Советский Союз. Послевоенный период восстановления хозяйства 1945-1953 гг.

  • Вид работы:
    Реферат
  • Предмет:
    История
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    25,36 kb
  • Опубликовано:
    2008-12-09
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Советский Союз. Послевоенный период восстановления хозяйства 1945-1953 гг.

Содержание

стр.

Введение

3

Основная часть

5

Заключение

25

Список используемой литературы

26

Введение

После победы в Великой Отечественной войне и капитуляции Японии 3 сентября 1945 г. начался совершенно новый период в жизни советского государства. В 1945 г. Советский Союз представлял собой победоносную, но полностью разрушенную страну. Для того, чтобы выиграть величайшую в истории войну, пришлось понести потери, которые превышали потери врага и вообще потери любой нации в любой войне. Только усилиями миллионов можно было поднять из руин разрушенные города, заводы, восстановить инфраструктуру. Этот период не может не волновать нас – граждан сегодняшней России, т.к. поколение наших родителей являются детьми тех трудных лет.

В ходе работы мной рассмотрен материал различных авторов – не только взгляд наших историков, но и работы зарубежных исследователей.

Книга английского историка Джеффри Хоскинга «История Советского Союза. 1917-1991» - это бесстрастный обзор истории некогда могущественного государства, взгляд поверх барьеров, установленных в нашем сознании. В работе особый упор делается на социально-политический аспект общества. Послевоенный период (1945-1953), по мнению автора, наиболее период установившегося тоталитаризма, время единоличного сталинского правления, когда экономика и политика были неразделимы. Данную работу отличают простота изложения, аргументированость, бескомпромиссность.

Написанный в 1990 году под руководством В. П. Островского учебник «История СССР» первое официальное учебное пособие после начала эпохи «перестройки» в котором открыто освещались малоизвестные события нашей истории, в первую очередь советской. Книга тем более интересна, т.к. представляла тогда взгляд отличный от идеологической позиции КПСС.

Учебная книга по истории «Россия и мир» подготовленная в 1994 году авторским коллективом Московского государственного педагогического университета под редакцией доктора исторических наук, профессора Данилова А. А. представляет собой первый трезвый взгляд на события послевоенного периода, который лишен как приукрашивания, так и чрезмерного очернения эпохи тех лет.

Монограмма Сергея Кара-Мурзы «История советского государства и права» свежий взгляд на развитие советского государства. Работа критически подходит к рассмотрению жизни советского государства в послевоенный период. Само понятие «послевоенный период» рассматривается автором как развитие государства до начала «перестройки». С. Кара-Мурза не без основания считает все эти годы неразрывным целым, в течение которого страна и общество преодолевало наследие войны и порожденных им проблем. В книге используются данные, ранее не известные широкому кругу читателей.

Во введении я раскрываю актуальность выбранной темы и провожу краткий обзор используемой литературы. В основной части я анализирую экономические последствия Великой Отечественной войны для советского государства, показываю развитие народного хозяйства СССР после Великой Отечественной войны, процессы происходящие в государстве и обществе в период с 1945 по 1953 гг.. В заключительной части работы  я подытожу весь собранный материал, сделаю выводы.

Последствия Великой Отечественной войны

Победа над фашизмом досталась СССР дорогой ценой. Военный ураган несколько лет бушевал над основными районами наиболее развитой части Советского Союза. Удару подверглись большинство промышленных центров на европейской части страны. В пламени войны оказались и все основные житницы — Украина, Северный Кавказ, значительная часть Поволжья. Разрушено было так много, что восстановление могло занять многие годы, а то и десятилетия.

В руинах лежали почти 32 тысячи промышленных предприятий. Накануне войны они давали стране 70% всего производства стали, 60 % угля. Из строя были выведены 65 тысяч километров железнодорожных путей. В ходе войны были разрушены 1700 городов, около 70 тысяч деревень. Более 25 миллионов человек лишились крова. Они подселялись к родственникам, которые и без того существовали в условиях ужасной скученности, жили даже в холодных землянках, вырытых среди городских развалин.

Но еще более тяжкими потерями были человеческие жизни. Почти каждая советская семья лишилась кого-то из близких за годы войны. По последним подсчетам, потери в ходе военных действий составили 7,5 млн. человек, потери среди мирного населения — 6-8 млн. человек. К военным потерям следует добавить смертность в лагерях, которые во время войны продолжали вовсю функционировать, осуществляя авральное строительство, лесоповал и горные работы в колоссальных, порожденных требованиями военного времени масштабах. Питание заключенных тогда, может быть, еще меньше соответствовало физическим потребностям человека, чем в мирное время. Всего между 1941 и 1945 гг. преждевременная смерть настигла около 20-25 млн. граждан СССР. Разумеется, наиболее велики были потери среди мужского населения. Сокращение численности мужчин 1910—1925 гг. рождения было ужасающим и вызвало постоянные диспропорции в демографической структуре страны. Очень много женщин той же возрастной группы остались без мужей. При этом они часто были матерями-одиночками, продолжавшими в то же время трудиться на предприятиях переведенной на военные рельсы экономики, остро нуждавшейся в рабочих руках. Так, по переписи 1959 г. на 1000 женщин в возрасте от тридцати пяти до сорока четырех лет приходилось только 633 мужчины. Результатом стало резкое падение рождаемости в 1940-х гг., и война была здесь не единственной причиной.

Планы восстановления экономики страны.

 

К восстановлению разрушенного хозяйства Советское государство приступило еще в годы войны, по мере того как освобождались занятые врагом территории. Но как первоочередная задача восстановление встало только после победы. Перед страной стоял выбор пути экономического развития. В феврале — марте 1946 г. Сталин вновь вернулся к лозунгу, выдвинутому незадолго до войны: завершение строительства социализма и начало перехода к коммунизму. Сталин предполагал, что для построения материально-технической базы коммунизма достаточно довести производство чугуна до 50 млн. т в год, стали — до 60 млн. т, нефти — до 60 млн. т, угля — до 500 млн. т.

Более реалистичным был четвертый пятилетний план. Разработка этого плана тесно связана с именем Н. А. Вознесенского, стоявшего в те годы во главе Госплана. Уже в сорок с небольшим лет он пользовался широкой известностью среди организаторов промышленности, экономистов. Сын мелкого конторского служащего, он в 16 лет, в 1919 г., вступает в ряды РКП (б). Весной 1921 г. едет поступать в Коммунистический университет им. Я. М. Свердлова, но получает отказ: слишком молод. Он добивается решения ЦК по этому вопросу и, в виде исключения, начинает учиться. Еще через 7 лет он слушатель, а затем преподаватель Экономического института красной профессуры. В 1935 г. становится доктором экономических наук. Н. А. Вознесенский быстро выдвинулся как организатор и практик планирования. В годы войны он фактически руководил комплексом промышленности, производившей важнейшие виды вооружений: наркоматами авиационной и танковой промышленности, вооружения и боеприпасов, черной металлургии. Сын своего времени, Вознесенский пытался внедрить в ту экономическую систему, которая сложилась после войны, элементы хозяйственного расчета, материального стимулирования, хотя и при сохранении решающей роли централизованного планирования.

Главный упор в четвертом пятилетнем плане делался на первоочередное восстановление и дальнейшее развитие промышленности, прежде всего тяжелой, а в частности военной. Сказывались такие внешнеполитические факторы как начало холодной войны, нависшая ядерная угроза, гонка вооружения. Таким образом, первая послевоенная пятилетка была не столько пятилетием восстановления народного хозяйства, сколько строительством новых предприятий военнопромышленного комплекса — заводов для строительства судов ВМФ, новых видов вооружения.

Восстановление промышленности, перевооружение армии.

В первые послевоенные годы экономика быстро набирала темпы своего развития. Значительно вырос объем машиностроительной продукции, увеличилась добыча нефти, газа, угля и других сырьевых материалов. Значительно выросло производство стали, цветных металлов, сделала шаг вперед технология производства. Заметные успехи в восстановлении хозяйства были достигнуты еще в первые годы после окончания войны. В кратчайшие сроки был восстановлен ДнепроГЭС и промышленные центры Юга России получили электроэнергию, поднялись из руин цементные заводы Новороссийска и вся их продукция была направлена в освобожденные от гитлеровцев районы страны. Быстро пошел уголь первых восстановленных шахт Донбасса, большое значение имело восстановление крупных машиностроительных заводов Ленинграда.

Совершенствование военной техники требовало освоения и внедрения прогрессивных технологических приемов и открытий науки. Сразу же после окончания войны происходит техническое перевооружение армии, насыщение ее новейшими образцами авиации, стрелкового оружия, артиллерии, танков. Больших сил потребовало создание реактивной авиации и ракетных систем для всех родов войск. В короткие сроки были разработано ракетное оружие тактического, затем стратегического назначения и противовоздушной обороны.

Была развернута широкая программа строительства как крупнотоннажных кораблей ВМФ, так и значительного подводного флота.

Огромные средства были сконцентрированы на реализации атомного проекта, который курировал всесильный Л. П. Берия. Благодаря усилиям советских конструкторов, а отчасти и разведки, сумевшей выкрасть у американцев важные атомные секреты, атомное оружие в СССР было создано в непредсказуемо короткие сроки — в 1949 г. А в 1953 г. Советский Союз впервые в мире создал водородную (термоядерную) бомбу.

Таким образом в послевоенные годы Советскому Союзу удалось добиться немалых успехов в развитии экономики и перевооружении армии. Однако Сталину эти достижения казались недостаточными. Он считал, что необходимо «подстегнуть» темпы экономического и военного развития. В 1949 году руководитель Госплана Н.А. Вознесенский был обвинен в том, что составленный в 1946 г. план восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946-1950 гг. содержал заниженные показатели. Вознесенский был осужден и казнен. В 1949 г. по указанию Сталина без учета реальных возможностей развития страны были определены новые показатели для основных отраслей промышленности. Эти волюнтаристские решения создали крайнюю напряженность в экономике и замедлили повышение и без того очень низкого жизненного уровня народа. (Через несколько лет этот кризис был преодолен и в 1952 г. прирост промышленной продукции превысил 10%). Однако реализация атомного проекта явилась не только исследовательской, конструкторской задачей, но и экономической проблемой, потребовавшей создания новых производств и отраслей, а отчасти и общей перестройки народного хозяйства. В результате были заложены урановые рудники, начали действовать заводы по производству обогащенного урана на Урале. Практически заново создана приборостроительная промышленность, которая обеспечивала быстрые темпы реализации атомного проекта. Крупные шаги были сделаны в развитии электроэнергетики. Наряду с восстановлением разрушенных во время войны электростанций вводились новые энергетические мощности, которые обеспечивали нужды гражданских отраслей промышленности, бытовое потребление и приоритетное снабжение производств, связанных о атомным проектом и ракетной программой.

В 1950 г. было официально объявлено, что пятилетний план выполнен досрочно. Однако не говорилось, что в показатели были включены репарации и продукция ряда совместных советско-восточногерманских предприятий. Нельзя забывать и дармовой принудительный труд миллионов людей в системе ГУЛАГа. Объем выполненных системой лагерей, где работали заключенные, вырос после войны в несколько раз. Армия заключенных расширилась за счет военнопленных проигравших стран. Именно их трудом строились, (но так и не были достроены) Байкало-Амурская железнодорожная магистраль от Байкала до берегов Тихого океана и Северная дорога вдоль берегов Ледовитого океана от Салехарда до Норильска, создавались объекты атомной промышленности, металлургические предприятия, энергетические мощности, добывались уголь и руда, лес, давали продукцию огромные лагеря-совхозы.

Признавая несомненные экономические успехи, следует отметить, что в тяжелейших условиях восстановления разрушенного войной хозяйства односторонний сдвиг в пользу военных отраслей, по существу подчинявших себе остальную часть промышленности, создавал дисбаланс в развитии экономики. Военное производство ложилось тяжелым бременем на экономику страны, резко ограничивало возможности повышения материального благосостояния народа.

Прежняя модель управления экономикой осуществлялась даже с большей жесткостью, чем это имело место в годы предвоенных пятилеток. По сталинскому плану окончательно оформлялось общество с ликвидацией рыночных отношений и полным подчинением человека политико-административной власти. Эта целостная модель охватывала все народное хозяйство.

Сельское хозяйство.

Значительно более медленными темпами шло развитие сельского хозяйства, которое находилось в тяжелейшем кризисе. Оно не могло в полной мере обеспечить продуктами питания население и сырьем для легкой промышленности Страшная засуха 1946 года поразила Украину, Молдавию, юг России. Гибли люди. Основной причиной высокой смертности являлась дистрофия. Но трагедия послевоенного голода, как часто бывало, тщательно замалчивалась. После тяжелейшей засухи в последующие два года был получен высокий урожай зерновых. Это в какой-то мере способствовало укреплению в целом сельскохозяйственного производства и некоторого его роста.

В сельском хозяйстве особенно болезненно сказалось утверждение прежних порядков, нежелание идти на какие-либо реформы, которые бы ослабляли жесткий контроль со стороны государства. В целом оно держалось не столько на личной заинтересованности крестьянина в результатах своего труда, сколько на внеэкономическом принуждении. Каждый крестьянин обязан был выполнить определенный объем работ в колхозе. За невыполнение этой нормы грозило судебное преследование, в результате которого колхозник мог лишиться свободы или, как мера наказания, у него отбирался приусадебный участок. Надо учесть, что именно этот участок и был основным источником существования для колхозника, с этого участка он получал продукты питания для себя и семьи, реализация их излишков на рынке была единственным путем получения денежных средств. Член колхоза не имел права свободного перемещения по стране, он не мог покинуть место проживания без согласия руководителя колхоза.

Правительственными указами 1946 г. были установлены жесткие размеры приусадебных участков, которые несколько расширились в годы войны за счет освоения пустующих земель. В первые послевоенные годы была проведена строгая кампания по изъятию всех «излишков» приусадебных участков. Эта мера сильно ударила по сельским жителям, резко снижая уровень их материального благосостояния.

Объявленная борьба с «нарушениями устава сельскохозяйственной артели» обернулась в конечном счете резким сокращением площадей под приусадебными участками сельских жителей. Был взят курс на превращение колхозов (формально — «сельскохозяйственных кооперативов) в государственные предприятия. В конце 40-х годов была развернута кампания по укрупнению колхозов, что вначале казалось обоснованной и разумной мерой, но на деле вылилось лишь в этап на пути превращения колхозов в государственные сельскохозяйственные предприятия.

Положение в сельском хозяйстве значительно затрудняло снабжение населения продуктами питания, сырьем для легкой промышленности. При крайне ограниченном рационе питания населения Советского Союза правительство экспортировало за рубеж зерно и другую сельскохозяйственную продукцию, особенно в страны центральной и юго-восточной Европы, начавшие «строить социализм».

Безусловно, существовали и зажиточные колхозы. Но обычно это было следствием поддержки вышестоящих органов, для со­здания искусственных «маяков», либо же, в редких случаях, ими руководили уникально предприимчивые и отчаянно смелые люди.

При планировании сдачи сельскохозяйственной продукции исходили из потребностей государства, а не из возможностей деревни. Техническая оснащенность сельского хозяйства оставалась низкой.

Несмотря на все попытки исправить положение, техники не хватало. К началу 50-х гг. во многих российских деревнях крестьяне пахали на коровах. Производство мяса было ниже, чем в 1916 г. Больше всего упадок ощущался в деревнях российского Нечерноземья.

Деревне требовались значительные капитальные вложения, но средств для этого государство не имело. Однако можно было ослабить финансовый пресс, под бременем которого находилось как личное, так и общественное хозяйство. Налог на все, что содержал колхозник на своем подворье, был настолько велик, что держать скот, выращивать фруктовые деревья оказывалось попросту невыгодным. Крестьяне вырубали сады, чтобы избавиться от бремени налога. Всему этому имелось теоретическое обоснование: крестьянин должен большую часть времени отдавать общественному производству. Закупочные же цены на продукцию колхозов и совхозов были столь низки, что подчас расплатиться с колхозниками за труд не оказывалось возможным.

Сохранялись нормы довоенного времени, ограничивавшие свободу передвижения колхозников: они были фактически лишены возможности иметь паспорта, на них не распространялись оплата по временной нетрудоспособности, пенсионное обеспечение. Оргнаборы деревенского населения на стройки и заводы усиливали отток крестьян в город.

Но несмотря на выкачивание сил и средств из деревни, крестьяне продолжали кормить страну как могли. У многих из них сохранялась любовь к земле, тяга к труду, унаследованная от многих поколений предков.

Поразительная цепкость, жизнелюбие многонационального крестьянства давали себя знать. Это был подвиг, на котором лежал отпечаток трагедии.

После страшной засухи 1946 г. следовали неплохие по погодным условиям 1947 и 1948 гг. В руководстве возникло убеждение, что стоит провести комплекс работ, которые бы снизили воздействие природно-климатических условий на сборы уро­жаев, и значительная часть проблем окажется решенной. Так в 1948 г. возник широко разрекламированный «сталинский план преобразования природы». Предусматривалось провести лесозащитные мероприятия, развивать оросительные системы, строить пруды и водоемы. В дальнейшем этот план дополнился решениями правительства о строительстве крупных каналов. В начале 50-х гг. выдвигаются грандиозные проекты строительства гигантских гидроэлектростанций на Волге и Днепре, каналов в пустыне Кара-Кум и между Волгой и Доном, план создания лесозащитных насаждений на многих сотнях тысяч гектаров. Эти проекты отвлекали огромные ресурсы, истощая и без того скудную казну государства, привнося новое напряжение в жизнь общества, снижая жизненный уровень простых людей. И в это же время не хватало средств на минимальные капиталовложения, которых требовало сельское хозяйство средней полосы. Российский крестьянин всеми правдами и неправдами старался покинуть деревню, устремляясь в города на новостройки.

 

Экономическая система, принципы управления народным хозяйством в послевоенный период.

 

В условиях перехода от войны к миру встали вопросы о путях дальнейшего развития экономики страны, о ее структуре и системе управления. Речь шла не только о конверсии военного производства, но и о целесообразности сохранения сложившейся модели экономики. Во многом она формировалась в условиях  чрезвычайной обстановки тридцатых годов. Война еще более усилила эту «чрезвычайность» характера экономики и наложили отпечаток на ее структуру и систему организации. Годы войны выявили сильные черты существовавшей модели экономики, и в частности, очень высокие мобилизационные возможности, способность в короткие сроки наладить массовое производство высококлассного вооружения и обеспечить необходимыми ресурсами армию, ВПК за счет перенапряжения остальных секторов экономики. Но война также со всей силой подчеркнула и слабости советской экономики: высокий удельный вес ручного труда, низкие производительность и качество невоенной продукции. То, что было терпимо в мирное, довоенное время, теперь требовало кардинального решения.

Речь шла о том, нужно ли возвращаться к довоенной модели экономики с ее гипертрофированными военными отраслями, строжайшей централизацией, беспредельной плановостью в определении деятельности каждого предприятия, полным отсутствием каких-либо элементов рыночного обмена, жестким контролем за работой администрации.

Послевоенный период потребовал перестроить тип работы государственных органов для решения двух противоречивых задач: конверсии огромного военно-промышленного комплекса, который сложился в ходе войны, с целью быстрейшей модернизации хозяйства; создания двух принципиально новых систем оружия, гарантирующих безопасность страны - ядерного оружия и неуязвимых средств его доставки (баллистических ракет). Работа большого числа ведомств стала объединяться в межотраслевые целевые программы. Это был качественно новый тип государственного управления, хотя изменялась не столько структура органов, сколько функции. Эти изменения меньше заметны, нежели структурные, но государство есть система, и процесс в ней не менее важен, чем структура.

Конверсия военной промышленности была проведена быстро, повысив технический уровень гражданских отраслей (и тем самым позволив затем перейти к созданию новых военных производств). Наркомат боеприпасов был перестроен в Наркомат сельскохозяйственного машиностроения. Наркомат минометного вооружения в Наркомат машиностроения и приборостроения, Наркомат танковой промышленности в Наркомат транспортного машиностроения и т.д. (в 1946 г. наркоматы стали именоваться министерствами).

В результате массовой эвакуации промышленности на восток и разрушения во время оккупации и боевых действий в европейской части 32 тыс. промышленных предприятий сильно изменилась экономическая география страны. Сразу после войны началась соответствующая реорганизация системы управления - в него наряду с отраслевым стали вводить территориальный принцип. Смысл был в приближении органов управления к предприятиям, ради чего происходило разукрупнение министерств: во время войны их было 25, а в 1947 г. стало 34. Например, угледобычей стали теперь управлять Наркомат угольной промышленности западных районов и Наркомат угольной промышленности восточных районов. Аналогично был разделен Наркомат нефтяной промышленности.

На этой волне среди хозяйственных руководителей, экономистов стали появляться стремления к реорганизации системы управления экономикой, к смягчению тех ее сторон, которые сдерживали инициативу и самостоятельность предприятий, и в частности, к ослаблению пут сверхцентрализации.

Анализируя сложившуюся экономическую систему отдельные ученые и промышленники предлагали осуществить преобразования в духе НЭПа: при преобладающем господстве государственного сектора официально допустить частный сектор, охватывающий в первую очередь сферу обслуживания, мелкое производство. Смешанная экономика, естественно, использовала рыночные отношения.

Объяснение подобных настроений можно искать в той обстановке, которая сложилась во время войны. Экономика страны во время войны, быт населения, организация работы местных органов власти приобрели своеобразные черты. С переводом работы основных отраслей промышленности для обеспечения нужд фронта, резко сократился выпуск мирной продукции обеспечением жизни населения, снабжением его самыми необходимыми товарами и услугами стали заниматься преимущественно местные власти, организуя мелкое производство, привлекая к выпуску необходимых товаров кустарей и ремесленников. В результате получила развитие кустарная промышленность, оживилась частная торговля и не только продуктами питания, но промышленными товарами. Централизованным же снабжением была охвачена лишь небольшая часть населения.

Война приучила к определенной самостоятельности и инициативе многих руководителей всех уровней. После войны местные власти предпринимают попытки развернуть производство товаров для населения уже не только на мелких кустарных мастерских, но и на крупных заводах, подчиненных непосредственно центральным министерствам. Совет Министров Российской Федерации вместе с руководством Ленинградской области в 1947 г организовали в городе ярмарку, на которой предприятия не только России, но и Украины, Белоруссии, Казахстана и других республик, продавали не нужные им материалы. Ярмарка открыла возможности установления самостоятельных экономических связей между промышленными предприятиями минуя центр. Она в известной мере содействовала расширению сферы действий рыночных отношений (несколько лет спустя организаторы этой ярмарки поплатились жизнью за проявленную инициативу).

Надежды на преобразования в области управления экономикой оказались несбыточными. С конца 40-х годов был взят курс на усиление прежних административно-командных методов руководства, на дальнейшее развитие существовавшей модели экономики.

Для понимания причин такого решения надо иметь в виду двойное предназначение промышленности России. Ее высокие мобилизационные возможности в годы войны объяснялись во многом тем, что экономика с самого начала была ориентирована на работу в военных условиях. Все заводы, которые создавались в предвоенные годы, имели одновременно гражданский профиль и военный. Таким образом, вопрос о модели экономики должен был обязательно затрагивать и этот ключевой аспект. Предстояло решить, будет ли экономика действительно гражданской или как прежде, остается двуликим Янусом: мирной на словах и военной по существу.

Решающей стала позиция Сталина - все попытки перемен в этой области наталкивались на его имперские амбиции. В результате советская экономика возвращалась к милитаристической модели со всеми присущими ей недостатками.

Также в этот период встал вопрос: что такое советская система хозяйства (она называлась социализм, но это - чисто условное понятие, не отвечающее на вопрос). До окончания войны жизнь ставила столь четкие и срочные задачи, что большой потребности в теории не было. Теперь надо было понять смысл плана, товара, денег и рынка в экономике СССР.

Чувствуя, что вопрос сложен и готового ответа в марксизме нет, Сталин, сколько мог, оттягивал издание учебника по политэкономии социализма. В 1952 г. он опубликовал важную работу «Экономические проблемы социализма в СССР», где осторожно, не вступая в полемику с марксизмом, дал понимание советской экономики как нерыночного хозяйства отличной от Запада ("капитализма") цивилизации. Иное толкование было невозможно. Вот что рассказывает советский экономист Л. Д. Ярошенко:

- Вскоре появился пробный тираж сталинского творенья «Экономические проблемы социализма в СССР». Брошюру издали лишь для участников дискуссии. Вложена была каждому в персональный пакет материалов. Там и оказались страницы адресованные мне, в которых Сталин ругал меня. Не дискутировал, а именно ругал на чем свет стоит. . . А потом Хрущев и Фурцева вызвали меня на бюро МГК: «Против чего ты пошел, кого учишь?» Ругали изрядно, но ничего вразумительного по сути сказать не могли.

Когда я вышел из кабинета, за мной следом — два человека, что дежурили у дверей. Я все понял. . . На улице стояла машина с работающим мотором. Из подъезда ЦК к воротам Лубянки за три минуты подъехали. Даже опомниться не успел, как меня обыскали и втолкнули в одиночную камеру на верхнем этаже внутренней тюрьмы. . . Я не думал, что так быстро может повернуться. «Сознавайся, негодяй, в своей вражеской деятельности!» — кричали мне на допросах следователи.

За год во многих московских тюрьмах перебывал. После Лубянки сидел в Лефортове, потом в Бутырках, еще где-то. Потом снова Лубянка. Там и сказали: «Сталин умер, вы свободны». Но освободили меня только 28 декабря 1953 года. Вручили справку, что «содержался в местах заключения»— так просто аттестовал мой арест МВД без всяких судов, разбирательств, извинений.




Финансовая система.

 

В 1947 году в СССР была проведена денежная реформа. Целью ее стало присвоение пораженных инфляцией денег, накопленных в результате операций на черном рынке, а равно и тех, что были скоплены крестьянами благодаря частной торговле. Небольшие вклады в государственном банке, до 3000 рублей, обменивались на новые деньги один к одному. Более крупные сбережения обменивались менее выгодно, а наличные деньги – в пропорции один к десяти. Таким образом те деньги, которые крестьяне, уголовники и дельцы черного рынка хранили в кубышке, внезапно обесценились. Даже о государственных облигациях военного времени было объявлено, что новая цена составляет треть номинала. Для сохранения существующей системы СССР пошел еще на один важный шаг: отказался вступить в МВФ и Международный банк реконструкции и развития, а 1 марта 1950 г. вообще вышел из долларовой зоны, переведя определение курса рубля на золотую основу. В СССР были созданы крупные золотые запасы, рубль был неконвертируемым. Во многом это позволяло поддерживать очень низкие цены и не допускать инфляции.

Организация труда в послевоенное время.

 

Условия труда в послевоенные годы немногим отличались от экстремальных военных. Были сняты лишь некоторые ограничения военного времени: восстановлен 8-и часовой рабочий день, отменены обязательные сверхурочные, восстановлены ежегодные отпуска. По-прежнему многие виды продукции выпускались под открытым небом, значительная часть оборудования и станков находилась в аварийном состоянии, цеха и учреждения не отапливались.

Советские люди глубоко ощущали, что их мирный труд противостоит разрушению войны. Характерным было обращение воинов-гвардейцев, бывших защитников сталинградского завода «Красный Октябрь» к строителям, восстанавливавшим его: «Во имя светлой памяти погибших боевых друзей, во имя дальнейшего расцвета нашей страны мы призываем вас, товарищи строители, отдать всю свою энергию, все свои знания для скорейшего восстановления и ввода в число действующих листоотделочного цеха».

Пафос восстановления породил массовые движения новаторов производства. Одним из самых знаменитых починов тех лет стало движение «скоростников». Первым из них стал известен ленинградский токарь Г. С. Борткевич. Он был одним из тех вчерашних фронтовиков (имел 11 боевых наград), которые буквально изголодались по мирной работе. В феврале 1948 г., используя технические новшества, Борткевич за одну смену выполнил на токарном станке 13-дневную норму. Сообщение об этом показалось неправдоподобным. Не раз Борткевичу приходилось работать в присутствии десятков свидетелей, желающих убедиться в реальности того, что казалось невозможным.

В Москве стал известен рабочий П. Б. Быков. Его мастерство обратило на себя внимание еще тогда, когда он работал на знаменитом уральском «Танкограде». Быков подошел к освоению новых методов работы своим путем. Вскоре состоялась личная встреча Быкова и Борткевича. В традициях тех лет они заключили договор о соцсоревновании, к которому стали подключаться сотни новаторов производства всех отраслей промышленности.

Требовалось подкрепить яркое начинание участием инженеров, технологов, ученых. Стали возникать коллективы, в которых рабочие, инженеры, техники, ученые разрабатывали новые технологии. Для закрепления достижений было необходимо наладить не только моральное поощрение, но и стимулировать их материально. Однако вместо этого постепенно стали исчезать материальные стимулы соревнования, понижались расценки при повышении производительности труда. Административно-командной системе было выгодно достижение высоких производственных результатов без дополнительных вложений.

Это значительно снижало эффективность работы. На некоторых предприятиях внедрялись хозрасчетные отношения, но прежде всего в области экономии ресурсов. Но и здесь хозрасчет сводился зачастую к системе штрафов без дополнительных материальных поощрений. По-прежнему невыполнение планов рассматривалось как саботаж, вредительство. Главным методом руководства сверху донизу оставался принцип «так надо». Процветали штурмовщина, авралы, сверхурочные работы.

Уровень жизни народа, социальные блага.

 

Вторая половина 40-х — начало 50-х гг. были трудным временем для абсолютного большинства советских людей. Материальные лишения военного времени воспринимались как необходимые и неизбежные. Естественным поэтому было пробуждение надежд на улучшение материального благосостояния после окончания войны. В декабре 1947 г. была отменена карточная система (раньше, чем во всех странах, участвовавших во Второй Мировой войне). Но одновременно с отменой карточек цены на продукты были повышены. Если учесть повышения цен, осуществленные в годы войны, то общий их уровень в 1948 г. оказался в 3 раза выше, чем в последнем предвоенном 1940 г. Столь высокий начальный уровень цен и создал возможность их дальнейшего снижения, что широко использовалось пропагандой того времени для доказательства заботы «верхов» о благосостоянии населения. Но ни денежная реформа, ни снижение цен не привели к значительному росту покупательной способности населения. Тяжелым бременем на бюджет трудящихся ложились ежегодные займы, проводившиеся в добровольно-принудительном порядке. Приходилось подписываться на облигации на сумму не меньше месячного оклада. А это значило, что большинство трудящихся жили не на полноценную годовую заработную плату.

Трудности жизни почти не затрагивали лишь крайне узкий слой высокооплачиваемых деятелей науки, культуры, крупных руководителей производства. Для высших и средних кругов партийно-государственного аппарата продолжала действовать введенная Сталиным с 30-х гг. практика так называемых «пакетов», т. е. значительных денежных выплат, не проходивших ни по каким ведомостям.

Очередей в магазинах за большинством товаров не было. Это объясняется двумя причинами: во-первых, высокими ценами по сравнению с низким уровнем заработной платы, во-вторых, образом жизни, не стимулировавшим рост потребностей. В самом деле, свободная продажа мебели была обусловлена тем, что большинство населения проживало в таких условиях, которые не давали возможности найти место для новой обстановки. То же можно сказать и об отсутствии очередей за книгами. Свободная же продажа икры, деликатесных рыб, мясопродуктов для большинства людей не играла роли, ибо все это было для них попросту недоступно.

Следует принять во внимание и еще один фактор, за счет которого производилось снижение цен в городах: ухудшение жизни сельского населения. А ведь более двух третей населения страны были сельскими жителями. В 1950 г. в каждом пятом колхозе крестьяне не получили ни копейки в оплату за отработанные трудодни. В среднем же колхозник к началу 50-х гг. получал 16,4 рубля в месяц, что было почти в 4 раза меньше, чем оплата рабочих и служащих. Деревня беднела.

В городах неотъемлемой чертой времени стали коммуналки, бараки, полуподвалы, хотя кругом возводились дорогостоящие, помпезные административные здания. Крайне медленно развертывалось массовое жилищное строительство. Осуществляемое как за счет средств предприятий, так и местных органов власти, новое строительство не ослабляло жилищного кризиса. Он усугублялся так же социальным неравенством в распределении жилья. Однако все жилища, которые выделялись населению, передавались бесплатно, плата за проживание была очень небольшой.

Выделенные в бюджете скудные средства не позволили осуществить широкие проекты социального развития. Тем не менее поскольку уровень образования молодежи в годы войны сильно понизился было восстановлено обязательное начальное образование и сделаны шаги по введению всеобщего обязательного неполного среднего образования. Значительно увеличилось число высших учебных заведений. Были предприняты меры к укреплению и расширению сети дошкольных учреждений. Основные расходы за содержание детей в них брали на себя государственные органы и предприятия. Была полностью восстановлена и расширена система домов отдыха, санаториев и курортов. Пребывание в местах отдыха и лечение в санаториях оплачивали профсоюзные организации. Определенные дотации выделялись также и государством.

Заключение

Сладкая эйфория победы не требовала принуждения к тяжелому труду по восстановлению разрушенной страны. Энергия войны была столь велика и имела такую инерцию, что ее необходимо было «переключить» на мирное строительство. По напряженности оно было сходно с войной: в 1948 г. страна достигла и превзошла довоенный уровень промышленного производства, что по нормальным меркам немыслимо. А в 1952 г. объем промышленного производства в 2,5 раза превысил уровень 1940 г. Сделано было много - возрождались к жизни разрушенные города, восстанавливались и строились новые предприятия.

Но нельзя забывать о том, какой ценой достигался этот рост. Война усилила контроль над всеми сферами жизни. Снижение цен в городах проводилось за счет ухудшения жизни сельского населения. Неадекватная оплата за напряженный производительный труд не давала возможности поднять уровень благосостояния народа. В ответ, как бы в вознаграждение народу за перегрузки двух десятилетий, принципом государственной политики было сделано постоянное, хотя бы и скромное, улучшение жизни населения. Именно тогда возникли закрепленные в государственной идеологии (и укрепляющие государство) специфические стереотипы советского массового сознания: уверенность в завтрашнем дне и убеждение, что жизнь может только улучшаться. Народ же со своей стороны, в очередной раз предоставил государству, власти огромный кредит доверия - мирился с теми невзгодами, которыми была отмечена их жизнь, их быт, верил в «светлое будущее».

Список используемой литературы.

1.   Кара-Мурза С. История советского государства и права.

2.   Хоскинг Джеффри. История Советского Союза. 1917-1991. – М., 1994.

3.   Хрущев Н. С. Воспоминания. Любое издание.

4.   История СССР. Под редакцией Островского В. П. – М., 1990.

5.   История Отечества. Краткий очерк. - М., 1992.

6.   История Отечества: люди, идеи, решения. – 1991.

7.   Россия и мир. Под редакцией Данилова А. А. – М., 1994.

Похожие работы на - Советский Союз. Послевоенный период восстановления хозяйства 1945-1953 гг.

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!