Профилактика преступности несовершеннолетних

  • Вид работы:
    Другое
  • Предмет:
    Другое
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    100,91 kb
  • Опубликовано:
    2012-03-28
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Профилактика преступности несовершеннолетних

Федеральное агентство по образованию

Академия права и управления

Ижевский филиал

 

 

Кафедра уголовно-правовых дисциплин









ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

ПРОФИЛАКТИКА ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ

 

                                                                                            Допустить к защите

                                    Зав.кафедрой                                                              Усынин В.М.

                                    уголовно-правовых дисциплин     ___________ _____________

                                                                                                       (подпись)


Руководитель                    ________________             Н.Т. Калугина, к.ю.н., доцент

                                                                 (подпись)                                       (Ф.И.О., звание)

Рецензент                          ________________         ____________________

                                                 (подпись)                                       (Ф.И.О., звание)

Студент                             ________________            Шарафиева Д.Ф.    

                                                  (подпись)                                              (Ф.И.О.,)



Ижевск - 2006  


Содержание


Введение                                                                                                                                           3

1. Общая характеристика преступности несовершеннолетних                      7

1.1. Природа и структура агрессивного поведения                                                                 7

1.2. Характеристика преступности несовершеннолетних                                                    15

2. Личность несовершеннолетних правонарушителей                                       20

2.1. Особенности преступности несовершеннолетних                                                          20

2.2. Правовые аспекты воспитания и обучения несовершеннолетних                               23

2.3. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего: криминологический анализ и пределы уголовной ответственности                                                                                       35

3. Профилактика преступного поведения в среде несовершеннолетних 42

3.1. Основы системы профилактики безнадзорности и правонарушений  несовершеннолетних         42

3.2. Защита прав и законных интересов несовершеннолетних                                            46

3.3. Понятие, структура, источники ювенального уголовного права                              50

3.4. Профилактика преступности несовершеннолетних в Удмуртской  Республике       64

Заключение                                                                                                                                  86

Список литературы                                                                                                                 93

Введение



В современных условиях серьезно обострились проблемы социальной дезадаптации детей и подростков. Безнадзорные дети, как правило, занимаются бродяжничеством, попрошайничеством, мелким воровством, систематически употребляют спиртные напитки, токсические и наркотические вещества. Они зачастую становятся жертвами сексуальных преступлений, оказываются вовлеченными в противоправную деятельность.

Ежегодно растет количество правонарушений, совершаемых детьми и подростками. Существующие институты государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, образованные в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 6 сентября 1993 г. "О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защиты их прав", ввиду слабой материальной базы не обеспечивают эффективной профилактики. Медленно развивается сеть социальнореабилитационных учреждений для дезадаптированных детей.

В условиях роста преступности в последние годы в России увеличивается и преступность несовершеннолетних. Если в 1989 г. по данным МВД РФ, было зарегистрировано 159976 преступлений несовершеннолетних, то в 2004 г. – 209777. Доля преступности несовершеннолетних в общей структуре преступности составляла соответственно 9.5% в 1989 г., 12% в 2004 г.

Среди преступлений, совершаемых несовершеннолетними, велика доля тяжких корыстных и корыстно-насильственных преступлений. Нередко им присущи также черты вандализма, чрезмерной жестокости. Большое количество этих преступлений совершаются в соучастии (чаще всего в форме соисполнительства), особенно в группе (около половины), что также отвечает специфике психологии подростков. Примерно каждое третье преступление совершается ими совместно со взрослыми.

Указанные специфические черты преступности несовершеннолетних и привели законодателя к необходимости профилактики преступности несовершеннолетних. Законодательством предусмотрены особые условия установления видов наказания для несовершеннолетних, назначения им наказания, освобождения их от уголовной ответственности и наказания, исчисления сроков давности и погашения судимости.

Уголовно-правовые меры противодействия преступности несовершеннолетних не являются основными. Нельзя не учитывать, что рост преступности несовершеннолетних происходит в условиях интенсивного социального расслоения общества, падения жизненного уровня значительной части населения, обострения межнациональных конфликтов, неблагоприятного развития семейно-брачных отношений, роста различных проявлений жестокого обращения с несовершеннолетними. В этой обстановке первостепенное значение имеют социальные, экономические и воспитательно-профилактические меры.

Формирование основ комплексного решения проблем профилактики безнадзорности и правонарушений детей, их социальной реабилитации в современном обществе должно предусматривать решение следующих задач:

-   реализация мер по повышению эффективности функционирования и координации деятельности учреждений государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений детей и подростков;

-   создание условий для психолого-педагогической, медицинской, правовой поддержки и реабилитации детей и подростков, в том числе с девиантным поведением и имеющих аномалии в психическом развитии;

-   совершенствование нормативно-правовой базы организации профилактики безнадзорности и правонарушений детей и подростков;

-   обеспечение исследований проблем (теории и методики) процесса профилактики безнадзорности и правонарушений детей и подростков, обобщения и внедрения эффективного опыта этой деятельности;

-   совершенствование подготовки и повышения квалификации кадров работников системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Изменения в экономической и социальной жизни России породили обстоятельства, которых не было ранее или которые не проявлялись так отчетливо, как сейчас. Они непривычны для российских граждан, непривычны и для государства. Усиливается их отрицательное воздействие также на детей и молодежь, т. е. на будущее России. Речь идет о следующих факторах:

-   радикальные изменения в экономической и социальной политике, диктуемые новой для России рыночной экономикой;

-   отказ общества и его социальных групп от одних нравственных ценностей, переход к другим, ранее не признаваемым, создание новых нравственных ориентиров;

-   возникновение противоречий между новым и старым законодательством, между разными новыми отраслевыми законами, между законами и юридической практикой;

-   противоречия между законами, практикой, с одной стороны, и ролевыми ожиданиями (запросами) молодого поколения страны, даже в младших возрастных подгруппах, - с другой.

Современная морально-нравственная проблематика не находит у нас достаточного выражения. Отсюда, наверное, принятие не совсем нравственных решений. Законам следует проходить экспертизу специалистов с точки зрения соответствия правовых норм  нормам морали. В правотворчестве же сейчас скорее выделяется целесообразная сторона.

За 90-е годы государством сделан шаг вперед в направлении укрепления правовой защиты детства. Новые Гражданский, Семейный и Уголовный кодексы Российской Федерации; Федеральные законы России ("Об образовании", "О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних", "О рекламе" и др.), безусловно, повысили уровень правовой защиты несовершеннолетних, в том числе и от негативных явлений современной жизни. Вместе с тем они не всегда согласованы между собой. Раннее включение подростков в трудовую деятельность, в самостоятельную семейную жизнь вступает в противоречие с запретами для них в области досуга, с профилактическими предписаниями и методами, имеющимися в законе "О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" .  И этих противоречий немало.

Сложным всегда бывает столкновение закона и практики. Именно это и произошло с подростками, работающими в частном секторе экономики. В печати не раз поднимался вопрос о том, что частный бизнес не следует нормам российского трудового законодательства, создавая "свои нормы" труда и поведения. К сожалению, более всего это относится к труду в этом секторе именно несовершеннолетних.

Актуальность рассматриваемой в работе проблемы определяется необходимостью преодоления негативных тенденций в обществе, ориентация на приоритет общечеловеческих ценностей, построение правового государства на демократических принципах, как это установлено Конституцией РФ.

Значение рассматриваемых в данной работе вопросов состоит в том, что Россия становясь на путь стабильности и формирования  условий для поступательного экономического и социального развития, прочно входит в  международное правовое пространство. И какими бы не были внутренние трудности, ограниченные ресурсы, настала острая необходимость присоединения  к международно-правовым документам, имеющих своей задачей  обеспечение защиты подрастающего поколения от влияния негативных факторов и создания всех предпосылок для развития молодого поколения.

Цель данной  работы – рассмотреть основы профилактики преступности несовершеннолетних правоохранительными органами: В соответствии с поставленной целью основными задачами работы являются:

-   рассмотреть общую характеристику преступности несовершеннолетних;

-   провести анализ социально-психологических особенностей несовершеннолетних правонарушителей;

-   изучить основы профилактики преступного поведения в среде несовершеннолетних.

1. Общая характеристика преступности несовершеннолетних


1.1. Природа и структура агрессивного поведения




Слово агрессия происходит от латинского “aggredi”, что означает «нападать». Оно издавна бытует в европейских языках, однако значение ему придавалось не всегда одинаковое. До начала XIX века агрессивным считалось любое активное поведение, как доброжелательное, так и враждебное. Позднее, значение этого слова изменилось, стало более узким. Под агрессией стали понимать враждебное поведение в отношении окружающих людей.

Агрессивные действия выступают в качестве[1]:

-   средства достижения какой-нибудь значимой цели (инструктивная агрессия);

-   как способ психической разрядки, замещения, удовлетворения блокированной потребности и переключения деятельности;

-   как способ удовлетворения потребности в самореализации.

Стремясь преодолеть психологический барьер между взрослыми и подростками, последние прибегают к агрессивному поведению. Агрессивный подросток - это прежде всего обычный ребенок, т.к. ему свойственна нормальная наследственность. А черты, качества агрессивности он приобретает под влиянием ошибок, недоработок, упущений в воспитательной работе, сложностей в окружающей его среде.

Существует множество теоретических обоснований возникновения агрессии, ее природы и факторов, влияющих на ее проявление. Но все они подпадают под следующие четыре категории. Агрессия относится к[2]:

-   врожденным побуждениям и задаткам;

-   потребностям, активизируемым внешними стимулами;

-   познавательным и эмоциональным процессам;

-   актуальным социальным условиям в сочетании с предшествующим научением.

Анализ агрессивного поведения требует учета трех моментов:

-   способов усвоения подобных действий;

-   факторов, провоцирующих их появление;

-   условий, при которых они закрепляются.

Поэтому, существенное значение здесь уделяется обучению, влиянию первичных посредников социализации, а именно родителей, на обучение детей агрессивному поведению. В частности, было доказано, что поведение родителей может выступать в качестве модели агрессии, и что у агрессивных родителей обычно бывают агрессивные дети.

Агрессия, в какой бы форме она не проявлялась, представляет собой поведение, направленное на причинение вреда или  ущерба другому живому существу, имеющего все основания избегать подобного обращения с собой. Данное комплексное определение включает в себя следующие частные положения[3]:

-   агрессия обязательно подразумевает преднамеренное, целенаправленное причинение вреда жертве;

-   в качестве агрессии может рассматриваться только такое поведение, которое подразумевает причинение вреда или ущерба живым организмам;

-   жертвы должны обладать мотивацией избегания подобного обращения с собой.

Проявление агрессии весьма разнообразно.

Различают два основных типа агрессивных проявлений:

-   целевая агрессия;

-   инструментальная агрессия

Первая выступает как осуществление агрессии в качестве заранее спланированного акта, цель которого - нанесение вреда или ущерба объекту. Вторая совершается как средство достижения некоторого результата, который сам по себе не является агрессивным актом.

Теперь определим, что такое агрессивное действие и агрессивное поведение, агрессивность, т.к. часто в эти понятия вкладывают один и тот же смысл. Агрессивное действие - это проявление агрессивности, как ситуативной реакции. Если же агрессивны действия периодично повторяются, то в этом случае следует говорить об агрессивном поведении. Сама же агрессивность подразумевает ситуативное, социальное, психологическое состояние непосредственно перед или во время агрессивного действия.

Важную роль в становлении агрессивного поведения играют обучение и воспитание. Р.Кратчфилд и Н.Левинсон признают[4], что над агрессивными проявлениями возможен контроль, связанный с процессом социализации. Социализацией агрессии можно назвать процесс научения контролю собственных агрессивных устремлений и выражения их в формах, приемлемых в рамках данной цивилизации. В результате социализации многие учатся регулировать свои агрессивные импульсы, адаптируясь к требованиям общества. Другие же остаются весьма агрессивными, но учатся проявлять агрессию более тонко: через словесные оскорбления, скрытые принуждения, завуалированные требования и прочее. Третьи ничему не научаются и проявляют свои агрессивные импульсы в физическом насилии.

И здесь важную роль играет ранний опыт воспитания ребенка в конкретной культурной среде, семейные традиции и эмоциональный фон отношения родителей к ребенку.

Податливость к агрессивным действиям формируется по мере накопления недостатков в процессе социализации. Выделяется две степени социализации:

-   усвоение социального опыта, ценностей, норм культурного поведения;

-   усвоение субкультурного опыта меньшего объема, но  содержащего нормы поведения, допускающие агрессивность.

Таким образом, податливость к агрессивным действиям формируется при недостаточно сбалансированной социализации.

Вопросы семейного воспитания и влияния взаимоотношений в семье на ребенка стали разрабатываться в рамках психолого-педагогического подхода (К.Д.Ушинский, А.С.Макаренко, В.А.Сухомлинский, Е.А.Аркин, А.Н.Леонтьев, А.В.Запорожец, Н.И.Лисина, В.К.Копырло и др.).

Авторы, занимающиеся этой проблемой, отводят важную роль раннему опыту воспитания ребенка в конкретной культурной среде, семейным традициям и эмоциональному фону отношений родителей к ребенку.

М.Мид, изучая примитивные сообщества[5], сделала очень интересные наблюдения. В тех сообществах, где ребенок имеет негативный опыт, как правило, формируются отрицательные черты личности. В частности, стиль взаимодействия со взрослыми сводится к следующему: мать рано отлучает ребенка от груди, надолго уходит работать, общение с матерью происходит редко. Дальнейшее воспитание остается достаточно суровым: в основном, используются частые наказания, враждебность детей по отношению друг к другу не вызывает у взрослых осуждения. В результате, формируются такие качества как тревожность, подозрительность, сильная агрессивность, эгоизм и жестокость.

Эрон и др., проведя обширное обследование[6], выявили черты детей, пользовавшихся репутацией жестоких и озлобленных. Было отмечено, что такие дети, как правило имеют склонность к агрессивности по отношению к своим детям (дети недолюбленные, заброшенные).

А.А.Бодалев считает[7], что оценка ребенком другого человека и его действий является простым повторением оценки авторитетным для ребенка взрослым. Отсюда родители являются  эталоном, по которому дети сверяют и строят свое поведение. Передавая социально полезный опыт, родители, порой, передают и негативные его стороны, являющиеся очень эмоционально заряженным “руководством к действию”. Не имея своего личного опыта, ребенок не в состоянии соотнести правильность навязываемых моделей поведения с объективной реальностью. Сами же родители, как заметил Э.Берн, всегда довольны,  хотя могут и не показывать вида, когда дети им подражают, пусть даже в самом дурном отношении.

Таким образом, опираясь на полученные данные, можно заключить, что на социализацию агрессии оказывают влияние два основных фактора:

-   образец отношений и поведения родителей;

-   характер подкрепления агрессивного поведения со стороны окружающих.

В частности, была установлена связь между родительским наказанием и агрессией у детей. Родители часто по-разному реагируют на агрессивное поведение детей в зависимости от того, направлено ли оно на них или сверстников (И.А.Фурманов).

Р.Бэрон, Д.Ричардсон также указывают[8] на зависимость между практикой семейного руководства и агрессивным поведением у детей, которая сосредоточилась на характере и строгости наказаний, а также на контроле родителями поведения детей. В общем и целом выявлено, что жестокие наказания связаны с относительно высоким уровнем агрессивности у детей (Эрон и др.), а недостаточный контроль и присмотр за детьми коррелирует с высоким уровнем асоциальности, зачастую сопровождающимся агрессивным поведением (Петерсон и Стаухамер-Лебер).

Р.С.Сирс, Е.Е.Маккоби, К.Левин в своем исследовании также выявили два главных фактора, определяющих возможное развитие агрессивности в поведении ребенка:

-   снисходительность, т.е. степень готовности родителей прощать поступки, понимать и принимать ребенка;

-   строгость наказания родителями агрессивным проявлений ребенка.

Наименее агрессивны те дети, родители которых не были склонны ни к снисходительности, ни к наказанию. Их позиция - в осуждении агрессии и доведении этого до сведения ребенка, но без строгих наказаний в случае проступка. Родители более агрессивных детей вели себя так, как будто любое поведение детей прилично, не делая свое отношение  к агрессии  более ясным. Однако, когда ребенок совершал проступок, он был строго наказан. Строгость родителей, если она последовательна и достаточно чувствительна для ребенка, может привести к подавлению агрессивных импульсов в присутствии родителей, но вне дома ребенок будет вести себя еще более агрессивно.

Кроме того, склонный к телесному наказанию родитель, хотя и ненамеренно, подает ребенку пример агрессивного поведения (Балдура). Ребенок, в этом случае, делает вывод, что агрессия по отношению к окружающим допустима, но жертву всегда нужно выбирать меньше и слабее себя. Он узнает, что физическая агрессия - средство воздействия на людей и контроля над ними, и будет прибегать к нему при общении с другими детьми. Если наказание слишком возбуждает и расстраивает детей, они могут забыть причину, породившую подобные действия родителей. Фактически стратегия социализации в этом случае мешает усвоению правил приемлемого поведения, т.е. после сурового наказания ребенок рассержен или расстроен. Он из-за боли может забыть, за что его наказали (Перри и Бассей)[9].

И, наконец, дети, изменившие свое поведение в результате столь сильного воздействия, скорее всего не сделают нормы, которые им пытаются привить, своими внутренними ценностями. Т.е. они повинуются только до тех пор, пока за их поведением наблюдают.

Итак, формирование агрессивных тенденций у детей происходит несколькими путями[10]:

-   родители поощряют агрессивность в своих детях непосредственно, либо показывают пример (модель) соответствующего поведения по отношению к другим и окружающей среде;

-   родители наказывают детей за проявление агрессивности. Из исследований видно, что:

-   родители, которые очень редко подавляют агрессивность у своих детей, воспитывают в ребенке чрезмерную агрессивность;

-   родители, которые не наказывают своих детей за проявление агрессивности, вероятнее всего, воспитывают в них чрезмерную агрессивность;

-   родителям, разумно подавляющие агрессивность у своих детей, как правило, удается воспитать умение владеть собой в ситуациях, провоцирующих агрессивное поведение.

Говоря об отношениях “родители-ребенок”, мы говорим о взаимоотношении между ними и о положении, которое занимает ребенок в семье. Как отмечают Хансон и др. в своих исследованиях, что если у ребенка (независимо от того, в какой возрастной группе он принадлежит) плохие отношения с одним или обоими родителями, если ребенок чувствует, что его считают никуда не годным, или не ощущает родительской поддержки, он, возможно, окажется втянутым в преступную деятельность, будет ополчаться на других детей, сверстники будут отзываться о нем как об агрессивном, он будет вести себя агрессивно по отношению к родителям.

Шефер выяснил, что отношения родителей к своему ребенку можно описать двумя парами важных признаков[11]:

-   неприятие - расположение;

-   терпимость- сдерживание.

Степень выраженности этих признаков обуславливает характер воспитательного воздействия. В.И.Гарбузов выделил три типа негативных отношений родителей к ребенку[12]:

-   тип А - отвержение (неприятие ребенка, демонстрация недоброжелательного отношения);

-   тип Б - гиперсоциализация (сверхтребовательное отношение: чрезмерная критика, придирчивость, наказание за малейшую провинность);

-   тип В - гиперопека (эгоцентрическое воспитание: сверхзаботливое отношение, при котором ребенок лишен возможности самостоятельно действовать.

Первый тип формирует у ребенка ощущение покинутости, незащищенности, неуверенности в себе. Ребенок не чувствует поддержки, “стены” за которую можно спрятаться. Кроме того, отвержение разрушает механизм идентификации (ребенок не принимает родительские убеждения). При холодных эмоциональных отношениях он не имеет позитивных поведенческих моделей реагирования. Это снижает способность саморегуляции ребенка. Так, Г.Эберлейн определяет агрессивность как “отчаяние ребенка, который ищет признания и любви”.

Второй тип (гиперсоциализация), вроде бы предоставляет ребенку образец для развития и направлен на формирование сильной, волевой личности, но все же приводит к негативным результатам - озлобленности, стремлению делать запретное “исподтишка” и прочее. Здесь критика со стороны родителей обычно не является конструктивной и потому не приводит к положительным результатам. Критика в адрес ребенка формирует у него чувство неполноценности, тревожности и ожидания новых неудач. Чаще всего, как отмечали Е.Гаспарова, Т.В.Роял, ребенок, занимающий такое положение в семье, оказывается несостоятельным и не способным занять высокое положение в группе. И эта несостоятельность приводит к тому, что агрессивное поведение ребенка служит ему для самоутверждения в группе.

Также, родители, предъявляя завышенные требования  к ребенку, не учитывают его особенностей и возможностей. И отсюда, по А.И.Захарову, чрезмерная загруженность ребенка занятиями. Причем занятия, несоответствующие возрасту и интересам ребенка могут привести к возникновению невроза, провоцирующего агрессивное поведение.

Третий тип (гиперопека) также нарушает нормальное развитие личности. Она предоставляет ребенку возможность получения родительской ласки и любви, однако, чрезмерный уход приводит к инфантилизму, несамостоятельности, неспособности принимать решения и противостоять стрессам, снижает личностные способности к саморегуляции.

Такие дети, считают психологи, чаще всего становятся жертвами агрессии. И, учитывая, что они неспособны постоять за себя, у них наблюдается косвенная агрессия, т.е. свои негативные эмоции они вымещают на других предметах (рвут книги, раскидывают игрушки, наказывают игрушки в игре и др.).

Таким образом, неправильное отношение к ребенку в семье также ведет к формированию агрессивных тенденций в поведении ребенка.

Можно привести высказывание Перри и Бассей, с которым автор абсолютно согласен, что «…агрессивные дети, как правило вырастают в семьях, где  дистанция   между родителями и детьми огромна, где мало интересуются развитием детей, где не хватает тепла и ласки, отношение к проявлению детской агрессивности безразличное или снисходительное, где в качестве дисциплинарных воздействий вместо заботы и терпеливого объяснения предпочитают силовые методы, особенно физические наказания».

1.2. Характеристика преступности несовершеннолетних



Изучение проблем подростковой преступности, равно как и преступности
общей, требует учета той конкретной ситуации – политической и социально-
экономической, на фоне которой формируются и развиваются криминогенные
процессы. К сожалению, приходится констатировать, что в настоящее время
политический и социально-экономический фон оказывает явно негативное
воздействие на молодежную, в том числе и подростковую среду.
Устойчивая тенденция к ухудшению экономических условий жизни основной
массы населения страны, в том числе с несовершеннолетними детьми приводит к  росту психоэмоциональных перегрузок и усилению кризиса в семейных
отношениях. В свою очередь указанные обстоятельства способствуют возрождению детской безнадзорности как социального явления. В этих условиях особую тревогу  вызывает отсутствие единой федеральной программы поддержки семьи и  устойчивого финансирования тех мероприятий по поддержке семьи, которые в  нашем государстве все же осуществляются.

На криминогенную ситуацию влияют не только экономические
факторы. Не менее актуален в этой связи продолжающийся идейно-нравственный кризис. В молодежной, в том числе и подростковой среде, культивируются  негативные стереотипы поведения, получают все большее распространение алкоголизм и наркомания, укореняется эгоистическая и иждевенческая психология[13].

Неопределенность настоящего, неуверенность в будущем, растущая безработица,  трудности, связанные с получением образования, падение престижа ряда профессий  порождают критическое отношение к учебе, ведут к примитивизации сознания, а  многих подростков толкают в криминальную среду. Нынешняя молодежь взрослеет  в годы больших перемен. Отечество предстает перед нею как дом, в котором идет  перманентный (постоянный) ремонт. Ее мировоззрение, система нравственных  ценностей складываются в мире кричащих противоречий, стихийного, «дикого»  рынка, правового нигилизма, социальной незащищенности. В больном общество  больше всех страдают самые чуткие - дети и молодежь.

Согласно статистическим данным преступность несовершеннолетних имеет ярко выраженную тенденцию к росту. Удельный вес преступлений, совершаемых несовершеннолетними или при их соучастии (в общей массе всех преступлений), характеризовался следующими данными: 1985 г.–10%; 1986 г. –9 ,4%; 1987 г. – 11,0%; 1988 г. – 15,4%; 1995 г. – 18,0%; 1998 г.– 17,2%; 2000 г. – 17,0%; 2002 г. – 16,4%; 2004 г. – 16,0%[14].

Снижение удельного веса этих преступлений в России начиная с 1990 г. объясняется значительной латентностью преступности несовершеннолетних, не попадающей в официально регистрируемую. По данным МВД РФ, за 2004 г. количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, по сравнению с аналогичным промежутком 2002 г. возросло на 0,6%[15].



Рис.1. Динамика удельного веса преступности несовершеннолетних

Среди преступлений, совершаемых несовершеннолетними, велика доля тяжких корыстных и корыстно-насильственных преступлений. Нередко им присущи также черты вандализма, чрезмерной жестокости. Большое количество этих преступлений совершаются в соучастии (чаще всего в форме соисполнительства), особенно в группе (около половины), что также отвечает специфике психологии подростков. Примерно каждое третье преступление совершается ими совместно со взрослыми.

В общей массе подростковой преступности велик удельный вес групповых преступлений. В последние годы наметился процесс укрупнения групп несовершеннолетних с противоправным поведением. Активно идет процесс подчинения подростковых групп риска организованной преступности. Расширяется социальная база для пополнения этих групп за счет безработных, несовершеннолетних, занимающихся мелким бизнесом, а также вернувшихся из мест лишения свободы и не нашедших место в жизни, подростков из малообеспеченных, обнищавших семей.

Признание влияния социальных условий, противоречий в развитии общества на характер нравственного формирования личности является решающим в объяснении противоправного поведения несовершеннолетних. В криминологии укрепилось интегрированное определение детерминации преступности несовершеннолетних как издержек воспитания.

Система мер борьбы с преступностью несовершеннолетних базируется на мероприятиях общесоциального характера, призванных обеспечить надлежащий уровень жизни, благосостояния, культуры, воспитания и образования граждан.

В регионах страны усиливаются процессы, негативно влияющие на криминализацию всего общества. Несмотря на  принимаемые со стороны правоохранительных органов меры организационно-правового и социально-экономического характера, не снижается уровень преступности, который имеет устойчивую тенденцию не только к  росту, но и перерастанию в более дерзкий, жестокий, организованный вид[16].

Социальной базой криминализации общества является преступность в подростковой  среде. Большую тревогу вызывает стремительный рост преступности среди учащихся общеобразовательных учреждений. За последние 3 года удельный вес учащихся  школ, ПТУ, гимназий и т.д., которые совершили противоправные деяния, возрос с  27% до 69,3%. Прогрессирует алкоголизация и наркотизация молодежи. Эта тенденция имеет довольно устойчивый характер и, что  особенно важно отметить, рост преступлений подростков продолжался несмотря на  всю активную работу государственных органов, направленных на борьбу с  преступностью несовершеннолетних[17].

Поэтому вопрос о способах профилактики и необходимых  мерах, направленных на коренной перелом сложившейся тревожной ситуации  становится в настоящее время особенно актуальным, так как ранее принимаемые меры, как видно, не достигли своей цели. Следовательно, необходимо проведение  серьёзного изучения проблемы преступности несовершеннолетних для того, чтобы выработать новые, более прогрессивные и  эффективные способы профилактики и борьбы с подростковой преступностью,  которые бы отвечали реалиям нашего времени.

Особо настораживающим является процесс увеличения доли преступлений, совершенных подростками в общей массе зарегистрированных преступлений, что  свидетельствует об омолаживании преступности.

Наркомания и токсикомания среди детей и подростков приобрела в последнее  время форму настоящей эпидемии. Контингент вовлеченных детей постоянно  омолаживается. Последствия наркомании для населения, для его генофонда,  роста потенциальной рабочей силы, будущего научного потенциала - просто угрожающие. Серьезную тревогу вызывает тот факт, что наряду с наркотическими средствами растительного  происхождения, как марихуана, гашиш, маковая солома, опий все большее  распространение среди молодежи получают синтетические наркотики, получает  распространение героин. У органов внутренних дел имеется оперативная  информация о том, что в занятия преступной деятельностью, связанной со сбытом  героина, вовлечены несовершеннолетние.

Криминологами установлена устойчивая зависимость между местом, которое занимает данный населенный пункт по признаку привлекательности для
молодежного досуга и уровнем преступности несовершеннолетних. В целом по стране  до 20- 25% всех преступлений, совершаемых в крупных городах, туристических  центрах и курортных зонах приходится на подростков, постоянно проживающих за  пределами соответствующей территории[18].

2. Личность несовершеннолетних правонарушителей

2.1. Особенности преступности несовершеннолетних


Несовершеннолетний - это формирующаяся личность, постепенно познающая «необходимость» и постигающая «свободу» и соответственно этому также постепенно приобретающая способность принимать решения, то есть поступать ответственно, на основе усвоения закономерностей общественного развития и правил общежития. Иначе говоря, процесс формирования, социализации личности несовершеннолетнего, определяемый как внешними, так и внутренними условиями, сопряжен с постепенным (можно сказать, поэтапным, имея ввиду возрастную эволюцию)  приобретением им способности нести определенную форму ответственности. Требования уголовно-правовых норм, поскольку в них содержатся  нравственно-ценностные начала, имеют воспитательное значение для всех  членов общества, оказывают влияние на поведение каждого сознательного  человека. Однако в качестве их конкретных адресатов выступают не все  члены общества, а именно те, которые могут быть субъектами уголовной  ответственности. Круг этих лиц определяет сам уголовный закон,  законодатель на основе учета и правильной оценки закономерностей  развития и формирования личности. При этом решающее значение имеют  два социально-биологических и социально-психологических критерия -  возраст и уровень сознания, отражающий накопление социального опыта,  степень социализации личности. Как отмечает Б. Г. Ананьев, у человека  «переход от одной функции к другой, от одного уровня обязанностей, прав  и ответственности к другому совершается по мере накопления  общественного опыта и возрастной эволюции. Каждое общество и  государство регулирует эти переходы определенными индексами права:  избирательного, трудового, уголовного и т. д.»[19].

Возрастные особенности и уровень сознания в их единстве и  взаимной связи являются предпосылками того, чтобы развивающаяся  личность по мере своего формирования могла выступать в качестве  субъекта тех или иных общественных отношений, носителем  определенной формы социальной ответственности, вытекающей из  характера этих отношений. Иными словами, на том или ином этапе своего  развития и формирования личности человек несет ( или может нести)  ответственность в определенной степени, в той или иной форме,  в зависимости от уровня сознания, его структурных элементов. Хотя  сознание само по себе не определяет характера общественных отношений,  в которые вступает личность, но оно позволяет человеку аккумулировать  опыт, причем  не какой-то индивидуальный, а прежде всего общественный  опыт, и сделать его своим достоянием. Принципиальным является вопрос о возрастном пороге, а также об  уровне и характере сознания, с которых начинается уголовная  ответственность, о «точке пересечения» двух этих критериев.

Уголовная ответственность в объективном смысле представляет  собой возложение на правосубъектных лиц сопряженной с  определенными санкциями обязанности не совершать деяния,  признаваемые уголовным законом как преступные (позитивный аспект), а  в случаях нарушения ими этой обязанности - привлечение их к ответу  перед органами правосудия посредством вменения в вину совершенного  преступления и применения соответствующих санкций (негативный  аспект). А в субъективном смысле она предполагает усвоение  правосубъектными лицами указанной обязанности, отражение ее в их  сознании и сообразовывании ими своего поведения и поступков с  требованиями уголовного закона (позитивный аспект), а в случаях  нарушения этих требований и совершения преступления - осознанную  обязанность и вынужденность отвечать за содеянное перед органами  правосудия и понести заслуженное наказание (негативный аспект).

Установление уголовной ответственности в законе происходит не  произвольно, а на основе учета закономерностей формирования личности,  объективных условий и субъективных предпосылок этого процесса. Формирующаяся личность может быть признана субъектом уголовной  ответственности начиная с определенного возраста, по мере приобретения  ею необходимого уровня правого сознания, предполагающего способность  осознания общественной, общегосударственной значимости установлений  уголовного закона. Поэтому уголовная ответственность  несовершеннолетних имеет свои особенности.  По российскому законодательству уголовной ответственности  подлежат несовершеннолетние с 16 лет, а за особо тяжкие преступления,  такие как, убийства, разбои, грабежи – с 14 лет. 4. Основные направления предупреждения преступности  несовершеннолетних на общегосударственном и региональном  уровне[20].

Криминология несовершеннолетних – важное направление  криминологической науки. Наиболее сложной и вместе с тем наименее  разработанной в этом направлении является проблема контроля государства и  общества над преступным поведением подростка. В основе научного обоснования  решения этой проблемы должна лежать концепция государственной политики  предупреждения преступности несовершеннолетних.

Политика предупреждения преступности не имеет вполне сложившегося толкования с точки зрения ее содержания. Отчасти этим обусловлено многообразие  употребляемых законодателем, политиками, учеными-криминологами и работниками  системы правоохранительных органов терминов, наиболее распространенный из  которых – «борьба с преступностью». Учитывая социальную, психологическую,  экономическую специфику несовершеннолетних, особенности причин и мотивации  совершения ими преступлений, целесообразно использовать термин не «борьба», а  «предупреждение».  Так, государственная политика предупреждения преступности  несовершеннолетних – это основанная на определенных идеях деятельность системы  государственных и негосударственных институтов по формированию и реализации  основных задач,  принципов, направлений и средств предупреждения явления  преступности несовершеннолетних с целью защиты человека общества и государства  от преступных посягательств. Государственная политика предупреждения преступности не автономна. Она  является важным компонентом политики в сфере укрепления законности и  правопорядка. Поскольку преступность проникает во все сферы жизнедеятельности и  оказывает на них существенное влияние, постольку политика предупреждения  преступности воздействует на все основные сферы государственной политики. 

2.2. Правовые аспекты воспитания и обучения несовершеннолетних


Проблема совершенствования процесса воспитания и образования личности, включая осуществляемую в настоящее время в России реформу образования, постоянно находится в центре внимания общества. Особое место в системе осуществляемых в этом направлении мероприятий занимает реформирование правовой основы воспитания и обучения несовершеннолетних, которая в последнее десятилетие XX в. и в начале XXI в. существенно скорректирована. Позитивна ее общая направленность на существенную гуманизацию законодательства об образовании и воспитании детей и приведение его в соответствие с современными условиями развития общества и нормами международного права. Данный процесс закономерен и связан с изменением в нашей стране роли права в целом. В этом смысле важно понимание того, что "наряду с религией и моралью право призвано продвигать абсолютные и вечные ценности добра и справедливости"[21].

Право на образование, по предлагаемой Е.А. Лукашевой хронологической классификации (времени возникновения прав человека), относится ко второму поколению прав человека, сформировавшихся в конце XIX-начале XX вв. По своему содержанию оно входит в число культурных прав, гарантирующих духовное развитие человека и помогающих каждому индивиду стать полезным участником политического, духовного, социального и культурного прогресса[22].

А.И. Ковлер, рассуждая о международных стандартах прав человека с использованием предложенной Д. Руже классификации, полагает возможным разграничить право на образование в целом на две последовательных составляющих: а) право на доступ к начальному образованию; б) право на получение среднего и высшего образования. При этом право на доступ к начальному образованию относится к категории гражданских и политических прав, а право на получение среднего и высшего образования - к категории экономических, социальных и культурных прав[23].

Несмотря на некоторые различия в методологических подходах к определению места права на образование в общей системе прав и свобод граждан, принципиально важным является то, что право человека на образование закреплено в ст.26 Всеобщей декларации прав человека. Конкретизируя эту норму, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (п.3 ст.13) устанавливает обязанность государств уважать свободу родителей выбирать для своих детей не только учрежденные государственными властями школы, но и другие школы, отвечающие тому минимуму требований для образования, который может быть установлен или утвержден государством, и обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями.

Конституция Российской Федерации провозглашает в ст.43 право каждого на образование, возлагая обязанность обеспечить получение детьми основного общего образования на родителей. Кроме того, в ст.26 Конституции Российской Федерации гарантируется право на свободный выбор языка воспитания, обучения и творчества, которое, по мнению В.С. Нерсесянца, входит в число личных (индивидуально-человеческих) прав и свобод, то есть "прав и свобод, признающих и защищающих человека как отдельное природное и духовное существо, как свободную личность"[24]. С учетом несомненной тесной связи права и религии необходимо отметить, что указание на обязанность родителей по воспитанию детей содержится и в Библии: "Есть у тебя сыновья? учи их и с юности нагибай шею их"[25].

Право родителей на воспитание детей является наиболее важным среди родительских прав. Более того, в современных условиях усиления общемировой тенденции повышения требовательности к уровню образования и воспитания на родителей налагается все больше обязанностей и больше ответственности по отношению к детям. В этом контексте закономерно провозглашение в Российской Федерации среди основных приоритетов демографического развития повышения именно воспитательного потенциала семьи[26].

Правовой основой воспитания и образования несовершеннолетних детей являются соответствующие нормы Семейного кодекса РФ. Принципиальное значение имеет закрепление в п.1 ст.63 СК РФ положения о том, что родители не только имеют право, но и обязаны воспитывать своих детей, заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии. В этой связи вполне обоснованно установление СК РФ ответственности родителей за воспитание и развитие ребенка, что соответствует и требованиям ст.18 и 27 Конвенции ООН о правах ребенка. В частности, за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию детей родители могут быть привлечены к различным видам юридической ответственности: административной (ст.5.35 КоАП РФ), гражданско-правовой (ст.1073-1075 ГК РФ), семейно-правовой (ст.69 и 73 СК РФ); уголовной (ст.156 УК РФ). Планом первоочередных мероприятий по усилению профилактики беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 13 марта 2002 года, было предусмотрено подготовить предложения о внесении в законодательство Российской Федерации изменений, направленных на усиление ответственности родителей (законных представителей) несовершеннолетних за невыполнение обязанностей по воспитанию, содержанию, обучению несовершеннолетних[27].

Принцип ответственности родителей за воспитание несовершеннолетних детей закреплен и в законодательстве некоторых субъектов Российской Федерации. В ряде регионов страны одновременно с этим также установлено, что труд по воспитанию детей приравнивается ко всякому другому труду и является основой для достойного социального обеспечения (п.2 ст.25 Устава Тамбовской области; п.2 ст.103 Устава Ханты-Мансийского автономного округа).

В статье 63 СК РФ конкретное содержание родительских прав и обязанностей по воспитанию детей не раскрывается. В ней лишь названы основные направления деятельности родителей по воспитанию своих детей. Главным закон признает заботу родителей о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии детей. А каким образом осуществлять эту заботу - решают сами родители. Как установлено п.1 ст.18 Закона Российской Федерации "Об образовании", родители являются первыми педагогами, которые обязаны заложить основы физического, нравственного и интеллектуального развития личности ребенка в раннем детском возрасте. В этих целях родителям предоставляется свобода выбора средств и методов воспитания своего ребенка с соблюдением ограничений, предусмотренных п.1 ст.65 СК РФ, а именно: а) родители не вправе причинять вред физическому и психическому развитию ребенка, его нравственному развитию; б) способы воспитания должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию ребенка. Основополагающими принципами осуществления родителями родительских прав являются: а) обеспечение прав и интересов детей; б) решение вопросов, касающихся воспитания и образования детей, по взаимному согласию родителей, исходя из их интересов и с учетом мнения детей.

Право на воспитание своего ребенка - это личное неотъемлемое право родителя. Родитель может быть лишен этого права только судом по основаниям, предусмотренным законом (ст.69, 71, 73-74 СК РФ). Родители не правомочны передавать кому-либо право на воспитание ребенка либо отказаться от него. Естественно, что родители могут временно поручить воспитание ребенка другим лицам (дедушке, бабушке, няне и т.д.) или отдать ребенка на воспитание в различные детские учреждения. При этом они остаются ответственными в полной мере за воспитание и развитие своего ребенка.

Неотъемлемой составляющей процесса воспитания ребенка и формирования его как всесторонне развитой личности является образование. Конвенцией ООН о правах ребенка (ст.28) предусмотрено, что право каждого ребенка на образование достигается введением бесплатного и обязательного начального образования; поощрением развития различных форм среднего образования, обеспечением его доступности для всех детей; принятием мер по содействию регулярному посещению школ и снижению числа учащихся, покинувших школу.

В соответствии с ч.4 ст.43 Конституции Российской Федерации родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования (то есть образования в объеме девяти классов общеобразовательной школы). Требование обязательности основного общего образования применительно к конкретному обучающемуся сохраняет силу до достижения им возраста 15 лет, если соответствующее образование не было получено обучающимся ранее (п.3-4 ст.19 Закона Российской Федерации "Об образовании"). Государство гарантирует гражданам право на образование, общедоступность и бесплатность основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях.

В статье 63 СК РФ подтверждена конституционная норма об обязанности родителей обеспечить получение детьми основного общего образования. При этом родителям необходимо исходить из того, что образование должно обеспечивать формирование у ребенка адекватной современному уровню знаний и уровню образовательной программы картины мира и формирование его как человека и гражданина, интегрированного в современное ему общество и нацеленного на совершенствование этого общества. Непосредственно же содержание образования должно быть направлено на достижение следующих основных целей: а) развитие личности, талантов, умственных и физических способностей ребенка; б) воспитание уважения к правам человека и основным свободам; в) воспитание уважения к родителям, языку и ценностям страны, в которой ребенок проживает, страны его происхождения и цивилизации, отличной от его собственной; г) подготовку к сознательной жизни в духе взаимопонимания, мира, терпимости, равноправия мужчин и женщин и дружбы между народами, этническими и религиозными группами, а также лицами из числа коренного населения; д) бережное отношение к окружающей среде.

Права и обязанности родителей (лиц, их заменяющих: усыновителей, опекунов, попечителей, приемных родителей) в сфере образования несовершеннолетних детей определены ст.52 Закона "Об образовании" и включают в себя: а) выбор формы обучения; б) выбор образовательных учреждений; в) защиту законных прав и интересов ребенка; г) участие в управлении образовательным учреждением; д) выполнение устава образовательного учреждения.

Родители самостоятельно выбирают образовательное учреждение и формы обучения детей, учитывая при этом мнение детей. Исходя из потребностей и возможностей ребенка образовательные программы осваиваются в следующих формах: в образовательном учреждении - в форме очной, очно-заочной (вечерней), заочной; в форме семейного образования, самообразования, экстерната. Однако для всех форм получения образования в пределах конкретной основной общеобразовательной программы действует единый государственный образовательный стандарт (ст.10 Закона РФ "Об образовании").

Возможность получения семейного образования означает обучение ребенка вне образовательного учреждения с предоставлением права на аттестацию в форме экстерната в аккредитованных образовательных учреждениях соответствующего типа. Родители имеют право дать ребенку начальное общее, основное общее, среднее (полное), общее образование в семье. Ребенок, получающий образование в семье, вправе на любом этапе обучения при его положительной аттестации по решению родителей продолжить образование в образовательном учреждении (п.1 ст.10, п.3 ст.50, ст.52 Закона РФ "Об образовании").

Родителям (законным представителям), осуществляющим воспитание и образование несовершеннолетнего ребенка в семье, выплачиваются дополнительные денежные средства в размере затрат на образование каждого ребенка на соответствующем этапе образования в государственном или муниципальном образовательном учреждении, определяемые государственными (в том числе ведомственными) и местными нормативами финансирования. Выплаты производятся за счет средств учредителей государственных или муниципальных образовательных учреждений соответствующих типов и видов (п.8 ст.40 Закона РФ "Об образовании").

Родители, с учетом мнения детей, могут решить вопрос о получении ими дополнительного образования, что также возможно в различных формах, в том числе в образовательных учреждениях дополнительного образования (в учреждениях повышения квалификации, на курсах, в центрах профессиональной ориентации, музыкальных и художественных школах, школах искусства, домах детского творчества, на станциях юных техников, юных натуралистов и в иных учреждениях, имеющих соответствующие лицензии) и посредством индивидуальной педагогической деятельности (ст.26 Закона РФ "Об образовании").

На выбор родителями вида образовательного учреждения и формы обучения ребенка могут влиять различные факторы: состояние здоровья ребенка и его способности, семейные традиции, профессия родителей, репутация учебного заведения и (или) его местонахождение и т.п. В любом случае родители при решении данного вопроса должны прежде всего исходить из интересов ребенка и по возможности считаться с его мнением. При этом необходимо учитывать также и то, что родители несут ответственность не только за получение детьми основного общего образования, но и за их воспитание в период обучения[28].

Из принципа равенства прав и обязанностей родителей в отношении своих детей (ст.61 СК) следует необходимость разрешения ими всех вопросов, касающихся воспитания и образования, по взаимному согласию с учетом интересов и мнения детей. Учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, обязателен (ст.57 СК РФ).

Разногласия между родителями по вопросам воспитания и образования детей могут быть разрешены по обращению родителей (или одного из них) органом опеки и попечительства или судом. Однако к объектам семейно-правового регулирования относятся не все без исключения споры между родителями о воспитании детей, а только представляющие наибольшую значимость как для родителей, так и для детей, и которые не могут быть разрешены без применения предусмотренной СК судебной или иной процедуры.

Так, если родители не могут достичь согласия по вопросам воспитания (например, о его способах и методах) или образования ребенка, они вправе обратиться за помощью в орган опеки и попечительства. Последний дает родителям устные или письменные рекомендации по преодолению возникших между ними разногласий с учетом интересов ребенка. Эти рекомендации относятся к области педагогики и не подлежат принудительной реализации. Однако если между родителями возникает спор о праве на воспитание ребенка и они не в состоянии достичь соглашения, то такой спор разрешается в судебном порядке.

В осуществлении родителями личного права на воспитание ребенка и исполнение ими соответствующей обязанности всемерную помощь и поддержку должно оказывать государство. В нашей стране одной из основных целей государственной политики в интересах детей является содействие их физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию, воспитанию в них патриотизма и гражданственности, а также реализации личности ребенка в интересах общества и в соответствии с не противоречащими Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству традициями народов Российской Федерации, достижениями российской и мировой культуры[29]. Конкретные виды такой помощи обозначены в Основных направлениях государственной семейной политики, утвержденных Указом Президента РФ от 14 мая 1996 года[30]. Государство гарантирует финансовую и материальную поддержку родителей в воспитании детей раннего детского возраста, обеспечивает доступность образовательных услуг дошкольного образовательного учреждения для всех слоев населения, оказывает возможное содействие родителям в воспитании детей, что считается одним из главных направлений государственной семейной политики. Мероприятия государственного характера по усилению помощи семье в воспитании детей могут осуществляться, в частности, в следующих формах: а) государственная финансовая поддержка издания массовым тиражом и распространения книг по воспитанию ребенка и уходу за ним; б) распространение специальной литературы для семьи среди молодежи, молодых родителей, комплектование ею массовых библиотек; в) запрет на изготовление, распространение и рекламирование печатных изданий, изображений, видеокассет или иных изделий, пропагандирующих порнографию, культ насилия или жестокости; г) государственная координация и финансовая поддержка нравственного, этического и экологического просвещения населения и введение программ такого просвещения для детей и молодежи в детских дошкольных учреждениях, общеобразовательных и профессиональных учебных заведениях (п.21 Основных направлений государственной семейной политики).

Достижение максимально возможной эффективности мер, принимаемых в рамках государственной политики по развитию детей, важно, поскольку от общей направленности, конкретного содержания и методов образования и воспитания детей зависит формирование их полноценной личности на основе сочетания начал национальной самобытности и общечеловеческой значимости основных приоритетов общественного развития. Положительно, что в законодательстве Российской Федерации закрепляются международно-правовые стандарты по вопросам обеспечения прав и интересов детей, в том числе и по вопросам их образования и воспитания, хотя в этом направлении предстоит еще большая работа[31].

Как следует из положений Всеобщей декларации прав человека (п.2 ст.26), образование должно быть направлено к полному развитию человеческой личности и к увеличению уважения к правам человека и основным свободам. В развитие этих положений в научной литературе все чаще высказываются соображения о необходимости усиления не только воспитательного аспекта образования в целом, но и об изменении общей направленности образования в сторону формирования у ребенка с детства чувства причастности как к своей семье и своему народу, так и к человечеству в целом[32]. Заслуживает внимания прогноз Ю.Н. Афанасьева, что "на рубеже третьего тысячелетия и всечеловеческая задача предстает по-новому: на основе синтеза веры и знания сделать ценности нового гуманизма массовым достоянием. Синтеза, в котором бы вера в осуществимость лучшего мироустройства на Земле, вера в достоинство человека, в его высокое призвание, сочеталась бы со знанием, которое бы воспитывало самостоятельно и универсально мыслящего человека"[33].

При рассмотрении правовых вопросов образования и воспитания необходимо учитывать и то, что в соответствии со ст.5 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" воспитание и образование детей должно осуществляться родителями с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания. По просьбе родителей с согласия обучающихся детей администрация государственных и муниципальных образовательных учреждений по согласованию с органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы. Однако данная норма во многом имеет декларативный характер, поскольку законодательство в области религиозного образования детей пока еще не сформировано, целый ряд важных аспектов в данной области неясен и требует четкого правового регулирования.

К примеру, серьезная дискуссия, завершившаяся проведением "круглого стола", прошла по поводу возможности введения в светских учебных заведениях направления и специальности "Теология"[34]. Имеется необходимость разработки нормативных правовых актов и по вопросам сотрудничества светских и религиозных образовательных структур. В существенном уточнении нуждается правовая основа школьного образования и воспитания детей в целях формирования у них ясных представлений о добре и зле, об альтернативных мировоззренческих системах, позволяющих ориентироваться в вопросах религии и давать определенную духовно-нравственную оценку различным (хотя бы основным) религиозным течениям[35].

Высказываются соображения о необходимости разработки ряда законопроектов в образовательной сфере, включая такие, как "О дошкольном образовании", "О дополнительном образовании", "О специальном образовании", "О государственных образовательных стандартах", вплоть до Образовательного кодекса Российской Федерации[36]. Более того, проект федерального закона "О государственном стандарте общего образования" уже рассматривается в Государственной Думе. В самой ближайшей перспективе в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 13 марта 2002 года N 154 "О дополнительных мерах по усилению профилактики беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних"[37] (п.11) предполагается создание правовой базы для формирования банков данных субъектов Российской Федерации и банков данных органов местного самоуправления о несовершеннолетних, не посещающих по неуважительным причинам образовательные учреждения. Органам исполнительной власти субъектов Федерации и органам местного самоуправления данным постановлением рекомендовано обеспечить деятельность комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, а также включить в штатные расписания образовательных учреждений штатные единицы психологов, педагогов-организаторов, педагогов дополнительного образования детей и других специалистов, обеспечивающих непрерывный целенаправленный воспитательно-реабилитационный процесс как в образовательном учреждении, так и по месту жительства обучающегося.

На современном этапе неизмеримо возрастает значение совершенствования как организационной, так и правовой составляющих процесса образования и воспитания несовершеннолетних. Не последнее место в системе этих мероприятий занимает пропаганда законопослушного поведения духовных ценностей семьи.

Существенна роль и научных исследований различных аспектов воспитания и образования детей (правовых, педагогических, философских, социологических, психологических и иных). Интересны предложения о введении учебной дисциплины "Правовой статус несовершеннолетнего в Российской Федерации"[38]. Весьма символично и перспективно издание первого в России учебника "Образовательное право"[39].

Необходимо отметить, что проблема потери духовных ориентиров личности и связанная с ней девальвация нравственных и культурных ценностей общества в научной литературе относится к числу внутренних угроз национальной безопасности России[40]. Именно поэтому в последнее время в обществе усиливается внимание к совершенствованию духовно-нравственного воспитания как одного из приоритетных направлений обеспечения национальной безопасности в целом. Система образования должна служить как инструментом для поддержания крепкой государственной власти и создания высокоразвитой экономики[41], так и средством воспитания человека, одушевленного идеей совместного преобразования мира, отстаивающего ценностное отношение к миру, способного участвовать в решении глобальных проблем современности[42].

В силу изложенных причин духовно-нравственное воспитание личности как одно из направлений воспитания и обучения детей требует необходимой правовой основы, соответствующей современным условиям развития общества и нормам международного права. Как представляется, ее формирование в Российской Федерации является объективно необходимым фактором решения таких важнейших задач образования, как:

а) формирование у подрастающего поколения ценностного мировоззренческого фундамента, сочетающего в себе лучшие образцы общечеловеческих идеалов и принципов и национально-культурное наследие;

б) развитие и закрепление чувства общности исторической судьбы проживающих в России граждан различных национальностей и их принадлежности к единому обществу россиян с общими задачами и интересами;

в) выработка общих предпочтений, идеалов и устремлений в рамках культурной интеграции при одновременном сохранении национальных особенностей культурного своеобразия различных этнических, расовых и религиозных групп[43];

г) формирование и развитие высоких нравственно-этических качеств личности;

д) воспитание на основе ценностей гуманизма самостоятельно и универсально мыслящего человека[44].

2.3. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего: криминологический анализ и пределы уголовной ответственности


Статья 38 Конституции РФ провозглашает, что забота о детях и их воспитание является равным правом и обязанностью родителей. Конкретизируя это конституционное положение, Семейный кодекс РФ устанавливает, что родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей: они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей, обеспечить получение детьми основного общего развития (ст.63). При осуществлении своих прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию, а способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей (ст.65).

Гарантией обеспечения конституционных требований, относящихся к воспитанию детей, является установление уголовной ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних, соединенное с жестоким обращением, предусмотренное ст.156 УК РФ. Под жестоким обращением УК понимает оставление детей без пищи, теплой одежды (в холодное время года), систематическое унижение их достоинства, издевательства, нанесение побоев и т.д.

Хабаровским краевым судом обобщена судебная практика по делам о преступлениях, предусмотренных ст.156 УК, рассмотренных мировыми судьями и судьями районных, городских судов в 2002 году. Обобщение проводилось в целях установления причин и условий, способствующих неисполнению родителями своих обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей и жестокому обращению с ними, изучения практики назначения наказания виновным, а также соблюдения норм материального и процессуального права при судебном рассмотрении дел названной категории.

Анализ родственного отношения осужденных по отношению к своим несовершеннолетним детям выявил следующую картину: матери - 74%; отцы - 5,7%; сожители матери - 2,7 %; оба родителя (мать и отец) - 17,6%.

Таким образом, подавляющее большинство преступлений, выражающихся в неисполнении своих родительских обязанностей и жестоком отношении к детям (82,8%), совершали матери, что на первый взгляд весьма странно, так как мать - это самый близкий человек своим детям. Поэтому не случайно, что при разводе супругов детей оставляют, как правило, у матери.

Но обобщение показало, что бывают матери, которые относятся к своим детям хуже, чем совершенно посторонние люди, а их вопиющая безответственность по отношению к своим детям невольно наводит на мысль, что возможные трагические последствия не будут для такой матери предметом огорчения.

Можно привести два примера.

Е.А. Смирнова, жительница г.Комсомольска-на-Амуре (30 лет), имеет двоих дочерей и сына. Злоупотребляя спиртным, Смирнова несколько раз уходила из дома на три-четыре дня, а один раз - на неделю, оставляя детей без денег и без пищи. После вмешательства соседей дети (во время одного из отсутствий Смирновой) были помещены в детскую инфекционную больницу (дочерям тогда было 5 и 9 лет, сыну - около двух месяцев).

Н.Ю. Дзе, также жительница г. Комсомольска-на-Амуре (26 лет), имеет дочь 12 лет. Злоупотребляя спиртным, она часто на несколько дней уходила к своим знакомым и оставляла в квартире дочь одну без денег и без продуктов питания. В квартире не было света, воды, газа (отключены за неуплату), входная дверь квартиры не имела запора. Жилье находилось в антисанитарном состоянии. Боясь одна ночевать в квартире, двери которой не запираются, дочь Дзе даже в зимнее время ночевала в подъезде.

В школе узнали, что она по несколько дней живет без пищи, и ее поместили в приют.

Поскольку подавляющее большинство виновных были матерями несовершеннолетних детей, в процессе обобщения судебной практики был проанализирован их возраст, образование, участие в общественном производстве, количество детей, находящихся на их иждивении, а также материал, характеризующий личность этих женщин.

По возрасту осужденные женщины распределяются по следующим категориям: до 25 лет - 7%; от 25 до 30 лет - 36%; от 30 до 35 лет - 32%; старше 35 лет - 25%. По образовательному уровню: окончили не более 7 классов - 57%; окончили среднюю школу - 25%; окончили средние специальные учебные заведения (техникумы) - 18%.

Участие в общественном производстве принимали 14% осужденных женщин и выполняли работы, не требующие специальной квалификации (уборщица в частном предприятии, санитарка-уборщица хирургического отделения районной больницы и т.д.). Остальные 86% осужденных женщин нигде не работали.

Среди некоторых работников правоохранительных органов бытует мнение о том, что неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей характерно для родителей, имеющих много детей. Материальные трудности и отсутствие по этой причине возможности обеспечить нормальные условия для жизни и учебы для всех своих детей, как они полагают, негативно влияет на их отношение к детям. Наше обобщение показало, что это не всегда так. При изучении уголовных дел было установлено, что одного ребенка имели - 53% осужденных; двух детей - 19% осужденных; трех детей - 18% осужденных; четырех детей и более - 10% осужденных. Таким образом, более половины преступлений совершали женщины, имеющие только одного ребенка.

Единственное, что характерно для всех без исключения осужденных - это злоупотребление алкоголем. В результате постоянного пьянства все деньги, которые появлялись у матери, в том числе и детские пособия, использовались для приобретения спиртного. Пьянство приводило к тому, что дети становились обузой для матери, и она жестоко относилась к ним (побои, нецензурная брань, оставление без пищи и т.д.) либо была совершенно безразличной к их жизни и развитию.

В качестве примера можно привести дело по обвинению Н.В. Щетининой (33 года). Злоупотребляя спиртным, Щетинина была безучастной к воспитанию сына, не предоставляла ему необходимого питания, по достижении сыном 7 лет в школу его не определила. Сын Щетининой был оформлен в школу его бабушкой, когда ему исполнилось 11 лет. В мае 2000 г. у Щетининой родилась дочь. Когда девочке было шесть месяцев, Щетинина уехала на рыбалку, оставив детей без продуктов питания. Щетинина постоянно уходила из дома на продолжительное время (месяц и более). Как показал ее сын, в апреле 2002 г. Щетинина пришла домой и принесла продукты (рыбу и масло). Через два дня она, цитируем протокол допроса, "забрала все оставшиеся продукты и ушла жить в другое место, адреса не оставила".

Далее сын пояснил, что "мать приходит один раз в два месяца, спросит что-нибудь и уйдет". Трезвой свою мать он не видел. Когда их бабушка умерла, дети остались без средств существования.

Пьянство родителей (в основном матерей), как мы знаем, ведет к распаду семей. Обобщение показало, что только у 18% осужденных были полные семьи. В подавляющем большинстве случаев (82%) дети жили в неполной семье (с матерью).

В ходе обобщения изучался и такой вопрос - где проживают осужденные.

Оказалось, что в основном это городские жители (61%) и только 39% осужденных живут в селах и поселках.

Обобщение позволило сделать вывод о том, что основной причиной неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей (ненадлежащий уход за малолетними, побои, оставление их без медицинской помощи и питания, антисанитарные условия проживания, грязное белье и одежда, а в некоторых случаях и отсутствие таковой), является пьянство родителей и, как уже отмечалось выше, в основном матерей.

Изучение вопроса о том, чьи материалы послужили основанием для возбуждения уголовного дела по признакам ст.156 УК, показало, что подавляющее большинство дел было возбуждено по материалам органов внутренних дел (78%), по заявлениям преподавателей школ (11%), по материалам, направленным прокурором (3,7%), по заявлениям матерей о жестоком обращении с детьми их мужей (3,7%) и по заявлениям работников отдела охраны прав детства (3,6%). Обращает на себя внимание пассивная роль органа, специально призванного охранять детские права.

Лица, признанные виновными в преступлении, предусмотренном ст.156 УК, осуждены: к лишению свободы на определенный срок - 4%; к штрафу - 4%; к лишению свободы условно - 69%. В отношении 19% лиц дела были прекращены по амнистии, а 4% освобождены от наказания, также по амнистии.

Из приведенных данных видно, что в подавляющем большинстве к осужденным применялось условное осуждение. Есть основание полагать, что осужденные были довольны таким исходом судебного разбирательства, поскольку ни один из приговоров ни в кассационном, ни в надзорном порядке не обжаловался.

Представляется, что законодателем недооцениваются последствия неисполнения родителями своих обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей.

Судебной практике известны многочисленные случаи, когда дети, воспитывающиеся в неблагополучных семьях (постоянное пьянство, дети не обеспечены самым необходимым (питанием, одеждой и т.д.), нецензурная брань, как способ общения родителей со своими детьми и т.п.), при достижении ими 12-14 лет начинают заниматься бродяжничеством, попрошайничеством, воровством. Это самая "мягкая" форма их антиобщественного поведения. Другая часть детей из таких семей, как они выражаются, "тоже хотят жить красиво". Зарабатывать на такую жизнь они не могут, у них нет необходимого образования и нет возможности получить его (хотя бы из-за низкого уровня их школьной подготовки). И тогда желание удовлетворяется другим, очень опасным для общества способом.

Осужденные (за исключением единичных случаев) свою вину частично признали. Следует заметить, что вина осужденных ни у кого сомнений не вызывала.

Против них свидетельствовали соседи, педагоги (если дети учились в школе) и сами дети. Осужденные (в основном матери) поясняли суду, что ненадлежащее отношение к воспитанию детей объясняется их пристрастием к алкоголю (отрицать это было невозможно) и заверяли судью, что они обязательно бросят употреблять спиртное и будут как следует выполнять свои родительские обязанности. Такие заверения сами по себе, без принятия дополнительных мер (например, принудительного лечения от алкоголизма) были пустой декларацией, однако никому из осужденных такое лечение назначено не было.

Необходимо отметить, что 12% осужденных ранее уже привлекались к уголовной ответственности по ст.156 УК, однако их дела не были предметом рассмотрения в судебном заседании в связи с изданием к тому времени акта об амнистии, на основании которого от уголовной ответственности они были освобождены. Никаких выводов для себя эти люди не сделали, в результате были вновь привлечены к уголовной ответственности по ст.156 УК и осуждены.

Оценивая поведение осужденных по материалам уголовных дел можно полагать, что существенных изменений (имеется в виду позитивных) в их отношении к своим детям вряд ли произойдет. Нам представляется, что к таким родителям должны применяться более серьезные меры уголовно-правового воздействия. С этой целью, на наш взгляд, нужно изменить категорию преступления, предусмотренного ст.156 УК, переведя его из преступления небольшой тяжести в преступление средней тяжести. Родителей, которые злоупотребляют спиртным и жестоко относятся к своим детям, следует лишать родительских прав и применять к ним более строгие меры уголовно-правового реагирования.

Передача детей в детские воспитательные учреждения на государственное обеспечение приведет к дополнительным материальным затратам государства, которое и без этого испытывает трудности в обеспечении социальных нужд нашего общества. Но иного выхода, как нам представляется, нет, если мы действительно намерены серьезно бороться с неисполнением родителями своих обязанностей по воспитанию несовершеннолетних детей и в будущем видеть в этих детях людей, приносящих пользу нашему обществу.

3. Профилактика преступного поведения в среде несовершеннолетних


3.1. Основы системы профилактики безнадзорности и правонарушений
несовершеннолетних


Одним из механизмов регулирования деятельности государственных органов по разрешению правовых вопросов в отношении несовершеннолетних является Федеральный закон от 24 июня 1999 г. "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" (далее - Закон).

Основные задачи и принципы деятельности по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних установлены в ст.2 Закона. Определены четыре направления: предупреждение безнадзорности, беспризорности, правонарушений и антиобщественных действий несовершеннолетних, выявление и устранение причин и условий, способствующих этому; обеспечение защиты прав и законных интересов несовершеннолетних; социально-педагогическая реабилитация несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении; выявление и пресечение случаев вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий.

Федеральное законодательство предусматривает принятие соответствующих нормативных актов и субъектами Федерации.

Закон определяет систему органов и учреждений профилактики (ст.4), категории лиц, в отношении которых проводится индивидуальная профилактическая работа (ст.5), и основания проведения такой работы (ст.6). Установлены сроки проведения индивидуальной профилактической работы, права лиц, в отношении которых она проводится, контроль и надзор за деятельностью органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних (ст.ст.7-10).

Глава 2 Закона определяет основные направления деятельности органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, устанавливает их функции и компетенцию. Глава 3 предусматривает порядок производства по материалам о помещении несовершеннолетних, не подлежащих уголовной ответственности, в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа.

Согласно ст.26 Закона отказной материал или прекращенное уголовное дело в отношении несовершеннолетнего передаются органом внутренних дел или прокурором в комиссию по делам несовершеннолетних для рассмотрения возможности применения к несовершеннолетнему мер воспитательного воздействия или ходатайства перед судом о его помещении в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Состояние здоровья несовершеннолетнего является одним из критериев его помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Перечень заболеваний, препятствующих содержанию и обучению несовершеннолетних в специальных учебно-воспитательных учреждениях закрытого типа, определен постановлением Правительства РФ от 20 ноября 1999 г. При наличии у несовершеннолетнего заболевания, препятствующего его помещению в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, материалы передаются в комиссию по делам несовершеннолетних для применения к нему мер воспитательного воздействия.

Материалы о помещении несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа начальник ОВД или прокурор направляют в суд по месту жительства несовершеннолетнего в течение 30 суток со дня вынесения постановления о прекращении уголовного дела или об отказе в его возбуждении. Представленные в суд материалы должны содержать соответствующее ходатайство комиссии по делам несовершеннолетних, характеристику с места учебы или работы несовершеннолетнего, акт обследования семейно-бытовых условий жизни несовершеннолетнего, справку органа внутренних дел, содержащую сведения о правонарушениях, ранее совершенных несовершеннолетним, и принятых в этой связи мерах воздействия, заключение учреждения здравоохранения о состоянии здоровья несовершеннолетнего и возможности его помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа. Несовершеннолетний, не подлежащий уголовной ответственности, его родители или законные представители должны быть ознакомлены с данными материалами. Они вправе пользоваться услугами адвоката, давать объяснения, заявлять ходатайства, обжаловать принятые решения.

Материалы должны быть рассмотрены судом в течение 10 суток со дня их поступления. В суд вызывается сам несовершеннолетний, его родители или законные представители. Материалы рассматриваются судьей единолично, с обязательным участием адвоката и прокурора.

В Законе не сказано о ведении протокола судебного заседания, однако представляется необходимым при рассмотрении материалов присутствие секретаря судебного заседания и составление им протокола судебного заседания.

Порядок рассмотрения материалов установлен в ч.3 ст.28 Закона. В начале заседания судья объявляет, какие материалы подлежат рассмотрению, кто их рассматривает, представляет участников рассмотрения. Оглашаются необходимые документы, исследуются материалы, указанные в ч.1 ст.27 Закона, рассматриваются ходатайства, выясняются обстоятельства, имеющие значение для принятия обоснованного решения, заслушиваются выступления несовершеннолетнего, его родителей или законных представителей, иных лиц, прокурора и адвоката. В случае уклонения от явки в суд несовершеннолетний, его родители или законные представители могут быть подвергнуты приводу по постановлению судьи (ч.5 ст.26 Закона).

По результатам рассмотрения материалов судья выносит постановление, подлежащее оглашению в судебном заседании. Судья принимает одно из следующих решений: о направлении несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа с указанием срока применения этой принудительной меры воспитательного воздействия (срок не может превышать максимальный срок наказания, предусмотренный УК за деяние, совершенное несовершеннолетним, - ч.7 ст.15 Закона); о направлении материалов в комиссию по делам несовершеннолетних для применения к несовершеннолетнему мер воспитательного воздействия в случаях, когда судом установлены обстоятельства, подтверждающие возможность его перевоспитания без помещения в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа, либо выявлены причины, препятствующие его помещению в указанное учреждение; о направлении материалов в орган внутренних дел или прокурору для их дополнительной проверки; о прекращении производства по материалам.

Если до рассмотрения материалов несовершеннолетний содержался под стражей или находился в центре временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей органа внутренних дел, все это время подлежит зачету в срок содержания в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа. Постановление судьи может быть обжаловано в течение 10 суток.

Часть 6 ст.26 Закона предусматривает следующие случаи содержания несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, до рассмотрения материалов о его помещении в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа в центре временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей органов внутренних дел: необходимость обеспечения защиты жизни или здоровья несовершеннолетнего, предупреждения повторного общественно опасного деяния; отсутствие у несовершеннолетнего места жительства, места пребывания; злостное уклонение несовершеннолетнего от явки в суд либо от медицинского освидетельствования.

В Законе не оговорена подсудность рассмотрения указанных материалов. Представляется, что до введения в действие УПК РФ такие материалы должны рассматриваться судьями районных судов, а не мировыми судьями. Такой вывод основан на аналогии права - уголовные дела, по которым обвиняются несовершеннолетние, рассматривают коллегиально судьи районных судов (ст. 35 УПК РСФСР), мировые же судьи рассматривают дела единолично, т.е. им не подсудны дела несовершеннолетних.

УПК РФ не содержит исключений о подсудности дел несовершеннолетних. Части 1, 2 и 3 ст.31 УПК РФ определяют подсудность всех уголовных дел по категориям преступлений. Уголовное дело несовершеннолетнего рассматривается тем судом или мировым судьей, к подсудности которых отнесено это дело.

3.2. Защита прав и законных интересов несовершеннолетних



Соблюдение прав человека начинается с соблюдения прав ребенка. 20 ноября 1989 г. 44-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла Конвенцию о правах ребенка (ратифицирована 13 июня 1990 г. Верховным Советом СССР). Российская Федерация, как правопреемник СССР, все эти годы на законодательном уровне предпринимала усилия по приведению законодательства в соответствие с международными стандартами по защите прав и свобод ребенка. Однако следует признать, что отсутствие должного внимания со стороны государства к проблемам детей вполне можно квалифицировать как несоблюдение Россией отдельных положений Всеобщей декларации прав человека и Конвенции о правах ребенка, в том числе касающихся права несовершеннолетних на уровень жизни, необходимый для нормального физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития (ст.27), ответственности родителей за воспитание детей (ст.8), принципа наилучшего обеспечения интересов ребенка (ст.3) и др.

Бедственное положение несовершеннолетних в России еще больше усугубляется и ввиду того, что отечественное законодательство до настоящего времени в должной мере не гарантировало им надежную правовую защиту от жестокого обращения взрослых: в семье, в воспитательных учреждениях, обществе. Недостаточно разработаны также правовые меры борьбы с детской проституцией, наркоманией, алкоголизмом (ст.ст.19, 33 и 34).

В этой связи все более актуальной становится проблема создания в России ювенальной юстиции, хотя, на мой взгляд, более понятным и точным является термин "юстиция, обеспечивающая защиту прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних". За последние 10 лет было сделано несколько попыток разработать и внести в Государственную Думу соответствующие законопроекты.

В 1991 году в Верховном Совете РСФСР рабочей группой ученых и представителей правоохранительных ведомств был подготовлен проект закона "О судах по делам семьи и несовершеннолетних". Предполагалось, что данные суды могли бы взять на себя рассмотрение гражданских дел, связанных с воспитанием и содержанием детей (о расторжении брака, алиментах, лишении родительских прав, установлении отцовства и т.д.), судебные разбирательства дел о преступлениях и административных правонарушениях несовершеннолетних, а также рассмотрение дел о преступлениях взрослых лиц, в результате которых нарушается нормальное развитие детей (насилие в семье, вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность и др.).

На суды по делам семьи и несовершеннолетних проектом предлагалось возложить обязанность систематически анализировать и обобщать практику применения государственными органами и должностными лицами законодательства о защите детей. Создание таких специализированных судов планировалось провести поэтапно в течение ряда лет на базе судов общей юрисдикции.

Позднее профессором Э. Мельниковой и кандидатом юридических наук Г. Ветровой был подготовлен и опубликован проект закона "О ювенальной юстиции в Российской Федерации", который фактически воспринял все основные положения аналогичного проекта закона 1991 года. Этот проект определил, что ювенальный суд, являясь судом уголовным, может также рассматривать вопросы, касающиеся опеки и попечительства над несовершеннолетними правонарушителями и злоупотреблений родительскими обязательствами в отношении несовершеннолетних.

Подобные суды в их различных модификациях более ста лет успешно функционируют во многих странах мира: Италии, Японии, Польше, Франции, США и др. В различные периоды специализированные суды по делам несовершеннолетних существовали и в России. Первый такой суд начал действовать еще в 1910 году в Санкт-Петербурге. Эти суды достаточно успешно справлялись с поставленными перед ними задачами, что, на мой взгляд, во многом обусловило сегодня значительный интерес к ним.

Отечественным ученым хотелось бы рассматривать данную проблему в более широком, социальном диапазоне - речь идет о возможности создания в стране системы ювенальной юстиции. К сожалению, даже среди наиболее квалифицированных ученых и специалистов в области разработки законодательства о несовершеннолетних все еще нет единого мнения о том, что же такое ювенальная юстиция и насколько она необходима для России. Представляется, что именно в рамках реализации в стране концепции судебной реформы сегодня как никогда важно прежде всего на законодательном уровне проработать весь комплекс вопросов, связанных с созданием надежной, разноуровневой в территориальном отношении системы защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, принципиально отличной от действующей в настоящее время системы мер карательной направленности, применяемых фактически без каких-либо серьезных ограничений. Такая система должна объединить разнообразные социальные правоохранительные службы, специализированные суды по делам семьи и несовершеннолетних, специальные правоприменительные и нормотворческие службы органов юстиции, уже функционирующие учреждения, предназначенные для социальной реабилитации малолетних правонарушителей, их трудоустройства, организации отдыха, и многие другие. Для этой системы необходимы иные, более гуманные процессуальных нормы, в отличие от тех, которые действуют сегодня в соответствии с ведомственными нормативными актами министерств внутренних дел, юстиции, образования, а также административным, уголовным, уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным законодательством. Основополагающим принципом при ее создании должно стать положение ст.3 Конвенции о правах ребенка, в соответствии с которым во всех действиях государственных, частных учреждений, суда, административных и законодательных органов, предпринимаемых в отношении несовершеннолетних, первоочередное внимание должно уделяться защите их интересов.

По инициативе Государственного комитета РФ по молодежной политике подготовлен авторский проект федерального закона "Основы законодательства о ювенальной юстиции Российской Федерации". Он издан в ИМПЭ им. Грибоедова. Авторский коллектив: В. Ермаков, М. Ильчиков, Е. Абросимова, А. Автономов, Н. Хананашвили. Разработчики законопроекта исходили из того, что ювенальная юстиция должна обеспечивать: справедливость любого правового решения в отношении несовершеннолетних; защиту их прав, свобод и законных интересов при разрешении гражданских, административных и уголовных дел, связанных как с воспитанием детей, так и с совершением ими правонарушений; обеспечение социализации их личности.

К системе ювенальной юстиции в проекте отнесены органы: разрабатывающие законодательство о несовершеннолетних; защищающие их права, свободы и законные интересы; осуществляющие правосудие по их делам, а также исполняющие решения (постановления, приговоры), вынесенные в отношении несовершеннолетних правонарушителей.

Создание системы ювенальной юстиции авторами законопроекта предлагается проводить поэтапно, исходя из кадровых, финансовых и иных возможностей субъектов Федерации по модульному варианту, с использованием как новых, так и ранее выработанных форм и методов социально-правового обслуживания несовершеннолетних, но обязательно в рамках единой научно обоснованной программы, разработанной для конкретного региона.

Россия, к сожалению, все еще относится к тем немногим странам современного мира, в которых суды и другие правоприменительные органы и службы по делам несовершеннолетних не выделены в самостоятельную подсистему. В то же время опыт реализации в различных государствах тех или иных элементов ювенальной юстиции доказал их достаточно высокую эффективность в деле защиты прав, свобод и законных интересов детей. Именно с учетом этого опыта и был подготовлен данный проект. Он был разослан практически во все регионы страны, соответствующим службам администраций субъектов Федерации, ответственным за осуществление молодежной политики.

Авторский проект федерального закона "Об основах ювенальной юстиции в Российской Федерации" предусматривает, в частности, принцип, при котором формирование конкретных функциональных звеньев, институтов и служб систем ювенальной юстиции, обеспечение их деятельности должно быть отнесено к компетенции субъектов Федерации и органов местного самоуправления. Предусматривается также, что все службы и учреждения, в том числе и воспитательные колонии, входящие в систему ювенальной юстиции, должны проходить государственную аккредитацию в порядке, установленном законодательством.

В целом разработчики законопроекта полагают, что его принятие позволит: перевести решение многих проблем по защите прав, свобод и интересов детей с федерального на муниципальный уровень и тем самым обеспечить их более эффективное решение; повысить ответственность муниципальных органов самоуправления за воспитание детей, организацию их отдыха и труда; освободить систему органов МВД РФ от исполнения несвойственных ей функций воспитательно-профилактической работы с детьми; максимально сократить применение карательных мер к ним; органам юстиции и образования постепенно сократить численность находящихся в воспитательных учреждениях и тем самым переключить свою деятельность на решение иных задач; существенно сократить финансовые и иные затраты федерального бюджета на исправление и перевоспитание несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом.

3.3. Понятие, структура, источники ювенального уголовного права


Вопросы, связанные с противодействием преступности несовершеннолетних и посягательствам на них, всегда привлекали к себе внимание научной общественности. Тем не менее теоретическое наследие в данной области уголовно-правовой науки представлено в основном работами, освещающими либо проблемы квалификации отдельных преступлений против интересов развития несовершеннолетних, либо особенности их уголовной ответственности и наказания. Исключение составляет, пожалуй, лишь исследование доцента К.К. Сперанского, в котором анализируется комплекс уголовно-правовых норм, защищающих интересы лиц в возрасте до 18 лет. В 1991 году он писал, что "вопросы уголовно-правовой борьбы с преступлениями несовершеннолетних и против несовершеннолетних как самостоятельная проблема выпали из поля зрения уголовно-правовой науки. За все годы советской власти не появилось ни одной монографии или другой более или менее крупной работы, которая рассматривала бы проблемы преступлений несовершеннолетних и против несовершеннолетних в их органической взаимосвязи"[45]. Автор впервые в отечественной науке проблему изучения охраны несовершеннолетних рассматривает, исходя из посылки о единстве норм Общей и Особенной частей уголовного законодательства. Однако социальная необходимость такой охраны и методологические основы ее изучения остались за рамками работы К.К. Сперанского. Тем не менее анализ юридической, исторической, педагогической и иной литературы дает основание утверждать о наличии методологических и теоретических проблем учения об уголовно-правовой охране несовершеннолетних в России.

Потребность в обобщенном анализе уголовно-правовых норм, охраняющих несовершеннолетних, определяется, в первую очередь, криминологическими данными, характеризующими ювенальную преступность. (Термин "ювенальный" употребляется нами в значении "относящийся к несовершеннолетним") Их изучение показывает тесную взаимосвязь совершаемых против несовершеннолетних преступлений и преступности самих несовершеннолетних. Так, по данным Ю.И. Бытко, среднестатистическая вероятность рецидива у несовершеннолетних, осужденных за первое преступление к лишению свободы, приближается к 57 процентам, причем чем моложе возраст преступника, тем более вероятен рецидив в его биографии[46]. Совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте служит обстоятельством, которое накладывает глубокий отпечаток на дальнейшую судьбу подростка, в значительном числе случаев определяет характер его последующих отношений с законом. Преступление, совершенное лицом до достижения им возраста 18 лет, причиняет вред не только тем общественным отношениям, против которых оно было направлено, но и процессу развития личности самого несовершеннолетнего, способствуя формированию и закреплению в его сознании определенной негативной социальной установки. При этом вызывает интерес генезис первого преступления несовершеннолетнего, в котором велико значение фактов совершения преступления против самого подростка. В.Н. Зырянов пишет, что "едва ли не каждое первое совершенное подростком преступление становится возможным исключительно благодаря вовлекательским действиям взрослого (около 90 процентов)"[47].

По имеющимся данным, примерно в 60 процентов случаев совершения преступления несовершеннолетними ему предшествовало вовлечение их в систематическое употребление спиртных напитков, причем 36,2 процента вовлекаемых ранее были судимы. Настораживают и показатели групповой преступности. Данные статистики УВД Удмуртской Республики показывают, что количество преступлений, совершенных несовершеннолетними в группе со взрослыми, возросло с 40,6 процента в 1989 г. до 56,8 процента в 2004 году. Все это свидетельствует, что совершение преступления против несовершеннолетнего способствует, наряду с целым комплексом иных криминогенных детерминант, втягиванию его в орбиту криминальных отношений.

Итак, ювенальная и антиювенальная преступность выступают как взаимосвязанные, более того, взаимообусловливающие явления. Совершение взрослыми лицами преступлений против интересов несовершеннолетних способствует пополнению преступных рядов за счет последних. При этом механизм влияния их на преступность несовершеннолетних различен.

Некоторые из преступлений непосредственно направлены на формирование у подростков преступного умысла либо на приобщение их к преступлению; другие, развивая их антиобщественные установки либо изменяя направленность психологического развития, формируя жестокость, подрывая имущественное положение, косвенно отражаются в механизме преступного поведения. Несовершеннолетний, став жертвой преступления, приобретает ряд социально-психологических характеристик, отличающих его от остальных сверстников и порой затрудняющих адаптацию в "нормальной" социальной среде, а тем самым - толкающих на преступный путь. В то же время совершение преступления несовершеннолетним ослабляет его собственные защитные механизмы, повышает уровень виктимности и способствует совершению против него преступлений, причем как зафиксированных в главе 20 УК РФ, так и иных.

Взаимосвязь ювенальной и антиювенальной преступности имеет, таким образом, причинно-следственную характеристику: первая, являясь причиной второй, в то же время и сама ею определяется. Отсюда следует важный вывод о том, что, снижая уровень преступлений против несовершеннолетних, мы тем самым обеспечим сокращение ювенальной преступности, и наоборот, активизация борьбы с преступностью несовершеннолетних способна привести как к сокращению фактов преступных посягательств на них, так и к снижению уровня преступности в целом. В силу этого уголовно-правовые нормы, регулирующие отношения по противодействию преступлениям несовершеннолетних и преступлениям против них, правомерно рассматривать как единый комплекс правовых предписаний, направленных на защиту интересов несовершеннолетних. Именно парадигма целостности позволяет оценить качество этой защиты, выявить ее сильные и слабые стороны и предложить меры по оптимизации законодательства и практики его применения.

Нормы, с различных сторон подходящие к проблеме охраны лиц, не достигших совершеннолетия, конструируются и применяются в соответствии с общими принципами уголовного права, получившими законодательное закрепление в ст.3-7 УК РФ. Общая часть уголовного закона, устанавливая основание и пределы уголовной ответственности, не в силах реализовать требования принципа гуманизма, не определив специальных правил об ответственности и наказании несовершеннолетних, и в то же время невозможно эффективно вести борьбу с ювенальной преступностью без учета положений глав 1-13, 15 УК РФ. В свою очередь глава 20 УК РФ также не в силах самостоятельно гарантировать все без исключения права и законные интересы несовершеннолетних без учета положений иных глав Особенной части УК РФ.

Имея соотношение с уголовным законом по схеме "часть - целое", главы 14 и 20 УК РФ содержат ряд уголовно-правовых норм, которые являются специальными по отношению к иным предписаниям и соотносятся с ними по принципу "общее - особенное". Это, в частности, нормы о видах и размерах наказания для несовершеннолетних (ст.88), об общих правилах назначения наказания несовершеннолетним (ст.89), о сроках давности и сроках погашения судимости (ст.94-95), о вовлечении несовершеннолетних в совершение преступления и антиобщественных действий (ст.150-151), отчасти о неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст.156). Данное положение весьма важно, поскольку является свидетельством не только структурной, но и функциональной взаимосвязи норм глав 14 и 20 о защите несовершеннолетних с иными предписаниями УК РФ.

Таким образом, нормы уголовного закона, охраняющие интересы несовершеннолетних, являются, с одной стороны, частью УК РФ, а с другой - имеют свой собственный объект регулирования, единую направленность и предназначение. Это дает возможность рассматривать систему анализируемых норм в качестве относительно самостоятельного звена в системе уголовного законодательства. С точки зрения общей теории права данную группу норм можно представить в виде объединения двух уголовно-правовых институтов: института уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних и института преступлений против семьи и несовершеннолетних.

Уголовно-правовые нормы об ответственности несовершеннолетних, представляющие собой однопорядковые, разнородные предписания относительно правовых последствий совершения ими преступлений, внешне обособлены прежде всего в главу 14 УК РФ. Аналогичные нормы содержатся и в иных нормативно-правовых актах. В частности, в Законе РФ от 21 мая 1999 года N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних"[48] решены важнейшие вопросы ответственности лиц, не достигших возраста уголовной ответственности, а также достигших указанного возраста, но обнаруживающих в психофизическом развитии отставание, не связанное с психическим расстройством, в случае совершения ими общественно опасного деяния. По своему назначению эти нормы аналогичны положениям главы 15 УК, регулирующим общественные отношения, возникающие в связи с совершением антиобщественных деяний невменяемыми лицами. Обе группы норм предусматривают перечень правовых последствий для лиц, не способных нести уголовную ответственность (в силу возраста или состояния здоровья), и порядок их наступления и реализации. Некоторые из этих норм включены в УК РФ, поэтому в их уголовно-правовой природе не возникает сомнений, другие - не включены. Мы полагаем, что рассматриваемые положения Закона РФ от 21 мая 1999 года N 120-ФЗ тоже носят уголовно-правовой характер и являются существенным дополнением отечественного законодательства.

В период обсуждения концепции нового уголовного законодательства России высказывалось предложение об исключении из УК РФ положений, касающихся мер воспитательного воздействия и мер медицинского характера, и о выделении их в самостоятельный закон[49]. Такое мнение вполне оправданно, хотя УК РФ и не воспринял данную концепцию. На наш взгляд, указанные положения вполне можно рассматривать в качестве источника отрасли уголовного права. В связи с этим следует признать Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 года N 7 "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" и ряд норм Постановления от 11 июня 1999 года N 40 "О практике назначения судами уголовного наказания" в качестве составной части нормативного массива уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних.

Указанные нормы находятся в тесной взаимосвязи и только вместе способны оказывать регулятивное воздействие на группу общественных отношений, возникающих в связи с фактом совершения уголовно-противоправного деяния лицом в возрасте до 18 лет. Содержание рассматриваемого института уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних образуют "вариантные конкретизирующие предписания и исключительные нормы, делающие изъятия из установленного общего порядка"[50], что позволяет отнести его к группе регулятивных функциональных институтов уголовного права, основное назначение которого состоит в дифференциации уголовной ответственности несовершеннолетних в соответствии с требованиями гуманизма и справедливости. Выше уже отмечалось, что ряд норм главы 14 УК соотносится с иными положениями уголовного закона по типу "общее - особенное". Однако это не означает, что все нормы, образующие институт уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, могут быть включены в соответствующие предметные институты уголовной ответственности, уголовного наказания, назначения наказания, освобождения от уголовной ответственности и (или) уголовного наказания. У них есть, по словам С.С. Алексеева, "нерастворимый остаток", выражающий высокий уровень совершенства правовой системы"[51]. Поэтому мы всецело поддерживаем законодателя, обособившего нормы об уголовной ответственности несовершеннолетних в рамки самостоятельного института. "Возвращение их в предметные институты не только снизило бы техническое совершенство и морально-политическое воздействие кодифицированных актов, но и явилось бы шагом назад в самом правовом регулировании данных отношений"[52].

Группа норм об ответственности за преступления против несовершеннолетних структурно обособлена в главе 20 УК РФ, а также в нормах некоторых постановлений Пленума Верховного Суда РФ и представляет собой правоохранительный предметный институт, объектом охраны которого являются интересы развития и правильного формирования личности несовершеннолетнего, а объектом регулирования - общественные отношения, возникающие по поводу обеспечения их безопасности. Данный институт закрепляет различные варианты применения мер государственного принуждения в зависимости от конкретных фактических обстоятельств, отраженных в составах преступлений.

Институт преступлений против семьи и несовершеннолетних имеет множество точек соприкосновения с рядом иных предметных институтов Особенной части УК РФ, в частности с институтом преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности, с институтом преступлений против свободы, чести и достоинства и др. Связь эта проявляется в том, что законодатель формулирует группу составов преступлений с квалифицирующим признаком "несовершеннолетие потерпевшего". Однако связь эта не позволяет объединить данные нормы с нормами, зафиксированными в главе 20 УК, так как они имеют различную социальную направленность, охраняя различные объекты. Аналогичным образом мы не можем включить в институт преступлений против несовершеннолетних положение, зафиксированное в п."з" ч.1 ст.63 УК о малолетии и беспомощном состоянии потерпевшего как обстоятельстве, отягчающем наказание, а в институт уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних - правило об учете несовершеннолетия виновного в качестве смягчающего наказание обстоятельства (п."б" ч.1 ст.61), поскольку они являются структурными компонентами иного правового института - института назначения наказания. Тем не менее, даже не являясь структурным элементом рассматриваемого объединения правовых институтов, эти положения уголовного закона имеют принципиально важное значение в деле охраны детства. Их наличие в тексте закона позволяет заключить, что несовершеннолетие в российском праве имеет три самостоятельных значения. Во-первых, несовершеннолетие потерпевшего является условием криминализации ряда деяний, зафиксированных в главе 20 УК. Во-вторых, оно выступает условием дифференциации уголовной ответственности, находящей свое воплощение в содержании двух функциональных институтов: уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних и квалифицирующих признаков. В-третьих, несовершеннолетие виновного и жертвы преступления обозначено в качестве условия индивидуализации наказания. Именно такой комплексный подход к проблеме защиты интересов лиц, не достигших совершеннолетия, способен обеспечить эффективность ее решения.

Рассмотренные выше институты уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних и преступлений против семьи и несовершеннолетних находятся в определенной связи друг с другом. Они охраняют интересы несовершеннолетних различным образом. Нормы, образующие институт уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, стремятся предотвратить совершение преступления лицом в возрасте от 14 до 18 лет, поскольку факт совершения уголовно-противоправного деяния негативно отражается на процессе формирования его нравственных качеств, либо, в случае совершения им преступления, обеспечить соблюдение принципа гуманизма за счет дифференциации мер уголовной ответственности, скорректировать вектор развития личности несовершеннолетнего, направив его в социально одобряемое русло. Глава 20 УК также защищает интересы несовершеннолетних, устанавливая правовые запреты на совершение ряда деяний, причиняющих им ущерб. В итоге эти две подсистемы норм охраняют несовершеннолетнего как в случае совершения преступления им самим, так и в случае совершения преступления против него; иными словами, они обеспечивают в уголовном праве всестороннюю защиту интересов и прав лиц, не достигших совершеннолетия.

Законодательное обособление рассматриваемых норм, определение для них конкретного участка, наличие общего объекта регулирования, подчиненность требованиям принципа гуманизма позволяют говорить о том, что в составе отрасли уголовного права происходит объединение двух правовых институтов - уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних и преступлений против семьи и несовершеннолетних, которое мы можем определить как ювенальное уголовное право. Ювенальное уголовное право представляет собой систему уголовно-правовых норм, регулирующих общественные отношения, возникающие в случае совершения преступления (общественно опасного деяния) лицом, не достигшим совершеннолетия, либо в случае совершения преступления против него, и охраняющих процесс формирования и развития несовершеннолетнего в целях обеспечения безопасности личности, общества и государства.

Сам термин "ювенальное уголовное право" введен в научный оборот сравнительно недавно. Впервые он был озвучен профессором Э.Б. Мельниковой в 2000 году. В одной из последних своих работ она определяет его как подотрасль уголовного права[53], при этом ограничивает его содержание исключительно нормами Общей части УК. Отдавая должное ученому, обосновавшему необходимость нового научного термина, мы тем не менее не можем в силу изложенного выше согласиться с предлагаемым определением его содержания и правовой природы. Считаем, что говорить о ювенальном уголовном праве как о подотрасли уголовного права нет теоретических оснований, равно как нет причин для отказа в признании возрастной обусловленности норм главы 20 УК РФ.

Особый подход законодателя к проблеме уголовно-правовой охраны лиц, не достигших совершеннолетия, обусловлен комплексом социально значимых факторов. Следует заметить, что законодательная оценка любой ситуации во многом объясняется уровнем цивилизованности и гуманизации общества. Известно, что по мере развития и усложнения общественных взаимосвязей возрастает и объем требований, предъявляемых социумом к поведению человека, что находит отражение в расширении в сфере уголовного права круга противоправных деяний за счет криминализации все новых и новых форм асоциального поведения. Параллельно с этим гуманизация всех сторон общественной жизни приводит к ослаблению карательного и репрессивного потенциала уголовного законодательства. Таким образом, принципиальные положения уголовного закона, равно как и процессы криминализации и пенализации в целом, определяются степенью развитости общества, уровнем его культуры и нравственности, который можно обозначить первым уровнем социальной детерминации уголовного законодательства.

На следующем уровне, уровне детерминации содержания отдельных уголовно-правовых норм, значительную роль играют более специфичные факторы. Применительно к нашему предмету исследования таким фактором выступает исторически сложившееся в обществе отношение к ребенку. Оно, в свою очередь, зависит и от демографической ситуации в государстве, определяющей количество рождающихся детей, и от степени интенсификации производства, позволяющей вывести подростков за рамки трудовых отношений, и от уровня развития научных представлений о протекании процессов социализации несовершеннолетних, которые детерминируют воспитательную модель, и др. Преломляясь сквозь призму принципов уголовного закона, это отношение к детству как к особой поре в жизни человека воплощается в комплексе соответствующих правовых норм.

Так, устанавливая особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, законодатель исходит, в первую очередь, из современных научных представлений о психофизиологических особенностях лиц, не достигших совершеннолетия. Физическая перестройка организма в переходный период, эмоциональная неустойчивость, неуравновешенность процессов возбуждения и торможения и целый ряд других факторов, непосредственно влияющих на социальное поведение подростка, не позволяют в оценке этого поведения использовать равные со взрослыми стандарты. В поступках подростка, в большей степени, чем у взрослого, обозначены психофизиологические детерминанты (склонность к подражанию, неразвитость волевых процессов и др.), тогда как детерминанты социальные либо не включены вообще, либо их влияние еще крайне слабо. Однако для того, чтобы направлять свое поведение в социально одобряемое русло, необходимо не только иметь соответствующий уровень зрелости сознания и воли, но и, что важнее, быть осведомленным о содержании хотя бы минимума социальных норм. Незавершенность же процессов воспитания в несовершеннолетнем возрасте приводит к тому, что уровень и качество усвоения социальных норм все еще недостаточны. В итоге сама структура поведения несовершеннолетних, отличающаяся, с одной стороны, недостаточным усвоением социальных норм, а с другой - неспособностью привести поведение в соответствие с этими нормами, свидетельствует о недопустимости использования в отношении несовершеннолетних тех же мер воздействия, что и в отношении взрослых.

Практически неизменным на протяжении последних ста лет и вполне обоснованным является тезис о том, что в механизме преступного поведения несовершеннолетних основная роль принадлежит внешним условиям, социальной среде, обусловившим недостаток воспитания подростка, а не его отрицательным личностным характеристикам. Поэтому и реакция государства на преступление несовершеннолетнего должна быть выражена не столько карательным воздействием на него, сколько коррекцией социального окружения и устранением последствий его недостаточной социализации. Наказания лиц молодого возраста обязаны содержать в себе гораздо больший исправительный, воспитательный потенциал, заложенный в них объем принуждений и правоограничений должен быть минимальным. Более того, уголовные наказания должны быть не приоритетной формой реализации ответственности лиц, не достигших совершеннолетия, а только исключительной. Государство, не сумевшее создать условий для того, чтобы оградить ребенка от криминала, исключить саму возможность преступления с его стороны, не имеет оснований для применения к нему всей силы уголовного законодательства. Этот подход достаточно полно воплощен в действующем уголовном законодательстве России, предусматривающем несколько альтернативных форм реализации уголовной ответственности несовершеннолетних.

Несформированность личностных структур несовершеннолетнего, приводящая к тому, что любое негативное воздействие на него может стать основой развития той или иной личностной девиации, а в силу этого и общественная опасность посягательств на процесс формирования личности несовершеннолетнего, обусловили и факт выделения в УК РФ самостоятельной группы преступлений против несовершеннолетних. Повышенная опасность этих посягательств заключается в том, что в результате отрицательного воздействия на процессы воспитания у несовершеннолетних могут выработаться искаженные, деформированные представления об определенных социальных, нравственных, мировоззренческих ценностях и установках. Их усвоение в превратном виде способно отрицательно сказаться на общем процессе социализации личности, привести к установлению социально негативных или к утрате имеющихся позитивных связей. В результате нарушается процесс передачи социального опыта, подтачивается изнутри сама структура общества; распад социально значимых связей приводит и к распаду общества как целого. Это означает прежде всего социальную деградацию, общественный регресс. В силу того, что несовершеннолетние объективно выступают носителем генофонда нации, охрана их нравственного и физического здоровья диктуется потребностью общества в самосохранении и развитии.

Уголовное законодательство всегда охраняет отношения, сложившиеся в социуме на определенном этапе его исторического развития. Это требование, однако, не всегда соблюдается отечественным законодателем, который на всем протяжении истории права включает в уголовный закон "идеальные" нормы, то есть формулирует запреты, которые не соблюдаются обществом в силу того, что общество просто не готово им подчиняться, так как не осознает социальную необходимость такого запрета. Некоторые ученые считают такие нормы "мертворожденными". Данное явление нельзя оценивать однозначно отрицательно, как несоответствие закона реалиям общественного бытия. Приведем высказывание Радомира Лукича: "Творец права не должен являться лишь пассивным регистратором соответствующего политико-правового сознания общества, господствующего класса. Он может и должен способствовать его формированию, то есть идти впереди; при этом, однако, следует избегать крайностей"[54]. Философское обоснование данного положения удачно определено отечественным теоретиком Д. А. Керимовым, отметившим, что "правовая система имеет внутрисистемные и межсистемные связи как прямого, так и обратного порядка; она закрепляет экономические, политические и социальные системы (и подсистемы), воздействует на них посредством своего общеобязательного нормативно-регулирующего свойства, в определенной мере направляет их движение, изменение и развитие"[55].

Таким образом, применительно к уголовному закону мы можем сказать, что он должен не только следовать развитию общественных отношений, но и сохранять ориентиры этого развития. В настоящее время, когда значительно возросли темпы социальных изменений, законодатель имеет право и обязан "действовать с запасом прочности". УК должен не только карать за реально совершаемые преступления, но и предупреждать возможные общественно опасные деяния. А потому, рассматривая систему ювенального уголовного права, следует иметь в виду, что относительно небольшое число преступлений несовершеннолетних и против несовершеннолетних в общей структуре преступности еще не является показателем отсутствия проблемы либо показателем некачественности уголовного закона. Уголовное законодательство определило модель уголовно-правовой борьбы с ювенальной и антиювенальной преступностью, качество реального воплощения которой зависит не только от содержания закона (хотя оно и имеет первостепенное значение), но и от многих иных факторов, в том числе от уровня теоретического обоснования этой модели.

Подводя итог, отметим следующие, на наш взгляд, имеющие непосредственное отношение к проблеме охраны несовершеннолетних, основные теоретико-методологические положения.

-   степень интереса уголовного законодательства к охране несовершеннолетних на протяжении истории определялась конкретной исторической обстановкой: сложившимся в обществе отношением к детству, криминальной ситуацией и уровнем развития наук, в частности, наук психолого-педагогического цикла;

-   нормы отечественного уголовного законодательства об охране несовершеннолетних являются продуктом и одновременно этапом развития принципа гуманизма в уголовном праве. Структурно обособленные в главах 14 и 20, а также в статьях Закона РФ "Об основах системы профилактики правонарушений и безнадзорности несовершеннолетних", постановлениях Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" и "О практике назначения судами уголовного наказания", эти нормы имеют единый объект правового регулирования - общественные отношения, возникающие в связи с защитой интересов несовершеннолетних в случае совершения преступления (общественно опасного деяния) ими или против них. Подчиненные общим принципам уголовного права, они тесно взаимосвязаны с иными нормами УК РФ, причем связь эта характеризуется через отношение части и целого, а в ряде случаев - общего и особенного;

-   рассматриваемые нормы образуют относительно самостоятельную группу, что позволяет утверждать, что в уголовном праве России оформляется ювенальное уголовное право.

3.4. Профилактика преступности несовершеннолетних в Удмуртской
Республике


В Удмуртской Республике, как и в других регионах страны усиливаются  процессы, негативно влияющие на криминализацию всего общества. Несмотря на  предпринятые со стороны администрации и правоохранительных органов города Ижевска меры организационно-правового и социально-экономического характера, в городе не  снижается уровень преступности, который имеет устойчивую тенденцию не только к росту, но и перерастанию в более дерзкий, жестокий, организованный вид.

Социальной базой криминализации общества является преступность в подростковой среде. Большую тревогу вызывает стремительный рост преступности среди учащихся  общеобразовательных учреждений. За последние 3 года удельный вес учащихся  школ, ПТУ, гимназий и т.д., которые совершили противоправные деяния, возрос с  27% до 69,3%. Прогрессирует алкоголизация и наркотизация молодежи. Эта тенденция имеет довольно устойчивый характер и, что  особенно важно отметить, рост преступлений подростков продолжался несмотря на  всю активную работу государственных органов, направленных на борьбу с  преступностью несовершеннолетних. Нельзя не признать, что в 2004 и 2005 годах  наметилось снижение количества преступлений в сравнении с 2003 годом на 6% и  13,2 % соответственно. Но тем не менее, уровень преступности продолжает  оставаться на крайне высокой отметке и в сравнении с самым «благополучным» 1984  годом составляет 230%. Поэтому вопрос о способах профилактики и необходимых  мерах, направленных на коренной перелом сложившейся тревожной ситуации  становится в настоящее время особенно актуальным, так как ранее принимаемые  меры, как видно, не достигли своей цели. Следовательно, необходимо проведение  серьёзного изучения проблемы преступности несовершеннолетних на территории  Удмуртской Республики для того, чтобы выработать новые, более прогрессивные и  эффективные способы профилактики и борьбы с подростковой преступностью,  которые бы отвечали реалиям нашего времени.

Особо настораживающим является процесс увеличения доли преступлений,  совершенных подростками в общей массе зарегистрированных преступлений, что  свидетельствует об омолаживании преступности. В 2004 году почти каждое пятое  преступление было совершено несовершеннолетними.

Приведенные выше данные несколько отличаются от общей картины  преступности несовершеннолетних. Если за 2004 и 2005 гг. наблюдалось некоторое  снижение числа преступлений, совершенных подростками и их удельный вес в  общей массе преступлений, то число преступлений, совершенных повторно,  продолжало расти. Это свидетельствует о неэффективности предпринимаемых  государственными органами мер по социальной и постпенитенциарной  реабилитации и адаптации молодых преступников. Также можно сделать вывод о том, что сами наказания не выполняют своей функции.

Таблица 1

Сведения о преступлениях, совершенных несовершеннолетними за
1991-2004 гг. по Удмуртской Республике

Показатель

1991

1994

1996

1998

2000

+/- к 1991, %

2002

2004

Всего преступлений

1147

1276

1619

1477

1563

36,3

1470

1356

Уд.вес от раскрытых

16,6

16,8

18,4

15,7

13,9




Умышленные убийства

2

2

5

6

5

150,0

1

5

Уд.вес от раскрытых

2,7

2,4

4,9

4,9

3,9




Тяжкие телес.повреж.

8

6

12

14

12

50,0

8

5

Уд.вес от раскрытых

4,2

3,0

3,9

5,0

4,1




Изнасилования

8

4

15

17

20

150,0

11

6

Уд.вес от раскрытых

16,0

11,8

25,4

29,8




Грабежи

42

40

94

106

88

109,0

113

72

Уд.вес от раскрытых

24,3

18,8

28,3

29,8

20,9




Разбои

11

8

15

28

20

81,8

20

25

Уд.вес от раскрытых

32,4

17,8

16,7

29,8

18,7




Кражи

789

915

1083

933

1012

28,3

904

843

Уд.вес от раскрытых

25,3

29,6

25,0

23,4

20,8




В т.ч.: транс.средств

136

105

100

106

52

-61,8

57

58

Уд.вес от раскрытых

62,7

61,4

41,3

45,6

45,6




Хулиганство

82

63

110

122

131

59,8

126

118

Уд.вес от раскрытых

18,8

16,8

21,2

17,5

15,3





В 2004 году подростками и с их участием было совершено 1356 преступлений, что на 7,8 % ниже, чем в 2002. Удельный вес подростковой преступности составил 11,8% (в 2002 - 12,3%). Между тем, подростки продолжают оставаться наиболее криминально активной частью населения. В 2004 году в ОВД за различные  правонарушения было доставлено 5357 подростков, что выше, чем в 2002 году –  4842.

Количество тяжких преступлений сократилось на 10,6% с 2002 по 2004 год (с  1201 до 1074). С 11 до 6 снизилось количество изнасилований, со 113 до 72 – грабежей, со 126 до 118 – хулиганств.

Однако произошел рост по линии особо тяжких преступлений. В Удмуртской Республике в 2002 году зарегистрировано одно убийство, а в 2004 году – 5. Из них 2 убийства были совершены в Ижевске; в Уве, Глазове и М.Пурге по  одному убийству. Также возросло число разбоев, совершенных подростками, с 20 до  25.

Наркомания и токсикомания среди детей и подростков приобрела в последнее  время форму настоящей эпидемии. Контингент вовлеченных детей постоянно омолаживается. Последствия наркомании для населения города , для его генофонда,  роста потенциальной рабочей силы, будущего научного потенциала - просто  угрожающие. В 2004 году в республике совершено 79 преступлений, связанных с  незаконным оборотом наркотиков, что на 49,1% больше, чем в 2002 году. 

Преступления, как правило, многоэпизодные, групповые, 57% из которых связаны со сбытом наркотических средств. Серьезную тревогу вызывает тот факт, что на территории города и республики наряду с наркотическими средствами растительного происхождения, как марихуана, гашиш, маковая солома, опий все большее распространение среди молодежи получают синтетические наркотики, получает  распространение героин. У органов внутренних дел имеется оперативная информация о том, что в занятия преступной деятельностью, связанной со сбытом  героина, вовлечены несовершеннолетние.

На основании статистических данных можно констатировать, что происходит  значительное снижение количества подростков, совершивших преступление в состоянии алкогольного опьянения, этот показатель снизился на  35,4%. Но в некоторых районах республики ситуация несколько отличается от той, которая зарегистрирована по Удмуртской Республике в целом. Так например в Завьяловском районе с 2002 по 2004 год зафиксирован рост преступлений,  совершенных подростками в состоянии алкогольного опьянения с 4 до 12, в  Сюмсинском с 8 до 17, в Каракулинском – с 5 до 14.

Количество работающих подростков в числе правонарушителей составило в 2004 году 68 человек, т. е. 7,1%. от общего числа совершивших преступление. Для примера – в 2002 году было зарегистрировано 111 человек. Эти данные  свидетельствуют о незанятости значительной части молодёжи.

Сохраняется устойчивая тенденция увеличения числа несовершеннолетних,  совершивших преступления повторно. С 2002 по 2004 года это число увеличилось на 1,4%, по сравнению с базисным 1991 годом на 207,4%, а по  сравнению с самым «благополучным» в этом отношении 1987 годом на 367,2%. В 2004 году из числа несовершеннолетних, совершивших рецидив 129 подростков на  момент совершения уже имели судимость: 109 были осуждены условно ( в 2002 году  – 106 человек), возвратились из ВТК – 19 человек ( в 2002 году – 12), один человек был ранее приговорён к исправительным работам. В отдельных районах Удмуртской Республики эти данные распределяются следующим образом: в Можгинском с 2002 по 2004 годы – с 0 до 7, в Киясовском – с 6 до 11, в Малопургинском – с 3 до 11.

К числу негативных факторов, влияющих на подростковую преступность  следует отнести распространение попрошайничества, бродяжничества, сиротства. В Удмуртской Республике насчитывается 1827 детей-сирот и оставшихся без попечения родителей. Из них 1200 человек проживает в детских домах и интернатах.

Настораживает также увеличение количества правонарушений, совершенных  несовершеннолетними, не достигшими возраста привлечения к уголовной  ответственности ( в 2004 году было зарегистрировано 426 случаев).

Таблица 2

Социальное положение несовершеннолетних, совершивших преступления
в  2004 году по Удмуртской Республике

Всего

952

Работающие

68

Учащиеся школ и ПТУ

489

Студенты вузов и техникумов

28

Без посточнных источников доходов

286

Иждивенцев

78

Безработных

4

Иные

31


Таблица 3

Данные за 9 месяцев 2004 и 2005 гг. о совершении преступлений 
несовершеннолетними на территории ОМ-1 и ОМ-2 УВД г. Ижевска


За 9 мес. 2004 г.

За 9 мес. 2005 г.

Всего

366

416

Тяжких

292

268

Умышленные убийства

2

2

Тяжкие телесные

2

1

Изнасилования

2

1

Кражи

178

192

Грабежи

23

19

Разбои

5

9

Хулиганства

31

26


Статистические данные за 2005 год свидетельствуют об увеличении числа  преступлений, совершенных несовершеннолетними. В основном, это произошло за  счет увеличения краж личного имущества, почти в 2 раза увеличилось число разбойных нападений за рассматриваемый период.

Криминологами установлена устойчивая зависимость между местом, , которое  занимает данный населенный пункт по признаку привлекательности для  молодежного досуга и уровнем преступности несовершеннолетних. В целом по стране  до 20- 25% всех преступлений, совершаемых в крупных городах, туристических  центрах и курортных зонах приходится на подростков, постоянно проживающих за  пределами соответствующей территории. В Удмуртское Республике мы можем  утверждать, что подростковая преступность имеет «местное происхождение». Доля преступлений, совершённых  «заезжими гастролёрами» крайне мала и составила в 2004 году всего 3,1%. 

Рассмотрим результаты опроса, направленного на изучение общественного мнения по динамике  преступности несовершеннолетних в Удмуртской Республике. В рамках этого опроса было изучено мнение 100 человек. Опрос выявил следующие  результаты.

1) Ваш пол:

1. мужской. 45%

2. женский. 55%

2) Ваше семейное положение:

1. Женат (замужем) 43%

2. Холост (не замужем) 37%

3. Разведен(а) 20%

3) Ваше образование:

1. Общее начальное 0%

2. Общее среднее 34%

3. Среднее профессиональное 29%

4. Высшее профессиональное 37%

4) Есть ли у Вас дети:

1. Да 36%

2. Нет 64%

5) Как Вы считаете преступность среди несовершеннолетних-

1. Выросла 78%

2. Снизилась 7%

3. Осталась на прежнем уровне 13%

4. Затрудняюсь ответить 2%

6) Какие факторы это обуславливают:

1. Положительная деятельность правоохранительных органов и социальных структур. 4%

2. Неудовлетворительная деятельность правоохранительных органов и  социальных структур. 44%

3. Семья 38%

4. Другое 14%

7) Как лично Вы оцениваете деятельность правоохранительных органов по  предупреждению преступности несовершеннолетних.

1. Положительно 4%

2. Отрицательно 67%

3. Затрудняюсь ответить 29%

8) Наблюдали ли Вы случаи преступлений несовершеннолетних в среде своих  родственников и знакомых.

1. Да, довольно часто. 5%

2. Да, крайне редко. 31%

3. Нет. 24%

4. Затрудняюсь ответить. 40%

9) Совершались ли несовершеннолетними преступления против Вас и Ваших  близких.

1. Да 27%

2. Нет 70%

3. Затрудняюсь ответить 3%

10) Согласны ли Вы с мнением, что несовершеннолетний, впервые совершивший преступление, в будущем обязательно продолжит свою преступную деятельность.

1. Нет, не всегда. 31%

2. Да, но это зависит от подходов и методов перевоспитания подростков. 34%

3. Да, согласен. 8%

4. Затрудняюсь ответить. 27%

11) Считаете ли Вы, что данную тенденцию преступности несовершеннолетних можно изменить.

1. Нет, это совершенно невозможно. 14%

2. Да, но не скоро 37%

3. Да. Но при усилии правоохранительных органов, социальных структур, семьи и всего общества в целом. 48%

4. Затрудняюсь ответить. 1%

12) Какова должна быть роль государства в предупреждении преступности среди несовершеннолетних.

1. Государство должно вырабатывать специальные программы, направленные на пресечение данного явления с вовлечением к сотрудничеству  правоохранительных органов и социальных структур. 67%

2. Государство может оставаться безразличным. 1%

3. Государство должно привлекать международные организации. 12%

4. Затрудняюсь ответить. 20%

13) Реально ли по Вашему мнению повлиять на состояние преступности  несовершеннолетних через непосредственную работу в их среде.

1. Нет, современная молодежь апатична ко всему. 30%

2. Нет, т.к. нашему обществу и государству некогда этим заниматься. 34%

3. Да, но нужны квалифицированные программы. 20%

4. Затрудняюсь ответить. 16%

14) Ощущаются ли результаты профилактической работы в среде  несовершеннолетних по предупреждению преступности, которую ведут правоохранительные органы и социальные структуры.

1. Никогда не слышал(а) о таковой. 61%

2. Да, были какие-то попытки. 17%

3. Правоохранительные органы и социальные структуры ведут серьезную работу в этой области. 19%

4. Затрудняюсь ответить. 3%

15) Что, по-вашему, толкает несовершеннолетнего на совершение преступления.

1. Недостаточная материальная обеспеченность. 42%

2. Желание самоутвердиться. 17%

3. Окружение и среда, в которой живет несовершеннолетний. 29%

4. Другое. 12%

16) Кто или что может подавить возникшее у несовершеннолетнего преступное желание.

1. Семья. 65%

2. Школа и другие социальные структуры. 8%

3.Боязнь реального наказания. 14%

4.Другое. 13%

17) Что, по-вашему, ощущает несовершеннолетний, совершая преступление.

1. Материальное или моральное удовлетворение. 58%

2. Страх и боязнь. 4%

3. Относится безразлично. 20%

4. Другое. 18%

18) Влияют ли алкоголь и наркотики на рост преступности несовершеннолетних.

1. Да. 71%

2. Нет. 24%

3. Влияют, но не всегда. 3%

4. Затрудняюсь ответить. 2%

19) Совершит ли преступление вновь несовершеннолетний уже понесший наказание за предыдущее преступление.

1. Нет, т.к. он уже был наказан ранее. 27%

2. Да, независимо от того, что он ранее был наказан. 47%

3. Да, обязательно. 15%

4. Другое. 1%

20) Будет ли наблюдаться рост преступности несовершеннолетних в будущем.

1. Да, если ничего не изменится в политической, экономической, социальной и культурной жизни страны. 70%

2. Нет, если принять вовремя определенные меры. 28%

3. Другое. 2%

21) Готовы ли вы лично принимать участие в мероприятиях, направленных на профилактику и предупреждение подростковой преступности.

1. Нет, пусть этим занимаются те, кому положено – государство и специальные органы. 10%

2. Я готов оказывать посильную помощь, но думаю, что вряд ли смогу каким-либо образом повлиять на ситуацию с преступностью несовершеннолетних. 10%

3. Да, готов. Я считаю, что для борьбы с подростковой преступностью необходимы усилия не только государства, но и всего общества в целом. 72%

4. Затрудняюсь ответить. 8%

Интерпретация статистического анализа.

Опрос показал, что большинство опрошенных мало интересуются состоянием преступности в среде несовершеннолетних и мало знают о работе, проводимой различными органами в этой области. Нельзя не отметить положительные прогнозы граждан в тенденции снижения роста подростковой преступности, которые они связывают с улучшением работы правоохранительных органов, социальных структур, а также выработкой государственными и иными компетентными органами квалифицированных и материально подкрепленных программ в области борьбы с преступностью несовершеннолетних. Существует готовность граждан помочь вышеперечисленным органам. Как отметили 65% респондентов именно семья может реально повлиять на снижения количества преступлений несовершеннолетних.

Важным выводом является то, что большинству опрошенных граждан очевиден высокий уровень подростковой преступности в настоящее время, что и отражено в выше приведенных статистических данных.

В 2005 году проводился статистический анализ, осуществленный социологами и психологами Комитета по образованию Администрации г.Ижевска. В рамках этого анализа было опрошено 78 учащихся, совершивших правонарушения, и 78 учащихся, не совершавших правонарушения.

Для большего удобства данные были сведены в таблицу.

Таблица 4

Таблица распределения ответов

Вопрос

Согласен

%

Частично согласен

%

И «да», и «нет»

%

Частично не согласен

%

Не согласен

%

1. Ребенок обременителен для своих родителей

10

3

19

22

16

11

10

8

44

57

2. Хулиганские поступки дети совершают от «нечего делать»

31

32

32

25

6

9

17

12

13

21

3. Хулиганские поступки совершаются детьми за «компанию»

35

32

32

40

90

4

10

9

13

14

4. Правонарушения совершаются потому, что что-то подобное делают и другие

12

14

27

31

17

17

18

14

26

23

5. Решиться на криминальные поступки может только смелый человек

29

29

17

10

10

10

12

19

32

31

6. Криминальные поступки совершаются тогда, когда есть уверенность, что нельзя будет установить, кто это делает

35

27

25

29

10

10

12

13

16

21

7. Во многих семьях не хватает денег на обеды для детей в школе

49

53

22

17

4

8

9

6

16

16

8. Дети часто получают наказания незаслуженно

27

31

29

22

6

4

16

23

22

17

9. Дом для ребенка – его опора

81

74

10

12

0

0

3

4

4

3

10. Что бы ни произошло со мной, родители будут любить меня

91

5

12

0

0

1

1

3

1

11. Родители, чаще всего, считаются с моим мнением

21

39

49

35

4

5

16

16

10

4

12. Чтение книг – это нудное и бессмысленное занятие

13

10

19

18

16

8

8

18

44

44

13. Ребенок учится плохо, чаще всего от того, что учителя не умеют объяснить свой предмет

18

17

25

30

17

9

18

12

22

31

14. Чтение- это огромное удовольствие

29

35

31

26

9

10

17

19

13

8

15. Самый любимый и уважаемый человек для ребенка – это его мать

94

84

5

10

1

1

0

1

0

1

16. Отец является образцом поведения для своих детей

51

51

26

26

5

6

12

6

4

8

17. Родители проводят много времени со своими детьми

34

32

43

39

5

4

12

16

6

8

18. Очень жаль, что нет детских клубов охотников, рыболовов, детского самодеятельного театра

39

43

18

26

14

10

6

5

22

13

19. Мне интересно общаться с родителями

53

60

36

23

5

4

4

6

1

4

20. Я провожу много времени, общаясь с родителями

23

27

45

43

10

8

10

11

9

9


Анализ данных в таблице позволил выявить следующие факторы, обуславливающие преступность несовершеннолетних.

1. Первый фактор выделяет семьи очень обеспеченные (доминирующая роль отца),  не уважается мать, очевидно не работающая, она контролирует каждый шаг ребенка.

Ребенок ищет своего признания на улице. В данной ситуации наблюдаются:

-   успехи в учебе, которые не устраивают родителей;

-   наказания за учебу, когда подняться выше своего уровня не представляется возможным;

-   наказания от человека, который не является примером;

-   невозможность общаться с друзьями дома.

2. Второй фактор выделяет семьи с низким материальным уровнем, ребенок  чувствует себя обделенным по сравнению с другими, он плохо учится и за это получает строгие наказания. Потеря родительского авторитета. Дети скорее всего становятся на путь воровства; ищется среда , которая будет их уважать. В данной  ситуации наблюдаются :

-   плохая учеба;

-   низкая материальная обеспеченность;

-   строгие наказания со стороны родителей.

3. Третий фактор выделяет семьи неполные. Мать и ребенок. В данной ситуации наблюдаются :

-   неудовлетворительные для матери успехи в учебе;

-   учеба у людей в школе, которых он не уважает и не признает их воздействия законными;

-   дефицит общения дома.

Возможные правонарушения: насилие над теми, кто слабее их.

4. Четвертый фактор включает семьи, где дети испытывают эмоциональный голод, эмоциональную неудовлетворенность. В данной ситуации наблюдаются:

-   конфликтное общение с родителями;

-   бездеятельность;

-   конфликтное общение со сверстниками и учителями.

Эти дети обретают внутреннее равновесие в причинении боли другим без разбора.

5. Пятый фактор включает в себя семьи с низким материальным уровнем из-за неработающего отца. Отец не уважается. Эти дети не ищут компаний, именно на них приходятся ограбления детей, изымания от них денег. В данной ситуации наблюдаются :

-   низкий материальный уровень;

-   наказания от неуважаемого человека.

6. Шестой фактор: дети учатся плохо, за это не уважаются родителями дома, взамен идет поиск авторитетов на стороне.

Факторы:

-   плохая учеба;

-   отсутствие значимости и в школе и дома;

-   отсутствие значимой деятельности.

Несовершеннолетний - это формирующаяся личность, постепенно  познающая «необходимость» и постигающая «свободу» и соответственно  этому также постепенно приобретающая способность принимать решения, то  есть поступать ответственно, на основе усвоения закономерностей  общественного развития и правил общежития. Иначе говоря, процесс  формирования, социализации личности несовершеннолетнего, определяемый  как внешними, так и внутренними условиями, сопряжен с постепенным  (можно сказать, поэтапным, имея ввиду возрастную эволюцию)  приобретением им способности нести определенную форму ответственности.

Криминология несовершеннолетних – важное направление  криминологической науки. Наиболее сложной и вместе с тем наименее  разработанной в этом направлении является проблема контроля государства и  общества над преступным поведением подростка. В основе научного обоснования решения этой проблемы должна лежать концепция государственной политики  предупреждения преступности несовершеннолетних.

Политика предупреждения преступности не имеет вполне сложившегося  толкования с точки зрения ее содержания. Отчасти этим обусловлено многообразие  употребляемых законодателем, политиками, учеными-криминологами и работниками  системы правоохранительных органов терминов, наиболее распространенный из  которых – «борьба с преступностью». Учитывая социальную, психологическую,  экономическую специфику несовершеннолетних, особенности причин и мотивации  совершения ими преступлений, целесообразно использовать термин не «борьба», а  «предупреждение».

Так, государственная политика предупреждения преступности  несовершеннолетних – это основанная на определенных идеях деятельность системы  государственных и негосударственных институтов по формированию и реализации  основных задач, принципов, направлений и средств предупреждения явления преступности несовершеннолетних с целью защиты человека общества и государства  от преступных посягательств.

Государственная политика предупреждения преступности не автономна. Она  является важным компонентом политики в сфере укрепления законности и  правопорядка. Поскольку преступность проникает во все сферы жизнедеятельности и  оказывает на них существенное влияние, постольку политика предупреждения  преступности воздействует на все основные сферы государственной политики.

Каждая сфера должна стремиться к тому, чтобы иметь своим особым объектом  детей. Национальная политика нашего государства в отношении  несовершеннолетних нашла выражение в обязательных по выполнению: Конвенции  о правах ребенка, взятых на себя РФ; в Основных направлениях государственной  социальной политики по улучшению положения детей в РФ, первоочередных мерах по реализации Всемирной декларации об обеспечении  выживания, защиты и развития детей»; в президентской программе «Дети России».

Предупреждение преступности несовершеннолетних, согласно подходу, по  которому каждая сфера политики должна иметь своим особым объектом детей,  является компонентом общей политики государства в сфере предупреждения  преступности. С другой стороны, политика предупреждения преступности  несовершеннолетних – компонент национальной политики государства в отношении  несовершеннолетних.

Явление преступности несовершеннолетних занимает особое место среди  проблем криминологической этиологии и правовой феноменологии. Эта особенность  придает специфику целям политики предупреждения преступности  несовершеннолетних. С одной стороны, ее цель – защита прав и интересов  несовершеннолетних, а с другой – защита общества от правонарушений и  преступных посягательств несовершеннолетних. Такая конструкция цели политики предупреждения преступности несовершеннолетних позволяет решать многие вопросы криминологической и правовой практики.

С позиции формулирования цели не вызывает сомнения решения одной из  важнейших задач при разработке концепции ювенальной юстиции – обоснование  комплексного характера правосудия по делам несовершеннолетних. Идеальная  модель суда, занимающегося несовершеннолетними, - это суд межотраслевой  судебной юрисдикции, в котором решаются в комплексе вопросы как судебной защиты прав несовершеннолетних (одна из форм защиты прав и интересов несовершеннолетних как цель политики), так и юридической их ответственности за совершенные проступки и правонарушения (одна из форм защиты общества от правонарушений и преступных посягательств несовершеннолетних как цель политики).

Игнорирование двойного содержания цели политики предупреждения  преступности несовершеннолетних приводит некоторых ученых к необоснованному  сужению жизненного пространства несовершеннолетних, на которых  распространяются интересы криминологии. По их мнению, граница этого  пространства задана преступным поведением подростка.

Предложенное понимание цели государственной политики предупреждения преступности несовершеннолетних – защита прав и интересов и защита общества от  правонарушений и преступности несовершеннолетних – очерчивает те явления и  процессы, с которыми непосредственно связаны ее базовые положения. Политика  предупреждения преступности формируется с учетом:

-   социально-экономического состояния общества, его позитивных и  негативных тенденций с выделением факторов, тесно связанных с  преступностью несовершеннолетних;

-   социально-психологического состояния общества, его позитивных и  негативных тенденций на основе факторов, связанных с преступностью  несовершеннолетних;

-   криминогенной ситуации и ее прогноза с выделением факторов, влияющих на прогнозные оценки;

-   социального контроля (формального и неформального, внутреннего и  внешнего) и тенденции его развития с выделением факторов, влияющих  на дисфункцию социальных институтов и дезорганизацию социальных  общностей;

-   инфраструктуры профилактики и реабилитационного пространства и  возможностями (финансовыми, организационными, правовыми) ее реформирования и развития.

В политике предупреждения преступности выделяют 3 взаимосвязанных  элемента:

Первый – система идей, взглядов, лежащих в основе отношения государства и общества к явлению преступности. Этот элемент выражает процесс формирования  политики предупреждения преступности;

Второй – деятельность государственных и негосударственных институтов  (средство воплощения идей и взглядов). Он выражает формы, способы реализации  политики.

Третий – последствия. Это показатель эффективности политики  предупреждения преступности.

Пониманию взаимосвязи политики как идеи и политики как практики  способствует анализ направлений трансформации принципов политики  предупреждения преступности в праве. Например, в области уголовного права они  трансформируются прежде всего в определении:

-   объема и характера уголовно-правового запрета (проблема  криминализации и декриминализации);

-   видов и пределов санкций ( проблема пенализации и депенализации);

-   направлений повышения эффективности воздействия уголовно-правовых  норм на правосознание молодежи.

Государство располагает многими средствами реализации политики  предупреждения преступности несовершеннолетних. Основные из них:

-   социальная профилактика (меры, направленные на защиту прав и  интересов несовершеннолетних в основных сферах жизнедеятельности –  быта, образования, труда, досуга);

-   правовое сдерживание (профилактические нормы и система правового  воспитания);

-   криминологическая профилактика (меры, направленные на ослабление,  блокирование, нейтрализацию причин и условий преступности);

-   виктимологическая профилактика (меры, направленные на  формирование безопасного образа жизни несовершеннолетних, снижению  риска стать жертвой преступления и ослабление виктимогенной среды);

-   уголовно-правовое предупреждение (предупреждение преступлений  средствам уголовного права. Процесса и уголовно-исполнительного  права), ядро которого – обеспечение применения эффективного наказания  и его исполнение.

Право в политике – регулятор формирования и средство реализации  политики. А следовательно, одним из приоритетных направлений правовой политики  в рамках предупреждения преступности несовершеннолетних должны стать:

-   разработка критериев определения профилактического потенциала права;

-   расширение правового обеспечения предупреждения преступности за счет  более широкого включения в него норм гражданского, административного трудового, семейного права, закона РФ «Об образовании», закона «О  занятости населения РФ»;

-   увеличение числа профилактических норм в УПК и УИК РФ;

-   разработка видов и механизмов назначения наказания  несовершеннолетним в рамках уголовно-правовой процедуры;

-   разработка правового регулирования осуществления процедуры  собеседования в семьях в соответствии с которым подростки и члены их  семей встречаются под надзором милиции с целью разрешения  конфликта и уменьшения вероятности повторного его возникновения.

Систему субъектов формирования и реализации политики предупреждения  преступности несовершеннолетних должны образовывать государственные и  негосударственные институты. Особое место среди институтов реализации политики  предупреждения преступности несовершеннолетних занимает система  «правоохранения».

Цель системы правоохранения –обеспечение безопасности в обществе (защита человека, общества и государства от преступных посягательств) путем  реализации закона и других норм права.

Субъектами политики предупреждения преступности несовершеннолетних  могут выступать и негосударственные институты. Однако в отличие от многих стран,  где некоторые важные функции предупреждения преступности несовершеннолетних  берет на себя гражданское общество, в России из-за слабости гражданского общества, слабости политических партий и общественных организаций, государство должно брать на себя выполнение практически всех этих функций.

Проблема участия граждан и различных объединений как в процессе  формирования политики, так и в процессе ее реализации заслуживает  самостоятельного анализа. Следует отметить, что в основе правового регулирования  участия населения в предупреждении преступности должны лежать три принципа:  добровольность, государственное стимулирование, содействие, поддержка (система  социальных, экономических и других льгот), дополнительная правовая и социальная  защита.

Политика предупреждения преступности имеет три уровня: федеральный,  региональный и местный. Каждому из них присущи свои особенности формирования  и реализации политики. В основе этих особенностей лежит конституционная реальность. Большинство общественных отношений, образующих основные сферы  жизнедеятельности несовершеннолетних, находятся в совместном ведении РФ и ее  субъектов.

Заключение


Изложенное выше понимание политики предупреждения преступности  несовершеннолетних позволяет разработать ядро концепции – принципы политики:

1. Подход к проблеме с учетом несовершеннолетних как особой группы населения,  которая нуждается в повышенной защите:

-   уважение основополагающих принципов прав ребенка;

-   выделение несовершеннолетних в качестве самостоятельной группы  социальной и правовой защиты;

-   рассмотрение несовершеннолетних как объекта и субъекта профилактики;

-   организация подготовки специалистов, использующих дискреционные  полномочия.

2. Подход к проблеме с учетом ее приоритетности:

-   решение всех задач, связанных с предупреждением преступности  несовершеннолетних, рассматривать не как «расходы» общества, а как  инвестирование в особую сферу, от развития которой зависит будущий  уровень безопасности общества;

-   последовательное применение в отношении несовершеннолетних  принципа протекционизма;

-   ориентация законодателя не на содействие, а на обеспечение реализации  основных прав несовершеннолетних;

-   первоочередное целевое финансирование мероприятий, направленных на  социальную криминологическую и виктимологическую профилактику.

3. Подход к процессу модернизации законодательства с учетом соблюдения принципа повышенной юридической защиты прав несовершеннолетних:

-   усиление профилактического потенциала права;

-   принятие специальных законов и специальных процедур для  несовершеннолетних;

-   поэтапное создание комплексной системы правосудия для несовершеннолетних;

-   специализация следователей, прокуроров, судей;

-   обеспечение бесплатной юридической помощи несовершеннолетним.

4. Подход к проблеме с учетом приоритетности социальной профилактики:

-   диверсификация мер обращения с несовершеннолетними в зависимости  от характера и тяжести деяния;

-   приоритетность социально-психологической, педагогической реабилитации;

-   использование альтернативных мер в целях обеспечения принципа, согласно которому ограничение и лишение свободы несовершеннолетних  должны применяться в качестве крайней меры.

5. Подход к проблеме с учетом ее комплексности:

-   формирование многоуровневой системы предупреждения преступности  несовершеннолетних;

-   создание системы координации предупредительной деятельности в соответствии с принципами: конкретности, дополнительности и многоуровневого подхода;

-   создание единого пространства профилактики;

-   образование системы мониторинга деятельности по формированию и  реализации политики.

6. Подход к проблеме с учетом региональных условий:

-   оценка криминогенной ситуации;

-   реализация принципа полноты региональных инфраструктуры  реабилитационного пространства, профилактики и исполнения  уголовного наказания;

-   максимальное использование для предупреждения преступности  несовершеннолетних имеющихся в регионе ресурсов;

-   принятие законов и иных подзаконных актов;

-   согласование программ предупреждения преступности на региональном  уровне с программами потребностями на местном уровне.

5. Предупреждение преступности несовершеннолетних на  территории Удмуртской Республики.

В Ижевске и Удмуртской Республике местные власти рассматривают борьбу с  подростковой преступностью в качестве одного из приоритетных направлений своей  деятельности. На реализацию этих целей направлен целый ряд нормативных актов и  документов.

1. Цель: активизировать работу всех заинтересованных ведомств по предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних, организации их досуга, защите прав и законных интересов, улучшению  обстановки в неблагополучных семьях, выявлению и устранению причин и условий,  способствующих подростковой преступности, повышению эффективности работы, направленной на предупреждение безнадзорности  среди детей и подростков.

2. Основные меры :

-   формирование эффективной системы профилактики безнадзорности и  правонарушений несовершеннолетних, защиты их прав и оказание им правовой  помощи;

-   выявление и пресечение фактов жестокого обращения с  несовершеннолетними, сексуального и иного насилия в отношении них, оказание  всех видов помощи несовершеннолетним пострадавшим;

-   выявление и пресечение фактов вовлечения несовершеннолетних в преступную  и антиобщественную деятельность;

-   проведение мероприятий по выявлению несовершеннолетних,  употребляющих наркотические средства, спиртные напитки, иные  одурманивающие вещества, и оказание им медицинской и реабилитационной помощи;

-   выявление детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации и оказание им  всех видов помощи;

-   выявление подростков - правонарушителей, групп несовершеннолетних  негативной направленности, принятие мер по предупреждению их  противоправного поведения и оказанию им социальной поддержки и  реабилитации;

-   осуществление мероприятий, направленных на возвращение в учебные  заведения для продолжения учебы детей, необоснованно их покинувших; выявление неблагополучных семей, фактов неисполнения или  ненадлежащего исполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетних родителями или иными лицами, на которых возложены  эти обязанности, принятие по данным фактам мер в соответствии с законом;

-   выявление причин и условий, способствующих отклоняющемуся поведению  несовершеннолетних, подготовку и реализацию предложений по устранению этих  причин и условий;

-   принятие мер по обеспечению прав и социальных гарантий,  предоставляемых государством семье и несовершеннолетним, оказанию  помощи детям из малообеспеченных семей и семей из группы "риска".

Социальная политика семьи с несовершеннолетними неблагополучными  детьми является неотъемлемой составной частью социальной политики города. Мы  живем и трудимся в сложных жизненных условиях. Работать с детьми, семьей стало  гораздо труднее, потому что к традиционным проблемам предупреждения  подростковой преступности добавилось много новых, связанных с экономическими  противоречиями в стране. Преступления, совершаемые несовершеннолетними, стали,  к сожалению, «обычным делом».

В Ижевске наблюдается низкий уровень жизни значительной части семей.  По данным социологических исследований 2004 года средний балл самооценки  своего уровня жизни у жителей города составил 3,7 по 10-бальной шкале. На  протяжении 1992-2004 гг. разводами закончились от 63 до 73% браков. В 2004 году  число детей, у которых развелись родители составило 1218, а в целом в 1992-2004 гг.  - 7750 детей.

Согласно Программе социальной политики семьи с несовершеннолетними  детьми, разработанной и утвержденной организациями,  учреждениями, работающими с неблагополучными семьями и детьми, основными  целями социальной политики семьи с несовершеннолетними в городе являются:

1. Обеспечение условий для выполнения семьей важнейших ее функций.

2. Обеспечение условий для совмещения трудовой деятельности и семейных  обязанностей с личными интересами человека.

3. Создание благоприятных условий для рождения и воспитания детей, охраны  материнства и детства.

Важнейшие принципы социальной политики семьи с несовершеннолетними  детьми в Ижевске :

1. Гарантия обеспечения равенства прав всех типов семей, независимо от  социального положения, на поддержку.

2. Дифференцированная социальная защита нуждающихся семей от нищеты и  насилия.

3. Защита прав детей и женщин.

4. Формирование и развитие системы новых учреждений социального обслуживания  семей и т.д.

Свои функции семья реализует в основном через учреждения социальной  сферы администрации города, такие как: учреждения здравоохранения, образования,  культуры, торговли, социального обеспечения и т.д. С появлением  негосударственных учреждений, с одной стороны, появилась возможность выбора  этих услуг, а , с другой, высокая их стоимость делает их все менее доступными.

Однако на протяжении последних лет в Удмуртской Республике наблюдается тенденция роста преступности  среди несовершеннолетних, носящая весьма устойчивый характер, несмотря на все  предпринимаемые государственными органами меры профилактического характера.

Это обстоятельство приводит к выводу о том, что принимаемые меры, не достигали  своей цели в силу недостаточной эффективности и последовательности и нуждаются  в пересмотре.

Особую тревогу вызывает то обстоятельство, что наряду с количественным  ростом подростковой преступности, возрастает ее удельный вес в общей структуре  преступности, опережающими темпами растет рецидив. Криминализация  молодежной, в том числе и подростковой среды происходит на фоне таких  негативных и потенциально опасных для генофонда нашего региона явлений, как  распространение наркомании и токсикомании, приобретающих эпидемический  характер.

К числу факторов, непосредственно влияющих на вовлечение  несовершеннолетних в преступную среду, следует отнести растущую незанятость  этой категории населения, безнадзорность, сиротство, распространение  бродяжничества и попрошайничества.

К сожалению, до настоящего времени одной из наименее разработанных в  криминологии несовершеннолетних является проблема контроля государства и  общества над преступным поведением подростков. Явление преступности  несовершеннолетних занимает особое место среди проблем криминологической  этиологии и правовой феноменологии, что определяет специфику государственной  политики в этой области. С одной стороны, цель такой политики - защита прав и  интересов несовершеннолетних, с другой – защита общества от преступных   посягательств с их стороны. Представляется, что идеальной моделью суда,  занимающегося несовершеннолетними, был бы суд межотраслевой судебной  юрисдикции, решающий в комплексе вопросы судебной защиты прав  несовершеннолетних и их юридической ответственности за совершенные проступки  и преступления.

Государство располагает разнообразными средствами реализации политики  предупреждения преступности несовершеннолетних. К их числу могут быть  отнесены: социальная профилактика, правовое сдерживание, криминологическая  профилактика, виктимологическая профилактика, правовое предупреждение и др.

С удовлетворением можно отметить, что в Ижевске и Удмуртской Республике  местные власти рассматривают предупреждение подростковой преступности в  качестве одного из приоритетных направлений своей деятельности, о чем  свидетельствует последовательное осуществление комплекса мер по усилению  борьбы как с самими антиобщественными проявлениями, так и с причинами, их  порождающими.

Было бы преждевременно говорить о том, что принимаемые меры способны  обеспечить перелом в сформировавшейся за долгие годы криминогенной ситуации в  подростковой среде, но уже сама последовательность и настойчивость в реализации  указанных мер создают предпосылки для определенного оптимизма.

Список литературы


I. Нормативно-правовые акты

1.   Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 45/112 от 14 декабря 1990 г. "Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Руководящие принципы, принятые в Эр-Рияде)"

2.   Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних ("Пекинские правила") (приняты резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/33 от 10 декабря 1985 г.)

3.   Конституция РФ. – М.: Юридическая литература, 2004.

4.   Уголовно-процессуальный кодекс. – М.: Юридическая литература, 2005.

5.   Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" (с изм. и доп. от 13 января 2001 г., 7 июля 2003 г.)

6.   Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 7 июня 2001 г. N 1592-III ГД "О Федеральном законе "Об основах организации деятельности комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав" (проект N 98105170-2)"

7.   Закон УР от 24 апреля 2001 г. N 20-РЗ "О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Удмуртской Республике" (с изм. и доп. от 2 декабря 2002 г.)

8.   Указ Президента РФ от 18 сентября 1996 г. N 1367 "О федеральных целевых программах "Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" и "Развитие социального обслуживания семьи и детей" на 1997-1998 годы"

9.   Указ Президента РФ от 6 сентября 1993 г. N 1338 "О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защите их прав" (с изм. и доп. от 14 января 2000 г.)

10.   Концепция демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года. Одобрена Распоряжением Правительства РФ от 24 сентября 2001 года N 1270-р // СЗ РФ. 2001. N 40. Ст.3873.

II. Монографии, научные статьи, учебники

11.   Алексеев С.С. Структура советского права. М.: Юридическая литература, 1975.

12.   Алферов Ж.И. Наука, образование и национальная безопасность // Научные проблемы национальной безопасности Российской Федерации. Вып. 3. М., 2002.

13.   Архипов В. Д. Подросток и закон. М., 1984.

14.   Астемиров З.А. Уголовное наказание и ответственность несовершеннолетних. М, 2004.

15.   Афанасьев Ю.Н. Образовательная антиутопия // Отечественные записки. 2002. N 1.

16.   Барило Т. С. Комиссии по делам несовершеннолетних. Киев, 1976.

17.   Богданов В.В. Российское образовательное законодательство: актуальные проблемы // Сб. научных трудов Академии права и управления. Вып.1. М., 2001.

18.   Борьба с вовлечением несовершеннолетних в преступную деятельность. М.,  2004.

19.   Борьба с преступностью на современном этапе. Барнаул, 1982.

20.   Бреслав Г.М. Эмоциональные особенности формирования личности: Норма и отклонения. - М.: Педагогика, 1990.

21.   Буянов М.И. Ребенок из неблагополучной семьи. М. Просвещение, 1998.

22.   Бытко Ю.И. Учение о рецидиве преступлений в российском уголовном праве: история и современность. Саратов: СГАП, 1998.

23.   Венберг Л. Российское образование: записки вовлеченного // Отечественные записки. 2002. N 2.

24.   Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. - М.: Изд-во МГУ, 1976.

25.   Возрастная и педагогическая психология: Учебник для студентов пед. ин-тов / Давыдов В.В., Драгунова Т.В., Ительсон Л.Б. и др. / Под ред. Петровского А.В. - М.: Просвещение, 1979.

26.   Востpокнутов Н. В., Василевский В. Г. Патологическое агpессивное поведение детей и подpостков. Комплексная оценка на этапах возpастного психического pазвития. // Российский психиатрический журнал. – 2000. - № 2. С.12.

27.   Геополитика и национальная безопасность: Словарь основных понятий и определений / Под общ. ред. В.Л. Манилова. М., 1998.

28.   Гущина Е. Развитие агрессивности у детей. // Домашний психолог. – 2005. - № 4.

29.   Домова А.И. Социально-психологические аспекты преступности  несовершеннолетних. - М. Юридическая литература, 2005.

30.   Захаров А.И. Предупреждение отклонений в поведении ребенка. – СПб: Союз, 2001.

31.   Зырянов В.Н. Попустительство по службе, совершаемое в правоохранительной сфере (уголовно-правовая оценка, проблемные ситуации в законодательстве и правоприменительной практике и пути их решения). Ставрополь: СГУ, 1999.

32.   Игнатов А.Н., Красиков Ю.А., Побегайло Э.Ф. и др. Концептуальные начала уголовного законодательства Российской Федерации // Советская юстиция. 1992. N 3.

33.   Игошев К.Е. Психология преступных проявлений среди молодежи. М, 1971.

34.   Игошев К.Е. Психология преступных проявлений среди молодежи. М, 2004.

35.   Изард К. Эмоции человека: [Пер. с анг.] / Под ред. Гозмана Л.Я., Егоровой М.С. - М.: Изд-во МГУ, 1980.

36.   Карпец И. В. Преступность: иллюзии и реальность. М, 1992.

37.   Керимов Д.А. Философские проблемы права. М.: Мысль, 1972.

38.   Ковлер А.И. Антропология права: Учебник для вузов. М., 2004.

39.   Коломинский Л.Я., Панько Е.А. Диагностика и коррекция психического развития. – Минск: ’Унiверсiтэцкае’, 2005.

40.   Косолапов Р., Марков В. Свобода и ответственность. М. Политиздат, 1979.

41.   Криминологические и уголовно-правовые идеи борьбы с преступностью. М, 2004.

42.   Криминологические исследования в мире. М, 2005.

43.   Криминологические проблемы профилактики правонарушений молодежи. М., 2004.

44.   Кудрявцев В. Н. Закон, поступок, ответственность. М, 1990.

45.   Лейкина Н. С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л, 1968.

46.   Лукич Р. Методология права / Пер. с сербохорватского В.М. Кулистова; Под ред. и с вступ. ст. Д.А. Керимова. М.: Прогресс, 1981.

47.   Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М., 2004.

48.   Международно-правовое обеспечение безопасности человека (по материалам "круглого стола") // Государство и право. 2001. N 7.

49.   Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: Учебное пособие. М.: Дело, 2005.

50.   Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: Учебник. М., 2005.

51.   Папаян Р.А. Христианские корни современного права. М., 2002.

52.   Права человека: Учебник для вузов / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 2005.

53.   Правонарушения несовершеннолетних и их предупреждение. Казань.  Издательство Казанского Университета, 2002.

54.   Преступность и правонарушения. Статистический сборник. М., 2005.

55.   Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога: Учебное пособие. - М.: ВЛАДОС, 2004.

56.   Сапогов В.М. "Правовой статус несовершеннолетнего в Российской Федерации" как дисциплина по выбору для студентов юридических вузов // Сб. научных трудов Академии права и управления. Вып.1. М., 2001.

57.   Социология: Основы общей теории: Учебник / Отв. ред. Г.В. Осипов, Л.Н. Москвичев. М., 2002.

58.   Сперанский К.К. Уголовно-правовая борьба с преступлениями несовершеннолетних и против несовершеннолетних. Ростов-на-Дону, 1991.

59.   Супатаев М.А. Права человека и цивилизация // Права человека: итоги века, тенденции, перспективы / Под ред. Е.А. Лукашевой. М., 2002.

60.   Трофимчук Н.А. Нет ничего важнее толерантности // Государственная служба. 2001. N 2.

61.   Шахов М.О. Концептуальные основы формирования государственной вероисповедальной политики // Право и религия. 2001. N 1.

62.   Шкатулла В.И. Образовательное право. М., 2001.


[1] Бреслав Г.М. Эмоциональные особенности формирования личности: Норма и отклонения. - М.: Педагогика, 1990. С. 67.

[2] Востpокнутов Н. В., Василевский В. Г. Патологическое агpессивное поведение детей и подpостков. Комплексная оценка на этапах возpастного психического pазвития. // Российский психиатрический журнал. – 2000. - № 2. С.12.

[3] Захаров А.И. Предупреждение отклонений в поведении подростка. – СПб: Союз, 2001. С. 122.

[4] Изард К. Эмоции человека: [Пер. с анг.] / Под ред. Гозмана Л.Я., Егоровой М.С. - М.: Изд-во МГУ, 1980. С. 89.

[5] Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. - М.: Изд-во МГУ, 1976. С. 104.

[6] Возрастная и педагогическая психология: Учебник для студентов пед. ин-тов / Давыдов В.В., Драгунова Т.В., Ительсон Л.Б. и др. / Под ред. Петровского А.В. - М.: Просвещение, 1979. С. 70.

[7] Востpокнутов Н. В., Василевский В. Г. Патологическое агpессивное поведение детей и подpостков. Комплексная оценка на этапах возpастного психического pазвития. // Российский психиатрический журнал. – 2000. - № 2. С.12.

[8] Захаров А.И. Предупреждение отклонений в поведении ребенка. – СПб: Союз, 2001. С. 60.

[9] Коломинский Л.Я., Панько Е.А. Диагностика и коррекция психического развития. – Минск: ’Унiверсiтэцкае’, 2005. С. 172.

[10] Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога: Учебное пособие. - М.: ВЛАДОС, 2004. С. 134.

[11] Вилюнас В.К. Психология эмоциональных явлений. - М.: Изд-во МГУ, 1976. С. 97.

[12] Гущина Е. Развитие агрессивности у детей. // Домашний психолог. – 2005. - № 4. С. 44.

[13] Игошев К.Е. Психология преступных проявлений среди молодежи. М, 1999. С. 88.

[14] Преступность и правонарушения. Статистический сборник. М., 2005. С. 29.

[15] Домова А.И. Социально-психологические аспекты преступности  несовершеннолетних. - М. Юридическая литература, 2005. С. 104.

[16] Астемиров З.А. Уголовное наказание и ответственность несовершеннолетних. М, 2004. С. 73.

[17] Домова А.И. Социально-психологические аспекты преступности  несовершеннолетних. - М. Юридическая литература, 2005. С. 64.

[18] Криминологические и уголовно-правовые идеи борьбы с преступностью. М, 2004. С. 127.

[19] Борьба с вовлечением несовершеннолетних в преступную деятельность. М.,  2004. С. 208.

[20] Игошев К.Е. Психология преступных проявлений среди молодежи. М, 2004. С. 40.

[21] Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М., 2004. С.12.

[22] Права человека: Учебник для вузов / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 2005. С.136-137, 170-171.

[23] Ковлер А.И. Антропология права: Учебник для вузов. М., 2004. С.379-381.

[24] Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: Учебник. М., 2005. С.336-337.

[25] Папаян Р.А. Христианские корни современного права. М., 2002. С.106-107.

[26] Концепция демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года. Одобрена Распоряжением Правительства РФ от 24 сентября 2001 года N 1270-р // СЗ РФ. 2001. N 40. Ст.3873.

[27] СЗ РФ. 2002. N 11. Ст.1057.

[28] Пункт 60 Типового положения об общеобразовательном учреждении, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 19 марта 2001 года // СЗ РФ. 2001. N 13. Ст.1252.

[29] Пункт 1 ст.4 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1998. N 31. Ст.3802; 2000. N 30. Ст.3121.

[30] СЗ РФ. 1996. N 21. Ст.2460.

[31] Международно-правовое обеспечение безопасности человека (по материалам "круглого стола") // Государство и право. 2001. N 7. С.112-114.

[32] Венберг Л. Российское образование: записки вовлеченного // Отечественные записки. 2002. N 2. С.43-44.

[33] Афанасьев Ю.Н. Образовательная антиутопия // Отечественные записки. 2002. N 1. С.41.

[35] Шахов М.О. Концептуальные основы формирования государственной вероисповедальной политики // Право и религия. 2001. N 1. С.6.

[36] Богданов В.В. Российское образовательное законодательство: актуальные проблемы // Сб. научных трудов Академии права и управления. Вып.1. М., 2001. С.25.

[37] СЗ РФ. 2002. N 11. Ст.1057.

[38] Сапогов В.М. "Правовой статус несовершеннолетнего в Российской Федерации" как дисциплина по выбору для студентов юридических вузов // Сб. научных трудов Академии права и управления. Вып.1. М., 2001. С.65-68.

[39] Шкатулла В.И. Образовательное право. М., 2001.

[40] Геополитика и национальная безопасность: Словарь основных понятий и определений / Под общ. ред. В.Л. Манилова. М., 1998. С.166-167.

[41] Алферов Ж.И. Наука, образование и национальная безопасность // Научные проблемы национальной безопасности Российской Федерации. Вып. 3. М., 2002. С.283-291.

[42] Супатаев М.А. Права человека и цивилизация // Права человека: итоги века, тенденции, перспективы / Под ред. Е.А. Лукашевой. М., 2002. С.279.

[43] Социология: Основы общей теории: Учебник / Отв. ред. Г.В. Осипов, Л.Н. Москвичев. М., 2002. С.385-386.

[44] Афанасьев Ю.Н. Указ. соч. С.41.

[45] Сперанский К.К. Уголовно-правовая борьба с преступлениями несовершеннолетних и против несовершеннолетних. Ростов-на-Дону, 1991. С.5.

[46] Бытко Ю.И. Учение о рецидиве преступлений в российском уголовном праве: история и современность. Саратов: СГАП, 1998. С.139-140.

[47] Зырянов В.Н. Попустительство по службе, совершаемое в правоохранительной сфере (уголовно-правовая оценка, проблемные ситуации в законодательстве и правоприменительной практике и пути их решения). Ставрополь: СГУ, 1999. С.96.

[48] Российская газета. 1999. 30 июня. С.4-6.

[49] Игнатов А.Н., Красиков Ю.А., Побегайло Э.Ф. и др. Концептуальные начала уголовного законодательства Российской Федерации // Советская юстиция. 1992. N 3. С.2-3.

[50] Алексеев С.С. Структура советского права. М.: Юридическая литература, 1975. С.143.

[51] Там же.

[52] Там же.

[53] Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии: Учебное пособие. М.: Дело, 2005. С.118.

[54] Лукич Р. Методология права / Пер. с сербохорватского В.М. Кулистова; Под ред. и с вступ. ст. Д.А. Керимова. М.: Прогресс, 1981. С.223.

[55] Керимов Д.А. Философские проблемы права. М.: Мысль, 1972. С.282.

Похожие работы на - Профилактика преступности несовершеннолетних

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!