Экономика домашнего хозяйства и окружающего социума

  • Вид работы:
    Курсовая работа (п)
  • Предмет:
    Социология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    463,76 kb
  • Опубликовано:
    2008-09-14
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Экономика домашнего хозяйства и окружающего социума

Содержание:

Введение

Глава 1. Уровень  жизни  населения  – как  он   понимается   сегодня

§ 1. «Уровень жизни» в семействе других  родственных терминов

§ 2. Различные  подходы  к  определению уровня жизни

§ 3. Показатели  и  системы показателей  уровня  жизни

Глава 2. Дифференциация  доходов. Бедность. Проблема выравнивания  доходов

§ 1. Дифференциация  доходов

§ 2. Проблема  бедности

§ 3. Политика выравнивания  доходов

Глава 3. Практическая часть. Проблемы бедности в странах ЦВЕ и в России

Заключение

Список литературы

Введение

  

 Возросшее внимание к проблемам уровня жизни населения, более глубокий их анализ, а также более полное отображение системы показателей уровня жизни в материалах государственной статистики означает, с одной стороны, реакцию на резкое падение уровня жизни значительной части населения, а с другой, – осуществление не только популистски прокламируемого, но объективно реализуемого под влиянием проходящих преобразований процесса социализации экономики.

Настоятельная  потребность  регулярного  проведения практических расчетов, связанных,  в частности, с необходимостью организации рационально построенной системы социального обеспечения и распределения весьма ограниченных государственных ресурсов,  выдвинула на первый  план выработку доводимых до практических расчетов позитивистских представлений о категории уровня жизни. В качестве одной из первоочередных задач  стояло обоснование  единого интегрального показателя уровня жизни. В качестве  основы для выработки единого показателя уровня жизни было предложено рассматривать соотношение уровня доходов населения и стоимости  жизни.  Поскольку в настоящее время величина прожиточного минимума рассчитывается регулярно и в разрезе регионов, имеются все основания считать эту величину характеристикой стоимости жизни. Отсюда возникает возможность проведения практических расчетов, связанных с оценками уровня жизни населения на различных интервалах времени, в различных регионах и в разных выделяемых  социальных слоев и социально-демографических групп населения, а также приведения в систему и практического использования целого семейства прикладных понятий, таких, как прожиточный минимум, минимальная потребительская корзина, уровень бедности.

 Наряду с общими интегральными показателями уровня жизни в совокупную  характеристику  уровня и условий жизни населения  сейчас обычно включается также ряд показателей, характеризующих состояние и развитие таких элементов социальной сферы, как здравоохранение образование, сфера услуг, обеспеченность населения жильем.

Актуальность

В сегодняшних  условиях повысились  как внимание, так и требования к оценкам уровня жизни. Изменились  и акценты в использовании системы показателей уровня жизни – они несколько сместились от измерительно-оценочной в сторону ее оценочно-сопоставительной функции. Весьма важным направлением представляется использование показателей  уровня жизни для проведения  на объективной расчетной основе сопоставлений: во временном  разрезе – для  оценки влияния  проводимых социально-экономических преобразований на  жизнь населения,  по отдельным доходно-имущественным группам населения  – для определения степени экономической дифференциации  общества,  а также по различным регионам страны – для оценки и учета расхождений в уровне и условиях жизни населения в них.

Цель: анализ уровня жизни и бедности в России

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

·   дать характеристику понятия «уровень жизни», рассмотреть различные подходы к определению уровня жизни, показатели и системы показателей уровня жизни;

·   рассмотреть проблему бедности, динамику ее уровня, официальный подход к измерению, показатели бедности;

·   выявить проблемы уровня жизни населения России;

·   рассмотреть проблемы бедности в странах ЦВЕ и в России;

·   проанализировать показатели уровня жизни населения России по данным государственной статистики и материалам публикаций периодических изданий за 2005 год.

Объект и предмет курсовой работы

Объект  – система показателей уровня жизни и бедности

Предмет – функционирование системы показателей оценки уровня жизни и бедности в России

Теоретико-методологическая основа

Методы, которые использовались при написании курсовой работы (анализ данных социальной и экономической статистики, анализ публикаций)

Информационная база

Публикации в периодической печати

Структура работы

Курсовая работа состоит из введения, трёх глав, заключения и списка литературы.

Глава 1. Уровень  жизни  населения  – как  он   понимается   сегодня

§ 1. «Уровень жизни» в семействе других  родственных терминов

При решении различных как исследовательских, так и практических задач выясняется, что разные специалисты по-разному понимают термин «уровень жизни» и  используют неодинаковые его толкования. Уровень жизни существует и используется вместе с  целым семейством синонимичных и близких по значению терминов: народное благосостояние, качество жизни, степень удовлетворения материальных и духовных запросов трудящихся, положение населения.

Прежде всего – это народное благосостояние,  наиболее широкое и емкое понятие из этого набора, оно отражает развитие потребностей людей, состояние и способы  их  удовлетворения применительно к  основным сферам жизнедеятельности: сфере труда, потребления,  культуры, репродуктивного поведения, общественно-политической жизни. В  содержании термина «народное благосостояние»  отчетливо просматривается такой отличительный смысловой элемент, как характеристики имущественного положения населения.

К настоящему времени «народное благосостояние» вслед за «степенью удовлетворения  материальных  и духовных запросов трудящихся» стало постепенно утрачивать популярность, будучи, во-первых, термином, относящимися к устаревающему словарю централизованной плановой экономики, во-вторых, под влиянием растущей употребимости понятий уровня и качества жизни и, в-третьих, в связи с определенной несовместимостью термина благосостояние, имеющего позитивный смысловой оттенок, со значительным падением уровня жизни большинства населения страны.

Что  касается термина «качество жизни», то в последнее время он воспринимается в двух интерпретациях: более широкой и относительно узкой. В своем широком толковании в ряде применений этот термин постепенно вытесняет термин «народное благосостояние», будучи не менее, а скорее даже более широким. Под  термином «качество жизни» в его широком толковании понимается удовлетворенность  населения своей жизнью с точки зрения различных потребностей и интересов. Это понятие охватывает: характеристики  и индикаторы уровня жизни как экономической категории, условия труда и отдыха, жилищные условия, социальную обеспеченность и гарантии, охрану правопорядка и соблюдение прав личности, природно-климатические условия,  показатели сохранения окружающей  среды,  наличие свободного времени и возможности хорошо его использовать, наконец, субъективные, ощущения покоя, комфортности и стабильности.

Второе понимание термина «качество  жизни» более  узкое (например, в словосочетании «уровень и качество жизни  населения»): оно охватывает перечисленные характеристики без собственно  уровня   жизни  в  его  экономическом  понимании (доходы, стоимость жизни, потребление).

Ряд характеристик и показателей, такие, как «условия  труда и отдыха»,  «социальная обеспеченность», «развитость социальной инфраструктуры сферы услуг», занимают промежуточное положение и могут  рассматриваться в зависимости от характера решаемых задач и как показатели уровня и как  характеристики качества жизни.

§ 2. Различные  подходы  к  определению уровня жизни

Имеющиеся в научной литературе определения уровня жизни акцентируют или отталкиваются  от различных исходных понятий: от производства, от потребления,  от доходов, от стоимости жизни, от потребительских  нормативов и стандартов или имеют комплексный многоаспектный характер.

1.  При  подходе «от  производства» исходят  из зависимости уровня жизни от уровня развития производительных сил, структуры и эффективности общественного производства. Этот подход, вообще, весьма характерен для советского периода, когда в экономической литературе  наиболее  распространено было представление об уровне жизни как о количестве потребляемых материальных, культурно-бытовых и социальных благ и степени  удовлетворения потребностей в них на достигнутой стадии развития производительных сил.

Между  уровнем жизни и  общественным производством существует сильная обратная связь. Это  – прежде  всего зависимость от уровня жизни и качественных характеристик трудовых ресурсов (что особенно подчеркивалось в советский период), и эффективности труда занятых,  и повышение материальной заинтересованности работника в высокопроизводительном труде с ростом его потребительских возможностей.

Логическим завершением линии рассуждений  «от производства» может служить душевое значение показателя валового национального или внутреннего продукта (точнее его части, выделяемой  на конечное потребление населения). Однако, это в большей степени  общеэкономический  показатель,  так  как в применении непосредственно к населению его значение опосредствуется характером существующих распределительных отношений,  социально-демографической структурой  общества и другими обстоятельствами.

2. Определение уровня жизни как совокупности характеристик потребления широко  используется как в отечественных исследованиях и разработках, так и в работе международных организаций и международной статистической информации.

В наиболее общем виде эту категорию отражает следующее определение. Категория народного благосостояния определяется совокупностью реальных  условий  и характеристик функционирования  населения в сфере  потребления  (абстрагируясь  от  общественно-политической деятельности человека, протекающей в других областях жизни общества, и прежде всего в сфере производства).

 Если считать, что уровень жизни отражает комплекс условий и характер  функционирования человека  в  сфере потребления («по ту сторону производства»), образ жизни – особенности деятельности (поведения) людей во всех сферах их проявления, а качество жизни  — состояние населения  применительно к  его существенным характеристикам,  то народное благосостояние есть синтез этих понятий... В конечном счете народное благосостояние отражает развитие потребностей людей, применительно к основным сферам жизнедеятельности: сфере труда, потребления, культуры,  репродуктивного поведения,  общественно-политической жизни...

Приоритетность   характеристик  потребления   при  оценке уровня жизни признается определяющей В. Ф. Майером, который писал что уровень и структура потребления  –  это прямые  и непосредственные показатели жизненного уровня. Но в условиях товарно-денежных  отношений распределение потребительских благ, как правило, опосредствуется формированием и распределением доходов.  Поэтому последние используются как косвенные показатели жизненного уровня.

3. Весьма  распространенным подходом к толкованию  понятия уровня жизни является подход «от доходов населения». В  официальных  статистических  материалах, в  частности в сборниках Госкомстата России, к уровню жизни почти безоговорочно причисляются  все  рубрики, перечисляющие  доходы, заработную плату, пенсии, социальные пособия и  трансферты.

Автор «Основ социальной статистики» В. И. Гурьев пишет, что одним  из важнейших показателей, характеризующих уровень народного благосостояния, являются реальные доходы населения.

В качестве важнейших, хотя и косвенных показателей уровня жизни, при осуществлении межстрановых сопоставлений наряду с показателями  конечного  потребления признаются  душевые значения ВНП.

4. Некоторые исследователи, трактующие и развивающие понятие «стоимости жизни» весьма широко,  практически приравнивают  его  к  понятию  уровня  жизни. Согласно  такой      трактовке изменение стоимости жизни связано не  только с динамикой потребительских цен, но  и со  структурными изменениями в потреблении людей в результате возвышения их потребностей, с состоянием рыночной конъюнктуры (имеются в виду предлагаемый ассортимент  товаров и услуг, их доступность потребителю, состояние  сбалансированности спроса  и предложения) и с другими факторами. При таком понимании термин «стоимость жизни» в наибольшей степени соответствует содержанию понятий  уровня жизни или благосостояния населения, уровень  и структура которых максимально возможным образом учитывают наряду с непосредственным изменением цен совокупное влияние целого ряда существенных факторов:  динамику различных видов доходов, сбережений, улучшение  системы бесплатного обслуживания, изменение налогообложения личных доходов, прогресс в структуре потребления населения и т.д.

Такое развернутое  толкование  термина «стоимость жизни» безусловно полезно, однако при рассмотрении его вне контекста цитируемой книги, оно, на наш взгляд, не способствует четкому разграничению понятий, входящих в семейство терминов уровня жизни.

Наряду с учетом свободных рыночных механизмов  спроса и предложения, во многом определяющих уровень жизни населения, необходимо принимать во внимание также и нормативно-распределительный принцип, использование которого в качестве регулирующей функции государства может  оказывать упорядочивающее и выравнивающее влияние на материальное положение отдельных групп населения, что и используется в планировании и прогнозных расчетах уровня жизни. Этот  принцип широко применялся в условиях централизованной плановой экономики, но и сейчас он, хотя и более ограниченно, используется при установлении, например,  некоторых  государственных социальных гарантий, таких, как минимальная заработная плата, минимальная пенсия, прожиточный минимум. При использовании этого принципа учитывается, что нормативы и стандарты  потребления  варьируют  в зависимости  от  социально-экономического состояния общества, а при региональном рассмотрении – от социокультурных  и этнических  особенностей населения, а также от природных и  экологических факторов.

5. Приведенные выше определения  уровня жизни или  их фрагменты акцентируют отдельные весьма  важные составляющие и исходные моменты формирования понятия уровня жизни. Однако наибольший  интерес  представляют  определения, имеющие  комплексный  интегрирующий  характер. В качестве примера такого комплексного  определения  приведем формулировку, данную в книге В.  И. Гурьева «Основы  социальной статистики», где он пишет: Уровень жизни  –  это  сложная  комплексная  социально-экономическая категория, выражающая степень удовлетворения      материальных и духовных потребностей людей. Он складывается      из многих компонентов. Это и размер реальных  доходов трудящихся, и уровень потребления населением материальных благ и услуг, и обеспеченность населения благоустроенным жильем, и, наконец, рост образованности, степень развития медицинского и культурно-бытового обслуживания  граждан, состояние природной среды, условия труда и быта, объем и структура свободного времени, и не только характеристики культурного и образовательного уровня людей, но и индикаторы здоровья и показатели экологической ситуации.

Хотя это определение несколько выходит за рамки понятия уровня жизни, и отчасти  пересекается с качеством жизни, оно, тем не менее, дает и достаточно четкое представление о первом.

Интересное и достаточно полное определение, связывающее интересы и характеристики личности и общества в целом, дается М.А. Можиной: Уровень жизни отражает важнейший  из выделяемых в социологии аспектов положения человека в  обществе. Выражая степень реализованности жизненных интересов и предпочтений, которые являются движущей силой хозяйственной деятельности, уровень жизни тем самым  выступает  важнейшей интегральной      характеристикой социально-экономической системы. Показатели динамики уровня жизни населения дают возможность судить как о характере и направленности перемен в целом, так и об их социальных последствиях для различных групп  населения.

Концептуальные  и  параметрические представления

Рассматривая различные определения понятия уровня жизни, целесообразно  выделять среди них две категории: 1) политэкономические, гуманитарно-концептуальные и 2) позитивистские, параметрические, или  расчетно-статистические определения. Хотя между производством и потреблением существует глубокая диалектическая связь и, в конечном счете, уровень жизни определяется развитием производительных сил общества и объемами производства, конкретно он  проявляется в характеристиках потребления населения и косвенно в уровне его доходов.  В связи с этим конкретные расчеты  осуществляются  в терминах показателей доходов, потребления и индексов  стоимости жизни. Можно  считать, что толкования, исходящие из связи уровня жизни с развитием производительных сил общества, анализом глубинных  соотношений  между спросом и потреблением в большей степени ориентированы на  стратегические по  своим масштабам задачи  анализа и прогнозирования. В то же  время интерпретации уровня жизни,  в которых во главу угла ставятся доходы, конечное потребление, индексы стоимости жизни и их сочетания более приложимы к решению текущих расчетных задач анализа  и регулирования  тактического уровня,  поскольку они позволяют выбирать и использовать количественно оцениваемые показатели. Поэтому естественно, что в реальной статистической работе применяются преимущественно подходы второго типа.

Хотя уровень жизни и определяется развитием производительных сил общества и эффективностью производства, проявляется эта зависимость через характеристики потребления, уровень доходов и стоимость жизни. Поэтому конкретные расчеты осуществляются в  терминах  доходов,  индексов цен, потребительских расходов и конечного потребления населения.

Для того чтобы несколько  сблизить и  упростить представленные  выше  два  типа определений,  предложим  следующую формулировку:

уровень жизни следует рассматривать как степень удовлетворения материальных и  духовных потребностей людей, достигаемую за  счет создаваемых экономических и материальных условий и возможностей, реализуемую через потребление и  определяемую прежде всего соотношением уровня доходов и стоимости жизни.

Или более упрощенно:

уровень жизни – это отношение уровня доходов к стоимости жизни вместе с определяемыми этим отношением  характеристиками потребления и обеспеченности жизненными благами.

Для практических  расчетов достаточным может  быть даже такое  схематическое  определение:  уровень жизни населения  – это отношение уровня доходов к стоимости жизни. Данное отношение используется также  как показатель благосостояния или один из вариантов обозначения покупательной способности доходов населения, однако, здесь оно рассматривается, прежде всего, как интегральный расчетный показатель уровня жизни. Уровень доходов  в данном случае  наилучшим образом отображается показателем располагаемых ресурсов,  поскольку в него кроме текущих доходов включаются и накопленные  сбережения.  Однако для простоты вычислений может быть использован и более распространенный  показатель среднедушевого денежного дохода. Стоимость  жизни  может огрубленно учитываться с помощью рационального потребительского бюджета, прожиточного минимума  или  фиксированной  потребительской  корзины  (исчисляемых с помощью индексов стоимости жизни). Принимая во внимание, что в настоящее время прожиточный минимум рассчитывается регулярно, причем для различных групп населения и регионов страны,  его использование наиболее практично и применимо в реальных расчетах.

Таким образом, наиболее удобным показателем уровня жизни U, отвечающим данному определению, является  отношение среднедушевого денежного дохода Dрса и усредненного  прожиточного минимума mina:

                                      

или, учитывая различные категории населения  i (например, трудоспособные, пенсионеры, дети), – отношение суммарного значения доходов и прожиточных минимумов по различным категориям населения:

                                    

 

Конечно, выше представлена лишь базисная, ядерная конструкция, к которой необходимо добавить характеристики условий жизни и социальной обеспеченности населения, включая жилищные условия, развитие элементов социальной сферы и социальной инфраструктуры и некоторые другие, выходящие за рамки круга основных показателей уровня жизни и пересекающиеся с показателями качества жизни.

Кроме того, важно еще раз подчеркнуть, что речь здесь идет об уровне жизни только как об экономической и  расчетно-статистической категории.  Более широкое понимание  уровня жизни предполагает его рассмотрение в связи с качеством и образом жизни населения, характером имущественной обеспеченности, стилем  социального  поведения, политико-идеологической ориентацией и предпочтениями.

Уровень жизни населения определяется не только трудовыми усилиями и экономической активностью отдельных индивидуумов, семей, трудовых коллективов, но и  эффективностью экономики и уровнем национального богатства в целом (в прежнее время такое замечание показалось бы излишним, так как считаюсь, что уровень жизни населения почти полностью определяется уровнем общественного производства), способами распределения общественного  продукта, социально-демографической структурой населения.

Естественно, что страны с эффективной экономикой и значительным общественным богатством способны обеспечить своим гражданам более высокие жизненные стандарты и социальные гарантии, чем экономически отсталые страны. То же самое можно сказать и о странах с преобладающим трудоспособным населением и высоким уровнем занятости.

Говоря о способах распределения общественного дохода нельзя не  упомянуть не только о соотношении ушедшего в прошлое «сугубо распределительного принципа», с одной стороны, и рыночного принципа, с другой, но также и о таком важном институте, как общественные  фонды потребления,  получившие, как известно, значительное развитие в советское время.

§ 3. Показатели  и  системы показателей  уровня  жизни

В Методологических положениях по статистике говорится:

Социально-экономические индикаторы являются неотъемлемыми компонентами социальных программ и используются в качестве инструмента измерения результатов влияния экономических  реформ  на  уровень  жизни   населения.   Социально-экономические индикаторы уровня жизни населения формируются на основе статистических данных, характеризующих объем, состав,  основные  направления использования и распределения между  отдельными группами денежных доходов населения,  а также с привлечением других данных, отражающих конечный результат экономической и социальной политики в областях, затрагивающих различные аспекты благосостояния населения.

Уровень жизни может отображаться с помощью:

•  одиночных  однокомпонентных показателей,  таких,  например, как валовой внутренний продукт на душу населения, душевое потребление продуктов питания;

•  двухкомпонентных  относительных показателей    соотношение доходов  и расходов, доходов и  прожиточного минимума; интегральных показателей,  в частности  индексных показателей;

• целых наборов показателей – отдельных фрагментов или всей системы показателей уровня жизни в целом.

Если говорить об одиночных показателях,  то  в наибольшей степени требованиям представительности, интегрированности и универсальности  отвечают показатели, выражающие соотношение уровня доходов и стоимости жизни.

В 1987 г. В. Я. Райцин впервые предложил и обосновал важность использования единого  интегрального показателя уровня жизни  в связи  с необходимостью проведения перспективных расчетов. В качестве такового он  предлагал использовать соотношение душевого потребительского дохода  и  рационального потребительского бюджета. Этот показатель рассматривался им  в качестве важного дополнения к существующей системе показателей народного благосостояния, позволяющего оценить степень удовлетворения  потребностей. С нашей точки зрения, подобный показатель, является не только «важным дополнением» к системе, но и важнейшим самостоятельным показателем, интегрально  характеризующим изменения в  уровне жизни во временном аспекте и не только в перспективе, но и в ретроспективе.

Обладающие большой информативностью двухкомпонентные показатели, выражающие  соотношение  категорий дохода  и стоимости жизни, могут иметь различные конкретные формы выражения. В частности, это  используемые  в последние  годы показатели соотношения доходов  и расходов населения, включая расходы на покупку товаров и услуг и обязательные платежи и взносы. Этот показатель может быть  представлен  также  в форме превышения доходов населения над расходами. Первый  из приведенных показателей обладает определенными  сопоставительными возможностями,  однако следует подчеркнуть, что  показатели, демонстрирующие превышение доходов над расходами как и долевые значения  в денежном доходе населения расходов  на покупку товаров, услуг и  обязательных  платежей  и взносов,  несмотря  на  общесмысловую близость к показателю «доход --  прожиточный минимум» менее пригодны для проведения такого рода сопоставлений. Дело в том, что  второй компонент этого показателя «расходы на покупку товаров и услуг» отражает не столько стоимость жизни, сколько характеристику реального потребительского поведения населения, зависящую  от конкретных, в том  числе  и внеэкономических  обстоятельств, таких, например, как инфляционные ожидания, неуверенность в завтрашнем дне и т.п. Кроме того, расчет этого показателя требует скрупулезного соблюдения единства и дисциплины в методологии расчета  и сведения  данных по регионам, что в сегодняшних условиях представляется достаточно сложной задачей.

Второй и наиболее важный в ряду двухкомпонентных показателей – «отношение среднедушевого дохода к  прожиточному минимуму».

Однако наибольшей информативностью и представительными возможностями, с нашей точки зрения, обладает предлагаемый ниже  показатель, определяемый  как  величина условно-свободной части душевого располагаемого дохода.

Условно-свободной  частью дохода мы называем часть реально располагаемого дохода,  остающуюся после вычета из него обязательных платежей и малоэластичных статей расходов, которые могут быть представлены величиной прожиточного минимума.

Условно-свободная часть располагаемого дохода может быть рассчитана  эмпирически посредством прямого наблюдения за доходами и ценами или на основе анализа статистических данных и  определения  соотношения среднедушевого  располагаемого дохода и прожиточного минимума. Для проведения расчетов такого показателя в несколько упрощенном виде достаточно использование вместо реально располагаемого дохода среднедушевого денежного дохода.

Именно условно-свободная часть дохода определяет степень свободы маневрирования имеющимися финансовыми ресурсами, в конечном счете, уровень и качество жизни  семьи или индивидуума.  При  вычислении этого показателя могут быть  использованы эмпирический и статистический подходы.

Эмпирический  подход.  Как известно, при анализе соотношений основных статей расходов в потребительском бюджете населения особенно важно учитывать изменение удельного веса или доли затрат на питание. Однако не менее важен и анализ более общего соотношения: между наиболее жесткой частью потребительского бюджета – обязательными (малоэластичными) расходами и платежами, с одной стороны, и остальной частью располагаемого дохода, с другой.  В малоэластичную группу расходов работника мы включаем обязательные регулярные расходы: плату за квартиру и коммунальные услуги,  затраты на городской транспорт (проезд к месту работы), а также стоимость минимальной месячной  потребительской корзины. Предполагается, что остальные виды расходов носят менее регулярный характер и ими можно в известной степени маневрировать в зависимости от обстоятельств (т.е. увеличивать одни статьи расходов за счет других). Понятие жесткой части потребительского бюджета приближается к понятию прожиточного минимума, и, поэтому может быть для упрощения представлена им.

Метод расчета, исходящий из принятого значения прожиточного минимума, обладает  определенными достоинствами,  так как прожиточный минимум представляет собой официально принятую в том или ином периоде времени и на той или иной территории величину, что позволяет избежать субъективных толкований.

Статистический подход.  Необходимость использования  укрупненных интегральных показателей уровня жизни, в частности для проведения сопоставлений  во времени,  межрегиональных сопоставлений и сопоставлений между различными группами и слоями населения, привела в начале 90-х годов к применению для агрегирования показателей уровня жизни известного в статистике индексного метода.  Впервые этот метод был использован для проведения межстрановых  сопоставлений, в дальнейшем он стал регулярно использоваться в работе международных организаций.

Обследование проводилось сотрудниками ИСЭПН РАН при участии авторов в 1988, 1993—1994  и  1997—1998 гг. Приведенные  значения изменений уровня жизни по показателю условно-свободная часть дохода отражают данные конкретных частных обследований домашних хозяйств и могут не совпадать с общероссийскими данными.

Характерен в этом отношении индекс человеческого развития, разработанный в системе ООН. В этом показателе используется средняя арифметическая  величина, состоящая из пяти основных исходных показателей: ожидаемой продолжительности жизни при рождении, уровня образования, бедности, безработицы населения и подушевого значения ВВП.  Таким образом индекс человеческого развития определяется по формуле:

                                         


индекс человеческого развития;

индекс ожидаемой продолжительности жизни при рождении;

индекс уровня образования населения;

индекс уровня бедности;

индекс уровня общей безработицы населения;

индекс реального ВВП на душу населения


При расчете составляющих сводного индекса используются фиксированные стандарты минимального и максимального значений,  с  которыми  сравниваются  фактические показатели  по стране.

Индекс человеческого развития  – чрезвычайно  важный и интересный индикатор,  однако он  не охватывал до последнего времени показателей доходно-потребительской группы, в силу чего, по нашему мнению,  не мог считаться базовым с точки зрения проведения расчетов по оценкам уровня жизни. Последние версии этого индикатора уже содержат показатели доходности.

В дореформенный (советский) период существовала возможность сопоставлять перечни показателей,  используемых в планировании со списками, применяемыми в официальной статистике. В настоящее время мы практически имеем дело только со статистическими показателями. Применявшиеся или  предлагавшиеся ранее в отечественной статистике  списки показателей уровня жизни, их классификаторы и рубрикаторы, естественно, несут на  себе отпечатки политэкономических и  социально-экономических представлений различных периодов времени, а также возможностей сбора и обработки информации  по  ним.

Примером не нашедшего применения, но достаточно удачного для своего времени набора показателей может служить перечень, предложенный в 1982 г.:

1. Социально-демографические характеристики, классовый и       социально-экономический состав населения;  2. Развитие отношений собственности; 3. Характер, содержание и условия труда в общественном производстве; 4. Ресурсное обеспечение программ социального развития и повышения уровня жизни народа; 5. Доходы населения; 6. Потребление населением материальных благ и услуг; 7. Социально-бытовая инфраструктура: 7.1 Образование; 7.2. Культура и искусство; 7.3. Медицинское обслуживание; 7.4. Отдых; 7.5. Физкультура и спорт; 7.6. Жилище; 7.7. Коммунальное обслуживание; 7.8. Бытовое обслуживание; 7.9. Транспортное обслуживание и связь; 7.10. Торговля и общественное питание.

8. Бюджет времени; 9. Охрана окружающей среды.

Как можно заметить, уже по первым рубрикам, приведенный перечень, с одной стороны, носит ярко выраженную идеологическую окраску,  но,  с другой,  уже содержит в себе элементы, расширяющие понимание уровня жизни и  граничащие  с описанием качества жизни (пункты 8 и 9).

В работах, связанных с моделированием, прогнозными расчетами и оценками уровня жизни используется  более детализированный набор переменных. Так,  в книге «Семья, труд, доходы, потребление» предлагается:  «Количественную оценку уровня жизни населения целесообразно базировать на следующей системе индикаторов.

А. Группа детерминант: 1. Детерминанты, характеризующие     потребителя: а) численность и половозрастной состав населения;  б) численность  семей  и  посемейная  структура  населения (распределение семей по величине, по основным социальным и демографическим типам); в) структура населения по уровню образования;  г)  структура занятости;  д)  социально-профессиональная принадлежность в  укрупненной  группировке; 2. Детерминанты,  характеризующие  внешние  условия   потребления: а) тип поселения (столица, город, село и т.д.); б) жилище (тип, вид,  принадлежность,  обеспеченность,  комфортность жилья); в) имущество населения (структура наличного имущества и уровень обеспеченности  основными видами мебели  и предметов культурно-бытового назначения); г) доходы (уровень и структура  по форме и источникам поступления); д) сфера услуг по видам      обслуживания (обеспеченность услугами).

Б. Группа показателей, характеризующих поведение потребителей: 1. Потребление: а) уровень; б) структура по видам потребностей, форме организации потребления (коллективное, индивидуальное), источникам покрытия (за счет семейного бюджета, из общественных фондов);  2.  Показатели  времяпрепровождения: а) величина внерабочего и свободного времени; б) структура использования внерабочего и свободного времени.

В. Группа показателей обратной связи:  1. Показатели здоровья и демографические характеристики (уровень смертности, рождаемости,  брачности, разводимости, число дней временной нетрудоспособности  работающих);  2. Показатели влияния образа жизни и быта на индивидуальную производительность труда (%  выполнения норм выработки);  3. Показатели социальной мобильности (уровень квалификации и скорость ее роста); 4.  Мнение  населения относительно  своего благосостояния  (общая оценка,  предпочтения относительно  путей улучшения  жизненного уровня).

Укрупненные рубрикаторы и перечни показателей. Существенный  интерес представляют  также предлагавшиеся ранее укрупненные классификаторы и группировки показателей.

Так, Н.И. Бузляковым выделены  три группы показателей; 1) синтетические, к которым  относятся национальный доход,  фонд  потребления национального  дохода, общий фонд потребления населением материальных благ и услуг, реальные доходы населения и ряд других; 2) показатели потребления населением конкретных видов материальных благ и услуг, а также опосредствующие это  потребление стоимостные показатели, являющиеся основными элементами реальных доходов населения; 3) показатели обеспеченности населения детскими  учреждениями,  телевизионным  вещанием, услугами здравоохранения, коммунального хозяйства и др.

В. Ф. Майер, предлагая подразделять показатели на категории, пишет:: .необходимо четко различать показатели, характеризующие  уровень жизни, как таковой, определяющие его высоту и качественное содержание, от факторов, его обусловливающих. К первым относятся все показатели, отражающие прямо или косвенно процесс личного потребления материальных и духовных благ, ко вторым – уровень развития производительных сил, характер развития производственных отношений, условия труда, природно-климатические условия и т.п. И. И. Дмитричев в работе «Статистика уровня жизни  населения» предлагает разделить все основные показатели, характеризующие уровень жизни населения, на следующие  группы: 1) Обобщающие показатели; 2) Доходы населения; 3) Расходы и потребление; 4) Имущество и жилище; 5) Условия жизнедеятельности населения.  Причем  обобщающие  показатели включают: ВВП, индекс денежных доходов населения, индекс потребительских цен, соотношение индекса денежных доходов и потребительских цен,  уровень бедности – численность и доля населения, имеющего  доходы  ниже  величины прожиточного минимума, уровень безработицы, ожидаемая продолжительность жизни, младенческая смертность, уровень образования.

Список показателей уровня жизни населения, используемый в официальных статистических изданиях в настоящее время, составлен и структурирован с учетом требований согласованности и входимости в общую систему социально-экономических показателей и общие процедуры их расчета.  Поэтому перечень, предлагаемый ниже и представляемый отдельно, будет несколько отличаться от этого исходного списка, будучи к тому же видоизменен в соответствии с логикой приведенных выше рассуждений.

В этой рубрикационной схеме выделены пять основных разделов.

ВАРИАНТ РУБРИКАТОРА СИСТЕМЫ ОСНОВНЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ УРОВНЯ ЖИЗНИ НАСЕЛЕНИЯ

I. БАЗИСНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ УРОВНЯ ЖИЗНИ

1.1. ДОХОДЫ НАСЕЛЕНИЯ

Размеры, состав и структура доходов, включая:

Значение части ВВП на душу населения, идущей на конечное потребление населения

Среднедушевой денежный доход

Доходы от трудовой и экономической деятельности домашних хозяйств

Собственность и  имущество, в том числе:

Недвижимость:

Земля в личном пользовании

Наличие легковых автомобилей (на 100 семей)

Располагаемые ресурсы домашних хозяйств

Элементы социальной защиты и социальных гарантий:

Минимальный размер оплаты труда

Тарифная ставка 1 разряда ETC

Минимальный размер пенсии по старости

Минимальный потребительский бюджет.

Финансовые возможности внебюджетных фондов

Показатели дифференциации доходов

Децильные коэффициенты дифференциации

Коэффициент фондов

Коэффициент концентрации доходов (индекс Джини)

Соотношение долей питания в расходах различных квантильных групп населения

1.2. СТОИМОСТЬ ЖИЗНИ

Индексы цен на потребительские товары, инфляция

Стоимость всех видов услуг, включая: бытовые, жилищно-коммунальные услуги и услуги различных отраслей социальной сферы

Прожиточный минимум

1.3. ПОТРЕБЛЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ

Расходы и сбережения

Натуральное потребление, включая питание

 (Фактическое конечное потребление домашних хозяйств)1

1.4. ОСНОВНЫЕ НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ

ПОКАЗАТЕЛИ УРОВНЯ ЖИЗНИ

 (интегральные показатели соотношения уровня доходов и стоимости жизни)

Соотношение доходов и расходов

Соотношение среднедушевого дохода и прожиточного минимума

Величина условно-свободной части располагаемого дохода

Фактическое конечное потребление домашних хозяйств

1.5. УРОВЕНЬ БЕДНОСТИ

Черта бедности

Численность населения с доходами ниже прожиточного минимума

Дефицит дохода

II. ОБЕСПЕЧЕННОСТЬ И ОХВАТ НАСЕЛЕНИЯ ПЕРСОНАЛОМ, ОБЪЕКТАМИ ИНФРАСТРУКТУРЫ И ТЕХНИЧЕСКИМИ СРЕДСТВАМИ ОТРАСЛЕЙ  СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ

Жилищные условия:

обеспеченность бытовыми и коммунальными услугами

Численность на определенное число жителей:

пунктов бытовых услуг, предприятий и средств связи

маршрутов и единиц общественного транспорта

предприятий торговли и общественного питания

учебных заведений и учащихся

медицинского персонала,  медицинских учреждений,  больничных коек, пациентов

учреждений культуры и организации отдыха, их  посещаемость и охват населения

 III. ХАРАКТЕРИСТИКИ СОСТОЯНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ОТРАСЛЕЙ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ

Сфера бытовых и коммунальных услуг

Жилищно-строительный комплекс

Здравоохранение

Образование

Розничная торговля

Транспорт

Связь

Учреждения культуры и отдыха

IV. ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ

Численность постоянного населения

Половозростной состав населения

Общий коэффициент рождаемости

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении

Общий коэффициент смертности

Коэффициент семейности

Число домашних хозяйств

V. ПРИРОДНО-КЛИМАТИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ЖИЗНИ

Характеристики и индексы природно-климатических условий

Экологические характеристики

Природоохранные мероприятия

Как можно видеть из  приведенного рубрикатора,  в начале его представлены доходы, стоимость жизни и потребление населения как компоненты, представляющие базисную конструкцию расчета и оценки уровня жизни (как определяющие соотношение уровня доходов и стоимости жизни).

В используемом сейчас перечне индикаторов уровня жизни фактическое конечное потребление домашних хозяйств открывает первый из разделов «Доходы населения». Это вполне справедливо в том отношении, что показатели потребления наиболее важны в характеристике уровня жизни.  Однако именно в силу своей значимости показатели потребления, по нашему мнению, заслуживают выделения в  отдельный раздел.  В этом случае становится более понятным, что потребление характеризует не доходы населения, а уровень жизни в целом и по своим характеристикам определяется соотношением уровня доходов и стоимости жизни.

В доходные функции домашних хозяйств в подразделе доходов населения (в качестве расшифровки используемого  сейчас показателя  «доходы  от собственности,  предпринимательской деятельности и др.») включаются трудовые производственные и экономические непроизводственные функции. В числе первых ведение личных подсобных хозяйств (ЛПХ), т.е. использование всех видов земельных наделов и участков (приусадебных, садовых, дачных, огородных, дворовых) для производства сельскохозяйственной продукции, включая продукты растениеводства и животноводства;  индивидуально-трудовая  и предпринимательская деятельность (ИТД), т.е. производство в домашних условиях одежды, обуви, мебели, инструментов, предметов  народного промысла и т.д. с их последующей реализацией; ремонт бытовой техники, мебели, оказание различных бытовых услуг и т.п.; индивидуально-семейная торговля, или осуществление различных видов торговли,  начиная  от распродажи  ранее накопленного имущества, товаров,  «позаимствованных» ранее на производстве, и кончая перепродажей товаров, торговлей импортом полученным в результате «челночных» операций.

Экономические   непроизводственные функции:  семейный лизинг,  т.е. сдача в аренду, в наем жилплощади, дач, земли, рабочего  скота, предметов длительного пользования, инструментов, автомобилей, лодок и т.д.  (особенно широкое распространение эта функция  получила в связи  с развитием мелкого и среднего бизнеса); использование вкладов в банках под проценты, приобретение на свободные деньги  и использование валюты и ценных бумаг, таких, как облигации, акции,  векселя,  сертификаты  различных банков, фирм, акционерных обществ.

Важно подчеркнуть, что отрасли социальной сферы присутствуют в рубрикаторе в трех формах: 1) в форме стоимости предоставляемых населению  услуг (подраздел  раздела «Стоимость жизни»); 2) в виде показателей обеспеченности населения отраслями социальной сферы (раздел так и назван); 3) в  форме характеристик отраслей как экономических объектов (также соответствует названию раздела), т.е. в первую очередь, их состояния и  эффективности деятельности.  Раздел  «Демографические параметры» рассматривается одновременно и как перечень показателей, характеризующих уровень и качество жизни и как набор исходных показателей для получения производных: душевых и усредненных  и других  значений.  Показатели  раздела «Природно-климатические условия  жизни»  могут быть представлены в сопоставительных расчетах в виде соответствующих индексов.

В отдельный раздел выделены наиболее важные двухкомпонентные  относительные  интегральные  показатели,  представляющие уровень жизни. Среди  них наиболее важные:  соотношение среднедушевого денежного дохода и прожиточного минимума и его вариант – величина условно-свободной части располагаемого среднедушевого  дохода. Соотношение же доходов и расходов, а также  результирующий показатель фактического  конечного потребления домашних хозяйств используются как уточняющие и корректирующие показатели. Динамика основных единичных интегральных показателей  уровня жизни представлена в таблице и рисунке.

Таблица. Динамика основных интегральных показателей  уровня жизни в период 1992—1999 гг.


1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

Превышение доходов населения над расходами, %

13,6

9,2

4,5

3,63

1,4

1,7

1,72

1,75

Соотношение среднедушевого денежного дохода и прожиточного минимума, %

210

219

238

195

206

224

179

170

Условно-свободная часть душевого денежного дохода

52,5

54,4

58

48,8

51,5

55,4

44,2

41,2

Фактическое конечное потребление домашних хозяйств по отношению к 1992 г., %

100

99,6

96,9

94,3

92,0

93,7

92,6

85,0


Рассчитано по данным: Россия в цифрах. 1998. — М., Госкомстат РФ,

1999; Социально-экономическое положение России. Январь — август 1999 г. - М.: РСА, 1999.

 

   Рис 1.2. Динамика основных интегральных показателей уровня жизни  в период 1992–1999 гг. ДОХ. РАСХ. – превышение доходов над расходами,  ДОХ. ПМ – соотношение среднедушевого денежного дохода и прожиточного минимума, УСЧ – условно-свободная часть    среднедушевого денежного дохода, ФКП — фактическое конечное потребление домашних хозяйств.

Как можно видеть из таблицы и графика, согласно официальным данным, значение соотношения среднедушевого денежного дохода и прожиточного минимума в течение с 1992 по 1999 гг., также,  ...  как и  значения  других  интегральных показателей уровня  жизни, постепенно  снижались.  Причем соотношение среднедушевого денежного дохода  и прожиточного  минимума ухудшилось  на!9%,  условно-свободная  часть  среднедушевого денежного дохода –  на 11,3%, соотношение доходов  и расходов населения ухудшилось  приблизительно  в восемь раз, фактическое конечное потребление домашних хозяйств сократилось на 15%. Относительно малое по сравнению с реально ощущаемым показанное  снижение уровня жизни свидетельствует, на  наш взгляд, прежде всего о том, что домашние хозяйства  населения, адаптируясь к  трудным условиям экономики выживания, сумели найти дополнительные трудовые и хозяйственные ресурсы для поддержания падающего  уровня потребления. Правда, официальные данные  не всегда  согласуются с данными  отдельных конкретных выборочных обследований.

Такова общая схема характеристики уровня жизни населения,  представляемая в виде  интегрированных и усреднены показателей. Однако,  и это необходимо еще  раз подчеркнуть, получение более полной и достоверной картины уровня жизни в обществе возможно только при проведении более детальных исследований  жизненных условий, в которых находятся отдельные доходно-имущественные и социально-демографические группы семей и домашних хозяйств, оценки их количественного состава и уровня жизни каждой из них,  установления количественных и качественных соотношений между ними. Иными  словами, требуется определить, для каких групп домохозяйств характерен тот или иной уровень жизни и сколько домохозяйств находится  на высоком жизненном уровне, сколько  – на более низком, и так далее.

Глава 2. Дифференциация  доходов. Бедность.   Проблема выравнивания  доходов

§ 1. Дифференциация  доходов

Хотя экономическое неравенство и дифференциация общества определяются не только неравномерностью распределения доходов, но и неодинаковым имущественным положением и различиями  в  потреблении, при определении степени такого неравенства, как правило, исходят из дифференциации доходов.

В условиях централизованной  экономики  и эгалитарного общества, основанных на равномерном распределении доходов населения, проблемы дифференциации и экономического неравенства были незначительными и не вызывали озабоченности специалистов.

Положение резко изменилось с началом преобразований и переходом к рыночным отношениям.  Высокий уровень дифференциации доходов принципиально присущ странам с рыночной экономикой, в особенности на начальном этапе развития, и связан с ограничениями в занятости, инфляцией, сдвигами в структуре производства.

Страны с эффективной экономикой и высоким уровнем национального богатства имеют больше ресурсов и возможностей бороться  с  социально-экономическим неравенством.  Гораздо более сложным оказывается решение этих проблем в бедных странах. В нашей стране, как в стране с  переходной экономикой, переживающей длительный период экономического кризиса и бесконтрольного перераспределения собственности, хотя, с одной стороны, у населения появляется ряд новых источников доходов, с другой, – резко  снижаются возможности заработка, это приводит к обнищанию значительной части населения.

Действительно, в период реформирования у нас имел место небывалый ранее рост расслоения населения по доходам, в результате которого  образовалась пропасть  между бедностью и богатством.  Процесс  нарастания  экономического неравенства, обеднения  значительной части населения,  с  одной стороны, формирования немногочисленного слоя богатых,  – с другой, начался еще в период перестройки и усилился при переходе в 1993 г. к масштабной приватизации государственной собственности. Эта тенденция практически не  изменилась и в последующие несколько лет.

Для выявления дифференциации совокупности домохозяйств исследуются по уровню их среднего дохода на хозяйство или среднедушевого дохода.

Наилучшим образом доходная дифференциация населения может демонстрироваться его распределением по уровню  среднедушевых денежных доходов и представляет собой показатели численности  (или долей)  постоянного населения, сгруппированные в заданных интервалах этих доходов.

Дифференциация оценивается не только по уровню доходов в целом, но также и по размеру домохозяйств и по их социально-демографическим типам, занятости,  соотношению числа занятых и иждивенцев, числу детей, половозрастным характеристикам его членов. Но главными дифференцирующими признаками остаются уровень оплаты труда и других первичных доходов и степень «иждивенческой нагрузки».

Одним  из серьезных факторов нарастания дифференциации служит инфляция, при которой выплаты практически не индексируются  по мере  роста цен, а  удорожание потребительской корзины происходит темпами, опережающими общий рост  цен.

По оценке А. Ю. Шевякова и А. Я. Кируты, дифференциация населения по доходам в 1995 г. на 34,1% была обусловлена различиями в оплате труда, на 8,4% – дифференциацией социальных трансфертов и  на 57,5% – предпринимательской деятельностью, доходами от собственности и прочих источников.

Большинство исследователей считают, что распределение населения по доходам подчиняется логарифмически  нормальному (логнормальному) закону распределения: случайная величина х, логарифм которой подчинен нормальному закону распределения. Логнормальное распределение  образуется в результате умножения  большого числа независимых неотрицательных случайных величин, дисперсия каждой из  которых мала по сравнению с дисперсией результата.  Н. Рабкина и Н. Римашевская доказали применимость механизма логарифмически нормального распределения к распределению заработной платы и доходов населения.  Ими был последовательно описан путь расчетов от распределения работников по «разрядам сложности труда», подчиняющегося законам нормального распределения, через распределение работников по оплате труда, подчиняющегося закону логнормального распределения, к распределению населения по уровню доходов, также подчиняющемуся закону  логнормального  распределения  с большей равномерностью.

Распределение общего объема денежных доходов по различным группам  населения  выражается через  проценты  общего объема денежных доходов, которым обладает каждая из 20-(10)-процентных  групп  населения, распределенных по мере  возрастания среднедушевых денежных доходов.

Коэффициент фондов (коэффициент  дифференциации доходов) характеризует  степень социального  расслоения и определяется как соотношение между средними уровнями денежных доходов 10% с  самыми высокими доходами и 10% населения с самыми низкими доходами.

Коэффициент Джини (индекс концентрации доходов) характеризует степень отклонения фактического распределения денежных доходов населения от линии их  равномерного распределения. Величина коэффициента может  варьировать от  0 до  1, при этом чем выше значение показателя, тем более неравномерно распределены доходы в обществе (методы расчета этих коэффициентов приведены ниже).

Дифференциация населения по размеру среднедушевого денежного дохода характеризовалась, начиная с  1992 г., следующими значениями.

Первая из 20%-ных доходных групп населения в  1992  и 1993 гг. имела 6,0 и 5,8%, вторая  – 11,6 и 11,1%, третья – 17,6 и 16,7%, четвертая –  26,5 и 24,8%, пятая– 38,3 и 41,6%. Коэффициент концентрации доходов составил 0,289 и 0,398.

В 1994 г. еще несколько возросла дифференциация денежных доходов, достигнув между крайними доходными группами примерно 13 раз.

В 1995 г. показатели дифференциации доходов практически сохранялись на уровне прошлого года.  На долю 20%  наиболее обеспеченного населения приходилось 46,5% всех денежных доходов, в  1994 г.  –  46,2%.  Среднедушевые денежные  доходы 20%-ной группы населения с наибольшими доходами составили за восемь месяцев 1995 г. (в среднем за  месяц) 1085 тыс. руб. В то же время у наименее обеспеченной  пятой части населения они не превысили 147 тыс. руб., тогда как прожиточный минимум в среднем за январь–август равнялся 243  тыс.  руб. Поскольку основными источниками доходов наиболее богатой части  населения являлись собственность и  предпринимательская деятельность, положение тех, кто живет только  на зарплату и социальные выплаты, продолжало ухудшаться.

Показатели дифференциации доходов  в  первой половине 1996 г. также оставались на уровне прошлых лет. На 20% наиболее обеспеченного населения в I полугодии 1996 г. Приходилось 46,6% денежных доходов.  Среднедушевые  доходы  20%-ной группы населения с  наибольшими доходами составили  за  I квартал 1996 г. (в среднем за месяц) 1394 тыс. руб.  У наименее обеспеченной пятой  части населения они равнялись  176 тыс. руб., в то же время прожиточный минимум в январе–марте 1996 г. составлял 356 тыс. руб., а к ноябрю –  371 тыс. руб.

К 1997 г. распределение населения России по душевым доходам приобрело черты, характерные для  стран с весьма высокой дифференциацией доходов. К их числу принадлежат  как некоторые высокоразвитые страны, так  и страны с  низким уровнем  экономического и  социального  развития, в которых последствия такого неравенства переносятся гораздо тяжелее [3, с. 70-83].

Как и для этих стран, для современной России характерен высокий децильный (фондовый) коэффициент дифференциации душевых доходов (см.  ниже), обусловленный  резким  отрывом доходов 9-й и особенно 10-й децильных групп от доходов 1-й группы (более чем в 10 раз). В 1997 г. он составлял 13,2.

Финансовый кризис конца августа 1998 г. привел к еще более  резким изменениям в дифференциации доходов населения, наблюдавшихся в течение всего периода рыночных реформ. Расслоение общества на бедных и  богатых  в результате кризиса претерпело существенные изменения:  не  только бедные стали беднее, но снизилось и благосостояние элитных слоев. По данным обследований  Российского независимого института социальных и национальных проблем, в октябре 1998 г. в сравнении с июнем  1998 г. численность россиян,  оценивших свою материальную обеспеченность как низкую, выросла на 21%, в том числе ощутивших себя за чертой бедности – на 94%. При этом численность тех, кто счел себя высокообеспеченными, упала в 4,5 раза, а тех, кто  отнес себя к среднеобеспеченным, – уменьшилась на треть. Эти  оценки определяются весьма весомыми объективными причинами:  среднемесячный  бюджет  домохозяйств разных социальных групп населения в октябре 1998  г. составил в долларовом выражении от 35,5% до 44,5% июньского бюджета.

1999 г. не принес серьезных изменений в тенденции в области уровня жизни населения. Продолжалось не только снижение реальных доходов,  но и еще более очевидная их дифференциация. В табл. приведены данные по динамике долей денежных доходов 20% групп  в  общем объеме доходов населения и коэффициентов дифференциации за 1990—1998 гг.  и I  квартал 1999 г. Анализ этих данных показывает, что за период с 1991 по 1999 гг. доля доходов первых трех групп неуклонно снижалась: в сумме с  46,5% до  28.8%. Наибольшими  темпами происходило снижение наименее обеспеченной первой 20%-ной группы населения (с 11,9% в  1991 г. до 6,1% в 1999  г.). Соответственно на долю доходов наиболее  обеспеченной части  населения  (5-я группа) к 1999 г. стало приходиться уже более половины всех денежных доходов  населения. В целом общий размах  дифференциации по доходам между 10% наиболее обеспеченной и 10% наименее  обеспеченной групп населения  в 1999 г.  увеличился, составив  14,7 раза  против 13,2 раз по  итогам соответствующего периода 1998г. .

Имеющаяся информация о структуре доходов домашних хозяйств за  1996 г. позволяет произвести анализ  влияния различных доходных составляющих на величину общего  неравенства дохода  по  методу Н. Подцера  и  Б. Тран-Нама, развитому Л. Ниворожкиной.

Таблица. Распределение общего объема денежных доходов населения РФ по доходным группам за 1991—1999 гг., %


1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

Денежные доходы, всего

100

100

100

100

100

100

100

100

100

Первая (с наименьшими доходами)

11,9

6,0

5,8

5,3

5,5

6,2

6,2

6,3

6,1

Вторая

15,8

11,6

11,1

10,2

10,2

10,7

10,6

10,8

9,4

Третья

18,8

17,6

16,7

15,2

15,0

15,2

15,1

15,0

9,4

Четвёртая

22,8

26,5

24,8

23,0

22,4

21,5

21,4

21,1

18,2

Пятая (с наибольшими доходами)

30,7

38,3

41,6

46,3

46,9

46,4

46,7

46,8

53,2

Коэффициент доходов)

4,5

8,0

11,2

15,1

13,5

13,0

13,2

13,2

14,7


Таблица. Основные компоненты доходов домохозяйств и показатели неравенства их распределения (по данным обследования бюджетов домашних хозяйств за 1996 г.)


Среднеме

сячная величина, руб.

Доля в общей сумме доходов (s), %

Коэффициент Джини (g)

S(G1–Gобщ   )

S(G1–Gобщ  )

/ Gобщ

Доход номинальный – всего

395,7

100

0,370

0,0

0,0

В том числе:

Оплата труда

299,6

75,7

1,393

0,0174

0,047

Социальные трансферты

59,7

15,1

1,205

– 0,025

– 0,068

Поступления от продажи продукции сельского хозяйства

11,2

2,8

0,630

0,0073

0,0197

Прочие доходы

25,2

6,4

0,368

– 0,0001

– 0,0003


   Данные граф 5 и 6 таблицы  показывают абсолютную и относительную величины вклада каждой компоненты в общую величину доходного неравенства – на какую абсолютную и относительную  величину изменится  показатель  общего  неравенства (коэффициент Джини) под влиянием изменения данной компоненты дохода. Проведенные расчеты подтверждают, что и в нашей стране социальные  трансферты оказывают заметное понижающее влияние на неравенство доходов. Увеличение трансфертов на 10% уменьшает неравенство в распределении доходов на 0,68%, тогда как 10%-ный рост оплаты труда увеличивает неравенство на 0,47%, а возрастание дохода от продажи сельскохозяйственной продукции дает прибавку в 0,20%.

Методы  исчисления  коэффициентов  дифференциации     Расчеты показателей  дифференциации основываются  на построении кривой Лоренца. Кривая Лоренца представляет собой кумулятивное распределение численности населения и соответствующих этой численности доходов. В результате она показывает соотношение процентов всех доходов  и  процентов всех их получателей.

Если бы доходы распределялись равномерно, т.е. 10% получателей имели бы десятую  часть доходов,  50%     половину и т.д., то такое распределение имело бы вид линии равномерного распределения (диагонали квадрата со сторонами от 0% до 100%). Неравномерное распределение  характеризуется  кривой Лоренца  (линией фактического  распределения),  отстоящей от прямой тем дальше, чем больше дифференциация.

Коэффициент концентрации Лоренца KI (или индекс Джини) дает возможность численно оценить степень неравенства. Для равномерного распределения он  равен  нулю, в  условиях абсолютного неравенства единице.

Для расчета коэффициента концентрации Лоренца (индекса Джини) используется следующая формула:



- доля населения, относящаяся к i-му интервалу;

- доля суммарного дохода, приходящаяся на начало и конец i-го интервала.


   Коэффициент фондов (Kf) измеряет соотношение между средними доходами внутри сравниваемых групп:


- суммарный доход, который приходится на 10% населения с  самыми высокими доходами,


- суммарный доход, который приходится на 10% населения с  самыми низкими доходами.


Для численной оценки  дифференциации  в распределении доходов используются также соотношения показателей доходов между квантилями (точками ряда распределения, делящих его в определенном соотношении).  К их числу относятся: квартили (четверти), квинтили (пятые части), децили (десятые части), полудецили (двадцатые части) и перцентили (сотые части).

   Децильный коэффициент дифференциации (Кd) рассчитывается как отношение уровней, ниже и выше которых находятся десятые доли  совокупности в разных концах распределения по уровню доходов:

                        

где     

-   определяется по таблице значений функций нормального           распределения для значений 0,1 и 0,9 соответственно;

-   значение аргумента (в данном случае дохода), вероятность           быть ниже которого равна 0,1 (F1) (т.е.  10% населения имеют доход ниже этого значения);

-   значение аргумента, вероятность быть ниже которого равна 0,9 (F)) т.е. 10% населения имеют доход выше этого значения.



 §.2. Проблема  бедности

Реформирование экономики России сопровождалось  глубоким  экономическим кризисом, безработицей и падением жизненного уровня большинства населения  страны.  Эти обстоятельства выдвинули на  передний план  среди других важных проблем социально-экономической политики в качестве наиболее приоритетных задачу преодоления бедности.

По результатам  обследования бюджетов домашних хозяйств, охватывающего ежеквартально 49,2 тыс. домохозяйств, Российское статистическое агентство произвело оценку ряда показателей, характеризующих состав и уровень материального положения малоимущего  населения. Эти  оценки позволили  сделать следующие выводы.

Несмотря на значительные колебания в уровне реальных денежных доходов, начиная с 1995 г. до кризисной ситуации августа 1998 г., численность малоимущего населения имела некоторые предпосылки к снижению.

В первой половине 1998 г. расширение или сужение сферы распространения низких доходов целиком определялось ростом и погашением задолженности по выплатам заработной платы и пенсий. В условиях резкого  всплеска инфляции в сентябре 1998 г.  (138,4%  по сравнению с августом) реальные денежные доходы  населения  сократились  по  сравнению  с  сентябрем 1997г.  на 27,6%, а в декабре  -- соответственно на 31,8%.  В среднем за 1998 г. численность населения с денежными доходами ниже  прожиточного  минимума  составила 35  млн человек (23,8%  от общей численности населения) и  увеличилась по сравнению с 1997 г. на 14%.

В 1999 г. рост потребительских цен, значительно опережавший динамику денежных доходов населения, привел к рекордному падению покупательной способности доходов и резкому увеличению численности населения  в денежными доходами ниже прожиточного минимума. Уровень  среднедушевых денежных доходов населения превышал величину прожиточного минимума менее чем на 50%, что соответствовало самому низкому значению с  1992 г. В этих условиях численность малоимущего населения в I квартале 1999 г. составила 55,2 млн чел. (37,7% от общей численности населения), увеличившись  по  сравнению с соответствующим периодом 1998 г. на 22,2 млн чел, или на 67%. Во  II квартале  1999  г. численность малоимущего населения несколько сократилась, но  продолжала оставаться на высоком уровне, составляющем 35% от общей численности населения страны.

Наряду со снижением покупательной  способности текущих денежных доходов, последствия финансового кризиса сказались на реальном росте валютных накоплений, имевшихся в наличии, как правило, у состоятельного населения. По оценкам Госкомстата  России, до августовского кризиса 1998 г.  на 20% населения с наибольшими денежными доходами приходилось свыше 70% от всех валютных накоплений. С учетом  этих средств фонд всех денежных ресурсов, находившихся в распоряжении населения,  распределялся с гораздо большей степенью неравномерности, чем по уровню текущих денежных доходов. Так, объем денежных ресурсов, которыми располагали 10% из числа наиболее обеспеченных лиц, примерно в 25 раз  превышал аналогичный показатель по 10% наименее обеспеченного  населения (против 13 раз по уровню текущих денежных доходов). Рост курсовой стоимости  иностранной  валюты,  последовавший  с сентября 1999 г., привел к увеличению дифференциации в распределении денежных ресурсов населения и в этих условиях потенциальные возможности  малоимущего населения противостоять последствиям финансового кризиса уменьшились не  только  в абсолютном, но и в относительном выражении.

Как  показали  итоги обследования бюджетов домашних  хозяйств, при резком возрастании уровня бедности в конце 1998 - начале  1999  гг.  наибольший  прирост  малоимущих  отмечался среди городского  населения и преимущественно той его части, доходы которой в основном ориентированы только на поступления в виде фиксированной заработной платы и пенсии.

Наибольшая концентрация бедности  сосредоточена в группах  временно неработающих, детей и молодежи от 16 до 24 лет, а также мужчин и женщин в возрасте от 25  до 45 лет. Высокий риск оказаться в числе бедных характерен для сельского населения, а среди различных категорий семей к наиболее уязвимым относятся семьи с несовершеннолетними детьми, в особенности многодетные семьи.

Последствия финансового кризиса августа 1998 г. не внесли принципиальных изменений в состав наиболее уязвимых групп населения. При этом, однако,  возрастание риска  оказаться в числе  бедных стало особенно характерно для большинства категорий населения, где  всегда отмечался низкий уровень концентрации бедности. Среди них прежде всего  выделяются работающие по найму, преимущественно в возрастах, граничащих с пенсионным, пенсионеры, а также,  что  касается различных категорий семей, одиноко проживающие лица и бездетные семьи. Как следствие этих изменений,  отмечается усиление концентрации бедности среди городского населения.

К факторам бедности в сегодняшней России могут быть отнесены: безработица, невыплаты и задержки выплат заработной платы, пенсий, пособий,  высокая «иждивенческая нагрузка»  в семьях, многодетность,  месторасположение домохозяйств  (в сельской местности бедность распространена больше), достижение пенсионного возраста (в большей степени в городах, меньше в сельской местности).

Ослабление воздействия «традиционных» факторов бедности наличие иждивенцев, возраст и место проживания — привело  к изменениям в сфере охвата и распределения низких доходов среди различных групп населения, делая ее все более разнородной по своему составу и осложняя возможности выработки адресных мер по ограничению бедности.

В результате перемен в  экономике существенным  образом изменилась  и  структура  бедных  слоев населения,  появились «новые бедные», т.е. трудоспособные граждане, которые не  в состоянии заработать достаточно, для того чтобы содержать семью. Как  считает Н. Римашевская,  «новые бедные по своему образованию, профессиональной  подготовке, социальному статусу  никогда ранее  не  были  и не могли быть бедными».

В этих условиях возникла особая необходимость вмешательства  государства в сферу распределительных  отношений. Известно, что экономический спад наиболее болезненно отражается на уровне жизни бедных слоев, которые  первыми сталкиваются со снижением своих реальных доходов, в то же время определенная часть общества может даже выиграть, в том числе и от усиления инфляции. Но если неравенство  в распределении доходов в период кризиса  не увеличивается (за счет осуществления государством своих перераспределительных функций), то негативные  социальные  последствия  экономического  спада смягчаются.

Определение  бедности

По  определению  П. Таунсенда, к бедным следует относить тех у кого  «не хватает ресурсов для приобретения продуктов питания,  участия в социальной деятельности  и обеспечении себя жизненными условиями, которые  широко признаны в обществе, к которому они принадлежат».

Значительный опыт  борьбы с  бедностью был  накоплен в США. В середине 60-х годов в CША была объявлена война бедности. Энтузиасты этого движения обратились к ученым, экономистам и социологам  с просьб эй дать определение бедности, измерить ее, разработать npoграммы мы борьбы с ней, а затем оценить достигнутые результаты.

В качестве официального определения бедности было принято предложение М.  Оршански, сделанное в 1965 г. для Администрации социального обеспечения США, в соответствии с которым черта бедности, или минимальный доход семьи, фиксировалась исходя  из стоимости продуктов питания по принятому рациону (так  называемый  минимальный продовольственный план Департамента сельского хозяйства) для домашних  хозяйств данного  состава  и размера,  увеличенный втрое. Это определило значение так называемого общего, или подушного, индекса бедности – отношения числа бедных к общей численности населения. При разновременных  и  межстрановых сопоставлениях он рассматривается  как показатель уровня бедности.

В виде альтернативы первому определению  бедности  было предложено понятие так  называемого зазора бедности (в отечественной терминологии  –  дефицита дохода), т.е. размера дополнительного дохода, необходимого для выведения низкодоходной семьи на уровень  прожиточного минимума. В 1986 г. совокупный зазор  бедности  (дефицит дохода) для всех бедных американских семей составлял 49,2 млрд долларов (1,2% ВНП).

По мнению ряда исследователей, приведенные выше определения бедности не вполне корректны, так как минимальная потребительская  корзина может варьировать в зависимости  от конкретных культурных,  исторических и географических условий. Поэтому ими  было предложено понятие  относительной бедности семей,  имеющих доход, составляющий менее половины среднего дохода семьи в  стране.

Интересно, что некоторые исследователи считают расчетную оценку бедности, исходящую только из доходов, недостаточной и предлагают более полный  показатель распределения населения по уровню жизни. Если под уровнем жизни  понимать соотношение дохода и прожиточного минимума, то с этой точкой зрения трудно не согласиться.

Динамика уровня бедности. Под уровнем бедности, как было показано выше, понимается отношение числа бедных (устанавливаемого в соответствии с одним из приведенных выше определений) к общей численности населения.  В последние 20—25 лет уровень бедности в США в целом несколько снижался. Бедными в меньшей степени, чем прежде, оказывались пожилые люди, в большей степени — одиночки или семьи без отца.

По официальным данным, процент населения, находящегося за чертой бедности в США, сократился с 22,2 в 1960 г. до 13,6 в 1986 г. Он сохранялся между 11 и  13% в течение всех 70-х годов и увеличился в начале 80-х. Если  оглянуться еще дальше назад, то в  1939 г.  бедностью были  охвачены около 2/3 населения страны.

Проблема  бедности может  изучаться в двух ракурсах: так сказать, «изнутри страны» и «извне страны», т.е.  более укрупненно и в сопоставительном плане. Сочетание этих двух подходов можно считать взаимодополняющим. Особый интерес представляют для нас такого рода исследования, касающиеся развивающихся стран, поскольку по  многим  социально-экономическим показателям, а также по проблемам, стоящим перед обществом (прежде всего продовольственной), мы  мало отличаемся от стран третьего мира.

Наиболее опасной с  экономической, социальной и  политической точек зрения формой бедности является застойная бедность — ситуация, при которой бедность, локализованная в определенных группах общества или в отдельных регионах, воспроизводится  систематически, т.е. когда несколько поколений людей не в состоянии преодолеть  факторы и причины, однажды породившие бедность. Застойная бедность порождает необратимые  изменения в образе жизни, психологии и т.д., которые начинают действовать как самостоятельные факторы.

Временная бедность – обратимое состояние,  связанное либо с определенными этапами жизненного цикла семьи (например, бедность молодых семей с детьми), либо с сезонными  колебаниями (например, бедность в  сельских  регионах, где  доходы преимущественно связаны с личным подсобным хозяйством), либо  с чрезвычайными обстоятельствами (потеря работы, временная потеря трудоспособности и т.д.).  Проявления временной бедности относительно менее социально опасны.

В 80-х годах произошел дальнейший сдвиг акцентов в стратегии борьбы с бедностью. Ряд стран вынужден был  заняться укреплением своей экономики после спада в 70-х – начале 80-х годов. Ограничения на социальные расходы возросли. Поднялись во весь рост вопросы эффективности таких расходов. Поэтому в «Докладе о мировом развитии в 1990 г.» уже приводится такой анализ и оцениваются перспективы снижения бедности в 90-х годах. В нем подчеркивается, что успех в борьбе  с бедностью может быть достигнут только при работе одновременно в двух направлениях.  Во-первых, стимулирование продуктивного использования главного капитала бедных – рабочих рук. Такая политика должна предусматривать мобилизацию рыночных стимулов, социальных и политических институтов, всей инфраструктуры и возможностей современных технологий.  И,  во-вторых, обеспечение населения  основными  социальными услугами (здравоохранение, питание, начальное образование).

Оба направления взаимно усиливают друг друга и  не дают эффекта в отдельности.

Наиболее сложный момент здесь – что же  означает перестройка экономики,  ориентированная на борьбу с бедностью? Это особенно важно для нас – страны с невысоким  уровнем жизни, который к тому же сейчас быстро падает.

В качестве наиболее прямого пути структурных преобразования в целях борьбы с бедностью предлагается всемерное развитие  сельского хозяйства,  что, по  мнению специалистов ООН, позволит реализовать основные установки этой борьбы: обеспечить работой и доходами широкие массы бедствующих людей. Для преимущественного развития сельского хозяйства должны быть предусмотрены: пониженные налоги, кредиты, предоставление новой техники и технологий, соответствующая инфраструктура.  В городах основное направление борьбы с бедностью – дальнейшее развитие сферы услуг.

Официальный подход к измерению бедности. От того, что мы подразумеваем под бедностью, зависят оценки масштабов ее распространения и уровень связанных с ней проблем.  В мировой практике четко выделяются три основные концепции определения бедности: абсолютная, относительная и субъективная.

Для определения  порога бедности в рамках относительной концепции  в международной  и отечественной  статистической практике используются следующие методы:

• статистический — для характеристики «бедности» как относительной категории;

• нормативный (с определением прожиточного минимума по потребительской корзине);

• комбинированный (питание определяется по нормативам, а остальное – по его доле в общих расходах);

•  субъективный (проводятся опросы, какой доход респондент считает низким (высоким) для своей семьи);

• ресурсный (исходящий из возможностей экономики обеспечить прожиточный минимум и др.).

Статистический метод. Этот метод существует в двух разновидностях. В первом  случае черта бедности устанавливается на уровне доходов, которыми располагают 15—20% самых малоимущих граждан страны; во втором --за минимум материальной обеспеченности принимается среднедушевой доход граждан, признанных обществом как наименее обеспеченное население, фактические затраты этой  группы  населения  по отдельным статьям  потребительских  расходов  в этом случае составляют структуру минимального потребительского бюджета.

Подобные методы являются наиболее простыми и наименее трудоемкими. В частности, Европейская статистическая комиссия (Евростат)  получала  информацию  об  уровне  бедности в странах Европейского экономического сообщества следующим образом. «Порогом бедности»  в данном случае считалась величина,  равная половине медианного дохода населения  страны. Медианный  доход  – делит ряд распределения населения по уровню дохода на две равные части.

Нормативный метод. Этот  метод предполагает, что научные учреждения на основании исследований определяют набор товаров и  услуг, необходимых для  удовлетворения основных физиологических  и  социально-культурных  потребностей  человека, разрабатывают нормы и нормативы потребления с учетом  особенностей половозрастных групп населения.

Для построения и расчета прожиточного минимума используются потрбительские  корзины товаров  и услуг. Например, продовольственная корзина или корзина с провиантом дает информацию о наборе продуктов питания, обеспечивающих сбалансированное по калорийности, химическому составу и энергозатратам потребление человека, необходимое для жизнедеятельности взрослых,  роста и развития детей, сохранения здоровья в пожилом возрасте.

Минимально нормы и. построенные на  их основе потребительские корзины должны периодически уточняться (пересматриваться).

Комбинированный метод (нормативно-статистический).  Набор продуктов питания, составленный  из наиболее дешевых и доступных продуктов, соответствует физиологическим потребностям, энергозатратам (калорийности) и содержанию основных пищевых веществ, обеспечивает необходимые вкусовые качества,  разнообразие  пищи, соблюдение  традиционных  навыков организации питания.  При  составлении  наборов учитывалась взаимозаменяемость товаров, содержащих одинаковые питательные вещества. Например, мясо, рыба, молоко, яйца служат источником белков;  хлеб, крупы, макаронные изделия,  сахар – источники углеводов.

В рационах выдержаны требования о содержании минеральных солей,  кальция, фосфора, а  также  витаминов. Минимальные наборы продуктов  питания отличаются относительно высоким удельным весом хлебопродуктов, молока, картофеля, овощей, что характерно для малообеспеченных групп населения и позволяет достичь необходимой калорийности и сбалансированности при использовании продуктов  дешевого ассортимента. В некоторых странах, в частности в США, при расчете величины прожиточного минимума ограничиваются созданием набора основных продовольственных товаров и его стоимостной оценкой. Далее исходя из условного соотношения между величиной прожиточного минимума и стоимостью продовольственного набора как 3 к 1, определяется сама величина прожиточного минимум («черты бедности»).

Здесь надо иметь ввиду, что фактические расходы на питание средней американской семьи не  превышают 15%  всех потребительских расходов. Подобный метод расчетов приемлем и в нашей  статистической  практике,  однако, соотношение между величиной прожиточного минимума и стоимостью продуктового набора должно быть иным.

Показатели  бедности

Основные  составляющие  определения  глубины  и остроты бедности объединяются следующей формулой:

                

где     Р  – общий показатель бедности;

           а  – параметр, показывающий, о каком именно показателе бедности идет речь.

Используются также следующие показатели бедности: Ро (уровень бедности, %), Р1 –  (индекс глубины бедности) и Р2 — (индекс остроты бедности):

            Zh- черта бедности отдельного домохозяйства h, которая зависит от его состава;

          Yh - уровень дохода отдельного домохозяйства h;

          q- количество бедных домохозяйств;

          H- общее количество домохозяйств.

   Для анализа могут быть взяты  не домохозяйства,  а члены этих домохозяйств.  Каждое  домохозяйство  классифицируется как бедное или небедное относительно данной черты бедности, и затем каждый член домохозяйства  рассматривается  как бедный или небедный.

   Таким образом, при а  = 0 эта формула имеет следующий вид:

              

что и является показателем бедности, т.е. процентом домохозяйств (или членов домохозяйств, если  таковые используются как единица измерения), которые относятся к бедным.

   Уровень бедности придает равный вес каждому домохозяйству (члену домохозяйства),  независимо  от того, насколько  ниже черты бедности его доходы, что, конечно, является недостатком этого показателя.

   Если в результате помощи государства самое  бедное домохозяйство получит пособие  по нуждаемости и  его доход  станет только на один рубль ниже черты  бедности, это, по логике вещей, означало бы,  что степень бедности упала. Но уровень бедности (Ро) при этом остался бы неизменным, так как это домохозяйство по-прежнему будет рассматриваться как бедное, хотя фактически оно стало богаче, чем прежде.

   Индекс  глубины бедности Р1 (a = 1) в данном случае  не  остался бы прежним, а скорее всего  снизился  бы, указывая на то, что глубина бедности после выделения этого пособия сократилась:

              

  

Индекс глубины бедности Р1 (а=1), несмотря на свою большую информативность при расчетах затрат, требуемых для обеспечения предлагаемых социальных программ, придает равный вес каждому из дефицитов бюджета домохозяйства. Под дефицитом в данной формуле подразумевается величина ZhYh / Zh.

Чтобы  выделить  те  домохозяйства, которые находятся  намного ниже черты бедности, следует придать больший вес более крупным дефицитам более бедных домохозяйств. В связи с этим показатель бедности  Р2 (а—1) характеризует степень  остроты бедности населения и определяется путем возведения в квадрат дефицита дохода конкретного домохозяйства:

 

Важным практическим показателем, который используется в  практических расчетах, является уже использованный выше дефицит  дохода.  Этот  показатель  означает  сумму  денежных средств, которой не хватает домохозяйству для достижения границы бедности.  Дефицит дохода может рассчитываться как для конкретного домохозяйства, так и для групп домохозяйств.  Отношение дефицита дохода к границе бедности называется зазором бедности.

А. Сен попытался объединить абсолютный и относительный подходы к оценке бедности. Он предлагал измерять бедность  посредством  взвешивания дефицитов  дохода (абсолютный  подход, излагаемый  ниже,  к оценке бедности) с учетом  распространенности бедности и степени расслоения бедных  по уровню  дохода  (относительный подход). Интегральный индикатор бедности,  предложенный А. Сеном, рассчитывается по формуле:

            


     

доля бедного населения,

средний дефицит дохода в процентах к границе бедности,

средний доход бедных домохозяйств,

граница бедности,

коэффициент Джини для бедных домохозяйств.


Абсолютная концепция бедности базируется на установлении минимального перечня основных  потребностей  (прожиточного минимума) и размера ресурсов, требуемых для их удовлетворения. В  частности, для определения потребностей в продуктах питания используют нормы необходимого потребления калорий, белков,  жиров и углеводов. Официальное российское определение бедности базируется на абсолютной концепции, в соответствии с  которой черта бедности устанавливается на уровне прожиточного  минимума,  ориентированного  на  физиологические минимальные нормы. В этом случае бедными считаются те, кто имеет среднемесячные доходы ниже прожиточного минимума. С 1993 г.  ряд распределения доходов, полученный на базе выборочных  бюджетных обследований, дооценивается примерно на 20% по  данным о розничном  товарообороте,  включая услуги,  с учетом экспертной оценки объема торговли неорганизованного рынка, а также прочих расходов населения, прироста наличных денег  и сбережений. Данные, характеризующие масштабы распространения бедности на протяжении всего периода проведения рыночных реформ, приведены в таблице.

Вместе с тем ни для кого  не секрет, что в условиях  нерегулярности выплаты доходов, широкого распространения неденежных форм оплаты труда и занятости в неформальном секторе экономики доходы плохо отображают реальное положение бедных семей.  В такой ситуации  эффективным является измерение материальных ресурсов домохозяйства через расходы  и потребление и  поступления от неформальной занятости.

Показатели численности населения (семей) с доходами ниже прожиточного минимума рассчитываются на основании данных о распределении населения (домохозяйств) по уровню среднедушевых доходов.

Уровень доходов, с которыми соизмеряется величина прожиточного  минимума, определяется в соответствии с мете   кой по расчету баланса денежных доходов и расходов населения.    Группировка населения  (семей) по  уровню среднедушевых доходов для получения данных о распределении производится на основании  данных  о среднедушевых  денежных  доходах в среднем за месяц отчетного периода.

Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума в 1992—1998 гг. менялась  следующим образом:

Таблица. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума


1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

Численность (млн. чел.)

50,2

49,7*

46,9

33,3

36,6

32,5

30,7

35,0

В процентах к общей численности населения по соответствующим демографическим группам


33,5


31,5


22,4


24,7


22,0

20,8

20,7*

23,8*


   Источник: Россия в цифрах. 1998. – М.: Госкомстат РФ, 1998. – С. 79.

   *Данные Российского статистического ежегодника. – М.: Госкомстат России, 1999. - С. 166.

   Согласно  относительной  концепции  бедности  показатели благосостояния соотносят не с минимальными потребностями, а с уровнем материальной обеспеченности, преобладающим в той или иной стране. В рамках данного определения бедности четко выделились два направления.  В соответствии с первым из них делается упор на средства к существованию, на способность семей покупать товары, необходимые для удовлетворения основных потребностей. На практике в рамках данной концепции при конструировании относительной черты бедности используется некоторая пропорция  от величины среднего или медианного дохода, например, половина медианы.

   Второе направление  в относительном подходе к определению бедности  базируется на измерении бедности через лишения в широком смысле слова. Такой метод  определения и измерения бедности  получил название гражданско-правовой теории  бедности. Речь не  идет  о средствах, необходимых для  выполнения конституционных обязанностей; скорее вопрос поставлен  так: дают ли располагаемые  средства возможность людям полноценно участвовать в  жизни общества,  к которому они принадлежат.  Пример набора учитываемых лишений приводится в таблице.

Таблица. Перечень отдельных лишений, которые могут испытывать домохозяйства

Признаки бедности

1. В семье недоедают

2. Не могут обращаться к платным врачам в случае отсутствия бесплат-

ной помощи специалистов

3. Не могут организовать ритуальные обряды без чрезмерных долгов

4. Не могут покупать фрукты детям

5. Не могут давать детям деньги на питание в школе

6. Не могут покупать детям сладости хотя бы изредка

7. Не могут покупать детям новую одежду и обувь по мере их роста

8. Семья не может оплачивать пребывание детей в дошкольных учреждениях

9. Не могут себе позволить мясные или рыбные блюда хотя бы 2 раза в

неделю

10. Не могут приобретать в необходимом количестве предметы гигиены

11. Нет денег для обновления и ремонта одежды

12. Нет денег для обновления и ремонта обуви

13. Не имеют и не могут приобрести холодильник

14. Не имеют и не могут приобрести самую простую мебель

15. Не имеют и не могут приобрести даже черно-белый телевизор

16. Нет денег на жизненно важные лекарства и медицинские приборы

                    

При измерении бедности через лишения (депривации) вслед за установлением списка базовых лишений необходимо знать, в каком конкретно случае семья признается бедной:  когда испытывает все лишения из базового списка или достаточно наличия только одного лишения, или  возможны варианты  комбинаций отдельных лишений.

Третий субъективный подход основывается на оценках своего материального положения и уровня  жизни самими опрашиваемыми.

При  измерении  бедности целесообразно  совмещать  все оценки уровня бедности: на основе подсчета располагаемых доходов домохозяйств, через лишения  и с учетом субъективных мнений опрашиваемых. При таком подходе бедными считаются те, кто испытывает лишения по причине отсутствия необходимого уровня располагаемых ресурсов, т.е. те, кто беден по доходам и  испытывает лишения. Совмещение этих двух (или трех) измерений бедности  фиксирует более  низкий уровень распространения бедности, чем каждая оценка, взятая в отдельности.

Комбинированный подход к измерению бедности лишает статуса бедных не только семьи, не испытывающие  лишения при низком уровне доходов, но и  значительную долю семей, признанных бедными только по  концепции  лишений (депривационной концепции). Другими словами, выделяются семьи,  находящиеся в состоянии застойной бедности, когда отсутствие денег трансформировалось в проявление  конкретной исключенности из преобладающих жизненных стандартов. Однако результирующая оценка оставляет без изменения соотношение по уровню бедности  среди  семей  различных   демографических  типов.

§ 3. Политика выравнивания  доходов

Одна из основных социальных проблем при переходе к рыночным  отношениям резкое расслоение и социально-имущественная  дифференциация населения. Поэтому  наряду с внедрением новых стимулов к труду и экономической деятельности, созданием системы экономической самозащиты политика распределения доходов должна включать меры по  выравниванию стартовых возможностей  и защите прежде всего малообеспеченных групп населения, а именно: освобождение доходов в пределах прожиточного минимума от налогов, предоставление льгот на период получения образования, на содержание недееспособных дома или  в учреждениях социальной защиты, поощрение благотворительности и т.д.

В странах с рыночной экономикой уже в течение длительного  времени осуществляется государственное регулирование, направленное на выравнивание материального положения различных доходных групп населения.

Политика выравнивания распределения доходов может быть преимущественно  ориентирована на  социальную поддержку низкодоходных групп населения  либо на ограничение доходов высокодоходных групп. Лучше всего,  когда такая политика  органически сочетает в себе оба эти принципа и направлена на рациональную организацию  системы налогообложение  – социальные льготы.

Регулирование должно начинаться на верхнем уровне и сводиться к достижению разумного баланса между требованиями экономического развития страны и социальными программами, к осуществлению которых должны привлекаться не только государственные, но и коммерческие и общественные организации.

Наиболее важным и универсальным средством преодоления бедности в развитых странах остаются механизмы перераспределения доходов и прежде всего действие системы «налогообложение – социальные льготы».  Оптимизация системы налогообложения на основе исследования взаимозависимости «налогообложение – социальные льготы» позволяет нейтрализовать негативные последствия инфляции. Снижение налоговых ставок ведет, с одной  стороны, к оживлению экономики, к росту доходов населения, но, с другой, если  говорить о кратком периоде времени, – к  неизбежному сокращению ресурсного обеспечения социальных программ и росту  инфляции. Наоборот, увеличение налогов  имеет своим  следствием замедление экономического роста, сокращение доходов,  но в то же  время позволяет выделить дополнительные средства на расширение социальных программ и снизить уровень  инфляции.– социальные льготы» в качестве основного инструмента управления благосостоянием населения используется вторая ее часть. Взгляды английских и других западноевропейских ученых на принципы построения системы «налогообложение –  социальные льготы» хорошо отображены в разработанных ими различных экономико-математических моделях.

В последние годы реформы в системе «налогообложение – социальные льготы» проводились в ряде стран. В  1985 г.  Они прошли в США и Японии. В  Великобритании в  1986 г.  Был принят так называемый Акт социального обеспечения,  что вызвало серьезные  изменения  в положении определенных слоев населения.

О том, насколько налоги и социальные трансферты влияют на степень доходного расслоения,  можно  судить по  данным, опубликованным в разные  годы в  докладе  Бюро цензов США «Денежный доход в США».

Таблица. Эффект применения системы налогообложение – социальные льготы к домашним хозяйствам США по доходным квинтилям в 1990 г.

Доходный квинтиль

Доход до выплаты налогов и трансферта

Доход после уплаты налогов до получения трансфертов

Доход после уплаты налогов и получения трансфертов

Доля доходов (%) каждого квантиля в общей сумме доходов по всем хозяйствам:

Низший

1,1

1,4

6,5

Второй

7,9

9,0

11,2

Третий

15,5

16,4

16,1

Четвёртый

24,7

25,2

23,2

Высший

50,7

48,0

43,0

Средний доход (долл.) по отдельным квантилям:

Низший

2,096

2,045

10,904

Второй

14,664

13,126

18,676

Третий

28,836

24,102

27,017

Четвёртый

45,836

36,991

38,780

Высший

93,966

70,338

71,944

Коэффициент Джини

0,490

0,463

0,384


Перераспределительный эффект налогов можно проследить, сравнивая данные, содержащиеся в третьей строке, с представленной выше информацией. Коэффициент концентрации доходов после исключения налогов снижается на 5,1%, в основном за счет уменьшения располагаемых доходов последней группы домохозяйств.

Но наиболее высокую  перераспределительную функцию выполняют в США социальные трансферты (также,  как и в  Великобритании), о  чем  свидетельствуют данные, приведенные  в четвертой строке таблицы. Доля денежных доходов, полученных двумя наименее обеспеченными квинтильными группами после добавления социальных трансфертов,  увеличилась на  5,9%,  а коэффициент Джини сократился на 17%.

На основании анализа данных Текущего обследования доходов за 1997 г. в докладе Бюро цензов делается важный  вывод о том, что в США система государственных трансфертов оказывает более эффективное воздействие на сокращение неравенства в распределении доходов, чем налоговая система.

Анализ и поиски решения ряда социальных проблем с точки зрения бедности представляются весьма важными и актуальными для нашей страны. Поэтому опыт, накопленный  американскими и  английскими экспертами  и их коллегами в международных организациях по анализу и  решению  проблемы выравнивания доходов и борьбы с бедностью, следует признать заслуживающим самого пристального внимания.

При разработке положений социальной политики в России можно использовать предложенную зарубежными учеными концепцию двойственной стратегии борьбы с  бедностью: стимулирование главного капитала бедных слоев – рабочей силы при одновременном развитии таких сфер, как здравоохранение, начальное образование, дотирование  в  снабжении малоимущего населения продовольствием и другими товарами первой необходимости. Пособиям и прямым денежным выплатам отводится лишь роль вспомогательного средства.

Положение о необходимости структурной  адаптации экономики к требованиям решения проблемы бедности согласуется с устанавливающимися приоритетами. В частности, это  касается усиления внимания к развитию сельского хозяйства как средства борьбы с бедностью и роста доходов людей. В наших условиях это позволит также  решить продовольственную проблему и снизить уровень безработицы. Кроме того, прогресс  в  развитии сельского хозяйства должен приблизить экономику к  более естественному пути развития по схеме: сельское хозяйство  – легкая промышленность – торговля – накопление капитала – тяжелая промышленность – наукоемкие дорогостоящие виды производства. В городах структурная адаптация экономики в плане борьбы с бедностью означает прежде всего  всемерное развитие сферы услуг, что  также соответствует нарождающимся тенденциям и нашим потребностям.

Таблица. Процентное распределение денежных доходов домохозяйств США в 1997 г. по 20%-ным (квинтильным) группам домашних хозяйств

№ п/п

Вид дохода

Квинтильные группы

Коэффициент Джини

Низ

шая

Вто

рая

Тре

тья

Четвёртая

Выс

шая

1.

Денежный доход до выплаты налогов, включая государственные денежные трансферты (официальное определение дохода)



3,6



8,9



15,1



23,0



49,3



0,448

2.

Денежный доход до выплаты налогов, исключая государственные денежные трансферты, с учётом прибыли от вложения капиталов


0,9


7,1


14,4


23,6


54,0


0,513

3.

Денежный доход после выплаты налогов, исключая государственные денежные трансферты, с учётом прибыли от вложения капиталов


1,2


8,3


15,5


24,4


50,6


0,487

4.

Денежный доход после выплаты налогов, включая государственные трансферты, с учётом прибыли от вложения капиталов


4,8


10,6


16,0


23,0


45,6


0,403


Глава 3. Практическая часть. Проблемы бедности в странах ЦВЕ и

в России

Большая часть постсоциалистического пространства вот уже 15 лет двигается к рыночной экономике. До настоящего времени приоритетными остаются приватизация, развитие рыночной инфраструктуры, интеграция в мировое экономическое сообщество. Параллельно идет углубление материального  неравенства  среди  населения, абсолютное и относительное увеличение бедности.

Макроэкономическая стабилизация во многих  странах  Центральной  и  Восточной  Европы  (ЦВЕ) произошла довольно рано, но ее условия и темпы при некотором сходстве имели  свои особенности в каждой стране. Например, в Словении и Чехии положительная динамика ВВП и реальной заработной платы началась в одно и то же время - с 1993 г., в Венгрии и Словакии – с 1994 г. В Польше прирост ВВП наблюдался с 1992 г., а реальной заработной платы - с 1994 г.  Польша стала первой в данной группе стран, где дореформенный объем ВВП был превышен уже  в 1996 г., реальная же заработная плата преодолела этот рубеж лишь в 1999 г. В Чехии, наоборот, реальная оплата достигла и превысила дореформенный уровень в 1996 г., а ВВП – только в 2000 г.

В целом за все  годы трансформации в 2003 г. ВВП по сравнению с 1989 г. увеличился в Польше (на 35%), Словении (24%), Венгрии (15%), Словакии (15%), Чехии (8%). Реальная заработная плата за этот период превзошла  дореформенный уровень только в трех странах - Чехии  (на 34%), Польше (18%) и Венгрии (10%). В Словении, где абсолютный ее размер самый высокий по сравнению с остальными странами переходной экономики,  ее реальный уровень пока ниже, чем в 1989 г., из-за более высокой инфляции в начале реформ, что сказалось на последующей динамике. В Болгарии и Румынии, дважды переживших в эти годы экономический кризис, оба показателя заметно ниже дореформенного уровня: ВВП - соответственно 83 и 90%, а реальная заработная плата-53 и 84%.

В России эти показатели одинаково отстают от уровня 1989 г., составив в 2003 г. 70 и 68% соответственно, что намного ниже, чем в странах ЦВЕ. Их положительная динамика началась значительно позже - соответственно с 1999 и 2000 гг. Одно это свидетельствует о том, что рыночные преобразования проходят у нас с большими трудностями, а условия жизни людей заметно хуже, чем в странах ЦВЕ.

Процесс либерализации цен на потребительском рынке проходил по-разному в данной группе стран, но к настоящему времени он также почти везде стабилизировался, и уровень инфляции в 2003 г. колебался в пределах 1-6%, кроме Румынии, где он достиг 15%. В России рост цен - 12% - был немного ниже, чем в Румынии, но существенно выше, чем в других странах ЦВЕ.

Различие условий и методов проведения рыночных реформ сказывается и на таком показателе, как уровень бедности. Для ее определения существуют два подхода - на основе национальной и  международной методики. Первый включает верхнюю и нижнюю границы бедности - социальный и прожиточный минимумы. В большинстве стран ЦВЕ используется первый из них. Существенную роль в различии масштабов бедности играют и  неодинаковый стандарт уровня жизни, сложившийся исторически, и несходство систем социальной  защиты населения в первые годы преобразований. Исходя из этого, сравнение уровня бедности по  странам  весьма относительно. К тому же систематические данные  о нем как в России, в странах ЦВЕ не публикуются.

Таблица 1.  ВВП  и реальная заработная плата (1989 г. = 100),%


ВВП

Зарплата

1995

2000

2003

1995

2000

2003

Россия

56

59

70

46

44

68

Болгария

76

73

83

51

49

53

Венгрия

86

105

115

78

84

110

Латвия

55

71

81

57

68

75

56

66

74

34

44

50

Польша

99

127

135

74

110

118

Румыния

85

77

90

79

72

84

Словакия

84

102

115

76

81

85

Словения

93

115

124

76

87

93

Чехия

93

99

105

96

114

136

Эстония

66

84

93

54

70

78

 

Самая низкая доля бедных на протяжении всех лет трансформации наблюдается в  Словении и Чехии (примерно 5%), где и до реформ уровень жизни был самый высокий среди стран ЦВЕ. В Польше в конце 90-х годов показатель бедности достигал 12-13%, в Венгрии - 17-20%. В России в тот же период доля бедных составляла 28%. Учитывая, что у нас она измеряется на основе прожиточного минимума, по сравнению со странами ЦВЕ фиксируемая статистикой доля бедных гораздо больше. По данным Всемирного банка, в 2003 г. доходы ниже прожиточного уровня в России имело 40% населения и она заняла по этому показателю 52-е место (по регрессивной шкале) из 175, уступив и некоторым странам СНГ (Белоруссии, Украине, Казахстану).

В новом  столетии  показатели бедности по странам стали более дифференцированными, что также явилось следствием  разных  подходов к проведению реформ. Так, в Венгрии в 2000 г. ниже черты бедности жило 8% населения, тогда как в 1993 г. - 25%. В Болгарии доля бедных за время реформ, наоборот, выросла  и в 2000 г. Достигла 36%4. Правда, по последним данным национальной статистики, уровень бедности там в 2003 г. составил только 14% (при прожиточном минимуме 102 лева в месяц).

Согласно международной методике, границей бедности в Европе считается сумма менее двух долларов на человека в день (по паритету покупательной способности  национальных валют). Именно она используется Всемирным банком для международных сравнений. Согласно подсчетам по этой методике, в Венгрии в 1993 г. бедность составляла не 25%, а 11%. Показатели для Польши и России также были меньше рассчитанных национальной статистикой, в Румынии и Чехии картина была обратная.

Социологические исследования проблем бедности, проведенные Йельским университетом в разные годы, показывают, что в  2000 г. по сравнению с 1988 г. большинство (от 55 до 85%) граждан, опрошенных в пяти странах ЦВЕ - Болгарии, Венгрии, Польше, Румынии, Словакии, а также в России, жили "хуже" или "намного хуже", чем до реформ. Масштаб крайней бедности также сильно вырос - с 5 до 15%. Результаты сравнения исследований 2000 г. с 1993 г. были несколько иными. Это связано с тем, что годы реформ по-разному протекали в отдельных странах. Например, в Венгрии в  1993 г. считали, что их уровень жизни снизился, 62% опрошенных, а в 2000 г. таких было 57%.  В  Болгарии об  этом  заявили соответственно 69 и 84% опрошенных.

Существенное воздействие  на  расширение масштабов бедности в исследуемых странах оказала безработица - новое для них явление. До сих пор она остается главной социальной проблемой, хотя и разной степени остроты. Ее уровень (по методике МОТ) колеблется от  6% в Венгрии и Словении  до 17-19%  в  Болгарии, Словакии, Польше. В Чехии она составляет примерно 8%. Такой же ее  уровень в последние годы наблюдается и в России. Чуть меньше он (7%) в Румынии. Особое беспокойство вызывает безработица среди молодежи (от 15 до 24 лет), во многих странах вдвое превышающая общий  уровень. Довольно тяжелая ситуация сложилась  в Болгарии, Польше, Словакии, где без работы каждый третий молодой человек. Лишь в Венгрии безработица среди молодых  граждан меньше, чем в среднем по странам Европейского союза.

Одна из причин роста бедности – низкий уровень жизни  пенсионеров,  составляющих  значительную часть (от 22 до 30%) населения во всех странах. Конечно, правительства принимают меры по их социальной защите, но их пока недостаточно для обеспечения достойных условий жизни пожилых людей и инвалидов. Только в  Чехии пенсии по  возрасту достигли  и превысили дореформенный уровень. Везде средний размер пенсий ниже, чем в странах ЕС-15.  Больше всех отстают Румыния и Болгария,  где национальные показатели составляют соответственно 27 и 24% среднего уровня стран ЕС. Ближе всего к западноевропейским размерам пенсий Словения (71%), затем следуют Чехия (58%), Венгрия (52%), Словакия (48%) и Польша (39%). Отставание в значительной степени объясняется низким уровнем коэффициента  замещения заработной платы, имеющего во многих странах со второй половины 90-х годов тенденцию к уменьшению, особенно заметную в России (табл. 2).  Этот показатель везде ниже норм, установленных Всемирной торговой организацией, в соответствии с которыми он должен быть не  менее 50%.

Рост материального неравенства среди населения в странах ЦВЕ и России характеризуется повышением коэффициента Джини. Накануне реформ его величина была довольно низкой и мало   различалась по странам. В 1987-1990 гг. наименьший показатель отмечался в Чехии, где он был равен 0.19, самый высокий в Польше -  0.28. В России он  достигал 0.26. В ходе реформ дифференциация в размерах доходов везде стала увеличиваться,  и  наименьший  коэффициент среди стран ЦВЕ в 2001 г. составил 0.24 (Чехия). Выше, чем в сопредельных странах, он стал в Румынии - 0.35. Но более  всего расслоение  населения по уровню доходов проходило в нашей стране. Коэффициент Джини в среднем за 1999-2003 гг. составлял 0.398  . В распределении заработной платы данный показатель во всех странах еще выше.

Несмотря на заметные издержки в социальной сфере стран ЦВЕ в ходе трансформации, между разными видами доходов населения и границей бедности там сложились более приемлемые соотношения,  чем в России. Так, минимальная  заработная  плата в Румынии, Словакии и Чехии в 1990 г. составляла более половины среднемесячной, в Болгарии - 44%, Венгрии - 37 и в Польше - 21%. В последующие годы во всех странах, кроме Польши,  разрыв между минимальной и средней заработной платой начал увеличиваться и продолжал расти до конца столетия. В  1999 г. В большинстве из них это соотношение было равно примерно 1/3, только в Польше  оно достигло 40%.

Ныне минимальная заработная плата составляет более 40% от средней в Венгрии и Польше, и  около 40% - в Болгарии и Словакии. Таким образом, везде  наблюдается  сокращение  разрыва  между этими двумя показателями оплаты труда, большее соответствие его европейским  стандартам. Аналогичным образом меняются и соотношения показателей бедности. Так, в Венгрии величина установленного бюджета прожиточного минимума по сравнению со средней суммой доходов домашних хозяйств разных типов составляет от 65% (хозяйства с двумя работниками и тремя  детьми) до 98% (одиночные хозяйства). В Венгрии среднедушевой прожиточный минимум установленный для хозяйств пенсионеров, равен 75-90% дохода в зависимости от размера домохозяйства. В Чехии прожиточный минимум в бедных домохозяйствах практически совпадает с их доходом. Все  это также вполне соответствует международным стандартам.

Сокращением масштабов бедности озабочены и международные организации, и правительства каждой страны. Направления в решении данной задачи везде идентичны, и основные из них сводятся к увеличению занятости трудоспособного  населения, повышению  уровня  доходов, развитию и совершенствованию систем социальной защиты малообеспеченных и т.п. Успехи в этой области зависят от многих факторов, но  в первую очередь от темпов и эффективности развития реального сектора экономики.

  Таблица 2.  Коэффициент замещения (отношение среднемесячной пенсии к среднемесячной заработной плате), %


1995

2000

2003

Россия

51

37

30

Болгария

31

38

39

Венгрия

41

38

37

Латвия

33

38

33

Литва


33

29

Польша

52

43

46

Румыния

42

33

29

Словакия

42

44

42

Словения

48

43

41

Чехия

45

45

41

Этония

25

28

25


В России проблемы  бедности стоят острее, чем в государствах Центрально-восточного региона. Однако их решению на всем протяжении реформ уделялось мало внимания, да и носило оно поверхностный характер. Наконец, в 2004 г. перед правительством была поставлена задача  в ближайшие  несколько  лет  заметно сократить число бедных и повысить благосостояние населения. Но насколько реально ее выполнение в столь короткие сроки? В настоящее время доходы чуть  ли не половины жителей меньше средних по стране. Об  этом свидетельствуют данные о распределении населения по уровню среднедушевых доходов.

При явном снижении доли лиц с низкими доходами и перемещении их в группы более высокого уровня неизменным остается тот факт, что из года в год у большинства людей доход ниже среднего по стране (в 1999-2003 гг. таких было 2/3). В то же время доля имеющих самые высокие доходы резко возрастала. Например, в  2003 г. при среднем показателе по стране 5  тыс. руб. доля лиц с месячным доходом 7 тыс. руб. и выше составила 22%, а уже в январе-сентябре 2004 г. их стало 27%  при среднем уровне дохода 6 тыс. руб. В результате разрыв в  доходах между богатейшими и беднейшими 10%-ными группами населения на протяжении последних четырех лет при небольших колебаниях был на уровне 14 раз, а в январе-сентябре  2004 г. увеличился до  15 раз, коэффициент Джини повысился до 0.408 (0.400-0.398 в 1999-2003 гг.).

Таблица 3. Распределение населения России по величине среднедушевых денежных доходов, % ко всему населению


1999

2000

2001

2001

2003

2004(1 полугодие)

Величина среднедушевого денежного месячного дохода, руб.

1663

2288

3075

3964

5142

5591

Имеющие доход меньше 1600 руб. в месяц

61.0

43,7

30,3

29,0

9,8

8,5

1661 –2000 руб.

12,1

12,7

11,3

9,5

8,5

7,6

2001 – 3000 руб.

15,9

20,7

21,7

21,0

17,8

16.4

3001 – 4500 руб.

7,7

13,6

18,1

20.9

15,2

14,6

Свыше 4500 руб.

3,3

9,3

18,6

28,6



4501 – 5000 руб.





11,8

11,7

Свыше 5000 руб.





36,9

41,2


 В эти годы группировка людей по уровню доходов была несколько иной: до 1500 руб. в месяц, 1501—2000, 2001—3000, 3001—4000, 4001-5000, свыше 5000 руб.

Таблица 4. Распределение работников по размеру начисленной заработной платы, % к общей численности


Октябрь 1999

Апрель 2000

Апрель 2001

Апрель 2002

Средняя начисленная заработная плата, руб. в месяц

1717

2038

2994

3921

Имеющие заплату:





До 1400

54,8

47,1

39,7

23,1

1401 – 1800

10,5

10,0

10,0

8,4

1801 – 2200

7,8

8,4

8,4

8,0

2201 – 2600

6,0

6,7

6,9

7,5

2601 – 3000

4,4

5,2

5,6

6,8

3001 – 3400

3,3

4,1

4,6

6,0

3401 – 4200

4,3

5,5

6,6

9,2

4201 – 5000

2,7

3,5

4,6

7,0

Свыше 5000

6,2

8,8

13,6

24,0


В докладе Всемирного банка, изданном в 1996 г., подчеркивалось, что  чрезмерная дифференциаия доходов может подрывать социально-политическую стабильность, снижать уровень инвестиций и экономический рост. По данным ВБ, соотношение доходов 20% богатейших граждан и 20% беднейших составляло в России 12.2 раза, в то время как в Словакии - 2.6, Венгрии и Чехии - 3.5, Польше – 5.1, Словении - 5.9 раза.

Рост дифференции доходов происходил главным образом в сфере труда. Данные о распределении работников по уровню оплаты труда свидетельствуют, что в 1999-2003 гг. заработную плату,  совпадающую со средней по  стране или меньшую, получали примерно 60-65% работников, а в 2001-2002 гг. - 70%. По данным обследования, проведенного Росстатом в апреле 2004 г., у каждого  третьего  работника заработная плата была в два  с лишним  раза  меньше  средней по стране10. Таким образом перекос здесь выше, чем в общих доходах населения, и имеет тенденцию к увеличению.

В 2002 г.  коэффициент Джини составил 0.477, а децильный разрыв заработной платы был равен 30.5 раза (вдвое выше общего разрыва по доходам). Наибольший уровень разрыва отмечался банковской  сфере - 41 раз, наименьший - в жилищно-коммунальном  хозяйстве, здравоохранении, образовании-12.8-13.5 раза. В других сферах деятельности он колебался от 20-кратного в науке, культуре и искусстве до  30-кратного в сельском хозяйстве. В промышленности в целом он составил 21, различаясь по отдельным отраслям.

Таблица 5. Индекс потребительских цен, % к предыдущему году


1995

1997

1999

2000

2001

2002

2003

Россия

231

111

137

120

119

115

112

Болгария

162

1158

101

110

107

106

102

Венгрия

129

118

110

110

109

105

105

Латвия

125

109

102

103

103

102

103

Литва

140

109

101

101

101

100

99

Польша

128

115

107

110

106

102

101

Румыния

132

255

146

146

135

123

115

Словакия

110

106

111

112

108

103

109

Словения

114

108

106

109

108

108

106

Чехия

109

108

102

104

105

102

100

Эстония

129

111

104

104

106

104

101


Из табл. 4 следует также, что, несмотря на постоянное уменьшение числа работников с оплатой до 1.4 тыс. руб. в месяц, доля их остается значительной и почти равной доле работников с заработной платой 5 тыс. руб. и больше. Если доля последних в эти годы выросла в четыре раза, то доля первых уменьшилась только в 2.4 раза. Более детальная группировка работников по уровню начисленной заработной платы свидетельствует, что в 1999-2001 гг. наибольшую часть составляли работники с оплатой труда  1-1.4 тыс. (14 и 11% соответственно) и 1.4-1.8 тыс. руб. (11 и 10%). В 2002 г. на каждую из этих групп приходилось по 8.4%. Быстрее всего увеличивались группы работников с оплатой свыше 5 тыс. руб.

Имеется довольно много причин, объясняющих столь резкие отраслевые различия в уровне заработной платы, но все они носят субъективный характер  и в основе их лежат большие изъяны в политике оплаты труда. Начинаются они с низкой доли заработной  платы в ВВП. В 2003 г. она составляла 46% и увеличилась на шесть пунктов по сравнению с 2000 г., но лишь на 1 пункт по сравнению  с  1995  г. Так что положительный сдвиг не очень значителен. Этот показатель у нас меньше, чем во многих странах ЦВЕ и Западной Европы, где он достигает 50% и более.

В международном рейтинге по данному показателю Россия занимает 64-е место12. При советской власти это в какой-то мере компенсировалось наличием общественных фондов потребления. Теперь их почти нет, цены на все товары и услуги непомерно выросли. Заработная плата и пенсия отстают от роста стоимости жизни. Их абсолютные размеры у основной части граждан остаются низкими – в два с лишним раза меньше, чем в странах, заметно продвинувшихся по пути трансформации.

Реформа, готовившаяся в 2002 г. и предусматривавшая  замену единой тарифной сетки системой оплаты труда по отраслевому признаку, так и не состоялась. Проводятся только меры по повышению минимальной оплаты труда и индексации пенсий. Без заметных сдвигов в размерах доходов большинства  населения сокращение бедности выглядит нереалистично. Замена льгот денежными выплатами вряд ли решит такую сложную задачу. Бедными у нас считаются те, чьи доходы ниже прожиточного минимума. В 2003 г. их насчитывалось 29. млн., или 20% всего населения13. За годы экономической трансформации (с 1992 г.), согласно официальным данным, эти показатели составили в среднем соответственно 37.5 млн. - 24.6% населения, то есть изменились очень мало. По данным же обследования домашних хозяйств в I квартале 2004 г., доля бедных была существенно выше - 32%, (в том числе в городской местности - 28, в сельской - 44%). В эту категорию попали 47% домохозяйств с детьми до 16 лет, в том числе 75% с тремя и более детьми

Таблица 6. Соотношение средних доходов населения и стоимости прожиточного минимума в России, руб.


1995

2000

2001

2002

2003

2004 (1 полугодие

Среднедушевые доходы в месяц

516 тыс.

2288

3075

3964

5142

5591

Стоимость прожиточного минимума

264 тыс.

1210

1500

1808

2112

2328

Отношение среднепрожиточного минимума к среднедушевым доходам, %

49,5

52,9

48,8

45,6

41,1

41,6

Среджнемесячная начисленная зарплата

2223

3240

4360

5509

6407

Прожиточный минимум лиц трудоспособного возраста в месяц

297 тыс.

1320

1629

1967

2304

2588

Отношение прожиточного минимума к средней зарплате, %

61,7

59,4

50,3

45,1

41,8

40,0

Среднемесячная начисленная пенсия

188 тыс.

694

1024

1379

1637

1827

Прожиточный минимум пенсионеров в месяц

186 тыс.

909

1144

1379

1605

1793

Отношение прожиточного минимума к средней пенсии, %

99,0

131

112

100

98

98


К 2007 г. число бедных граждан, по расчетам правительства, должно снизиться вдвое. Но, во-первых, если это нельзя было сделать за истекшие двенадцать лет, то вряд ли получится за три-четыре года. Дело не только в том, что по меньшей мере 1/5 населения бедствует, но и в том, что акая  ситуация сохраняется столь  длительное время. Это первое сомнение. Второе связано с определением бедности. Как известно, из двух границ бедности у нас применяется нижняя - прожиточный (физиологический)  минимум.  Он представляет собой, согласно закону "О прожиточном минимуме в Российской Федерации" от 1997 г., "стоимостную оценку потребительской корзины, а также обязательные платежи и сборы.  Потребительская корзина включает минимальные наборы продуктов питания, непродовольственных товаров и  услуг, необходимых для  сохранения здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности". Впервые он был рассчитан в 1992 г. и отличался большой скудостью, прежде  всего в составе продовольственной корзины. Хотя суточная калорийность питания соответствовала существующему стандарту, достигалось это в основном за счет углеводов (хлеба, картофеля, круп и т.п.).

Структура набора была следующей: продольствие - 68.3%, промышленные товары - 19.1,  услуги - 7.2, налоги - 5%. Позднее в него вносились изменения, в результате которых продовольственная корзина в 1999 г. была несколько скорректирована и ее доля уменьшилась при увеличении доли непродовольственных товаров и услуг. Несмотря на некоторое улучшение, набор, по меткому выражению  известного   экономиста Н. Римашевской, по-прежнему остается "очень тощим"17. Это позволяет считать, что фактическое число бедных у нас намного больше. В соответствии с законом в очередной раз потребительская корзина должна быть  пересмотрена в нынешнем году. В новом уже подготовленном варианте ее стоимость (в сопоставимых ценах) увеличена на 11—12%. В связи с заменой льгот денежными выплатами, видимо, дополнительно будет несколько расширен состав платных услуг.

По стандартам, принятым в Западной Европе, критерием бедности считается доход, составляющий 2/3 среднедушевого в  стране. В России в 1992-1997 гг. прожиточный минимум в  среднем составлял менее половины среднедушевого дохода. К 2000 г. это соотношение несколько  повысилось и достигло 53%, но затем снова стало снижаться (табл. 6). Этот нежелательный сдвиг, характерный для всех возрастных групп жителей, был особенно заметен в первые четыре года нового века несмотря на положительную динамику реальных доходов населения.

Парадоксально  складывалось  соотношение между  стоимостью прожиточного минимума и минимальными доходами. В 2000 г. Прожиточный минимум превышал  минимальную заработную плату в 16 раз против трех в 1992 г. К 2003 г. разница между ними сократилась до пяти раз, но в 2004 г. вновь появилась тенденция к ее увеличению. Правда, соотношение соответствующих показателей для пенсионеров уменьшилось с 8.4 в 2000 г. до 3.4 раза в 2003 г. (но в 1992 г. - 1.2 раза).

Заключение

Такая ситуация в России объясняется увеличивающейся неравномерностью роста доходов в отраслевом, региональном,  возрастном  и профессиональном должностном разрезе. Число очень богатых у нас увеличивается гораздо быстрее, чем число людей со средними и приемлемо высокими доходами. Это искажает фиксируемый статистикой уровень реальных доходов (в отношении большинства населения). Существенный разрыв в размерах оплаты труда и общих доходах населения России, их чрезвычайно низкий  минимальный гарантированный  уровень приводят к нелепым соотношениям между минимальной заработной платой, прожиточным минимумом и средними размерами доходов. Так, в 2003  г. минимальная оплата труда составляла 8% средней по  стране (в  1990 г. - 23%, в 1998-2002 г. - 6%) и 23% стоимости прожиточного минимума (1990 г. - 37%). Базовая часть трудовой пенсии была равна 32% средней начисленной пенсии и превышала минимальную заработную плату на 7%. Минимальные социальные гарантии логически никак не сообразуются между собой и со средними размерами доходов - и так на протяжении всех лет реформ.  Изменить положение можно лишь при наведении порядка в оплате труда и создании  объективных и логичных пропорций между всеми параметрами доходов населения.

Мировая практика показывает, что такая корректировка вполне возможна.  В  европейских странах с развитой рыночной экономикой размер минимальной оплаты труда обычно устанавливается на уровне 35-40% средней по стране и выше прожиточного  минимума на 10-15%. Исходя из  этого, минимальная  заработная плата  у  нас в 2003 г.  должна была  бы  равняться примерно 2 тыс. руб.,  а ее действительная величина  составила только 450 руб. В начале 2004 г. минимальная заработная плата была повышена до 600 руб., но это нисколько не повлияло на ее соотношение со средней по стране. С января 2005 г. она увеличилась до 720 руб., а с сентября поднимается до 800 руб. Но вряд ли это поможет уменьшить разрыв  между  фактической и гарантируемой оплатой труда. К тому же гарантированная оплата никак не сообразуется с прожиточным минимумом, превышающим ее более чем в четыре раза.   Многие наши законодатели добиваются повышения минимальной оплаты труда до прожиточного минимума. При всей правомерности и важности такой постановки вопроса логичнее и правильнее все же подтягивать ее к среднему уровню оплаты труда, поскольку именно этот уровень характеризует основной вид доходов населения, а прожиточный  минимум  служит  измерителем уровня бедности и основой социальной защиты определенных групп населения. Его соотношение с минимальной заработной  платой  вторично. Кроме того, состав потребительской корзины пересматривается лишь один раз в пять лет и основным фактором  увеличения ее стоимости является инфляция, а не  расширение состава и повышение мизерных норм потребления, заложенных в этот бюджет. Возникшая  в  ходе  трансформации высокая дифференциация уровней доходов явилась одной из главных причин нарастания бедности. В 2002 г. 34% участников выборочного обследования  потребительских  ожиданий населения России оценили свое материальное положение как плохое. По сравнению с 2000 г. их число уменьшилось, но осталось  слишком большим, чтобы можно было изменить положение за короткое время, обычно называемое в правительственных декларациях. Задачу сокращения числа лиц, имеющих доходы  ниже прожиточного минимума, можно рассматривать лишь как начало борьбы  с бедностью. Для решения проблемы в целом необходима общегосударственная долгосрочная программа, а ее пока нет. Более того, в 2001 г. тогдашний премьер М. Касьянов назвал разработку соответствующего документа нецелесообразным. Борьбу с бедностью необходимо начинать с разработки системы оплаты труда,  адекватной рыночной экономике и стимулирующей работников к повышению производительности труда и более добросовестному выполнению своих обязанностей. Прежде всего это относится к работникам бюджетной сферы, особенно образования, здравоохранения, культуры, искусства, где трудятся  около 20% всех занятых в российской экономике. Сейчас оплата труда в этих отраслях составляет  74-66% средней заработной  платы во всей экономике и 56-63% - средней заработной платы в промышленности.

В политике оплаты труда главное  внимание должно быть направлено не только на увеличение ее размеров, но и на сокращение децильного разрыва до приемлемого уровня (5-6 раз). Не соответствует необходимым требованиям и коэффициент замещения, который нуждается в повышении. В 2003  г. средняя пенсия составила всего 30% средней заработной платы (2002 г. - 34%), что практически сводит на нет усилия по улучшению материального положения пенсионеров. Положительную динамику показателей доходов населения в последние четыре года нельзя пока воспринимать  слишком  оптимистично, поскольку она отражает процесс восстановления уровня жизни, резко упавшего в первые годы реформ. В 2003 г. по сравнению с 1991 г. Реальные доходы населения составили 70%, реальная заработная плата - 75, реальная пенсия - 64% (объем ВВП - лишь 79% от 1991 гг.). Эти показатели заметно хуже, чем в странах ЦВЕ, где их положительная динамика началась раньше, а в некоторых из них дореформенный уровень уже превышен. Не соответствуют рыночным условиям и многие виды социальной поддержки, установленные задолго до начала реформ и применяемые до сих пор из-за нехватки ресурсов  бюджета. В  значительной мере это связано с уменьшением размеров фонда социального страхования, формируемого путем отчислений из фонда оплаты труда.

Программа борьбы с  бедностью должна не только включать конкретные меры, способствующие поэтапному уменьшению числа жителей с доходами ниже бюджета прожиточного минимума, но и предусматривать повышение  порога бедности путем  дальнейшего наполнения этого бюджета товарами и услугами и постепенного перехода к верхней границе бедности - не физиологическому, а социальному минимуму. Правда, это снова приведет к увеличению числа бедных, но уже от более высокой ступени минимального потребления.  Реальной борьба с бедностью может быть только в случае решения поставленной президентом В. Путиным задачи устойчивого роста ВВП России. В ближайшей перспективе темпы развития намечаются довольно скромными. В 2007 г. по сравнению с 2002 г. ВВП должен увеличиться на 40%, чуть больше должен быть прирост промышленной продукции (44%). Практически не изменятся масштабы общей безработицы. Нынешняя ситуация в основном сохранится и на внутреннем рынке, где  доля отечественной продовольственной продукции во всем объеме продаж составит не более 66-68% и только к 2010 г. может повыситься до 70%. В целом необходимо усилить социальную ориентированность развития новой рыночной экономики России. Без этого даже при удвоении ВВП успешное движение к устранению бедности вряд ли возможно.

Список литературы


Научные издания:

1. Жеребин В.М. Уровень жизни населения: основные категории, характеристики, методы и оценки. – М., 2002. – 592 с.

2. Львов Д.С. Развитие экономики России и задачи экономической науки. – М., 2001. – 79 с.

 

Учебники и учебные пособия:

3. Войтов А.Г. Экономика. Общий курс. (Фундаментальная теория экономики): Учебник. – 9-е изд., перераб. и доп. – М., 2006. – с. 304-327.

4. Макконнелл К.Р. Экономикс: принципы, проблемы и политика. – М., 2003. – с. 765-787, 870-906.

5. Мэнкью Н. Грегори. Принципы экономикс. – Спб., 1999. – с. 426-445, 495-508.

6. Радаев В.В. Экономическая социология: курс лекций. – М., 2000. –  с. 223-236, 307-342.

7. Самуэльсон П.А. Основания экономического анализа. Спб., 2002. –  с. 205-256.

8. Самуэльсон П.А. Экономика, т. 1. – М., 1994. – с. 95-129.

9. Самуэльсон П.А. Экономика, т. 2. – М., 1994. – с. 356-377.

10. Экономическая теория (экономика) / Под ред. В.И. Видянина, Г.П. Журавлёвой. – М., 1999. –  с. 349-358.

11. Экономическая теория / Под ред. А.И. Добрынина, Л.С. Тарасевича, 3-е изд. – Спб., 2004. – с. 446-460.

Периодические издания:

12. А.А. Френкель. Прогноз развития экономики России на 2005-2006 гг. // Вопросы статистики. – № 12, 2005. –с. 90-91.

13. В. Бобков. Дифференциация благосостояния // Экономист. – № 6, 2005. – с. 54-67.

14. В. Бобков. Уменьшение бедности: к разработке национальной программы // Человек и труд. – № 5, 2005. – с. 59-64.

15. В. Бобков. Уменьшение бедности: к разработке национальной программы // Человек и труд. – № 8, 2005. – с. 14-19

16. В. Шарин. Можно ли прекратить воспроизводство бедности? // Человек и труд. – № 7, 2005. – с. 25-27.

17. Л. Лучкина. Проблемы бедности в странах ЦВЕ и в России // Мировая экономика и международные отношения. – № 5, 2005. – с. 71-78.

18.  М. Байгереев. Как выйти из порочного круга «экономики бедности»? // Человек и труд. – № 11,2003. – с. 54-59.

Похожие работы на - Экономика домашнего хозяйства и окружающего социума

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!