Нравственно–богословские аспекты тестовой диагностики психических проявлений личности

  • Вид работы:
    Дипломная (ВКР)
  • Предмет:
    Психология
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    303,01 kb
  • Опубликовано:
    2010-09-15
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Нравственно–богословские аспекты тестовой диагностики психических проявлений личности

ГЛАВА III.  Некоторые аспекты практической применимости тестовой Методики

оценки делового потенциала человека

3.1.  Характеристика индивидуально–психологических особенностей

человека, использованных в методике оценки делового потенциала, в

логике взглядов святителя Феофана Затворника на взаимодействие

сил и частей человеческой природы

«В каждой личности, – указывает архимандрит Киприан (Керн), – дейст-вуют, по психологической терминологии: фенотип, биотип и генотип. Человек поэтому представляется как некий запутанный узел, как некая сложная ткань, сотканная из многих и часто противоречивых данных, которые и не позволяют делать поспешные и упрощенные обобщения»[1]. Естественно, осознавая некоторую двоякость трактовок при прямом переносе психологической терминологии в христианскую антропологию, архимандрит Киприан понимает под фенотипом то, что человек представляет сам по себе – его личностное содержание, дарования, его так сказать «ипостасные особенности», под биотипом – проявление результатов социального воздействия на человека, под генотипом – власть наследственности, «голос крови и предков».

В светской психологической науке принято достаточно устоявшееся мнение о том, что:

§ общая психология изучает всю совокупность свойств человека, включая и биологически детерминированные, которые обусловливают социально значимое поведение и деятельность личности;

§ для социологии личность выступает в деиндивидуализированном, деперсонифицированном виде как представитель определенной социальной группы, как элемент общественной системы, как носитель той или иной социальной роли;

§ социальная психология рассматривает личность, прежде всего, в контексте всех разнообразных социальных связей и включенности в различные со-циальные группы как на макроуровне, так и на уровне малых групп.

Указанная дифференциация сфер интересов в изучении личности в секулярной психологии, естественно, носит довольно условный характер. По крайней мере, операциональной специализации наук это не мешает, а наоборот, может служить ярким примером, подтверждающим слова архимандрита Киприана о том, что «говорить о психологических или нравственных типах можно только очень осторожно и со многими оговорками»[2].

Для нас важно и другое следствие из сказанного о предметах исследования – это целесообразность использования в нашей работе понятийного аппарата, как социальной психологии, так и общепсихологической терминологии.

Ранее, в главе I, мы уже указывали на то, что исходя из взглядов святых отцов на природу человеческого «я», характер взаимодействия сил и частей человеческой природы может быть приблизительно описан только в рамках мно-гоуровневой системы, т.н. элементы которой имеют сложный характер обратных связей. Кроме того, мы сделали предварительный вывод и о том, что для описания психических проявлений личности возможно использование феноменологической части материалистической психологии и в особенности результатов, достигнутых в области описания личности через призму системы отношений.

Однако необходимо заметить, что для продуктивной сравнительной характеристики взглядов святых отцов Церкви, в т.ч. и свт. Феофана Затворника, на взаимодействие сил и частей человеческой природы с секулярным психологическим подходом к системе индивидуально–психологических особенностей человека, в т.ч. в логике психологии отношений, необходимо, чтобы последняя позволяла давать характеристики разных планов психики как многоуровневой системы, в т.ч. и разных порядков ее свойств.

Для уяснения этой возможности кратко остановимся на рассмотрении через

призму психологии отношений взглядов ряда отечественных психологов, внес-ших неоспоримый научный вклад в развитие секулярной психологии личности.

Основоположником отечественной, как и в принципе мировой психологии отношений, является А.Ф. Лазурский, по мнению которого, отношения есть си-стемообразующий фактор при описании личности.

В развитие идей А.Ф. Лазурского В.Н. Мясищев показал, что психологические отношения составляют системообразующее качество в описании свойств личности и «в наибольшей степени характеризуют личность каждого человека ... в действительности составляют ядро личности»[3]. По мнению В.Н. Мясищева в развитом виде отношения, представляют целостную систему индивидуальных, избирательных, сознательных связей с различными сторонами объективной действительности. При этом сама система отношений составляет сложнейшее многоуровневое динамическое образование, следовательно, исследуя отно-шения, можно понять познавательные, волевые, эмоциональные процессы, тем-перамент, способности и характер человека. Этот вывод для нас крайне важен, т.к. в рассматриваемой нами методике оценки делового потенциала индивидуа-льно–психологические особенности человека «замеряются» именно через систему отношений: к себе, к людям, к делу, к социальным и материальным условиям бытия.

Значительный вклад в развитие психологии отношений, в т.ч. и в области ее применения к разработке социально–психологических аспектов описания личности, внес Б.Ф. Ломов. По мнению Б.Ф. Ломова, направленность выступает как системообразующее свойство при оценке личности, определяющее ее психологический склад. Кроме того, ученый считает, что для раскрытия объективного основания психических свойств личности необходим анализ отношения в системе «индивид – общество», в качестве основания которой выступают общественные отношения.

Для нас особое значение имеют идеи Б.Ф. Ломова о субъективных отношениях, которые, по мнению Б.Ф. Ломова,  являются  интегральными  свойствами

личности, «выступают в роли своего рода "костяка" субъективного мира личности»[4]. Эти отношения отражают то, как личность относится не только к другим людям, но и к труду, собственности, политическим событиям и т. п. Причем, отношения ко всем этим сферам действительности опосредуются именно системой отношений к людям.

Детальная и развернутая характеристика структуры психологического описания личности приведена в работе К. К. Платонова «Структура и развитие личности»[5]. Свою концепцию ученый назвал психологической концепцией динамической, функциональной структуры личности. Центральными в этой концепции являются такие понятия как личность, психологическая структура, динамическая структура, элементы структуры, подструктуры, иерархия подструктур, свойства личности, сознание, деятельность. К.К. Платонов выделил в описании личности четыре подструктуры.

Первая подструктура – это направленность личности. Она включает убеждения, мировоззрение, идеалы, стремления, интересы, желания и формируется подструктура, в процессе воспитания. Вторая подструктура – опыт. Ее составляющими являются привычки, умения, навыки, знания. Она формируется в процессе обучения. Третья подструктура – индивидуальные особенности отдельных психических процессов, ставших свойствами личности. Сюда относятся: воля, чувства, восприятие, мышление, ощущения, эмоции, память. Формируется эта подструктура, по мнению К.К. Платонова, упражнениями. Четвертая подструктура – биопсихические свойства. В нее входят: темперамент, половые, возрастные свойства. Формируется она, по мнению ученого, путем тренировки.

Как видно из описанных выше взглядов, доля социального снижается от первой к четвертой подструктуре. Соответственно, от четвертой к первой подструктуре возрастает значимость социальных и социально–психологических свойств личности.

При некоторой формальности логической привязанности разных процессов,

свойств и состояний к подструктурам личности, важной представляется мысль К.К. Платонова о том, что эти подструктуры нерядоположны, что они сами постоянно развиваются, и соотношение между ними также изменяется в процессе исторического развития человека и индивидуального развития личности.

Разработанные в школе Д.Н. Узнадзе идеи в области социально–психоло-гических проблем описания личности с позиций теории установки послужили для В.А. Ядова отправными моментами в созданной им диспозиционной концепции регуляции поведения личности. Характеристика иерархической системы диспозиций занимает центральное место в концепции В.А. Ядова. Он выделил четыре уровня этой иерархии. Эти уровни друг от друга отличаются разным составом условий деятельности, потребностей, установок и различным  соотношением в них этих элементов. Диспозиционная система описания личности функционирует как целостное образование, в котором представлены разные элементы этой системы (когнитивный, эмоциональный и поведенческий) и разные ее уровни от фиксированных установок до ценностных ориентации. Она регулирует целесообразное целостное поведение личности.

По нашему мнению, прорывным моментом в развитии взглядов социальной психологии на проблему описания личности явилось внедрение комплексного подхода, сформулированного и реализованного Б.Г. Ананьевым, а также идеи системного подхода, сформулированного и развитого уже упоминавшимся выше Б.Ф. Ломовым.

Необходимость изучения и описания личности в системе социальных связей и отношений, по мнению Б.Г. Ананьева, обусловило то, что историческое, социологическое и социально–психологическое исследование личности состав-ляет единый и основной путь ее изучения, определяющий собственно психологическое исследование. Так, говоря о мировоззрении личности, ученый включал в нее всю «совокупность отношений личности к окружающему миру (природе, обществу, труду, другим людям, самому себе)».[6]

Важным для понимания разноплановости проявлений психики и индивидуа-

льно–психологических особенностей человека как многоуровневой системы представляется суждение Б.Г. Ананьева о том, что «структура личности строится по двум одновременно действующим принципам:

§  субординационному или иерархическому, при котором более сложные или более общие социальные свойства личности подчиняют себе более элементарные и частные социальные и психофизиологические свойства;

§  координационному, при котором взаимодействие осуществляется на паритетных началах, допускающих ряд степеней свободы для координируемых свойств, т. е. относительную автономию каждого из них»[7].

Логика системного подхода Б.Ф. Ломова базируется на использовании существующего в секулярной науке подразделения качеств на материально–стру-ктурные, функциональные и системные. Б.Ф. Ломов считает, что «в исследовании психического обнаруживаются не только функциональные характеристики, но и модус системного качества»[8]. С позиций системного подхода Б.Ф. Ломов определяет и некоторые требования научного анализа к изучаемому явлению:

§  необходимость рассмотрения этого явления как некоторой единицы системы, имеющей свои специфические закономерности;

§  характеристику явления как части своей видо–родовой макроструктуры, закономерностям которой оно подчиняется;

§  анализ явления в составе микросистем, в которые оно включено.

Таким образом, по мнению вышеуказанного автора, задача научного исследования заключается в раскрытии законов образовании целого, законов строения целого, законов развития целого, отношений системы с другими системами и подсистемами, взаимодействия системы с внешним миром.

Формулировка Б.Ф. Ломовым методологических требований системного подхода в психологии, данная им характеристика психики как системы, мно-гоуровневого ее строения, разных порядков ее свойств и многомерности психических явлений свидетельствует, наряду с мнениями А.Ф. Лазурского, В.Н. Мясищева, К.К. Платонова, Б.Г. Ананьева, В.А. Ядова, о том, что введенный и использованный данными учеными понятийный аппарат как в области общей, так и социальной психологии позволяет давать характеристики разных планов психики как многоуровневой системы, в т.ч. и разных порядков ее свойств. Следовательно, в рамках проводимого нами исследования этот понятийный аппарат может быть использован для проведения сравнительной характеристики взглядов свт. Феофана Затворника на взаимодействие сил и частей человеческой природы с секулярным психологическим подходом к системе индивидуально–психологических особенностей человека.

Важно также указать, что использованные при разработке методики оценки делового потенциала теоретические понятия секулярной психологии в процессе анализа результатов проведенного факторного и кластерного анализов полученных эмпирических данных о психических проявлениях личности, позволили сделать вывод о наличии факторов разного порядка в «замеряемых» индиви-дуально–психологических особенностях человека.

В контексте нашего исследования мы будем рассматривать только конечные результаты факторного анализа личностных профилей испытуемых, полученных на основе исследования восьми переменных величин, описывающих индивидуально-психологические особенности личности:

§ восприятие как социально–психологическое образование (восприятие);

§ социализированное мышление (мышление);

§ память как социально–мнемическое свойство (память);

§ интенциональную составляющую направленности (направленность);

§ аффективную, определяющую эмоции как социально–аффективные свойства (эмоции);

§ апперцептивную, включающую в себя знания, навыки, умения (опыт);

§ динамическую, рассматривающую темперамент как социально–динамичес-кое свойство (темперамент);

§ генеративную (воля).

При проведении факторного анализа результатов исследования индиви-дуально–психологических особенностей человека были составлены таблицы взаимных корреляций обобщенных экспериментальных данных. Полученные корреляционные матрицы приведены в табл. 3.1 – по внешнему проявлению свойств психики и в табл. 3.2  – по их сущностной составляющей.

Таблица 3.1

      Матрица корреляций свойств психики по их по внешнему проявлению

Наименование  подструктур

Фактор №1

Фактор №2

Фактор №3

Фактор №4

Социально-перцептивная

–.03149

.03426

.69347

–.12414

Ментальная

.62534

.27833

.46361

.08984

Интенциональная

-.39452

.77296

.07111

.16952

Генеративная

.33154

.33095

.10508

–.62980

Апперцептивная

.32780

.73484

.04194

–.06760

Аффективная

.13473

.24263

.10012

.78035

Динамическая

.17991

–.01598

.71332

.36098

Мнемическая

.86110

–.07503

.18118

–.04067




Таблица 3.2

Матрица корреляций свойств психики по их сущностной составляющей

Наименование  подструктур

Фактор №1

Фактор №2

Фактор №3

Социально-перцептивная

.42232

.69652

–.13448

Ментальная

.32958

–.19671

.60506

Интенциональная

.67031

.21458

–.28332

Генеративная

–.06877

.50541

.77682

Апперцептивная

–.24457

–.08936

.67819

Аффективная

.54310

.03331

.13963

Динамическая

.70208

–.28284

–.08742

Мнемическая

.21033

–.80126

–.02045


В процессе факторного анализа при использовании неортогональных осей отсчета была выявлена определенная корреляция между факторами первого порядка, позволяющая выделить несколько факторов второго порядка, приведенных в табл. 3.3 – для внешнего проявления свойств психики и табл. 3.4 – для их сущностной составляющей.

Таблица 3.3

Корреляции между факторами первого и второго порядка

для внешнего проявления свойств психики


Факторы первого порядка

Факторы второго порядка

Фактор №1
Фактор №2
Фактор №3
Фактор №4
Фактор №1

.84923

.51838

–.01914

–.09861

Фактор №2

.39670

–.63981

.65405

–.07406

Фактор №3

–.13709

.38433

.54228

.73446

Фактор №4

–.32039

.41738

.52706

–.66735



Таблица 3.4

Корреляции между факторами первого и второго порядка

для сущностной составляющей свойств психики



Факторы первого порядка

Факторы второго порядка

Фактор №1

Фактор №2

Фактор №3

Фактор №1

.72180

–.19756

–.66331

Фактор №2

.36582

.92247

.12335

Фактор №3

.58751

–.33169

–.73811

  

Судя по характеру весовой нагруженности факторов второго порядка факторами первого порядка целесообразно прибегнуть к логике многофакторной теории, т.к. «структура свойств, – по мнению A. Anastasi, – составляет ряд достаточно широких групповых факторов, каждый из которых может в различных тестах иметь различные веса»[9]. Кроме того, необходимо отметить, что в нашем случае невозможно использовать критерии простой структуры – каждая выявленная индивидуальная особенность должна быть нагружена как можно меньшим числом факторов, т.к. характер взаимодействия сил и частей человеческой природы являет собой многоуровневую систему со сложным соотношением обратных связей внутри нее самой. Последнее суждение легко может быть подтверждено даже при беглом рассмотрением факторных нагруженностей, приведенных в табл. 3.3 и 3.4.

Анализируя характер взаимных корреляций первичных факторов, представленных в табл. 3.1 – 3.4 и имеющих факторные нагруженности выше 0.6 мы можем с достаточной долей уверенности утверждать, что они образуют факторы второго порядка в следующем соотношении, приведенном на рис. 3.1 – для внешнего проявления свойств психики и на рис. 3.2 – для их сущностной составляющей.

F1

ФАКТОР ВТОРОГО ПОРЯДКА

F3

ФАКТОР ВТОРОГО ПОРЯДКА

 

F4

ФАКТОР ВТОРОГО ПОРЯДКА

f1  0.849

фактор

первого порядка,

состав:

мышление 0.62

память 0.86

f2  0.654

фактор

первого порядка,

состав:

опыт 0.73

направленность

 0.77

f4  0.527

фактор

первого порядка,

 состав:

аффективные

свойства 0.78

f3  0.542       f3  0.734  

фактор

первого порядка,

состав:

динамика 0.71

восприятие 0.69


Рис. 3.1. Модель корреляций между факторами первого и второго порядка

для внешнего проявления свойств психики

F1

ФАКТОР ВТОРОГО ПОРЯДКА

F2

ФАКТОР ВТОРОГО ПОРЯДКА


f1  0.849

фактор

первого порядка,

состав:

динамика 0.70

направленность 0.67

f3  0.587

фактор

первого порядка,

состав:

мышление 0.60

воля 0.77

опыт 0.67

f2  0.922

фактор

первого порядка,

состав:

восприятие 0.69


Рис. 3.2. Модель корреляций между факторами первого и второго порядка

для сущностной составляющей свойств психики

Интерпретация полученных факторов второго порядка, как метко замечает A. Anastasi, «скорее требует психологической интуиции, нежели опыта статис-тического анализа»[10].

Естественным образом, не обладая достаточным опытом психологической интерпретации, мы остановимся только на внешнем уровне сравнения выявленных факторов второго порядка с теоретически обоснованными в отечественной секулярной психологической науке структурными образованиями, используемыми при описании индивидуально–психологических особенностей человека.

Таблица 3.5

Соответствие факторов второго порядка структурным образованиям

ФАКТОРЫ ВТОРОГО ПОРЯДКА

Структурные образования

для

внешнего

проявления свойств

психики

для

сущностной

составляющей свойств

психики

по А.Г. Ковалеву

по К.К. Платонову

F4

входит:

динамика

восприятие

F1

входит:

динамика

направленность

мышление

воля

опыт

темперамент

(структура природных свойств)

биопсихические

свойства

(темперамент, половые, возрастные свойства)

F3

входит:

опыт

направленность

направленность

(система потребностей, интересов, идеалов)

направленность

(убеждения, мировоззрение, идеалы, стремления, интересы, желания)

F1

входит:

мышление

память

F3

входит:

опыт

направленность

F4

входит:

динамика

восприятие

F1

входит:

динамика

направленность

мышление

воля

опыт

F2

входит:

восприятие

способности

(система интел-лектуальных, волевых и эмоциональных свойств)

свойства личности

(воля, чувства, восп-риятие, мышление, ощущения, эмоции, память)

опыт

(привычки, умения, навыки, знания)


В качестве базовых мы воспользуемся наиболее признанными в отечественной психологии взглядами А.Г. Ковалева и К.К. Платонова на характер составных элементов, описывающих проявления личности. Выбор указанных авторов обусловлен и тем обстоятельством, что заданная в качестве базовой при разработке методики оценки делового потенциала модель Ю.С. Сыровецкого (см. рис. 2.1, стр. 74) с трудом может быть использована нами для анализа в системе разнопорядковых факторов.

Полученные результаты сопоставительного анализа данных, указанных на рис. 3.1 и рис. 3.2, с характером структурных образований, предложенных    А.Г. Ковалевым и К.К. Платоновым приведены в табл. 3.5.

При рассмотрении приведенных в табл. 3.5 данных не трудно заметить, что как для внешнего проявления свойств психики, так и для сущностной их составляющей интерпретация соотношения факторов второго порядка в целом соответствует логике подходов, предложенных А.Г. Ковалевым и К.К. Платоновым для описания структурных образований индивидуально–психологичес-ких особенностей человека.

Следовательно, мы можем воспользоваться понятийным аппаратом социаль-ной и общей секулярной психологии для характеристики выявленных нами фа-кторов первого и второго порядков при проведении их сопоставительного ана-лиза с системой сил и частей человеческой природы, которая схематично была представлена нами в табл. 1.1 (см. стр. 37).

3.1.1.  Соотношение факторов первого и второго порядков с силами

естества человеческого, действующими на телесном и душевном уровнях

Перед началом сравнительного анализа нам необходимо принять во внимание два обстоятельства:

Во–первых. Мы, естественно, исключаем из рассмотрения распределение сил естества человеческого на уровне духа.

Во–вторых. Формально к факторам первого порядка мы можем отнести распределение сил естества человеческого на уровне тела, а на уровне души характеризовать их как факторы второго порядка. Однако, как сами силы естества человеческого (познавательные, деятельные и чувствующие), так и их проявления на телесном и душевном уровнях находятся в постоянном взаимодействии и, кроме того, что немаловажно, имеют между собой сложнейший характер обратных связей. Следовательно, с определенной долей допуска мы можем рассматривать проявления этих сил, в т.ч. и на разных их уровнях, как факторов второго порядка, находящихся на неравноположенных уровнях.

Исходя из перечисленных допущений, распределение выявленных нами фа-кторов первого и второго порядка можно представить в следующей логике изложения:

А. Для сущностной составляющей свойств психики.

Фактор второго порядка F1 содержательно наполняет собой силу деятельную в целом. Факторы же первого порядка f1 и f3, входящие в F1, могут использоваться нами при описании проявления сил деятельных на уровне тела и на уровне души соответственно.

Так, в фактор f1 с большой степенью нагруженности входят динамическая характеристика и интенциональная составляющая направленности как социаль-но–психологические образования. Выявляемые с их помощью индивидуально–психологические особенности человека по своей сути могут быть интерпретированы (рассмотрены) нами как побудительные характеристики пожеланий лю-дей, которые есть, по словам свт. Феофана Затворника: «склонения воли к тому или иному предмету, под видом приятного, по представлению чувств и воображения»[11].

Фактор f3 описывается нами такими социально–психологическими образованиями как социализированное мышление, апперцепция (опыт) и собственно воля, которая имеет наибольшую факторную нагруженность из включенных образований. Именно это обстоятельства позволяет нам интерпретировать фактор f3 как наиболее полно описывающий проявления силы деятельной на уровне души, т.е. воли, которой, по словам свт. Феофана Затворника: «принадлежит

устроение нашей земной временной жизни»[12].

Фактор второго порядка F2 содержательно наполняется только одним со-циально–психологическим образованием – восприятием, рассматриваемом нами на уровне социальной перцепции. По результатам проведенной психологической интерпретации мы относим данный фактор к опосредованному описанию как проявления силы познающей на телесном уровне – низших познавательных способностей и в первую очередь наблюдения и воображения, так и действующего на телесном уровне органа духовного восприятия – силы чувствующей, и в первую очередь переживаний, т.е. скрытых волнений или поражений сердца (affectus, от латинского afficio, feci, fectum – воздействовать, поражать). При этом мы рассматриваем фактор F2 как базовый первичный элемент, позволяющих производить отдельные оценочные суждения о характере сил, действующих на телесном уровне. Последнее суждение отнюдь не умаляет значения восприятия как социально–психологического образования, а наоборот подчеркивает его исключительное место в системе оценки характера взаимодействия индивидуально–психологических особенностей человека. Так, на пример, свт. Феофан Затворник отмечает, что «человек страстный все видит в радужном цвете, т.е. вещи представляются им не в их истинном виде, не так как они есть, а как приспособляются и соответствуют нашим чувствам и нашим страстям»[13].

Б. Для внешнего проявления свойств психики.

В отличии от сущностной характеристики проявления психических свойств, где нами было выявлено два фактора второго порядка, для системы внешнего проявления свойств психики установлены три фактора второго порядка (см. табл. 3.3 и рис. 3.1), имеющих нагруженности факторами первого порядка выше значения 0.6.

Фактор F4 по своей психологической интерпретации фактически совпадает с психологическим значением рассмотренного нами выше фактора F2 для сущностной составляющей свойств психики. При этом входящая в F4 динамическая характеристика как социально–психологическое образование только подчеркивает природный характер данного фактора. Говоря о важности динамической характеристики и ссылаясь на мнения святых отцов Церкви, иерей Вадим Коржевский указывает: «нет истинной жизни в той жизни, в которой не все силы пребывают в движении и не все потребности удовлетворяются»[14]. Таким образом, фактор F4 можно использовать в описании сил познавательных и чувствующих на их природном уровне.

Фактор F1 содержательно наполняется фактором первого порядка f1, который в свою очередь характеризуется социально–психологическими образованиями: социализированным мышлением и памятью как социально–мнемичес-ким свойством. Естественно, что F1 рассматривается нами как фактор, с помощью которого может быть охарактеризована познавательная сила на ее природно–душевном уровне.

В фактор F3 нами включены три фактора первого порядка: f2, f3 и f4. При этом только f2 имеет факторную нагруженность более 0.6 (см. рис. 3.1), а факторы f3 и f4 являют собой, по нашему мнению, яркий пример проявления взаимовлияния других сил естества человеческого на фактор F3.

Так фактор f4 содержательно входит и в F4, и в F3 с факторными нагрузками 0.734 и 0.542 соответственно и, кроме того, по своей содержательной составляющей подчеркивает телесный уровень интерпретации фактора F3.

Таким образом, исследуемый фактор F3 по своей психологической природе может быть использован нами для описания состояний низших пожеланий, т.е. сил деятельных на их телесном уровне.

Исходя из вышеизложенного схематичное и, подчеркиваем, приблизительное соотношение сил и частей человеческого естества с выявленными факторами первого и второго порядков как для системы описывающей внешние проявления свойств психики, так и для системы характеризующей  сущностную  сос-

тавляющую свойств психики приведено в табл. 3.6.

Таблица 3.6

Соотношение факторов первого и второго порядков с силами

естества человеческого на их телесно–душевном уровнях

 

для сущностной составляющей свойств психики

 
ДУША

 

рассудок

F1

f3

 

воля

 

чувства душевные

 
ТЕЛО

 

F2

память,

наблюдение

f1

способности

низших пожеланий

F2

низшие

 чувственно –животные

чувства

 

F1

рассудок

 

воля

f4

 

чувства душевные

 
ТЕЛО

 

F4

память,

наблюдение

F3

способности

низших

пожеланий

F4

низшие

чувственно –животные чувства

части

силы

СИЛЫ ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ

 
СИЛЫ ДЕЯТЕЛЬНЫЕ
 
СЕРДЦЕ

Из анализа представленных в табл. 3.6 данных следуют, как минимум, два принципиальных замечания.

Во–первых. Выявленные нами факторы первого и второго порядков имеют не строгое соответствие с характером проявлений сил естества человеческого на их телесно–душевном уровнях. Думается, что это объясняется, прежде всего, многогранностью проявлений самих индивидуально–психологических особенностей человека и возможностью рассмотрения этих особенностей под разными углами зрения исходя из потребностей и целей того или иного исследования, а уже потом, видимо в последнюю очередь, имеющей место систематической погрешностью при сборе и обработке первичной информации в процессе разработки методики оценки делового потенциала. Так в понятийном аппарате, используемом свт. Феофаном Затворником, нет непосредственной характеристики сути того социально–психологического явления, которое мы описываем как социальная перцепция. При этом мы, пользуясь секулярной психологической терминологией, в понятии социальной перцепции  выделяем  ряд  особенностей

ее содержания:

§  целостное восприятие человеком не только предметов материального мира, но и т.н. социальных объектов;

§  восприятие социальных объектов характеризуется большой слитностью познавательных компонентов с эмоциональными (аффективными) компонентами и непосредственной зависимостью от мотивационно–смысловой струк-туры психики человека.

Уже одного последнего обстоятельства достаточно, чтобы мы могли с боль-шей долей объективности «расположить» восприятие как социально–психоло-гическое образование на телесном уровне проявления сил познавательных и чувствующих.

Во–вторых. Внешним признаком, позволяющим кардинально отличить группу факторов, описывающих сущностную составляющую свойств психики, от группы факторов, характеризующих свойства психики по их по внешнему проявлению, является описание первичным фактором f4 сил чувствующих на их телесно–душевном уровнях в системе, характеризующей именно внешние проя-вления свойств психики. Сам первичный фактор f4 включает в себя аффективные свойства с достаточно большой факторной нагруженностью равной 0.78, что позволяет интерпретировать его как эмоции в их общепсихологическом значении.

Как с позиции социально–психологического подхода, так и исходя из представлений секулярного общепсихологического плана такое явление как яркое проявление эмоциональной составляющей по внешнему проявлению свойств психики и фактическая низкая факторная нагруженность (см. табл. 3.2) в системе сущностной оценки свойств психики, на наш взгляд, не поддается какой–либо строгой научной интерпретации.

Однако, свт. Феофан Затворник, в частности, указывает, что «как умом человек хочет все собрать в себя, а волею себя выразить во вне, или известь наружу в делах богатство своего внутреннего стяжания, – сердце пребывает в себе и вращается внутри, не исходя. Видно, что оно лежит глубже тех сил деятельных и составляет для них как бы подкладку или основу»[15]. Следовательно, при оценке сущностных свойств психики силы чувствующие, менее всего самостоятельно отражаются в психических проявлениях личности. По крайней мере, явно «замерить» чувственные проявления в этой системе координат через систему отношений весьма, как мы видим, проблематично.

Опираясь на утверждение свт. Феофана Затворника о том, что «если центр существа человеческого есть сердце, то им он входит в связь со всем существующим. В этих двух отношениях и надобно определять разные состояния сердца, то – есть, как центра сил и как точки соприкосновения со всем сущим вне нас»[16], мы находим понимание того, что именно при оценке внешних проя-влений свойств психики возможно наиболее адекватное отслеживание внешним наблюдателем проявлений эмоциональной составляющей сил естества человеческого у оцениваемого.

Таким образом, приведенные утверждения о месте и значении сил чувствующих (сердца) и эмоций позволяют нам с достаточной долей уверенности утверждать, что как осуществленный факторный анализ выявленных через призму системы отношений некоторых аспектов проявлений индивидуально–психологических особенностей человека, так и собственно результаты первичной его психологической интерпретации вписываются в парадигму их нравственно–богословского осмысления.

 

3.1.2.  Анализ социально–психологических образований в контексте их

соответствия силам естества человеческого на их

телесном и душевном уровнях

Рассмотрим теперь предметно выше выделенные нами восемь социально–психологических образований (см. стр. 84) в контексте их соответствия конкретным проявлениям сил естества  человеческого  на  их  природно–душевных

уровнях.

1.   Восприятие как социально–психологическое образование.

Само понятие «восприятие» отсутствует в классических формулировках нравственного богословия. Однако если мы обратимся к рассмотрению психологического механизма процесса восприятия, то увидим, что вместе с процессами ощущения восприятие обеспечивает непосредственно–чувственную орие-нтировку в окружающем мире.

Будучи необходимым этапом познания, оно всегда в большей или меньшей степени связано с мышлением, памятью, вниманием, направляется мотивацией и имеет определенную аффективно–эмоциональную окраску. Акцентируем наше внимание только на следующих элементах – чувственной составляющей, памяти и внимании. Сама же чувственная ориентировка в окружающем мире в категориях нравственного богословия есть не что иное, как элемент описания низших чувственно–животных чувств (проявление сил чувствующих на телесном уровне), а ссылка на связь с памятью указывает на непосредственную связь восприятия с проявлением сил познающих на телесном уровне. Кроме того, логика психологического суждения, что внимание есть базовый элемент наблюдения, а само наблюдение состоит в преднамеренном, систематическом и целенаправленном восприятии психических явлений в широком смысле этого слова, приводит нас к мысли о том, что понятие «восприятие» как социально–психо-логическое образование может рассматриваться нами как рядоположеное с нра-вственно–богословским системным образованием «наблюдение – воображение – память». Последнее есть низшие познавательные способности, которые в трактовке свт. Феофана Затворника: «действуют почти совместно, и сделанное одною тотчас принимается другою. Что увидел глаз, образ того сейчас сни-мается воображением и слагается в память»[17]. Отсюда можно сделать вывод, что восприятие как социально–психологическое образование может быть использовано для более полной характеристики сил познавательных и чувствующих на их телесном уровнях.

2.   Память как социально–мнемическое свойство.

«Сии две способности (память и воображение. – Ю.К.), – отмечает свт. Фео-фан Затворник, – принадлежат к числу рабочих сил, потому бывают как весь человек. Чем набита память и чем занято воображение у грешника? – Предметами греховными, питающими только страсти»[18]. Мы же остановимся на рассмотрении памяти только как вместилища для различных «предметов». Однако это не означает, что мы исключаем память из сложнейшей системы взаимодействия сил естества человеческого. В Священном Писании Ветхого и Нового Завета память упоминается 123 раза и в основном в контексте ее определения как системы организации прошлого опыта, имеющей неразрывную связь с духовным органом – сердцем (Втор. 6: 6; Мф. 13: 15).

В секулярной психологии память характеризуется как процесс организации и сохранения прошлого опыта, делающее возможным его повторное использование в деятельности или возвращение в сферу сознания. Кроме того, в со-циально–психологическом аспекте память связывает прошлое человека с его настоящим и будущим, следовательно, является одной из его важнейших познавательных функций.

К сожалению использованный нами подход к «замерам» индивидуально–психологических особенностей человека не позволил выделить память как социально–мнемическое свойство на уровне самостоятельного психологического образования. Так при оценке переменных по сущностной составляющей свойств психики для памяти были получены факторные нагруженности, равные 0.21033, – 0.80126, – 0.02045 соответственно для каждого из факторов первого порядка f1, f2, f3 (см. табл. 3.2). И только при «замерах» переменных для внешнего проявления свойств психики было установлено, что память и мышление имеют соответственно факторные веса равные 0.86 и 0.62, описывают фактор первого порядка f1 (см. рис. 3.1). Сам же фактор f1, имеющий факторную наг-руженность, равную 0.849, описывает фактор второго порядка F1, рассматриваемый нами как фактор, с  помощью  которого  может  быть  охарактеризована

познавательная сила на ее телесно–душевном уровне.

Таким образом, в логике использованной нами системы «замеров» и полученных факторных оценок индивидуально–психологических особенностей человека мы не можем рассматривать память в качестве явно выраженного со-циально–психологического образования, с помощью которого можно было бы более или менее адекватно подойти к описанию памяти как составного элемента сил познающих на их телесном уровне.

3.   Социализированное мышление.

В классической психологии понятие мышление определяется, прежде всего, как процесс познавательной деятельности человека, характеризующийся обобщенным и опосредствованным отражением действительности. При этом рассудок в философско–психологической традиции рассматривается как тип логического мышления.

Святитель Феофан Затворник при определении состояния рассудка указы-вает, что рассудок есть «способность, обращенная на познание видимого, тварного, конечного»[19], а его деятельность «непосредственно утверждается на вооб-ражении и памяти»[20]. Таким образом, в логике суждений святителя мышление может быть рассмотрено нами в качестве психологической категории, описывающей деятельность рассудка. Однако из подобного заключения нельзя вывести или, как минимум, отследить подчиненность рассудка разуму или низшим познавательным способностям. Рассматриваемое нами мышление позволяет только констатировать наличие или отсутствие процесса деятельности рассудка.

В проведенном нами исследовании социализированное мышление как со-циально–психологическое образование имеет различные факторные нагруженности как для внешнего проявления свойств психики, так и для сущностной ее составляющей. Кроме того, оно содержательно описывает разные факторы первого и второго порядков.

Так, результаты факторного анализа для внешнего проявления свойств психики указывают на то, что социализированное мышление и память как со-циально–мнемическое свойство содержательно наполняют фактор первого порядка f1, который в свою очередь характеризует фактор F1, с помощью которого может быть описана познавательная сила на ее природно–душевном уровне (см. рис. 3.1).

Для варианта сущностной характеристики свойств психики социализированное мышление совместно с опытом и волей содержательно наполняют фактор первого порядка f3, который, как мы показали выше (см. табл. 3.6), может быть использован для описания проявлений сил деятельных на уровне души, т.е. воли. Последний вариант может быть объяснен в логике суждений свт. Фео-фана Затворника. Святитель неоднократно указывает на то, что воля непосредственно оказывает влияние на рассудок, опора деятельности которого есть опыт[21]. Принимая во внимание обязательный характер обратных связей (реакций) сил естества человеческого, действующих на разных природных уровнях можно утверждать, что рассудок оказывает такое же непосредственное влияние на волю, как и та на него. Следовательно, выявленная нами в факторном анализе для сущностной характеристики свойств психики взаимосвязь социально–психологических образований: мышления, опыта и воли может быть интерпретирована как фактор первого порядка (см. f3 в табл. 3.6) описывающий волю – проявление сил деятельных на душевном уровне. На возможность такой психологической интерпретации указывает и то обстоятельство, что воля как генеративная характеристика входит в фактор f3 с наибольшей факторной нагруженностью.

Собственно различное проявление социализированного мышления, выявленное при анализе сущностной и внешней составляющей свойств психики, свидетельствует только о различных углах зрения при рассмотрении данного социально–психологического образования, но никак не  об  ошибочности  мате-

матических результатов проведенного факторного анализа.

4.   Апперцептивная характеристика, включающая в себя знания, навыки, умения.

Если обратиться к истории философии, то понятие «опыт» возникает и рассматривается в связи с решением проблем гносеологии. Применение философского аспекта анализа показывает, что термин «опыт» в системе понятий этой науки определяется не как своеобразное вместилище знаний, а как метод познания. Таким образом, философская характеристика понятия «опыт» может трактоваться как основанное на практике чувственно–эмпирическое познание, как отражение действительности, как единство умений и знаний.

Современная научная психология трактует апперцепцию как результат жизненного опыта человека, обеспечивающего выдвижение гипотез об особенностях воспринимаемого объекта, его осмысленное восприятие, т.е. зависимость восприятия от прошлого опыта.

В секулярной психологической логике благодаря прежнему опыту, хранящемуся в памяти, мышление становится способным преобразовывать получаемую информацию в знание. Подобные суждения совпадают со взглядами      свт. Феофана Затворника, который подчеркивает: «рассудок должен превратить в ясные понятия (собранный ранее материал – Ю.К.) и построить из них знание посредством мышления»[22]. При этом в качестве основы для деятельности рассудка, которое мы описываем понятием «мышление», святитель указывает: «основою для рассудка … должно быть наблюдение и опыт, а орудием наблюдение и наведение»[23].

Таким образом, апперцептивная характеристика, включающая в себя знания, навыки, умения (опыт) выступает как базисная при описании логики деятельности мышления. И видимо не случайно при описании сущностной составляющей свойств психики опыт совместно с мышлением характеризуют взаимосвязь сил познающих с волей как проявлением сил деятельных на  душевном  уровне,

см. рис. 3.2.

5.   Интенциональная составляющая направленности (направленность).

Говоря о состоянии низших пожеланий – проявлениях сил деятельных на телесном уровне, свт. Феофан Затворник подчеркивает, что «пожелания стоят на переходе от потребностей к склонностям ... хотя кажутся незначительными, имеют однако великую силу в жизни … это – склонения воли к тому или другому предмету, под видом приятного, по представлению чувств и воображения»[24].

В общей психологии под термином «направленность» понимается совокупность относительно независимых от наличных ситуаций и устойчивых мотивов, ориентирующих деятельность человека. Направленность характеризуется интересами, склонностями, убеждениями, идеалами, в которых выражается мировоззрение человека.

Термин «интенциональный», впервые введенный E. Husserl, применительно к направленности рассматривается нами как направленность сознания, мышления на какой–либо предмет.

Таким образом, интенциональная составляющая направленности фактичес-ки является резюмирующей при описании состояний низших пожеланий.

Учитывая ярко выраженный социализированный характер рассматриваемых нами социально–психологических образований вполне естественен тот факт, что при внешних проявлениях свойств психики интенциональная составляющая направленности и выше рассмотренная апперцептивная характеристика (опыт) входят в один фактор второго порядка F3, содержательно описывающий способности низших пожеланий (см. табл. 3.6). Однако в логике рассмотрения сущностной составляющей свойств психики интенциональная составляющая направленности не коррелирует с апперцептивной характеристикой, а совместно с динамической составляющей описывает фактор первого порядка, который, как и фактор F3 – для внешних проявлений свойств психики, характеризует проявления сил деятельных на их телесном уровне.

6.   Генеративная характеристика (воля).

Святитель Феофан Затворник, говоря о воле, указывает, что ей «принадлежит устроение нашей земной, временной жизни – предприятия, планы, нравы, поступки, поведение, – вообще все, чем выражает себя человек во вне изнутри»[25]. Последнее замечание святителя может быть отнесено нами в качестве объясняющего описание сил, действующих на душевном уровне – воли только фактором первого порядка f3 в логике анализа сущностной составляющей свойств психики и отсутствием аналогичного фактора при рассмотрении внешних проявлений свойств психики (см. табл. 3.6).

Сама же генеративная характеристика (воля) как социально–психологичес-кое образование рассматривается в психологической науке как сознательная саморегуляция человеком своей деятельности и поведения, обеспечивающая преодоление трудностей при достижении цели. Воля характеризуется двумя взаимосвязанными функциями:

§  побудительной, обеспечивающей активность человека;

§  тормозной, проявляющейся при борьбе мотивов в ситуациях выбора.

Первая функция определяет именно генеративный (genero, от латинского gigno, genui, genitum – рождать, производить) характер рассматриваемого нами образования.

Вторая функция может быть оценена в категориях нравственного богословия. Так, свт. Феофан Затворник пишет: «Ее (волю – Ю.К.) можно назвать способностью стремлений и расположение. Главный предмет ее – благо. Виды ее деятельности – желание и отвращение: отвращаясь от зла, стремиться к добру, – в этом вся жизнь»[26].

В психологической интерпретации речь в этом отрывке идет о борьбе мотивов. Данная борьба в ситуации выбора завершается, как правило, образованием единой системы соподчиненных друг другу мотивов, соотнесенной с целью деятельности: для православных – стяжание благодати Божией. При этом осознание отношений между целями, средствами и последствиями действия, с одной стороны, и совокупностью его мотивов, с другой стороны, составляет осно-

ву самоконтроля человека.

Собственно этот самоконтроль в логике святителя и есть то концентрированное выражение деятельности воли как деятельной силы, проявляющейся на душевном уровне.

7.   Аффективная характеристика, определяющая эмоции как социально–аффективные свойства (эмоции).

Как нами уже отмечалось выше, отличительным факторным признаком между сущностной составляющей свойств психики и свойствами психики по их по внешнему проявлению является первичный фактор f4, с помощью которого могут быть описаны силы чувствующие на их телесно–душевном уровнях именно в системе, характеризующей внешние проявления свойств психики. Сам первичный фактор f4 включает в себя аффективные свойства с высокой факторной нагруженностью 0.78, что позволяет интерпретировать его как эмоции в их общепсихологическом значении.

Однако встает вопрос, а что же в реальности мы замеряли в рамках оценки аффективной характеристики – думается, что все–таки в большей степени выражение эмоций, их экспрессию (expressio, от латинского exprimo, pressi, pressum – выжимать, выражать), чем сами эмоции. Основанием для подобного утверждения могут служить смысловые нагрузки вопросов, которые задавались респондентам при сборе информации по данному социально–психологичес-кому образованию в ходе оценки внешних проявлений свойств психики, а именно:

§  как человек выражает свои чувства и эмоции, характеризующие его отношение к себе;

§  как человек выражает свои чувства и эмоции, характеризующие его отношения к другим людям;

§  как человек выражает свои чувства и эмоции, характеризующие его отношения к работе;

§  как человек выражает свои чувства и эмоции, характеризующие его отношения к своему отношению по службе;

§  как человек выражает свои чувства и эмоции, характеризующие его отношения к своему материальному положению.

При этом, учитывая высокий профессионализм деятельности респондентов в сфере общения, мы можем с достаточной степенью уверенности говорить и о том, что экспрессивность испытуемых оценивалась экспертами через эмпатию – сопереживание этим чувствам (термин «эмпатия», от греческого empatheia – сопереживание, был введен американским психологом E. Titchener).

Как нами уже отмечалось, рассматриваемая нами аффективная характерис-тика имеет низкую факторную нагруженность при оценке сущностной составляющей свойств психики и достаточно высокую при анализе внешних проявлений свойств психики. Следовательно, с позиции нравственного богословия мы можем поставить вопрос только о сопоставимости аффективной характеристики с силами чувствующими на их телесно–душевном уровнях в рамках рассмотрения сердца как точки соприкосновения со всем сущим вне нас, но не как центра сил естества человеческого.

Говоря о сердце как о точке соприкосновения или седалище симпатии,     свт. Феофан Затворник подчеркивает, что «если все, что вне человека и с чем он может иметь живой союз, есть Бог и Божественный порядок вещей, мир духовный и мир вещественный, то они и составляют как бы три области, в коих пребывать должно быть приятно человеку, с коими он должен иметь сочувствие»[27]. Из этих слов святителя следует – то, что мы характеризуем как аффективную характеристику, не может быть использовано при непосредственном описании сил чувствующих. Однако последняя часть приведенного суждения свт. Феофана Затворника дает нам основание говорить о том, что для характеристики сердца как точки соприкосновения со всем сущим, наиболее близко подходит и для определенных ситуаций (в логике системы межличностных отношений) может быть использовано такое психологическое понятие как  «эмпа-

тия».

8.   Динамическая характеристика, рассматривающая темперамент как со-циально–динамическое свойство.

С позиции секулярной психологии мы подходим к описанию данного со-циально–психологического образования в логике взглядов В.Д. Небылицына, который показал, что динамичность есть новая характеристика свойств нервной системы, т.е. рассматриваем темперамент как характеристику человека со стороны динамических особенностей его психической деятельности.

В структуре темперамента принято выделить три главных компонента: общую активность человека, его двигательные проявления и его эмоциональность. Общая психическая активность человека характеризует «динамические» особенности личности, её тенденции к самовыражению, эффективному освоению и преобразованию внешней действительности. Степени активности распределяются от вялости, инертности и т.п. до предельной энергичности, стремительности действий. Двигательный, или моторный, компонент определяется его значением как средства, с помощью которого актуализируется внутренняя динамика психических состояний. Среди динамических качеств двигательного компонента следует выделить быстроту, силу, резкость, ритм, амплитуду и ряд других признаков мышечного движения (часть из них относится и к речевой моторике). Третий компонент темперамента суть эмоциональность, которая характеризует особенности возникновения, протекания и прекращения разнообразных чувств, аффектов и настроений. Основные моменты «эмоциональности» – впечатлительность, импульсивность, эмоциональная лабильность. Впечатлительность выражает степень аффективной восприимчивости человека, импульсивность – быстроту, с которой эмоция становится побудительной силой поступков и действий, эмоциональная лабильность – скорость, с которой данное эмоциональное состояние прекращается или сменяется другим.

В предложенной логике описания структуры темперамента мы легко можем найти объяснение причины распределения факторов второго порядка F2 и F4 по силам познающим и чувствующим на их телесном уровне. Так, общая психическая активность человека, в контексте эффективного освоения и преобразования им внешней действительности вполне логично вписывается в логику деятельности сил познавательных на их телесном уровне. Компонент темперамента «эмоциональность» может использоваться для характеристики сил чувствующих на их телесном уровне.

Некоторые выводы по параграфу 3.1.

1.   Научная база современной социальной и общей психологии рассматривает психику как многоуровневую систему многомерных психических свойств и явлений, что дает возможность проведения нравственно–богословской оцен-ки психологического понятийного аппарата в логике действия сил естества человеческого.

2.   Общепсихологическая интерпретация соотношения выявленных факторов второго порядка, как для внешнего проявления свойств психики, так и для сущностной их составляющей, в целом соответствует логике подходов, пре-дложенных А.Г. Ковалевым и К.К. Платоновым для описания структурных образований индивидуально–психологических особенностей человека.

3.   Формально к факторам первого порядка мы можем отнести распределение сил естества человеческого на уровне тела, а на уровне души характеризовать их как факторы второго порядка. Однако, поскольку силы естества человеческого (познавательные, деятельные и чувствующие) и их проявления на телесно–душевном уровнях находятся в постоянном сложном взаимодействии, с определенной долей допуска мы можем рассматривать проявления этих сил, в т. ч. и на разных их уровнях, как факторов второго порядка, находящихся на неравноположенных уровнях.

4.   Выявленные нами факторы первого и второго порядка имеют не строгое соответствие с характером проявлений сил естества человеческого на их телесно–душевном уровнях. Это обусловлено многогранностью проявлений индивидуально–психологических особенностей человека и возможностью рассмотрения их, этих особенностей, под разными углами зрения, исходя из потребностей и целей того или иного исследования.

5.   Результаты сопоставительного анализа выделенных нами восьми социально–психологических образований с конкретными проявлениями сил естества человеческого на их телесно–душевных уровнях свидетельствуют:

A.   Восприятие как социально–психологическое образование может быть ис-пользовано для более полной характеристики сил познавательных и чувствующих на их телесном уровне.

B. В логике нашего исследования из–за низких факторных нагруженностей памяти как социально–мнемического свойства мы не можем рассматривать память в качестве явно выраженного социально–психологического образования, с помощью которого можно было бы более или менее адекватно подойти к описанию памяти как составного элемента сил познающих на их телесном уровне.

C. Мышление как социально-психологическое образование может быть рас-смотрено нами в качестве психологической категории, описывающей деятельность рассудка. Данное социально–психологическое образование имеет различные факторные нагруженности как для внешнего проявления свойств психики, так и для сущностной ее составляющей. Кроме того, оно содержательно участвует в описании разных факторов первого и второго порядков.

D.   Апперцептивная характеристика, включающая в себя знания, навыки, умения (опыт) выступает как базисная при описании логики деятельнос-ти мышления. При описании сущностной составляющей свойств психики опыт совместно с мышлением характеризуют взаимосвязь сил поз-нающих с волей как проявлением сил деятельных на душевном уровне (см. рис. 3.2).

E. Для внешнего проявления свойств психики интенциональная составляющая направленности и выше рассмотренная апперцептивная характеристика (опыт) содержательно участвуют в описании способности низших пожеланий. В логике же рассмотрения сущностной составляющей свойств психики интенциональная составляющая направленности совместно с динамической характеристикой могут быть использованы в описании сил деятельных на их телесном уровне.

F.   Генеративная характеристика (воля) в контексте своей тормозной  функции, проявляющейся при борьбе мотивов в ситуациях выбора, составляет основу самоконтроля человека. Собственно этот самоконтроль в логике свт. Феофана Затворника и есть то концентрированное выражение деятельности воли как деятельной силы, проявляющейся на душевном уров-не.

G.   В логике нашего исследования аффективная характеристика не может быть использована для непосредственного описания сил чувствующих, т.к. фактически мы проводили «замеры» выражения эмоций, т.е. экспрессии. В логике системы межличностных отношений в качестве одной из характеристик сердца как точки соприкосновения со всем сущим наиболее близко подходит такое психологическое понятие как «эмпатия».

H.   Общая психическая активность человека в контексте эффективного освоения им внешней действительности вполне логично вписывается в логику деятельности сил познавательных на их телесном уровне. Компонент темперамента «эмоциональность» может использоваться для характеристики сил чувствующих на их телесном уровне.

3.2.  Вероятные направления использования методики оценки делового

потенциала

«Жизнь тела и души, – говорит архиепископ Лука (Войно–Ясенецкий), – можно сравнить с полной красоты и прелести жизнью виноградной лозы»[28].

Как виноградная лоза нуждается во внимательном отношении к ней работника, так и естество человеческое для своего здоровья требует тщательного медицинского внимания (Сир. 38: 1–15). Такая забота вложена в наши души Творцом и, следовательно, является для нас естественной (Еф. 5: 29), проистекая из сознания высокого значения тела, участвующего с душой в добрых делах (1Кор. 6: 20). Отсюда следует, что забота о теле должна быть разумной, не чрез-мерной, не позволяющей телу брать в рабство душу, т.к. «Г0ре вaмъ, насhщенніи нн7э: ћкw взaлчете» (Лк. 6: 25).

Так, еще со времен первых христиан хорошо известны последствия греховного воздействия на силы естества человеческого (Рим. 1: 21–25, 28; Еф. 4:     17, 18, 19). Из сказанного следует, что в христианской среде актуально применение психологических знаний, переосмысленных с позиций нравственного богословия.

Недооценка важности использования в церковно–приходской практике психологических знаний (естественно мы не рассматриваем духовный аспект) может, к сожалению, приводить к плачевным последствиям. Так, в июле – августе 2005 года нами с помощью методики оценки делового потенциала были изучены управленческие способности ряда монастырских трудников в Ивановской епархии и сотрудников служб охраны при нескольких церковных приходах в   г. Москве. Установлено, что респонденты, в мирской жизни успешно занимавшиеся управленческой деятельностью (вывод делался из анализа их биографических данных), при выполнении функции сторожа при храме более года, резко утрачивали способность к эффективному влиять на ситуацию или конкретное лицо. Однако при более разноплановом использовании их делового потенциала подобных отрицательных психологических изменений нами отмечено не было.

Рассматриваемая в данном исследовании методика оценки делового потенциала, ее эмпирический материал и данные факторного анализа, на наш взгляд, в какой–то мере могут быть использованы в направлениях:

A.   В области научной деятельности.

Начатый в данном исследовании процесс осмысления психологического категориального аппарата с позиций нравственного богословия, как нам представляется, может быть не только углублен в рамках выявленных в исследовании фактических данных, но и расширен в направлении  православного  осмыс-

ления других феноменов, полученных материалистической психологией.

B. В области учебного процесса, например в ПСТГУ.

Святитель Феофан Затворник указывает: «Мы все взаимно соединены, чтобы взаимно учить друг друга … заметив, что в другом особенно для него опасное, всячески попекись остепенить его и образумить как можешь»[29]. Из слов святителя следует, что истинный христианин в отношении брата или сестры, при необходимости, должен уметь с кротостью (Еф. 4: 2; Гал. 6: 1) вразумлять, укреплять и указывать, т.е. говоря в терминологии методики оценки делового потенциала «уметь эффективно оказывать влиять на ситуацию или конкретное лицо». Для развития у студентов ПСТГУ этих способностей могут быть использованы получаемые с помощью данной методики рекомендации по улучшению навыков межличностного общения, в т.ч. на уровне совершения конкретных действий (см. прил. 5). Указанный в данном приложении 4 –й кластер действий соответствует эффективному выполнению управленческой функциональной задачи – оказание влияния на ситуацию или конкретное лицо.

Кроме того, в области собственно учебного процесса по предмету «Риторика» (Гомилетика) может быть использован разработанный на базе методики оценки делового потенциала инструментарий по прогностической оценке эффективности воздействия текста, в частности проповеди, на заданную аудиторию. Этот инструментарий использовался нами при выполнении заданий по курсу кандидата филологических наук, доцента О.Н. Склярова в 2004–2005 годах. Два примера подобного анализа приведены в прил. 6.

C. В области административно–хозяйственной деятельности религиозных организаций.

Рассмотрим более подробно это направление возможного применения методики оценки делового потенциала.

Безопасность, а, следовательно, и эффективность работы любой, в т.ч. и религиозной организации находится в прямой зависимости от надежности персонала. Под обеспечением безопасности организации,  как  правило,  понимается

недопущение недобросовестного отношения к ней со стороны:

§  заказчиков, поставщиков и т.д. (внешней среды);

§  персонала самой организации (внутренних факторов).

Если в первом случае организационная составляющая системы безопасности достаточно хорошо изучена и активно применяется Службами и подразделениями экономической безопасности и физической защиты, то вопросу защиты от недобросовестного персонала, могущего нанести ущерб, не уделяется должного внимания.

По нашему мнению, требуют внедрения в деятельность исполнительных и распорядительных органов (Приходских советов, администрации торговых пре-дприятий и т.п.) действительно новых подходов и технологий к оценке работников и кандидатов на свободные вакансии. Краеугольным вопросом в системе оценки персонала является определение его надежности. Под надежностью мы понимаем внутреннюю готовность и стремление сотрудника длительное время максимально эффективно и, прежде всего, в интересах дела выполнять свои должностные обязанности.

Необходимо подчеркнуть важность определения «в интересах дела», т.к. в противном случае при соблюдении всех прочих условий такой сотрудник будет стремиться эффективно работать только «на себя», в лучшем случае пренебрегая интересами дела, а в худшем – нанося своими действиями ущерб интересам организации. Последствия такой «деятельности» персонала, как правило, яв-ляются плачевными.

Инструментами, позволяющим наиболее достоверно определить уровень надежности персонала, являются:

§  использование традиционных форм и методов получения информации, практикуемых Службами персонала и Службами безопасности;

§  применение специализированных технологий.

К последним, как правило, относят т.н. адаптированные западные общепсихологические методики изучения индивидуально–психологических особенностей человека, а так же детекторы лжи.

Во всех указанных случаях временные и финансовые затраты достаточно велики, т.к. к выполнению подобных работ должны привлекаться специалисты высокого класса и должен использоваться достаточно большой комплекс методик (в противном случае уровень достоверности выводной информации будет крайне низок).

Кроме того, применение детектора лжи сопряжено с определенными этичес-кими и юридическими проблемами, а получаемая с его помощью информация о надежности испытуемого не может быть оценена как прогностическая – детектор лжи позволяет определять надежность персонала только в данный момент времени, а не, например, через полгода.

На наш взгляд, предлагаемая к использованию методика оценки делового потенциала персонала и кандидатов на свободные вакансии свободна от указанных выше недостатков и обладает неоспоримым преимуществом – позво-ляет давать как минимум на год прогноз эффективности деятельности оцениваемого работника, например, менеджера по реализации книжной продукции Местной религиозной организации «Православное Благотворительное Братство во Имя Всемилостивого Спаса» или сторожа храма свт. Николая Мир Ликийского в Кузнецкой слободе.

Методика предназначена для оценки успешности деятельности различных категорий работников и, прежде всего, управленцев (см. прил. 3). Она позво-ляет определить деловой потенциал человека на данный момент времени и сделать прогноз эффективности его реализации в различных жизненных ситуа-циях: простых, экстремальных, риска для жизни.

С помощью данной методики может быть получена достоверная информация о персонале в направлениях:

§  надежность и лояльность;

§  обучаемость;

§  многофункциональность;

§  соответствие должности (характеру деятельности);

§  целесообразные направления использования;

§  ожидаемое поведение.

Методика позволяет дать ответы на следующие вопросы:

1.   Способен ли сотрудник быстро и качественно усваивать новую информацию, необходимую для эффективной работы, анализировать явления (события) и прогнозировать ход их развития.

2.   Насколько хорошо сотрудник может взаимодействовать с конкретным человекам, вести деловые переговоры.

3.   Каков управленческий (деловой) потенциал сотрудника, пригоден ли он к работе по оказанию влияния на ситуацию или конкретное лицо.

4.   Может ли работник понимать сослуживцев и эффективно взаимодействовать с ними, способен ли он работать в коллективе и что от него можно ожидать.

Оценка делового потенциала осуществляется по принципу: «пригоден, следовательно, надежен и способен».

Методика может быть применена для изучения делового потенциала таких категорий работников как: топ – менеджер, руководитель среднего и низшего звеньев управления, сотрудник, непосредственно связанный с продажей товара (услуги), технический сотрудник, сотрудник Службы безопасности (краткий вариант деловой характеристики приведен в прил. 7).

Она может быть использована в качестве инструмента для:

§  подбора персонала;

§  аттестации и расстановки кадров;

§  развития персонала (определение направлений для совершенствования деловых качеств).

К особенностям и преимуществам методики оценки делового потенциала, позволяющей определять уровень надежности персонала и кандидатов на свободные вакансии можно отнести:

1. В отличие от общепсихологических тестов, применяемых при оценке персонала, данная методика разработана специально для этой цели.

2. Методика исключает неоднозначное толкование результатов в отличие от общепсихологических тестов, интерпретация которых является искусством и

не свободна от субъективизма.

3. Методика разработана на российском материале и в отличие от большинства тестов, использующихся при оценке персонала, не требует адаптации к особенностям нашей культуры.

4. Методика имеет прогностическую ценность, так как позволяет дать ответ на вопрос о том, как лучше использовать данного человека, исходя из его индивидуально–психологических особенностей.

5. Специального психологического образования для работы с методикой не требуется.

Для малых организаций (например, приход) методика оценки делового потенциала может использоваться как основной инструментарий при отборе надежного и способного к эффективной работе технического персонала.

В средних организациях (например, специализирующихся в сфере производства и торговли), имеющих менеджера по персоналу, методика может выполнять роль предварительного «фильтра» при изучении кандидатов на свободные вакансии.

Целесообразность такого подхода наглядно демонстрируется на примере двух вариантов технологической цепочки изучения кандидатов на свободную вакансию, см. рис. 3.3.

Предположим, что на вакансию менеджер по продажам книжной продукции по критерию «опыт» было отобрано 20 резюме. Временные затраты (рабочее время в условных единицах – у.е.) на изучение одного кандидата при варианте «А», допустим, равняются 10 у.е. Тогда общие временные затраты составят 200 у.е. В варианте «Б» затраты на изучение одного кандидата по методике оценки делового потенциала составляют 2 у.е. Предварительный «фильтр» в среднем «проходит» один из десяти кандидатов. Следовательно, в нашем примере, его могут «пройти» только два кандидата, дальнейшее изучение которых будет осуществляться с помощью основного фильтра. Суммарные временные затраты по варианту «Б» составят 60 у.е., из расчета: 2 у.е. х 20 кандидатов + 10 у.е. х 2 кандидата. Нетрудно заметить, что работа по варианту «Б» более чем в 3 раза эффективнее работы по варианту «А», а в случае применение методики оценки делового потенциала в качестве основного фильтра при отборе кандидатов – в 5 раз.

 

























Рис. 3.3. Варианты использования методик при подборе персонала

D.   В области оказания психологической помощи.

Аспекты применения методики оценки делового потенциала напрямую зависят от характера решаемых психологом–консультантом задач и находятся в диапазоне от использования в диагностике профессиональной пригодности и консультировании в выборе профессий до оказания психотерапевтической помощи – выработки психологических рекомендаций человеку для корректировки им своих индивидуально–психологических особенностей.


[1] Киприан (Керн), архимандрит. Православное пастырское служение. – Клин: Христианская жизнь,

882002. – С. 227.

[2] Там же. – С. 228

[3] Мясищев В.Н. Психология отношений. – М.: Институт практической психологии, 1995. – С. 263.

[4] Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы в психологии.  – М.: Наука, 1984.

88 – С. 331.

[5] Платонов К.К. Структура и развитие личности. – М.: Наука, 1986. – 254 с.

[6] Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М.: Наука, 1977. – С. 51.

[7] Ананьев Б.Г. Избранные психологические труды: В 3 т. – М.: Педагогика, 1980. – Т. I – С. 162.

[8] Ломов Б.Ф. Указ. соч. – С. 79.

[9] Anastasi A., Urbina S. Psychological Testing. – N.Y., 1996. – P. 328.

[10] Там же. – С. 329.

[11] Феофан Затворник, святитель. Начертание христианского нравоучения. – М.: Правило веры,

88 1998. – С. 303.

[12] Там же. – С. 279.

[13] Там же. – С. 260.

[14] Вадим Коржевский, священник. Пропедевтика аскетики: Компендиум по православной

88 святоотеческой психологии. – М.: Центр информационных технологий, 2004. – С. 345.

[15] Феофан Затворник, святитель. Указ. соч. – С. 306.

[16] Там же.

[17] Там же. – С. 250.

[18] Там же. – С. 257.

[19] Там же. – С. 228.

[20] Там же. – С. 229.

[21] Феофан Затворник, святитель. Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться. – Ленинград:

88 Санкт–Петербург, 1991. – 188 с.

[22] Феофан Затворник, святитель. Начертание христианского нравоучения. – М.: Правило веры,

88 1998. – С. 229.

[23] Там же. – С. 230.

[24] Там же. – С. 303.

[25] Там же. – С. 279.

[26] Там же.

[27] Там же. – С. 307.

[28] Лука (Войно–Ясенецкий), архиепископ. Дух, душа и тело. – М.: ПСТБИ, 1997. – С. 129.

[29] Феофан Затворник, святитель. Указ. соч. – С. 449.

Похожие работы на - Нравственно–богословские аспекты тестовой диагностики психических проявлений личности

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!