-политической среды, пытаясь выстроить процесс или структуру, не заложенные в этой среде. Но он же может «из искры сделать пламя», если вычислит место возможного появления искры и создаст условия для «самоперерастания» ее в пламя.

 

 


Список использованной литературы

1. Аглиуллин И.А. Синергетическое представление социальных систем: концепция моделирования и управления. // Анализ систем на пороге XXI века: теория и практика: Материалы междунар. конф. В 4 т. М.: Интеллект, 1996. Т.2. С. 16-27.

. Белавин В.А., Курдюмов С.П. Глобальный демографический кризис: опасности и надежды. // Синергетика. Труды семинара. Том 2. Естественно научные, социальные и гуманитарные аспекты. М.: Изд. МГУ, 1999. С. 59-68.

. Василькова В.В. Порядок и хаос в развитии социальных систем: Синергетика и теория социальной самоорганизации. Спб.: Издательство «Лань», 1999. 368 с.

4. Венгеров А. Синергетика и политика. // Общественные науки и современность. 1993. №4. C. 55-69.

. Жак Сегела. Национальные особенности охоты за голосами. Восемь уроков для кандидата победителя. М.: Вагриус, 1999. 263 с.

6. Иванов О.П., Малинецкий Г.Г. Методология исследований глобальных проблем современности. // Синергетика. Труды семинара. Том 2. Естественно научные, социальные и гуманитарные аспекты. М.: Изд. МГУ, 1999. С. 122-148.

. Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. М.: Наука, 1997. 295 с.

. Кроновер Р.М. Фракталы и хаос в динамических системах. Основы теории. М.: Постмаркет, 2000. 284 с.

. Леви-Брюль Л. Сверхъестественное в первобытном мышлении. М.: Педагогика-Пресс, 1999. 608 с.

. Леви-Стросс К. Первобытное мышление. М.: УРСС, 1999. 564 с.

. Марк М., Пирсон К. Герой и бунтарь. Создание бренда с помощью архетипов / Пер. с англ. под ред. В. Домнина, А. Сухенко. СПб.: Питер, 2005. 336 с.

. Московичи С. Машина, творящая богов. М.: КСП+, 1998. 384 с.

13. Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций / Под ред. В.Ю. Большакова. Спб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. 512 с.

14. Одайник В. Психология политики. Политические и социальные идеи Карла Густава Юнга. М.: Ювента, 1996. 382 с.

. Петерс Э. Хаос и порядок на рынках капитала. Новый аналитический взгляд на циклы, цены и изменчивость рынка. М.: Мир, 2000. 333 с.

16. Петропавловский Н.Н., Ситников А.П., Артемьев М.А., Гафт В.И. Самый короткий путь к власти: сборник современных технологий проведения политических кампаний. М.: Прогресс, 2001. 314 с.

17. Прангишвили И.В. Системный подход и общесистемные закономерности. Серия «Системы и проблемы управления». М.: СИЕТЕГ, 2000. 528 с.

. Пригожин И. От существующему к возникающему: Время и сложность в физических науках. М.: Наука, 1985. 276 с.

. Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. М.: Прогресс, 1999. 268 с.

. Сабели Г., Карлсон-Сабели Л. Социодинамики: применение процессуальных методов в социальных науках. // Синергетика и психология. Тексты. Выпуск 2. Социальные процессы. / Под ред. И.Н. Трофимовой. М.: Янус-К, 1999. С. 233-269.

. Сапецкий А.О. Социосинергетика. Руководство для экономистов. // Синергетика. Труды семинара. Том 2. Естественно научные, социальные и гуманитарные аспекты. М.: Изд. МГУ, 1999. С. 189-223.

. Сикевич З.В., Крокинская О.К., Поссель Ю.А. Социальное бессознательное. СПБ.: Питер, 2005. 267 с.

. Сороко Э.М. Структурная гармония систем. Минск, 1984. 689 с.

. Файдыш Е.А. Сверхсознание. М., 1993. 246 с.

. Хакен Г. Можем ли мы применять синергетику в науках о человеке? // Синергетика и психология. Тексты. Выпуск 2. Социальные процессы. / Под ред. И.Н. Трофимовой. М.: Янус-К, 1999. С. 11-26.

26. Шевченко Ю.Д. Поведение избирателей в России: основные подходы // Выборы в посткоммунистических обществах. Пробл.-тем. сборник ИНИОН РАН./ Отв. ред. и сост. Е.Ю. Мелешкина. М., 2000. 234 с.

27. Юнг К.Г. Архаичный человек. // Проблемы души нашего времени. М.: Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1993. С. 98-174.

. Юнг К.Г. Об отношении аналитической психологии к произведениям художественной литературы. // Проблемы души нашего времени. М.: Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1993. С34-58.

. Юнг К.Г. Очерки о современных событиях. Психология нацизма. // Одайник В. Психология политики. Политические и социальные идеи Карла Густава Юнга. М.: Ювента, 1996. С. 266-337.

. Юнг К.Г. Понятие коллективного бессознательного. // Бог и бессознательное. М.: Олимп, ООО «Издательство АСТ-ЛТД», 1998. С. 84-99.

. Андрющенко Е.Г., Дмитриев А.В., Тощенко Ж.Т. Опросы и выборы 1995 г. // Социс. М., 1996. №6. С. 56-74.

32. Афонасьев М.А. Поведение избирателей и электоральная политика в России // Полис. М., 1995. №3. С. 34-46.

. Березина Е.В. О точности прогноза результатов голосования // Социс. М., 1995. №2. С. 102-128.

. Бутенко И.А. Какого обращения заслуживают социологические данные? // Социс. М., 2002. №4. С. 122-130.

. Голосов Г.В. Поведение избирателей в России: теоретические перспективы и результаты региональных выборов. // Полис. М., 1997. №5. С. 44-56.

. Дмитриев А.В., Тощенко Ж.Т. Социологический опрос и политика // Социс. М., 1994. №9. С. 42-51.

37. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Антропный принцип в синергетике. // Вопросы философии. 1997. №3. С. 62-79.

38. Ослон А., Петренко Е. Факторы электорального поведения: от опросов к моделям // Вопросы социологии. М., 1995. №5. С. 33-45.

. Растов Ю.Е. Выборы губернатора: точность социологических прогнозов // Социс. М, 1997. №12. С. 123-136.

. Тавокин Е.П. Социологические прогнозы электорального поведения // Социс. М., 1996. №7. С. 67-81.

. Шевченко Ю.Д. Между экспрессией и рациональностью: об изучении электорального поведения в России // Полис. М., 1998. №1 С. 130-136.

42. Капустин В.С. Синергетика социальных процессов: Учебное пособие. М.: Изд. МЭИ, 1998. 468 с.

. Немировский В.Г., Невирко Д.Д., Гришаев С.В. Социология: классические и постнеклассические подходы к анализу социальной реальности: Учебное пособие. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2003. 557 с.

. Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов / А.И. Соловьев. М.: Аспект Пресс, 2003. 559 с.

. Шалаев В.П. Синергетика человека, общества, природы: управленческий аспект: Учебное пособие. Йошкар-Ола: Марийский государственный технический университет, 2000. 376 с.

. Юрьев А. Введение в политическую психологию. Спб., 1992. 257 с.

47. Анохина Н.В. Текст доклада.

Web: http://www.789.ru/portal/modules.php? name=News&file=print&sid=766

48. Аршинов В.И. Событие и смысл в синергетическом измерении. Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

. Аршинов В.И., Данилов Ю.А., Тарасенко В.В. Методология сетевого мышления: феномен самоорганизации.

Web: http://ns.iph.ras.ru:8100/~mifs/rus/adtmet.htm

50. Бахтизина Н.В. CGE модель конкурирующих партий России. Web: http://www.rbsys.ru/print_txt.php? txt=public_r56.php

51. Белавин В.А., Курдюмов С.П., Князева Е.Н. Режимы с обострением и законы коэволюции сложных систем.

Web: http://www.keldysh.ru/KurdSP/Blup&law.html

. Блинков. А.В., Киселев А.Н. Решение всех проблем. Неординарное мышление и поведение.

Web: http://www.skbkontur.ru/personal/blink

. Боровиков А.М., Гаврилов В.И. Причинные и самопричинные закономерности в геологических и социоэкономических лавинных процессах. Web: http://rusnauka.narod.ru/lib/sociolog/1/index.htm

. Буданов В.Г. Делокализация как обретение смысла, к опыту междисциплинарных технологий.

Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

. Буданов В.Г. Синергетические стратегии в образовании. Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

. Василькова В.В. Характеристики (атрибуты) порядка и хаоса: от древних космогоний к современной синергетике.

Web: http://lpur.tsu.ru/Public/art98/a010398.html

. Войцехович В.Э. О логике и математике синергетики. Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

. Данилов Ю.А. Красота фракталов.

Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

. Данилов Ю.А. Роль и место синергетики в современной науке. Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

. Данилов Ю.А., Кадомцев Б.Б. Что такое синергетика? Web: http://rusnauka.narod.ru/lib/phisic/sinerget/what_is_it.htm

What_is_chaos.html

. Донченко Е. Социетальная психика.

Web: http://politicon.iatp.org.ua/Library/donchsps/dis111.htm

63. Жижелев А., Жижелев А. Прогнозирование результатов выборов. Возможно ли?

Web:http://www.vsi.ru/~tleis/articles/forecasting_election_outcomes.html

64. Ерохина Е.А. Теория экономического развития: системно-синергетический подход. Web: http://ek-lit.agava.ru/eroh/2-1.html

65. Капустин В.С. Введение в теорию социальной самоорганизации.

Web.: http://spkurdyumov.narod.ru/Kapustin12.htm

66. Князева Е.Н. Синергетический вызов культуре. Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

. Князева Е.Н. Сложные системы и нелинейная динамика в природе и обществе. Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

68. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Синергетика и принципы коэволюции сложных систем. Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

69. Крылов С.М. Проблемы синергетики с позиции формальной технологии. Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

70. Кудинов О.П. Модели поведения россиян на выборах как основа разработки стратегии избирательной кампании. Web.: http://www.ifes.ru/library/practice/media/rfelec_gor/page23.html

71. Курдюмов С.П. Комментарий к статье И. Пригожина «Философия нестабильности».

Web: http://www.ibmh.msk.su/vivovoco/VV/papers/nature/nonstab.htm

. Кучин И.А. О синергии и борьбе за власть в обществе. Web: http://rusnauka.narod.ru/lib/sociolog/1/index.htm

. Левкович-Маслюк Л. На кромке хАоса и хаОса. Web: http://www.computerra.ru/offline/1998/275/2018/for_print.html

. Лоскутов А. Нелинейная динамика, теория динамического хаоса и синергетика (перспективы и приложения).

Web: http://www.cplire.ru/win/InformChaosLab/chaoscomputerra/Loskutov.html

. Малинецкий Г.Г. Синергетика. Король умер. Да здравствует король! Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

. Малинецкий Г.Г. Хаос. Тупики, парадоксы, надежды. Web: http://www.cplire.ru/win/InformChaosLab/chaoscomputerra/What_is_chaos.html

. Митина О.В., Петренко В.Ф. Синергетическая модель политического сознания. Web: http://www.psychology.ru/Library/00076.shtml

. Назаретян А.П. Модели самоорганизации в науках о человеке и обществе. Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

79. Оразымбетова Г. Синергетика пустила корни в Казахстане. Web: http://ftp.eurasia.org.ru/99/archives/february/Nazp0206.htm

80. Ориентиры в объяснении феномена «электоральное поведение». Web: http://www.socio-esearch.ru/publications/articles/html/_view.shtml? estrin

81. Пригожин И. Философия нестабильности.

Web: http://www.PHILOSOPHY.ru/library/vopros/51.html

. Редько В.Г. Синергетика 2, Синергетика 3 или Эволюционная кибернетика? Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

83. Родин А. Синергетика и детерминизм.

Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/work.htm

. Ситникова Д.Л. Самоорганизация и власть идеи. Web: http://rusnauka.narod.ru/lib/sociolog/1/index.htm

. Тишин А.И. Самоорганизация в динамическом хаосе социальных процессов. Web: http://rusnauka.narod.ru/lib/sociolog/1/index.htm

. Формулировка концепции развития информатизации образования. Web: http://admin.smolensk.ru/web_dis/KotovAA/concept/raz9.htm

87. Харченко Л.П., Долженкова В.Г., Ионин В.Г. и др. Использование метода регрессионного анализа для прогноза результатов выборов. Web: http://www.789.ru/portal/modules.php? name=News&file=print&sid=766

88. Хиценко В.Е. Социальная самоорганизационная концепция управления. Web: http://rusnauka.narod.ru/lib/sociolog/1/index.htm

. Юнг К.Г. Личное и сверхличное, или коллективное бессознательное. Web: http://www.philosophy.ru/library/jung/pers_super.html

. Яровикова Р.Т. Самоорганизация и организация в интеллектуальном капитале социально-экономических систем в условиях трансформации общественного развития.

Web: http://rusnauka.narod.ru/lib/sociolog/1/index.htm

. Яцевич А.В. Самоорганизация и синергетика.

Web: http://www.csbi.ru/personal/andy/notes/selforg.htm

92. Caroline Myss Ph.D. Archetypes. Web: http://www.myss.com/Archs.asp

. Dalton R., Wattenberg M.P. The not so simple act of voting // Washington News, 1996. №11. Web: http://www.washingtonnews.com

94. John S. Nicolis. Chaotic Dynamics of Linguistic Processes and Pattern Formation in Human Behavior. A New Paradigm of Selective Information Transaction. Web: http://sky.kuban.ru/socio_etno/iphrRAS/~mifs/nicole~1.htm

95. Pirson K. Archetypes101. Web: http://www.herowithin.com

. http://www.adcracker.com

Похожие работы на - Синергетический подход к анализу и управлению электоральным поведением

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!