Особенности перевода художественного текста через его контекст на примере произведения А.П. Чехова "Вишневый сад"

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Английский
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    191,85 kb
  • Опубликовано:
    2011-01-28
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Особенности перевода художественного текста через его контекст на примере произведения А.П. Чехова "Вишневый сад"

Введение

 

Проблема контекста неоднократно ставилась и решалась в трудах многих лингвистов. Под контекстом понимается непосредственное лексическое окружение данного слова или выражения в речи, окружение, которое делает ясным значение этого слова или придает ему какие-то новые оттенки.

В дипломной работе речь пойдет о переводе художественном, который, как и любой другой, призван воспроизвести средствами переводящего языка все то, что сказано на исходном языке. Особенности же его и специфика возникающих проблем определяются, прежде всего, спецификой самого художественного текста, его весьма серьезными отличиями от других типов текстов. В художественной литературе используются образы в широком смысле слова, ибо искусство есть мышление образами. Образность создается писателем самыми разнообразными языковыми средствами, и для этого он пользуется всем богатством языка. Поэтому переводчик должен особенно тщательно взвешивать все детали, из которых складывается художественное впечатление, чтобы в переводе не лишить произведение его яркости, красочности и индивидуальных особенностей стиля автора. Следует помнить, что художественный перевод не является арифметической задачей, допускающей лишь одно решение.

Актуальность данного исследования заключается в том, что несмотря на освещенность понятия контекста в учебной литературе, вопросы его практического использования на примерах художественных текстов оставляют широкое поле для исследования.

Целью данной дипломной работы является показать значение контекста и его деталей на примере перевода произведения А.П. Чехова «Вишневый сад». Для достижения цели предполагается решить следующие задачи:

- Проанализировать состояние проблемы в научной литературе по теории перевода;

- Определить особенности художественного перевода;

- Изучить понятие контекста и его роль в работе переводчика;

- Выявить переводческие модификации, использованные в переводе произведения «Вишневый сад»;

- Провести сравнительный анализ фразеологизмов, используемых в произведении.

Объект исследования: контекст произведения и его перевод.

Предмет – способы передачи контекста произведения.

Методы исследования: анализ теоретико-методологической литературы по проблеме исследования, описательно-логический, метод сопоставительного анализа перевода - сравнение оригинального текста, его структуры, различных присущих ему особенностей с тем, что сделал из этого текста переводчик при переложении его на другой язык.

Научная новизна состоит в том, что роль контекста в переводе художественной литературы недостаточно изучена на сегодняшний день.

Основные положения, выносимые автором на защиту:

- Материалом исследования послужили работы известных теоретиков переводоведения – В.Н. Коммисарова, Я.И. Рецкера, Л.С. Бархударова, Т.А. Казаковой, М.М. Морозова, Р. Левицкой, А. М. Фитермана;

- Художественный перевод выделяется в отдельный вид перевода;

- Контекст, в котором употреблена языковая единица, влияет на выбор соответствия при переводе;

- Языковые единицы могут выражать различные значения в зависимости от контекста и требуют особых приемов при переводе.        

Практическая ценность работы состоит в возможности применения ее положений в курсах стилистики, преподавании теории и практики перевода с русского языка на английский, интерпретации художественного текста.

Поставленные задачи определили структуру работы. Она состоит из введения, двух глав и заключения с основными выводами.

 

 

1. Контекстуальность как основа передачи речевой деятельности

 

1.1 Лингвокультурологический аспект переводоведения

 

Перевод – одно из древнейших занятий человека. Различие языков побудило людей к этому нелегкому, но столь необходимому труду, который служил и служит целям общения и обмена духовными ценностями между народами.

Самое общее понимание сути перевода сводится к его трактовке как средства межъязыковой коммуникации. Перевод рассматривается как вид языкового посредничества, при котором содержание иноязычного текста (оригинала) передается на другой язык путем создания на этом языке информационно и коммуникативно равноценного текста.

Перевод как вид человеческой деятельности имеет долгую историю. Своими корнями он восходит к тем временам в истории человечества, когда праязык начал распадаться на свои отдельные разновидности и возникла необходимость в людях, способных выступать в роли посредников при общении представителей разных языковых общин, так поязвились «билингвы», помогавшие общению между «разноязычными» коллективами. С возникновением письменности к таким устным переводчикам – «толмачам» присоединились и переводчики письменные, переводившие различные тексты официального, религиозного и делового характера. С самого начала перевод выполнял важнейшую социальную функцию, делая возможным межъязыковое общение людей. Распространение письменных переводов открыло людям широкий доступ к культурным достижениям других народов, сделало возможным взаимодействие и взаимообогащение литератур и культур.

В последующие периоды перевод занимал важное место в жизни многонациональных империй и государств. Известно, что указы властителей древнего Вавилона и Ассирии переводились на главные языки народов, входивших в состав этих империй.

Позже широкое распространение получил перевод религиозных текстов, а затем литературных произведений. У переводчиков есть свои святые и мученики. Святой Иероним был канонизирован за перевод Библии с древнегреческого на латинский язык в IV в. н.э. В 1545 г. по приговору Святой Инквизиции был казнен Этьен Доле: ему ставили в вину перевод на латинский язык Диалогов Платона, в которых высказывалась мысль о возможности перевоплощения души.

Несмотря на долгую историю перевода как вида человеческой деятельности, наука о закономерностях переводческого процесса возникла лишь в середине XX в. Столь запоздалое ее становление объясняется, по-видимому, самим характером перевода, который соотносится со многими дисциплинами. Перевод в отличие, скажем, от исследования физических или химических свойств веществ возникает не в отдельной, самостоятельной области, а на стыке ряда областей. В нем сопоставляются не только разные языки, но и соответствующие культуры с их мировоззренческими, социальными и поведенческими особенностями. Понимание перевода поэтому зависит не только от прогресса в области языкознания, но и от степени осознания его комплексной природы, а также уровня развития целого ряда смежных наук. В середине XX в. все эти условия начинают постепенно выполняться.

До XX в. масштабы переводческой деятельности были сравнительно ограниченными, переводчиков было мало. Первыми теоретиками перевода были сами переводчики, стремившиеся обобщить свой собственный опыт, а иногда и опыт своих собратьев по профессии. Понятно, что с изложением своего «переводческого кредо» выступали наиболее выдающиеся переводчики всех времен и, хотя высказываемые ими соображения не отвечали современным требованиям научности и доказательности и не складывались в последовательные теоретические концепции, все же целый ряд таких соображений и сегодня представляет несомненный интерес. В свое время видный советский лингвист А.А. Реформатский дал отрицательный ответ на вопрос о возможности создания «науки о переводе», аргументируя это тем, то поскольку практика перевода пользуется данными различных отраслей науки о языке, она не может иметь собственной теории.

Но в начале XX в. происходит явление, получившее название информационного взрыва. Создание Лиги Наций, а затем и Организации Объединенных Наций повлекло за собой беспрецедентное увеличение личных контактов и объема печатных материалов. Одновременно происходили многократное расширение международных контактов среди ученых и работников культуры, рост туризма и увеличение международной переписки. Все это хорошо известно. Менее известен тот факт, что вслед за информационным взрывом последовал «переводческий взрыв». Возникла острая необходимость в большом количестве переводчиков – профессионалов высокой квалификации, способных за короткий срок переводить большой объем текстов самого разнообразного характера. Для подготовки требуемого количества опытных переводчиков были созданы многочисленные школы. Но тут встал вопрос о необходимости создания переводческой науки и действенной методики преподавания этой дисциплины. Этому способствовали осознанная общественная потребность в научном обобщении переводческой деятельности, развитие языкознания, теория коммуникации и других отраслей знания, обеспечивших научную базу для изучения перевода, и, наконец, появление серьезных переводческих исследований, убедительно доказавших возможность и перспективность создания научного направления для выявления сущности перевода как процесса межъязыковой и межкультурной коммуникации. Одна из первых попыток создания полноценной теории перевода была предпринята в трудах русских ученых А.В. Федорова и Я.И. Рецкера. Они разработали лингвистическую теорию перевода, получившую название теории регулярных соответствий. Полного осознания перевода как междисциплинарного явления еще не было, и внимание исследователей вполне обоснованно было сосредоточено на его языковом аспекте.

Значение этой теории трудно переоценить. Ее авторы были пионерами, одними из первых среди тех, кто дал четкое определение переводческих процессов. Они нащупали два узловых понятия в переводе – переводческие соответствия и переводческие преобразования.

Важнейшим достижением созданной ими теории является определение механизмов перевода, основанных на взаимоотношениях между логическими понятиями. Это трансформации генерализации и конкретизации наряду с метонимическим и антонимическим видами перевода.

Положения теории регулярных соответствий легли в основу большого количества учебников и учебных пособий, на которых воспитывалось не одно поколение переводчиков.

Теория регулярных соответствий была началом огромной работы, и в ней, естественно, были свои недочеты. Основным среди них было отсутствие четкой грани между языком как набором формальных средств и речью, понимаемой как использование формальных языковых средств для целей общения. В качестве соответствия – основы для сопоставления двух языков – использовались языковые единицы, слова и грамматические конструкции. Об этом свидетельствуют названия разделов в учебных пособиях, озаглавленные «Перевод прилагательных», «Перевод артикля» и т.п.

Остановимся на соотношениях между языком и речью. Язык не только отражает реальность, но интерпретирует ее, создавая особую реальность, в которой живет человек. А.М. Хайдеггер назвала язык «домом бытия». Это сложнейшее явление. Язык – это клад, практикою речи отлагаемый во всех, кто принадлежит к одному общественному коллективу, это – грамматическая система, потенциально существующая в каждом мозгу или, лучше сказать, в мозгах этой совокупности индивидов, ибо язык не существует полностью ни в одном из них, он существует в полной мере лишь в массе. (Ф. де Соссюр Курс общей лингвистики М. Логос, 1985, стр. 19/250)

Язык – стихийно возникшая в человеческом обществе и развивающаяся система дискретных (членораздельных) звуковых знаков, служащая для целей коммуникации и способная выразить всю совокупность знаний и представлений человека о мире. (Гумбольд В. Язык и философия культуры, М. 1985, стр. 28/383)

Язык есть знаковая (семиотическая) система особого рода наиболее сложная и наиболее универсальная из всех существующих в человеческом обществе знаковых систем. Основной функцией языка, как и любой знаковой системы, определяющей его характер и природу, является функция общения ("коммуникации"). (Бархударов Л. С. Язык и перевод (Вопросы общей и частной теории перевода )М., "Междунар. отношения", 1975, стр. 59/238 )

Таким образом, все определения представителей разных эпох, стран и школ сходятся в главном: язык — это средство общения, средство выражения мыслей. В языке находят свое отражение и формируются ценности, идеалы и установки людей, то, как люди думают о мире и о своей жизни в этом мире.

Под речью понимают деятельность людей по использованию языкового кода, употреблению знаковой системы, речь – это язык в действии. В речи единицы языка вступают в различные отношения, образуя бесчисленные множества комбинаций. Речь всегда развёртывается во времени, она отражает особенности говорящего, зависит от контекста и ситуации общения. (Русский язык и культура речи)

Речь – это коммуникативная деятельность, способность использовать язык для общения и передачи информации. (Мирошниченко А.А. Деловое общение Учебный курс, 7/254)

Из данных определений можно сделать вывод, что речь – проявление и функционирование языка, сам процесс общения; она единична для каждого носителя языка. Это явление переменное в зависимости от говорящего лица. Из определений видно, что язык и речь – явления разные. Язык – это система знаков, речь – это деятельность по использованию этих знаков. Между языком и речью существует как некое различие, так и некая связь.

Язык – это некая потенция, возможность, а речь – это реализация этой возможности. Оперируя элементами языка, мы получаем речь. Язык – это система знаков и их возможностей, а речь – последовательное выстраивание этих знаков, реализация их возможных значений и связей. Язык дает средства, речь использует эти средства.

Язык социален – он принадлежит определенному народу. Язык не зависит от отдельного человека. Речь является исключительно продуктом говорения индивидуума. Коллективная речь невозможна.

Продуктом речевой деятельности становятся конкретные тексты, создаваемые говорящими в устной или письменной форме. Если язык существует независимо от того, кто на нём говорит (на латинском языке или санскрите, например, уже давно никто не говорит), то речь всегда привязана к говорящему. Только речь отдельного человека может быть правильной или неправильной, испорченной или улучшенной. Язык является объективной данностью, он вне наших стараний его сгубить или изувечить; наоборот, стиль поведения в языке мы выбираем сами. Для успешного общения недостаточно существования развитого языка. Важную роль играет качество его использования или качество речи каждого говорящего, уровень коммуникативной языковой компетенции собеседников. Под коммуникативной языковой компетенцией понимается совокупность лингвистических (знания языковой системы), социолингвистических (владение социальными нормами: речевым этикетом, нормами общения между представителями разных возрастов, полов и социальных групп) и прагматических (навыки использования языковых средств в определённых функциональных целях, распознавания разных типов текстов, умение выбирать языковые средства в зависимости от особенностей ситуации общения и т.п.) знаний и умений, позволяющих осуществлять ту или иную деятельность с помощью речевых средств. (Русский язык и культура речи)

Вобрав в себя все достижения, теоретическая мысль переводоведения продолжала развиваться. В своем последующем развитии она не отвергла теорию регулярных соответствий, а пошла по пути преодоления присущих ей недостатков. Сказанное, в частности, относится к фундаментальному понятию переводческого соответствия, трактуемому как основа для сопоставления задействованных в переводе языков. Сохраняя это понятие, каждая последующая модель наполняла его иным содержанием. В трансформационной модели перевода основой для сопоставления двух языков служат глубинные ядерные структуры, в семантической модели - семантические компоненты, а в ситуативной – предметная ситуация.

Возникновение каждой модели объяснялось желанием преодолеть недостатки предшествующей теории. Общим недостатком названных выше моделей было то, что они ограничивались описанием лишь одной стороны языкового общения, а именно, передачей информации об окружающем мире. Использование данных не только языкознания, но и других наук, в частности теории коммуникации и культурологии, позволило преодолеть этот недостаток и многократно расширить понимание механизмов перевода.

Современная теория перевода в качестве отправной точки исходит из того, что перевод, как и язык, является средством общения. Отсюда название этой теории – коммуникативная модель перевода. Существует немало описаний перевода, отражающих те или иные его особенности как акта межъязыковой коммуникации. Среди них – одно из наиболее разработанных – предлагается в трудах немецких ученых О. Каде и А. Нойберта. Своим последующим развитием коммуникативная теория во многом обязана исследованиям русских ученых В.Н. Комиссарова и А.Д. Швейцера. Их вклад в современное понимание переводческого процесса и разработку методических материалов для курса учебного перевода трудно переоценить.

Исследуя перевод, как особый вид речевой коммуникации, теория перевода не ограничивается анализом его языкового механизма. Ведь перевод – это не только взаимодействие языков, но и взаимодействие культур. В переводе находят свое отражение ситуация порождения исходного текста и ситуация перевода. Едва ли удастся адекватно описать процесс перевода, не учитывая того, что он осуществляется не идеализированным конструктом, а человеком, ценностная и психологическая ориентация которого неизбежно сказывается на конечном результате. [Комиссаров В.Н. Слово о переводе – М.: Международные отношения – 1973 –215с.]

Предполагается, что переводчик в равной (или почти в равной) степени владеет как исходной, так и переводящей культурами. Между тем, это далеко не так, и в большинстве случаев переводчик весьма приблизительно оценивает, а следовательно, и переводит те или иные элементы или целые категории исходного текста в сопоставительно-культурном плане. (Казакова,9)

Исходя из вышесказанного, точный перевод невозможен уже в силу того, что разные языки отличаются как по грамматическому строю, так и по простому количеству слов, не говоря уже о различии культур, что тоже может иметь влияние на способ и результаты перевода. При этом, если сопоставительные грамматики и двуязычные словари существуют и даже в достаточно подробных вариантах, в том числе и для соотношения русского и английского языков, то практически не существует никаких сопоставительных справочников по культурам разных народов. От правильного подхода к проблеме передачи национального колорита во многом зависит решение проблемы сочетания точности перевода и творческой свободы. (Морозов,18)

Перу Голсуорси принадлежит набросок, озаглавленный Joy of Life. Процитируем начало этого наброска:

“It was a neighbourhood of Berkeley Square, and I had come out of a drawing-room, warm, scented and full of “portable property.” The hall door was closed behind me, the East wind caught me in the face, and I walked into a child.”

Это буквальный перевод:

«Это было по соседству с (неподалеку, поблизости от) Баркли-сквер. Я вышел из гостиной, где было тепло, пахло духами и где было много «движимой собственности». За мной затворилась парадная дверь, восточный ветер пахнул мне в лицо, и я чуть было не наступил на ребенка».

Данный перевод не может нас удовлетворить: сразу же чувствуется, что это не оригинальное произведение, но перевод; в русском тексте появилось что-то искусственное, натянутое. Если бы мы переводили, например, археологический документ, мы были бы обязаны следовать требованию максимальной точности, поясняя наш перевод, в случае необходимости, комментариями. Но мы переводим художественную прозу. Чтобы сохранить ее художественные качества, сохранить свежесть подлинника, мы должны, прежде всего, избавиться от искусственности, натянутости, должны добиться того, чтобы наш перевод звучал как оригинальное произведение и чтобы читатель не мог по самому языку догадаться, что имеет дело с переводом.

Выражение «движимая собственность» звучит искусственней, тяжеловесней, чем “portable property”. Мы, несомненно, должны чем-то заменить его. Обратимся к контексту всего отрывка. В нем тепло и богатство гостиной противопоставлено холоду улицы, по которой бродит нищий ребенок. Созданию этого контраста служит и деталь “portable property”. Поэтому “full of portable property” можно перевести «где было много дорогих вещей» или «где было много дорогих картин и дорогой мебели». Во всяком случае. В таком случае, такой вариант лучше, чем вариант «где было много «движимой собственности». При этом мы не отступаем от смысла подлинника. В одном переводе это место было передано следующим образом: «на всем лежала печать собственности». Но это уже вольность, привнесение в подлинник того, чего в нем нет. Мы должны помнить, что мы переводим, а не пишем самостоятельное произведение. Мы обязаны точно следовать смыслу подлинника. Всмотримся глубже в контекст, перешагнем границы данного наброска. Голсуорси упоминает, что богатая гостиная находилась по соседству с Баркли-сквер. Это – самый фешенебельный район Лондона. Голсуорси описывает гостиную английских богачей, обставленную в стиле богатых домов викторианской Англии. Для этого стиля было типично обилие всевозможных ценных безделушек, расставленных в комнатах. «Ценных безделушек» - вот наиболее точный перевод “portable property” в данном контексте.

Этот пример еще раз показывает, что воссоздание подлинника неразрывно связано с углубленным его понимаем и что без знания жизни, социальной среды, исторической эпохи нельзя создать художественного перевода.

В переводе «восточный ветер пахнул мне в лицо» чего-то не хватает. Дело в том, что East wind в Лондоне – резкий, пронизывающий холодный ветер. «Восточный ветер» не вызывает такой ассоциации; точней, поэтому, перевести «холодный ветер пахнул мне в лицо». И это не только точней, но и выразительней, потому что противопоставление теплой богатой гостиной и холодной улицы является здесь не случайным, но имеет существенное значение в общей идейной направленности переводимого произведения.

Без глубокого понимания подлинника невозможно создать правильного, точного перевода, точно так же как не будет правильным, точным перевод, не передающий национального своеобразия подлинника. Тем не менее тексты, основанные преимущественно на общекультурных ценностях или, по крайней мере, на сопоставимых ценностях, вполне успешно переводятся, если сосредоточить внимание на передаче общих и универсальных понятий и не преувеличивать непереводимость стилистических, эмоциональных и оценочных компонентов исходной информации, которые чаще всего и создают проблемы, так как имеют различную манифестацию в разных национально-культурных традициях. Эти проблемы колеблются в довольно широком диапазоне: от отдельных непереводимых элементов до всего исходного текста, причем характер одной и той же проблемы меняется в зависимости от направления перевода. Когда мы переводим деловое письмо в английского языка на русский, английская форма обращения Dear Sir довольно часто передается русским соответствием Дорогой сэр. Эта формула не является естественной для русского делового стиля. Но тем не менее приемлема при переводе в силу большей толерантности русской культуры к иностранным заимствованиям, хотя и придает тексту легкий оттенок иронии в русском восприятии, то есть является не вполне адекватным переводом с точки зрения эмоционально-стилистической окраски текста. Более естественной для русского текста делового письма была бы формула Уважаемый господин директор, хотя он не является адекватным переводом с точки зрения лексико-семантического состава исходной формулы. Таким образом, переводчик с английского на русский язык имеет пространство для маневра, выбирая из двух не вполне адекватных соответствий то, которое допустимо по ситуации. (Казакова, 10)

Однако та же самая проблема проявляется иначе при переводе с русского языка на английский делового обращения типа Глубокоуважаемый господин Шредер! – вне всякого сомнения ни восклицательный знак, ни дословный перевод формулы Deeply respected Mr. Schroeder! Будут безусловно неприемлемы в качестве соответствия, так как англосаксонская традиция обращения в этом плане гораздо более консервативна, и неточное воспроизведение традиционной формулы (Dear Sir или Dear Mr. Schroeder) воспринимается без всякого юмора как нарушение основ делового этикета.

Разрешение таких или подобных проблем достигается благодаря коммуникативно-посреднической деятельности переводчика, существующим грамматическим справочникам, двуязычным словарям и пособиям по культуре разных народов (а еще лучше – благодаря личному культурному опыту переводчика). Эта постоянная переменная, то есть коммуникативный успех при относительной переводимости, в большой степени зависит от того, насколько правильно переводчик выбирает способ перевода, применяет соответствующую стратегию и определяет единицы перевода.

Если говорить практически, то перед переводчиком всегда ставятся два взаимоисключающих требования:

1. Переведенный текст должен быть максимально близким к тексту оригинальному.

2. Восприятие перевода человеком иной культуры должно быть максимально близким к восприятию оригинала человеком культуры первоначальной.

Так что же: для обеспечения правильного восприятия нужно превратить памятник Фошу в мавзолей Ленина, а Форсайта переделать в Иванова? Если следовать второму требованию, да. Но тогда придется последовательно трансформировать и другие реалии, и в результате возникнет роман, полностью соответствующий замыслам Голсуорси по контексту (то есть – взаимодействующий с русским читателем так же, как оригинал – с английским), но полностью отличающийся от пего по тексту.

Между двумя крайностями возможен целый спектр переводов, различающихся степенью аутентичности текста и адекватности контекста.

Выполняя перевод, переводчик прежде всего определяет способ перевода, то есть меру информационной упорядоченности для переводного текста. Первая ступень в выборе способа упорядоченности заключается в определении того, в каком виде должен быть представлен исходный текст в переводящей культуре: полностью или частично. В зависимости от коммуникативного задания на этом этапе выбирается либо полный, либо сокращенный перевод (в некоторых источниках именуемый также реферативным, хотя эти термины не вполне адекватны).

Сокращенному переводу могут подлежать практически все типы текстов: от простого делового письма до романа. Результатом применения сокращенного перевода являются такие тексты, как тезисы, конспекты, рефераты, аннотации, переложения, дайджесты и т.п. Всякий раз размеры такого текста, его лексико-семантический, синтаксический и стилистический образ зависят от того способа, который выбирается переводчиком для достижения цели. В сущности, сокращенный перевод выполняется одним из двух фундаментальных способов перевода: выборочный перевод или функциональный перевод.

В отличие от сокращенного перевода полный перевод направлен на тщательное воспроизведение всех компонентов информационной упорядоченности исходного текста в единицах переводящего языка. Полный перевод может осуществляться различным способами, но наиболее распространенными можно считать следующие: буквальный, или пословный перевод, семантический перевод и коммуникативный перевод.

Выбирая тот или иной способ перевода, переводчик помимо всех прочих обстоятельств руководствуется еще и тем соображением, что в чистом виде какой-либо из способов в реальном переводческом процессе действует редко: как правило, большинство сложных текстов переводятся с применением различных способов, однако один из них является ведущим и определяет характер отношений между исходным и переводным текстом в целом, диктуя и условия членения исходного текста, и определение единиц перевода, а также выбор переводческих приемов, с помощью которых исходный текст непосредственно преобразуется в переводной.

 

 

1.2 Художественный перевод – это искусство

 

1.2.1 Роль художественной литературы

Литературно-художественный стиль, в ряду стилей занимает самостоятельное, особое место. Он выполняет эстетическую функцию, хотя одновременно направляет действия людей, текст воспитывает, убеждает, одухотворяет, вдохновляет… (Львов М.Р. Основы теории речи М. Академия, 2002, стр. 142)

Художественный стиль – самый подвижный, творчески развиваемый из всех стилей. Художественный стиль не знает никаких преград на пути своего движения к новому, ранее неизвестному. Более того, новизна и необычность выражения становится условием успешной коммуникации в рамках этого функционального стиля. (creation, которые так же могут использоваться при переводе

Имя существительное + предложно-падежная форма имени существительного

 

Таблица 14

А.П. Чехов

Ann Dunnigan

Constance Garnett

Kathleen Mary Cook and Ivy Litvinov

Любовь Андреевна. Это камень на моей шее…

Lyubov Andreyevna: My love is like a stone tied round my neck…

Lyubov: It’s a millstone round my neck…

Ranevskaya: He’s a millstone about my neck.


 

Используя millstone в качестве перевода слова «камень» переводчики подчеркивают именно бремя, гнёт, груз, данный фразеологизм является эквивалентом русскому камень на шее - to have / fix a millstone about one's neck. Однако возможет так же перевод an albatross around one's neck, чтобы подчеркнуть именно тяжесть ноши, бремя, гнет.

Предложно-падежная форма имени существительного + предложно-падежная форма имени существительного

 

Таблица 15

А.П. Чехов

Ann Dunnigan

Constance Garnett

Kathleen Mary Cook and Ivy Litvinov

Пищик. Не надо принимать медикаменты, милейшая... от них ни вреда, ни пользы...

Pishtchik: Don’t take medicaments, dearest lady, they do neither harm nor good.

Pishtchik: You shouldn’t take the medicines, my dear madam… they do no harm no good.

Pishtchik: You oughtn't to take medicine, dear lady. It does you neither harm nor good.

Любовь Андреевна. Вы ничего не делаете, только судьба бросает вас с места на место, так это странно...

Lyubov Andreyevna: You do nothing; Fate tosses you about from place to place; and that's not right...

Lyubov: You do nothing. You are simply tossed by fate from place to place. That’s so strange.

Ranevskaya: You do nothing – you’re tossed about from place to place – so odd, isn’t it?

Лопахин: Со свиным рылом в калашный ряд…

Lopakhin: Like a pig in a pastry shop…

Lopahin: Like a pig in a bun shop…

Lopakhin: A silk purse out of a sow’s ear…

При переводе фразеологизма «ни вреда ни пользы» было использовано полное соответствие neither harm nor good и no harm no good. В данном случае перевод не зависит от контекста, т.к. имеет идентичную фразеологическую единицу в английском языке.

Для перевода фразеологизма «с места на место» можно использовать аналогичный английский фразеологизм - from pillar to post, который еще раз бы подчеркнул неустроенность жизни Трофимова, его неопределенный образ жизни.

Особенно интересен третий пример - со свиным рылом в калашный ряд. Здесь переводчики прибегли к частичному соответствию. Главное, что им удалось отразить смысл, заложенный в этом фразеологизме даже при отсутствии такой реалии, как «калашный ряд» переводчики смогли найти подходящие эквиваленты: pastry shop, bun shop. Последний перевод представляет собой аналогичный английский фразеологизм, имеющий общее значение, но иную словесно-образную основу – «из свиного уха шёлковый кошелёк не сошьёшь», т. е. такого человека не перевоспитаешь. Из контекста произведения мы знаем простом происхождении Лопахина, сына крепостного крестьянина, который сам говорит, что хоть он «в белой жилетке, желтых башмаках», но все равно не далеко ушел от простого крепостного.

Глагол + имя сществительное

 

Таблица 16

А.П. Чехов

Ann Dunnigan

Constance Garnett

Kathleen Mary Cook and Ivy Litvinov

Пищик. …пропадай моя телега, все четыре колеса

Pishtchik. ... perish my wagon and all its wheels!

Pishtchik: There goes my wagon and all four wheels!

Pishtchik: I’m well and truly done for!

Гаев. Дам я ему, держи карман шире

Gayev: I'll give it him right enough! Hold your pocket wide!

Gaev: Me give to him. Hold out your pocket!

Gayev: Let him have it. He’ll have a long wait!

Любовь Андреевна: О, мои грехи... Я всегда сорила деньгами без удержу как сумасшедшая.

Lyubov Andreyevna: Oh, the sins that I have committed... I’ve always squandered money at random like a madwoman…

Lyubov: Oh, my sins! I’ve always thrown my money away recklessly like a lunatic.

Ranevskaya: Oh, the sins that I have committed! I’ve always squandered money recklessly, like a crazy woman.

Любовь Андреевна: Она привыкла рано ставать и работать, и теперь без труда она как рыба без воды.

Lyubov Andreyevna: She's used to getting up early and working, and now with no work to do, she’s like a fish out of water.

Lyubov: She is used to getting up early and working, and now with no work to do, she’s like a fish out of water.

 

Очень интересен фразеологизм «держи карман шире», который имеет несколько аналогичных фразеологических единиц: see smb. at Jericho first, in a pig's eye I will, you've got a hope, fat chance, not on your Nelly. Однако в первых двух случаях используется пословный перевод, который являясь верным, лишает текст образности.

При переводе фразеологизма «сорить деньгами» использовалось частичное соответствие: «сорить деньгами» - to squander money (разбазаривать деньги), throw money (тратить деньги). Однако можно обратиться именно к фразеологизмам, имеющим идентичное значение: be flush with money, to chuck one's money about, to fling one's money about. Эта деталь очень важна в тексте, чтобы показать, что Любовь Андреевна неразумно тратила свои деньги, время и жизнь в целом.

Для перевода фразеологизма «как рыба без воды» использовался аналогичный английский фразеологизм - (to feel/be) like a fish out of water - (чувствовать себя) не в своей стихии; (быть) как рыба, вынутая из воды.

Глагол + наречие

 

Таблица 17

А.П. Чехов

Ann Dunnigan

Constance Garnett

Kathleen Mary Cook and Ivy Litvinov

Любовь Андреевна. Ведь все уже кончено там, имение продано или торги не состоялись, зачем же так долго держать в неведении!

Lyubov Andreyevna: It must be all over by now. Either the estate is sold, or the auction didn’t take place – but why keep us in suspense so long!

Lyubov: Why, everything must be over by now. The estate is sold, or the sale has not taken place. Why keep us so long in suspense?

Ranevskaya: It must be all over by now; the property’s sold; or the auction never came off; why does he keep me in suspense so long?

 

To keep smb. in suspense – держать кого-л. в напряжённом ожидании, неведении. Именно этот оборот использовали переводчики во всех трех примерах, он является полным соответствием русскому фразеологизму. Однако это не единственный фразеологизм, соответствующий русскому эквиваленту в данном контексте можно было бы использовать и следующий: to be in the dark about something.

Конструкция с сочинительным союзом

 

Таблица 18

А.П. Чехов

Ann Dunnigan

Constance Garnett

Kathleen Mary Cook and Ivy Litvinov

Варя. Все говорят о нашей свадьбе, все поздравляют, а на самом деле ничего нет, все как сон… У тебя брошка вроде как пчела.

Varya: Everyone talks about our marriage; everyone congratulates me, but, as a matter of fact, there is nothing in it; it’s all a dream. You’ve got on a brooch like a bee

Varya: Everyone is talking of our being married, everyone’s congratulating me, and all the while there’s really nothing in it; it’s all like a dream. You have a new brooch like a bee.

Varya: Everyone talks of our wedding, they congratulate me, and actually there’s nothing to it – it’s all like a dream. You have a brooch like a bee.

Шарлота. Ужасно поют эти люди… фуй! Как шакалы!

Charlotta: How badly these people do sing! Foo! Like jackals howling!

Charlotta:How shockingly these people sing! Foo! Like jackals!

Charlotta:How shockingly these people sing! Fie! Like jackals howling!

Трофимов: Будьте свободны, как ветер.

Trofimov: Be as free as wind.

Trofimov: Be free as the wind.

Trofimov: Be as free as the wind.

 

Во всех трех примерах использовалось частичное соответствие. Все как сон - it’s all a dream, it’s all like a dream. Это фразеологизмы, совпадающие по значению, образности, лексическому составу и стилистической окраске с небольшими расхождениями в грамматике; как шакалы - like jackals howling, like jackals; свободны, как ветер - as free as wind, free as the wind. Однако в последнем случае возможет так же перевод free as air, который является английским эквивалентом русскому фразеологизму.

Конструкция с отрицанием «не»

 

Таблица 19

А.П. Чехов

Ann Dunnigan

Constance Garnett

Kathleen Mary Cook and Ivy Litvinov

Пищик. Найдутся. Не теряю никогда надежды.

Pishchik: I’ll turn up. I never lose hope.

Pishtchik: It will turn up. I never lose hope.

Pishchik: I'll find it somewhere. I never lose hope.

Шарлота: Так хочется поговорить, а не с кем. Никого у меня нет.

Charlotta: One wants so much to talk, but there isn’t anyone to talk to. I have no one.

Charlotta: One wants to talk and has no one to talk to… I have nobody.

Charlotta: I long to talk so, and there’s no one to talk to, no friends, no relatives.

 

В первом примере переводчики использовали аналог данного фразеологизма в английском языке – not to lose hope.

Во втором же примере судя из контекста, мы знаем, что у Шарлоты нет родных, что еще маленькой девочкой она попала к немке, которая воспитывала и учила ее, поэтому в третьем варианте используется переводческий комментарий никого у меня нет - no friends, no relatives.

Выводы по второму разделу

Проанализировав работу можно оценить важность контекстуальных значений, которые являются необходимым атрибутом любого переводимого текста, в частности текста художественной литературы.

При взвешивании того, какой перевод требуется в данном случае нельзя не оценить при этом значение контекста. Контекст выявляет текстовую функцию той или иной языковой единицы и раскрывает то значение, которое слово приобретает в контексте исходного текста. Для передачи этого переводчики прибегают к переводческим модификациям, таким как сужение, расширение, нейтрализация или усиление, функциональная замена, описание.

При переводе «Вишневого сада» на английский язык были использованы практически все лексико-семантические модификации (расширение – too delicate, описание - a Liberal и т.д. )

А так же переводчики прибегали к таким лексическим приемам перевода, как транскрипция и калькирование. Но, используя контекст произведения можно было бы прибегнуть к функциональной замене, например: квас – soft drink.

В результате анализа фразеологизмов было обнаружено, что большее количество примеров представлено в конструкции «глагол + имя существительное». На наш взгляд, это связано с тем, что в русском языке основной смысловой конструкцией является та, в которой содержится информация и о предмете, и о его действии, либо о действии, совершаемом над предметом. Кроме того, в плане перевода представленных фразеологических единиц, необходимо сказать, что переводчики использовали либо абсолютные эквиваленты (с места на место - from place to place, как шакалы - like jackals, не теряю никогда надежды - never lose hope), либо относительные эквиваленты, когда при сохранении значения русского выражения в английском варианте есть некоторые отличия (экая прорва - greedy fellow, держать в неведении - keep in suspense), либо описательный перевод (сорила деньгами - squandered money).

 

Заключение

 

Для повышения образования каждого человека важно знакомиться с шедеврами мировой литературы. Однако не каждый может познавать произведения на языке-оригинале. Лишь благодаря писателям-переводчикам нам становятся доступны бесценные кладези всемирной литературы.

Невозможно переоценить перевод литературы, так как с ее помощью разные народы обмениваются друг с другом мыслями и идеями. И когда мы читаем переводной текст, мы воспринимаем его как художественный, и не задумываемся о том, какой труд приложил переводчик для максимально достоверной передачи смысла оригинала литературного произведения. Несомненно, что произведения русских писателей в переводе на английский язык должны стать понятными и близкими английскому читателю. Перевод должен читаться как оригинальное произведение.

На восприятие текста влияет многое: культура, подтекст, национальные особенности, быт и т.д., поэтому переводчику важно верно адаптировать текст ко всем этим условиям.

Если бы перевод был буквально дословным, то он был бы не способен отразить все глубины художественного произведения, его общий смысл. Стоит отметить, что часто художественный перевод может не совпадать с оригиналом, основное правило заключается в том, чтобы для носителей языка перевода было понятно то же, что и говорило исходное высказывание для носителей своего языка. И писатель-переводчик, как носитель языка, предлагает нам свое понимание оригинального текста.

Поэтому, художественный перевод должен быть всесторонне осмыслен с точки зрения оригинала, здесь уже не обойдешься только знанием иностранного языка, здесь нужно особое чутье, мастерство - уметь чувствовать языковые формы, игру слов, и уметь передать художественный образ.

В результате проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

Художественный перевод или, точнее, перевод поэтических и художественных произведений резко отличается от других видов перевода и требует не просто использовать старое, заученное раз и навсегда, а предполагает речевое творчество.

Во всех случаях, когда важным оказывается не само слово, а то значение, которое оно приобретает в контексте исходного высказывания, переводчики прибегают к переводческим модификациям.

При переводе переводчик имеет дело не с отдельными словами, сколько обусловленной исходным текстом системой зависимостей между словами, которые представляют иерархию контекстов.

 

Список использованных источников

 

1. Амосова Н.Н. О синтаксическом контексте. Лексикографический сборник. № 5 1998

2. Бархударов Л. С. Язык и перевод. Вопросы общей и частной теории перевода М., Международные отношения 1975

3. Брандес М.П., Провоторов В.И. Предпереводоведческий анализ текста. М. НВИ ТЕЗАУРУС 2001

4. Бреус Е.В. Основы теории и практики перевода с русского языка на английский. М. УРАО 2000

5. Бреус Е.В. Теория и практика перевода с английского на русский. М. 1998

6. Ванников Ю.В. О едином комплексе переводческих дисциплин. Вопросы теории и техники перевода. М. 1970

7. Виноградов В.В. Лексические вопросы перевода художественной прозы. М. 1978

8. Виноградов В.В. Стилистика, теория поэтической речи, поэтика. М. Высшая школа. 1963

9. Гальперин И. Р. Текст как объект лингвистического исследования. М., 1981

10. Гумбольд В. Язык и философия культуры, М. 1985

11. Джваршейшвили Р.Г. Психологическая проблема художественного перевода. Тбилиси. Мецниербера. 1984

12. Казакова Т.А. Практические основы перевода. Санкт-Петербург. СОЮЗ. 2000

13. Казакова Т. А. Теория перевода (лингвистические аспекты). М. Высшая школа, 1998

14. Комиссаров В.Н. Слово о переводе М. Международные отношения, 1973

15. Комисаров В.Н. Теория перевода М. Высшая школа, 1990

16. Копанев П.И. Вопросы истории и теории художественного перевода. Минск. 1972

17. Крупнов В.Н. В творческой лаборатории переводчика, М. 1995

18. Кухаренко В.А. Интерпретация текста. М. 2000

19. Латышев Л.К. Курс перевода (Эквивалентность перевода и способы ее достижения). М. 1983

20. Левицкая Т.Р., Фитерман А.М. Теория и практика перевода с английского языка на русский, Издательство литературы на иностранных языках, М. 1963

21. Ломтев Т. П. Общее и русское языкознание. М. 1976

22. Львов М.Р. Основы теории речи М. Академия 2002

23. Мирошниченко А.А. Деловое общение Учебный курс 1988

24. Миньяр-Белоручев Р. К. Теория и методы перевода. М., 1996.

25. Морозов М.М. Пособие по переводу русской художественной прозы на английский язык, М. 1956

26. Новиков А.Л. О контекстуальном смысле слова. Журнал «Филологические науки» №2, 2004

27. Перевод как лингвистическая проблема. Сборник статей. М. Московский университет. 1982

28. Переслегин С.Б. Доклад с Интерпресскона 1992.

29. Попович А. Проблемы художественного перевода. М. Высшая школа. 1988

30. Райс К. Классификации текстов и методы перевода (Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. - М., 1978

31. Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика. М. 1974

32. Соссюр Ф. Курс общей лингвистики М. Логос 1985

33. Сдобникова В.В. Петрова О.В. Теория перевода, М. Восток-запад, 2006)

34. Терехова Г.В. Теория и практика перевода: Учебное пособие. Оренбург, 2004

35. Толстой С.С. Основы перевода с английского языка на русский

36. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М. Высшая школа. 1983

37. Федоров А.В. Язык и стиль художественного произведения. М. 1963

38. Чехов А.П. Избранные сочинения М. Художественная литература 1988

39. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика М. 1973

40. Швейцер А.Д. Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты М. Наука,1988

41. Электронный словарь ABBYY Lingvo 12

42. Якобсон Р. О лексических аспектах перевода. М. 1985

43. http://cfrl.ru/chekhov.htm

44. http://m-miheev@rambler.ru

45. http://moiperevod.ru

46. http://www.slovopedia.com

Похожие работы на - Особенности перевода художественного текста через его контекст на примере произведения А.П. Чехова "Вишневый сад"

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!