Финансово-промышленные группы: проблемы становления и развития

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Эктеория
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    67,37 kb
  • Опубликовано:
    2008-12-09
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Финансово-промышленные группы: проблемы становления и развития

МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО

ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФИНАНСОВЫЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра финансов, денежного обращения и кредита





 

 

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА




На тему: Финансово-промышленные группы: проблемы становления и развития.

 

 

 


                                                                                    Автор работы:

                                                                                    студент гр. 3 ФиК-3

                                                                                                   Варфоломеев А.А.

                                                                                    научный руководитель:

                                                                                    декан 

                                                                                                    Ляпина Т.М.

                                                                                     Допустить к защите в ГАК

                                                                                    «____»___________2000 г.

                                                                                      Зав кафедрой ФДОиК

                                                                                     к.э.н. доцент

                                                                                                      Мазаева М.В.


пгт.Пойковский, 2000.

Содержание


Введение

3

Глава 1. Становление финансово-промышленных групп в отечественной экономике.

 

5

 

1.1 Экономическое содержание создания ФПГ в России.

5

1.2 Правовые условия формирования ФПГ.

13

1.3 Антимонопольный контроль за ФПГ.

16

1.4 Становление ФПГ в России.

18

1.5 Финансовые аспекты деятельности ФПГ.

22

1.6 Вопросы составления консолидированной отчетности в современном российском законодательстве

 

27

 

Глава 2. Эффективность финансово-промышленных групп и перспективы их развития.

 

32

 

2.1 Особенности оценки эффективности ФПГ.

32

2.2 Состояние официальных ФПГ в России.

36

2.3 Отечественные ФПГ: испытание кризисом 1998г.

46

2.3.1 Влияние внутригрупповой кооперации на эффективность ФПГ.

 

48

2.3.2 Динамика производства на ряде крупнейших предприятий ФПГ.

 

49

2.4 Влияние акционерных отношений на ФПГ.

52

2.5 Перспективы развития ФПГ.

55

 

Заключение

61

Список литературы

63

Приложение 1.

 

Приложение 2.

 











Введение.

 

Осуществляемые в Российской Федерации экономические реформы существенно изменили правовое, финансово-экономическое и социальное положение основного звена народного хозяйства – предприятия (организации), его статус в системе хозяйственного и гражданского оборота. Набирающие силу рыночные механизмы ставят предприятия в принципиально новые отношения с государством (бюджетом), с хозяйствующими партнерами и наемными работниками. Наряду с предоставленными экономическими свободами в осуществлении деятельности предприятий (организаций) устанавливаются и новые экономико-правовые регуляторы.

По оценкам специалистов в России сложилось корпоративное звено экономики, прежде всего в энергетике, нефтегазовом комплексе, в системе связи и на железнодорожном транспорте, в машиностроении и в пищевой индустрии. Структура ведущих отраслей после процессов приватизации и многочисленных сделок с мелкими пакетами акций более или менее устоялась, рынки поделены. Тем не менее, процессы реорганизации корпораций, слияний и поглощений будут постоянно идти и дальше.

Помимо традиционных факторов, побуждающих процессы экономической концентрации и корпорирования, в том числе экономии на масштабах производства, в последние годы стали действовать другие факторы.  Первый из них – это глобализация рынков в большинстве сфер экономики. Второй фактор интенсификации корпоративных слияний и поглощений – научно-технический прогресс. Третий фактор, действие которого относится преимущественно к сырьевым отраслям, - несбалансированность мощностей компаний по различным переделам получения конечного продукта.

Еще один мотив слияний и поглощений – объективная необходимость устранения господствующего на отдельных рынках принципа «один регион – один хозяйствующий субъект». Речь идет, прежде всего, о таких отраслях, как энергетика, связь и коммуникации, в определенной степени – железнодорожный транспорт.

Цель написания данной работы – дать по возможности обстоятельное представление о становящихся в России финансово-промышленных группах (их сущности, разновидностях, организационных формах, потенциальной и реальной роли в экономике), об их госрегулировании и господдержке, эффективность которых во многом зависит от меры адаптации к российской специфике соответствующего лучшего мирового опыта.

Основными задачами для реализации поставленной цели является определение экономического содержания финансово-промышленных групп, условий их формирования и аспектов деятельности,  а также оценка эффективности ФПГ и реальный взгляд на перспективы их развития.

В работе использованы данные из экономических журналов за 1997-2000гг., материалы конференции Международной академии корпоративного управления, прошедшей в ноябре 1999г., работы кандидата экономических наук, вице-президента вышеуказанной академии В.Е.Дементьева.





 

 




Глава 1. Становление финансово-промышленных групп в отечественной экономике.

 

 

1.1 Экономическое содержание создания ФПГ в России.

Преобразование отношений собственности и развитие институтов, без которых невозможна современная рыночная экономика, является важным аспектом углубления экономических реформ в России. Такими институтами выступают, в частности, финансово-промышленные группы (ФПГ), становление которых в российской экономике соответствует потребностям развития общественного производства и отвечает мирохозяйственным реальностям. Факты говорят о том, что народное хозяйство стран развитой рыночной экономики базируется на крупных и сверхкрупных интегрированных организационно-хозяйственных структурах, вокруг которых выстраиваются сети предприятий среднего и малого бизнеса.

В России участниками ФПГ могут быть юридические лица (коммерческие и некоммерческие организации, в том числе и иностранные, за исключением общественных и религиозных организаций), подписавшие договор о создании финансово-промышленной группы. В составе группы обязательно должны быть организации, действующие в сфере производства товаров и услуг, а также финансово-кредитные учреждения. В ФПГ могут входить инвестиционные институты, негосударственные пенсионные или иные фонды, страховые организации, способные играть позитивную роль в обеспечении инвестиционного процесса в группе (33, с.24).

Участие в ФПГ государственных и муниципальных унитарных предприятий возможно в порядке и на условиях, определяемых собственником их имущества.

Решение о присвоении совокупности юридических лиц статуса ФПГ и о включении ее в Государственный реестр финансово-промышленных групп принимается на основе экспертизы необходимых документов полномочным государственным органом, наделенным правами регистрации финансово-промышленных групп.

Высшим органом управления финансово-промышленной группой является Совет управляющих ФПГ, в который входят представители всех ее участников; этот Совет действует в пределах компетенции, устанавливаемой договором о создании ФПГ.

Все участники такого договора совместно учреждают центральную компанию (ЦК) – официального представителя финансово-промышленной группы. ЦК – юридическое лицо; как правило, она выступает в качестве инвестиционного института. Центральная компания ФПГ может быть создана в форме хозяйственного общества, а также ассоциации или союза. Кроме того, ЦК может учреждаться обществом, уполномоченным в силу закона или договора на ведение дел  финансово-промышленной группы и являющимися основными по отношению к остальным участникам договора о создании ФПГ.

Центральная компания:

1) имеет право выступать от имени участников группы в отношениях, связанных с ее (группы) созданием  и функционированием;

2) ведет сводные (консолидированные) учет, отчетность и баланс финансово-промышленной группы;

3) готовит ежегодный отчет о деятельности финансово-промышленной группы;

4) выполняет в интересах участников финансово-промышленной группы отдельные банковские операции в соответствии с Законодательством Российской Федерации о банках и банковской деятельности.

По обязательствам центральной компании финансово-промышленной группы, возникшим в результате участия в деятельности ФПГ, участники финансово-промышленной группы несут солидарную ответственность.

Особенности исполнения солидарной ответственности устанавливаются договором о создании финансово-промышленной группы.

Финансово-промышленные  группы на добровольной основе и путем созданием совместной компании акционерного типа объединяют хозяйствующие субъекты, выполняющие основные, но различные функции в экономике. В специфических российских условиях главными целями создания таких структур, кроме подъема конкурентоспособности национальной экономики в мирохозяйственном аспекте, являются:

· активизация инвестиционного процесса путем наращивания потенциала отечественной промышленности в «точках роста» экономики при ориентации на внебюджетные источники финансирования;

· начало структурной перестройки, прекращение падения научно-технического потенциала страны;

· укрепление экономического потенциала на общероссийском и всем постсоюзном пространстве;

· повышение эффективности деятельности, увеличение объемов производства и реализации продукции;

· усиление управляемости процессами экономического развития и на основе формирования базисных хозяйственных структур, выступающих как своеобразное «среднее звено» между государством  и сферой мелкого  (среднего) бизнеса;

· успешная конкуренция с крупными зарубежными корпорациями на внутреннем и внешних рынках, транснационализация процессов экономического развития за счет  расширения эффективности кооперационных связей.

С участием ФПГ достижение названных целей становится более реальным, поскольку они выступают  в роли  инструмента обеспечения горизонтальных и вертикальных хозяйственных связей, объединения усилий промышленных предприятий, финансово-кредитных учреждений, страховых, инвестиционных компаний, торговых, транспортных и других организаций. В основе такой интеграции лежит ряд мотивов, среди которых, во-первых, невозможность продуктивность продвижении вперед без привлечения и концентрации финансовых ресурсов, и, во-вторых, специализация и диверсификация производства. Совместная деятельность невозможна без координации работы   предприятий, связанных единством воспроизводственного процесса, включая технологию и кооперацию, и имеющих общие интересы в изготовлении  и реализации продукции. Путем аккумулирования средств, появления возможности управляемого развития предприятий, снижения рисков, маневрирования совокупным портфелем ценных бумаг, концентрации инвестиционных ресурсов на осуществление эффективных проектов создается дополнительная устойчивость для каждого из предприятий и учреждений, входящих в финансово-промышленную группу.

Анализ деятельности первых отечественных интегральных структур  позволяет сформулировать основные принципы формирования российских ФПГ. Среди них:

· индивидуальный характер проектов создания каждой группы на основе единой нормативно-правовой базы;

· наличие лидера группы, определяющего основные товарные и финансовые потоки. При этом в качестве лидера могут выступать как промышленные предприятия, так и финансово-кредитное учреждение;

· акционерный контроль и договорные отношения, являющиеся ключевыми  факторами обеспечения управляемости членов ФПГ со стороны центральной компании;

·  образование групп при наличии четкой  вертикальной или горизонтальной кооперации предприятий, выпускающих или способных выпускать конкурентоспособную на внешнем и внутреннем рынках продукцию, а также товары для государственных нужд;

· подбор финансово-кредитных учреждений, имеющих достаточный собственный капитал для инвестирования в проекты, реализуемые группами;

· подтверждаемая экспертизой тщательная обоснованность проекта ФПГ, включая состав, механизм совместной деятельности, комплексность и достоверность оценок ожидаемой эффективности функционирования корпорации;

· разнообразие форм государственного содействия создания и деятельности ФПГ.

Мировой и первый отечественный опыт функционирования финансово-промышленных объединений показывает, что, будучи построенным с учетом названных принципов, такие структуры действительно становятся базисными саморазвивающимися хозяйственными элементами, позволяющими эффективно осуществлять воспроизводство и обращение производственного, финансового и торгового капитала, обеспечивать его накопление, концентрацию и вложение в приоритетные сферы экономики.

ФПГ создаются разными путями («снизу» и «сверху»):

1)   участниками в добровольном порядке или посредством объединения одним участником группы приобретаемых им пакетов акций других участников;

2)   по решению Правительства России;

3)   на основе межправительственных соглашений.

Финансово-промышленные группы могут быть классифицированы по критериям:

1)   роли и статуса головного участника, вокруг которого объединяются остальные организации (коммерческий банк, научно-исследовательская или конструкторская организация, торговая фирма;

2)   формы производственной интеграции (вертикальная, горизонтальная, конгломерат);

3)   отраслевой принадлежности (отраслевые, межотраслевые);

4)   степени диверсификации (монопрофильные, многопрофильные);

5)   масштабам деятельности (международные, республиканские, региональные).

Для становления конкурентоспособных интегрированных финансово-промышленных структур решающее значение имеют усиление мотивации экономических субъектов к долгосрочной совместной деятельности и формирование механизмов, обеспечивающих защиту интересов всех участников ФПГ. Кроме того, необходимо создать условия, способствующие адаптации организационно-правовой формы ФПГ, структуры управления, состава и внутрикорпоративных взаимодействий ее участников к изменениям факторов производства и социально-экономической среды.

 




 






Рис.1.1.1  ФПГ во главе с производственным холдингом







                                                    Пакет   акций

АО

 
 


Рис.1.1.2 ФПГ во главе с финансово-кредитным институтом

 

Рис.1.1.3 ФПГ во главе с чистым холдингом

 




Рис.1.1.4 ФПГ без образования центральной компании

Возможно  различное  организационное  строение  ФПГ.  В  частности, в   зависимости  от  того,  чем  представлено  «ядро»  группы,  могут  быть выделены  такие  основные  финансово-промышленные интеграции (рис.1.1.1 – 1.1.4).

1.   ФПГ во главе с производственным холдингом, когда головная компания является не только держателем акций, но и производителем продукции.

2.   ФПГ во главе финансово-кредитным учреждением (банковский холдинг). В данном случае в роли головной компании выступает банк.

3.   ФПГ во главе с чистым холдингом; при этом центральная компания не занимается производственной деятельностью, но владеет контрольным пакетом акций  ряда предприятий.

4.   ФПГ без образования центральной компании, что предполагает взаимодействие участников объединения на основе перекрестного владения акциями.

В законодательстве выделяется также понятие транснациональных ФПГ (ТФПГ), при этом определяющим признаком такой группы является наличие среди его участников  юридических лиц, находящихся под юрисдикцией государств-участников СНГ, имеющих обособленные подразделения на территории указанных государств, либо осуществляющих на их территории капитальные вложения. В случае создания ТФПГ на основе межправительственного соглашения ей присваивается статус межгосударственной (международной) группы (8, с.17).

Роль транснациональных ФПГ с участием предприятий стран СНГ в последние годы заметно возросла. По состоянию на начало 1998г. статус транснациональных ФПГ получило 6 групп: «Интеррос», «Нижегородские автомобили», «Точность», «Славянская бумага», «Аэрофин», «Оптроника».

1.2    Правовые условия формирования ФПГ.

До принятия закона  «О финансово-промышленных группах» состав документов по создаваемой ФПГ и необходимые согласования для получения соответствующего официального статуса определялись Положением о порядке ведения Реестра финансово-промышленных групп Российской Федерации (утверждено правительственным постановлением №707 от 19 июня 1994г.). Зарегистрированные в соответствии с этим порядком группы подлежали, согласно Закону, перерегистрации с учетом новых требований (13, с.90).

Внесенные Законом коррективы в процесс получения группами официального статуса охватывают как организацию деятельности группы, так и перечень документов, представляемых в полномочный государственный орган для обретения официального статуса. Новые позиции в этом перечне – договор о создании ФПГ, копии учредительных документов каждого из участников и копии их реестров акционеров.

Согласно статье 5 Закона, для госрегистрации центральная компания ФПГ представляет в полномочный государственный орган следующие документы:

1) заявку на создание финансово-промышленной группы;

2) договор о ее создании (за исключением ФПГ, образуемых основным и дочерними обществами);

3) нотариально заверенные копии свидетельства о регистрации, учредительных документов, копии реестров акционеров (для акционерных обществ) каждого из участников, включая центральную компанию ФПГ;

4) организационный проект;

5) нотариально заверенные и легализованные учредительные документы иностранных участников;

6) заключение федерального антимонопольного органа.

Полномочный государственный орган вправе также запрашивать экспертные заключения других организаций, специалистов.

По президентскому указу №2096, при формировании крупных ФПГ в добровольном порядке или в порядке консолидации пакетов акций, требовалось предварительное согласование с Госкомимуществом РФ. Закон об ФПГ устранил ограничения на размеры групп, одновременно установив, что государственные и муниципальные унитарные предприятия могут быть участниками ФПГ в порядке и на условиях, определяемых собственниками их имущества (пункт 4 статьи 3). Что касается Мингосимущества РФ (правопреемника Госкомимущетсва), то с ним согласуются вопросы внесения государственного имущества в уставной капитал центральной компании ФПГ.

В соответствии со статьей 48 Закона «Об акционерных обществах» вопросы участия в холдинговых компаниях, финансово-промышленных группах и в иных объединениях коммерческих организаций входят в компетенцию общего собрания акционеров. Соответственно позиция Мингосимущества РФ является важной для вхождения в ФПГ предприятий со значительной долей государственного участия.

В заключение важно отметить, что экспертиза документов в полномочном государственном органе включает следующие моменты.

1.   Устанавливается наличие решений о вхождении в состав ФПГ, принятых в состав ФПГ, принятых правомочными на то органами управления предприятий-участников. По Закону «Об акционерных обществах», вопросы участия в ФПГ не отнесены к исключительной компетенции общего собрания и могут быть переданы на решение исполнительному органу общества (единоличному – директору, генеральному директору, или коллегиальному – правлению, дирекции).

2. Анализируются условия формирования уставного капитал центральной компании. Особое внимание при этом вызывают вклады тех учредителей, по отношению к которым государство является собственником или одним из собственников. Денежная форма вкладов претензий не вызывает, а натуральная требует прояснения вопроса, не является ли вносимое имущество государственной собственностью. Президентский указ №443 допускает использование государственными унитарными предприятиями недвижимого имущества в качестве вкладов в уставной капитал центральной компании. Однако такая передача государственного имущества осуществляется на основе соответствующих решений Правительства РФ.

3.   Проверяется соответствие устава центральной компании условиям договора о создании ФПГ и ее организационному проекту.

4.   Выясняется, соблюдается ли положение Закона «О финансово-промышленных группах», согласно которому дочерние общества входят в финансово-промышленную группу только вместе со своим основным обществом.

5.   Рассматривается, не входят ли в формируемую ФПГ предприятия, уже участвующие в других группах, а также общественные и религиозные организации (это запрещено Законом).

6.   Для участников ФПГ, подпадающих под действие «Временного положения о холдинговых компаниях, создаваемых при преобразовании государственных предприятий в акционерные общества», проверяется соблюдение требований этого документа, в частности, ограничений на участие кредитно-финансовых учреждений в такого рода холдингах.



1.3    Антимонопольный контроль за ФПГ.

Один из факторов повышения в финансово-промышленных группах  качества корпоративного управления и ориентации последнего не на извлечение  монопольных выгод в ущерб экономике в целом, а на рост эффективности производства - антимонопольный контроль за финансово-промышленными группами. Этот контроль может трактоваться как противодействие потенциальным «запирающим эффектам» квазиинтеграции, которая, впрочем, оказывает на рыночные механизмы неоднозначное влияние. С одной стороны, концентрация производства и группирование предприятий – условия конкурентоспособности на многих товарных рынках; состязательность отношений на них опирается именно на интеграцию производства. С другой стороны, концентрация, доведенная до доминирующего положения рыночных субъектов, ослабляет контролирующее влияние рынка на корпоративное управление (18, с.89).

Структура акционерного капитала, обеспечивающая действенный контроль собственности над менеджментом, на многих российских предприятиях еще только формируется. Это обстоятельство оборачивается повышенным вниманием к состязательности на товарных рынках как к принципиальному фактору ориентации корпоративного управления на внутренние резервы эффективности.

Нормативная трактовка антимонопольного контроля дана Законом «О финансово-промышленных группах», согласно пятой статье которого их госрегистрация предусматривает проведение экспертизы федеральным проведение экспертизы федеральным антимонопольным органом.

При определении целесообразности создания финансово-промышленных групп, функционирующих на российских рынках, должно учитываться прогнозируемое вероятное влияние деятельности группы на состояние конкуренции. Условия, которые тут необходимо соблюдать, формулируются следующим образом:

1)   во избежание злоупотребления доминирующим положением не допускаются ни приобретение крупными финансово-промышленными группами монопольного влияния на местных товарных рынках, ни ограничение  доступа на них иным хозяйствующим субъектам, в том числе иностранных;

2)   финансово-промышленная группа не должна включать в себя фирм-поставщиков, если они занимают доминирующее положение на соответствующих рынках;

3)   при создании промышленных и финансово-промышленных групп на принципах экспортных картелей не должны объединяться фирмы, являющиеся конкурентами на определенном товарном рынке, если включение таких фирм в группу приведет к значительному затруднению или ограничению конкуренции на внутреннем рынке.

На основании статьи 4 Закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» уровень контроля до 35% не является доминирующим; вопрос же о доминировании группы на товарном рынке при ее доле на нем в 35-65% решается с учетом стабильности последней относительно долей конкурирующих субъектов и возможности доступа на этот рынок новых конкурентов.

При экспертизе проектов групп анализ поступающих материалов проводится на основе требований всего антимонопольного законодательства России, содержащегося не только в вышеуказанном законе, но и в Конституции России и Гражданском кодексе РФ, в федеральных законах «Об акционерных обществах», «О финансово-промышленных группах», «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества», «О некоммерческих организациях» и в других законодательных актах, в президентских указах и правительственных постановлениях, в ведомственных нормативных установлениях (18, с.91).

Порядок прохождения экспертизы документов центральной компании ФПГ регламентируется приказом  ГАК России №145 от 13 ноября 1995г., утвердившим «Положение о порядке представления антимонопольным органам ходатайств и уведомлений в соответствии с требованиями статей 17 и 18 Закона «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках».

 В настоящее время формирование и деятельность ФПГ в Российской Федерации регламентируется двумя основными правовыми актами: Федеральным законом «О финансово-промышленных группах»  от 30 ноября 1995г. №190-ФЗ и Указом Президента России «О мерах по стимулированию создания и деятельности финансово-промышленных групп» от 1 апреля 1996г. №141.

1.4    Становление ФПГ в России.

Среди первых наиболее крупных участников ФПГ  Российской Федерации можно назвать следующие: Новолипецкий, Челябинский, Магнитогорский, Орско-Халиловский, Старооскольский металлургический комбинаты, АО «АвтоВАЗ», «КамАЗ», «Авиастар»», «Тулачермет» и «Уралмаш»; «Международная финансовая компания», «Автобанк», «Гермес-союз», «Промрадтехбанк» и др.

Начало становления российских ФПГ было положено Указом Президента Российской Федерации от 5 декабря 1993г. №2096 «О создании финансово-промышленных групп в Российской Федерации» В соответствии с этим Указом в 1993-1994гг. было официально внесено в Государственный реестр 8 ФПГ, в том числе «Уральские заводы» (Ижевск), «Сокол» (Воронеж), «Драгоценности Урала» (Екатеринбург), «Русхим» (Москва), «Сибирь» (Новосибирск), «Объединенная горно-металлургическая компания» (Москва), «Скоростной флот» (Москва).

 В 1995г. было зарегистрировано 21, в 1996г. – 18 ФПГ. По состоянию на начало 1998г. было зарегистрировано 74 ФПГ, в составе которых функционировало 270 предприятий и организаций, в том числе более 40 финансово-кредитных учреждений (Приложение 1). Предприятия в составе ФПГ обеспечили годовой объем продукции более 100 трлн. (неденоминированных) рублей; при этом общая численность работающих в них (включая занятых в финансово-кредитных учреждениях) составляла более 3,0 млн. человек.

Предположительно в настоящее время в России насчитывается около 150 объединений хозяйственных единиц, которые по формальным признакам могли бы претендовать на такое юридическое оформление. Целый ряд таких объединений представляет собой промышленные холдинги, созданные коммерческими банками или частными торговыми компаниями. Типичным примером являются российские нефтяные компании. Вместе с тем отнюдь не каждое объединение предприятий стремится получить официальный статус ФПГ. Во многих случаях это объясняется тем, что сам по себе юридический статус ФПГ не гарантирует получения государственной поддержки и льгот. Получение последних зависит не столько от статуса ФПГ, сколько от собственной лоббистской мощи объединения предприятий (его ядра или инициатора) вне зависимости от статуса объединения.

Механизмы общего (взаимного) управления и контроля предприятий, участвующих в ФПГ, не представляются достаточно действенными. Малообоснованны и надежды на облегченное получение инвестиционных средств от входящих в ФПГ финансовых институтов (прежде всего от коммерческих банков, которые многими экспертами рассматриваются как структурообразующий элемент ФПГ), поскольку банки вряд ли будут инвестировать в невыгодные проекты, подчиняясь внутригрупповой дисциплине. Наиболее распространенная причина создания ФПГ заключается в упорядочении лоббистской деятельности и предоставлении государственных льгот. Совершенно очевидно при этом, что, несмотря на попытки учета антимонопольного законодательства, многие создаваемые ФПГ усиливают монопольный характер российской экономики, прежде всего монопольное поведение предприятий на формирующихся рынках.

Следует учитывать также, что технологический фактор и фактор экономии на трансакционных издержках при интеграции предприятий действительны преимущественно в случае вертикальной интеграции. Но как раз такие случаи при создании ФПГ почти не встречаются (если не считать концерны типа ЛУКойл, формально не зарегистрированные маркой ФПГ). Горизонтальная (отраслевая) интеграция свидетельствует, прежде всего, о монопольном поведении (или устремлении) ее участников. Большинство же ФПГ пытаются и, видимо, будут пытаться создавать исключительно диверсифицированные образования, объединяющие ряд мощных, но малосвязанных предприятий.

Просматриваются и попытки предотвратить контроль внешних акционеров путем более жесткой иерархической организации в рамках уже имеющихся ассоциаций и концернов под видом ФПГ. Предприятия-участники таких ФПГ имеют собственные отраслевые банки и не намерены тесно взаимодействовать с чужими финансовыми структурами, чтобы не попасть под их контроль. Приватизация здесь также носит замкнутый характер. Эти меры не только препятствуют развитию конкурентных отношений, переливам капиталов с целью более рационального размещения последнего, но и консервируют старую структуру производства отрасли, мешает структурной перестройке в экономике в целом.

В настоящее время, по оценкам Минэкономики РФ, отмечаются следующие трудности в функционировании ФПГ:

- не решена проблема консолидации собственности в центральной компании (внесение в уставный капитал центральной компании, как правило, незначительной доли активов участников ФПГ ведет к формированию лоббирующих ассоциаций, а не к концентрации финансового и промышленного капиталов);

- минимальный интерес банков к реализации инвестиционных проектов в ФПГ;

- противоречие между завышенной (при создании) оценкой возможностей ФПГ и реальными трудностями функционирования.

В целом, по имеющимся оценкам, в перспективе возможно появление 10-20 особо мощных универсальных финансово-промышленных групп, 100-150 крупных групп, сопоставимых по размерам с зарубежными аналогами и обеспечивающих более 50% промышленного производства. Проблема, тем не менее, заключается не в наращивании количественных показателей. В самом широком плане речь идет сегодня о глобальных путях развития организационно-управленческой структуры российской экономики. Хотя наиболее вероятен некий традиционно промежуточный вариант, выделим два полярных:

- либо это будут действительно эффективные объединения различных типов хозяйственных единиц, которые:

а) созданы добровольно или на основе слияний и поглощений,

б) основаны на действительно эффективном управлении своей собственностью (пакетами акций),

в) ориентированы на минимизацию издержек и максимизацию дохода на основе собственной совокупной деятельности в условиях цивилизованного рынка;

- либо в ближайшие несколько лет в России будут сформированы несколько десятков гигантских конгломератов и отраслевых монополий, ориентированных на особые отношения с государством и функционирующих за счет этого. Последнее может означать и реанимацию в новых условиях специфической модели централизованного управления экономикой.

1.5 Финансовые аспекты деятельности ФПГ.

Необходимость объединения финансовых и иных активов ставит перед ФПГ ряд вопросов в области финансовой отчетности.  Высокая степень объединения активов участников вплоть до их слияния в конечном итоге приведет к тому, что консолидированный баланс группы будет полностью включать в себя балансы всех ее участников. Между тем структура баланса коммерческого банка совершенно отлична от структуры балансов иных участников финансового рынка, также имеющих право участия в ФПГ, например пенсионных фондов, не говоря уже о балансах торговых и промышленных предприятий. Следовательно, любой участник ФПГ должен вести отдельный от ФПГ баланс в отношении части собственных ресурсов, используемых вне деятельности ФПГ.  Определение принципов ведения консолидированного баланса может иметь решающее значение для всей финансовой организации деятельности ФПГ, поскольку без консолидации баланса невозможно  признание участников ФПГ консолидированной группой налогоплательщиков,  открывающее значительные возможности по свободному маневрированию собственными ресурсами и снижению себестоимости конечного продукта.

В настоящее время основными факторами, увеличивающими себестоимость производства, можно считать, во-первых, неплатежи покупателей и заказчиков, во-вторых, - высокий уровень налоговых отчислений. Рассмотрим каждый фактор отдельно.

Объединение активов участников ФПГ и ведение консолидированного баланса должны оказать значительное содействие в решении проблемы неплатежей как внутри ФПГ, так и по отношению к внешним контрагентам. Сводный баланс позволяет вести централизованный учет однородных групп расходов и усилить финансовый контроль за использованием финансовых ресурсов, что вместе с взаимозачетом неплатежей дает возможность избежать их неэффективного расходования.

Во-вторых, статус ФПГ как консолидированного налогоплательщика может оказаться действенным инструментом управления финансами. Его последовательное использование позволяет планировать себестоимость производства. Статус консолидированного налогоплательщика позволяет центральной компании ФПГ  свободно распределять собственные и привлеченные ресурсы внутри группы.  Эта свобода перемещения ресурсов выражается в том, что распределение средств в рамках группы может происходить между формально различными юридическими лицами. Такое перемещение средств не должно сопровождаться соответствующими изъятиями налогов в бюджет. Вне ФПГ любое перемещение средств от одного юридического лица к другому без налогового обложения, если это только не банковская ссуда, обязательно оформляется либо как авансовый платеж, либо как временная финансовая помощь. В обоих случаях в конечном итоге происходит отчисление в бюджет НДС и налога на прибыль. Исключение составляет перемещение средств в соответствии с договором о совместной деятельности, но практические возможности его использования сильно ограничены.

Таким образом, право ведения консолидированного баланса предоставляет центральной компании беспрепятственно с точки зрения налогового законодательства распределять финансовые ресурсы между участниками ФПГ. Это, в свою очередь, дает возможность говорить о центральной компании как об институте формирования и распределения финансовых ресурсов внутри ФПГ и как об инвестиционном институте. Консолидированный баланс позволяет группе при осуществлении налогового планирования не ограничиваться определением сроков амортизации, но и использовать данные налоговые льготы.

Еще одно достоинство подобной формы финансовой отчетности заключается в том, что участники транснациональных финансовых групп, по крайней мере, в рамках СНГ, будут избавлены от двойного налогообложения: «одна из допускаемых законом России льгот для участников ФПГ исключает их «двойное» налогообложение».

Не следует, однако, рассматривать ФПГ как способ минимизации налогов. Консолидированный баланс и сокращение налогооблагаемой базы всего лишь исправляет в некоторой степени закрепившуюся в процессе приватизации практику дробления взаимозависимых финансово-хозяйственных структур на независимые хозяйствующие субъекты. Независимость хозяйствующих субъектов для целей налогообложения определяется формально по признаку обособления собственности, что приводит к увеличению налогооблагаемой базы внутри фактически неделимых производственных цепей. Вне этих производственных цепей производственные стадии продукта зачастую могут не иметь самостоятельного значения и ценности, но с точки зрения налогообложения они соответствуют формально независимым юридическим лицам. Это многократно увеличивает конечную цену реализации продукта, большая часть из которой взыскивается в бюджет, чтобы впоследствии возвратиться в производство в виде государственных дотаций и прочих льгот.

Поэтому с полной уверенностью можно говорить о том, что в настоящее время формирование налогооблагаемой базы в российской экономике происходит за счет ее многократного умножения в производственных цепях, а не в результате увеличения собственно производства.  Тем самым мы имеем дело с ситуацией налоговой инфляции. В этой связи, в контексте отклонения Государственной Думой Налогового кодекса и его замены на ряд налоговых законов, связанных с исполнением бюджета, хотелось бы отметить, что России требуется не введение тех или иных налогов и пересмотр отдельных ставок, а комплексное формирование налоговой системы, существенной структурообразующей частью которой могло бы стать налоговое законодательство об ФПГ, учитывающее взаимоотношения между материнской и дочерней компаниями.


1.6 Вопросы составления консолидированной отчетности в современном российском законодательстве.

Порядок ведения сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса ФПГ утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 9 января 1997г. №24.

В результате рыночных преобразований в Российской Федерации прежняя система бухгалтерского учета не смогла полностью отразить новые финансово-хозяйственные операции организаций. Потребовались перемены в законодательстве, уточнение концептуальных основ и методологии бухгалтерского учета и отчетности.

До недавнего времени составление консолидированной отчетности в Российской Федерации регулировалось приказом Минфина России «О порядке отражения в бухгалтерском учете отдельных операций, связанных с введением в действие первой части Гражданского кодекса Российской Федерации» от 28 июля 1995г. №81 и Порядком ведения сводных (консолидированных) учета, отчетности и баланса финансово-промышленной группы.

Оба документа давали лишь начальную информацию о консолидации отчетности. В первом речь шла об отношениях между головной (материнской) компанией и зависимым (дочерним) предприятием. Во втором предусматривалось составление консолидированной отчетности центральной (головной) компанией, учрежденной всеми участниками договора ФПГ и уполномоченной на ведение дел ФПГ.

 Кроме указанных  документов Минфином России был принят приказ «О методических рекомендациях по составлению и представлению сводной бухгалтерской отчетности» от 30 декабря 1996г. №112, отменивший приказ от 28 июля 1995г. В приказе Минфина №112 конкретизируются положения приказа №81, дается более точное определение  сводной отчетности и определяются случаи, в которых она составляется.

Введение в действие этого документа – важный этап в развитии консолидированной отчетности в России. Однако в документе необоснованно уравнены различные по своему содержанию понятия сводной и консолидированной отчетности (28, с.53).

Консолидированная бухгалтерская отчетность имеет в отличие от сводной иную цель – показать прежде всего инвесторам и другим заинтересованным лицам результаты финансово-хозяйственной деятельности группы взаимосвязанных предприятий, юридически самостоятельных, но фактически являющихся единым хозяйственным организмом. Основная особенность составления консолидированных отчетов – элиминирование отдельных показателей предприятий, входящих в группу, с целью исключения повторного счета в итоговом (консолидированном) отчете группы.

Таким образом, сводная отчетность составляется в рамках одного собственника или для статистического обобщения, а консолидированная – несколькими собственниками  по совместно контролируемому имуществу.

Составление консолидированной отчетности, сопряженное с элиминированием операций между компаниями, входящими в группу, осуществляется в специальных таблицах, внесистемно, а не в учетных регистрах, предназначенных для отражения текущих операций.

Вместе с тем текущий учет компаний группы должен предоставить необходимую информацию для элиминирования и составления консолидированной отчетности, для чего и в плане счетов, и в отчетности  выделены необходимые счета и статьи. Кроме того, компании могут получить необходимую для составления консолидированной отчетности дополнительную информацию, вводя нужные аналитические счета. Однако никакого специального подразделения в группе для ведения текущего учета, как правило, не создается, а составление отчетности поручается материнской компании.

Понятие консолидированной отчетности требует также уточнения некоторых казавшихся незыблемыми аксиом отечественного учета. Ранее не подвергался сомнению факт, что в балансе компании отражается имущество, принадлежащее ей на основе права собственности. Наличие забалансовых статей (арендованных средств, товаров, принятых на комиссию, и др.) лишь подтверждало этот факт. В консолидированной отчетности,  в частности в консолидированном балансе, отражается имущество, находящееся под контролем группы, так как каждая компания группы является самостоятельным юридическим лицом и обладает обособленным имуществом.

Составление консолидированной бухгалтерской отчетности осуществляется на основе следующих принципов (при условии принятия участниками ФПГ единой учетной политики):

·   показатели активов и пассивов бухгалтерских балансов участников ФПГ суммируются;

·   в отчетности отражается инвестиционная деятельность ФПГ в целом. Инвестиции, направленные участниками ФПГ в центральную компанию, и средства, внесенные ими в ее уставный капитал, в отчетности не отражаются;

·   показатели бухгалтерского баланса и финансовые результаты, отражающие объемы реализации товаров (работ, услуг), обязательства и расчеты между центральной компанией и участниками в отчетность не включаются;

·   прибыль и убытки каждого участника ФПГ показываются в отчетности в развернутом виде;

·   показатели бухгалтерской отчетности участников ФПГ включаются в развернутом виде;

·   показатели бухгалтерской отчетности и участников ФПГ включаются в отчетность с даты ее регистрации ФПГ;

·   показатели финансово-хозяйственной деятельности банков и иных кредитных и страховых организаций, а также инвестиционных институтов (за исключением центральной компании) в отчетность не включаются. При наличии в составе ФПГ двух или более банковских или страховых организаций либо инвестиционных институтов составляется отдельная консолидированная отчетность по видам деятельности этих организаций.

В пояснительной записке к консолидированной отчетности центральная компания указывает наименования участников ФПГ, их юридические адреса, величину их уставного, долю каждого участника при объединении активов.

Процесс составления консолидированной отчетности ПФГ в настоящее время несовершенен и отрабатывается на практике. Так, законодательством определяется, что показатели бухгалтерского баланса и финансовые результаты, отражающие объемы реализации товаров (работ, услуг), обязательства и расчеты между центральной компанией и участниками ФПГ не включаются. Из этого следует, что в консолидированный отчет группы войдут объемы реализации и расчеты между остальными участниками группы. Возникает двойной счет указанных показателей в консолидированной отчетности группы, поскольку показатели реализации и взаимной задолженности между участниками групп будут наверняка существеннее, чем их расчеты с центральной компанией, осуществляющей в основном административно-управленческие функции.

Не отработана методика составления промежуточных отчетных форм, на основании которых центральная компания будет составлять консолидированную отчетность группы, а также проводить пересчет показателей балансов консолидируемых предприятий при использовании различных методов оценки статей центральной компанией и компаниями группы (28, с.73).

Кроме перечисленных вопросов при составлении консолидированной отчетности ФПГ возникают и другие экономические и юридические вопросы, на которые в российском законодательстве пока нет ответов.



















Глава 2.  Эффективность ФПГ и перспективы их развития.


2.1 Особенности оценки эффективности ФПГ.

Слабое место многих проектов финансово-промышленных групп – дефицит внимания к специфике ФПГ как объектов оценки эффективности (отсюда искажение эффекта группировки предприятий, смещение ориентиров при обосновании закладываемы в проект интеграционных мер и при сопоставлении вариантов этих мер). Эта специфика сопряжена со следующими двумя обстоятельствами. Во-первых, большинство участников создаваемых ФПГ – это действующие предприятия  и организации. Оценка эффективности ФПГ имеет в этой связи два аспекта:

а) изменение результативности использования наличных производственных мощностей, потенциала научно-исследовательских и опытно-конструкторских организаций, связанное с их нахождением в единой финансово-промышленной структуре;

б) новые возможности для реальных инвестиций, возникающие  в результате формирования ФПГ.

Во-вторых, в обычных инвестиционных проектах системная (синергетическая) составляющая эффективности не играет самостоятельной роли, хотя и учитывается в оценках эффективности. «Синергия» – преимущество, появляющееся при удачном комбинировании направлений деятельности, когда эффект от совокупности ее направлений превышает сумму эффектов от каждого направления в отдельности. В проектах создания ФПГ синергетическая составляющая становится  оценкой эффективности экономической интеграции.

Анализ эффективности опирается на сопоставление двух сценариев. Первый – развитие участников ФПГ при их полной самостоятельности. Второй – их развитие в рамках ФПГ. Сценарии могут сопоставляться по разным показателям, а в качестве итога оценки интеграционного (синергетического) эффекта выступает соответствующая разновидность значений выбранного показателя. Чистый приведенный доход – традиционный показатель для оценки экономической эффективности, и его приращение в результате создания ФПГ – одна из возможных оценок интеграционного эффекта (19, с.76).

Важно, однако, иметь в виду: традиционные показатели экономической эффективности не вполне адекватны сущности финансово-промышленной группы, ориентированной на обеспечение своей долгосрочной жизнеспособности. Тем не менее на практике такого рода показатели широко применяются при анализе эффективности групп, в том числе, видимо, потому, что в значительной мере отвечают оценке ФПГ со стороны внешних инвесторов.

Особый интерес вызывает влияние интеграции в ФПГ на результативность инвестиционных проектов. Оно может оцениваться по изменению таких показателей, как срок окупаемости инвестиций, внутренняя норма их доходности или приведенные поступления на единицу инвестиций. Речь идет о сопоставлении значений приведенных показателей при реализации инвестиционного проекта (инвестиционной программы) в рамках ФПГ и без объединения  в нее.

Ориентация на прибыль в деятельности крупных хозяйственных структур может трансформироваться в ориентацию на завоевание значительной доли рынка и удержание такой рыночной позиции. С этой точки зрения эффект интеграции выражается в приращении устойчиво контролируемой группой доли рынка по сравнению с суммой долей самостоятельно действующих партнеров по ФПГ.

Напряженная ситуация с государственным бюджетом вызывает повышенное внимание к бюджетной эффективности групп. Бюджетная эффективность интеграции трактуется как приращение приведенных поступлений в бюджет (федеральный, субфедеральный, местный) от участников ФПГ при объединении их в группу (как разность между поступлениями в бюджет в случае такой интеграции и при ее отсутствии). Бюджетная эффективность мер государственной поддержки ФПГ характеризуется изменением поступлений в бюджет вследствие предоставления такой поддержки. Интеграционная составляющая бюджетной эффективности стимулирования – соотношение между результатами поддержки при оказании ее финансово-промышленной группе и при предоставлении сопоставимой поддержки входящим в нее предприятиям, если они действуют самостоятельно.

Эффективность рассматриваемого рода постепенно становится одним из ведущим ориентиров анализа проектов ФПГ в государственных инстанциях, однако, она – лишь один из видов оценки последствий интеграции с народнохозяйственных позиций. Анализ народнохозяйственной эффективности ФПГ требует предварительного рассмотрения обстоятельств, определяющих различия двух вышеотмеченных сценариев (19, с.77). Перечень этих обстоятельств, выступающих факторами эффективности ФПГ, таков:

1.   Ускорение оборачиваемости средств, уменьшающее потребность в кредитах для пополнения оборотных средств и обеспечивающее экономию на выплачиваемых процентах.

2.   Преодоление внутренних кризисов сбыта (по технологической цепочке), достигаемое на базе использования трансфертных цен, векселей, товарных кредитов и т.п. инструментов.

3.   Наращивание прибыли в связи с увеличением объемов производства при сдерживании роста цен на конечную продукцию группы (этот фактор активно задействует, например, ФПГ «Нижегородские автомобили»).

4.   Оптимизация инвестиционной программы, состоящая прежде всего в последовательной концентрации ресурсов на приоритетных проектах и в расстановке приоритетов с учетом потребности в укреплении инвестиционного потенциала. При этом сначала реализуются менее капиталоемкие, но быстроокупаемые проекты, и полученные средства позволяют приступить к проектам более капиталоемким и длительным; консолидация инвестиционных возможностей позволяет скорее приступить к крупным проектам и снижает потребность в привлеченных средствах. Ускорение реализации инвестиционных проектов при концентрации средств обеспечивает повышение отдачи от инвестиций. Чем быстрее вводятся мощности, тем скорее они начинают давать отдачу.

5.   Углубление производственной  кооперации и специализации, обеспечивающее реализацию эффекта роста масштаба производства и помогающее уйти от проблемы создания новых мощностей при недогрузке аналогичных мощностей у партнера (тем самым существенно экономятся инвестиционные ресурсы).

6.   Оптимизация товарно-финансовых потоков (например, по схеме с применением давальческого сырья) и ослабление налоговой нагрузки (так, использование трансфертных цен позволяет сметить НДС на конечную продукцию ФПГ), улучшение финансовые расчетов в рамках договоров о совместно деятельности.

7.   Использование части эффекта интеграции для финансирования инвестиций, снижающее потребность в привлечении средств и уменьшающее расходы на обслуживание кредитов.

8.   Привлечение средств под ценные бумаги ФПГ, более надежные по сравнению с ценными бумагами отдельных участников группы (так, выпуск жилищных облигаций в Рязани намечался именно под эгидой ФПГ).

9.   Предоставление государственной поддержки «под ФПГ» (налоговые каникулы, участие в федеральных целевых программах, и т.п.).

Разработка проектов ФПГ должна, разумеется, сопрягаться с выявлением прежде всего факторов эффективности, актуальных для данных конкретных групп. В соответствии с этими факторами надлежит уточнять механизмы взаимодействия партнеров.

2.2 Состояние официальных ФПГ в России.

 

К сентябрю 1999г. количество официально зарегистрированных достигло 87, причем 13 из них зарегистрированы Министерством экономики РФ в период с февраля 1998г (Приложение 2). Примерно 6% зарегистрированных ФПГ являются транснациональными, 9 – межгосударственными, 25 – межрегиональными, 60% - региональными. В составе этих групп функционируют около 2 тысяч юридических лиц различных организационно-правовых форм и форм собственности, из них более 60% приходятся на промышленно-производственные предприятия, около 9% - на           кредитно-финансовые организации. Общая численность занятых в корпоративных  структурах,  имеющих  официальный статус ФПГ, - свыше 4 млн. человек (20, с.22).

Факты таковы, что предприятия, работающие в рамках этих групп, по ряду параметров добились более высоких, нежели промышленность в целом, результатов. Несмотря на некоторое замедление (по понятным причинам) темпов роста основных производственных и финансовых показателей, наблюдавшееся с 1998г. по сравнению с уровнем 1997г., группы сумели обеспечить существенный вклад в развитии российской промышленности. Так, удельный вес продукции ФПГ в 1998г. составил 4,4% ВВП и около 10% общего объема производства по промышленности в целом; объем инвестиций в основной капитал (из всех источников финансирования), приходящихся на долю групп – примерно 7%.

Основная часть зарегистрированных ФПГ создавалась путем совместного учреждения участниками центральной компании, действующей в качестве самостоятельного юридического лица. Суммарная доля оплаченного уставного капитала ЦК ФПГ в 1998г. составила 66,3%. Удельный вес денежных средств в уставный капиталах центральных компаний, как правило, невелик. Практикуется передача участниками групп этим компаниям имущественных активов (производственные мощности, запасы сырья и готовой продукции и т.п.), в связи с чем ЦК ФПГ подчас не располагают необходимыми средствами для приобретения пакетов акций предприятий-участников групп, а также смежников, действующих в соответствующих сферах производства. К ФПГ, имеющим стопроцентный денежный вклад участников в уставной капитал центральной компании, относятся «ТаНАКо», «Гормашинвест», «Металлоиндустрия», «Носта-Трубы-Газ», «Титул», «Донинвест», «Нижегородские автомобили», «Тяжэнергомаш» и «Центр-Регион».

Общим негативом остается также низкая доля уставного капитала центральной компании в суммарном уставном капитале остальных участников группы. Эта доля в среднем не превышает 5% (например, по ряду групп: «Авангард» – 0,03%, «Носта-Трубы-Газ» – 0,03, «Союзагропром» – 1,01, «Нижегородские автомобили» – 1,65, «Дальний Восток» – 3,38, «Тяжэнергомаш» – 4,44%). Исключение составляют группы «Донинвест» (17,5%), «Гормаш-Инвест» (19,22), «Титул» (21%) и др.

Доля вложений финансово-кредитных учреждений (банков, инвестиционных и страховых компаний, пенсионных фондов и т.д.) в консолидированные активы ФПГ – в среднем 10%.

В качестве позитивной тенденции может рассматриваться расширение практики участия государства в уставном капитале ЦК ФПГ. Соответствующие примеры дают приобретение Исполнительным комитетом Союза Беларуси и России акций центральной компании ФПГ «БелРусАвто» на сумму 20 млн.руб., а также выкуп Фондом имущества Санкт-Петербурга доли в уставном капитале ФПГ «Гормашинвест» в размере 5% акций на сумму 5 млн.руб.

Более 10% из общего состава участников ФПГ относятся к предприятиям и организациям госсектора. Кроме государственных унитарных предприятий в состав ФПГ входят приватизированные предприятия с различной долей госсобственностти. Удельный вес предприятий с долей госсобственности, превышающей половину, составляет в «Объединенной горно-металлургической компании» 50%, в группе «Жилище» – 58,3% (есть и другие аналогичные примеры).

По данным Мингосимущества России, на основе соответствующих президентских указов и правительственных постановлений в порядке задействования мер господдержки ФПГ в настоящее время с центральными компаниями ряда групп заключены трастовые договоры. Так, «Русхим» получил траст в 12% акций Дзержинского АО «Заря», 20% - Березняковского АО «Сода», 30% акций – Славогородского АО «Алтайхимпром». ФПГ «Восточно-Сибирская» имеет в трастовом управлении пакеты акций трех предприятий: «Кедр», «Иркутскэнерго» и «Разрез Тулунский». В марте 1998г. Мингосимущество России заключило договор о передаче в доверительное управление центральной компании группы «Тяжэнергомаш» акций таких ОАО, как «Гипротяжмаш» (20,5% уставного капитала), «Турбомоторный завод» (25%), «Электростальский завод тяжелого машиностроения» (36,3%), «Ясногорский машиностроительный завод» (5%), «Тульский завод электроприводов» (10,7%). Аналогичный договор готовится применительно к ФПГ «Точность».

На практике процесс передачи госпакетов акций в доверительное управление центральным компаниям протекает с большими трудностями (хотя эта форма поддержки прямо предусмотрена Федеральным законом «О финансово-промышленных группах»), что связано, в частности, с противоречивостью соответствующих правовых актов. Так, договоры доверительного управления приходится приводить в соответствие с Законом «О рынке ценных бумаг» и правительственным постановлением №989 «О порядке передачи в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации, и заключении договоров доверительного управления» от 7 августа 1997г., содержащих требования о наличии у доверительного управляющего лицензии на осуществление деятельности по доверительному управлению ценными бумагами; между тем ограничения деятельности доверительного управляющего, установленные президентским указом №1660 «О передаче в доверительное управление закрепленных в федеральной собственности акций акционерных обществ, созданных в процессе приватизации» от 9 декабря 1996г., фактически лишают доверительного управляющего права самостоятельного распоряжения переданными ему акциями для работы на рынке ценных бумаг, что делает требование о наличие лицензии излишним.

Актуальной проблемой остается повышение эффективности доверительного управления государственными активами и использования в инвестиционных целях доходов по принадлежности государству пакетам  акций. В рамках диверсифицированных ФПГ реализация согласованных решений обеспечивается близостью стратегических интересов участников, во многом связанной с их перекрестным владением акциями. Такое владение имеет место, в частности, в ФПГ «Трехгорка»: Мингосимущество России владеет 20% акций АО «Марс»; АО «Трехгорная мануфактура» – 10% акций страховой компании «Профит»; АО «Русский ресторан» - 23% акций АКБ «Ходынка»; АКБ «Легабанк» – 10% акций Хакасского инвестиционного фонда; ООО «Фирма Гран» – 1,3% акций АКБ «Ходынка»; АО «Специализированный жилищный чековый инвестиционный фонд социальной защиты «Жилтоварищ» владеет 8,5% акций АКБ «Легабанк», 2,5% Хакасского инвестиционного Фонда и 5% акций АО «Международный негосударственный пенсионный фонд».

Наибольшее распространение получили вертикально интегрированные, т.е. образованные по производственно-технологическому принципу, ФПГ (около 60% от общего числа зарегистрированных); в качестве ярких примеров вертикальной интеграции можно привести группы «Аэрофин», «Авангард», «Демидовский стиль», «Оборонительные системы» и «РОССТРО». Доля же ФПГ «горизонтальных», т.е. объединяющих ориентированных на выпуск продукции участников, - более 19%; среди групп, зарегистрированных в 1998г., горизонтальный тип интеграции имеют «Межгосметиз», «Титул», «БелРусАвто», «РОССТРОЙ»  и «Формаш». К ФПГ конгломератного типа, объединяющим участников широкого спектра деятельности и предполагающим развитие системы взаимоучастия в капиталах, относятся около 21% групп, в том числе «Русский текстиль», «Трехгорка», «Жилище», «Единство» и «Объединенная промышленно-строительная компания» (20, с.25).

Основная часть ФПГ отличается невысоким уровнем консолидации капиталов в рамках центральной компании. Участники группы нередко создают центральную компанию с незначительным уставным капиталом, что существенно сдерживает ее возможности в реализации единой производственно-финансовой стратегии развития корпорации. Примером может служить ситуация, сложившаяся в ФПГ «Носта-Трубы-Газ». Ухудшение в 1998г. внешнеэкономической конъюнктуры для нефтегазовой отрасли сказались на сбыте труб. Низкая платежеспособность внутреннего рынка ослабила текущую заинтересованность металлургов в поставках на этот рынок металла. Это отразилось и на связях между партнерами по ФПГ, в том числе между Орско-Халиловским металлургическим комбинатом и Челябинским трубопрокатным заводом: возник вопрос о переориентации кооперационных связей на других поставщиков. При более тесных имущественных связях по линии участия центральной компании в капитале и прибылях названных предприятий можно было бы предотвратить такое развитие событий.

Анализ структуры уставного капитала центральной компании в ряде ФПГ показывает стремление к равенству влияния на ее деятельность всех участников группы, выражающееся в тенденции к установлению паритета вкладов в этот капитал даже при значительных различиях между предприятиями-учредителями по величине активов и финансовому состоянию. Подобная ситуация наблюдается в «Тульском промышленнике», «БелРусАвто» и др. Между тем равнодолевое участие в капитале ЦК членов группы вовсе не создает предпосылок для сближения их интересов, что ярко проявилось, например, в ФПГ «Российский авиационный консорциум».

Ряд групп, впрочем, демонстрирует весьма значительный разброс долей отдельных участников в капитале центральной компании, что можно рассматривать как признание фактически сложившегося распределения их экономических ролей. В ФПГ «Нижегородские автомобили» АО «ГАЗ» владеет 27,6% акций ЦК и одновременно имеет 30 и более процентов акций четырех участников группы. Таким образом, структура уставного капитала выражает ведущую роль в ФПГ одного из участников – промышленного предприятия. Для подобных групп характерно «скромное» участие банковских структур в уставном капитале (на долю банка в уставном капитале ЦК «Нижегородских автомобилей» приходятся 8,9%).

Случаи, когда максимальными долями в уставном капитале центральной компании группы располагают именно банковские структуры и инвестиционные компании, являются единичными (скажем, ООО «Интерхиминвест» имеет в ФПГ «Интерхимпром» около 34%).

Стоит повторить: как правило, центральная компания имеет небольшой уставной капитал, что отрицательно сказывается на управляемости развития ФПГ. Многие ФПГ, учреждая ЦК с небольшим уставным капиталом, надеялись компенсировать это государственными ресурсами, поступающими в виде господдержки (в этом варианте распределение ЦК поступающих средств становилось бы мощным рычагом управления партнерами по группе). Однако в 1997-1998гг. государственная финансовая поддержка, в том числе в виде выделения средств из Бюджета развития, группам не оказывалась. В результате минимум половина из них лишена действенных центров управления. Отсутствие же управленческой структуры, наделенной особыми полномочиями, определяющей и реализующей единую корпоративную стратегию, разумеется, негативно влияет  на эффективность функционирования группы.

Особого внимания заслуживают вопрос об отраслевой структуре групп и региональный аспект их развития. ФПГ представлены практически во всех ключевых отраслях промышленности. По степени диверсификации почти 70% групп являются моноотраслевыми (классические образцы последних – «Нижегородские автомобили» и «Магнитогорская сталь»). Деятельность диверсифицированных ФПГ (приблизительно 30% групп), как правило, распространяется на 3-4 отрасли (среди них «Союзагропром», «Титул» и др.), хотя есть и примеры более высокой степени диверсификации (10-12% групп, включая «Интеррос», «Сибирь», «Восточно-Сибирскую» (20, с.26).

Наибольшее развитие ФПГ нашли в машиностроительных отраслях, в которых функционируют около 15 групп, в том числе ФПГ «Тяжэнергомаш», «Сибагромаш», «Специальное транспортное машиностроение», «Промприбор», «Гормашинвест» и др. На химическую и нефтехимическую промышленность приходится около 11% всех зарегистрированных ФПГ (в частности «Русхим», «Интеррос», «Эксохим» и др.); на АПК – около 14% (в том числе «Сибирь», «Зерно-Мука-Хлеб», «Союзагропром», «Единство», «Корпорация «Главагропром», «Ростов Великий», «Золотое зерно Алтая», «ВИТА» и «Продовольственная корпорация «Дон»); на черную и цветную металлургию – примерно 12% («Объединенная горно-металлургическая компания», «Магнитогорская сталь» и др.); на стройиндустрию – 8% («Объединенная строительно-промышленная компания», «РОССТРОЙ», «Жилище», «Балтийская строительная компания» и др.).

Децентрализованная за годы реформы государственного участия в модернизации российской промышленности способствовала укреплению сотрудничества ФПГ с региональными исполнительными властями, которые в отличие от федеральной власти нередко сочетают свои фискальные интересы с готовностью внести реальный вклад в развитие ФПГ (примеры тому дают группы «Ростов Великий», «Золотое зерно Алтая» и др.) И это понятно: ФПГ играют все более активную роль в развитии экономики регионов. Данный процесс идет по линии создания региональных на соответствующих территориях; межрегиональная интеграция предприятий и финансовых структур прогрессирует в рамках межрегиональных групп. Среди официально зарегистрированных ФПГ преобладают региональные группы, удельный вес которых в 1997г. составлял 65%, в 1998г. – 60% (не исключено, впрочем, существенное снижение этого показателя – в связи с резким ускорением процесса создания межгосударственных ФПГ).

Создание ФПГ и других корпоративных структур активно поддерживается администрациями регионов (в 1998-1999гг. зарегистрированы группы с расположением центральных компаний в Мурманске, Ханты-Мансийске, Ростове-на-Дону, Барнауле и других городах), усматривающих в этом процессе одно из направлений решения региональных экономических и социальных задач (таких, как снятие социальной напряженности за счет создания новых рабочих мест, увеличение региональных бюджетов за счет налоговых отчислений, улучшение региональной инфраструктуры, и т.д.). Существенна и тенденция регистрации группами своих ЦК в главных средоточиях деловой активности страны – в Центральном районе и, прежде всего, в Москве (что дает, в частности, серьезные коммуникационные преимущества): в первом (исключая столицу) зарегистрированы 9% общего числа центральных компаний ФПГ, во втором - 51%.

Объем банковских кредитов по ФПГ вырос в целом на 17%; соответствующий рост наблюдался у 65% групп (особенно заметно – таких, как «Единство», «Промприбор» и «Сибагромаш»). На общем фоне увеличения объемов банковского кредитования в ряде ФПГ зафиксировано повышение кредитной активности банков-участников: объемы внутренних кредитов выросли в 5,4 раза. В 1998г. кредиты от банков-участников получили около 39,5% групп. Наилучшую динамику роста объемов внутреннего кредитования показали «Восточно-Сибирская группа», «Нижегородские автомобили», «РОССТРО» и др. (ухудшение же динамики внутреннего кредитования произошло, в частности, в ФПГ «Оптроника» и «Точность»). Правда, в структуре банковских кредитов, предоставленных участникам ФПГ, преобладали краткосрочные ссуды на финансирование торговых и посреднических операций.

Несмотря на банковский кризис, для промышленных предприятий-участников групп заемные средства финансово-инвестиционного назначения оказались более доступными, чем для промышленности в целом. Соотношение между заемными средствами и выручкой от реализации у предприятий ФПГ за 1998г. выросло на 0,5%, тогда как по промышленности в целом – на 0,3%.

Необходимо отметить влияние финансово-промышленных групп на результаты функционирования банковских структур. Коль скоро между банками и предприятиями ФПГ образуются серьезные имущественные связи, налицо и более высокая жизнестойкость первых. Акционерные связи между банком и партнерами по группе облегчают согласование интересов при выработке и реализации эффективных схем взаиморасчетов, оптимизации налоговых обязательств.

Итак, результаты функционирования в реальном секторе российской экономики официальных ФПГ свидетельствуют о возрастающем влиянии корпоративной интеграции на общий объем промышленного производства в России. Удельный вес продукции, произведенной в объеме промышленного производства в 1998г. приблизился к 10%. Основная часть ФПГ показала способность адаптироваться и сохранять устойчивость работы в условиях экономического кризиса. Предприятия, объединенные в ФПГ, в состоянии более гибко реагировать на резкие изменения спроса  на потребительских рынках.

ФПГ, которые при своем создании были ориентированы на производство продукции и услуг с использованием передовых технологий и инноваций, а также максимально консолидировавшие свои активы, показывают наиболее устойчивый рост основных экономических показателей, включая показатели объемов  реализации продукции (в том числе на экспорт) и выручки при снижающихся затратах на производство и реализацию продукции.

Максимальное число таких групп функционирует в отраслях машиностроения, химии и нефтехимии, легкой промышленности, стройиндустрии, оборонной промышленности и АПК. Что касается групп, изначально нацелившихся исключительно на государственную поддержку, то фактически все они либо находятся в предкризисном состоянии, либо прекратили свое существование. Такие группы отличаются невысоким уровнем консолидации капиталов в рамках центральных компаний, что резко сужает возможности последних в проведении единой корпоративной производственной и финансовой стратегии развития и в реализации задач, определенных договорами о создании ФПГ и оргпроектами.  Центральные компании в таких группах, как правило, ограничивают  функции текущим посредничеством по отдельным поручениям участников.

В последнее время налицо как повышенное внимание администраций регионов к деятельности уже функционирующих ФПГ, так и их заинтересованность в формировании и поддержке вновь создаваемых региональных групп; это помогает контролировать финансовые потоки и рынки сбыта товарной продукции расположенных на соответствующих территориях предприятий.

Финансовый кризис 1998г., существенно ускорив выявление наиболее устойчивых к динамике рынка групп, поставил более 20%  из них перед выбором пути своего дальнейшего развития, связанного либо с реструктуризацией, либо с трансформацией в другие формы корпоративных структур.

2.3 Отечественные ФПГ: испытание кризисом 1998г.

Как известно, 1998 год поставил перед отечественными финансово-промышленными группами немало сложных проблем, причем наибольшие трудности испытали участвующие в группах банки. После обострения финансового кризиса в августе-98 скепсис по отношению к ФПГ, проявлявшийся и раньше, заметно усилился: эти структуры воспринимаются многими как инструмент лоббистского влияния, а не достижения корпоративной экономической эффективности. Между тем исследование итогов развития 43 ФПГ в 1997-1998гг., выполненного в 1999г. Бюро экономического анализа, показывает (см.табл.2.3.1), что официальные группы в 1998г. добились по ряду показателей более высоких, чем вся промышленность и экономика в целом, результатов. Так, по сравнению с 1997г. в рассматриваемых группах снижение объема производства промышленной продукции составило 2,9%, тогда как в целом по промышленности – 5,2; инвестиции в основной капитал выросли на 4,6% при их сокращении по экономике в целом на 6,7% (20, с.29).

Таблица 2.3.1
Показатели развития 43 ФПГ в 1997-1998гг. (1998 к 1997), %

Капиталообразующие инвестиции в:

основные средства

нематериальные активы

прирост производственных запасов

 

104,6

106,5

114,0

Долгосрочные финансовые вложения

190,2

Объем отгруженной промышленной продукции (работ, услуг) в фактических отпускных ценах (без НДС, акцизов),

в том числе продукция, отгруженная (переданная):

участникам ФПГ по кооперационным связям (доля кооперационных поставок в объеме продукции)

на экспорт

 

97,1

 

95,0

124,4

Участники ФПГ нефинансовой сферы деятельности

Среднесписочная численность работающих, тыс.человек

89,5

Затраты на производство и реализацию продукции (работ, услуг)

94,3

Выручка от реализации продукции(работ, услуг)

106,0

Балансовая прибыль

-0,1

Кредиторская задолженность

118,5

Дебиторская задолженность

114,1

Финансово-кредитные учреждения-участники ФПГ

 

Кредиты, выданные участниками ФПГ

112,1

Балансовая прибыль

-192,8


2.1.1   Влияние внутригрупповой кооперации на эффективность ФПГ.

Для оценки этого влияния можно сопоставить результаты по всей рассматриваемой совокупности из 43 групп в целом и по тем из них, в которых доля внутригрупповых поставок составляет не менее 5%. По таким показателем, как капиталообразующие инвестиции в основные средства, долгосрочные финансовые вложения и объем отгруженной промышленной продукции, последняя совокупность групп превосходит первую (см.табл.2.3.1.1).

Таблица 2.3.1.1

Влияние внутригрупповых поставок на результаты деятельности ФПГ.

Показатели


Изменение в 1998г. по сравнению с 1997г.

Все ФПГ

ФПГ с долей внутригрупповых поставок не менее 5%

Капиталообразующие инвестиции в:

основные средства

нематериальные активы

прирост производственных запасов

 

104,6

106,5

114,0

 

108,6

105,6

119,2

Долгосрочные финансовые вложения

190,2

283,8

Объем отгруженной промышленной продукции (работ, услуг) в фактических отпускных ценах (без НДС, акцизов)

97,1

105,6

Можно, таким образом, утверждать, для объединенных в официальные  ФПГ корпораций характерна повышенная (на общеэкономическом фоне) производственная активность, а наличие внутригрупповой кооперации усиливает эту тенденцию. Последняя обнаруживается и при анализе развития ряда крупнейших российских предприятий, вошедших в официальные финансово-промышленные группы.

2.3.2 Динамика производства на ряде крупнейших предприятий ФПГ.

 

Одно из принципиальных качеств ФПГ – повышение приспособляемости (адаптивности) производства к изменениям экономических условий, достигаемое на основе сотрудничества с партнерами по группе, распределения между ними риска. В этом контексте уместно сформулировать вопрос: помогла ли более высокая готовность к совместным действиям, выразившаяся во вступлении в ФПГ, приспособиться к резкому изменению экономических условий после августа 1998г.? Итоговые показатели названного года не дают достаточных ориентиров для ответа на такой вопрос. Эти показатели объединяют результаты производства до и после августовского кризиса, тогда как требуется их различение и сопоставление.

Для оценки того, как вхождение в официальные ФПГ влияет на приспособляемость российских предприятий, можно воспользоваться показателями их деятельности за первые кварталы 1998 и 1999гг. Данные для сравнения брались из отчетов, представленных эмитентами Федеральной комиссии по ценным бумагам (ФКЦБ). Были учтены (без какой-либо селекции) все участвовавшие в создании официальных ФПГ эмитенты из числа 200 определенных журналом «Эксперт» лидеров 1997г. по объему реализации продукции, до 5 августа 1999г. представившие в ФКЦБ свои отчеты о деятельности в первом квартале. Кроме того, принимались во внимание результаты таких известных компаний, как «Пермские моторы», «Сода» (г.Березняки) и АО «РУСИА Петролеум», входящих в состав официальных групп.

Анализ развития отмеченной совокупности компаний показал: крупнейшие предприятия ФПГ преодолевают кризис в целом успешнее, чем вся отечественная промышленность. Некоторые результаты этого анализа представлены в таблице 2.3.2.1 (20, с.31).

Таблица 2.3.2.1

Динамика развития крупных компаний в составе ФПГ в 1997-1998г.

Показатели

1998 к 1997, %

Вошедшие в ФПГ крупные  компании

Промышленность в целом

Выручка от реализации

116

105

Прибыль

I квартал 1999 к I кварталу 1998, %

Выручка от реализации

180

134

Прибыль

510

245

Таблица демонстрирует динамику развития крупных компаний в составе официальных российских ФПГ на фоне отечественной промышленности в целом. Каковы, однако, достижения этих компаний, если сравнить их с результатами 200 ведущих (по объему реализации) отечественных предприятий за 1998г? Среди них имеется 51 компания, фигурирующая в составе официальных групп.

Маневрирование ресурсами в рамках финансово-промышленных групп, использование ими трансфертных цен, равно как и выбор точек концентрации прибыли с учетом налоговых условий ведут к тому, что объявленная прибыль отдельных участников ФПГ выступает искаженной оценкой их эффективности. Неудивительно, что по этому показателю крупные предприятия официальных групп могут уступать другим крупнейшим российским компаниям.

Таблица 2.3.2.2

Обобщенные  характеристики  деятельности  крупнейших компаний в 1997-1998гг.

Группа компаний

Объем реализации, млн.руб.

Темп роста, %

Балансовая прибыль, млн.руб.

Коли-чество работаю-щих, тыс.чел.

Произво-дитель-ность труда за 1998г., тыс.руб./человек

 

 

 

1998

 

 

 

1999

 

 

 

1998

 

 

 

1999

Участники ФПГ (51 компания)

 

260131

 

211770

 

22,8

 

-1620,6

 

14677,5

 

1106,5

 

235,1

«Топ-200»

1108949

985349

12,5

31311

122568

3966,2

279,6

Таблица 2.3.2.2 показывает, что крупнейшие компании официальных ФПГ ориентированы в большей мере на наращивание  проходящих через них финансовых потоков, чем на рост прибыли. Более низкую производительность труда участников групп  можно связать с их готовностью к сохранению трудового потенциала для следующего роста выпуска продукции. На показателях прибыльности компаний официальных ФПГ могло сказаться и использование части ресурсов последних для укрепления их банковского сектора. Ориентиром при анализе эффективности ФПГ должны быть не текущие результаты отдельных участников или даже группы в целом, а способность обеспечить свою долговременную жизнеспособность на основе задействования имеющихся и формирования новых сравнительных преимуществ. Именно решение такой задачи придает стратегический смысл экономической интеграции промышленных компаний и банков.

Данные таблиц 2.3.2.1 и 2.3.2.2 теперь уже на уровне крупных предприятий подтверждают вывод о положительной связи между этой интеграцией и динамикой выпуска продукции даже при обострении финансового кризиса в российской экономике, произошедшем в 1998г.

2.4 Влияние акционерных отношений на ФПГ

Практически все официальные ФПГ создавались посредством совместного учреждения их центральной компании. Если отвлечься от участи в капитале последних, окажется, что лишь в каждой седьмой официальной группе крупные промышленные компании располагают значительными пакетами акций других участников. А значит, нет достаточных оснований для того, чтобы объяснять преимущества официальных российских ФПГ в динамике производства главным образом или исключительно структурой акционерной собственности, использованием группой управляющих механизмов на основе имущественных связей.

Обретение официального статуса для многих российских ФПГ не является свидетельством завершения борьбы за влияние на участников группы. Слабость внутригрупповых имущественных связей – одно из тому подтверждений. Примером внутригруппового конфликта по поводу акционерного контроля может служить развитие событий в ФПГ «Магнитогорская сталь».

Борьба за контроль над промышленными компаниями оказывает неоднозначное влияние на выпуск продукции. С одной стороны, на эту борьбу могут отвлекаться весьма значительные ресурсы, что, понятно, выливается в дефицит оборотных средств и в снижение объемов выпуска. С другой стороны, неуверенность в сохранении контроля над предприятием в будущем, равно как и потребность в ресурсах для противодействия перехвату контроля, подталкивают к интенсификации использования имеющихся мощностей.

Российская практика дает примеры роста производства на фоне обострения борьбы за контроль над промышленными компаниями. Как известно, в 1998г. резко изменилась структура этих прав на  ОАО «Носта», развился конфликт по поводу акций ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат», продолжалось соперничество «Альфа-банка» и «Кузбасспромбанка» за контроль над ОАО «Западно-Сибирский металлургический комбинат». Однако, как видно из табл.2.4.1, названные комбинаты - лидеры в наращивании производства чугуна и стали по итогам 1998г.

На большинстве крупных предприятий, входящих в официальные ФПГ, наблюдается относительная стабилизация состава акционеров, что позволяет говорить о невысокой интенсивности борьбы за контроль над этими предприятиями. Однако такого рода борьба ведется не только на предприятиях ФПГ, а значит, ее влияние на преимущества групп в динамике производства не следует преувеличивать. Чаще всего в создании официальной группы проявляется стремление ее участников возможно шире использовать неакционерные механизмы координации деятельности и согласования интересов партнеров по группе. Свой вклад в демонстрируемую ФПГ динамику производства вносит управление  деятельностью группы на основе разного рода услуг (по снабжению и сбыту, лоббированию интересов, по организации бартерных сделок и зачетов, и др.) Кроме того, используются механизмы совместной деятельности (простого товарищества), трансфертного ценообразования, внутригрупповых векселей и кредитов (20, с.33). Все более широкие масштабы в российской экономике приобретает интеграция на основе давальческих контрактов (толлинговых схем). 

Таблица 2.4.1

Фактическое производство чугуна, стали и готового проката на крупнейших комбинатах в России в 1998г.

Предприятие

Чугун

Сталь

Прокат

тыс.т

% к 1997г.

тыс.т

% к 1997г.

тыс.т

% к 1997г.

Западно-Сибирский МК (ОАО «ЗСКМ»)

3036

105,8

3426

117,1

2941

109,6

Кузнецкий МК (ОАО «КМК»)

1370

65,7

1906

61,9

1443

58,8

Магнитогорский МК (ОАО «ММК»)

6888

102,3

7716

112,0

6872

103,7

Нижнетагильский МК (ОАО «НТМК»)

2500

69,2

2801

75,7

2157

72,4

Новолипецкий МК (ОАО «НЛМК»)

6115

89,2

6613

97,0

5221

89,8

Орско-Халиловский МК (ОАО «Носта»)

1966

102,0

2621

103,2

1905

92,3

Челябинский МК (ОАО «Мечел»)

2112

86,9

2661

93,3

1945

80,1

Череповецкий МК (ОАО «Севрсталь»)

6961

98,6

8503

104,0

7362

97,4

Интеграция в ФПГ способствует отладке подобного рода механизмов, что сказывается на динамике производства и повышает привлекательность групп как заемщиков капитала. Это, в свою очередь, содействует повышению темпов наращивания выпуска продукции.

У вошедших в состав официальных финансово-промышленных групп крупнейших предприятий среднее соотношение между заемными средствами (на 1 января 1999г.) и выручкой от реализации за 1998г. превышает 0,5, тогда как в промышленности в целом это соотношение равно 0,3. Отсюда следует: несмотря на банковский кризис, для промышленных участников ФПГ заемные средства являются более доступными, чем для «негруппированных» предприятий.

2.5 Перспективы развития ФПГ

ФПГ, созданные на основе крупных банков, после августа-98 претерпевают ощутимые изменения: несомненны определенная ревизия амбиций конкретных банков, сосредоточение их активности на более узком круге направлений в реальном секторе экономики. Однако смена собственника банковских активов (перераспределение их из ОНЭКСИМБанка в «Росбанк», из «Автобанка» в «Страховое акционерное общество «Россия», и т.п.) еще не означает развала соответствующих ФПГ; продажа этих активов выступает маневром по сохранению групп, пусть и с определенной сменой их «вывесок». Главное же состоит в том, что кризис побудил некоторые группы к переосмыслению возможностей самостоятельного наращивания инвестиционного потенциала, к активизации поисков стратегических инвесторов.

Оценка перемен в ФПГ как «перехода от развития к выживанию» оправдана лишь применительно к тем случаям, когда в структуре собственности стратегических инвесторов замещают портфельные. Между тем августовский кризис 1998г. ознаменовался резким снижением активности портфельных инвесторов, что проявилось в ситуации на российском фондовом рынке. На этом фоне заметно усиление озабоченности структурой российской промышленности со стороны государства и крупнейших монополий с его участием.

Симптоматичны в этом смысле, с одной стороны, идея создания мощного Банка развития (хотя ее реализация явно затянулась), с другой, - структурообразующие усилия РАО «Газпром», результатом которых вовсе не будет распад прежних интеграционных связей (наоборот, экспансия «Газпрома», направленная на создание холдинга «Газметалл», может усилить связи между Оскольским электрометаллургическим комбинатом и поставщиками железорудного сырья). Понятно, впрочем, что ведущим российским компаниям придется до лета 2000г. проявлять повышенную осторожность в крупных приобретениях (учитывая фактор противодействия этому и региональных элит, и госсобственника, озабоченного мобилизацией ресурсов).

В связи с вопросом о перспективах развития ФПГ стоит оценить выдвигаемые в последнее время предложение о тотальном их преобразовании в холдинги. Вряд ли эта идея конструктивна, и вот почему. С одной стороны, структура собственности многих ведущих участников ФПГ еще не стабилизировалась, и ожидать расходования ими значительных средств на скупку пакетов акций не приходится. С другой стороны, ведущие предприятия групп привлекли внимание портфельных инвесторов и инвестиционных компаний. Эти акционеры заинтересованы в открытом соперничестве претендентов за контроль, чтобы подороже расстаться с имеющимися акциями, и сопротивляются закрытой консолидации акционерного контроля, которая ведет к резкому снижению цены акций (поскольку теряется интерес со стороны других стратегических инвесторов). Портфельные инвесторы – один из резервов инсайдеров для сопротивления недружественным захватам, а практикуемая структура ФПГ может трактоваться как средство дружественной интеграции.

Констатация вынужденно компромиссного характера многих ФПГ, разумеется, не отвергает возможности создания четко структурированных холдинговых структур, объективно предпочтительных как форма организации производства во многих отраслях. Вместе с тем установка на объединение отраслевых субхолдингов в холдинговую структуру не должна быть универсальной: определенные достоинства сохраняет и квазиинтеграция в рамках ФПГ.

В формировании интегрированных корпоративных структур в обозримой перспективе не может возрастать роль государства. Это – оборотная сторона проблематичности становления холдингов посредством скупки акций на открытом рынке или добровольного перехода предприятий в статус дочерних компаний. В регулировании экономической интеграции возрастает значение использования задолженности предприятий перед бюджетом, передачи государственных пакетов акций в доверительное управление, выдача через Банк развития связанных кредитов. При этом на фоне очевидного усиления соответствующей активности субъектов Федерации пассивность федеральных инстанций чревата нарастанием угрозы экономического сепаратизма.

Что касается госрегулирования экономической интеграции в конкретных отраслях, то здесь необходимо применение дифференцированного подхода, который фактически уже практиковался в ходе экономических преобразований в российской экономике (как известно, существенные особенности имела приватизация в топливно-энергетическом комплексе:  ей предшествовала инициатива государства по формированию вертикальных интегрированных структур). Основанием для дифференциации государственного регулирования могут быть особенности товарных рынков, стадий жизненного цикла отдельных отраслей.

Финансовый кризис обострил дефицит ресурсов для развития. Многие из банков, являющихся ядрами ФПГ; оказались, стоит еще раз подчеркнуть, в труднейшем положении. Распродажа активов этими банками, разумеется,  приведет к изменению экономического ландшафта, однако, как уже отмечалось, большая часть групп скорее всего сохранится, поскольку опирается на экономически оправданные технологические и кредитные связи. То, как будут действовать эти группы дальше, во многом зависит от государственной экономической политики. Она должна учитывать, что по своей сути ФПГ, образно говоря,  - экономические стайеры, а не спринтеры. В этой связи существует объективная дилемма: или удастся создать условия для решения группами стратегических задач, или ведущим направлением их деятельности станет развертывание «теневого оборота». В данном контексте предстоит преодолеть упрощенные трактовки долговременных интересов отдельных групп российского бизнеса. Нередко, к примеру, все сводится к противопоставлению интересов сырьевиков и ВПК. Между тем на практике тот же «Газпром» выступает для  ряда оборонных предприятий крупным и, что особенно важно, перспективным заказчиком высокотехнологичной продукции (20, с.35).

Очень многое в судьбе российских реформ зависит от сегодняшней их ориентации на те или иные модели рыночной экономики. После крупных потерь, понесенных банками в 1998г., многим кажется, что выполнение банковскими структурами роли субъектов корпоративного контроля, компенсирующих слабость других механизмов принуждения менеджеров к высокоэффективным действиям, в российских условиях исключается. Такая трактовка ситуации недооценивает контролирующие возможности банка даже при его  относительно небольшой доле в акционерном капитале корпорации. Пример Японии показывает: они велики и в условиях, когда банку запрещено иметь превышающий 5% пакет акций промышленной компании.

На пессимистической трактовке перспектив развития отечественных ФПГ существенно сказывается оценка предшествующих действий российских банков в кредитной сфере: считается, что кредиты шли преимущественно в плохо работавшие компании и использовались отнюдь не для расширения выпуска продукции (и уж тем более не на инвестиции). На этом основании формирование в России системы корпоративного финансирования и контроля, ориентированной на рынок ценных бумаг, рассматривается как более оправданное, нежели финансовой системы, в которой инвестиционные решения нефинансовых компаний контролируются банками. Однако отмечавшийся выше реальный рост  производства на крупнейших предприятиях официальных российских ФПГ и масштабы привлечения этими предприятиями заемных средств, среди которых преобладают банковские кредиты, свидетельствуют о кредитовании банками компаний, наращивающих выпуск продукции.

Кризис 1998г. привел к падению активности российского фондового рынка, еще более глубокому, чем активности банков. По одной этой причине нет оснований рассматривать данный кризис как фактор разворота российской экономики в сторону  американской модели, во многом опирающейся на фондовый рынок. Более естественным представляется смещение от германской модели, в которой высока доля прямого участия отдельных банков в капитале крупных промышленных компаний, к японской, сочетающей банковское участие с перекрестным владением акциями (можно ставить и вопрос о смещении к корейской модификации японской модели).

Кризис 1998г, выразившийся и в отказе государства от части своих внутренних обязательств, подтвердил следующее: при всей важности правовых механизмов корпоративного управления в российских условиях не следует возлагать на них главные надежды. Для нас актуально использование механизмов, ориентированных преимущественно на экономическое принуждение менеджеров. И с этой точки зрения японская модель сотрудничества банков и промышленных компаний в рамках ФПГ представляется более функциональной в сравнении с американской моделью корпоративного управления.


















































Заключение.

 

На основе всего вышеизложенного можно заключить, что формирование и развитие крупных интегрированных корпоративных структур – важнейший объект становящейся государственной промышленной политики России. Деятельность подобных структур послужила ощутимым фактором преодоления последствий кризиса августа-98, определенного улучшения в 1999г. финансового состояния промышленности, наращивания объемов производства и стабилизации инвестиций. В то же время предстоит резко повысить качество корпоративного управления – прежде всего с точки зрения эффективности взаимодействия собственников (акционеров) и менеджеров. В этой связи необходимо в первую очередь улучшить взаимодействие государства как собственника и управленческого корпуса корпораций.

Коль скоро, как свидетельствует мировая практика, финансово-промышленные группы могут и должны стать важным инструментом подъема экономики, роль государства не должна ограничиваться принятием необходимых решений. Оно обязано не только само неукоснительно выполнять эти решения, но и создавать и постоянно поддерживать необходимые условия для успешной деятельности ФПГ. В первую очередь важно в полной мере использовать механизм Бюджета развития, наполнить его реальными финансовыми ресурсами. В федеральном Бюджете-2000 этого, к сожалению, не наблюдается. Минэкономики России призвано стать тем госорганом, который бы не просто контролировал деятельность групп, но и в полном смысле координировал ее. А для этого надлежит  наделить данное министерство дополнительными полномочиями и, главное, - финансовые ресурсами. Необходимо, чтобы положения Налогового кодекса РФ, относящиеся к предоставлению инвестиционного налогового кредита, всецело распространялась и на финансово-промышленные группы. Последние не должны быть пасынками и для Мингосимущества России, которое обязано более оперативно решать вопросы передачи в доверительное управление государственных акций участников  ФПГ.

Необходимо, по-видимому, пересмотреть Закон о финансово-промышленных группах, сделав его в большей степени законом прямого действия, особенно в части государственной поддержки ФПГ.

В результате проделанной работы можно сделать вывод, что целесообразность объединения конструкторских бюро и финальных заводов не вызывает сомнения. В условиях глубокой приватизации, государственные органы должны находить компромиссы в отношении институциональной структуры формируемых интегрированных компаний. Помимо классических методов формирования холдингов путем концентрации пакетов акций или иных прав по управлению предприятиями, помимо методов слияния и поглощения (сложно и редко реализуемых в современной российской экономике) могут быть использованы механизмы концентрации основных профильных активов в создаваемой объединенной компании. С учетом особенностей взаимодействия менеджеров различных предприятий и позиций региональных властей в ряде случаев целесообразно формировать объединенные структуры постепенно, с минимумом участников, комплексируя процесс объединения с выполнением программ санации предприятий.

Авиационная промышленность - первая из высокотехнологичных отраслей, применительно к которым стала реализовываться идея создания вертикально интегрированных структур, охватывающих производство комплектующих вплоть до второго-третьего уровня кооперации. Возможность создания и избранная форма такой структуры (федеральное государственное унитарное предприятие «ВПК МАПО») обуславливались:

1)   наличием находящихся в госсобственности контрольных пакетов акций части предприятий, связанных с производством военной техники, или статусом государственных унитарных предприятий;

2)   многократным параллелизмом разработчиков и производителей комплектующих, в результате чего значительная часть предприятий вплоть до второго-третьего уровня кооперации работали преимущественно на одного производителя финальной продукции;

3)   прогнозом крупных экспортных заказов на конечную продукцию комплекса, которые должны были стать определяющими для экономической жизни предприятий в вертикальной интеграции.

Невыполнение последнего из указанных условий привело к формализации отношений в вертикальной структуре, не улучшив, а напротив, усложнив положение предприятий компании, ограничив их инвестиционную привлекательность и определив организацию стратегических партнерств по непрофильной продукции. В настоящее время комплекс активно перестраивается, избавляясь от явно лишних в жестко интегрированной структуре предприятий и ориентируясь прежде  всего на создание эффективной структуры в составе базового конструкторского бюро и финальных производств. Улучшается координация работ КБ и серийных заводов в рамках крупных экспортных контрактов. Постепенно созревают предпосылки для проведения реструктуризационных мероприятий на отдельных предприятий.

Практика создания интегрированных структур в авиапромышленности имеет много общего с аналогичными процессами в других отраслях. Представляется, что анализ как позитивного, так и негативного опыта может помочь инициаторам объединений действовать более осмотрительно  и рационально.

Материал данной работы, содержащий сведения  о практических аспектах формирования и развития отечественных ФПГ, а также существенные теоретические вопросы, дает основание сказать, что поставленная цель достигнута.






















































Список использованной литературы:

1. Беляев Ю.А. ФПГ: опыт и проблемы.// Финансы, 1997, № 5, с.58-59.

2. Винслав Ю.  Результаты мониторинга деятельности ФПГ.// РЭЖ, 1997, № 10, с.29-33.

3. Войтенко А.  Состояние и перспективы официальных ФПГ  в России. // РЭЖ, 1999, № 11-12, с.22-29.

4. Винслав Ю., Дементьев В., Мелентьев А., Якутин Ю.  Развитие интегрированных корпоративных структур в России. // РЭЖ, 1998, № 11-12, с.27-42.

5. Винслав Ю.  Финансовый менеджмент в крупных корпоративных структурах. // РЭЖ, 1998, № 3, с. 90-101.

6. Воронова Е.  К проблеме госстимулирования инвестиционной активности российских корпоративных структур. // РЭЖ, 1999, № 9-10, с. 94-95.

7. Винслав Ю. Отечественные ФПГ: достигнутые рубежи и задачи развития. // РЭЖ, 1997, № 9, с. 3-24.

8. Григорьян Ю.М. Транснациональные корпорации в России: Масштаб и методы экспансии. // Свободная мысль, 1997, № 2, с. 14-27.

9. Дементьев В.  ФПГ в Российской экономике. // РЭЖ, 1998, № 4, с. 108-112.

10. Дементьев В.  ФПГ в Российской экономике.// РЭЖ, 1998, № 5,с. 82-94.

11. Дементьев В.  ФПГ в Российской экономике. // РЭЖ, 1998,№ 6, с. 59-72.

12. Дементьев В.  ФПГ в Российской экономике. // РЭЖ, 1998, № 7-8, с. 72-83.

13. Дементьев В.  ФПГ в Российской экономике. // РЭЖ, 1998, № 9-10, с. 90-102.

14. Дементьев В.  ФПГ в Российской экономике. // РЭЖ, 1998, № 11-12, с. 89-96.

15. Дементьев В.  ФПГ в Российской экономике. // РЭЖ, 1999, № 1, с. 81-95.

16. Дементьев В.  ФПГ в Российской экономике. // РЭЖ, 1999, № 2, с. 79-93.

17. Дементьев В.  ФПГ в Российской экономике. // РЭЖ, 1999, № 3, с. 50-61.

18. Дементьев В.  ФПГ в Российской экономике. // РЭЖ, 1999, № 4, с. 84-96.

19. Дементьев В.  ФПГ в Российской экономике. // РЭЖ, 1999, № 5-6, с. 71-84.

20. Дементьев В.  Отечественные ФПГ: испытание-кризисом-1998. // РЭЖ, 1999, № 11-12, с. 29-36.

21. Развитие корпоративных форм управления в России. // РЭЖ, 2000, № 2, с. 29-44.

22. Иванченко В.  Государство и корпорации. // Экономист-2000, 2000, № 1, с. 68-75.

23. Клейнер Г.  Управление корпоративными предприятиями в переходной экономике. // Вопросы Экономики, 1999, № 8, с. 64.

24. Коваленко Г.  Инвестиционная деятельность ТНК на мировом и отечественном рынках: задачи исследования и некоторые его результаты. // РЭЖ, 1998, № 11-12, с. 100-103.

25. Михайлов А.  ФПГ: Принципы антимонопольного контроля. // РЭЖ, 1997, № 11-12, с. 25-29.

26. Пономаренко А.  Как усилить Госстимулирование участия финансовых структур в деятельности промышленных корпораций. //Финансы, 1999, № 4, с. 110-112.

27. Прибылковский А.Б.  Участие ФПГ в стабилизации экономической ситуации. // Директор, 1997, № 1, с. 37-38.

28. Пучкова С.И., Новодворский В.Д. Консолидированная отчетность: Учебное пособие / Под ред. Н.П.Кодракова. – М.: ФБК-ПРЕСС, 1999. – 224с.

29. Родыгин А.  Внешние механизмы корпоративного управления и их особенности в России. // Вопросы Экономики, 1999, № 8, с. 80.

30. Садков В.Г., Гринкевич Л.Г.  Стимулировать формирование ФПГ. // Финансы, 1999, № 1, с. 12-15.

31. Сажена М.А., Амбразевич Т.Е.  ФПГ как фактор повышения инвестиций и активности Российской экономики. // Финансы, 2000, № 1, с. 25.

32. Слепов В.А.  ФПГ. Современные тенденции развития. // Финансы, 1998, № 4, с. 13.

33. Справочник директора предприятия / под ред. М.Г.Лапусты, - М.: ИНФРА-М, 1997.

34. Суворов А.В.  Банки и ФПГ. // Финансы, 1998, № 1, с. 15.

35. Стародубовская И.  ФПГ: иллюзии и реальность. // Вопросы экономики, 1997, № 5, с. 135-146.

36. Торкановский Е.  ФПГ: перспективы и проблемы. // Хозяйство и право, 1997, № 4, с. 48-58.

37. Торкановский Е.  ФПГ: перспективы и проблемы. // Хозяйство и право, 1997, № 5, с. 28-39.

38. Федеральный закон о ФПГ. // Российская газета, 1995, 6 декабря, с. 3.

39. Хисао Онда.  ФПГ: долгосрочные деловые взаимоотношения. // Маркетинг, 1997, №2, с. 3-13.

40. Чекмарева Е.  Банки в ФПГ: настоящее и перспектива. // Финансы, 1999, № 7, с. 20-28.

41. Шарифов В.  Опыт неформальной ФПГ холдингового типа: роль финансовых институтов. // РЭЖ, 1997, №10, с. 33-37.

42. Якутин Ю.  Господдержка и госрегулирование крупных корпораций в аспекте реализации их антикризисного- инвестиционного потенциала. // РЭЖ, 1999, № 5-6, с. 93-95.

43. Якутин Ю.  Еще раз к анализу эффективности становящихся Российских корпораций. // РЭЖ, 1998, № 9-10, с. 33.








































Приложение 1.

Общие данные по некоторым финансово-промышленным группам России (по состоянию на 1 января 1995 года).

ФПГ

Коли-чество предпри-ятий

Коли-чество занятых

(чел.)

Финансово-кредитные учреждения

Направления деятельности по отраслям

Уральские заводы (Ижевск)

19

46000

2 банка, страховая компания, инвестицион-ный фонд

Телекоммуникации, медицинское оборудование, стройматериалы, оборудование для сельского хозяйства, оборудование для топливно-энергетического комплекса

Русхим (Москва)

20

86000

банк, страховая компания

Химическая продукция, аграрный сектор, пищевая и легкая промышленность, машиностроение

Приморье (Владивос-ток)

20

19700

2 банка, страховая компания

строительство, стройматериалы, добыча руды, мелиорация, переработка древесины, аграрный сектор

Нижего-родские автомобили (Нижний Новгород)

30

241200

4 банка, 3 страховые компании

производство грузовых и легковых автомобилей, дизельных и бензиновых двигателей, прицепов, транспортеров, резинотехнических изделий, изделий из стекла

Интеррос (Москва)

23

306000

2 банка, пенсионный фонд

производство химических удобрений, алюминий, медь, никель, продовольственные товары, экспортные операции

Приложение 2.

Перечень финансово-промышленных групп, официально зарегистрированных на 1 сентября 1999 года.

 

1. «Авангард»

29. «Интеррос»

2. «Авико-М»

30. «Интерпромхим»

3. «АПЕК»

31. «Каменская Агропромышленная финансовая группа»

4. «Арамидтех»

32. «Компания «Эльбрус»

5. «АтомРудМет»

33. «Консорциум «Русский текстиль»

6. «Аэрофин»

34. «Контур»

7. «Балтийская строительная компания»

35. «Корпорация «Главсредуралпроукт»

8. «Беловская»

36. «Кузбасс»

9. «БелРусАвто»

37. «Магнитогорская сталь»

10. «ВИТА»

38. «Межгосударственная финансово-промышленная группа «Межгосметиз»

11. «Волжская компания»

39. «Металлоиндустрия»

12. «Волжско-Камская»

40. «Морская техника неатомного подводного судостроения»

13. «Восточно-Сибирская группа»

41. «Нефтехимпром»

14. «Вторметинвест»

42. «Нива Черноземья»

15. «Вятка-Лес-Инвест»

43. «Нижегородские автомобили»

16. «Гормашинвест»

44. «Носта-Трубы-Газ»

17. «Дальний Восток»

45. «Оборонительная система»

18. «Двигатели НК»

46. «Оборонметхимпром»

19. «Демидовский стиль»

47. «Объединенная горно-металлургическая компания»

20. «Донинвест»

48. «Объединенная промышленно-строительная компания»

21. «Драгоценности Урала»

49. «Оптроника»

22. «Еврозолото»

50. «Приморье»

23. «Единство»

51. «Продовольственная корпорация «Дон»

24. «Жилище»

52. «Промприбор»

25. «Зерно-Мука-Хлеб»

53. «Росагропром»

26. Золотое зерно Алтая»

54. «РОССА-ПРиМ»

27. «Интерагроинвест»

55. «Российский авиационный консорциум»

28. «Интербаренц»

56. «Российский алмазный союз»

57. «РОССТРО»

75. «ТаНАКо»

58. «РОССТРОЙ»

76. «Текстильный холдинг «Яковлевский»

59. «Ростов Великий»

77. «Титул»

60. «Русопром»

78. «Точность»

61. «Русская меховая корпорация»

79. «Трехгорка»

62. «Русский текстиль»

80. «Тульский промышленник»

63. «Русхим»

81. «Тяжэнергомаш»

69. «Славянская бумага»

82. «Уральские заводы»

70. «Сокол»

83. «Формаш»

71. «Союзагропром»

84. «Центр-Регион»

72. «Союзпроминвест»

85. «Эксбиотех»

73. «Специальное транспортное машиностроение»

86. «Эксохим»

74. «Средуралстрой»

87. «Электронные технологии»

Похожие работы на - Финансово-промышленные группы: проблемы становления и развития

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!