Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: Женские образы в романе Л.Н. Толстого "Война и мир"






Оглавление


Введение2

Глава 1. Особенности характерологии в романе «Война и мир»20

1.1 Принципы создания героев романа20

1.2 Идея нравственного единения в романе36

Глава 2. Особенности женских образов в романе48

2.1 Прототипы женских образов в романе48

2.2 Любимые героини Л.Н. Толстого56

2.3 Статичные женские персонажи в романе69

Заключение84

Список использованной литературы86

Приложение91


Введение


Поиск идеала присутствует у всех русских писателей. В связи с этим в XIX веке особенно значимым становится отношение к женщине, не только как к продолжательнице рода, но и как к существу, способному мыслить и чувствовать гораздо тоньше и глубже, чем герои-мужчины. С женщиной связывается, как правило, идея спасения, возрождения, сфера чувств.

Ни один роман не может обойтись без героини. В мировой литературе мы находим колоссальное количество женских образов, самых разнообразных характеров, со всевозможными оттенками. Наивных детей, так очаровательных в своем незнании жизни, которую они украшают, как прелестные цветы. Практичных женщин, понимающих цену благам мира и знающих, какими средствами достигнуть их в единственно доступной для них форме - выгодной партии. Кротких, нежных созданий, назначение которых любовь, - готовых игрушек для первого встречного, кто скажет им слово любви. Коварных кокеток, в свою очередь безжалостно играющих чужим счастьем. Безответных страдалиц, безропотно угасающих под гнетом, и сильных, богато одаренных натур, все богатство и сила которых тратится бесплодно; и, несмотря на это разнообразие типов и несчетное количество томов, в которых нам изображали русскую женщину, нас невольно поражает однообразие и бедность содержания.

Роль русской женщины очень скромна и ограничена. Она является во всем блеске и обаянии молодости и красоты, приковывает внимание читателя своею любовью к герою и тою, которую внушает ему, и за исключением описаний ее чувств, нежных сцен, объяснений, свиданий она постоянно стушевывается за ним; оканчивается ли любовь счастливым браком или обрывается внезапной катастрофой, роль женщины окончена, и автору не остается ничего другого, как свести ее со сцены. Она является еще сестрой, матерью, дочерью, но тогда уже не героиней, а второстепенной личностью, потому что в таком случае интерес, возбуждаемый ею, несравненно слабее, в описании ее тихой привязанности нет места для тех поэтических картин и горячих красок, которые могут увлечь читателя.

Не раз писатели, сознавая эту бедность и ограниченность, пытались создать идеал русской женщины, но так как смертные лишены возможности создавать из ничего, то все эти попытки оказывались безуспешными. Можно вспомнить пушкинскую Татьяну из «Евгения Онегина», Ольгу из романа И.А. Гончарова «Обломов» и Елену из романа И.С. Тургенева «Накануне». Они, несомненно, живые личности, но дальше сознания неудовлетворенности жизни и тоски по чему-то лучшему, по безыменному, они не идут: при первом слове мужа, что так должно быть, Ольга покоряется, а Елена уходит за любимым человеком, что русские женщины всегда умели делать.

Л.Н. Толстой также оказался в эпицентре этих поисков идеала и дал своё представление о роли женщины в культуре. В своих произведениях он создал потрясающие по героике и силе женские образы. Толстой не пытается создавать идеалы; он берет жизнь, как она есть, и в романе «Война и мир» выводит несколько типов характеров русской женщины начала XIX столетия, замечательных по глубине и верности психологического анализа и жизненной правде, которою они дышат. Мы видим, что это - живые женщины, что именно так они должны были чувствовать, мыслить, поступать, и всякое другое изображение их было бы ложно; мы не можем не ощущать свою духовную близость с ними.

. История создания романа «Война и мир»

"Текучесть человека", способность его к крутым и решительным переменам находится постоянно в центре внимания Толстого. Ведь важнейший мотив биографии и творчества писателя - движение к нравственной высоте, самоусовершенствование. Толстой видел в этом основной путь преобразования мира. Он скептически относился к революционерам и материалистам, а потому вскоре ушел из редакции "Современника". Ему казалось, что революционная перестройка внешних, социальных условий человеческого существования - дело трудное и вряд ли перспективное. Нравственное же самоусовершенствование - дело ясное и простое, дело свободного выбора каждого человека. Прежде чем сеять добро вокруг, надо самому стать добрым: с нравственного самоусовершенствования и нужно начинать преобразование жизни.

Отсюда понятен пристальный интерес Толстого к "диалектике души" и "диалектике характера" человека. Ведущим мотивом его творчества станет испытание героя на изменчивость. Способность человека обновляться, подвижность и гибкость его духовного мира, его психики являются для Толстого показателем нравственной чуткости, одаренности и жизнеспособности. Окажись невозможными в человеке эти перемены - рухнул бы взгляд Толстого на мир, уничтожились бы его надежды.

Толстой верит в созидательную, преобразующую мир силу художественного слова. Он пишет с убеждением, что его искусство просветляет человеческие души, учит "полюблять жизнь". Подобно Чернышевскому, он считает литературу "учебником жизни". Он приравнивает писание романов к конкретному практическому делу, которому часто отдает предпочтение в сравнении с литературным трудом.

В начале 60-х годов Толстой с головой ушел в общественную работу. Приветствуя реформу 1861 года, он становится "мировым посредником" и отстаивает интересы крестьян в ходе составления "уставных грамот" - "полюбовных" соглашений между крестьянами и помещиками о размежевании их земель. Толстой увлекается педагогической деятельностью, дважды ездит за границу изучать постановку народного образования в Западной Европе. Он заводит народные школы в Ясной Поляне и ее окрестностях, издает специальный педагогический журнал. "Я чувствую себя довольным и счастливым, как никогда, - пишет Толстой, - и только оттого, что работаю с утра до вечера, и работа та самая, которую я люблю".

Однако последовательная защита крестьянских интересов вызывает крайнее неудовольствие тульского дворянства. Толстому грозят расправой, жалуются на него властям, требуют устранения от посреднических дел. Толстой упорствует, горячо и умело отстаивает правду, не жалея сил и не щадя самолюбия своих противников. Тогда его недруги строчат тайный донос на яснополянских студентов-учителей, привлеченных писателем к работе в школе. В доносе говорится о революционных настроениях молодых людей и даже высказывается мысль о существовании в Ясной Поляне подпольной типографии. Воспользовавшись временным отсутствием Толстого, полиция совершает "набег" на его семейное гнездо. В поисках типографского станка и шрифта она переворачивает вверх дном весь яснополянский дом и его окрестности. Возмущенный Толстой обращается с письмом к Александру II. Обыск нанес глубокое оскорбление его личной чести и разом перечеркнул многолетние труды по организации народных школ. "Школы не будет, народ посмеивается, дворяне торжествуют, а мы волей-неволей, при каждом колокольчике, думаем, что едут вести куда-нибудь. У меня в комнате заряжены пистолеты, и я жду минуты, когда все это разрешится чем-нибудь", - сообщает Толстой своей родственнице в Петербург.

Александр II не удостоил графа личным ответом, но через тульского губернатора просил передать ему, что "Его Величеству благоугодно, чтобы помянутая мера не имела собственно для графа Толстого никаких последствий".

Однако "помянутая мера" поставила под сомнение дорогие для Толстого убеждения о единении дворянства с народом в ходе практического осуществления реформ 1861 года. Он мечтал о национальном мире, о гармонии народных интересов с интересами господ. Казалось, идеал этот так близок, так понятен, а пути его достижения так очевидны и просты для исполнения. И вдруг вместо ожидаемого мира и согласия в жизнь Толстого вторгается грубый и жестокий разлад.

Возможно ли вообще такое примирение, не утопичны ли его надежды?

Толстой вспоминал осажденный Севастополь в декабре 1854 г. и убеждал себя еще раз, что возможно: ведь тогда севастопольский гарнизон действительно представлял сплоченный в одно целое мир офицеров, матросов и солдат. А декабристы, отдавшие жизни свои за народные интересы, а Отечественная война 1812 года.

Так возникал замысел большого романа о декабристе, возвращающемся из ссылки в 1856 году белым как лунь стариком и "примеряющим свой строгий и несколько идеальный взгляд к новой России".

Толстой садится за письменный стол и начинает писательскую работу. Ее успеху благоприятствуют счастливые семейные обстоятельства. После только что пережитого потрясения судьба посылает Толстому глубокую и сильную любовь. В 1862 году он женится на дочери известного московского врача Софье Андреевне Берс.

«Я теперь писатель всеми силами своей души, и пишу и обдумываю, как я еще никогда не писал и не обдумывал». Замысел романа о декабристе растет, движется и видоизменяется: «Невольно от настоящего я перешел к 1825 году, эпохе заблуждений и несчастий моего героя, и оставил начатое. Но и в 1825 году герой мой был уже возмужалым, семейным человеком. Чтобы понять его, мне нужно было перенестись к его молодости, и молодость его совпадала с славной для России эпохой 1812 года. Я другой раз бросил начатое и стал писать со времени 1812 года, которого еще запах и звук слышны и милы нам... Между теми полуисторическими, полуобщественными, полувымышленными великими характерными лицами великой эпохи личность моего героя отступила на задний план, а на первый план стали, с равным интересом для меня, и молодые, и старые люди, и мужчины и женщины того времени. В третий раз я вернулся назад по чувству, которое, может быть, покажется странным... Мне совестно было писать о нашем торжестве в борьбе с бонапартовской Францией, не описав наших неудач и нашего срама... Ежели причина нашего торжества была не случайна, но лежала в сущности характера русского народа и войска, то характер этот должен был выразиться еще ярче в эпоху неудач и поражений.

Итак, от 1856 года возвратившись к 1805 году, я с этого времени намерен провести уже не одного, а многих моих героинь и героев через исторические события 1805, 1807, 1825 и 1856 годов». Почему, углубляясь все более и более в толщу времен, Толстой остановился, наконец, на 1805 годе? Год русских неудач, год поражения наших войск в борьбе с наполеоновской Францией под Аустерлицем перекликался в сознании Толстого с "нашим срамом" и поражением в Крымской войне, со сдачей Севастополя в августе 1855 года. Погружаясь в прошлое, замысел "Войны и мира" приближался к современности.

Обдумывая причины неудач крестьянской реформы, Толстой искал более верные дороги, ведущие к единству дворян с народом. Писателя интересовал не только результат общенационального "мира" в Отечественной войне, но и сложный, драматический путь к нему от неудач 1805-го к торжеству и русской славе 1812 года. Историей Толстой высвечивал современность; обращаясь к прошлому, его художественная мысль прогнозировала будущее; в истории открывались ценности общенациональные и общечеловеческие, значение которых современно во все эпохи и все времена. По мере работы над "Войной и миром" временные рамки произведения несколько сжались. Действие остановилось на 1824 годе, на первых тайных обществах декабристов.

Работа над "Войной и миром" продолжалась шесть лет (1863 - 1869). Толстой не преувеличивал, когда писал: "Везде, где в моем романе говорят и действуют исторические лица, я не выдумывал, а пользовался материалами, из которых у меня во время моей работы образовалась целая библиотека книг, заглавия которых я не нахожу надобности выписывать здесь, но на которые всегда могу сослаться". Это были исторические труды русских и французских ученых, воспоминания современников, участников Отечественной войны, биографии исторических лиц, документы той эпохи, исторические романы предшественников.

Много помогли Толстому семейные воспоминания и легенды об участии в войне 1812 года графов Толстых, князей Волконских и Горчаковых. Писатель беседовал с ветеранами, встречался с вернувшимися в 1856 году из Сибири декабристами, ездил на Бородинское поле.

Возникновение заглавия романа-эпопеи «Война и мир» имеет свою историю. По этому вопросу накопилась уже определенная литература. Остановимся на этом подробнее.

Первые части будущего романа-эпопеи «Война и мир» были опубликованы Толстым в 1865 - 1866 гг. в журнале «Русский вестник» под заглавием «Тысяча восемьсот пятый год». В дальнейшем Толстой отказался от мысли публиковать свое разрастающееся произведение по частям в журнале, решил завершить его и издать отдельной книгой. В мае 1866 г. он писал А.А. Фету: «Роман свой я надеюсь кончить к 1867 году и напечатать отдельно... под заглавием: «Все хорошо, что хорошо кончается».

Скажите, пожалуйста, свое мнение о заглавии...».

В 23-м пункте примечания к этому письму в Полном собрании сочинений говорится, что «это единственное известное упоминание заглавия «Все хорошо, что хорошо кончается».

Уже в марте 1867 г. в письме к М.Н. Лаврову, профессору химии, служившему в типографии Каткова, Толстой заявляет, что «согласен отдать в типографию Г. г. Каткова и К° для напечатания» свою книгу «под заглавием «Война и мир».

К этому письму имеется примечание комментатора: «Слова «Война и мир» вставлены рукой Толстого над зачеркнутым «Тысяча восемьсот пятый год»; «... своему новому произведению Толстой впервые дал заглавие «Война и мир».

О возникновении нового и окончательного заглавия романа-эпопеи Толстого в научной литературе имеется ряд соображений. Они принадлежат авторитетным исследователям творчества Толстого.

Надо сказать, что на изображение женских образов в романе повлияли личные факты биографии Л.Н. Толстого и многие моменты из семейных воспоминаний вошли в роман-эпопею.

Так, например, легендой был окружен в семейных воспоминаниях образ прадеда Толстого по матери Сергея Федоровича Волконского. Генерал-майором он участвовал в Семилетней войне. Тоскующей жене его однажды приснилось, что некий голос повелевает ей послать мужу нательную икону. Через фельдмаршала Апраксина икона была немедленно доставлена. И вот в сражении неприятельская пуля попадает Сергею Федоровичу в грудь, но икона спасает ему жизнь. С тех пор икона как священная реликвия хранилась у деда Л. Толстого, Николая Сергеевича. Писатель воспользуется семейным преданием в "Войне и мире", где княжна Марья упрашивает Андрея, уходящего на войну, надеть образок: "Что хочешь думай, - говорит она, - но для меня это сделай. Сделай, пожалуйста! Его еще отец моего отца, наш дедушка, носил во всех войнах..."

Очень большое влияние на создание женских образов в романе оказала мать писателя Мария Николаевна, которая скончалась во время родов.

Левушке не было тогда еще и двух лет, о матери остались у него смутные воспоминания, но духовный ее облик по рассказам близких людей Толстой бережно хранил всю жизнь. "Она представлялась мне таким высоким, чистым, духовным существом, что часто... я молился ее душе, прося ее помочь мне, и эта молитва всегда помогала много". Слуги вспоминали, что, столкнувшись с несправедливостью, Мария Николаевна, бывало, "вся покраснеет, даже заплачет, но никогда не скажет грубого слова".

Мать заменила детям необыкновенная женщина, тетушка Татьяна Александровна Ергольская, которая, по словам Л. Толстого, по-прежнему любила отца, "но не пошла за него потому, что не хотела портить своих чистых, поэтических отношений с ним и с нами". Татьяна Александровна имела самое большое влияние на жизнь Л. Толстого: "Влияние это было, во-первых, в том, что еще в детстве она научила меня духовному наслаждению любви. Она не словами учила меня этому, а всем своим существом заражала меня любовью. Я видел, чувствовал, как хорошо ей было любить, и понял счастье любви".

До пяти лет Левушка воспитывался с девочками - сестрой Машей и приемной дочерью Толстых Дунечкой. У детей была любимая игра в "милашку". "Милашкой", исполнявшим роль ребенка, почти всегда был впечатлительный и чувствительный Лева-рева. Девочки его ласкали, лечили, укладывали спать, а он безропотно подчинялся. Когда мальчику исполнилось пять лет, его перевели в детскую, к братьям.

Детство Толстого овеяно воспоминаниями об Отечественной войне 1812 года, об изгнании Наполеона, о восстании декабристов. Троюродным братом матери был Сергей Григорьевич Волконский. Он участвовал в кампании 12-го года, затем вступил в Южное общество. После 14 декабря его сослали в Восточную Сибирь, где он и оставался 30 лет сперва на каторжных работах, потом на поселении. Подвигу С.Г. Волконского и его жены Некрасов посвятил впоследствии поэмы "Дедушка" и "Княгиня Волконская".

В детстве Толстого окружала теплая, семейная атмосфера. Здесь дорожили родственными чувствами и охотно давали приют близким людям. В семье Толстых жила, например, сестра отца Александра Ильинична, пережившая в молодости тяжелую драму: ее муж сошел с ума. Это была, по воспоминаниям Толстого, "истинно религиозная женщина". "Любимые ее занятия" - "чтение жития святых, беседа со странниками, юродивыми, монахами и монашенками, из которых некоторые всегда жили в нашем доме, а некоторые только посещали тетушку".

Александра Ильинична "жила истинно христианской жизнью, стараясь не только избегать всякой роскоши и услуг, но, стараясь, сколько возможно, служить другим. Денег у нее никогда не было, потому что она раздавала просящим все, что у нее было". Её черты найдут свое отражение в образе Марьи Болконской.

В январе 1837 года семейство Толстых отправилось в Москву: пришла пора готовить старшего сына Николеньку к поступлению в университет. В сознании Толстого эти перемены совпали с трагическим событием: 21 июня 1837 года скоропостижно скончался в Туле уехавший туда по личным делам отец. Его похоронили в Ясной Поляне сестра Александра Ильинична и старший брат Николай. Девятилетний Левушка впервые испытал чувство ужаса перед загадкою жизни и смерти. Отец умер не дома, и мальчик долго не мог поверить, что его нет.

Бабушка не могла смириться со случившимся. По вечерам она отворяла дверь в соседнюю комнату и уверяла всех, что видит его. Но, убедившись в иллюзорности своих галлюцинаций, впадала в истерику, мучила и себя и окружающих, особенно детей, и, спустя девять месяцев, не выдержала обрушившегося на нее несчастья и умерла.

Летом 1841 года скоропостижно скончалась во время паломничества в Оптину пустынь Александра Ильинична. Старший Николенька обратился за помощью к последней родной тетке, сестре отца Пелагее Ильиничне Юшковой, которая жила в Казани. Та незамедлительно приехала, собрала в Ясной Поляне необходимое имущество и, прихватив детей, увезла их в Казань. В Казанский университет из Московского перевелся на второй курс математического отделения философского факультета и Николенька - второй после тетки опекун осиротевшей семьи. Тяжело переживала разлуку с детьми Т.А. Ергольская, оставшись хранительницей внезапно опустевшего яснополянского гнезда. Скучал о ней и Левушка: единственным утешением были летние месяцы, когда Пелагея Ильинична привозила в деревню на каникулы с каждым годом взрослевших детей.

Можно было бы назвать ещё многие особенности биографии Л.Н. Толстого, которые нашли своё отражение в романе, но это не входит в задачи нашего исследования.

. История вопроса

«Войну и мир» Л. Толстого не назовешь произведением малоизученным. Пособия 60 - 70-х годов по «Войне и миру» были адресованы в основном школьным учителям. Но эти пособия отвечали требованиям, вызванным временем их написания: книга С.И. Леушевой «Роман Л.Н. Толстого «Война и мир» построена по принципу рассмотрения отдельных образов; книга Н.Н. Наумовой «Л.Н. Толстой в школе» - по образно-проблемному и биографическому принципам; книга Б.И. Кандиева «Роман-эпопея Л.Н. Толстого «Война и мир». Комментарий» в основной своей части - последовательное комментирование романа по главам; книга И.А. Потапова «Роман Л.Н. Толстого «Война и мир»» принципиально не отличается как по основам методологии, так во многом и по существу сказанного от значительно более раннего пособия С.И. Леушевой. Каждое из пособий решает свою задачу, но сейчас может служить больше для ответа на частные вопросы, чем для раскрытия художественного единства толстовского произведения.

Особо надо сказать о работе С.Г. Бочарова «Роман Л. Толстого «Война и мир». Но давая глубокое и оригинальное истолкование «Войны и мира», книга С.Г. Бочарова не ориентирована на задачи преподавания; к тому же вследствие ее небольшого объема в работе исследуется далеко не все, что характеризует толстовский роман как художественное целое.

Большое внимание со стороны исследователей уделяется проблеме названия романа. Еще в 1924 г. в журнале «Печать и революция» Ник. Апостолов высказал предположение, что название «Война и мир» могло быть навеяно обширной исторической и художественной литературой, прочитанной Толстым в пору его работы над произведением. Ник. Апостолов приводит ряд источников, в заглавии или тексте которых попадается словосочетание «Война и мир». «В одной из этих книг, которой особенно много пользовался Л. Толстой, именно у С. Глинки («Записки о 1812 годе», стр. 15), - пишет Апостолов, - прямо сказано, что в 1812 году «мир и война шли рядом». Возможно, что эта книга более других натолкнула Л. Толстого на такое заглавие».

Б. Эйхенбаум высказал твердое убеждение, что новое название для своего обширного исторического произведения Толстой взял у Прудона: «Вместо первоначального названия, носившего сугубо семейный, «английский» характер - «Все хорошо, что хорошо кончается», явилось новое, взятое у Прудона и подчеркивающее философско-исторический, эпопейный жанр сочинения - «Война и мир».

Н.Н. Гусев, привлекая более обширный, чем Ник. Апостолов, материал с сочетанием понятий «Война и мир», пришел к выводу, что «вероятнее всего заглавие романа появилось у Толстого как реминисценция выражения, употребленного Пушкиным в обращении летописца Пимена к Григорию:

Описывай, не мудрствуя лукаво,

Все то, чему свидетель в жизни будешь;

Войну и мир, управу государей».


Н.Н. Гусев считает наименее вероятным заимствование этого заглавия у Прудона, так как, по его мнению, теоретическое сочинение названного автора не имеет ничего общего с романом-эпопеей Толстого.

В статье «История писания и печатания «Войны и мира» коснулась этого вопроса Э.Е. Зайденшнур. Цитируя признание Толстого о том, что «названий вообще он никогда не умеет придумывать и приискивает большей частью, когда все написано», она пришла к выводу: «Так было и с романом «Война и мир».

Все приведенные догадки и соображения о заглавии «Война и мир» документальных подтверждений не имеют.

Перейдем ко второй проблеме - к выяснению понятия «мир» в заглавии «Война и мир».

По правилам русской орфографии дореволюционного периода слово «мир» имело двойное написание: оно писалось через «и восьмеричное» (и), если обозначало мирное существование людей, отсутствие войн, вражды, междоусобиц, и через «и десятеричное» (i), если употреблялось во многих других значениях.

В последнее время между исследователями творчества Толстого возникла полемика по вопросу о том, в каком значении употребил Толстой слово «мир» в заглавии своего романа-эпопеи.

«Война и мир» издавалась многократно при жизни Толстого, и каждый раз с написанием слова «мир» через «восьмеричное и», т.е. в значении отсутствия войны (Лишь один раз, в 1913 г., роман-эпопея был издан с написанием «мiр»). Поэтому сложилось определенное представление о заглавии «Война и мир» как обозначающем войны России с Наполеоном с 1805 по 1812 гг. и мирную жизнь в промежутках между этими войнами или вдали от театра военных действий.

В процессе изучения рукописей Толстого было обращено внимание на то, что однажды он в неотправленном письме издателю «Русского вестника» написал слово «мир» через «и десятеричное» («мip»). Это дало повод некоторым исследователям поставить под сомнение правильность общепринятого толкования слова «мир» в заглавии произведения Толстого.

Э.Е. Зайденшнур в статье «История писания и печатания «Войны и мира» прямо заявляет: «Это позволяет предположить, что Толстой вводил в заглавие не слово «мир», как понятие, противоположное войне, а слово «мip», как понятие - все люди, весь народ, т.е. понятие слова, какое содержится в выписанной им пословице: «Mip жнет, а рать кормится». Автор статьи, ссылаясь на ряд фраз из рукописей Толстого, доказывает, что слово «мip» в заглавии не было случайностью, так как, употребляя многократно это слово в разных значениях, Толстой писал его в полном соответствии с орфографическими нормами того времени.

Высказались по данному вопросу и старейшие исследователи жизни и творчества Толстого Н.Н. Гусев и Б.М. Эйхенбаум. Н.Н. Гусев считает написание слова «мир» через «и десятеричное» опиской Толстого, вызванной, вероятно, поспешностью при заключении условия с типографией относительно печатания «Войны и мира» (это слово было написано в тексте договора с издательством).

Б.М. Эйхенбаум подверг критике точку зрения Э.Е. Зайденшнур. Он назвал соблазнившую ее гипотезу неубедительной, не имеющей сколько-нибудь серьезного основания, возникшей из маленького факта.

Б.И. Бурсов солидаризировался с Эйхенбаумом.

В 1959 г. появилась книга Я. Билинкиса «О творчестве Л.Н. Толстого», в которой сделана попытка дать более широкое толкование слова «мир» в заглавии романа-эпопеи. Билинкис обратил внимание на то, что Толстой, обычно чрезвычайно строгий (вплоть до букв) к точному воспроизведению всего, что он писал, оставил без внимания орфографию слова «мир», напечатанного через «и восьмеричное», в заглавии выходившего в свет романа-эпопеи. Это необычное для Толстого явление Билинкис толкует следующим образом:

«На наш взгляд, уже это необычное и неожиданное безразличие говорит о том, что заглавие книги имело для самого Толстого широкий и полный разных значений смысл. Этот смысл не мог быть ни исчерпан, ни даже достаточно удовлетворительно выражен ни одним из грамматически возможных во время Толстого написаний слова «мир». И для писателя поэтому не могло играть существенной роли, как именно будет выглядеть заглавие орфографически. Только книга в целом могла и должна была объяснить все, в частности и «раскрыть» заглавие.

Так избрание Толстым слов «война и мир» заглавием книги об Отечественной войне... и безразличие писателя к написанию слова «мир» с разных сторон подчеркивают особое, многообъемлющее содержание проблемы «войны и мира» в книге».

Высказанное Я. Билинкисом положение о множественности значений, которые Толстым вложены в слово «мир», углубил и развил В. Ермилов. Проследим за мыслью исследователя. Ермилов считает, что «изображение жизни «тыла», т.е. территории России, расположенной вне военных действий, нельзя обозначать понятием «мир». Точно так же, по его мнению, это слово не обозначает состояния русского общества в период первых войн с Наполеоном и накануне войны 1812 г. В. Ермилов подводит под понятие «война» любое явление, характеризующееся несогласием, раздором, неприязненными отношениями. В качестве иллюстрации исследователь ссылается на вражду между Анной Михайловной Друбецкой и князем Курагиным и его племянницей Катишь из-за наследства умирающего графа Безухова. «Да и во всех картинах жизни дворянского общества во время первых войн с Наполеоном, - говорит Ермилов, - прежде всего подчеркивается именно разъединение, ничего общего не имеющее ни с каким миром». Следуя дальше за мыслью исследователя, мы узнаем, что он в слово «мир» в заглавии романа-эпопеи Толстого вкладывает новый смысл.

В. Ермилов говорит: «Война в романе представлена художественным действием; мир в смысле отсутствия войн - поэтической мечтой...»

И дальше: «Главное, ведущее значение понятия мир в романе, исходя из влияний патриархально-крестьянского взгляда на жизнь, поднимается на высоту всеохватывающего идеала мирового единения людей. Прообраз такого единения художник и видит в общенародном, благородном, торжественном историческом действии 1812 года...»

И, наконец: «Вот почему понятие мира в значении отсутствия войн только тогда и становится категорией художественного действия, когда оно включается в более широкое понятие всесветного человеческого единения, как это и есть в романе. Mipъ и мир сливаются в одно целое».

Таким образом, в толковании В. Ермилова, слово «мир» несет в себе глубокое философско-нравственное содержание.

Дает ли текст романа-эпопеи и развитие творческой концепции Толстого по вопросам войны и мира повод для подобных размышлений и выводов? Нам кажется, что да.

В концепции В. Ермилова есть спорные положения. Но мысль о том, что слово «мир» в заглавии романа-эпопеи Толстого содержит и элементы философско-нравственные, что здесь наряду с осуждением войны как явления глубоко противного естественной природе человека, несущего смерть, страдания и разрушения, есть призыв к единению людей для мирной, счастливой жизни, - эта мысль кажется заслуживающей внимания.

. Цель, задачи и методы исследования

Целью данной работы является рассмотрение женских образов в романе Л.Н. Толстого «Война и мир». Данная цель позволила сформулировать следующие задачи данного исследования:

. Анализ основных эпизодов романа «Война и мир», которые позволяют выявить принципы построения женских образов романа.

. Сравнение принципов построения мужских и женских образов в романе «Война и мир», выявление общих закономерностей и особенностей в раскрытии образов героинь.

. Исследование символического плана в структуре характеров героинь романа «Война и мир».

В настоящей дипломной работе для решения поставленных задач были использованы следующие методы:

) сравнительно-исторический;

) структурно-типологический:

а) контекстологический анализ-интерпретация художественного текста, в процессе которого выявляются принципы построения женских образов в романе «Война и мир», их взаимовлияние и функции;

б) сопоставительный анализ - в данной работе производится сравнение «Войны и мира» с другими произведениями Л.Н. Толстого: сравнение сквозных образов, символов, деталей для выявления творческой эволюции автора в осмыслении темы и определении сходных принципов актуализации эстетической многоплановости.

Материалом исследования являются тексты романов Л.Н. Толстого «Война и мир», письма и дневники писателя, воспоминания современников.

Интерес к гендерной проблематике в литературоведении - это не дань моды, а вполне закономерный процесс, обусловленный спецификой развития русской литературы и культуры. В произведениях русских писателей женщины связаны с эмоциональным началом, они спасают, гармонизируют. Поэтому исследование женских образов в романе Л.Н. Толстого «Война и мир» является актуальным для современного литературоведения.

Настоящая дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, включающего 67 наименований, и приложения.

Во Введении даётся история вопроса, определяются цель, задачи и материалы исследования.

В 1 главе рассматриваются особенности характерологии в романе «Война и мир», показаны принципы создания героев, раскрывается идея нравственного единения в романе.

Во 2 главе рассматриваются особенности женских образов в романе, показаны прототипы этих образов, анализируются развивающиеся и статичные женские персонажи.

В Заключении подводятся итоги и намечаются перспективы дальнейшего исследования.

Глава 1. Особенности характерологии в романе «Война и мир»


1.1 Принципы создания героев романа


В центре внимания автора «Войны и мира» - сложные судьбы людей, прежде всего пути формирования их личности. На протяжении романа меняются образ жизни и внутренний облик не только Андрея Болконского и Пьера Безухова, которые живут в мире напряженных идейных исканий, но и княжны Марьи, Николая и Наташи Ростовых.

Дороги, которыми идут толстовские герои (как они ни различны), имеют свою «равнодействующую». Пора их юности (особенно Николая и Наташи) отмечена счастливой беззаботностью, с которой грустно расставаться. «Я знаю, что никогда уже я не буду так счастлива, спокойна, как теперь», - говорит Наташа брату, когда они возвращаются домой после охоты.

Вместе с тем Толстой не склонен украшать юность в ущерб зрелости. Перед взрослеющими героями «Войны и мира» открываются широкие горизонты. Они преодолевают детскую и юношескую наивность, эгоистическую односторонность; кругозор их становится шире. Толстому важно показать становление личности героя, хотя речь у него порой идет и о «спиральных» возвратах к прошлому, к заблуждениям, казалось бы, уже преодоленным.

Внимание писателя привлекают прежде всего нетрагические грани жизни - возможности жизни полной и счастливой. От первых сцен в доме Ростовых, где царит поэзия детства и юности, Л. Толстой ведет нас к эпилогу, где Наташа и Николай 15 лет спустя счастливы в семейной жизни. Недаром один из первоначальных вариантов своего произведения (1865) писатель предполагал озаглавить «Все хорошо, что хорошо кончается».

Вместе с тем человеческие судьбы в романе поистине драматичны. Порой герои расплачиваются за ту дань, которую сами отдали соблазнам света и духовно не просветленной чувственности, чему не чужды Пьер и Николай Ростов, отчасти Наташа. Но больше писателя интересует процесс преодоления полудетской ограниченности кругозора - постепенное обретение героем жизненного и духовного опыта. Пора юности, по Толстому,- это, как впоследствии у Блока, не только время чарующе-прекрасное и исполненное неповторимой прелести, но и «опасные года», когда в человеке еще не «утвердилась с миром связь», когда ему, отчужденному от сложной и богатой реальности, так легко сделать что-то ложное и непоправимое.

Николай и Наташа Ростовы со временем все яснее ощущают недостаточность безоглядного упоения «живой жизнью», проникаются чувством ответственности за судьбу близких людей. Проиграв большую сумму денег (что так ударило по состоянию семьи Ростовых), Николай нашел в себе упорство резко сократить привычный достаток. Мысль о долге перед старой матерью и памятью отца всецело овладевает им после войны 1812 г. Впервые встретив княжну Марью в Богучарове, Николай с «несвойственной ему проницательностью» заметил все оттенки ее характера; несмотря на присущую Ростову некоторую грубоватость, он тянется, по меткому выражению С.Г. Бочарова, к «духовным дарам» Болконской. И в пору счастливой жизни с княжной, Марьей Николай верен чувству ответственности перед семьей.

Таким образом, Толстой показывает нам духовный путь своих лучших героев, даёт их фазы взросления: они идут от детской непосредственности к полному восприятию окружающего мира.

Наташа Ростова, как и другие герои романа, проходит сложный путь к духовной зрелости. Ее полудетское своеволие, порой выражаемое словами «а если я хочу» или «все можно», со временем себя исчерпывает, ему на смену приходит мудрость ответственного за свои поступки человека.

В начале романа Толстой с особенной любовью рисует нам образ этой живой, прелестной девочки в том возрасте, когда девочка уже не дитя, но еще и не девушка, с ее резвыми детскими выходками, в которых высказывается будущая женщина. Наташа не знает, что значит робеть или конфузиться, она за большим обедом решается на шалость, и удивляет всех смелостью своего обращения с грозной Ахросимовой, которая недаром прозвала ее казаком; она прожигает себе руку каленым железом в знак вечной дружбы; все это ребячество, но другие дети не отважатся на это, а только скажут: ах, ах, как ты это могла сделать.

Наташа выросла прелестной девушкой; жизнь молодая, счастливая так и бьет в ее смехе, взгляде, в каждом слове, движении; в ней нет ничего искусственного, рассчитанного, никакой дрессировки барышень; каждая мысль, каждое впечатление отражается в светлых глазах ее; она вся - порыв и увлечение. Она очаровывает всех: рубака Денисов пишет стихи молодой волшебнице, когда ей всего пятнадцать лет; благодушный Борис забывает свои планы о карьере и влюбляется в бедную девушку; князь Андрей, несмотря на свой первый горький опыт, увидев ее на бале, решает, что она будет его женой; масон Безухое освежается любовью к ней от своих мучительных дум над жизнью.

Наташа знает свою силу и любит пробовать ее. Она кокетка, но кокетство ее не привычное, игривое кокетство хорошеньких женщин, не ребяческие ужимки, надуванье губок, глазки маленькой княгини, не цеховое кокетство невест, рассчитывающее на женихов повыгоднее, не обдуманное кокетство опытной светской красавицы, хладнокровно завлекающей в свои сети новые жертвы для потехи своего тщеславия, - кокетство Наташи совершенно невольно, естественно, оно часть ее самой. Она с детства привыкла восхищать всех собою, ей необходимо это восхищение, она счастлива им, как счастлива прекрасной летней ночью, своим пением, милым славным братом, своей красотой. Кокетство в Наташе - это молодая сила, которая кипит в ней, ее потребность радостей жизни, наслаждений. Оно еще тем неотразимее, что в Наташе в высшей степени обладает чуткость сердца, которую считают отличительным свойством женской природы и которая даже, по мнению многих, вполне может заменить женщине ум, опыт, знание жизни.

В Наташе много еще природного ума; во всех ее спорах с братом Николаем она постоянно одерживает верх, она очень метко определяет характер Бориса, говоря, что он узкий и серый: это и есть именно то впечатление, которое производят люди, подобные Борису, неспособные к крупной подлости и черноте, но которые рядом нечистых, сереньких поступков идут своей узенькой дорожкой к своей маленькой цели. Но все это как искра вспыхивает в Наташе и погасает, не разгоревшись в светлое пламя, - в ней развито одно чувство: страстность, жажда любви.

Еще тринадцатилетней девочкой она влюбляется в Бориса и целуется с ним, обещая быть его женой; потом в учителя пения, потом в Пьера Безухова, потом опять в Бориса, того самого Бориса, которого зовет узким и серым. Она мечтает о любви, поет о ней, рассуждает с Соней. Она влюбляется в князя Андрея на бале и чувствует, что любовь ее не похожа на прежние мимолетные увлечения. «Вот она настоящая», - говорит она,- та любовь, о которой она мечтала, которая должна составить счастье её жизни.

Наташа разгадывает со свойственной ей чуткостью все превосходство князя Андрея над другими; она, эта избалованная, своевольная девочка подчиняется ему совершенно. «Чего он ищет во мне? что если он не найдет во мне того, что он ищет?» - спрашивает она себя в тревоге. Мысль готова пробудиться в ней. Если бы князь Андрей понял силы, бродившие в Наташе, он поспешил бы привязать к себе эту богатую натуру, но князь Андрей ничего особенного и не искал в ней, он только хотел знать, не такая ли она куколка, как его первая жена, и остался вполне доволен Наташей, какою она была: чистотой ее прекрасной души и отзывчивостью ее на каждое чувство.

Такой мы видим Наташу в начале романа. Затем следует сватовство Андрея Болконского. Князь Андрей не делает никакой попытки ввести Наташу в свою настоящую жизнь, и Наташа, потосковав, утешается, потому что здоровая натура ее не способна вздыхать и томиться годами. Она с новым увлечением отдается всем увеселениям деревенской жизни. Скачка верхом, охота, русская пляска и пение возбуждают ее; под влиянием этих ощущений Наташа чувствует, что для нее прошел период тихого девического чувства с его светлыми радостями. Для нее слишком рано, вследствие ее организма и воспитания, наступает период страсти. Она не хочет долее ждать своего счастья; оно нужно ей сейчас, сию минуту, и она с горячими слезами кидается на шею матери и просит: «Дай мне его, мама, дай мне!». Но князь Андрей далеко, и неудовлетворенная страсть кидает ее в объятия Анатоля Курагина.

В сближении Наташи и Анатоля кроется сопоставление: главное для Наташи чувство - «все можно» - приводит ее к человеку, для которого тоже «все можно», но совсем по-другому. Для Анатоля и вправду все можно в каждый данный момент благодаря животности его эгоизма, благодаря тому, что нет для него ни совести, ни ответственности. У Наташи, напротив, в ее наивном «все можно» - идеальный общественный смысл: это наивное требование немедля, сейчас открытых, прямых, человечески простых отношений между людьми и естественное непонимание всяких других отношений. Недаром, как мы говорили, Наташа одним впечатлением, которое она на людей производит, определяет их общественное поведение.

Но, следуя неуклонно своему инстинкту полной свободы, Наташа неотвратимо идет к своей катастрофе - сближению с Анатолем. Жизнь имеет глубокие, хотя и скрытые цели, по внутренней, образной мысли «Войны и мира». И жизнь не без умысла действует, сводя Наташу и Анатоля: Наташа должна узнать, что в желании абсолютной, ничем не ограниченной личной свободы есть оборотная сторона. И чувство свободы Наташи, и безудержный эгоизм Анатоля рождаются из распада веками державшихся патриархальных «устоев», морали «доброго старого времени». Возникающая в этом процессе свобода может быть разно, противоположно направлена; Наташу притягивает именно к Анатолю, ибо в чем-то есть между ними сходство, в чем-то легкая, беззаботная и бездумная манера жить Анатоля Наташе близка и может стать для нее обаятельна и поэтому Наташин самообман совсем не случаен; но это сближение по наружному сходству необходимо, чтобы открылась - через катастрофу - вся пропасть различия.

Наташа сделалась предметом сплетен целой Москвы. Жених принимает ее отказ, и Наташа надолго потрясена. После разрыва с Болконским Наташа преисполняется сознанием своей греховности и страстной жаждой самопожертвования. Вспомним посещение ею церкви, ее сближение с княжной Марьей: «Наташа прежде с спокойным непониманием отворачивавшая от этой жизни преданности, покорности, от поэзии христианского самоотвержения, теперь, чувствуя себя связанною любовью с княжной Марьей, полюбила и прошедшее княжны Марьи и поняла непонятную ей прежде сторону жизни».

Она больна, но медицина оказывается несостоятельной излечить ее; раны любви излечивает мистическая любовь; новые, еще не испытанные ею впечатления страшных прожитых ею дней - религия, которая никогда не занимала большого места в жизни Ростовых, как в жизни счастливых людей. Но еще более религии излечивает Наташу безмолвная, почтительная любовь Пьера Безухова, - слова его в ответ на жалобу Наташи, что теперь для нее все кончено в жизни: что будь он свободен, и не он, а лучший человек в мире, он был бы счастлив предложить ей руку, что для нее не все кончено в жизни, что для нее еще возможны любовь и счастье. В самом конце четвертого тома Наташа говорит с Марьей о своей любви к Пьеру и его предстоящем отъезде. «Только для чего же в Петербург! - вдруг сказала Наташа, и сама же поспешила ответить себе. - Нет, нет, это так надо... Да, Мари? Так надо...». Последние два слова как бы сцеплены по контрасту с былым Наташиным «все можно».

Чувство безоглядно-вольное, столь свойственное ранней молодости, сменяется у героев «Войны и мира» этической встревоженностью; они начинают повиноваться требованиям жизни. И в этом зрелом мироотношении Толстой усматривает не меньше поэзии, чем в юной, не знающей границ свободе. Но если человек подчиняется внешней силе и чьему-либо авторитету, а не велению нравственного долга, то это тоже расценивается писателем как проявление orpаниченности и незрелости.

Мысль Толстого ясна: жизнь требует от людей независимости, самостоятельности, чувства ответственности. Подчиняясь глубинным законам бытия, воплощенным в нравственных императивах, человек вместе с тем призван к «неповиновению» ходячим мнениям и чьей-либо навязчивой воле (в том числе людей, облеченных властью). «Самостоянье человека - залог величия его», - эта пушкинская поэтическая формула созвучна Толстому 60-х годов.

В первых двух томах «Войны и мира» Андрею Болконскому и Пьеру Безухову присущ тип сознания, близкий романтическому двоемирию. Их высокой духовности сопутствуют пренебрежение к обычной жизни, близкой и доступной каждому, высокомерно-презрительный уход от нее. Князь Андрей раздражается и проявляет брезгливое недовольство, сталкиваясь с житейской прозой (эпизод, когда во время войны 1805 г. ему пришлось защищать лекарскую жену; позднее - тяжелое впечатление от купающихся в пруду солдат). Подобен Болконскому в своем отчуждении от повседневности и Пьер, который «вo всем близком, понятном... видел одно ограниченное, мелкое, житейское, бессмысленное». Но со временем герои постигают ценность обычной жизни. Под воздействием Наташи князь Андрей открывает для себя возможность радоваться молодости, природе, поэзии; он вдруг понимает, что ранее «бессмысленно хлопотал в узкой, замкнутой рамке». Мучивший Пьера вопрос о тщете всего земного тоже исчезает под воздействием слов, улыбки, взглядов Наташи. Испытания плена окончательно избавляют Безухова от небрежения «живой жизнью»: «Теперь... он выучился видеть великое, вечное и бесконечное во всем, и потому... бросил трубу, в которую смотрел до сих пор через головы людей».

Таким образом, мы видим, что мужчины у Толстого изначально далеки от реальности, они живут в мире идей, в то время как женщины ближе к миру действительному, миру чувств, и именно они приближают к нему героев романа.

Молодости Марьи Болконской не свойственны ни «ростовское» бурление жизненных сил, ни произвол возвышения над людьми в духе Андрея и Пьера. Княжна Марья живет напряженным самопожертвованием, которое ею возведено в моральный принцип. Она готова всю себя отдать другим, подавляя личные желания. Для нее «христианская любовь к ближнему, любовь к врагам достойнее, отраднее и лучше, чем те чувства, которые могут внушить прекрасные глаза молодого человека молодой девушке»; она более всего на свете желает «быть беднее самого бедного из нищих».

О таком смирении, серьезном, от души идущем, Толстой говорит с благоговейным чувством. Вопреки мнению Вересаева, писатель вовсе не полагает, что «живая жизнь» и «самоотречение» несовместимы. Так, Соня вовсе не из-за того «пустоцвет», что жертвует собой для других, а потому, что в ее добродетельности есть что-то рассудочное и небескорыстное: долгое время она пытается с помощью приносимых ею жертв стать женой Николая; сосредоточенность на этой житейской цели обедняет Соню как личность, делает ее духовно «неимущей». У нее, по евангельским словам, вспомнившимися Наташе, «все отнимется».

Смирению и самопожертвованию княжны Болконской сопутствуют бескорыстное нравственное усилие и напряженная духовная работа, поэтому она дорога и близка автору. «Это, - писал П.В. Анненков, - именно то строгое серьезное лицо, которое должно торжественно вынести на себе идею романа из хаоса его подробностей... дать всему смысл и значение». Важно и свидетельство биографа Толстого: «Из всех лиц первого тома ближе всего душе автора, несомненно, княжна Марья Болконская с ее глубокими и лучистыми глазами и такой же душой».

Вместе с тем отношение Толстого к жизненной позиции княжны Марьи в начале романа так же неоднозначно, как и к своеволию юной Наташи или «самовозвышению» Андрея и Пьера. Вот что записано в дневнике писателя в пору начала работы над «Войной и миром»: «Так называемое самоотвержение, добродетель есть только удовлетворение одной болезненно развито склонности. Идеал есть гармония».

И в романе Толстого эта мысль присутствует: возводя свою жертвенность в принцип, отворачиваясь от «живой жизни», княжна Марья подавляет в себе нечто неотъемлемо важное. Сурово-аскетические суждения героини внушены ею самой себе - вопреки глубоко затаенно жажде земной любви. Ведь стоило появиться в Лысы Горах Анатолю Курагину, и жертвенность как моральный принцип княжны в опасности. А в конце роман; графиня Марья страдает от порожденной понятиями о долге и чести сдержанности Николая Ростова, который не хочет, при его материальной стесненности, просить руки богатой дочери князя Болконского. Княжна Марья сама побуждает Николая отказаться от такого рода жертвенности, противоречащей интересам «живой жизни». В конечном счете для Толстого 60-х годов (в отличие от позиции положительных героев Достоевского) личное счастье человека не менее законно, чем признаваемое им право на счастье другого.

Смиренное самопожертвование, следовательно, не предстает в «Войне и мире» как высшая жизненная цель. Но этому духовному импульсу Толстой отдает бесспорную дань уважения. Именно жертвенная любовь в конечном счете привела княжну Марью к семейному частью: при встрече с Николаем в Воронеже «в первый раз вся та чистая духовная, внутренняя работа, которой она жила до сих пор, выступила наружу». В полой мере проявила себя княжна Марья как личность, когда обстоятельства побудили ее после смерти отца к житейской самостоятельности, главное же - когда она стала женой и матерью. Счастливая графиня Марья Ростова опоэтизирована больше, чем безропотно-покорная дочь Николая Андреевича княжна Марья.

В «Войне и мире» присутствуют два «варианта» человеческой молодости. Это, во-первых, непосредственная, чаще всего бездумная жизнерадостность, столь ярко воплощенная в Пете Ростове, особенно в Наташе, и, во-вторых, романтически-напряженная одухотворенность молодых Андрея Болконского, Пьера Безухова, в значительной мере и княжны Марьи, пытливо всматривающихся в неопределенно-высокие дали.

Со временем эти столь непохожие, даже как будто противостоящие друг другу герои толстовского романа сближаются между собой. В эпилоге их объединяет мудрое понимание необходимости следовать простым жизненным законам. Центральные персонажи Толстого приходят к однозначно-ясному (хотя логически и не обоснованному) ощущению того, как следует жить и что надо делать. Эта мудрость приносит им умиротворение и радость. Здесь, как и в поздней поэзии Пушкина, своеволию и эгоизму противопоставляются «не искусственно-нормативные ограничения свободы, но спокойное и добровольное подчинение непреложным закономерностям бытия».

В образах центральных персонажей «Войны и мира» обнаруживается толстовская концепция нравственной свободы человека. В одном из черновиков романа Толстой так мотивировал свое обращение к жизни образованных людей дворянского сословия, которые находились в гораздо более благоприятных условиях, нежели большинство населения России, но вместе с тем не были причастны к правительственно-чиновничьей иерархии: «...Я буду писать историю людей, живших в самых выгодных условиях жизни, людей, свободных от бедности от невежества и независимых...». Главные гepои романа вольны строить собственную жизнь инициативно и самостоятельно. Вне атмосферы личной свободы судьбы персонажей «Войны и мира» немыслимы.

Поистине свободный (ни от кого не зависящий) человек призван, по мысли Толстого, ощутить границы своей свободы, осознать рамки человечески-достойного ее применения и совершать прежде всего нечто необходимое. Для независимого человека естествен добровольный отказ от соблазнов своеволия. Толстой ратует за нравственную свободу личности, против ее подавления и какого-либо насилия над ней. И одновременно выступает против свободы как произвола личности. Жизнь в его понимании, - это своего рода школа непринудительного и инициативного приобщения к сложности бытия, добровольного подчинения его требованиям.

Свобода как возможность выбора жизненного пути, по Толстому, имеет локальную сферу, для нее есть простор лишь до тех пор, пока не упрочены связи человека с окружающей его реальностью. «...Чем отвлеченнее и потому чем менее наша деятельность связана с деятельностями других людей,- разъяснял писатель концепцию «Войны и мира»,- тем она свободнее, и наоборот, чем больше деятельность наша связана с другими людьми тем она несвободнее». Самоочевидно, что «не свободу» человека, сопричастного окружающему, Толстой ставит здесь выше свободы личности, отверженной от других людей. И с этой мыслью вполне согласуете логика судеб героев «Войны и мира».

В. Вересаев назвал жизнь героев Толстого, верных своей природе, «радостной, широкой, безнамеренной». Сознание и поведение близких писателю персонажей и в самом деле мало подчиняются каким-либо мировоззренческим или практическим установкам, программам или планам, которые у них либо отсутствуют вовсе, либо, эпизодически возникая, остаются неосуществленными. Здесь обнаруживается своего рода парадокс: сама неосуществленность сознательных намерений часто предстает у Толстого как начало благое. Наташа на балу, к счастью для нее, не сумела принять той «величественой манеры», которая бы «сделала ее смешною». Княжна Марья не смогла в разговоре с Николаем Ростовым и выдержать тон отчужденной учтивости, что и привело их к счастливому объяснению. Любимые герои «Войны мира» неспособны на целенаправленное поведение, диктуемое стремлением соблюдать этикет, демонстрировать неприступность, играть импозантную роль.

Порой герои до такой степени проникнуты сознанием нужности и неотвратимости именно этих поступков, что сами поступки оказываются незаметными, как бы несушествующими. О сближении Николая с княжной Марьей говорится так: он «в глубине души чувствовал», что «отдаваясь теперь во власть обстоятельств и людей, руководящих им, делает что-то очень, очень важное такое важное, чего он еще никогда не делал в жизни». Существенное для героя событие приходит как бы сам собой - без каких-либо усилий с его стороны. Так, князь Андрей, встретившись в Мытищах с Наташей, не решает (не «взвешивает»), прощать ее или нет: единственно возможный, человечески верный поступок совершается неотвратимо. Ненапряженно и естественно сближаются позднее Пьер с Наташей.

Так же легко и «безусильно» толстовские герои ведут себя в ситуациях напряженно-конфликтных - в моменты кризисные. Чтобы дать отпор тому, что враждебно «живой жизни», Наташе, Пьеру, княжне Марье не приходится заранее обдумывать предстоящие поступки. Единственно нужное действие осуществляется как бы само собой, и направлено оно на ближайшие, сиюминутные цели, ставшие именно теперь неотъемлемо важными. При этом толстовский герой не выбирает путей их осуществления. Не будучи тактиком и стратегом он делает лишь то, что становится в данный момент прямой необходимостью. Так, Наташа в отчаянии и гневе настаивает на том, чтобы подводы были отданы для раненых. Чувствуя «неиспытанные ею припадки злобы и гордости», княжна Марья отказывается вступить в переговоры с мадемуазель Бурьен, когда возникает опасность попасть под власть французов.

Герои «Войны и мира» часто совершают важные для них поступки самозабвенно, в экстазе. В иные минуты, кризисные и катастрофические, отступает даже инстинкт самосохранения, и в этом люди находят особую отраду. Упиваясь ощущением опасности, Петя бросается навстречу врагам и погибает. Пьер во время войны «почувствовал, что и богатство, и власть, и жизнь - все то, что таким старанием устраивают и берегут люди, все то, ежели и стоит чего-нибудь, то только по тому наслаждению, с которым все это можно бросить». В формах сугубо внеэтикетных осуществляется величественное свершение русского народа в 1812 г. Всем памятна «первая попавшаяся дубина», которою народ «гвоздит» французов, не задумываясь о каких-либо правилах ведения войны.

Целенаправленные поступки в изображении Толстого безыскусственно просты и поистине величественны, когда они не связаны с выбором, колебаниями, ухищрениями, не планируются заранее, главное же - когда они служат восстановлению нарушенного порядка.

Но к таким поступкам поведение героев «Войны и мира» далеко не сводится. Угрозы для «живой жизни», требующие от ее защитников решительных действии, возникают нечасто. Обычно же люди в поэтизируемом Толстым мире не подчиняют свою жизнь каким-либо целям: совершив поступок, они вновь возвращаются к многогранной, непредусматриваемой изменчивой, «безнамеренной» жизни, не отождествляя своих судеб с решением каких-либо практических задач.

Нравственная сила толстовских персонажей сказывается не в твердости намерения что-либо обрести, чего-либо добиться (таковы черты традиционно-эпического героя), а в способности не впускать в свою жизнь искусственное, неподлинное, фальшивое...

Такова толстовская диалектика «целенаправленности» и «безнамеренности» в поведении человека, который верен «живой жизни» и готов ее защищать, когда это становится нужным. Это присуще в равной степени и мужским, и женским персонажам романа.

Независимость от взгляда со стороны мыслилась Толстым как важнейшее достоинство человека. Равнодушие к мнению о себе людей в «Воспоминаниях» писателя названо «милым свойством характера» и «драгоценной чертой».

Поведение толстовских героев, обладающих этой чертой, - предельно свободное, искреннее и открытое. «Его слова и действия выливались из него так же равномерно, необходимо и непосредственно, как запах отделяется от цветка» - это суждение о Платоне Каратаеве можно переадресовать другим героям романа, которые не умеют и не считают нужным прятаться от стороннего глаза, добровольно открыты вниманию окружающих, легко и вольно обнаруживают свои умонастроения и импульсы. Личная тайна для них - отнюдь не норма бытия, но печальная необходимость, возникающая в исключительных, крайне неблагоприятных ситуациях. После истории с Анатолем лишь на недолгое время изолировала себя Наташа от людей: она не умеет жить в постоянном утаивании чего-то от окружающих. Так, на виду у всех, старался жить и сам Толстой. «Я счастливый и спокойный муж и отец, не имеющий ни перед кем тайны...», - писал он в пору работы над «Войной и миром».

Толстой поэтизирует ненапряженную свободу человека от стремления что-то в себе демонстрировать окружающим или, напротив, что-то от них утаивать. Близкие автору герои не склонны как-либо бороться со взглядом на них со стороны (реальным или возможным). Из числа симпатичных Толстому персонажей в наибольшей мере озабочен своей репутацией Петя Ростов, жаждущий, чтобы его признали взрослым.

Поведение лучших толстовских героев имеет органические корни, оно вполне отвечает их индивидуальности, но слабо связано с выполняемой ими социальной ролью. Мы не найдем у этих персонажей стремления согласовать поступки, слова, интонации, жесты с какими то установками, чьими-то ожиданиями или, напротив, их оспорить, предстать в ореоле некоей образцовости и либо эпатирующей исключительности.

Толстовские герои слишком переполнены жизнью, чтобы беспокоиться о том, как себя «заявить», какими предстать перед окружающими, какую создать себе репутацию, как защититься от обид и недоброжелательства, а возможных посягательств на их достоинство. Такого рода беспечность человека не связывается Толстым с его трагической беззащитностью (вспомним князя Мышкина): напротив, она выступает как симптом крепости жизненного импульса. Неозабоченность положительных героев «Войны и мира» мнением окружающих и собственным местом в жизни - результат и выражение их глубокой, органической сопричастности бытию как целому.

У близких автору героев душевная жизнь обнаруживается вовне постоянно и неизменно. Героям писателя в качестве бесценного дара доступна та мудрость, о которой, отмечая трудность ее достижения, много позднее говорил Б. Пастернак: мудрость быть внезапным, как весеннее утро. Герои Толстого (в наибольшей мере - Наташа Ростова) обладают «чувством минуты» - способностью сразу отзываться «на малейшие внешние толчки: радостно предаваться восприятию окружающего мгновенно сосредоточиваться на ближайших целях. Kaк отмечал А.П. Скафтымов, Толстого интересует, «что в человеке есть подвижного, моментально возникающего и исчезающего: голос, взгляд, мимический изгиб, летучие изменения линий тела». Неизбывная текучесть внутренней жизни, способность человека быть нескованным и душевно открытым - все это для автора «Войны мира» бесспорные человеческие ценности. Подчеркивая бесхитростность своих героев, не играющих никакой роли, ничем не скованных в своем поведении, Толстой как бы оспаривал сочувственное и поэтизирующее изображение писателями людей, которые усилием воли демонстрируют собственную жизненную позицию и одновременно прячут свои чувства от окружающих. Таковы Онегин и Печорин с их позами отчужденности, надменности, неприступности. Произнесенные Тютчевым («молчи, скрывайся и таи...») и гораздо позднее Блоком («Ты железною маской лицо закрывай») торжественные слова, в значительной мере отвечающие установкам людей пушкинско-лермонтовской эпохи, при соотнесении с толстовскими нравственными ценностями выглядят как печальная дань сердечной скованности и духовной неволе.

Печатью самодемонстрирования и одновременно подавления чего-то важного в собственной душе отмечены формы действования таких положительных героев русской литературы времени Толстого, как ригорист Paxметов Чернышевского (он, как и другие герои романа «Что делать?», подчиняет своё поведение идее «разумного эгоизма») и тургеневский Базаров, поведение которого предопределено намерением ломать себя и «не рассиропливаться».

Таким образом, можно сделать вывод, что Л.Н. Толстой совершил своего рода художественное открытие, показав сродных ему людей безыскусственными, душевно-открытыми, постоянно меняющимися, пластически-текучими. Это нашло своё отражение в открытом им принципе «диалектики души», который очень интересно раскрывается именно на примере женских образов романа.


1.2 Идея нравственного единения в романе


В безыскусственности толстовских героев неизменно таится нравственная одухотворенность. Стихия доверия к «живой жизни» и ее органическим первоосновам, владеющая автором «Войны и мира», не имела ничего общего с воспеванием «зоологического» начала, которое приписал Толстому Д.С. Мережковский. Как отмечает В.В. Вересаев, писатель поэтизирует не звериный, а человечески преображенный инстинкт: «Отъединенная звериная сила жизни в человеке обусловливает как раз непрочность жизни». «Оголение и уплощение таинственной глубокой «живой жизни» потрясает душу почти мистическим ужасом», - говорит он о взаимоотношениях Наташи с Анатолем.

«Неролевое» поведение персонажей «Войны и мира создает атмосферу живого контакта между ними, доброжелательности, доверия, безоглядной искренности, что для Толстого было принципиально важным. Подтверждением тому являются письма и дневники писателя, относящиеся ко времени работы над «Войной и миром»: «...Ты поверь мне и убедись раз навсегда, - обращается писатель к брату Сергею, - что ни я, ни Соня, ни тетенька никогда про тебя не говорили и не можем говорить того между собой, что мы тебе не скажем, и поэтому будь с нами, со мной главное, совершенно свободен и прост».

В письме Татьяне Берс Л.Н. Толстой сетует на свою и её неполную искренность, выражает огорчение, что оба они будто бы втайне один от другого обсудили друг друга и скрывали свое мнение: «Я с тобой был иногда не совсем искренен. Я не буду больше, и ты будь совсем искренна со мной...». Сквозящая здесь убежденность, что отношения людей должны и вполне могут строиться на началах искренней расположенности и полной душевной открытости, явственно сказалась в «Войне и мире».

Вместе с тем есть разница в характере общения между героями романа и самого автора с окружающими его людьми. Откровенность и доверие достигаются первыми без всяких усилий и не составляют для них проблемы. Так, легко общается с людьми Наташа Ростова, Пьер Безухов, Петя Ростов. Но сам Толстой напряженно и целеустремленно, рефлективно и морализующе (причем не всегда успешно) «устанавливал» искренность между собой и близкими людьми.

Без глубоких семейных привязанностей лучшие толстовские герои просто немыслимы, так как, по Толстому, в семье проявляется истинная сущность человека. Но дело не только в этом. Наташа и Николай, Пьер и Кутузов, Платон Каратаев и княжна Марья душевно расположены ко всем людям без исключения и ожидают от каждого ответной доброжелательности. В отношениях персонажей «Войны и мира» (даже случайно возникающих и кратковременных) обычно не находится места отчужденности и холодности.

Литературе издавна знаком мотив любви с первого взгляда. В «Войне и мире» неоценимо важен мотив внезапно развившихся симпатии и доверия. Так, Пьер, высказав в монархическом салоне Шерер прогрессивные воззрения, вдруг обезоруживает собеседника, французского виконта, своей доброй, детски-бесхитростной улыбкой. Николай Ростов приветствует первый раз увиденного им австрийца словами: «Да здравствует весь свет!». Пьер неожиданно подружился с французским офицером и сразу поведал ему свои сердечные тайны. Петя Ростов, попав в партизанский отряд, исходит восторженной симпатией не только к давно знакомому ему Денисову, но и ко всему его окружению, он внезапно преисполняется теплой заботой о пленном французском мальчике. Подобные доверчивость и доброжелательность свойственны солдатам, которые в Можайске и на Бородинском поле охотно принимают Пьера в свою «семью». В Платоне Каратаеве как бы доведена до максимума присущая другим толстовским персонажам способность неизбирательной симпатии: он «любовно жил» со всеми людьми, «которые были перед его глазами».

Живой контакт человека с теми, кто в данный момент оказался рядом, - своего рода норма в «Войне и мире». Чаще всего этот контакт осуществляется интонацией и жестом, улыбкой, выражением лица, взглядом. Так, Наташа Ростова в письмах не могла передать и тысячной доли того, что «привыкла выражать голосом, улыбкой и взглядом». Жестами, а чаще мимикой персонаж «Войны и мира» задают друг другу вопросы, отвечают на них, что-то сообщают один другому. Так говорится о спрашивающем взгляде Наташи, об обмене взглядами и улыбками между Николаем и Соней, о встретившихся взглядах Наташи и Пьера, которые договорили несказанное. Герой Толстого способен чувствовать и понимать настроение находящегося рядом человека, даже если оно не выражено словами. Обмен взглядами и улыбками знаменует взаимопонимание, душевную близость героев. Именно в «пластических диалогах» воплощается столь важная для автора «Войны и мира» идея нравственного единения людей как высшей нормы бытия.

Герои Толстого иногда влияют на окружающих непроизвольно, сами не замечая своего воздействия на присутствующих. Читатели помнят впечатление князя Андрея от первой встречи с Наташей Ростовой, весело бегущей с дворовыми девушками по аллее; или восприятие Пьером Платона Каратаева, который в бараке спокойно разувался и вешал для сушки свою обувь.

Неустанно отмечая нюансы жестикуляции и мимики писатель выражает мысль о всеобщности непосредственно-эмоционального, внеречевого контакта между людьми. Подобный контакт, не устанавливаемый усилием ума и воли, часто не вполне осознаваемый, по Толстому, постоянен, необычайно важен, даже необходим.

В «Войне и мире» нет полного молчания как «противовеса» самораскрытию человека и его воздействию на окружающих. Самим присутствием среди других людей герой «Войны и мира» вступает с ними в общение; именно движением, жестом, мимикой, взглядом, по убеждению автора «Войны и мира», осуществляется исконная «молчаливость» человеческого бытия. Князь Андрей, по его словам, любил в Наташе Ростовой «открытость душевную». После поездки в Отрадное, где он впервые увидел Наташу, Болконский думает: «Мало того, что я знаю все то, что есть во мне, надо, чтобы и все знали это». Потребность открыть себя другим едва ли не главная черта героев, душевно близких Толстому.

Общение героев «Войны и мира» отмечено прежде всего светлыми, радостными чувствами, и ему неизменно сопутствует добрый, веселый смех. Так, Наташа, беседуя с братом, вернувшимся с армейской службы, «смеялась при всяком слове... не потому, чтобы было смешно то, что они говорили, но потому, что ей было весело и она не в силах была удержать своей радости». Беспричинность радостного смеха при общении людей - один из существенных мотивов «Войны и мира». Вспомним, к примеру, юных Ростовых после охоты: «Наташа подмигнула брату, и оба удерживались недолго и звонко расхохотались, не успев еще придумать предлога для своего смеха».

Подобный жизнерадостный смех то и дело звучит в романе, как в картинах мирной жизни (особенно Ростовых), так и в эпизодах, посвященных военным действиям (вспомним радостно возбужденных солдат под Красным или на батарее Раевского во время Бородинской битвы). Этот смех обладает энергией соединения людей. Вот слова о Пьере: «Где ссорились, он - одною своею доброю улыбкой и кстати сказанной шуткой - мирил». Каратаев с его доброжелательностью ко всем окружающим немыслим без радостной улыбки. Характеризуя Платона, Толстой отметил, что он часто смеялся.

Открытый и доброжелательный смех героев Толстого несовместим с иронией - отчуждающей и презрительной насмешливостью, к чему склонны и Наполеон и Пфуль, который «был смешон, был неприятен своею ироничностью», и Сперанский с его невеселым и самоуверенным смехом, и «неприятно» смеющийся Николай Андреевич Болконский, а порой и князь Андрей, насмешек которого опасались Пьер и княжна Марья. Наташа Ростова как бы возрождает в Андрее Болконском детский дар веселого, доброго смеха: «Он редко смеялся, но зато когда он смеялся, то отдавался весь своему смеху, и всякий раз после этого смеха она чувствовала себя ближе к нему».

Автор «Войны и мира» новаторски продолжил галерею образов «чудаков» и простодушных, представленную произведениями Вольтера, Стерна, Диккенса. Если у названных писателей бесхитростные и наивные персонажи были одинокими, беспомощными, «не от мира сего», то безискусственные герои Толстого духовно укоренены в реальности. Писатель как бы доказал жизнестойкость и универсальность тех человеческих ценностей, которые ранее с известной схематичностью и не без скептицизма воплощались в традиционных образах «чудаков». Содержательно значима в этом отношении сама «многогеройность» толстовского романа. Благодаря ей читатель постоянно ощущает, что в жизни неизменно находится место людям, которые душевно сродны Ростовым, Болконским, Пьеру Безухову, что привлекательные черты последних отнюдь не исключительны. При этом своя, особая поэзия таится в каждом из «состояний» героев писателя - будь то полудетская жизнерадостность (Наташи, Сони и Николая в первом томе), атмосфера влюбленности (характерная для дома Ростовых позднее) или наладившаяся, ровная семейная жизнь главных героев эпилога. По-своему поэтичны в «Войне и мире» даже те катастрофические периоды, когда люди, «нравственно согнувшись и зажмурившись от грозного, нависшего над ними облака смерти», не смеют «взглянуть в лицо жизни», как Наташа и княжна Марья, потерявшие Андрея Болконского. С размахом поистине эпическим рисуется Толстым «живая жизнь» в ее неистощимом многообразии и богатстве.

Нравственное единение героев «Войны и мира» сопряжено с безгранично широкими, ничем не стесненными человеческими контактами. Достаточно вспомнить общение Ростовых с дворовыми; княжну Марью, принимающую в своем доме странниц; возвращение Пьера после плена домой, его живой интерес ко всем встречающимся людям; Наташу Ростову, которая думает в церкви: «Миром, все вместе, без различия сословий, без вражды, соединенные братской любовью - будем молиться».

Душевная расположенность людей и взаимная coпричастность их судеб выступают у Толстого как реально и повсеместно осуществляемые, но отнюдь не в качестве недостижимого идеала. Это повсеместное человеческое единение таинственно и загадочно. В «Войне и мире» важен мотив тайны, не житейской, не личной (которую писатель отвергает), а философской: тайны мироздания и конечного смысла жизни. Толстовские герои порой ощущают ее присутствие в соответственной судьбе. Это-то и раскрепощает их от тяжести забот о частных благах и житейском самоутверждении.

Жизнь, по Толстому, - не сумма изолированных друг от друга существований, а некое непостижимое целое, которому принадлежит каждый. И герои «Войны и мира» в моменты прозрений испытывают благоговейное смирение перед величественной загадочностью бытия, в том числе собственного. Так, княжна Марья и Наташа, потеряв близкого человека, «плакали от благоговейного умиления, охватившего их души перед сознанием простого и торжественного таинства смерти, совершившегося перед ними». А вот описание ночи в Лысых Горах, когда рожала маленькая княгиня: «Таинство торжественнейшее в мире продолжало совершаться... и чувство ожидания и смягчения сердечного перед непостижимым не падало, а возвышалось».

Толстой пристально внимателен ко всему, что творится в душах людей: и к их мыслям (в том числе философским), и к их безотчетным чувствам, которые разумом не контролируются. Ему одинаково важны разного рода подробности и нюансы человеческого сознания. Его интерес к душе человека производит впечатление неизбирательного: писатель как бы претендует на исчерпывающую полноту картины, на доскональное постижение внутренней жизни людей.

Эту сторону творчества писателя называют «диалектикой души». Говоря о ранних произведениях Толстого, Чернышевский отметил, что в отличие от других авторов он интересуется самим таинственным психологическим процессом, «посредством которого вырабатывается мысль или чувство», а потому часто прибегает к внутренним монологам.

Нередко автор «Войны и мира» приписывает своим персонажам слова, которые соответствуют их безотчетному и никак не оформленному переживанию. Вот оживленная пением Наташа, увидев чем-то расстроенного Николая, пытается обмануть себя и нарочито не замечает состояния брата. «Нет, мне слишком весело теперь, чтобы портить себе веселье сочувствием чужому горю. Нет, я верно, ошибаюсь, он должен быть весел так же, как и я», - почувствовала она и сказала себе». Первая фраза монолога героини подчеркнуто условна: это не произнесенные Наташей Ростовой про себя слова, а авторская «расшифровка» чувства, не получившего в ее сознании речевого выражения. Таких «несостоявшихся» монологов в «Войне и мире» немало. Но чаще внутренняя речь персонажа выступает в качестве «слепка» с его мысли. Петя Ростов в ночной полудремоте слышит звучащую в нем самом музыку, «ах, да, ведь я во сне, - качнувшись наперед, сказал себе Петя, - Это у меня в ушах. А может быть, это моя музыка. Ну, опять. Валяй, моя музыка! Ну!..» Он закрыл глаза. И... опять все соединилось в тот же сладкий и торжественный гимн. «Ах, это прелесть что такое! Сколько хочу и как хочу!».

Автор «Войны и мира», однако, не полностью отказывается от живописующей пластики. Обычно характеристика поведения героя слагается у Толстого из прямого обозначения зримых черт персонажа и описаний психологической подоплеки движений, жестов, мимики.

Вот как показана Наташа на балу: «Она стояли опустив свои тоненькие руки, и с мерно-поднимающейся, чуть определенною грудью, сдерживая дыхание, блестящими, испуганными глазами глядела перед собой, с выражением готовности на величайшую радость и на величайшее горе. Ее не занимали ни государь, ни все важные лица, на которых указывала Перонская, - у нее была одна мысль: «...неужели так никто не подойдет ко мне...». И далее следует внутренний монолог героини, занимающий значительно больше места, чем приведенная жестово-мимическая характеристика, по-толстовски завершающаяся словами о том, что выражали лицо и взгляд.

Пластической красоте, привычной и традиционной, в «Войне и мире» противопоставляется в качестве более высокой ценности одухотворенность человека. Не случайно Наташа у Толстого в первой сцене - девочка с некрасивым лицом, а глаза княжны Марьи - «привлекательнее красоты». Знаменателен момент, когда князь Андрей, влюбленный в Наташу, слушает ее пение, ощущая живо страшную противоположность «между чем-то бесконечно-великим и неопределимым, бывшим в нем, и чем-то узким и телесным, чем он был сам и даже была она». И еще о Наташе: «Ее душу как будто связывало ее тело». На лице графини Марьи Ростовой выступает «строгое выражение затаенного высокого страдания души, тяготящейся телом». Здесь по-толстовски весомо сближены представления о телесности и узости, с одной стороны, о духовности и широте - с другой. Существование человека предстает в «Войне и мире» как нечто ценное избытком одухотворенности.

Психологический анализ внешнего облика героя позволяет автору охарактеризовать сложность и порой противоречивость его душевного состояния. Нередко в «Войне и мире» отмечается резкое несоответствие между тем, что человек испытывает, и тем, как он воспринимается со стороны. Так, дважды сказано о контрасте между холодно достойной фигурой Наташи Ростовой, гордым выражением ее лица после истории с Анатолем и ее душой, переполненной стыдом и отчаянием.

Вместе с тем автор романа стремится дать богатую пищу зрительным ощущениям читателя. Видимый облик героев для него весьма существен, именно на нюансы зримого поведения людей направлена неистощимая толстовская наблюдательность, которая иным современникам писателя представлялась чрезмерной и избыточной. Писатель как бы учит нас заинтересованной внимательности ко всему в непосредственно окружающих нас людях. То, что Толстой развивает и обостряет проницающую наблюдательность читателей, отметил Р. Мартен дю Гар: «Его (Л. Толстого) проницательность поразительна. По сравнению с ней наше собственное зрение кажется недостаточным, поверхностным, ограниченным и условным... Следишь за ним в его... вечных поисках того незаметного жеста, который вдруг раскрывает всего человека, тогда и наше зрение делается зорче, обостряется наблюдательность». Читателя, который «хоть в какой-нибудь мере обладает наблюдательностью», Толстой может научить «смотреть вглубь».

Жест и мимика у Толстого нередко доминируют над произнесенным словом, а смысл интонации, случается, обладает над предметно-логическим значением, так что существо реплики оказывается не соответствующим ее прямому лексическому значению. Вспомним Багратиона в Шенграбенском сражении: «Он спрашивал: «чья рота?», а в сущности он спрашивал: «уж не робеете ли вы тут?».

Роман-эпопея Л. Толстого, будучи рассмотрен в контексте художественной культуры XIX - XX вв., предстает как своего рода кульминационная точка пластической «явленности» носителей высоких нравственных ценностей. Во многом Толстой продолжает традиции русской литературы первой трети XIX века (от романтизма, и ещё ранее - сентиментализма) - внимание к душе, внутреннему миру героя. Толстой творит в очень сложную эпоху - он видит глубинный кризис пореформенной России - и его размышления могут рассматриваться как попытка выхода из него.

Знаменательно признание Т. Манна, что в изображении наиболее интересных лиц ему «надлежало соблюдать величайшую сдержанность во внешней конкретизации, которая грозила сразу же принизить и опошлить духовный план с его символичностью и многозначительностью». От таких опасений Л. Толстой был свободен. Зримый мир представляется его читателям как бы переполненным, насыщенным значительными жестами, выражениями лиц, взглядами, как шар из сна Пьера, состоявший из подвижных капель. В центре видимой реальности романа «Война и мир» - не природа сама по себе и не мир вещей, чему уделено так много внимания у Гоголя, Гончарова, Тургенева. «Доминанту» зримых картин у Толстого составляет сам человек.

Таким образом, мы видим, что персонажи «Войны и мира» легко и порой неприметно даже для них самих творят вокруг себя атмосферу веселого оживления, душевной просветленности, не имеющей границ доброжелательности. Им присуща мудрость стихийного и нерефлективного уклонения от зла, его благородного игнорирования. Герои Толстого не ждут встречи с чем-то враждебным им, не опасаются оказаться жертвами, не допускают заранее мысли о каких-либо «подвохах» со стороны окружающих. Часто они не замечают существования опасных для себя людей и тем самым как бы устраняются от участия в конфликтах. Облик княжны Марьи и Наташи Ростовой несовместим с представлениями о враждебном. Наташа (в этом - одна из причин пережитой ею драмы разрыва с Андреем Болконским) наивно-доверчива к Элен и Анатолю. Петя Ростов полон добрых чувств к Долохову, не подозревая, что этот человек холодей и жесток. Пьер долгое время принимал «заботу» о себе князя Василия за чистую монету и поплатился за это мучительно-тяжелой жизнью с Элен. Безграничная доверчивость персонажей «Войны и мира» порой ведет их к заблуждениям, готовит им беды, но гораздо чаще эта черта толстовских героев житейски «оправдывает» себя и приводит их к счастью.


Глава 2. Особенности женских образов в романе


2.1 Прототипы женских образов в романе

роман война мир женский образ

В данном параграфе будут рассмотрены прототипы основных женских образов в романе Л.Н. Толстого «Война и мир».

Первый образ, на котором мы хотели бы остановиться, - это центральная героиня романа Наташа Ростова. В литературе о «Войне и мире» давно высказано соображение, что Т.А. Кузминская - прототип Наташи Ростовой. Сам Толстой не скрывал того, что личность, характер Тани помогает ему в создании любимой героини - Наташи. «...Ты думаешь, ты даром живешь у нас, - я тебя всю записываю...», - сказал однажды Лев Николаевич свояченице.

Татьяна Андреевна Кузминская, урожденная Берс (1846 - 1925) была свояченицей Л.Н. Толстого, младшей сестрой его жены Софьи Андреевны. Она с детства находилась в сердечной дружбе с великим писателем. После женитьбы Толстого Татьяна Андреевна, будучи молодой девушкой, часто и продолжительно жила в Ясной Поляне и называла ее «милым своим вторым родительским домом». Таня была старательной переписчицей рукописей Толстого, в частности писала под его диктовку некоторые главы «Войны и мира». Она обладала прекрасным голосом и своим пением доставляла Льву Николаевичу большое наслаждение.

В письме Толстого к художнику М.С. Башилову, иллюстратору «Войны и мира», содержатся такие строчки: «Я чувствую, что бессовестно говорить вам теперь о типе Наташи, когда у вас уже сделан прелестный рисунок; но само собой разумеется, что вы можете оставить мои слова без внимания. Но я уверен, что вы, как художник, посмотрев Танин дагеротип 12-ти лет, потом ее карточку в белой рубашке 16-ти и потом ее большой портрет прошлого года (т. е. 19 лет), не упустите воспользоваться этим типом и его переходами, особенно близко подходящим к моему типу».

Примечательно признание актрисы Л. Савельевой, исполняющей роль Наташи Ростовой в кинофильме по великому произведению Л.Н. Толстого: «Перед каждой съемкой, наверное в сотый раз, перечитываю нужные страницы «Войны и мира». Очень помогли мне воспоминания Т.А. Кузминской».

Ряд эпизодов, характеризующих взаимоотношения Наташи и князя Андрея, ведут нас к аналогичным взаимоотношениям между Татьяной Берс (сестрой Софьи Андреевны) и Сергеем Николаевичем (братом Толстого). Приведем пример:

«Ни Соня, ни Лев Николаевич не удивились предложению Сергея Николаевича. Решили ждать год, но это ужаснуло и поразило меня.

Как целый год? Почему? - спросила я. Мне год казался вечностью, и я заплакала.

Вы так молоды, - говорил мне Сергей Николаевич, целуя руки, - вам еще 17-ти лет нет, с моей стороны было бы преступлением жениться, не давая вам обдумать и испытать своего чувства.

Меня испытывать не надо, - серьезно и твердым голосом сказала я.

Я должен устроить свои дела, это тоже возьмет много времени, - продолжал он.

Мои счастливые первые минуты омрачились тем, что надо ждать год».

И в романе «Война и мир» читаем:

«- Сказала ли вам maman, что это не может быть раньше года? - сказал князь Андрей, продолжая глядеть в ее глаза...

Нет, - отвечала она, но она не понимала того, что он спрашивал.

Простите меня, - сказал князь Андрей, - но вы так молоды, а я уже так много испытал жизни. Мне страшно за вас. Вы не знаете себя…

Как ни тяжел мне будет этот год, отсрочивающий мое счастье, - продолжал князь Андрей, - в этот срок вы проверите себя...

Зачем вы это говорите? - перебила его Наташа. - Вы знаете, что с того самого дня, как вы в первый раз приехали в Отрадное, я полюбила вас, - сказала она, твердо уверенная, что она говорила правду» (10, 226).

Проф. С.М. Брейтбург дал высокую оценку книге Т.А. Кузминской. Он пишет: «Столь задушевное взаимное расположение между мемуаристкой и писателем и почти беспримерная продолжительность их общения, в сочетании с необычайно емкой памятливостью и незаурядными литературными способностями Т.А. Кузминской, обеспечили книге «Моя жизнь дома и в Ясной Поляне» многостороннее и глубокое познавательное значение в отношении жизни, деятельности и творчества Л.Н. Толстого».

Показательно, что и отношения Наташи с Анатолем Курагиным были описаны Толстым по реальным воспоминаниям Т.А. Кузьминской, которая в своей книге нарисовала ряд сцен ухаживания за ней искусного донжуана Анатолия Шостака, являющегося прототипом Анатоля Курагина. Вот, например, сцена в театре по воспоминаниям Т. Кузминской.

«Капельдинер отворил дверь, и вошел Anatole. Вся фигура его дышала каким-то небрежным изяществом. Все, что он делал - входил в ложу, здоровался, целовал руку Julie, - все было так, как должно быть: просто, непринужденно, ласково, особенно со мной, как мне казалось тогда...

Vous etes delicieuse aujourd'hui, cette coiffure vous va a merveille (Вы прелестны сегодня, эта прическа так чудно идет вам), - продолжал он, играя моим веером и близко нагибаясь ко мне.

Я чувствовала, что краснею, и хотела отодвинуться. «Он, пожалуй, обидится», - снова мелькнуло у меня в голове, и я осталась на месте. Опять что-то необъяснимое и страшное притягивало меня к нему.

Несколько минут длилось молчание. Он, улыбаясь, пристально глядел на меня, как бы изучая мой туалет, мое выражение лица, мою шею с бархоткой... «Нет, это не должно быть... Ведь никто никогда не был со мной так, как он», - думала я, упрекая себя, обвиняя его, но в чем, я не умела себе ответить, и решительно встала, чтобы уйти».

Воспоминания Кузминской были написаны полвека спустя после «Войны и мира», и изображенная ею сцена могла быть передана Толстому в устном рассказе. Толстой, задумав образ Наташи как сквозное действующее лицо романа, вел постоянное и длительное наблюдение за своей любимой свояченицей, Татьяной. Она в свою очередь была душевно расположена к писателю и охотно ему рассказывала о своих переживаниях. Когда Толстой узнал о случившемся с Таней в Петербурге, его очень заинтересовала личность Анатолия Шостака. Лев Николаевич старался поподробнее узнать о переживаниях Тани во время ее увлечения этим великосветским львом. «...Лев Николаевич часто останавливал меня вопросами: «Что же ты чувствовала, что это было нехорошо?» или «Как же он был с тобою?» и т. п. Я не подозревала тогда цели его вопросов и была с ним откровенна»,- писала Кузминская в своих воспоминаниях.

Это признание Кузминской показывает, что Толстой в своих наблюдениях над окружающей его средой не ограничивался только внешними впечатлениями, - ему нужны были не только портретные черты натуры, но и ее душа.

Дело, конечно, не в прототипах, не во взаимоотношениях между Таней Берс и Анатолием Шостаком, о которых рассказывала свояченица писателя. Все эти предания и наблюдения могли послужить для автора «Войны и мира» лишь первоначальной канвой, на которой выросла сложная жизненная философия, так гениально воплощенная в образе обаятельной, несколько наивно рассуждающей Наташи и аморального, безудержного в своих чувственных влечениях Анатоля Курагина. Эту жизненную философию глубоко и тонко раскрыл С. Бочаров в своей небольшой книге о «Войне и мире».

Прототипом другой главной героини романа, княжны Марьи, как уже неоднократно указывалось в литературе, послужила мать писателя, княгиня Мария Николаевна, по отцу - Волконская. Она умерла при рождении пятого ребенка, младшей сестры Толстого, Марии, когда Льву Николаевичу было всего полтора года, и он, конечно, запомнить ее не мог. Таким образом, источником для создания образа княжны Марьи могли послужить только живые предания и некоторые сохранившиеся документы (письма, дневники и т.д.). Заканчивая свои воспоминания о матери, Толстой говорил: «Все это я описываю по рассказам и письмам».

Что же узнал Толстой от окружавших его людей о своей матери и что из всего собранного использовал при создании образа княжны Марьи?

Физического облика матери писатель не представлял, так как по странному стечению обстоятельств не сохранилось ни одного ее портрета. Из преданий он вынес представление о ней как о женщине с весьма невыигрышной наружностью. Это нашло полное отражение в романе. Не отличаясь красивой внешностью, Мария Николаевна обладала высокими духовными качествами. Она была умна, широко образованна для своего времени; прекрасно знала четыре европейских языка: французский, немецкий, английский и итальянский. Мария Николаевна к тому же обладала артистической душой: она хорошо играла на фортепьяно, владела даром прекрасной рассказчицы-импровизатора. При всех перечисленных достоинствах Мария Николаевна отличалась большой скромностью, душевной теплотой и выдержкой. Она никогда, по воспоминания Льва Николаевича, не сказала окружающим грубого слова. Толстой считает мать свою в духовном отношении выше отца. Если прибавить ко всему изложенному предания о жизни Марии Николаевны с отцом и компаньонкой-француженкой в Ясной Поляне, то становится совершенно очевидным наличие многих тождественных мотивов, характеризующих образ Марьи Болконской и матери писателя.

Но, разумеется, тождество это не полное. Так, например, Толстой, характеризуя свою мать в «Воспоминаниях», почти ничего не говорит об ее увлечении религией, об аскетических наклонностях, что так характерно для княжны Марьи. Видимо, эта сторона характера Болконской была мало присуща ее прототипу, ибо автор «Воспоминаний» пишет: «Жизнь матери проходила в занятиях с детьми, в вечерних чтениях вслух романов для бабушки и серьезных чтениях, как «Эмиль» Руссо, для себя и рассуждениях о читанном, в игре на фортепиано, в преподавании итальянского языка одной из теток, в прогулках и домашнем хозяйстве».

В статье Р. Заборовой «Тетради М.Н. Толстой как материалы для «Войны и мира» приводятся ценные данные, помогающие полнее и глубже раскрыть проблему соотношения образа княжны Марьи и его прототипа, М.Н. Волконской.

Переписка княжны Марьи с Жюли Карагиной также не выдумана Толстым: в основу ее легли письма фрейлины императрицы, М.А. Волковой, к ее подруге В.И. Ланской. Письма эти, видимо, произвели на писателя большое впечатление и послужили ему драгоценным материалом для воспроизведения бытовых черт эпохи. О ценности материала, содержащегося в письмах Волковой, говорит А.Е. Берс в письме Толстому 26 октября 1863 г.: «Я прочел целый волюм писем Волковой, которые она писала Ланской в 1812 и 1813 годах; теперь читаю письма 1814 года. Для меня они интересны в высшей степени, она говорит в своих письмах о лицах, которых она знала в молодости, а я всех их под старость. Также весьма интересны ее описания о духе того времени, - и все и всё в них интересно».

В письме 3 декабря 1863 г. А.Е. Берс отметил интерес писателя к этим письмам. «Как я рад, любезный Лев Николаевич, что тебе понравились письма Волковой…».

В письме Татьяны Берс, свояченицы Толстого, упоминается маленькая княгиня, которую «хвалили дамы», но не могли определить, кого воспроизвел в этом образе писатель.

В другом персонаже толстовского романа - маленькой княгине Лизе Болконской - можно найти черты живого лица, Луизы Ивановны Волконской, урожденной Трузсон (1825 - 1890). В 1842 г. она вышла замуж за троюродного брата Толстого, князя Александра Алексеевича Волконского. В яснополянском доме находится портрет Луизы Ивановны, на обороте которого рукою Софьи Андреевны написано, что Луиза Ивановна - прототип Лизы Болконской из «Войны и мира».

Сцена смерти маленькой княгини также связана с подлинным трагическим событием, происшедшим в семье Толстого. Так умерла мать Льва Николаевича при появлении на свет его младшей сестры, Марии.

«...Официанты несли для чего-то в спальню кожаный диван».

По традиции, строго соблюдаемой в семье Толстых, роженицу перед родами перекладывали на темно-зеленый кожаный диван. На этом диване родился сам Лев Николаевич Толстой и все его дети. Диван всегда стоял в яснополянском кабинете писателя, где он находится и в настоящее время.

Из эпизодических фигур «Войны и мира» весьма колоритным является образ Марьи Дмитриевны Ахросимовой. О прототипе Ахросимовой, Наталье Дмитриевне Офросимовой, оставили интересные воспоминания многие современники. Весьма любопытны воспоминания об Офросимовой Д.Н. Свербеева:

«...Настасья Дмитриевна Офросимова, переехавшая после своего вдовства из Москвы в Петербург для длительного надзора за гвардейской службой своих двух или трех сыновей, из коих младшему, капитану гвардии, было уже гораздо за 30 лет. Обращаясь нахально со всеми членами высшего московского и петербургского общества, детей своих держала она в страхе божием и в порядке и говорила с любовью о их беспрекословном к ней повиновении: «У меня есть руки, а у них щеки...». Бойкость характера Настасьи Дмитриевны известна была обществу обеих столиц и самому императору. Надо сказать, что она всегда стояла за правду и везде громогласно поражала порок. Еще в 1809 году, когда государь Александр, вместе со своей сестрой в. к. Екатериной Павловной, посещал Москву, Офросимовой удалось одним словом с выразительной жестикуляцией уничтожить взяточника сенатора С. Вот как это было: государь сидел в своей маленькой ложе над сценой небольшого московского на Арбатской площади театра; Офросимова, не подчинявшаяся никоим обычаям, была в первом ряду кресел и в антракте, привстав, стала к рампе, отделяющей партер от оркестра, судорожно засучивая рукава своего платья. Увидев в 3 или 4 № бенуара сенатора, она... в виду всех пальцем погрозила сенатору и, указав движением руки на ложу государя, громогласно во всеуслышание партера произнесла: «С., берегись!» Затем она преспокойно села в свои кресла, а С., кажется, вышел из ложи. Очень понятно, что государь начал расспросы, что бы все это могло значить. Ему были вынуждены объяснить, что действительный тайный советник М. Г. С. хотя и почитается в обществе самым дельным из всех московских сенаторов, но в то же время многими, и не без вероятности, признается взяточником. Через несколько времени сенатор С. был отставлен».

Неоднократные упоминания имени Натальи Дмитриевны Офросимовой в мемуарных произведениях первой четверти XIX в. свидетельствуют о несомненной ее популярности. Поэтому очень возможно, что Толстой знал эту колоритную фигуру эпохи не только по книжным источникам, а и по преданиям и воспоминаниям светских «старожилов».

2.2. Любимые героини Л.Н. Толстого


В романе Толстого показана эволюция героинь. Автор не отказывает им в способности мыслить, их, по сути, волнуют глобальные проблемы - проблемы счастья, любви служения людям и др. Идея «простого женского счастья» у героинь Толстого оказывается выстраданной. «Лучшие», любимые героини Толстого, как и герои-мужчины, способны к развитию.

Наташа - любимая героиня Толстого. Автор раскрывает её характер в непрерывном внешнем и внутреннем движении. Поэтому впервые в романе она не просто появляется, а именно «вбегает» в залу, непосредственная, полная жизненных сил девочка. Наташа, выросшая в нравственной и чистой атмосфере семьи Ростовых, сразу очаровывает нас искренностью, бесконечной любовью к жизни, к окружающим её людям. Она живёт так, как подсказывает ей сердце, потому что имеет от рождения то, что так долго ищут в себе Андрей Болконский и Пьер Безухов - естественность души, которая столь свойственна неиспорченному духовному миру детей. Вот почему так часто Толстой сравнивает Наташу с ребёнком. «Что делалось в этой детской восприимчивой душе, так жадно ловившей и усваивавшей все разнообразнейшие впечатления жизни?» - с нежностью спрашивает писатель. Любуясь своей героиней, он ценит в ней простоту, доброту и умение чувствовать красоту и правду.

Наташа Ростова - сила не маленькая; это богиня, энергическая, даровитая натура, из которой в другое время и в другой среде могла бы выйти женщина далеко недюжинная, но над нею тяготеют роковые условия женской жизни, и она живет бесплодно и едва не погибает от избытка своих ненаправленных сил. Автор с особенной любовью рисует нам образ этой живой, прелестной девочки в том возрасте, когда девочка уже не дитя, но еще и не девушка, с ее резвыми детскими выходками, в которых высказывается будущая женщина. Наташа растет счастливой, вольной пташкой, любимым ребенком в доброй, дружной семье московских бар, в которой царствует постоянная атмосфера любовности.

Наташа внутренне и внешне чем-то похожа, и это не случайно, на Татьяну Ларину. В ней та же открытость любви и счастью, та же биологическая, бессознательная связь с русскими национальными традициями и началами. Для Толстого очень важна эта духовная связь героини с народом.

Образ Наташи раскрывается в сцене в гостях у дядюшки. Завершающим эпизодом этой картины является пляска Наташи под музыку дядюшки, который оказался отличным гитаристом - исполнителем русских песен. Дядюшка с таким мастерством и задушевностью взял первые аккорды известной русской песни «По улице мостовой», что они сразу задели за живое слушателей, а Наташа уже не смогла устоять на месте, сбросила с себя платок и своей пляской привела в изумление всех присутствующих. Она, восхищённая и увлечённая пением дядюшки, который «пел так, как поёт народ», сама не замечает, как пускается в пляс. И в эти мгновения она понимает всё то, что «было в Анисье, и в отце Анисьи, и в тётке, и в матери, и во всяком русском человеке». Нас, как и автора, удивляет, «где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала, эта графинечка, воспитанная эмигранткой-француженкой, этот дух… Но дух и приёмы были те самые, неподражаемые, русские, которых и ждал от неё дядюшка».

Имели ли место в действительности подобные сцены деревенских развлечений? Мог ли писатель в самой жизни наблюдать аналогичные картины? Приведем воспоминания современников. Один из них пишет: «В деревне случается порой, что и старый барин с пожилою барыней, как дети, веселятся в кругу своих верных челядинцев: созовут в столовую горничных, молодых и старых, да запевал и бойких плясунов из дворовых - и пошла потеха: и песни и пляски - что твои цыгане!.. Старая барыня с участием следит за всеми движениями и прыжками сельских Дюпоров, за толкотней толпы в кругах и за пляской на выход доморощенных Фанни и Тальони. Сам старый барин, приплясывая... мало-помалу начинает подтягивать - аи! во лузях!.. во поле береза стояла... вор воробей... потом решительно примыкает к хору и напоследок совершенно слагает с себя все величие домовладыки, утопая в весельи, как сыр в масле!..».

Сцене пляски Наташи в гостях у дядюшки соответствует реальный эпизод, имевший место с Татьяной Кузминской у Дьяковых, соседей Толстых по имению.

Варвара Валентиновна Нагорнова (племянница Толстого) в 1916 г. в приложении к газете «Новое время» поместила статью «Оригинал Наташи Ростовой», в которой рассказывала:

«В шестой фигуре кадрили оркестр заиграл «Камаринского», Лев Николаевич стал выкликать, кто может плясать «русскую», но все стояли молча. Тогда он обратился к Колокольцеву со словами: «Пройдись «русскую», неужели вы можете стоять на месте?» Оркестр забирал все больше и больше.

Ну, ну, - понукал дядя. Колокольцев сделал решительный, шаг вперед и, описав плавный круг, остановился перед Таней.

Я видела ее колебание и мне стало страшно за нее».

Приведя эти воспоминания В.В. Нагорновой в книге «Моя жизнь в Ясной Поляне», Т.А. Кузминская продолжает:

«Но не только Варя, а и сама я чувствовала робость, а вместе с тем еле-еле стояла на месте. Я чувствовала, как во мне дрожало сердце, как дрожали плечи, руки, ноги, и как они сами, помимо моей воли, могли бы делать то, что нужно.

Варенька пишет: «Лицо ее выражало восторженную решительность, и, вдруг, подбоченясь одной рукой и подняв другую, она легкими шагами поплыла навстречу Колокольцеву. Кто-то бросил ей платок. Подхватив его на лету, она уже, не заботясь об окружающих, плясала так, как будто она никогда ничего другого не делала. Все зааплодировали».

Волнение охватывает Наташу во время чтения Манифеста. В эти минуты её душа переполнена чувством огромной любви к родине, ради неё она готова на любые жертвы. Пожалуй, самый замечательный эпизод из целой серии прекрасных жанровых картин, посвященных Наташе Ростовой, - это эпизод эвакуации раненых из Москвы, в котором она проявила себя как истинная патриотка. Эта сцена написана Толстым с поразительным мастерством. В отношении Наташи к раненым солдатам выражается органическая связь с народной жизнью, стремление всё отдать для блага своего народа. Она бросает все свои силы на то, чтобы как-то помочь им. В такие минуты автор восхищается своей героиней.

Бескорыстие Наташи, ее готовность все отдать страдающим людям, не думая о своих несчастьях, находит отклик в сердцах всех Ростовых.

Особенно рельефно выступают лучшие черты семейства Ростовых, какими-то невидимыми нитями связанных с русским народом, благодаря контрасту между ними и Бергом, которого в эти страшные для русских людей дни по-прежнему заботит только одно: личная выгода, возможность получить что-то для себя.

Существенно заметить, что в раннем варианте этой сцены фигурировал офицер, явившийся от Растопчина с приказанием об отдаче прибывшего из деревни транспорта для эвакуации раненых. Переделав данную сюжетную ситуацию коренным образом, Толстой ярче и глубже выразил патриотические чувства своей любимой героини Наташи и, наоборот, снял с образа Растопчина краски, совершенно ему чуждые.

Духовная красота Наташи проявляется и в отношении к родной природе. Искреннюю восторженность слышим мы в её голосе ночью в Отрадном. «Ах, какая прелесть! Ведь эдакой прелестной ночи никогда, никогда не бывало… Так бы вот села на корточки, вот так, подхватила бы себя под коленки - туже, как можно туже, - и полетела бы. Вот так!» - восклицает девушка. Гармоничная связь с природой дарит Наташе ощущение счастья. Но она умеет не только сама быть счастливой, но и делает счастливыми других, являясь для них чем-то вроде ангела-хранителя. Многие эпизоды романа рассказывают о том, как Наташа вдохновляет людей, сама того не замечая, делает их лучше, добрее.

Автор не считает свою героиню умной, расчётливой, приспособленной к жизни. Но её простота, одухотворенность сердца побеждают ум, учёность и хорошие манеры. Несмотря на внешность, явно некрасивую в детстве и в юности, Наташа привлекает даже малознакомых людей. В отличие от «блестящей красавицы» Элен, она не поражает красотой внешней, и, тем не менее, она истинно прекрасна, потому что прекрасна её душа, её внутренний мир. Как выразительны её глаза, полные живых человеческих чувств: страдания, радости, любви, надежды. Они и «сияющие», и «любопытные», и «умоляющие», и «испуганные», и «внимательные». Какое богатство духовного мира выражено в этих глазах. Героиня обаятельна всегда, а в минуты счастья она просто полна энергии, которая завораживает и притягивает к себе. Этим Наташа и очаровывает Андрея Болконского, знакомство с которым становится новой точкой отсчёта в её жизни. В ней зарождается настоящее, большое чувство - любовь. Потребность и способность любить всегда жили в Наташе. Вся её сущность - это любовь. Но любовь к отцу и матери, к Николаю и Соне, даже её «детская» любовь к Борису отличаются от того нового и глубокого чувства, которое вспыхивает в ней, делая её ещё более прекрасной.

Но Толстой не только восхищается благородными поступками, внешностью и внутренним миром своей героини, но и понимает её в те минуты жизни, когда она совершает ошибки, делает неверные шаги. Ведь это неизбежно в таком возрасте, в период становления характера, формирования личности. Наташа вовсе не из злого умысла решается бежать с пустословом, гулякой Анатолем Курагиным. Она совершает это по своей неопытности, доверчивости. Хотя даже и тогда не перестаёт любить и уважать князя Андрея. Потом, осознав свою ошибку, Наташа остаётся верна Болконскому до конца его жизни.

Эмоциональной и живой Наташе противопоставляется в романе кроткая и нежная княжна Марья, в которой смирение и сдержанность сочетаются с жаждой простого человеческого счастья.

Иначе, чем у Ростовых, рисует Толстой обстановку имения Болконских, в которой живет и воспитывается княжна Марья. Многие эпизоды романа говорят о том, как деспотичен и строг с дочерью ее отец, по-своему любящий ее и желающий ей добра. В портрете Марьи Болконской, как всегда у Толстого, предельно лаконичном, запоминаются ее лучистые глаза, которые делали некрасивое лицо княжны прекрасным в минуты сильного душевного подъема. Старый князь Николай Болконский стремится дать дочери серьезное образование, сам давая ей уроки. Если Марья Волконская, безусловно, умна, то на вопрос об интеллектуальных способностях Наташи Ростовой прекрасно отвечает Пьер, сказав, что она "не удостаивает быть умной", потому что она гораздо выше и сложней понятий ума и глупости.

Княжна Марья безропотно подчиняется своему чудаковатому и деспотичному отцу не только из страха, но и из чувства долга дочери, не имеющей морального права судить своего отца. На первый взгляд она кажется робкой и забитой. Но в ее характере есть наследственная болконская гордость, врожденное чувство собственного достоинства, которое проявляется, например, в ее отказе от предложения Анатоля Курагина. Несмотря на стремление к тихому семейному счастью, которое глубоко таит в себе эта некрасивая девушка, она не хочет стать женой светского красавца ценой унижения и оскорбления своего достоинства. С особой силой твердость и сила характера этой скромной, застенчивой девушки обнаруживается в годы Отечественной войны 1812 года. Когда компаньонка-француженка пообещала княжне Марье, оказавшейся в трудном положении, покровительство своих соотечественников, она перестала общаться с ней и выехала из Богучарова, так как ее патриотическое чувство было оскорблено.

Сдержанная, замкнутая, погруженная в себя княжна Марья ведет однообразную деревенскую жизнь, бедную внешними событиями. Ее поиски, открытия и разочарования происходят чаще всего в ее душе, в ее богатом и насыщенном внутреннем мире.

Некрасивая наружность княжны Марьи, непривлекательность которой она преувеличивает себе, делает для нее невозможною любовь мужчины и семейное счастье. Она видит в этом перст Божий, начертавший ей ее путь в жизни, и заглушает в себе малейшую мечту о счастье, как дьявольское наваждение: «моя жизнь есть жизнь самоотвержения и любви», - говорит она, и свою жажду любви переносит на немногих близких людей, отца, брата, племянника, и всю жизнь свою отдает им, но самоотвержение ее бесплодно, и любовь ее не приносит ей самой ничего, кроме страданий. Она страстно обожает отца и страдает.

Отец ее, влиятельный человек при Екатерине и сосланный при Павле в деревню, как и все честолюбивые и энергичные люди, осужденные на насильственное бездействие, тратит на пустяки свою потребность деятельности и административные способности, которые, не находя сродной им почвы, вырождаются в мелочной неумолимый деспотизм и самодурство. Все в доме преклоняется перед его железной волей, все трепещет его взгляда, жизнь домашних должна идти, как хорошо устроенная машина, по указанному им пути. Деятельность - вот счастье, говорит он, и занят целый день; у него на все определенные часы: на точенье, постройки, занятия с дочерью, писание записок, - и он воображает, что делает дело, как белка в колесе воображает, что бежит. Он и дочери устраивает то же счастье. Княжна Марья безропотно сносит все: она не только не смеет жаловаться, она рада бы и не это снести, лишь бы обожаемый отец взглянул на нее с любовью, сказал ей ласковое слово; в любви своей к нему она доходит до полнейшего уничижения человеческого достоинства, до самого рабского подобострастия.

Отец зовет ее дурой, упрекает в безобразии, и она не думает возмущаться; она не позволяет себе не только понимать недостатки отца, но нарочито отводит себе глаза, чтобы не видеть их; отец ее в минуту гнева бьет старого верного слугу, а она терзается одной мыслью, как держать себя прилично такому случаю: сохранить ли печальный вид, чтоб выказать сочувствие к дурному расположению отца и тем вызвать привычный упрек, что она вечно готова хныкать, или сделать вид, что ничего не замечает и тем, еще хуже, заставить подозревать себя в преступном равнодушии к огорчению отца.

Когда выживший из ума старик со злобы на ненавистную ему женитьбу сына приближает к себе ловкую интриганку Бурьен, которая, пользуясь его слабостью, хочет выгодно обеспечить себя, она и тут упрекает себя в черных мыслях. И в награду за эту безграничную преданность, на которую уходят ее лучшие годы, она видит пренебрежение, холодность; она чувствует, что между нею и отцом никогда не будет той крепкой связи, как между им и ее братом; она сознает, что она для отца не более ничтожного винта в машине, что она нужна ему лишь для того, чтоб он мог положенные часы тратить с нею на уроки геометрии и видеть лицо ее на привычном месте, как необходимую принадлежность домашнего порядка, - и страдает.

Она обожает брата и невестку и страдает за разлад их, причины которого не может понять; она страдает вдвойне, чувствуя, что, несмотря на всю любовь свою к брату, она ничем не может быть в его жизни, что у него есть свой мир идей, занятий, планов, в котором ей нет места; она страдает несчастиями брата, но она не может утешить его: она может только плакать с ним да указать ему тот путь, в котором она нашла утешение, которое не может утешить брата. Она страстно привязывается к племяннику, но любовь ее и самоотверженная преданность бесполезны и даже вредны для ребенка, а ей самой приносят новые мучения. Она терзается и за здоровье ребенка и за его учение. Она сама учит его, но эта болезненная любовь усиливает ее раздражительность, неизбежное следствие ее жизни, гнета и страха; она, в свою очередь, запугивает ребенка и отталкивает его от ученья; за леностью следует неизбежное наказание, после которого она ужасается своей злобы и обливается слезами раскаяния, а ребенок выбегает из угла утешать ее. А между тем воспитание детей есть именно то дело, всегда доступное женщине, в котором любящая натура княжны Марьи могла бы найти цель жизни; но для того, чтоб быть воспитательницей, ей надо было сначала перевоспитать себя, а это удел немногих сильных натур, или самой вырасти в руках воспитателей, которые смотрели бы на нее не как на живой материал для выделки по той или другой теории, но как на личность, имеющую свои права, из которой надо приготовить полезного члена обществу. Князь Андрей, чтобы сын не сделался «слезливой старой девкой», как говорит старый Болконский, спешит взять ему гувернера, и княжне Марии остается одно - изливать свои чувства в переписке с приятельницей и в молитве.

С отцом ее делается удар, и княжна Марья переносит во время болезни его ту мучительную борьбу, которую переносят и придется переносить тысячам женщин, когда они видят, что жизнь свободная, жизнь без вечного гнета и страх открывается им единственно смертью дорогого, близкого им человека, с которым они связаны священным и страшным для них долгом. Княжна Марья ухаживает за отцом со всею своею не изменяющейся ни на минуту преданностью, но страшно сказать, несмотря на всю свою страстную любовь к отцу, несмотря на всю свою религиозность, она испытывает странное чувство: облегчение при виде умирающего отца. И она часто невольно следит за отцом не с надеждой найти признаки облегчения болезни, но желая найти признаки приближающегося конца. Страшно было княжне Марье сознавать в себе это чувство, но оно было в ней. «И что было еще ужаснее для княжны Марьи, - говорит далее автор, - это было то, что со времени болезни ее отца (даже едва ли не ранее, когда она, ожидая чего-то, осталась с ним), в ней проснулись все заснувшие, забытые личные желания и надежды. То, что годами не приходило ей в голову, - мысли о свободной жизни без страха отца, даже мысли о возможности любви и семейного счастья, как искушения дьявола беспрестанно носились в ее воображении».

Очень большое место в раскрытии центральных женских персонажей романа - Наташи Ростовой и Марьи Болконской - имеет эпилог. Изобразив критически столичное дворянство, Толстой в эпилоге романа дал некий идеал дворянских семей - это семья Николая Ростова и Марьи Болконской и семья Пьера Безухова и Наташи Ростовой. Всему лживому, своекорыстному и аморальному, что присуще большому свету, Толстой противопоставил простое, бесхитростное, гармоничное в усадебной жизни Ростовых и Безуховых.

Толстой пишет: «Как в каждой настоящей семье, в Лысогорском доме жило вместе несколько совершенно различных миров, которые, каждый удерживая свою особенность и делая уступки один другому, сливались в одно гармоническое целое».

Что особенно восхищает романиста в жизни этих двух похожих друг на друга семейных гнезд? Прежде всего простота и естественность всего процесса семейной жизни. Николай Ростов оказался, как говорилось выше, превосходным хозяином, нашедшим путь к сердцу мужика; княжна Марья - любящей женой и добродетельной матерью. «Николай жил с своею женой так хорошо, что даже Соня и старая графиня, желавшие, из ревности, несогласия между ними, не могли найти предлога для упрека». И если между ними возникали иногда неприязненные отношения, то и это скорее подчеркивало полноту их счастливой жизни, чем угрожало какими-либо серьезными последствиями. Самоотверженная нежная любовь княжны Марьи к мужу и детям создает в семье атмосферу духовности, облагораживающе действует на Николая, который ощущает возвышенность и высокую нравственность того мира, в котором живет его жена.

Идиллию семейного счастья являет собой и супружеская жизнь Наташи с Пьером. Пройдя через все жизненные испытания, героиня Толстого не утрачивает все свои лучшие качества: доброту, нежность, отзывчивость, самоотверженность. Она становится более сильной и мужественной. В ней появляется рассудительность. И, наконец, Наташа находит смысл жизни. Всю себя, всю свою душу, до самого потаённого уголка, она отдаёт Пьеру. Семья - вот обоюдное и добровольное рабство, когда ты любишь и любима. В семье она обретает долгожданный покой и счастье.

Полное перерождение Наташи, которое произошло после ее замужества, не раз вызывало резкие критические выступления против Толстого за то, что он волшебницу Наташу, полную обаяния и грации, в замужестве превратил всего лишь «в сильную и плодовитую самку».

В литературе о «Войне и мире» неоднократно писалось о том, что Толстой в решении «женского вопроса» полемизировал с революционерами-демократами. В противовес их широкой пропаганде эмансипации женщины от рабских семейных уз, права женщины на высшее образование, общественную деятельность и т.д., Толстой рисует свой идеал русской женщины - Наташу.

Изобразив в эпилоге семейную жизнь своей любимой героини, Толстой дает ряд публицистических тезисов о сущности и назначении брака, основах семейной жизни, назначении женщины в семье и т.п. Основная идея Толстого в вопросах семьи и брака сводится к признанию полной несовместимости обязанностей жены и матери с какими-либо другими увлечениями. Примерная жена и мать бывает, по мнению Толстого, так поглощена своими семейными обязанностями, что для чего-либо другого у нее нет и не может быть свободного времени: «...Она (Наташа), нося, рождая и кормя детей и принимая участие в каждой минуте жизни мужа, не могла удовлетворить этим потребностям иначе, как отказавшись от света».

Поведение своей героини писатель объясняет способностью человеческой натуры целиком погружаться в один предмет. «Предмет, в который погрузилась вполне Наташа - была семья, т.е. муж, которого надо было держать так, чтобы он нераздельно принадлежал ей, дому, - и дети, которых надо было носить, рожать, кормить и воспитывать».

Все эти рассуждения Толстого показывают, что он пришел к категорическому выводу о несовместимости супружеских обязанностей жены и матери с какими-либо другими интересами. Женщина рождена только для одного: достигнув возраста, когда ее физическое развитие позволит вступить в брак, она должна обзавестись семьей и все свое внимание и энергию сосредоточить на создании семейного гнезда, на рождении детей и их воспитании. Такая миссия женщины, по мнению писателя, вытекает из самой ее природы.

Толстой вступает в резкую и решительную полемику с теми, кто пытается увести женщину от этого, раз и навсегда предначертанного для нее пути. Он пишет: «Толки и рассуждения о правах женщин, об отношениях супругов, о свободе и правах их, хотя и не назывались еще, как теперь, вопросами, были тогда точно такие же, как и теперь; но эти вопросы не только не интересовали Наташу, но она решительно не понимала их.

Вопросы эти и тогда, как и теперь, существовали только для тех людей, которые в браке видят одно удовольствие, получаемое супругами друг от друга, т. е. одно начало брака, а не все его значение, состоящее в семье».

Надо сказать, что помимо центральных женских образов показаны в романе и простые люди из народа. Так, прекрасна по своей простоте и поэтичности сцена в гостях у дядюшки. В ней Толстой выразил свою любовь ко всему русскому. Сам дядюшка - этот типичный русский провинциальный помещик средней руки - полон поэтического обаяния. Его любили во всей губернии как благороднейшего и бескорыстнейшего чудака. Толстой говорит, что «его призывали судить семейные дела, его делали душеприказчиком, ему поверяли тайны, его выбирали в судьи и другие должности...».

Полна поэзии, обаяния и русская красавица, крепостная женщина Анисья Федоровна. Вот ее портрет: «...Вошла толстая, румяная, красивая женщина лет 40, с двойным подбородком и полными, румяными губами. Она с гостеприимной представительностью и привлекательностью в глазах и каждом движении оглянула гостей и с ласковой улыбкой почтительно поклонилась им».

Красоту и обаяние дядюшки и Анисьи Федоровны дополняет истинно русское хлебосольство, то радушие, отпечаток которого лежит на каждом блюде деревенской кухни, с такой любовью приготовленном для желанных гостей.

Таким образом, с «лучшими» женщинами в романе связаны такие понятия как «душа», «красота», «природа», им в большей мере, чем мужчинам свойственно эмоциональное восприятие мира. Функция женщин в романе - возрождающая. Так, Наташа помогает князю Андрею выйти из духовного кризиса, в котором он оказался после смерти жены, Марья Болконская «спасает» Николая Ростова.


2.3 Статичные женские персонажи в романе


«Лучшим», любимым женским персонажам Толстого противопоставлены в романе не развивающиеся женские персонажи, те, кто живёт только собой. Это Лиза Болконская, Соня, Элен.

Начнём с образа Лизы Болконской.

Маленькая княгиня Болконская одна из самых очаровательных женщин в Петербурге; когда она говорит, беличья губка ее так грациозно притрагивается к нижней, глазки ее так светлы, детски капризные выходки так милы, кокетство так игриво: обо всем этом необходимо упомянуть, потому что в этой губке, глазках, выходках и кокетстве - вся маленькая княгиня. Она один из тех прелестных цветков, назначение которых украшать жизнь, одна из тех милых детей-куколок, для которых жизнь - сегодня бал у одной княгини, завтра раут у другой, толпы поклонников, наряды, болтовня о последнем спектакле и анекдот при дворе да легкое злословие о фальшивых зубах одной графини и волосах другой. Никогда ни одна серьезная мысль не мелькнула в этих светлых глазках, ни один вопрос о значении жизни не слетал с этой мило приподнятой губки. Этот прелестный цветок перенесен из взрастившей его теплицы и украшает собою жизнь князя Андрея Болконского, это дитя-куколка - жена и готовится быть матерью.

Князь Андрей - человек мыслящий; он привык останавливаться перед каждым явлением жизни, отдавать себе отчет в каждом впечатлении и доводить это даже до болезненности, и этот человек - муж очаровательного ребенка-куколки. Как это случилось, нам не говорит автор. Вероятно, он, как и всякий смертный, увлекся игривым кокетством хорошенькой куколки и благодаря романтическому духу времени украсил свое увлечение громким именем любви, нашел смысл в этой детской болтовне и смехе, в этих хорошеньких глазках много чувства и мысли, и вообразил, что эта куколка есть именно подруга, созданная для него. Разумеется, он не замедлил убедиться в своей ошибке. Мы застаем их через полгода после свадьбы. Хорошенькая куколка и после замужества осталась тою же хорошенькой куколкой. Близость с таким человеком, как князь Андрей, не принесла решительно ничего маленькой княгине. Она и с мужем выделывает те милые штучки невинно-игривого кокетства, как и с идиотом Ипполитом Курагиным; муж обращается с нею с холодной вежливостью, как с посторонней женщиной. Он тяготится жизнью, в которой нет простора его силам, мечтает о славе, о подвигах, а она пристает к нему с упреками, отчего мы женщины всем довольны и ничего не хотим; он собирается ехать в армию, потому что война - единственно доступный ему путь к его целям, а она плачет тоном обиженного ребенка, зачем он покидает жену свою в таком положении,- и без того, при помощи ее дяди, он мог бы устроить себе блестящую карьеру и быть флигель-адъютантом! Разлад между ними растет, страдают оба. Страдает маленькая княгиня, насколько может страдать; когда забудет о балах, поклонниках и придворных новостях; она все-таки любит своего мужа, насколько ее маленькое сердечко способно любить, как любила бы всякого прекрасного молодого человека, который бы сделался ее мужем. Избалованная светом, вероятно, избалованная дома, как все хорошенькие невесты, привыкшая к поклонению, к обожанию, она ожидала того же от мужа, она оскорблена его холодностью и пренебрежением. «За что ты ко мне переменился, я ничего тебе не сделала», - упрекает она. И в самом деле, за что ему было меняться к ней. Глазки ее так же светлы, кокетство так же мило игриво, беличья губка ее, все так же грациозно слетая, притрагивается к нижней, она по-прежнему очаровательна, поклонники ее беспрестанно уверяют ее в том, - за что же мужу не любить ее, особенно теперь, когда она приобретает новые права на любовь его, готовясь быть матерью его ребенка? Никогда не понять этого ее хорошенькой головке.

Л. Толстой показывает свое отношение к таким женщинам в словах князя Андрея: «Эгоизм, тщеславие, тупоумие, - вот женщины, когда они показываются, как они есть», и следующий совет приятелю: «Никогда не женись, брат, пока ты не скажешь себе, что ты сделал все, что мог, и до тех пор, пока ты не перестанешь любить ту женщину, которую ты выбрал, пока не увидишь ее ясно. Женись стариком никуда не годным, а то пропадет все, что есть в тебе хорошего и высокого, все истратится по мелочам».

Из этих слов может создаться впечатление, что Толстой, вложивший их в уста князя Андрея, считает любовь чем-то вроде темной воды, застилающей зрение, и роковой, неотразимой силы, переворачивающей всего человека. «Если ты ждешь от себя что-нибудь впереди, - продолжает он свои жалобы, - то на каждом шагу ты будешь чувствовать, что для тебя закрыто все, кроме гостиной, где ты будешь стоять на одной доске с лакеем и идиотом». Сложно понять, почему неудачная женитьба могла закрыть все, к чему стремился человек. Но, может быть в этом, выражено отношение автора к такому типу женщин?

«Гостиная, сплетни, балы - вот тот мир, из которого я не могу выйти», - жалуется князь Андрей далее. Но почему же? Если жена его не могла жить без этого мира гостиных, сплетен и балов, то разве она не могла жить в них без него? Ведь он сам сознавал, что жена его «одна из тех редких женщин, с которыми муж может быть спокоен за свою честь», маленькая княгиня не заразилась нравственною распущенностью своего круга, блестящей представительницею которой была великолепная красавица Элен Безухова. Ее кукольное сердечко не могло увлечься сильным чувством к человеку, способному внушить его. Не то она поняла и оценила бы мужа, и ей незачем было бы далеко искать. Элен Безухова - хорошенькая женщина, окруженная поклонниками, неизбежно делается предметом сплетен.

Князь Андрей, презирая на словах этот мир гостиных, балов и сплетен, на самом деле преклонялся перед его законами. Ради этого, уезжая в армию, он поступает с женой совершенным деспотом: отвозит беременную женщину к отцу своему, которого та страшно боится, разлучает ее с друзьями, привычками, чтобы избавить ее от ухаживания идиота Ипполита. Маленькая княгиня, насильственно вырванная из родного ей мирка, скучает невыносимо в деревне, хотя сознание, что она готовится быть матерью, могло бы открыть ей другой мир ощущений, надежд, мыслей, который не одного ребенка превращал в женщину. Автор часто упоминает о ее счастливом спокойном взгляде беременной женщины, который смотрит внутрь себя, но взгляд этот не отражает ни одной разумной мысли об ожидающих ее обязанностях, ни тревоги о том, достойна ли она их, ни одно слово, доказывающее это, не срывается с ее теперь неграциозно оттянутой беличьей губки; она даже сердится на свое положение, когда приезд светского красавца напоминает ей о ее родном мире гостиных, успехов, поклонников, и она, как «боевой конь, заслышавши трубу», готовится предаться привычному галопу кокетства, и чувствует, насколько оно мешает ее милым ребячествам и игриво-кокетливым выходкам. Даже в минуту разрешения, в которой она могла бы приготовиться, она остается тем же жалким ребенком: она пугается и плачет детски-капризными и даже несколько притворными слезами, умоляя всех разуверить ее, что это не то, «нестрашное, неизбежное то». Она умирает в родах. Муж возвращается с воскресшим чувством любви к куколке-жене. Истекая кровью на Праценских высотах и чувствуя смерть над собой, разочарованный в своих мечтах о славе, князь Андрей вдруг почувствовал, что жизнь дорога ему, и дорога именно семьей и женой. Под влиянием этого чувства и князь Андрей захотел жить для своей жены, этой пустой, ничтожной женщины, которой не хотел поручить воспитание сына (для дочери - эта пустая, ничтожная женщина была вполне прекрасной воспитательницей), и его собственная холодность и пренебрежение к куколке-жене показались жестокими и несправедливыми.

Как могла смерть куколки произвести такой переворот? Под влиянием своей нервной, впечатлительной натуры, еще слабый от вынесенной болезни и недавней раны, князь Андрей на лице умершей жены читает целую повесть глубоких затаенных страданий, которых маленькая княгиня никогда не была способна перечувствовать. Она весьма естественно огорчалась холодностью мужа, его обидным пренебрежением, чувствовала себя оскорбленной, но по-детски, мимолетно и, вспыхнув немножко, она через минуту готова была в сотый раз также звонко смеяться, рассказывая о фальшивых зубах одной графини, о волосах другой. Она любила своего мужа; но балы, наряды и успехи в свете столько же; и если б ей пришлось выбирать между мужем и всем этим, она была бы еще несчастнее, лишившись всего этого, чем любви мужа. Маленькая княгиня была натурой не глубокой, но, тем не менее, ее крик души, которого маленькая княгиня не умела в жизни высказать сознательно - «Зачем вы выбрали меня, когда не могли любить такой женщины, как я? Я не обещала вам ничего, я ничего не знала, а вы, вы умный человек, вы, у которого есть и опыт и знание жизни и людей, зачем же вообразили, что я могу быть той женой, которая нужна вам, обещали мне любовь и счастье для того, чтобы потом с презрением оттолкнуть меня» - отразившийся на лице умирающей женщины, абсолютно справедлив. Останься в живых маленькая княгиня, - после первых радостей свидания жизнь их пошла бы прежним порядком. Темные тени и угловатости, смягченные отдалением, выступили бы снова, по-прежнему ее милое ребячество и игривое кокетство стали бы коробить до боли князя Андрея; разве что под влиянием предсмертного раскаяния и чувства к ней как к матери своего ребенка он стал бы искуснее скрывать свое пренебрежение к хорошенькой куколке-жене и бросать ей в подачку снисходительную ласку; но женщину, хоть бы и такую куколку, как маленькая княгиня, трудно провести на этот счет, и, снова надувая сердито беличью губку, маленькая княгиня детски-капризным голосом стала бы упрекать мужа за то, что он не любит ее, и удивляться, отчего это мужчины ничем не довольны, а нам, женщинам, ничего не надо в жизни. И раскаяние князя Андрея, и любовь, воскресшая на Праценских высотах, - все изгладилось бы перед ежедневным всесильным влиянием жизни, перед теми неумышленными беспристрастными оскорблениями, которые неизбежно наносят друг другу люди совершенно разных характеров, понятий, связанные вместе неразрывными для них цепями. Но маленькая княгиня умерла, оставив по себе репутацию отлетевшего ангела, какую всегда оставляет для чувствительных душ каждая умершая молоденькая и хорошенькая женщина, если она только не положительно ведьма, а в многочисленных поклонниках своих - воспоминание о прекрасном цветке, скошенном так рано безжалостною рукою смерти. Но мы; увы, настолько жестокосердны, что не можем признать эту руку слишком безжалостной.

Нельзя не сказать ещё об одном женском образе романа - Соне. Мы замечаем, как на протяжении всего повествования автор постоянно и настойчиво проводит сравнение двух героинь: Сони и Наташи. Наташа - живая, непосредственная, жизнелюбивая, порой даже своевольная. Соня же похожа на безобидное и беззащитное животное, недаром Толстой сравнивает её с котёнком, который впоследствии станет прелестной кошечкой. Это выражается в плавности, мягкости, гибкости её движений, в некоторой хитрости и сдержанности манер. Ей недоступны те «вершины чувства», которыми обладает Наташа, ей не хватает восторженности и естественности. Она слишком заземлена, слишком погружена в быт. Именно Соня препятствует позорному бегству Наташи с Анатолем. Но симпатии автора в этот момент не на её стороне, он сочувствует не благоразумной и рассудительной Соне, а «преступной» Наташе. Любимая героиня Толстого переживает свой поступок с такой силой стыда и отчаяния, что становится выше добродетельной Сони, с её расчётливостью и ложной самоотверженностью.

Правда, и Соне автор дарит радостные моменты жизни, но это всего лишь мгновения. Она любит Николая Ростова, и он, поначалу, отвечает ей взаимностью. Все её лучшие, заветные воспоминания связаны с ним: общие детские игры и шалости, святки с гаданием и ряжеными, любовный порыв Николая, первый поцелуй. Но в семье Ростовых понимают, что их брак невозможен. Графиня пытается убедить Соню ответить на предложение Долохова, потому что он является «приличной и, в некоторых случаях, блестящей партией для бесприданницы, сироты Сони».

Здесь надо сделать одно важное замечание. В доме Ростовых две очень молодые невесты. Долохов делает предложение шестнадцатилетней Соне, а Денисов - Наташе, которой не было еще шестнадцати лет.

Записки современников подтверждают историческую верность этого явления. В то время девицы выходили замуж едва ли не подростками. Так, например, Д. Благово пишет: «Жениху был двадцать пятый год, невесте пятнадцатый; по тогдашнему это было так принято, что девушек отдавали рано замуж; сказывали мне, что матушкина мать, княжна Мещерская, была двенадцати лет, когда выходила замуж».

Соня отказывается от брака с Долоховым. Она обещает Николаю: «Я люблю вас как брата и всегда буду любить, и больше мне ничего не надо». Ей не хватает той воли и тех душевных сил, которые есть у Наташи, чтобы бороться за свою любовь Соня пишет Николаю письмо, в котором даёт ему полную свободу, хотя в глубине души, конечно же, не желает отказываться от него, несмотря на просьбы графини. Она как бы делает уступку, надеясь на то, что Андрей Болконский выздоровеет, и они с Наташей поженятся. А это означает, что брак Николая и княжны Марьи станет невозможен , так как в этом случае они будут считаться родственниками. Но вся беда в том, что сам Николай уже не любит Соню, а думает только о княжне Марье: «Чудная должно быть девушка! Вот именно, ангел! Отчего я не свободен, отчего я поторопился с Соней?» Надежды героини не оправдываются: князь Андрей умирает, и Николай Ростов связывает свою судьбу с Марьей. А Соне остаётся только тихо и безропотно любить того, от кого она не в силах отказаться. И после женитьбы Николая бедная девушка не перестаёт думать о нём.

Соня, конечно же, не может сравниться с любимыми героинями Толстого, но это, скорее, ее беда, нежели вина. Она - пустоцвет. Жизнь бедной родственницы, ощущение постоянной зависимости не дали ее душе раскрыться в полной мере.

Следующий тип женщин в романе, которые не имеют развития, - это многочисленные великосветские красавицы, хозяйки великолепных салонов в Петербурге и Москве - Элен Курагина, Жюли Карагина, Анна Павловна Шерер; мечтает о собственном салоне холодная и апатичная Вера Берг.

Светское общество погружено в вечную суету. В портрете красавицы Элен Толстой видит белизну плеч, глянец волос и бриллиантов, очень открытую грудь и спину, застывшую улыбку. Такие детали позволяют художнику подчеркнуть внутреннюю пустоту, ничтожность великосветской львицы. Место подлинных человеческих чувств занимает в роскошных гостиных денежный расчет. Замужество Элен, избравшей себе в мужья разбогатевшего Пьера, - наглядное тому подтверждение.

Замужество дочери князя Василия Элен с богатым наследником безуховских имений Пьером занимает в романе значительное место и раскрывает нравственное лицо высшего общества, показывает сущность брака в этом обществе, где во имя богатства, во имя сибаритской жизни идут на любое моральное преступление.

Пьер Безухов и Элен по своему умственному и нравственному складу - антиподы. И если бы дело с наследством старика Безухова обернулось иначе, то ни князю Василию, ни определенной части петербургской знати никогда бы не пришла в голову мысль о возможности брака Элен с Пьером. Но Пьер вдруг стал необыкновенно богат, т.е. превратился в одного из самых «блестящих» женихов в России. Новое положение Пьера решительным образом изменило отношение к нему со стороны окружающих: «Ему нужно было... принимать множество лиц, которые прежде не хотели и знать о его существовании, а теперь были бы обижены и огорчены, ежели бы он не захотел их видеть».

Отношения Пьера и Элен и до и после женитьбы покоились на ложных предпосылках. Пьер не любил и не мог любить Элен, между ними не было и тени духовного родства. Пьер - натура благородная, положительная, с добрым, отзывчивым сердцем. Элен, наоборот, холодна, жестока, эгоистична, расчетлива и ловка в своих светских похождениях. Вся ее натура нашла точное определение в реплике Наполеона: «C'est un superbe animal» («Это прекрасное животное»). Она знала, что ослепительно красива и что такой наружностью можно пользоваться как силой хищного животного, пожирающего неосторожную жертву. Не устоял против ее красоты и добродушный Пьер. «... Он видел и чувствовал всю прелесть ее тела, которое было закрыто только одеждой... «Так вы до сих пор не замечали, как я прекрасна? - как будто сказала Элен. - Вы не замечали, что я женщина? Да, я женщина, которая может принадлежать всякому и вам тоже», - сказал ее взгляд. И в ту же минуту Пьер почувствовал, что Элен не только могла, но должна была быть его женою...».

Вот взгляд блестящей представительницы большого света на один из основных вопросов человеческой жизни - вопрос о супружеском счастье. Вот образец циничной профанации взаимоотношений молодых людей! Вместо искреннего чувства любви - вывеска: «Продается по сходной цене».

Верность нарисованной Толстым картины находит подтверждение на страницах произведений его великих предшественников - Грибоедова, Пушкина, Лермонтова.

Сошлемся на ответ Фамусова Софье о возможном для нее женихе: «Кто беден, тот тебе не пара» и, наоборот;

Будь плохонький, да если наберется

Душ тысячи две родовых,

Тот и жених.


С глубокой скорбью о своем замужестве говорит пушкинская героиня - Татьяна Ларина:


Меня слезами заклинаний

Молила мать, для бедной Тани

Все были жребии равны…


Те же грустные мысли высказывает баронесса Штраль, героиня драмы «Маскарад» Лермонтова:


Что женщина? Ее от юности самой

В продажу выгодам, как жертву, убирают.


Как видим, аналогия полная, с той только разницей, что героини цитированных произведений выступают как жертвы гнусной великосветской морали, а у Толстого принципы князя Василия целиком исповедует и его дочь Элен.

Толстой показывает, что поведение дочери князя Василия не отклонение от нормы, а норма жизни того общества, к которому она принадлежит. В самом деле, разве иначе ведет себя Жюли Карагина, имеющая благодаря своему богатству достаточный выбор женихов; или Анна Михайловна Друбецкая, пристраивающая сына в гвардию? Даже перед постелью умирающего графа Безухова, отца Пьера, Анна Михайловна испытывает не чувство сострадания, а страх, что Борис останется без наследства.

Толстой показывает Элен и в семейном быту. Семья, дети не играют в ее жизни существенной роли. Элен кажутся смешными слова Пьера о том, что супругов могут и должны связывать чувства сердечной привязанности, любви. Графиня Безухова с отвращением думает о возможности иметь детей. С удивительной легкостью она бросает мужа. Элен - это концентрированное проявление полной бездуховности, пустоты, суетности.

Излишняя эмансипированность приводит женщину, по мысли Толстого, к неправильному пониманию собственной роли. В салоне Элен и Анны Павловны Шерер звучат политические споры, суждения о Наполеоне, о положении русской армии. Чувство ложного патриотизма заставляет их в период нашествия французов говорить исключительно на русском языке. Великосветские красавицы во многом утратили главные черты, которые присущи настоящей женщине.

Элен Безухова - не женщина, она - superbe animal. Ни у одного романиста не встречался еще этот тип развратницы большого света, которая ничего не любит в жизни, кроме своего тела, дает брату целовать свои плечи, а не дает денег, хладнокровно выбирает себе любовников, как блюда по карте, и не такая дура, чтоб желать иметь детей; которая умеет сохранить уважение света и даже приобрести репутацию умной женщины благодаря своему виду холодного достоинства и светскому такту. Такой тип может выработаться только в том кругу, где жила Элен; это обожание собственного тела может развиться только там, где праздность и роскошь дают полный простор всем чувственным побуждениям; это бесстыдное спокойствие - там, где высокое положение, обеспечивая безнаказанность, научает пренебрегать уважением общества, где богатство и связи дают все средства скрывать интригу и заткнуть болтливые рты.

Другой отрицательный персонаж романа - это Жюли Курагина. Одним из актов в общей цепи корыстных стремлений и поступков Бориса Друбецкого была его женитьба на немолодой и некрасивой, но богатой Жюли Карагиной. Борис ее не любил и не мог любить, но пензенские и нижегородские имения не давали ему покоя. Несмотря на отвращение к Жюли, Борис сделал ей предложение. Жюли не только приняла предложение, но, любуясь красивым, молодым женихом, заставила его высказать все то, что в таких случаях говорят, хотя и была убеждена в полной неискренности его слов. Толстой замечает, что «за пензенские имения и нижегородские леса она могла требовать этого, и она получила то, что требовала».

Все это было совершенно естественно для представителей паразитического общества, имеющего только одно желание: жить не трудясь, богато и роскошно. Передаваемые из поколения в поколение традиции великосветской жизни выработали определенные понятия, что значит держать свой дом на высоте требований света. Десять, пятнадцать тысяч годового дохода не считались состоянием, достаточным для того, чтобы можно было решиться вступить в брак с девицей без богатого приданого. Средняя норма для высшего круга по неписаному уставу считалась 80 - 100 тысяч. Без этих средств нечего было и думать о твердом положении в свете.

Интересны рассуждения по этому вопросу М.А. Волковой в письме к подруге, В.И. Ланской: «Прежде ты говорила, что богатство - последняя вещь в супружестве; если встретишь человека достойного и полюбишь его, то можно довольствоваться небольшими средствами и быть в тысячу раз счастливее живущих в роскоши. Так рассуждала ты три года тому назад. До чего изменились твои воззрения с тех пор, как ты живешь среди роскоши и тщеславия! Разве без богатства уже и жить нельзя? Неужели все те, у кого пятнадцать тысяч в год, - несчастны».

И в другом месте: «Я знаю молодых людей, имеющих побольше 15-ти тысяч в год, которые не решались жениться на девушках тоже не без состояния, но, по их мнению, недостаточно богатых для них; то есть они полагают, что нельзя жить с семейством, не имея от восьмидесяти до ста тысяч дохода».

Считалось необходимым иметь роскошный дом с прекрасной и дорогой обстановкой, примерно такой, как описывает в своих записках Д. Благово: «До 1812 года дом был украшен по тогдашнему очень хорошо лепными фигурами; внутренность дома графская: штучные полы, мебель с позолотой; мраморные столы, хрустальные люстры, штофные шпалеры, словом сказать, все было в надлежащем порядке...».

Дом обставлялся надлежащим образом, иначе быстро можно было уронить реноме своей фамилии. Но дело было не только в роскошной обстановке, в дорогих обедах или нарядах. Все это, быть может, и не могло вызвать столь колоссальных расходов. Дело было и в прожигании жизни, в картежной игре, вследствие которой проигрывались за ночь целые состояния. Толстой нисколько не преувеличивает, вкладывая в уста князя Василия грустные слова о разгульном его сыне Анатоле: «Нет, вы знаете ли, что этот Анатоль мне стоит 40000 в год...».

В таком же неблаговидном свете выставлена и m-lle Bourienne.

Толстой создает два знаменательных эпизода: князь Андрей и m-lle Bourienne и Анатоль и m-lle Bourienne.

Компаньонка княжны Марьи m-lle Bourienne не без умысла в течение дня трижды в уединенных местах старается попасть на глаза князю Андрею. Но, увидев строгое лицо молодого князя, не сказав ни слова, быстро удаляется. Та же m-lle Bourienne за несколько часов «покоряет» Анатоля, оказавшись при первой уединенной встрече в его объятиях. Этот неблаговидный поступок жениха княжны Марьи вовсе не является случайным или необдуманным шагом. Анатоль, увидев некрасивую, но богатую невесту и миловидную молодую француженку, «решил, что и здесь, в Лысых Горах, будет нескучно. «Очень недурна! - думал он, оглядывая ее, - очень недурна эта demoiselle de compagnie (компаньонка). Надеюсь, что она возьмет ее с собою, когда выйдет за меня, - подумал он, - la petite est gentille (малютка мила)».

Таким образом, мы видим, что Толстой не пытается создавать идеалы, а берет жизнь как она есть. Мы видим, что это - живые женщины, что так именно они должны были чувствовать, мыслить, поступать, и всякое другое изображение их было бы ложно. В самом деле, в произведении нет сознательно-героических женских натур, подобных тургеневским Марианне из романа Новь или Елене Стаховой из Накануне. Надо ли говорить, что любимые героини Толстого лишены романтической приподнятости? Женская духовность заключается не в интеллектуальной жизни, не в увлечении Анны Павловны Шерер, Элен Курагиной, Жюли Карагиной политическими и другими мужскими вопросами, а исключительно в способности к любви, в преданности семейному очагу. Дочь, сестра, жена, мать - вот основные жизненные положения, в которых раскрывается характер любимых героинь Толстого.

В целом Толстой нарисовал исторически верную картину положения женщины-дворянки в условиях жизни как великосветского общества, так и усадебного дворянства. Но по достоинству осудив первых, он оказался несправедливым в своих попытках окружить ореолом высшей добродетели вторых. Толстой был глубоко убежден, что женщина, целиком отдаваясь семье, воспитанию детей, выполняет работу огромной общественной важности. И в этом он, безусловно, прав. Нельзя согласиться с писателем лишь в том отношении, что все интересы женщины должны быть ограничены рамками семьи.

Решение женского вопроса в романе вызвало резкие критические суждения уже у современников Толстого, С.И. Сычевский писал: «Теперь из всего вышеизложенного постараемся определить отношение автора, как человека с замечательным умом и талантом, к так называемому женскому вопросу. Ни одна из женщин не является у него вполне самостоятельным деятелем за исключением развратной Элен. Все прочие только и годятся для того, чтобы дополнить мужчину. В гражданскую деятельность не мешается ни одна из них. Самая светлая из всех женщин романа «Война и мир» - Наташа - счастлива радостями семейной и личной жизни... Одним словом, г-н Толстой решает женский вопрос в самом, так называемом, отсталом, рутинном смысле».

Но Толстой остался верен своей точке зрения на женский вопрос до конца жизни.


Заключение


Таким образом, в результате проделанной работы можно сделать следующие выводы.

В произведении Толстого мир героев предстаёт перед нами во всей своей многогранности. Здесь находится место самым разнообразным, подчас противоположным характерам. Женские образы романа лишь подтверждают это. Вместе со своими героинями писатель открывает смысл и правду жизни, ищет путь к счастью и любви. Толстой - тонкий психолог, обладающий редким даром проникать в самые сокровенные глубины человеческих переживаний, - с поразительной силой сумел создать разные психологические индивидуальности. Толстовская индивидуализация героев несет в то же время и широкую типизацию. Толстой прекрасно уловил жизненную закономерность, раскрывающую разнообразный мир людских помыслов и стремлений. Есть несомненная связь между моральным обликом человека в быту, его отношением к семье, к друзьям, с тем, как он проявляет себя на поле брани. Люди нечистоплотные в быту - плохие граждане государства, ненадежные защитники родины.

Женская тема занимает важное место в романе-эпопее Л.Н. Толстого Война и мир. Это произведение - полемический ответ писателя сторонникам женской эмансипации. Женские образы - это не фон для мужских образов, а самостоятельная система со своими закономерностями. Любимые героини Толстого живут сердцем, а не умом.

Марья Болконская с ее евангельским смирением особенно близка Толстому. И все же именно ее образ олицетворяет торжество естественных человеческих потребностей над аскетизмом. Тайно мечтает княжна о замужестве, о собственной семье, о детях. Ее любовь к Николаю Ростову - высокое, духовное чувство. В эпилоге романа Толстой рисует картины семейного счастья Ростовых, подчеркивая этим, что именно в семье обрела княжна Марья подлинный смысл жизни.

Любовь составляет сущность жизни Наташи Ростовой. Юная Наташа любит всех: и безропотную Соню, и мать-графиню, и отца, и Николая, и Петю, и Бориса Друбецкого. Сближение, а затем разлука с князем Андреем, сделавшим ей предложение, заставляют внутренне страдать Наташу. Переизбыток жизни и неопытность - источник ошибок, необдуманных поступков героини (история с Анатолем Курагиным).

Любовь к князю Андрею с новой силой пробуждается в Наташе. Она покидает Москву с обозом, в котором оказывается и раненый Болконский. Наташей вновь овладевает непомерное чувство любви, сострадания. Она самоотверженна до конца. Смерть князя Андрея лишает жизнь Наташи смысла. Известие же о гибели Пети заставляет героиню преодолеть собственное горе, чтобы удержать старушку-мать от безумного отчаяния. Наташа думала, что жизнь ее кончена. Но вдруг любовь к матери показала ей, что сущность ее жизни - любовь - еще жива в ней. Проснулась любовь, и проснулась жизнь.

После замужества Наташа отказывается от светской жизни, от всех своих очарований и всецело отдается семейной жизни. Взаимопонимание супругов основано на способности с необыкновенною ясностью и быстротой понимать и сообщать мысли друг друга путем, противным всем правилам логики. Таков идеал семейного счастья. Таков толстовский идеал мира.

Мысли Толстого о подлинном предназначении женщины, думается, не устарели и в наши дни. Конечно, заметную роль в сегодняшней жизни играют женщины, посвятившие себя политической или общественной деятельности. Но все же многие наши современницы выбирают то, что выбрали для себя любимые героини Толстого. Да и так ли уж это мало - любить и быть любимой?

Список использованной литературы


1.Толстой Л.Н. Полн. собр. соч.: [юбилейное издание 1828 - 1928]: В 90 т. Серия 1: Произведения. Т. 9 - 12: Война и мир. - М.: Гослитиздат, 1953.

2.Толстой Л.Н. Полн. собр. соч.: [юбилейное издание 1828 - 1928]: В 90 т. Серия 1: Произведения. Т. 13: Война и мир. Черновые редакции и варианты. - М.: Гослитиздат, 1953. - 879 с.

.Толстой Л.Н. Полн. собр. соч.: [юбилейное издание 1828 - 1928]: В 90 т. Серия 1: Произведения. Т. 14: Война и мир. Черновые редакции и варианты. - М.: Гослитиздат, 1953. - 445 с.

.Толстой Л.Н. Полн. собр. соч.: [юбилейное издание 1828 - 1928]: В 90 т. Серия 1: Произведения. Т. 15-16: Война и мир. Черновые редакции и варианты. - М.: Гослитиздат, 1955. - 253 с.

.Толстой Л.Н. Полн. собр. соч.: [юбилейное издание 1828 - 1928]: В 90 т. Серия 3: Письма. Т. 60. - М.: Гос. изд. худож. лит., 1949. - 557 с.

.Толстой Л.Н. Полн. собр. соч.: [юбилейное издание 1828 - 1928]: В 90 т. Серия 3: Письма. Т. 61. - М.: Гос. изд. худож. лит., 1949. - 528 с.

.Аникин Г.В. Национальный характер юмора и иронии в романе-эпопее Л.Н. Толстого «Война и мир» // Уч. зап. Уральского ун-та им. А.М. Горького. - Свердловск, 1961. - Вып. 40. - С. 23 - 32.

.Анненков П.В. Исторические и эстетические вопросы в романе Л.Н. Толстого «Война и мир» // Л.Н. Толстой в русской критике: Сб. ст. / Вступит. ст. и примеч. С.П. Бычкова. - 3-е изд. - М.: Гослитиздат, 1960. - С. 220 - 243.

.Апостолов Н.Н. Материалы по истории литературной деятельности Л.Н. Толстого // Печать и революция. Кн. 4. - М., 1924. - С. 79 - 106.

.Билинкис Я. О творчестве Л.Н. Толстого: Очерки. - Л.: Сов. писатель, 1959. - 359 с.

.Бочаров С.Г "Война и мир" Л.Н. Толстого // Три шедевра русской классики. - М.: Худож. лит-ра, 1971. - С. 7 - 106.

.Брейтбург С.М. Мемуары «Наташи Ростовой» // Кузьминская Т.А. Моя жизнь дома и в Ясной Поляне. - Тула, 1960. - С. 3 - 21.

.Бурсов Б.И. Л.Н. Толстой: Семинарий. - Л.: Учпедгиз. Ленингр. отд-ние, 1963. - 433 с.

.Бурсов Б.И. Лев Толстой и русский роман. - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1963. - 150 с.

.Бурсов Б.И. Лев Толстой: Идейные искания и творческий метод. 1847 - 1862. - М.: Гослитиздат, 1960. - 405 с.

.Вересаев В.В. Живая жизнь: О Достоевском и Л. Толстом: Аполлон и Дионис (о Ницше). - М.: Политиздат, 1991. - 336 с.

.Виноградов В.В. О языке Толстого // Литературное наследство. - М., 1939. Т. 35 - 36. - С. 200 - 209.

.Гудзий Н.К. Лев Толстой: Критико-биографический очерк. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Гослитиздат, 1960. - 212 с.

.Гуревич А.М. Лирика Пушкина в ее отношении к романтизму (о нравственно-эстетическом идеале поэта) // Проблемы романтизма: Сб. 2: Сб. ст. - М.: Искусство, 1971. - С. 203 - 219.

.Гусев Н.Н. Лев Николаевич Толстой: Материалы к биографии с 1828 по 1855 год. - М.: Изд-во АН СССР, 1954. - 718 с.

.Гусев Н.Н. Лев Николаевич Толстой: Материалы к биографии с 1855 по 1869 год. - М.: Изд-во АН СССР, 1957. - 913 с.

.Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Т. 2: И - О. - М.: Русский язык, 1979. - 779 с.

.Ермилов В. Толстой-художник и роман «Война и мир». - М.: Гослитиздат, 1961. - 275 с.

.Жихарев С.А. Записки современника. - СПб., 1859. - 485 с.

.Заборова Р. Тетради М.Н. Толстой как материалы для «Войны и мира» // Русская литература. - 1961. - № 1. - С. 23 - 31.

.Кандиев Б.И. Роман-эпопея Л.Н. Толстого «Война и мир»: Комментарий. - М.: Просвещение, 1967. - 390 с.

.Картины русского быта в старину: Из записок Н.В. Сушкова // Раут на 1852 год: Сб. - М., 1852. - С. 470 - 496.

.Кузминская Т.А. Моя жизнь дома и в Ясной Поляне. - Тула, 1960. - 419 с.

.Лев Николаевич Толстой: Сб. ст. о творчестве / Ред. Н.К. Гудзий. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1955. - 186 с.

.Лев Николаевич Толстой: Указатель литературы / Гос. Публичная б-ка им. М.Е. Салтыкова-Щедрина; Сост. Е.Н. Жилина; ред. Н.Я. Морачевский. - Изд. 2-е, испр. и доп. - Л., 1954. - 197 с.

.Лев Толстой: Проблемы творчества / Редкол.: М.А. Карпенко (отв. ред.) и др. - Киев: Вища школа, 1978. - 310 с.

.Лермонтов М.Ю. Собр. соч.: В 4 т. Т. 1. - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1961. - 754 с.

.Лесскис Г. Лев Толстой (1852 - 1969): Вторая книга цикла "Пушкинский путь в русской литературе". - М.: ОГИ, 2000. - 638 с.

.Леушева С.И. Роман Л.Н. Толстого «Война и мир». - 2-е изд., перераб. и доп. - М., 1957. - 275 с.

.Либединская Л. Живые герои. - М.: Детская литература, 1982. - 257 с.

.Ломунов К.Н. Лев Толстой в современном мире. - М.: Современник, 1975. - 492 с.

.Ломунов К.Н. Лев Толстой: Очерк жизни и творчества. - 2-е изд., доп. - М.: Дет. лит-ра, 1984. - 272 с.

.Маймин Е.А. Лев Толстой: Путь писателя. - М.: Наука, 1978. - 190 с.

.Манн Т. Собр. соч.: В 10-ти. т. - М., 1960. - Т. 9. - 389 с.

.Мартен дю Гар Р. Воспоминания // Иностранная литература. - 1956. - № 12. - С. 85 - 94.

.Мережковский Д.С. Л. Толстой и Достоевский. Вечные спутники / Подгот. текста, послесл. М. Ермолова; Коммент. А. Архангельской, М. Ермолаева. - М.: Республика, 1995. - 624 с.

.Мышковская Л.М. Мастерство Л.Н. Толстого. - М.: Сов. писатель, 1958. - 433 с.

.Наумова Н.Н. Л.Н. Толстой в школе. - Л., 1959. - 269 с.

.Одиноков В.Г. Поэтика романов Л.Н. Толстого. - Новосибирск: Наука. Сибирск. отд-ние, 1978. - 160 с.

.Первые иллюстраторы произведений Л.Н. Толстого / Авторы-составители Т. Поповкина, О. Ершова. - М., 1978. - 219 с.

.Потапов И.А. Роман Л.Н. Толстого «Война и мир». - М., 1970.

47.Пудовкин В. Избранные статьи. - М., 1955.

.Пушкин А.С. Поли. собр. соч.: В 10 т. Т. 3. - 2-е изд. - M., Л.: Изд-во АН СССР, 1957. - 582 с.

49.Рассказы бабушки, из воспоминаний пяти поколений, записанные и собранные ее внуком Д. Благово. - СПб., 1885. - 319 с.

.Родионов Н.С. Работа Л.Н. Толстого над рукописями «Войны и мира» // Яснополянский сборник: Литературно-критические статьи и материалы о жизни и творчестве Л.Н. Толстого. Год 1955-й / Музей-усадьба Л.Н. Толстого Ясная Поляна. - Тула: Кн. изд-во, 1955. - С. 73 - 85.

.Роман Л.Н. Толстого "Война и мир" в русской критике: Сб. ст. / Сост. И.Н. Сухих. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1989. - 408 с.

.Сабуров А.А. "Война и мир" Л.Н. Толстого. Проблематика и поэтика. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1959. - 599 с.

.Свербеев Д.Н. Записки. Т. 1. 1799 - 1826. - М., 1899. - 363 с.

.Скафтымов А.П. Нравственные искания русских писателей: Статьи и исследования о русских классиках / Составление Е. Покусаева. - М.: Худож. лит-ра, 1972. - 541 с.

.Скафтымов А.П. Статьи о русской литературе. - Саратов: Кн. изд-во, 1958. - 389 с.

.Толстой и о Толстом: Сб. 3 / Ред. Н.Н. Гусева, В.Г. Черткова. - М., 1927. - 219 с.

.Труайя А. Лев Толстой: Пер. с фр. - М.: Эксмо, 2005. - 893 с.

.Фогельсон И.А. Литература учит. 10 класс. - М.: Просвещение, 1990. - 249 с.

.Хализев В.Е., Кормилов С.И. Роман Л.Н. Толстого «Война и мир»: Учеб. пос. - М.: Высш. школа, 1983. - 112 с.

.Храпченко М.Б. Лев Толстой как художник. - М.: Сов. писатель, 1963. - 659 с.

.Чернышевский Н.Г. О Л.Н. Толстом. - М.: Государственное изд-во худож. лит-ры, 1959. - 29 с.

.Чичерин А.В. Возникновение романа-эпопеи. - М.: Сов. писатель, 1958. - 370 с.

.Шкловский В.Б. Заметки о прозе русских классиков. - М.: Советский писатель, 1955. - 386 с.

.Шкловский В.Б. Художественная проза. Размышления и разборы. - М.: Сов. писатель, 1959. - 627 с.

.Эйхенбаум Б. Лев Толстой. Кн. 2: 60-е годы. - М.-Л.: ГИХЛ, 1931. - 452 с.

.Эйхенбаум Б.М. Лев Толстой. Семидесятые годы. - Л.: Сов. писатель, 1960. - 294 с.


Приложение


Планы уроков в 10 классе по творчеству Л.Н. Толстого


Урок 1. "Какой художник и какой психолог!" Слово о писателе.

"Это для нас, молодых, откровение, целый новый мир", - сказал о Толстом Ги де Мопассан. Жизнь Л.Н. Толстого - это целая эпоха, почти весь XIX век, вместившийся и в его жизнь, и в его произведения.

Урок, посвященный жизненному и творческому пути писателя, можно проводить двумя способами.

Первый вариант - составление подробного плана.

1.Тайна человеческого счастья, тайна зеленой палочки - главная цель жизни Л.Н. Толстого.

2.Период потерь. Ранняя смерть родителей. Роль Ясной Поляны в жизни мальчика. Мысли о жизни, страстная мечта о подвиге. Первая любовь. На пути к творчеству.

.Поступление в Казанский университет. Поиски себя: арабско-турецкое отделение и мечта о дипломатии, юридический факультет, уход из университета. Стремление постичь и понять мир - увлечение философией, изучение взглядов Руссо. Собственные философские опыты.

.Ясная Поляна. Из крайности в крайность. Мучительные поиски смысла жизни. Прогрессивные преобразования. Проба пера - первые литературные наброски.

.Туда, где опасно и трудно. Испытание самого себя. 1851 год - поездка на Кавказ на войну с горцами. Война - осмысление пути формирования человека.

.Автобиографическая трилогия: "Детство" - 1852 г., "Отрочество" - 1854 г., "Юность" - 1857 г. Главный вопрос - каким надо быть? К чему стремиться? Процесс умственного и нравственного развития человека.

.Севастопольская эпопея. Перевод в Дунайскую армию, в сражающийся Севастополь (1854) после неудачного прошения об отставке. Гнев и боль о погибших, проклятие войне, жестокий реализм в "Севастопольских рассказах".

.Идейные искания 50 - 60 годов:

·Главное зло - жалкое, бедственное положение мужиков. "Утро помещика" (1856 год).

·Ощущение надвигающейся крестьянской революции.

·Обличение правящих кругов и проповедь всеобщей любви.

·Мировоззренческий кризис писателя.

·Попытка в поездке за границу найти ответы на тревожащие вопросы. "Люцерн".

·Мысль о воспитании нового человека. Педагогическая и просветительская деятельность. Открытие школ, создание "Азбуки" и книг для детей.

·Отношение к реформе. Активное участие в общественной жизни, деятельность мирового посредника. Разочарование.

·Изменения в личной жизни. Женитьба на Софье Андреевне Берс.

1.Замысел и создание романа "Война и мир" (1863 - 1869). Новый жанр - роман-эпопея. "Мысль народная" в романе.

2."Мысль семейная" в романе "Анна Каренина" (1877). Счастье личное и счастье народное. Жизнь семьи и жизнь России.

.Духовный кризис 70 - 80 годов. Ожидание революции и неверие в нее. Отречение от жизни дворянского круга. "Исповедь" (1879 - 1882). Главное - защита интересов крестьянства.

.Напряженные раздумья об обновлении возрожденной души, о движении от нравственного падения к духовному возрождению. Протест против беззакония и лжи общества - роман "Воскресение" (1889 - 1899).

.Крик души - статья "Не могу молчать" (1908). Защита народа словом.

.Преследование правительством и церковью. Широкая популярность.

.Итог трагедии - уход из Ясной Поляны. Смерть на станции Астапово.

Второй вариант - составление таблицы. (Используется принцип, данный в книге И.А. Фогельсона "Литература учит").


Периоды жизни Внутреннее состояние Записи в дневнике Произведения, отражающие это состояние I. 1828 - 1849 гг. Откуда начинается личность? Детство, отрочество, юность. Формирование чувства родины под впечатле-нием от жизни в Ясной Поляне. Восприятие красоты. Развитие чув-ства справедливости - поиски "Зеленой па-лочки". Обостренное чувство самосознания в студенческие годы. Что нравственно и без-нравственно? Главное: жить для других, борьба с собой. "... Я был бы несчастливей-ший из людей, если бы не на-шел цели для моей жизни - цели общей и полезной..." (1847). "1. Целью каждого поступка должно быть счастье ближне-го. 2. Довольствоваться настоя-щим. 3. Искать случаев делать доб-ро..." Правила исправления: "Бойся праздности и беспо-рядка...". "Бойся лжи и тще-славия...". "Запоминать и за-писывать все полученные све-дения и мысли...". "Не верить мыслям, родившимся в спо-ре..." и т.д. (1848). "Детство". "Отрочество". "Юность". (1852 - 1856) "После бала" (188....) "Война и мир" (1863 - 1869). II. 1849 - 1851 гг. Первые самостоя-тельные шаги. Ясная Поляна. Опыт самостоя-тельной жизни. Мучительные сомне-ния в себе, разочарова-ние, неудовлетворен-ность. Спор с собой. Большое внимание самообразованию и самовоспитанию. Отношения "барин - мужик". Главное: поиски смысла жизни. "Изучить весь курс юриди-ческих наук, нужных для окончательного экзамена в университете". "Изучить практическую медицину и часть теоретической". "Изу-чить язык французский, не-мецкий, английский, итальян-ский и латинский". "Изучить сельское хозяйство...". "Изу-чить историю, географию и статистику...". "Изучить мате-матику, гимназический курс". "Написать диссертацию". "Достигнуть средней степени совершенства в музыке и живописи и т.д." (1849) "Юность". "Утро помещика". "Люцерн". "Кавказский пленник" III. 1851 - 1855 гг. Мир войны. Служба. Другая сторона жизни. Осознание антигуман-ности любой войны. Ужасное и страшное зрелище. Но спасение - в русском народе, ко-торый является глав-ным героем военных событий и в котором основы нравственнос-ти. Главное: делать добро ближнему. "Велика моральная сила рус-ского народа. Много полити-ческих истин выйдет и ра-зовьется в нынешние трудные для России минуты..." Когда же, когда, наконец, перестану Без цели и страсти свой век проводить, И в сердце глубокую чувство-вать рану, И средства не знать, как ее заживить. (1854)."Набег". "Записки маркера". "Роман русского помещика". "Рубка леса". "Казаки". "Кавказский пленник". "Хаджи Мурат". "Севасто-польские рассказы". "Война и мир"IV. 60 - 70-е годы. Поиски ис-токов - пе-дагогичес-кая и про-светитель-ская дея-тельность. Писатель-ская извест-ность. Стремление изменить мир через развитие образования. Главное: просвещение народа. "Пережил важные и тяжелые мысли и чувства... Все мер-зости моей юности ужасом, болью раскаяния жгли мне сердце. Долго мучился". (1878). "Анна Каренина". "Азбука". Книги для детей. V. 80 - 90-е годы. Отказ от жизни дво-рянского круга. Не-примири-мый про-тест. Тол-стовство. Принятие народной жизни. Критика госу-дарства, развращаю-щей сути роскоши. Призыв к возврату к простой жизни. Теория непротивления злу на-силием. Главное: мир по законам справедли-вости. "Собрались злодеи, ограбив-шие народ, набрали солдат, судей, чтобы оберегать их оргию, и пируют". (1881 г.) "Воскресение". "Исповедь". "Крейцерова соната". "Отец Сергий". VI. 1900 - 1910 гг. Огромные знакомства. Исход. Напряженная духовная работа. Сознание не-справедливости бар-ской жизни. Попытка согласовать свое уче-ние с жизнью. Отказ от собственности, уход из Ясной Поляны. Главное: что-то надо делать. "72 года. Во что же я верю? - спросил я. И искренне отве-тил, что верю в то, что надо быть добрым: смиряться, прощать, любить..." (1900). "Говорят, вернитесь к церкви. Но ведь в церкви я увидел грубый, явный и вредный обман". (1902). "Все больше и больше тягощусь этой жизнью" (1910). "Не могу молчать".

Закончить разговор о жизни и творчестве Толстого можно мыслью о том, что граф Л.Н. Толстой был близок к народу, и народ помнит об этом:


К Толстому, в Ясную Поляну! -

Велеть бы кучеру:

Вези.

Я только гляну, только гляну,

Как гений выглядит вблизи.

Вот он сидит, нахмурив брови,

За знаменитым тем столом,

Где в слове ожили герои,

Россию спасшие в былом.

Как с мужиками косит ловко

В рубахе белой впереди,

А знаменитая толстовка

Висит на гвоздике, поди.

О том, что граф он, забывая,

Идет со всеми к роднику.

И что там слава мировая,

Когда он близок мужику.

И в счастье веруя мирское,

К неудовольствию властей,

В своей яснополянской школе

Крестьянских учит он детей.

... Велеть бы кучеру,

Да поздно:

Давным-давно Толстого нет.

Но, будто встречными опознан,

Вот-вот вернется в кабинет.

И, словно реки к океану,

Сюда дороги пролегли.

К Толстому, в Ясную Поляну

Стремятся люди всей земли.


Урок 2. "Как эпический писатель Толстой - наш общий учитель". История создания романа "Война и мир". Особенности жанра.

"Во всем мне хочется дойти до самой сути". Этими словами Б.Л. Пастернака можно начать первый урок о "Войне и мире", потому что именно до самой сути хотел добраться Л.Н. Толстой, задумывая свою грандиозную эпопею. Для Толстого-писателя всегда было характерно двойственное отношение к жизни. В его творчестве жизнь дается в единстве, объединяющем интерес писателя и к "истории души человека", и к "истории целого народа".

Поэтому, когда в середине 50-х гг. стали возвращаться из Сибири оставшиеся в живых декабристы, писатель увидел в этом и историческое событие, и состояние человека, испытавшего это невероятное событие.

Формирование замысла определил сам автор:

год - начало замысла.

"В 1856 году я начал писать повесть с известным направлением и героем, который должен быть декабристом, возвращающимся с семейством в Россию".

год - восстание декабристов.

"Невольно от настоящего я перешел к 1825 году, эпохе заблуждений и несчастий моего героя".

год - война.

"Чтобы понять его, мне нужно было перенестись в его молодость, и молодость его совпала со славной для России эпохой 1812 года".

- 1807 годы - заграничные походы русской армии.

"Мне совестно было писать о нашем торжестве в борьбе с бонапартовской Францией, не описав наших неудач и нашего срама".

В романе нашли отражение проблемы и начала века, и его середины. Поэтому в романе как бы два плана: прошлое и настоящее.

Проблемы начала века:

1."Более всего в романе я любил мысль народную". Главная проблема - судьба народа, народ - основа нравственных и моральных устоев общества.

2."Кто истинный герой?" - общественная роль дворянства, его влияние на жизнь общества и страны.

.Истинный и ложный патриотизм.

.Назначение женщины - сохранение семейного очага.

Проблемы середины века:

1.Судьба народа, вопрос об отмене крепостного права - реформы 60-х годов.

2.Постепенный уход дворянства с "арены" борьбы, несостоятельность дворянства, начало разночинского движения.

.Вопрос о патриотизме, связанный с поражением в Крымской войне.

.Вопрос об освобождении женщины, о ее образовании, о женской эмансипации.

В романе 4 тома и эпилог:том - 1805 год.том - 1806 - 1811 годы.том - 1812 год.том - 1812 - 1813 годы.

Эпилог - 1820 год.

Работа с классом по выявлению специфики жанра романа-эпопеи:

1. Объяснение понятия "роман-эпопея". Роман-эпопея - наиболее крупная и монументальная форма эпической литературы. Основной чертой эпопеи является то, что она воплощает в себе судьбы народов, сам исторический процесс. Для эпопеи характерна широкая, многогранная, даже всесторонняя картина мира, включающая и исторические события, и облик повседневности, и многоголосый человеческий хор, и глубокие раздумья над судьбами мира, и интимные переживания. Отсюда большой объем романа, чаще несколько томов. (По "Словарю литературоведческих терминов" под ред. Л.И. Тимофеева).

. Выявление черт эпопеи в романе "Война и мир".

·Картины русской истории (Шенграбенская и Аустерлицкая битвы, Тильзитский мир, война 1812 года, пожар Москвы, партизанское движение).

·События общественной и политической жизни (масонство, законодательная деятельность Сперанского, первые организации декабристов).

·Отношения помещиков и крестьян (преобразования Пьера, Андрея; бунт богучаровских крестьян, возмущение московских ремесленников).

·Показ различных слоев населения (поместное, московское, петербургское дворянство; чиновники; армия; крестьяне).

·Широкая панорама бытовых сцен дворянской жизни (балы, великосветские приемы, обеды, охота, посещение театра и др.).

·Огромное количество человеческих характеров.

·Большая протяженность во времени (15 лет).

·Широкий охват пространства (Петербург, Москва, поместья Лысые Горы и Отрадное, Австрия, Смоленск, Бородино).

Таким образом, замысел Толстого требовал создания нового жанра, и только роман-эпопея мог воплотить все авторские условия.

Джон Голсуорси писал о "Войне и мире": "Если бы понадобилось назвать роман, соответствующий определению, столь дорогому сердцу составителей литературных анкет: "величайший роман в мире", - я выбрал бы "Войну и мир".

Итоговые вопросы по определению авторского своеобразия романа "Война и мир":

·Как начинается роман?

·В чем своеобразие такого начала?

·Какова интонация первых глав? Оправданна ли она?

·Как меняется мир романа от одной сцены к другой?

Вывод. Главные художественные приемы, использованные Толстым для создания панорамы русской жизни - это:

1.Прием сопоставления и противопоставления.

2."Срывание всех и всяческих масок".

.Психологизм повествования - внутренний монолог.


Уроки 3 - 5. "Чтобы жить честно...". Жизненные искания героев романа "Война и мир" Андрея Болконского и Пьера Безухова

В начале урока отрывок из письма Л.Н. Толстого, объясняющий его жизненную позицию:

"Чтобы жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, и опять начинать, и опять бросать, и вечно бороться и лишаться. А спокойствие - душевная подлость". (Из письма Л.Н. Толстого от 18 октября 1857 года).

Работа на уроке может проводиться в 4 группах:

группа - "биографы" князя Андрея, они выстраивают жизненный путь героя.

группа - "наблюдатели", они определяют авторские приемы, используемые для развития образа Андрея Болконского.

группа - "биографы" Пьера Безухова, они выстраивают жизненный путь героя.

группа - "наблюдатели", они определяют авторские приемы, используемые для создания и развития образа Пьера.

В ходе работы с классом можно записать основные положения в решении проблемы урока в виде таблицы.

Общие выводы уроков. Путь любимых героев Толстого - это путь к народу. Только будучи на Бородинском поле они понимают суть жизни - быть рядом с народом, потому что "нет величия там, где нет простоты, добра и правды".


Общие периоды: Жизненный путь Болконского. "Дорога чести". Наблюдатели за образом Андрея Болконского. Жизненный путь Пьера Безухова. "...видите, какой я добрый и славный малый". Наблюда-тели над образом Пьера Безухова. I. Первое знакомство. Отношение к светскому обществу. Вечер в салоне А.П. Шерер. Взаи-моотношения с ок-ружающими. Поче-му он здесь "чу-жой"? т. 1. ч. 1. гл. III - IV. Портрет. Со-поставление с другими геро-ями. Речь. Происхождение. Вечер у А.П. Ше-рер. Отношение к окружающим. От-куда прибыл? Как ведет себя? т. 1. ч. 1. гл. II - V. Портрет. Речь. По-ведение. Сопостав-ление с другими героями. II. "Жизнен-ные ошиб-ки", оши-бочные меч-тания и по-ступки - кризис. Служба в армии, в штабе Кутузова. Отношение к офи-церам и офицеров к нему. Тайная мечта о подвиге. т. 1. ч. 1. гл. III, XII. Портрет. Речь. Манера поведения. Сопоставле-ние с другими героями. Кутежи в компании Анатоля Курагина. История с квар-тальным. Борьба с самим собой, со своими противоре-чивыми побужде-ниями. т. 1 ч. 1 гл. VI, ч. 3. гл. I - II. т. 2. ч. 1. гл. IV - VI. Женитьба на Элен Курагиной. Осоз-нание безумия это-го шага. Постепен-ный конфликт со светской средой. т. 2. ч. 2. гл. I. Портрет. Речь. По-ведение. Внутрен-ний моно-лог. Шенграбен. Зачем князь Андрей идет в армию Багратио-на? Цель Шенгра-бенской битвы. Эпизод на батарее Тушина. Внутренний монолог. Речь. Военный совет после битвы. Чест-ный поступок кн. Андрея. Ощуще-ние, что "все это не то". т. 1. ч. 2. гл. XXI. Поведение. Аустерлиц. Подвиг кн. Андрея. Ране-ние. "Встреча" с кумиром, Наполео-ном. Ощущение ничтожности про-исходящего. т. 1. ч. 3. гл. XVI - XIX. Внутренний монолог. Пейзаж. III. Духов-ный кризис. Возвращение пос-ле ранения. Смерть жены. Разочарова-ние в честолюби-вых мечтах. Стрем-ление отойти от об-щества, ограничив-шись семейными проблемами (вос-питание сына). т. 2. ч. 2. гл. XI. Портрет (гла-за). Внутрен-ний монолог - рассуждение. Духовный кризис. IV. Посте-пенное про-буждение от нравствен-ного кризи-са и стрем-ление быть полезным Отечеству; разочарова-ние; кризис. Прогрессивные преобразования в имениях. т. 2 ч. 3 гл. I. Постепенное "про-буждение" от кри-зиса. Стремление к нрав-ственному совер-шенствованию; ув-лечение масонст-вом. Попытка реор-ганизовать деятель-ность масонских лож. т. 2. ч. 2. гл. III, XI, XII, т. 2. ч. 3. гл. VII. Попытка принести пользу крестьянам; преобразования в деревне. т. 2. ч. 2. гл. X. Разочарование и в общественных на-чинаниях, и в лич-ном. т. 2. ч. 5. гл. I. Портрет. Внутрен-ний моно-лог. Посещение Отрад-ного (имения Рос-товых) по опекун-ским делам. Встре-ча с дубом. Разго-вор с Пьером на пароме. т. 2. ч. 3. гл. I - III. Портрет. Внутренний монолог. Пейзаж. Участие в законно-дательной деятель-ности Сперанского и разочарование в ней. т. 2. ч. 3. гл. IV - VI, XVIII. Любовь к Наташе и разрыв с ней. V. Князь Андрей в период вой-ны 1812 го-да. Сближе-ние с наро-дом, отказ от честолю-бивых меч-таний. Отказ служить при штабе. Отношения с офицерами. т. 3. ч. 1. гл. XI, ч. 2 . гл. V, XXV. Отношение солдат к кн. Андрею. О чем говорит тот факт, что его назы-вали "наш князь". Как Андрей гово-рит о защите Смо-ленска? Его рас-суждения о фран-цузах-захватчиках. Участие в Бородин-ской битве, ране-ние. т. 3. ч. 2. гл. IV - V, XIX - XXXVI. Портрет. Внутренний монолог. От-ношения с другими геро-ями. Пьер и война 1812 года. На Бородин-ском поле. Курган Раевского - наблю-дение за бойцами. Почему Пьера на-зывают "наш ба-рин"? Роль Бороди-на в жизни Пьера. Мысль об убийстве Наполеона. Жизнь в оставленной Мос-кве. т. 3. ч. 1. гл. XXII, ч. 2. гл. XX, XXXI - XXXII, ч. 3. гл. IX, XXVII, XXXIII - XXXV. Портрет. Внутрен-ний моно-лог. VI. Послед-ние мгнове-ния жизни. Смерть А. Болконско-го. Дальней-шая судьба Пьера Безу-хова. Встреча с Анато-лем Курагиным в госпитале - проще-ние. Встреча с На-ташей - прощение. т. 3. ч. 2. гл. XXXVII, т. 3. ч. 3. гл. XXX - XXXII. Портрет. Внутренний монолог. Роль плена в судь-бе Пьера. Знаком-ство с Платоном Каратаевым. т. 4. ч. 1. гл. X - XIII. Портрет. Сопостав-ление с другими героями. VII. После войны с На-полеоном. (Эпилог). Сын Андрея Бол-конского - Нико-ленька. Разговор с Пьером, в котором есть предположе-ние, что Андрей стал бы членом тайного общества. Эпилог. ч. 1. гл. XIII. Портрет. Речь. Роль семьи в жизни Пьера. Любовь к Наташе и любовь Наташи. Участие в тайных обществах. Эпилог. ч. 1. гл. V. Портрет. Речь.

Урок 6. "Что есть красота?" Женские образы в романе "Война и мир "

Поэт 20-го века Николай Заболоцкий сказал об этой проблеме так:


... что есть красота,

и почему ее обожествляют люди?

Сосуд она, в котором пустота,

Или огонь, мерцающий в сосуде.


Особенности манеры Л.Н. Толстого в изображении внутреннего мира героев Н.Г. Чернышевский назвал "диалектика души", имея в виду развитие, основанное на внутренних противоречиях. Противоречива и непостоянна женская натура в изображении писателя, но он ценит и любит в ней:

·хранительницу очага, основу семьи;

·нравственные высокие начала: доброту, простоту, бескорыстие, искренность, связь с народом, понимание проблем общества (патриотизм);

·естественность;

·движение души.

С этих позиций он и подходит к своим героиням, относясь к ним неоднозначно.

Что можно сказать о героинях романа по авторскому отношению к ним?


Любимые Нелюбимые Сложно определить Наташа Ростова А.П. Шерер Соня Марья Болконская Элен Курагина Вера Жюли Карагина А.М. Друбецкая Лиза Болконская

Словарная работа: Распределить данные слова, соотнося их с разными группами героинь - это и будут их основные черты.

Тщеславие, высокомерие, любовь, милосердие, лицемерие, ненависть, ответственность, совесть, бескорыстие, патриотизм, великодушие, карьеризм, достоинство, скромность, позерство.

Следует остановиться на одном образе, рассмотрев его подробно, а остальные дать в сопоставлении с ним.

Например, Наташа Ростова. "Сущность ее жизни - любовь".

1.Знакомство с Наташей во время именин (т. 1. ч. 1. гл. 8, 9, 10, 16).

·Сравните портрет Наташи, Сони и Веры. Почему в одной автор подчеркивает "некрасивая, но живая", в другой - "тоненькая миниатюрная брюнетка", в третьей - "холодная и спокойная".

·Что дает для понимания образа Сони сравнение с кошечкой? "Кошечка, впиваясь в него глазами, казалась каждую секунду готовою заиграть и высказать всю свою кошачью натуру".

В повести "Детство" Толстой писал: "В одной улыбке состоит то, что называется красотой лица: если улыбка прибавляет прелесть лицу, то лицо прекрасно; если она не изменяет его, то обыкновенно; если портит его, то оно дурно".

·Понаблюдайте, как улыбаются героини:

Наташа: "смеялась чему-то", "ей все смешно казалось", "расхохоталась так громко и звонко, что все, даже чопорная гостья, против воли засмеялись", "сквозь слезы смеха", "заливалась своим звонким смехом".

Соня: "улыбка ее не могла ни на мгновение обмануть никого", "притворную улыбку".

Жюли: "вступил с улыбающейся Жюли в отдельный разговор".

Вера: "Но улыбка не украсила лица Веры, как это обыкновенно бывает; напротив, лицо ее стало неестественно и оттого неприятно".

Элен: "что было в общей улыбке, украшавшей всегда ее лицо" (т. 1. ч. 3 гл. 2).

·Сравните объяснение Сони и Николая, Наташи и Бориса.

·Как меняются лица Сони и Наташи, когда они плачут?

·Сопоставьте поведение А.М. Друбецкой на вечере у А.П. Шерер, на именинах у Ростовых и во время смерти графа Безухова (т. 1. ч. 1. гл. 18, 19, 20, 21, 22).

·Сопоставьте Наташу Ростову и княжну Марью. Что в них общего? (т. 1. ч. 1. гл. 22, 23). Почему автор рисует их с любовью?

·Почему автор сближает Соню и Лизу Болконскую по одной черте: Соня - кошечка, Лиза - "зверское, беличье выражение"?

·Вспомните вечер у А.П. Шерер. Как там ведут себя героини?

1.Поведение Наташи во время возвращения Николая (т. 2. ч. 1. гл. 1).

·Сравните поведение Сони, Наташи и Веры.

·Как раскрывает состояние Наташи фраза "Наташа сделалась влюблена с самой той минуты, как она вошла на бал"? (т. 2. ч. 1. гл. 12)?

·Наблюдая за глаголами в сцене "Вечер у Йогеля", расскажите о состоянии Наташи (т. 2. ч. 1. гл. 15).

1.Наташа в Отрадном. Лунная ночь (т. 2. ч. 3. гл. 2).

·Сравните поведение Сони и Наташи.

·Что почувствовал в Наташе князь Андрей?

1.Первый бал Наташи (т. 2. ч. 3. гл. 15 - 17).

·Чем привлекла Наташа князя Андрея?

·Что он сумел в ней увидеть и почувствовать?

·Почему именно с ней связал Андрей свои надежды на будущее?

1.Наташа у дядюшки (т. 2. ч. 4. гл. 7).

·Истинная красота души и народный дух в песне дядюшки и в пляске Наташи. Как в этом эпизоде раскрывается характер Наташи?

.Эпизод с Анатолем и разрыв с Андреем.

·Сравните поведение Наташи в театре с поведением Элен на вечере у А.П. Шерер. (т. 2. ч. 4. гл. 12 - 13).

·Как меняется Наташа под влиянием Элен?

1.Наташа в период духовного кризиса (т. 3. ч. 1. гл. 17).

·О чем говорит тот факт, что Наташа потеряла веселость?

·Что помогает ей вернуться к жизни? (Молитва).

1.Состояние во время войны 1812 года.

·Какие качества Наташи раскрываются в сцене передачи подвод раненым? (т. 3. ч. 4. гл. 16).

·Зачем Толстой соединяет Наташу и раненого Андрея? (т. 4. ч. 4. гл. 31 - 32).

·Какая духовная сила заключена в Наташе, помогающей матери после смерти Пети? (т. 4. ч. 4. гл. 2).

1.Семейное счастье. (Эпилог ч. 1. гл. 10 - 12). Как воплотилась идея Толстого о месте женщины в обществе в образе Наташи?

Вывод. Наташа, как и другие любимые герои, проходит сложный путь исканий: от радостного, восторженного восприятия жизни, через кажущееся счастье от помолвки с Андреем, через ошибки жизни - измену Андрею с Анатолем, через духовный кризис и разочарование в себе, через возрождение под влиянием необходимости помощи близким (матери), через высокую любовь к раненому князю Андрею - к постижению смысла жизни в семье в роли жены и матери.

Урок по этой теме может включать в себя многочисленные письменные работы:

1.Наблюдения за динамикой портрета Наташи.

2.Поиски наиболее характерных деталей в портретах разных героинь.

.Сопоставление героинь (Наташа Ростова - княжна Марья - Элен - Соня).

.Внешние и внутренние черты:

·красива или некрасива?

·состояние души, умение переживать, верность, отзывчивость, любовь, естественность.


Урок 7. "Ум ума" и "ум сердца". Семья Ростовых и семья Болконских

Семьи Ростовых и Болконских Толстой изображает с большой симпатией, потому что:

·они участники исторических событий, патриоты;

·их не привлекает карьеризм и выгода;

·они близки к русскому народу.

Ростовы Болконские 1. Старшее поколение. Вечер у А.П. Шерер. Сравните: - отношения между гостя-ми; - причины прихода (внеш-ние - великосветский раут - и внутренние - личные интересы).Родители Ростовых - хлебо-сольны, простодушны, прос-ты, доверчивы, щедры (эпизод с деньгами для А.М. Друбец-кой; Митенька, Соня, воспи-тывающиеся в их семье). От-ношения между родителями - взаимоуважение, почтение (обращения). Положение ма-тери - положение хозяйки до-ма (именины). Отношение к гостям - радушие ко всем без почитания чинов (именины). Старый князь Николай Андреевич Болконский - упрямый и властный ста-рик, не склоняющийся ни перед чем. Генерал-ан-шеф при Павле I был сослан в деревню. Хотя ему при новом царствова-нии был уже разрешен въезд в столицы, он не мог простить обиду и про-должал жить в Лысых Го-рах. Он считал пороками праздность и суеверие, добродетелями - деятель-ность и ум. "Постоянно был занят то писанием своих мемуаров, то вы-кладками из высшей мате-матики, то точением таба-керок на станке, то рабо-той в саду и наблюдением над постройками". Главное - честь. 2. Отношения в семье меж-ду взрослыми и детьми. Доверчивость, чистота и ес-тественность (рассказы Ната-ши матери обо всех своих ув-лечениях). Уважение друг к другу, желание помочь без нудных нотаций (история с проигрышем Николая). Свобо-да и любовь, отсутствие жест-ких воспитательных норм (по-ведение Наташи во время име-нин; пляска графа Ростова). Верность семейным отноше-ниям (Николай не отказался от долгов отца). Главное в отношениях - лю-бовь, жизнь по законам серд-ца. Отношения без сентимен-тальностей. Отец - непре-рекаемый авторитет, хотя он "с людьми, окружаю-щими его, от дочери до слуг, ...был резок и неиз-менно требователен, и по-тому, не быв жестоким, он возбуждал к себе страх и почтительность". Отно-шение почтения к отцу, который сам занимался воспитанием Марьи, от-рицая нормы воспитания в придворных кругах. Скрытая любовь отца, мужская (сцена смерти князя - последние слова о княжне Марье). Главное - жизнь по законам ума. 3. Дети, отношения между ними. Сравните: поведение Ип-полита на вечере у А.П. Шерер, кутежи Анатоля Курагина и Долохова. Искренность, естественность, любовь, уважение друг к дру-гу (сцены объяснения Сони с Николаем, Наташи с Бори-сом). Заинтересованность в судьбе друг друга (Наташа - Соня, Наташа - Николай). За-нятия: увлечение пением, тан-цами. Главное в отношениях - душа. Сложность положения княжны Марьи в семье - ей не с кем поделиться. В отношениях с Андреем - глубокая привязанность и любовь. В детях Болкон-ских - высокая честность и чувство собственного достоинства (отказ княж-ны Марьи от брака с Ана-толем). Религиозность, доброта княжны Марьи (отношения с божьими людьми, с Лизой). 4. Близость к природе. Ча-ще живут в имениях - От-радном, Лысых Горах, - чем в столицах. Умение тонко чувствовать природу (лунная ночь в От-радном; сцена охоты, катание на святках). Ощущение гармо-нии человека и природы. Постоянная жизнь в От-радном - естественная связь с природой княжны Марьи и старого князя. Постижение вечности и величия природы князем Андреем (аустерлицкое небо, описание дуба на пути в Отрадное). 5. Отношение к народу. Восприятие народности более на эмоциональном уровне (сцена охоты, песня дядюшки, пляска Наташи). Разумное восприятие на-родных проблем: пре-образования в селе Богу-чарове, направленные на улучшение жизни крес-тьян. Отношения Андрея с солдатами. 6. Патриотизм. Отношение к войнам. Сравните: - отношение к войне на вечере у А.П. Шерер, - поведение на войне Жеркова, Бориса Друбецкого, Анатоля. Искренний патриотизм, боль за свою Родину. Сражается на войне Николай; Петя, совсем еще мальчик, уходит на войну в 1812 году с согласия родите-лей и погибает в первом бою. Наташа требует отдать подво-ды раненым. Ростовы покида-ют свои дома, как и многие жители. Глубокий патриотизм и отца, и детей. Андрей сражается во вре-мя войны 1805 - 1807 гг., уходит в отряд Баграти-она, в 1812 году - уходит из штаба, командует пол-ком (солдаты называют его "наш князь"). Старый Болконский сам пытается защищать свою землю. Княжна Марья отказыва-ется от покровительства французов и уезжает из Лысых Гор, которые дол-жны захватить французы. 7. Недостатки. Доброта иногда носит внеш-ний характер (история Сони). Иногда жестокость Николая по отношению к крестьянам. Непрактичность, мотовство отца Ростова. Тяжелый, иногда само-дурный характер старого Болконского (история с мадемуазель Бурьен). 8. Отношение автора к героиням. Наташа - любимая героиня Толстого, идеал женщины, воплотившийся в семье. Княжна Марья - тоже идеал женщины, по мне-нию Толстого, его люби-мая героиня, способная быть хранительницей оча-га. 9. Отношение автора к семьям. Автобиографич-ность. Автор любит эту семью, изо-бражая ее реалистически, но привлекательно. Многие герои несут в себе автобиографичес-кие черты: Николай Ростов - черты отца писателя, Наташа - родственницы жены писателя. Автор любит эту семью; хотя жесткость воспита-ния не всегда привлека-тельна, но понятие чести ставят эту семью очень высоко. Автобиографи-ческие черты в Николае Андреевиче Болконском - дед по линии матери, в княжне Марье - черты матери (скорее ощуще-ния, что его мать была именно такой). Андрей Болконский воплощает какие-то мысли самого Толстого. Урок может быть проведен в форме семинара по проблеме "Какое воспитание вам ближе: воспитание в семье Ростовых или воспитание в семье Болконских? Почему?" Во внеурочной работе по литературе эта проблема может быть рассмотрена шире, с обсуждением воспитания вообще, с выяснением причин конфликтов отцов и детей, которая сегодня стоит особенно остро.

При таком разговоре может помочь стихотворение Роберта Рождественского:


Филологов не понимает физтех -

молчат в темноте.

Эти

не понимают тех,

а этих -

те.

Не понимает дочки своей

нервная мать.

Не знает,

что и ответить ей

и что

понимать.

Отец считает,

что сыну к лицу

вовсе не то.

А сын не может сказать отцу:

"Выкинь пальто..."

Не понимает внуков своих

заслуженный дед...

Для разговора глухонемых

нужен

свет.

А отношения "отцов и детей" в семьях Ростовых и Болконских, основанные на любви и взаимодоверии, могут стать образцом для подражания.


Похожие работы

Женские образы в романе "Война и мир"
ЖЕНСКИЕ ОБРАЗЫ В РОМАНЕ Л . Н . ТОЛСТОГО «ВОЙНА И МИР»
Женские образы романа Л . Н . Толстого "Война и мир"
Примерный текст сочинения. Великие русские писатели XIX века, создавая положительные женские образы , всегда акцентировали внимание не на совершенных чертах лица или красоте фигуры, а...
Женские образы в романе Л . Н . Толстого "Война и мир"
... Что есть красота. И почему ее обожествляют люди?
Л . Н . Толстой , создавая положительные женские образы , сделал акцент не на внешнюю красоту, т.е черты лица или великолепную фигуру, а на богатый...
Женский портрет в романе Л . Н . Толстого "Война и мир" (на примере образа Элен)
Во второй главе « Женский портрет в романе Л . Н . Толстого «Война и мир» (на примере образа Элен)» я привожу непосредственное исследование внешних портретных зарисовок Элен на лексическом, морфологическом и синтаксическом уровне («Особенности...
Женские образы романа Л . Н . Толстого "Война и Мир"
Министерство образования РФ. Средняя общеобразовательная школа с/п “Село Пивань” Реферат. Женские образы романа Л . Н . Толстого "Война и Мир".
Другим женским образом , который привлек моё внимание в романе Л . Н . Толстого «Война и мир», является княжна...
Наташа Ростова — самый обаятельный женский образ в романе Л . Н . Толстого ...
...Что есть красота. И почему ее обожествляют люди?
Благотворительность

Загружая свои работы, Вы помогаете не только студентам, но и людям, которым Ваша помощь действительно нужна. Чем именно это помогает? Читать дальше…..