1. Становление и развитие конституционной монархии в Англии. 2. Биография Яна Гуса

  • Вид работы:
    Контрольная работа
  • Предмет:
    История
  • Язык:
    Русский
    ,
    Формат файла:
    MS Word
    31,85 kb
  • Опубликовано:
    2010-06-26
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

1. Становление и развитие конституционной монархии в Англии. 2. Биография Яна Гуса

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСТИТЕТ

(РГТЭУ)

ЮЖНО-САХАЛИНСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ)

 

 

 

Кафедра общих гуманитарных дисциплин

 

 

 

 

 

 

Контрольная работа

по Истории государства и права зарубежных стран

Тема «Становление и развитие конституционной монархии в Англии»

  «Биография Яна Гуса»   А

/Вариант № 15/

 

 

 

 

 

 

Выполнила студентка 1 курса, 1-211   группы

Специальность Юриспруденция

   Панина Светлана Ивановна    ж

 (фамилия, имя, отчество)

 «_____»______________________________2008г.

 

 

___________________________

(подпись студента)

 

 

 

 

 

Рецензент__________________________________

(должность, фамилия и.о. преподавателя)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Южно-Сахалинск

2008 г.

 

 

План

 

  I.   Становление и развитие конституционной монархии в Англии.

Введение……………………………………………………………………3 стр.

1. Реставрация монархии 1660 г. и принятие Habeas corpus Act……3 стр.

2. «Славная революция» и создание основ конституционной монархии в Англии…………………………………………………………………6 стр.

3. Становление и развитие английской конституционной монархии в Англии в течение XVIII – ХIХ веков………………………………8 стр.

Заключение………………………………………………………………12 стр.

II.   Биография Яна Гуса…………………………………………………..14 стр.

III.   Список литературы……………………………………………………16 стр.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

I. Становление и развитие конституционной монархии в Англии.

 

Введение.

История развития и становления конституционной монархии в Англии является одной из актуальных тем для исследования.

В настоящее время в мире насчитывается более 45 государств с монархической формой правления (из них 12 – в Европе). Великобритания – старейшая в мире монархия не в том плане, что это увядшая и несовременная страна, а в смысле прочно укоренившихся многовековых обычаев и ритуалов, свойственных монархической форме правления. Традиционность проявляется даже в том, что Великобритания верна своей давней традиции опережать время: английские короли первыми в мире стали ограничивать свою власть – Великая Хартия Вольностей (1215 год), именно в Англии впервые на законодательном уровне была обеспечена свобода и неприкосновенность личности (Habeas Corpus Act 1679), был принят первый в мире Билль о правах (1689 год).

И сейчас Великобритания сохраняет давнюю особенность строить и совершенствовать конституционализм, не имея писаной конституции.

Пережив гражданскую войну 1642-1648 годов, индепендентскую республику, протекторат Оливера Кромвеля, Англия вновь вернулась к реставрации монархии.

В данной работе предпринята попытка проанализировать причину установления монархической формы правления в Англии в конце XVII – начале XVIII вв., выявить общие черты становления английского парламентаризма и значение государственных институтов в развитии конвенциональных обычаев, послуживших основой Британской неписанной конституции.

 

1.   Реставрация монархии 1660 г. и принятие Habeas corpus Act.

Уже в 1659 стало ясно, что в самое ближайшее время Англия вернется в русло наследственной монархии. В мае 1659 старший сын Кромвеля Ричард отказался от титула протектора. Управление государством перешло в руки офицерского совета (так называемая вторая английская республика). В 1660 монархия была восстановлена, на английский престол взошел Карл II из династии Стюартов. Акт об упразднении монархии и Палаты Лордов был объявлен недействительным. Это был как никогда подходящий момент для наложения ограничения на власть короля, но ничего существенного в этом направлении сделано не было. В силе оставалась Петиция о праве, соблюдать которую, как предполагалось, должны были короли.

Когда Палата Лордов возобновила свою работу, в ней присутствовали одиннадцать пэров: пять графов, один виконт, пять баронов. Временным спикером был назначен граф Манчестера, который призывался Кромвелем ещё в его верхнюю Палату, но отказался от приглашения. Он принимал самую активную роль в реставрации монархии, а, став спикером Палаты Лордов, приветствовал короля по его прибытию. В 1661 в исполнение Акта о духовенстве в ранге членов Палаты были восстановлены изгнанные ранее епископы. Так, по сути, верхняя палата Парламента приобрела довоенный вид. Парламент стал двухпалатным.

Уже не король созывал Парламент, чтобы защитить свои интересы, а Парламент посадил на престол короля. Основные условия, при которых аристократы соглашались реставрировать королевскую власть, были сформулированы в 1660 в Бредской декларации. В соответствии с ней все земля, экспроприированные во время гражданской войны и после неё у короны, феодальной реакцией и церкви, должны были остаться в руках новых владельцев. Кроме того, декларации обеспечивала прекращение преследований инаковерующих.

Парламент, как и раньше, стал ареной политического противоборства сторонников короля и оппозиции. Первый же повод (вопрос о престолонаследии непопулярного Якова) привел к размежеванию правящего класса на две партии — ториев и вигов. Тори объединили в своих рядах консервативно-роялистские элементы, связанные с крупным землевладением, виги представляли главным образом интересы английской промышленности и торговли.

  Названиями своими обе партии обязаны бранным кличкам, происхождение их неясно. Существует несколько объяснений: кажется, оба они пришли из Ирландии - ториями там называли уличных воров, вигами - протестантов (презрительно).

Партии эти не были организационно оформлены, не собирались на съезды, не имели выборных органов. Более или менее заметную организацию они имели только в парламенте. В стране существовали не столько «члены» партий, сколько их сторонники.

Возникновение партий ториев  и вигов кладет действительное начало буржуазной двухпартийной системе, а в более узком смысле — двум и ныне существующим партиям Англии — консервативной (бывшие тори) и, теперь уже второстепенной, либеральной (бывшие виги).

В 1679 году находившиеся в оппозиции виги, воспользовавшись выгодной ситуацией, нередко открывающейся в ходе политических интриг, добиваются закона, с  помощью которого имелось в виду обезопасить противников правительственной политики от репрессий. Ему суждено было сделаться важной частью английской конституции. Закон этот известен под названием Habeas corpus act (акт о гарантиях прав  личности). Закон был призван ограничить возможности тайной расправы короля со сторонниками оппозиции, но приобрел более общее значение. Он упростил и упорядочил процеду­ру получения судебного приказа о предварительной дос­тавке арестованного лица в суд для решения вопроса о пре­бывании под стражей. Любой подданный, задержанный за "уголовное или считаемое уголовным" деяние (исключая го­сударственную измену и тяжкое уголовное преступление), имел право лично или через представителей обратиться в суд с письменной просьбой выдать приказ " Habeas Corpus", адресованный должностному лицу (шерифу, тюремщику), в ведении которого находился арестованный. Получив при­каз " Habeas Corpus ", шериф или тюремщик были обязаны в установленный законом срок доставить заключенного в суд с указанием истинных причин ареста. После рассмотрения копии предписания об аресте и выяснения мотивов задер­жания судье предписывалось освободить арестованного под денежный залог и поручительство с обязанностью явиться в суд в ближайшую сессию для рассмотрения дела, по су­ществу. Исключение составляли случаи, когда лицо было арестовано в законном порядке за деяния, при которых по закону оно не могло быть взято на поруки. Кроме того, если лицо было арестовано за государственную измену или тяж­кое уголовное преступление, "Habeas Corpus" не выдавался. В этом случае действовала особая процедура подачи пети­ции о разборе дела и освобождении на поруки.

Лицо, освобожденное по приказу "Habeas Corpus", нельзя было вновь заключить в тюрьму и арестовать до суда за то же преступление. Запрещалось также переводить задер­жанного из одной тюрьмы в другую и содержать без суда и следствия в тюрьмах заморских владений Англии. Закон предусматривал ответственность должностных лиц, судей за неисполнение его предписаний: высокие штра­фы в пользу заключенного и освобождение от должности.

Акт 1679 г. наряду с Великой хартией приобрел значе­ние одного из основных конституционных документов Анг­лии, содержащих ряд принципов справедливого и демокра­тического правосудия: презумпции невиновности, соблюде­ния законности при задержании, быстрого и оперативного суда, совершаемого с "надлежащей судебной процедурой" и по месту совершения проступка. В то же время можно отметить и историческую ограниченность этого закона. Во-пер­вых, ущемлялись права лиц, обвиненных в тяжких уголов­ных преступлениях или соучастии в них. Во-вторых, для ос­вобождения на поруки до суда требовался денежный залог, сумма которого могла быть очень значительной. В-третьих, действие закона могло быть приостановлено парламентом, что впоследствии неоднократно происходило на практике.

"Habeas Corpus" англичане называют своей «третьей великой хартией. Этот закон действует в Англии и в настоящее время, и англичане им очень дорожат.

Он на будущие века обеспечил гарантии против неправосудных арестов и способствовал впоследствии обоснованию ряда демократических принципов, вошедших в мировую практику: гарантии неприкосновенности личности, принцип скорого справедливого правосудия, соблюдения законности при задержании ...

Важно было то обстоятельство, что за два десятилетия, время Гражданской войны и республики Кромвеля сильно изменилась природа английского общества, которое почувствовало дух свободы и в то же самое время стало испытывать ностальгию по монархическому прошлому.

Возможно, именно в этот момент в английском обществе сформировались представления и предпосылки идеала или золотой середины в равномерном распределении власти в стране между королем и Парламентом, которые по прошествии ещё трех десятилетий на столетия легли в основу Британского конституционного устройства.

 

2. «Славная революция» 1688 года и создание основ конституционной монархии в  Англии.

В 1685 г., в феврале, Карл II скончался. На престол вступил его брат герцог Йоркский под именем Якова II.

В 1688 году, через три года после воцарения Якова II, тори и виги, объединившись ненадолго, совершают так называемую «Славную революцию». Яков был устранен (и бежал из страны), а на его место был  возведен  штатгальтер Голландии Вильгельм Оранский.

Причины смещения Якова II — в его политике. Только что, сделавшись королем, он стал изгонять вигов-судей, лишать города их старинного самоуправления, готовил реставрацию

"Славная революция", по существу, завершила оформление компромисса между фак­тически господствующей в важных сферах жизни общест­ва буржуазией и официально правящей земельной аристо­кратией. Политическая власть в центре и на местах остава­лась в основном в руках знатных землевладельцев в обмен, на гарантии соблюдения интересов финансовой верхушки буржуазии. Указанный компромисс заложил основы проч­ного консенсуса между ведущими политическими силами по основополагающим вопросам социально-политического развития страны, который стал важнейшей чертой англий­ской политической культуры в XIX и XX вв. Отныне разно­гласия между этими силами не должны были носить "прин­ципиального" характера, способного нарушить такое согла­шение и политическую стабильность в английском обществе.

Важнейшим политическим результатом такого компро­мисса стало утверждение в Англии конституционной мо­нархии, получившей закрепление в двух актах парламента:  Билле о правах 1689 г. и Акте об устроении 1701 г.

Билль о правах определил положение парламента в системе государственных органов. Утверждая верховенство парламента в области законодательной власти и финансо­вой политики, Билль провозгласил незаконным: 1) приоста­новление действия законов или их исполнения без согласия парламента; 2) взимание налогов и сборов в пользу короны без согласия парламента. Кроме того, содержать постоян­ную армию в мирное время дозволялось только с его санк­ции. Билль устанавливал свободу слова и прений в парла­менте, свободу выборов в парламент, право обращения под­данных с петицией к королю. Он содержал специальное указание о том, что парламент должен созываться достаточно час­то. Впоследствии это положение было уточнено, и срок пол­номочий парламента был определен сначала в 3 года, а за­тем — 7 лет.

Акт об устроении, именуемый также Законом о пре­столонаследии, устанавливал порядок престолонаследия и содержал дальнейшие уточнения прерогатив законодатель­ной и исполнительной власти. Лица, вступившие на англий­ский трон, обязаны были присоединиться к англиканской церкви. Дальнейшее ограничение королевской прерогативы выразилось в том, что судьи, назначаемые короной, могли оставаться на своих постах, "пока ведут себя хорошо", и отстранялись от должности только по представлению обеих палат парламента. Чтобы уменьшить влияние короны на деятельность палаты, запрещалось совмещение членства в палате общин с занятием должности королевского минист­ра (это положение было вскоре отменено). Акт предусмот­рел правило, согласно которому все акты исполнительной власти, помимо подписи короля, нуждались в подписи соот­ветствующих королевских министров (контрасигнатура), по совету и с согласия которых они приняты. Важным установ­лением было лишение короля права помилования своих ми­нистров, осужденных парламентом в порядке импичмента.

Таким образом, на рубеже XVII—XVIII вв. в Англии получили оформление важнейшие институты буржуазного государственного права: верховенство парламента в облас­ти законодательной власти, признание за парламентом ис­ключительного права вотировать бюджет и определять во­енный контингент, а также принцип несменяемости судей. Вместе с тем законодательство XVII—XVIII вв. не решило окончательно вопрос о взаимоотношениях властей. Дуализм власти продолжал сохраняться: не случайно государствен­ный строй Англии XVII—XVIII вв. обычно определяется как дуалистическая монархия. Королевская прерогатива не была по-прежнему законодательно определена. Король сохранял право абсолютного вето в отношении законопроектов, про­шедших через парламент, безраздельное право на форми­рование своего правительства и осуществление с его помо­щью своей политики. Представление о триедином парла­менте (король и две палаты) оставалось теоретически неиз­менным. Никакой ответственности перед парламентом ко­роль не нес, как не несли политической ответственности ни Правительство Его Величества, ни так называемый каби­нет, который выделился из Тайного совета в составе колле­гии из 5—7 наиболее важных министров-советников коро­ля.

В XVII веке в Англии произошли громадные конституционные реформы. Статуты этой поры сохранили свою силу по сей день. Английское государство вступило в XVIII век конституционной монархией, основы которой были заложены в принятых к этому времени документах: Великой Хартией Вольностей 1215, Петицией о праве 1628 и Биллем о правах 1689, а также позднее в Акте о престолонаследии 1701.

 

 

 

 

 

3.   Становление и развитие английской конституционной монархии в Англии в течение XVIII XIX веков.

Восемнадцатое столетие было временем дальнейшего формирования английской конституционной монархии. Процесс этот подталкивается многими важными переменами. Происходила промышленная революция, выдвинувшая Англию в число первых промышленных стран мира.

Усиление промышленной буржуазии в результате про­мышленного переворота середины XVIII — начала XIX в. обусловило ее стремление доминировать в политическом союзе с джентри и финансовой аристократией, следствием чего была дальнейшая модернизация политической систе­мы английского общества. Такая модернизация, однако, осу­ществлялась медленно и постепенно, путем новых компро­миссов, и сопровождалась эволюцией конституционной мо­нархии от дуалистической к парламентарной, формирова­нием системы парламентаризма.

Главными направления­ми эволюции британской монархии в течение XVIII в., за­ложившими основы британской модели парламентаризма, были дальнейшее ограничение королевской власти и утвер­ждение новых принципов взаимоотношений исполнитель­ной и законодательной власти — становление "ответствен­ного правительства". Важнейшей особенностью этих изме­нений стало то, что они не были, как правило, оформлены какими-либо новыми конституционными актами, а сложи­лись в процессе политической практики как результат со­перничества двух партий за право формировать "правитель­ство его величества". Английская конституция приобрела благодаря этому уникальную форму и не менее уникальное содержание, ибо помимо таких источников, как акты пар­ламента и судебные прецеденты, не менее, а порой и более важное значение, приобрели выходящие за рамки права и не подлежащие судебной защите конституционные обычаи (соглашения), именуемые иначе "конвенциональными нор­мами".

Монарх продолжал оставаться главой государства, но постепенно превращался фактически лишь в номинального главу исполнительной власти. Первые прецеденты, способст­вующие этому, возникли уже в первые десятилетия XVIII в., особенно при королях Ганноверской династии (с 1714 г.). Право короля отвергать законы, принятые парламентом (аб­солютное вето), перестало применяться с 1707 г. Король Ге­орг I (1714—1727), не знавший английского языка, перестал являться на заседания кабинета, что повлекло за собой важ­ные политические последствия. Прежде всего, такое "отчу­ждение" короля от кабинета способствовало сосредоточе­нию функций по руководству кабинетом в руках его, пре­мьер-министра. Кабинет стал действовать от имени "Его Ве­личества", но практически самостоятельно. Положение мо­нарха в дальнейшем было определено максимой, гласившей, что "король царствует, но не управляет". Правда, влияние монарха на политику кабинета нередко бывало очень зна­чительным, а фактически утраченные королем прерогати­вы юридически до сих пор остаются в его распоряжении, и отдельные короли пытались их использовать не только в XVIII, но и в XIX в. И все же это стало исключением, а не практикой, "резервом" на случай чрезвычайной ситуации.

Параллельно с концентрацией названных прерогатив монарха в руках кабинета решался вопрос об ответственно­сти исполнительной власти перед парламентом. Теперь эта ответственность могла быть перенесена с короля на его ми­нистров. Первым шагом к возникновению новой системы взаимоотношений кабинета и парламента были акты 1705— 1707 гг. о должностях, которые, отменив соответствующие положения Акта 1701 г., открыли министрам возможность избираться в нижнюю палату парламента и тем самым пред­ставлять в ней кабинет. В 1708—1715 гг. стал утверждаться принцип формирования кабинета на однопартийной (тори или виги), а не на смешанной основе. Все более типичной становилась ситуация, когда кабинет не мог долгое время находиться у власти, не имея поддержки (доверия) боль­шинства в палате общин, и победившая на выборах партия, имеющая такое большинство, формировала кабинет, а дру­гая образовывала в парламенте организованную оппозицию и так называемый "теневой кабинет". В конце XVIII в. на­чинают устанавливаться еще два важных правила. В слу­чае утраты кабинетом доверия парламента он либо уходил в отставку в полном составе (солидарная ответственность), либо мог распустить палату общин и назначить новые выборы.  

Таким образом, в течение XVIII в. в принципе сфор­мировались такие черты будущей системы британского пар­ламентаризма, как "партийное правление" и регулярная смена кабинета в зависимости от одобрения его политики в палате общин. Однако многие из этих черт еще не приобре­ли законченного выражения, а роль королевской власти и аристократической палаты лордов оставалась весьма зна­чительной. Дальнейшее развитие парламентаризма было невозможно, пока сама система формирования нижней па­латы парламента имела феодальный характер и обеспечи­вала джентри командные посты в руководстве обществом. Унаследованная от эпохи феодализма и восстановленная в период реставрации монархии система представительства в парламенте позволяла многочисленным "гнилым местеч­кам" с незначительным числом жителей посылать в палату, общин депутатов, фактически назначавшихся местным ленд­лордом. В то же время крупные города, выросшие в период промышленного переворота, вообще не имели своего пред­ставительства. Активным избирательным правом со времен сословно-представительной монархии обладали в графст­вах только фригольдеры с 40 шиллингами годового дохода. Что же касается права быть избранным, то здесь имущест­венный ценз был неимоверно высоким. По Акту 1710 г. пас­сивным избирательным правом наделялись лица, которые имели от земельной (недвижимой) собственности доход, в размере 600 ф. ст. в год в графствах и 300 ф. ст. в городах. Изменить такую избирательную систему были призваны избирательные реформы XIX в.

Согласно Акту о реформе 1832 г., принято­му по инициативе вигов, более 50 "гнилых местечек" с насе­лением менее 2 тыс. жителей были лишены представитель­ства в парламенте. Тридцати небольшим городам с населе­нием менее 4 тыс. жителей разрешалось посылать одного депутата вместо двух, а некоторым городам — двух депута­тов вместо четырех. В итоге высвободились 143 депутатских места, распределенные между новыми городскими и сель­скими округами. Были введены новые цензы для избирате­лей. В графствах активным избирательным правом наделялись все категории владельцев земли с годовым доходом не менее 10 ф. ст., а арендаторы — с годовой рентой не менее 50 ф. ст. В городах такое право получили все мужчины, владеющие на праве собственности или аренды недвижи­мым имуществом с годовым доходом в 10 ф. ст. Другими условиями участия в выборах были уплата налога для бед­ных и проживание не менее 6 месяцев в данном избира­тельном округе.

Реформа 1832 г. имела далеко идущие последствия, так как покончила со средневековой системой формирования высшего представительного органа — палаты общин. Важ­нейшим политическим итогом реформы стало также полу­чение вигами стабильного большинства в парламенте. В ком­промисс с аристократией была вовлечена новая фракция — магнаты промышленной буржуазии, и с этого времени ис­тория английского законодательства представляет собой серию уступок промышленной буржуазии. Вместе с тем реформа 1832 г. послужила лишь первым шагом в осущест­влении ее программы. Хотя избирательный корпус увели­чился почти вдвое, правом голоса после реформы пользова­лось менее 5% всего населения. Борьба за более демократи­ческую реформу избирательной системы стала одной из важнейших черт политического развития Великобритании в 30—60-х гг. XIX в.  

Реформа 1867 г. наряду с очередным перераспределе­нием депутатских мест предусмотрела дальнейшее расшире­ние избирательного корпуса, необходимое в новых услови­ях двухпартийного соперничества. Избирательное право в городах было распространено не только на собственников, но и на нанимателей (арендаторов) квартир, если стоимость найма составляла не менее 10 ф. ст. в год. Это увеличило количество избирателей в городах более чем в два раза.

В период избирательных реформ 30—60-х гг. XIX в. произошла организационная перестройка двух главных пар­тий. Виги окончательно стали партией промышленной бур­жуазии, отстаивавшей принципы либерализма. Тори выра­жали интересы преимущественно землевладельческой ари­стократии и финансовой верхушки. Партии стали теперь называться "либеральная" и "консервативная". В связи с введением порядка регистрации избирателей возникли пар­тийные организации вне парламента "для содействия реги­страции". Была централизована предвыборная деятельность партий, упорядочена процедура выдвижения кандидатов, усилена партийная дисциплина голосования в парламенте. В 1867—1868 гг. был основан Национальный союз консерва­торов, а в 1877 г. возникла Национальная федерация либе­ралов. Поскольку организация выборов окончательно пере­шла от правительства к партиям, принцип партийного прав­ления получил свое окончательное оформление, так как вы­боры вели к смене кабинета.

Развитие парламентарной монархии сопровождалось пе­рестройкой аппарата управления в центре и на местах, Прежние коронные должности были преобразованы в ми­нистерские, хотя и сохранили старые названия. Так, пре­мьер-министр официально именовался первым лордом ка­значейства и руководил кабинетом и министерством фи­нансов. Лорд-канцлер возглавлял судебную систему и пред­седательствовал в палате лордов. В конце XVIII в. в Вели­кобритании оформились три главных министерства: внут­ренних дел, иностранных дел и военное.

Реформы местного управления и суда. До 1835 г. в городах Англии сохранялась старая система местного управ­ления, оформившаяся в средние века. В интересах промыш­ленной буржуазии сразу же после первой избирательной реформы была проведена и реформа городского самоуправ­ления. По закону 1835 г. управление городом переходило к выборным городским советам. В выборах могли участвовать все налогоплательщики — домохозяева и наниматели квар­тир обоего пола. Городской совет избирал на один год мэра города. Муниципальная реформа, однако, не затронула во­просы управления графствами, что означало очередной ком­промисс с земельной аристократией, которая сохранила управление в сельской местности в своих руках.

В XVIII—XIX вв. наряду с эволюцией формы правле­ния и политического режима произошли изменения в госу­дарственном устройстве страны. После оформления так на­зываемых уний с Шотландией (1707) и Ирландией (1801) английский парламент распространил свою власть на всю территорию Британских островов. Указанные регионы по­лучили определенное количество мест для своих депутатов в британском парламенте. Кроме того, Шотландия сохрани­ла собственную правовую и судебную системы, а также пре­свитерианскую церковь. С 1801 г. новое государственное образование получило название «Соединенное Королевство Великобритании и Ирландии».

Реформа местного управления, проведенная в Англии в 1835 г., изменила управление только в городах, не затро­нув графств. Эту задачу выполнила реформа 1888 г., зало­жив основы той системы местного управления, которая со­хранялась в Англии в течение последующего столетия. Были созданы советы для городов и графств. При этом вся прежняя система графств была пересмотрена, а наиболее крупные города вы­делялись в самостоятельные графства. Советам графств были переданы административные полномочия мировых судей. В 1894 г. был издан закон, который лишал церковно-приходские советы права рассматривать не церковные дела. Для их решения в приходах создавались приходские собрания, которые могли избирать в крупных населенных пунктах приходские советы. Созданная система органов самоуправ­ления отличалась значительной самостоятельностью и от­сутствием "административной опеки" со стороны централь­ной власти, что стало характерной чертой английской мо­дели местного управления.

В конце XIX в. была проведена важная реформа су­дебной системы. Серией актов 1873—1876 гг. и 1880 г. о Верховном суде и апелляционной юрисдикции было уп­разднено сложившееся в феодальную эпоху разделение высших судов Англии на суды "общего права" и суды "справедливости". Новая структура высших судов предусматривала использование процессуальных норм и той, и другой из английских "ветвей" прецедентного права. Созданный вместо прежних центральных судов Верхов­ный суд состоял из двух подразделений: Высокого суда, который в свою очередь подразделялся на отделения (канцелярское, королевской скамьи и др.), и Апелляционного суда по гражданским делам. Одновременно продолжали существовать суды ассизов, формируемые из судей Вы­сокого суда, а также низшие суды — четвертных сессий, мировые суды и суды графств, учрежденные в середине XIX в. для рассмотрения только гражданских дел. Особое место занимал Центральный уголовный суд в Лондоне ("Олд Бейли"), который был судом ассизов для Большого Лондона. В составе этого суда числились лорд-канцлер и мэр Лондонского Сити.

Модернизация политической системы Великобритании в XIX в. завершилась, таким образом, установлением доми­нирующего положения парламента во взаимоотношениях с правительством и превращения парламента в орган, оп­ределяющий текущую политику государства (вторая треть XIX — конец XIX в.). Система ответственного правительст­ва стала основой "Вестминстерской модели", послужившей образцом для государственного строя многих стран мира.

Заключение

 

Рассматриваемый период английской истории характеризуется становлением и укреплением основных государственных институтов и принятием важнейших конституционных актов.

С реставрации монархии изменяется положение монарха в политической системе государства, на первый план выходит Парламент, который «разрешил ему воссесть на престол». Происходит постепенное ограничение королевских прерогатив, причем происходит это как посредством принятия законов, так и с помощью неписанных правил.

В это же время происходит оформление двух основных политических партийных группировок – тори и виги, отражавшие разногласия среди правящих классов. Политические притязания тори и вигов в конце XVII века и послужили стимулом для равномерного соотношения власти между монархом и Парламентом, приведшим к значительным ограничениям роли короля.

В результате государственного переворота 1688-1689 конституционная монархия была окончательно признана формой правления для Англии. Принцип подчинения короны Парламенту вначале наметил лишь общие рамки, в пределах которых политические формы должны были только ещё выработаться. Тем самым английскому государству выпало на долю историческая задача создать основы буржуазно-парламентской системы.

Основы конституционной монархии в Англии были заложены тремя важнейшими конституционными актами: Habeas Corpus Act 1679, Билль о правах 1689 и Акт об устроении 1701.

В начале XVIII века эти основополагающие положения легли в основу британской модели парламентаризма и способствовали дальнейшему ограничению королевской власти, утверждению новых принципов взаимоотношения исполнительной и законодательной власти – становлению «ответственного» правительства.

Также утвердилось конвенциональное правило, в соответствии с которым король должен был своей подписью придавать силу законам, принятым обеими Палатами, но практически не мог наложить на них вето.

Другое неписаное правило состояло в том, что король должен был назначать премьер-министром лидера партии, одержавшей победу на выборах и призывать к должности или отзывать с неё лиц, предложенных премьер-министром. Наконец, уже с начала XVIII столетия существует правило, согласно которому король не принимает участие в заседании кабинета, однако должен быть информирован о результатах заседания.

В XVIII—XIX вв. наряду с эволюцией формы правле­ния и политического режима произошли изменения в госу­дарственном устройстве страны.

 Также в XVIII—XIX вв. проведен ряд реформ, такие как, избирательная реформа (30—60-х гг. XIX в), реформа местного управления (1835 г), реформа су­дебной системы (1873—1880 г).  

Таким образом, в XVIII-XIX вв. в Англии происходит формирование характерных черт английской конституционной монархии и основополагающих демократических принципов законности, которые позволили Британии сохранить политическую стабильность до настоящего времени. 

 

 

 

 

 

 

 

 

  II.   Биография Яна Гуса.

Ян Гус  (чешск. Jan Hus, 1369/1371, родился в селе Гусинец в южной Богемии — 6 июля 1415, Констанц) — национальный герой чешского народа, проповедник, мыслитель, идеолог чешской Реформации. Был священником и некоторое время ректором Пражского университета. 6 июля 1415 в Констанце был сожжён вместе со своими трудами. Казнь Гуса вызвала гуситские войны (1419—1434).

Ян Гус родился в 1369 г. (по другим сведениям, в 1371) в селе Гусинец в южной Богемии, в семье крестьянина. В 1393 г. окончил Пражский университет, в 1394 г. там же стал бакалавром теологии, в 1396 г. получил степень магистра свободных искусств, с 1401 по 1402 г. был деканом факультета свободных искусств, а в 1402—1403 и 1409—1410 занимал должность ректора. В 1402 г. Гус был назначен настоятелем и проповедником Вифлеемской часовни в старой части Праги, где занимался в основном чтением проповедей на чешском языке.

Еще в студенческие годы Гус попал под влияние известных деятелей реформаторского движения (в частности, Яна Милича и Матвея из Янова), которое зародилось в Чехии к концу правления (1346–1378) императора Карла IV и стало весьма заметным к 1400. Гус примкнул к этому движению и сделался пламенным его приверженцем. Его роль в спорах и полемике относительно церковной реформы оказалась столь значительной, что уже в скором времени Гус стал признанным вождем сторонников реформ. Настоятельная необходимость их проведения признавалась всеми, однако мнения о ее глубине и средствах осуществления расходились. Поначалу между проповедниками реформ и церковными властями не было разногласий, и часто они работали сообща. В ряде случаев архиепископ Пражский приглашал Гуса выступать с проповедями перед собранием клириков и вносить предложения о том, как исцелить язвы, поразившие общество и церковь. Но когда вдобавок к своим собственным идеям Гус начал проповедовать учение Джона Уиклифа, высшее церковное начальство от него отвернулось..

В 1409 г. папа издал буллу против Гуса, позволившую архиепископу пражскому, противнику реформатора, предпринять против него карательные действия. Проповеди Гуса были запрещены, все подозрительные книги собраны и сожжены. Однако власти поддержали Гуса, и его влияние среди прихожан продолжало расти.

С 1411 г. в Чехии усиливаются дискуссии вокруг института индульгенций. Гус выступал как против индульгенций, так и против права иерархов христианской церкви поднимать меч на их врагов. В 1411 архиепископ пражский торжественно провозгласил церковный запрет против Гуса и пригрозил всем местностям, которые его укроют, интердиктом (отказом в праве совершать богослужения). В 1412 в Прагу были направлены папские эмиссары для сбора денег (посредством продажи индульгенций), которые предназначались для объявленного папой Иоанном XXIII крестового похода против короля Неаполя Владислава. Проповеди Гуса и его сторонников против индульгенций и последовавшие за ними народные выступления явились последней каплей. Новое послание еще более ужесточило церковный запрет и угрожало приостановкой богослужений в Праге. Тогда Гус обосновался в замках своих последователей вблизи Праги.

В октябре 1414 он, положившись на слово императора Сигизмунда, который гарантировал его безопасность и дал в сопровождающие чешских дворян, выехал на собор в Констанце, надеясь, что ему удастся оправдать свое учение и деятельность. Но вскоре после прибытия в Констанц Гус был взят под стражу. Состоялись три заседания, на которых Гус пытался утверждать, что многие предъявленные ему обвинения не соответствуют действительности, и он ничего подобного не утверждал (так, он не разделял учения Уиклифа о т.н. «реманенции», т.е. сохранении сущности хлеба и вина при евхаристии в неизменном виде), другие подверглись искажению (так, утверждалось, что Гус говорил о неспособности клириков, обретающихся в смертных грехах, совершать таинства, но при этом опускалось важное добавление: «надлежащим образом»). Практика же причащения мирян и хлебом, и вином, а не одним только хлебом, еще не была окончательно, на уровне официального учения церкви, отвергнута и осуждена. Выдвинутое в трактате «О церкви» учение о Христе как о главе церкви и о том, что церковь представляет собой «совокупность избранных», также могли быть объявлены еретическими лишь при очень необъективном рассмотрении. Гусу предложили отречься от своего учения, и это спасло бы ему жизнь, однако он возразил, что не может отрекаться от того, чего не утверждал. Тогда его, как неисправимого еретика, приговорили к сожжению заживо на костре, что и было исполнено здесь же, в Констанце, 6 июля 1415. Известие о его казни и о предательстве императора вызвали в Чехии взрыв возмущения и новый подъем национальных чувств. 452 представителя высшей знати, собравшиеся в Праге в начале сентября 1415, подписали протест, который был направлен собору. То был пролог гуситских войн и начало продолжавшейся столетиями борьбы Чехии за религиозную и политическую свободу

Смерть Гуса стала одним из поводов Гуситских войн, которые вели его сторонники (гуситы) против Габсбургов и их сторонников. Радикальные гуситы ("табориты"), требовавшие религиозной реформы, потерпели поражение, умеренные гуситы ("чашники") перешли на сторону католиков, поэтому Реформация в Чехии не состоялась.

До сих пор католическая церковь не реабилитировала Гуса. Несмотря на это, в преимущественно католической Чехии Гус пользуется уважением, существуют памятники, музеи и улицы, носящие его имя. Кроме того, в 1918 г. возникла Чехословацкая гуситская церковь, имеющая в настоящий момент около 100000 сторонников и поддерживающая экуменические отношения с Католической церковью.

 

 

 

Список литературы

  1. Богданов В.К. Западноевропейские войны. М. 1989 г
  2. Виппер Р.Ю. История Возрождения и Нового времени. М., 1996 г.
  3. Виппер Р. Ю. История Нового Времени.: М, 1999 г.
  4. Всеобщая история государства и права / Под ред. К. И. Батырева.: М, 1999 г.
  5. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства: М, 2001 г.
  6. Левина М. И. История становления и развития парламентских процедур в Англии 17 – нач. 19 вв.: М, 2000 г.
  7. Мальков В.П. История Англии. М.,Прогресс. 1988 г.
  8. Сеньобос Ш. Политическая история современной Европы. Спб. 1993 г.
  9. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран. В двух томах под ред. Н. А. Крашенинниковой: М, 2003 г.
  10. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права: М, 1996 г.

Похожие работы на - 1. Становление и развитие конституционной монархии в Англии. 2. Биография Яна Гуса

 

Не нашел материал для своей работы?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!