Заказ диплома. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека
 

Тема: Естественная письменная русская речь в аспекте жанроведения


Вы можете узнать стоимость заказа авторской работы по этой "Естественная письменная русская речь в аспекте жанроведения..." или схожей теме.

Узнать стоимость работы которую точно примут





Оглавление


1 Современные тенденции изучения речевых жанров. Принципы классификации речевых жанров

2 Принципы описания жанров по коммуникативно-семиотической модели

3 Принципы описания жанров естественной письменной русской речи

3.1 Методология описания признаков естественной письменной русской речи

3.2 Методика описания естественной письменной русской речи по коммуникативно-семиотической модели

4 Жанровые маркеры естественной письменной русской речи

4.1 Образ автора жанров естественной письменной русской речи

4.2 Стилевая характеристика жанров естественной письменной русской речи

4.3 Характеристика жанров естественной письменной русской речи по цели

4.4 Образ адресата жанров естественной письменной русской речи

Список литературы

1 Современные тенденции изучения речевых жанров. Принципы классификации речевых жанров.

 

Современный этап развития русистики характеризуется особым интересом к изучению жанров речи (далее – ЖР или речевых жанров – далее РЖ) в духе работ М.М. Бахтина. Большой интерес к изучению типов речи обусловлен необходимостью решения актуальных вопросов: поиск минимальной единицы речи – высказывания, выделение принципов жанровой типологии, определение способа выделения жанров и др. Решение этих вопросов затрагивает несколько направлений лингвистики, таких как: коллоквиалистика, теория коммуникации, стилистика, паралингвистика, теория речевых актов, лингвистика текста, коллоквиалистика в прагматическом аспекте.

Теория РЖ активно развивается в последние годы. Исследуются различные аспекты РЖ: текстовые [Анисимова 2003; Борисова 2001; 2001; Матвеева 1996]; психолингвистические [Гурьева 2003; Седов 1999, 2002, Холквист 1997,], стилистические [Кожина 1999а, 1999б; Орлова 1997; Салимовский 2000, 2001]; культурологические [Вежбицка 1997; 1999; Карасик 1996; 1998; 2000] особенности РЖ. Разрабатываются сравнительно-сопоставительный [Анисимова 2000; Сиротинина1999; Татарникова 2004]; дидактический [Голев 2002; Доронина 2002; Сайкова 2002, Чернышова 2002 Горбач, Минаева 2000]; исторический [Балашова 1997, Васильева 2001], прагматический [Шарифуллин 2002, 2002а], социологический [Вакаев 2003], философский [Волохов 2003] аспекты ЖР.

Среди существующего разнообразия подходов к обозначенной проблеме выделяются различные концепции. В.В. Дементьев [Дементьев 2002: 18-40] предлагает различать три направления в современной теории РЖ.

1) Лингвистическое изучение РЖ (генристика), которая “исходит из интенций говорящего, при этом опирается на разработанную методологию и терминологию теории речевых актов” [там же]. Для такого подхода характерно упрощение речевого жанра [Вежбицка 1997: 108; Кожина 1999а, Федосюк 1997: 105-108 и др.]. 2) Прагматическое изучение РЖ (жанроведение) исходит из диалогической природы РЖ и опирается на работы М.М. Бахтина. К недостаткам такого направления относится “подчиненная, служебная роль языка” [Дементьев 2003: 29]. 3) Изучение речевых жанров как средства формализации социального взаимодействия (коммуникативная генристика) – синтез обозначенных выше принципов, где жанры понимаются как средства формализации социального взаимодействия.

В последнем направлении на первый план выходит степень жесткости построения каждого жанра. М.М. Бахтин считал разграничение стандартизованных жанров такого типа как приветствия и поздравления, где говорящему предоставляется минимум возможностей для собственного творчества, и более “свободных” – одним из основных критериев при семантизации РЖ [Бахтин 1996: 181-182]. РЖ с этих позиций понимается как “переходное явление между языком и речью” [Дементьев 2002: 30], не являющееся коммуникацией, а ее формой [Бахтин 1996: 192]. РЖ обладают гибридными свойствами языка и речи и составляют “буферное пространство между “отчужденной” от человека системой языка и ее реальным использованием” [Дементьев 2003: 30]. Жанры систематизируют, стандартизируют речь и привносят в нее семиотическое начало. Накладывая ограничения на интерпретацию речевых высказываний, РЖ служит опознанию адресатом интенции автора. Согласно М.Ю. Федосюку, полный перечень содержательных признаков речевого жанра “по-видимому, и составляет ту прозрачную для распознавания адресатом характеристику коммуникативных намерений говорящего” [Федосюк 1997: 108], которую М.М. Бахтин называл речевым замыслом говорящего и которая в теории речевых актов “именуется иллокутивной силой высказывания” [Федосюк 2002: 30]. (Ср. определение речевого жанра Гайды 1999: 30). Владея жанровыми канонами, адресат идентифицирует жанр (для чего часто бывает достаточно небольшого отрезка дискурса).

Наложение, взаимопереходность, отсутствие четкой закрепленности за жанрами определенной формы и содержания, например, жанры естественной речи. Вариативность жанровой системности не позволяет произвести четкую классификацию РЖ.

Несмотря на значительное число публикаций по теории речевых жанров [Анисимова 2000; Вежбицка 1997; Дементьев 1995, 1997, 1999, 2002; Долинин 1985; Седов 2001, 2001а; Федосюк 1997; Шмелева 1990, 1995, 1997 и др.], проблема описания, классификации РЖ окончательно не решена. Не разработана единая типология жанров речи. Встречающиеся разграничения РЖ либо основываются только на одном признаке речи, либо свойственны только отдельным типам жанров (см. [Винокур 1993: 8; Дементьев 2000: 41-64 и др.]), поэтому не могут быть признаны универсальными.

Наиболее распространенные типологии РЖ (Н.Д. Арутюнова, А. Вежбицка, В.В. Дементьев, К. Кожевникова) не являются приемлемыми для нашего описания по ряду параметров. Типология РЖ (типов текстов) по формальному признаку – степени регламентированности / отсутствию регламентированности оформления их содержания / информационными моделями разной степени жесткости – намечает три вида РЖ [Кожевникова 1979: 53-54], но такой подход является недостаточно емким, потому что не учитывает содержательных признаков речевого жанра.

В качестве способа описания РЖ рассматриваются оригинальные формулы жанров, разработанные А. Вежбицкой в рамках семантической теории элементарных смысловых единиц. Эти формулы представляют собой “последовательности простых предложений, выражающих мотивы, интенции и ментальные акты автора, определяющих данный тип высказывания” [Вежбицка 1997: 103], например, мемуары: “хочу писать о разных вещах, которые помню из моей жизни / пишу это, потому что хочу сказать то, что помню об этих вещах / думаю, что люди хотели бы знать об этих вещах и хотели бы иметь возможность представить их себе так, как я их помню” [Вежбицка 1997: 107]. Однако представляется, что такая формула является, прежде всего, способом идентификации понятия, а не описания РЖ. Она не позволяет показать связь жанра с определенной сферой социальной деятельности, не указывает на речевое взаимодействие коммуникантов, не объясняет особенности языковой организации жанра. К подобным исследованиям можно отнести РЖ, перечисленные В.М. Пановым в качестве “фактора, играющего важную роль в развитии русского языка” [Панов 1962: 97-98].

Думается, что обращение некоторых лингвистов к именам жанров, безусловно, плодотворно, так как при номинации жанр объективируется, приобретает оформленность. М.М. Бахтин в качестве примера существования РЖ перечисляет некоторые их имена: “бытовой рассказ, и письмо, и короткая стандартная военная команда, и развернутый детализированный приказ…” [Бахтин 1986: 255]. Однако само по себе имя жанра не дает возможности составить адекватное представление о РЖ как единице функционирования речи. Номинация РЖ не всегда актуализирует все его особенности, так, например, возникает вопрос: являются ли беседа и разговор разными жанрами или это синонимы номинации одного жанра; в каких отношениях находятся РЖ поздравление, открытка, плакат на день рождения, валентинка, устное поздравление и др. Более того, не все РЖ выделены в сознании носителей языка как особый объект, в связи с этим они не имеют естественной номинации (граффити, девичьи дневники, см. об этом [Лебедева 2003]). Для научной номинации РЖ необходимо исследование и вычленение его как особого объекта.

Таким образом, при описании РЖ необходимо рассматривать его не только в аспекте номинации, но в лингвистическом, семиотическом, культурологическом и проч. аспектах для того, чтобы выделить его особенности. Одним из способов жанровой систематизации является классификация РЖ с помощью иллокутивно-перформативного критерия, однако такой способ представляет определенную сложность, так как с его помощью трудно определить место фатических жанров, в которых цель определить весьма сложно (болтовня, компьютерная переписка, чат, граффити). Методика компонентного анализа применима к классификации жанров, однако противопоставить РЖ по одному дифференциальному признаку не представляется возможным (в реальности РЖ противопоставляются по ряду признаков, ср.: беседа / ссора – противопоставляются по параметрам: спокойный / экспрессивный, беседа, ссора // письмо – по параметрам: письменный / устный; письмо // заявление – по параметрам: бытовой / деловой и проч.). М.М. Бахтин не ставит задачу наметить какую-либо типологию, он отмечает номенклатуру устных РЖ для иллюстрации гетерогенности объекта [Бахтин 1986: 155].

Типология Н.Д. Арутюновой основана на иллокутивном критерии [Арутюнова 1992: 52-56]. Выделяются д-1 информативный диалог; д-2 прескриптивный диалог; д-3 обмен мнениями с целью принятия решения или выяснения истины; д-4 диалог, имеющий целью установление и регулирование межличностных отношений; д-5 праздноречевые жанры [Арутюнова 1992: 53-55]. Подобное основание наблюдается в исследованиях А.Р. Балаян, основанных на принципе построения межличностных отношений от унисона до диссонанса [Балаян 1971], В.В. Дементьева [1997], Т.В. Матвеевой (категория согласия-несогласия) [Матвеева 1994: 138], Т.Г. Винокур (оппозиция близкие/неблизкие отношения) [Винокур 1993: 139-140]. Отметим, что перечисленные типологии не являются исчерпывающими, так как, во-первых, базируются на одном иллокутивном критерии, которому характерен “крен в сторону говорящего” [Дементьев 2003: 27], во-вторых, выявление всех особенностей, многообразия проявлений, взаимоотношений, взаимовлияний, вариантов и переходов РЖ с помощью одного только критерия не представляется возможным. В РЖ принятый за основание классификации признак может занимать ядерную или периферийную зоны, выступая, при этом, в составе нескольких признаков.

Одним из способов классификации и квалификации РЖ выступает жанровое моделирование.

Моделирование высказывания носителями языка выступает как принцип построения и понимания речи и относится к “наиболее эффективному средству преодоления энтропии в такой важной части взаимодействия человека с миром, как коммуникация” [Дементьев 2002: 37]. Это касается всех типов деятельности, в том числе и речевой. Самым известным способом упорядочения в области осмысления мира является метафора [Герман 2000], выступающая одной из основных разновидностей моделирования (ср. словообразовательные, синтаксические и др. языковые модели). РЖ в виде модели речи преодолевают энтропию в области общения, воздействия и интерпретации, где жанры “как универсальный аттрактор и средство индивидуализации, как носители стандартных знаний являются главным и единственным основанием собственно речевой системности и в значительной степени автономии по отношению к языку” [Дементьев 2002: 37].

Модели РЖ формируются спонтанно, что объясняет их разнообразие, “необозримость” [Бахтин 1986: 250], “нет и не может быть единой модели порождения речи, речевая жизнь “пользователей” языка столь же многообразна, сколь многообразно социальное бытие, а потому различные ситуации общения предполагают неодинаковые способы развертывания мысли в дискурс” [Седов 2002: 40].

В гносеологическом модусе одним из наиболее распространенных и эффективных способов упорядочения РЖ выступает моделирование [Салимовский 2002а, 2001].

Наиболее распространенная в научных кругах в настоящее время концепция Т.В. Шмелевой, которая развивает бахтинские идеи, связанные с пониманием жанра речи как “особой модели высказывания” [Бахтин 1986: 324], существующей в форме “типового проекта, канона, схемы РЖ” [Шмелева 1997: 91]. Т.В. Шмелева разработала жанровую модель, параметры которой (коммуникативная цель, концепция автора, концепция адресата, образ коммуникативного прошлого, образ коммуникативного будущего, тип событийного содержания, формальная организация) могут рассматриваться как результат изучения вопроса об измерениях иллокутивных актов, так как типологически наиболее значимым параметром модели Т.В. Шмелевой является коммуникативная цель. Прагматическое рассмотрение РЖ Т.В. Шмелевой, позволяет наблюдать проявление в жанрах “как в капле воды всей ситуации речи, включая образ автора и образ адресата, память сферы, зависимость от фактуры текста, в котором он бывает воплощен, – вплоть до отбора языковых средств” [Шмелева 1997: 94]. В качестве основополагающего автор определяет первый признак модели – целевой. На эту “анкету” успешно опираются исследователи конкретных жанров [Кормилицина, Шаменова 1999, Тарасенко 2002, Яковлева 2003 и др.].

Иллокутивная направленность “Модели Т.В. Шмелевой” акцентирует внимание на критерии, который является в настоящее время наиболее изученным [Арутюнова 1992, Земская 1988, Федосюк 1997, Иссерс 1999]. Недостатком такого подхода является “монологизация идеи РЖ, неизбежной при абсолютизации интенций говорящего” [Дементьев 2002: 25].

Описание РЖ по одному или основному признаку неизбежно приводит к противоречию, так как при классификации языковых единиц “в “списочной” концепции слово либо означает данную вещь, либо нет” [Лакофф 1988: 112], однако РЖ являются дискретными категориями, основанными “на группировках свойств, внутренне присущих (ингерентных) представителям соответствующих категорий” [там же]. Для классификации ЖР наиболее применимыми представляются “теория прототипа”, либо представление РЖ в виде “пучка признаков, присущих высказываниям (текстам) одного жанра в отличие от высказываний других жанров” [Салимовский 2002: 58]. В частности, такой подход приемлем для классификации естественных категорий, где невсегда определяются одна или немногие отличительные особенности, “категории в рамках континуума формируются как пересечения некоторого числа “характерных” или “типических” свойств-признаков, коррелирующих с уместностью именования соответствующих предметов, но эти данные не бывают абсолютными” [Лакофф 1988: 141]. Установка на распределение всего массива ЖР по классификационным рубрикам, “основанным на логических, исходно заданных, дедуктивных основаниях” [Лебедева 2003: 5] не сможет достичь поставленной цели.

2 Принципы описания жанров по коммуникативно-семиотической модели


В русле работы Лаборатории русской речи Барнаульского государственного педагогического университета Н.Б. Лебедевой разработана коммуникативно-семиотическая модель (далее – КСМ) жанров естественной письменной русской речи (далее – ЕПРР), перекликающаяся с моделью Т.В. Шмелевой. Структура КСМ близка к фреймовой структуре, “она имеет цель учесть максимальное число субстанциональных участников и несубстанциональных компонентов, объединяемых в категорию “фациента”, конституирующих ЕПРР, и параметры (функциональные признаки) фациентов” [Лебедева 2003]. Категория фациента – “факторообразующий компонент ситуации” [Лебедева 2000: 90] понимается широко и включает субстанциональных участников коммуникации, и другие компоненты, “имеющие функцию фактора” (подробнее см. Лебедева 1999: 90). Коммуникативно-семиотическая модель имеет цель “учесть максимальное число элементов ситуации, конституирующих ЕПРР и являющихся факторами ЕПРР” [Лебедева 2001: 7-10]. КСМ конституирует следующие фациенты:

1) Автор (Кто?); 2) Цель - Коммуникативно-целевой фациент (Зачем?); 3) Адресат (Кому?); 4) Знак - Диктумно-модусное содержание (Что?); 5) Фациент “Ход коммуникации”; 6) Субстрат -Материальный носитель знака (На чем?); 7) Графико-пространственный параметр Знака (Как?); 8) Среда коммуникации (Где?); 9) Коммуникативное время - время восприятия знака (Когда?); 10) Орудие и Средство (Чем?); 11) Носитель субстрата (В чем? На чем?); 12) Фациент “Социальная оценка”.

На наш взгляд, эта модель наиболее полно отражает все компоненты, участвующие в жанровой организации речи. КСМ кладется в основание описания РЖ, “она лишь перечисляет параметры исследования и не заключает в себе критериев разграничения одного жанра от другого” [Лебедева 2003: 95]. Фациенты модели представляют рубрики описания, по которым можно производить многоаспектное описание конкретного РЖ.

Таким образом, наиболее приемлемым способом описания РЖ является речевое моделирование, базирующееся на определении пучка признаков определенного жанра. Применение этого приема предполагает построение формулы (инварианта) РЖ путем оппозиционного анализа выделенных признаков. Преимущество жанрового моделирования как способа описания РЖ видится в особых онтологических свойствах объекта. С одной стороны, РЖ дифференцируются носителями языка по ряду признаков, которые возможно свести к прототипичным, то есть идеальным, частотным по отношению к жанру, это “крайние, полярные (чистые) случаи, в которых рассматриваемые объекты наиболее четко и резко противопоставлены друг другу” [РРР 1973:15]. С другой стороны, РЖ – это модель построения высказывания.

Типология РЖ ЕПРР предполагается после описания их по рубрикам КСМ. Следующим этапом классификации РЖ является выделение типовых признаков, среди которых устанавливается пучок доминантных признаков (регулярные и обязательные признаки). Доминантные признаки детерминируют другие характеристики жанра.

Полевая структура РЖ включает в ядерную зону доминантные признаки, что и составляет доминанту этого жанра, то есть его инвариант. Детерминантные признаки составляют периферийную зону РЖ. Оппозиция жанров по ряду признаков является основанием для типологии, которая представляет скорее рубрикацию или объединение РЖ по соотнесенности доминантных признаков одного жанра с доминантными признаками другого.

3 Принципы описания жанров естественной письменной русской речи


Н.Б. Лебедева предлагает выделять четыре типа речи: ЕПР, естественную устную речь – ЕУР, искусственную устную речь – ИУР, искусственную письменную речь – ИПР, то есть “профессионально подготовленной, письменно-литературной речевой деятельностью” [Лебедева 2001: 4]. Под термином “естественная письменная русская речь” (далее ЕПРР) Н.Б. Лебедева, предлагает понимать речь, характеризуемую наличием “письменной формы, спонтанности и непрофессиональности исполнения” [Лебедева 2001: 6]. ЕПРР является продуктом повседневных социальных отношений. Предметы бытового, повседневного характера всегда обладают знаковым содержанием и потому “характеризуют социокультурную принадлежность человека, ими пользовавшегося” [Кнабе 1989: 26]. ЕПРР как феномен повседневности формирует определенный массив культурных, витальных, социальных ценностей, которые, как правило, противопоставляются “элитарным”, в результате чего приобретают негативную оценку, навязываемую обществу. ЕПРР – это явление культурной и лингвистической действительности, которое обладает определенным единством, так как оно основано на одних и тех же принципах: приобретаемости, транслируемости, связи с техникой создания и потребления коллективом. Общность принципов подтверждает мысль о том, что перед нами не ряд разнородных фактов, а определенная система. Данные положения были рассмотрены нами отдельно [Косых 2002, 2002а, 2002б, Тюкаева 2003].


3.1 Методология описания признаков естественной письменной русской речи


Коммуникативно-семиотическая модель (далее – КСМ) кладется в основание описания РЖ, она перечисляет параметры описания и выводит критерии идентификации жанра, отождествление жанров и, наконец, их классификацию. КСМ не указывает на собственно жанровые характеристики, она представляет собой “скорее рубрики схемы описания, которые могут иметь разное наполнение” [Лебедева 2003: 5]. По этим рубрикам можно производить подробное описание объектов, а положенный в основание классификации признак может поделить корпус жанров на определенные классы. Проблема заключается в том, что для рассмотрения жанра на уровне формы, содержания, функции необходимо составить представление о том, как формируется жанр на эмическом уровне. Для достижения ясности в вопросе типологии РЖ необходимо описать КСМ с учетом системных оппозиций.

Представляется плодотворным выделить субстанциональные и функциональные компоненты. К субстанциональным признакам (согласно Ельмслеву) мы относим те особенности высказывания, которые являются субстанцией формы и содержания РЖ, то есть, являясь экстралингвистическими признаками, детерминируют собственно языковые признаки (для РЖ это элементы ситуации, хода коммуникации, неязыковое поведение коммуникантов, их (коммуникантов) неязыковые особенности и проч.). К функциональным (несубстанциональным) компонентам относятся языковые особенности жанра, которые составляют функциональные варианты высказываний жанра. Типовые признаки представляют собственно жанровые детерминанты, которые в совокупности представляют инвариант жанра. Рассмотрение КСМ в предложенной оппозиции позволит структурировать ее и выстроить определенную таксономию параметров, обнаружить взаимообусловленность выделенных параметров и подвести разнородную модель к логическому основанию.

Вписав в оппозицию “субстанциональный / функциональный” каждый параметр КСМ ЕПРР, мы получаем инвариант модели, вычленяющий разноуровневые элементы жанров. Предложенная модель РЖ является транслятором смысла жанровой организации речи как некоторой формы, которую принимает высказывание. Между уровнями модели РЖ в настоящее время не выстроена четкая и строгая иерархия. Возможно, вследствие варьирования признаков окончательное построение иерархии не представляется достижимым. Различение внеязыкового и языкового, формального и содержательного значимо при определении того или иного фациента жанра. Например, следуя логике нашего исследования, реальный пол автора не всегда совпадает с языковым его воплощением (ср.: если мужчина пишет в стиле девичьего дневника, то он будет соблюдать женский стереотип речевого поведения).

В ходе исследования были обнаружены варианты модели РЖ, которые провоцировались взаимопереходными моментами, устанавливающими основные корреляции, обусловливающие переход членов (жанров) предложенной парадигмы (ЕПР, ЕУР, ИПР, ИУР) из одного уровня в другой. Так, функциональные признаки могут выступать в качестве организующего звена для формальных и содержательных, например, признак “ход коммуникации” (коммуникативная ситуация является функциональным признаком) в жанре “записка” становится содержательным фациентом, т.к. обусловливает многие признаки жанра; формальные характеристики (субстанциональный параметр) могут стать содержательными для жанра: признак “субстрат” для жанров “граффити”, “открытка”, “чат” выступает ядерным признаком РЖ; носитель субстрата маркирован для жанра “письмо” как жанрообразующий; формальные признаки РЖ приобретают статус функциональных: среда коммуникации в граффити; содержательные признаки – формальных: диктумно-модусное содержание в граффити обусловливает формальные характеристики жанра. Обозначенные варианты, модификации признаков жанра в некоторых его вариантах могут факультативно стать значимыми, входить в доминанту жанра. Вариативность модели РЖ объясняется, во-первых, “естественностью” объекта исследования (ЕПР), то есть наличием в нем нечетких границ и разноплановость, во-вторых, варьированием в ядерной зоне компонентов жанра (нежанровых, околожанровых, внутрижанровых). К нежанровым (не релевантным по отношению к жанру) признакам относятся внешние (конкретные, визуальные, лежащие на поверхности, индивидуальные) признаки жанра: внешняя форма, конкретное содержание (предмет речи), конкретная цель (индивидуально авторская). К околожанровым компонентам относятся типичные, частотные, неязыковые признаки. Внутрижанровые признаки представляют собой некий абстрактный образ, заложенный внутри жанра. Если, предположительно, жанр написан нетипичным образом, он узнается по образу жанра. Изменение жанра наблюдается при перестановке акцентов между внутрижанровыми и внешними по отношению к жанру параметрами.

Жанром ЕПРР является сформировавшийся, выделенный, иногда номинированный носителями языка (письмо, открытка, дневник, книга жалоб и предложений и проч.) тип высказываний; как правило, определяющую роль в данном случае играет субстанциональный компонент (ср.: открытка, дневник, альбом и пр.).

3.2 Методика описания естественной письменной русской речи по коммуникативно-семиотической модели


Исследование жанрообразующих признаков в системном аспекте требует построения определенной иерархии (ядро, периферия) основного набора признаков жанра. В качестве основы для методики определения “сущностных” признаков жанра мы выбрали методику “комплексного коммуникативно-типологического” описания, разработанную в ходе индуктивного изучения эмпирических данных РЖ, выявленных из высказываний ЕПРР; интроспективно-индуктивный метод (от наблюдения факторов высказывания к выявлению закономерностей); субстанционально-функциональное описание объекта и метод лингвистического моделирования. Наша задача – представить методику “комплексного коммуникативно-типологического” описания жанров ЕПРР и продемонстрировать ее применение на способе разграничения ЕПРР как особого объекта лингвистики, представляющего некоторую цельность, и ИПРР. В дальнейшем данная методика применяется для описания конкретного жанра ЕПРР – студенческого граффити. Собранный лабораторией “Русская речь” материал исследования (девичьи альбомы, девичьи дневники, дембельские альбомы, детские записи, ежедневники, записки, записные книги, книги жалоб и предложений, открытки, письма, поздравления, шпаргалки и др.) открывает перспективы к изучению особенностей жанровых способов организации ЕПРР.

Отбор жанров ЕПРР произведен с помощью общенаучного метода наблюдения. Основной конструктивной единицей жанра является высказывание (высказывание понимается в соответствии с концепцией М.М. Бахтина), форма которого репрезентирует определенный тип жанровой организации речи. Выделение единицы, отбор и группировка исследуемого материала составляют предварительный этап описания.

Исследование разворачивается в следующем порядке:

– определение параметров анализа (анализируемых признаков жанра);

– выделение субстанциональных, околожанровых и внутрижанровых компонентов высказывания, принадлежащего жанру ЕПРР.

Определение параметров анализа включает выделение признаков, необходимых для описания и характеристики РЖ. За основу параметров анализа выбрана расширенная КСМ ЕПРР.

Выделение нежанровых, околожанровых и внутрижанровых компонентов высказывания направлено на обнаружение типичных (жанровых) и нежанровых моментов высказывания.

К нежанровым факторам относятся характеристики речи, не участвующие в ее типовой организации. Например, индивидуальные характеристики текста являются нерелевантными признаками РЖ. По отношению к жанру индивидуальный стиль, тема, композиция и пр. относятся к маргинальным явлениям, выполняющим определенную функцию (личностное начало, индивидуализация и пр. (см. модели языковой личности [Караулов 1987; Богин 1999; Голев 2003]) в жанровой организации речи, но выступающих в качестве опосредованных членов жанровой системы, не коррелирующих с собственно жанровыми признаками. Описание индивидуальных проявлений в ткани высказывания определенного жанра может проводиться в следующей системе оппозиции: “идеоречевое” поведение (индивидуальное) / “социоречевое” поведение (собственно жанровое речевое поведение), например, “идиоавтор” (конкретная личность, создавшая высказывание в форме определенного жанра, с определенными психологическими, социальными, возрастными характеристиками). Автор чаще маркирован экстралингвистическими проявлениями, способствует индивидуализации высказывания в сфере жанра, характеристики “идиоавтора” вступают в оппозиционные отношения в пространстве жанров с “социоавторскими” (определенный тип коммуниканта, создающий высказывание) характеристиками или, ближе к традиционному пониманию: идиостиль / социостиль.

Так, среди признаков жанра можно выделить “автора-лицо” жанра – это типичная совокупность признаков, характеризующих а) конкретную личность (внешний признак); б) типы “авторов-лиц” (жанровый признак), определяемый по параметрам (“свой” / “чужой”, “контролер” / равноправный / подконтрольный, эмоциональный / содержательный, эксплицированный / неэксплицированный, возрастная характеристика, психологические характеристики, социальный статус), наблюдаемые при разграничении поджанров, то есть разновидностей одного жанра, например, “армейское письмо семье” представлено следующими характеристиками автора: “свой”, контролер / равноправный, эмоциональный, эксплицированный, старший; адресата: “свой”, равноправный, сдержанный, эксплицированный, 18-21 год, уравновешеный, служащий солдат. Гендерные различия авторов высказываний (например, авторов жанра “письмо”) не влекут за собой дифференциацию жанров, однако тяготение того или иного пола к определенному жанру детерминирует появление гендерного различия жанров.

Биологический возраст автора высказывания может повлиять на содержание, цель жанра, однако если возраст автора не является типичным для жанра (например, жанры “письмо”, “открытка” и др.), то индивидуальный возраст реципиента не влияет на жанровое своеобразие высказывания, хотя может выступать специфическим средством характеристики отдельного текста.

Индивидуальные социальные характеристики автора (образование, профессия, место жительства), констатирующие реальное социальное положение автора, также имеют спорадический характер для жанра, но являются компонентой индивидуальных характеристик определенного высказывания. Данные характеристики могут играть определяющую роль при идентификации грамотного/неграмотного автора (образование), оказывать влияние на языковое, стилистическое воплощение высказывания (профессия); психологические характеристики автора, отмеченные у конкретного лица, создающего высказывание. Конкретные психологические характеристики могут отразиться на развитии темы, содержании жанра (лексический, иногда стилистический уровни), но не способны изменить его. Индивидуальный стиль вмещает в себя авторское, субъективное начало (психологические, социологические характеристики, возраст и пр.).

Собственно авторский стиль может проявляться на лексическом, морфологическом, эмоциональном уровнях. Субъективная стилизация порождает индивидуализацию жанров. Авторский стиль узнается по нестандартным, несвойственным употреблениям языковых средств, однако принципиально важно отличать условно названное “жанро творчество” – несвойственные жанру повороты (языковые, событийные), влекущие изменение жанра до неузнаваемости, “неидентифицируемости” от определенного жанра речи. В целом такие стилистические приемы как жанро-творчество, жанровая игра, относятся к особому виду жанра, а стиль в нем выполняет определенную функцию. Собственный стиль автора выражается в системе знаков, норм (стилистических, орфографических, пунктуационных, риторических, повествовательных), употребляемых в частном порядке, что индивидуализирует речь и расширяет границы жанра. Безусловно, авторский стиль может ограничиваться какими-либо предписаниями (ср. требования к написанию деловых документов, научных работ, юридических жанров), которые частично или полностью отсутствуют в ЕУР и в ЕПРР. Следует учитывать тот факт, что о нерелевантности индивидуального стиля как признака жанра косвенно говорил М.М. Бахтин: “индивидуальный стиль не входит в замысел высказывания, не служит одной его целью, а является, так сказать, эпифеноменом высказывания, дополнительным продуктом его” [Бахтин 1986: 254].

К околожанровым (типичным) компонентам относятся языковые варианты высказываний, формирующие и узнаваемость жанра, например, образ автора, образ адресата, варианты ситуаций и пр.

К собственно жанровым признакам относятся типовые языковые варианты реализации инвариантной модели жанра.

 Для вычленения жанровых и нежанровых составляющих жанра необходимы следующие шаги.

1. Выдвижение аксиомы о том, что:

1) жанровые признаки, заложенные в типовой проект любого РЖ, проявляются на всех ядерных уровнях жанра (и устанавливаются при описании жанра по КСМ);

2) изменение типовых компонентов высказывания влечет за собой модификацию жанра.

2. Выделение компонентов высказывания путем вычленения инварианта из типовых проявлений фациента и сопоставления реального существования реалий и внутритекстовых их репрезентаций, проекций.

3. Уточнение типичного и нетипичного для жанра характера проекций, следующими способами: интроспективно-индуктивным и эмпирическим.

Высказывание, существуя в пределах определенного жанра, представляет некоторую проекцию реалий, имеющих к нему определенное отношение, в типичном жанровом ключе. Усвоенный носителями языка тип отображения действительности отдельными речевыми жанрами (“язык входит в жизнь через конкретные высказывания” [Бахтин 1986: 253]) позволяет интерпретировать, отождествлять разного рода проекции в соответствии с избранным автором жанром. Так, например, высказывание: “Я тебя люблю”, имеющее определенную семантику, в разных жанрах ЕПРР (письмо, девичий альбом, книга жалоб и предложений и проч.) имеет разную интерпретацию.

Методическим способом отделения типового от индивидуального материала в РЖ явился принцип изменения характеристик на другие, противоположные. Следуя логике нашего исследования, измененные типовые (жанровые маркеры) признаки спровоцируют модификацию жанра: изменение внутренних и внешних признаков жанра.

В качестве иллюстрации применения метода охарактеризуем один из признаков “коммуникативная ситуация” жанра “записка” (“листок бумаги с записью, коротенькое письмо; краткое изложение какого-нибудь дела” [ЛЭС 1990: 215]). Записка вписана в определенную коммуникативную ситуацию, внежанровым признаком записки является любая ситуация, в которой этот жанр создается, а типичные моменты, свойственные процессу создания записки, организуют определенное речевое поведение коммуникантов и отождествление ее (записки) как жанра. Типичные коммуникативные ситуации (околожанровый момент), в которых создается жанр “записка”, связаны с определением взаимоотношений между коммуникантами: 1) установлены достаточно близкие отношения (частная записка) или официальные отношения, предусматривающие отсутствие личного контакта (официальная записка), и наличием разного рода припятствий для устной коммуникации; 2) коммуниканты находятся в одном или разных помещениях, но достаточно близко (находятся в разных аудиториях, но через определенный промежуток времени адресат окажется на том же месте, где находился автор; находятся в разных аудиториях, но достаточно близко, поэтому третье лицо передает сообщение адресату); 3) не имеют возможности устного общения. Рассмотренные коммуникативные ситуации носят вариативный характер, не исключается возможность и других ситуаций. Следуя логике нашего исследования, описанные типы коммуникативных ситуаций не могут являться жанровыми маркерами, так как при изменении их (нахождение в одной аудитории/нахождение в разных аудиториях, наличие возможности увидеться/отсутствие возможности увидеться) жанровое своеобразие остается неизменным. Инвариантом коммуникативной ситуации жанра “частная записка” (то есть внутрижанровым признаком) являются следующие компоненты: 1) сфера общения – неофициальная; 2) нахождение коммуникантов в одной коммуникативной пространственно-временной плоскости, так называемое “коммуникативное со-бытиé” [Воронова 2003: 3] (под единым коммуникативным пространством понимается ощущение присутствующего адресата: автор либо его наблюдает, либо они где-то рядом, в пределах небольшого пространства: аудитория, дом, здание, город) предполагает некодифицированную (подобную устной) речь, вписанность в коммуникативную ситуацию; 3) высокий уровень спонтанности. Результаты проделанного анализа свидетельствуют о том, что у жанра “частная записка”, существует “образ_ коммуникативной ситуации”, который учитывается при выборе жанра и влияет на тип построения высказывания. Определим другие маркеры жанров в разновидностях ЕПРР.

4 Жанровые маркеры естественной письменной русской речи


Следуя логике нашего описания, разграничим две намеченные оси исследования: 1) релевантные / нерелевантные признаки жанра; 2) ядерные (доминантные) / периферийные признаки жанров ЕПРР.

Рассмотрим первую ось исследования – релевантные и нерелевантные по отношению к жанру признаки. Нерелевантными признаками жанра являются индивидуальные характеристики: идиостиль, “идиоцель”, “идиоформа” и пр., рассмотренные выше. Остальные признаки признаются релевантными для построения жанра.

Выделение ядерных и периферийных признаков жанра связано с фактором устойчивости на протяжении длительного времени, воспроизводимости ядерных признаков жанра и их определенным варьированием, образованием поджанров, субжанров и проч. РЖ является в определенной степени устойчивым фактором оформления высказывания, поэтому жанровые маркеры, находящиеся внутри высказывания и осуществляющие отождествление, идентификацию высказывания с определенным жанром, являются константами жанра, обусловливающими (устанавливающими) то или иное речевое поведение носителя языка в рамках выбранного жанра. Маркированные признаки относятся к облигаторным характеристикам РЖ. Жанровые маркеры приобретают статус элементов жанровой системы, обеспечивают “узнаваемость” РЖ, сохранение, специфику построения высказываний, то есть влияют на три момента – “тематическое содержание, стиль и композиционное построение” [Бахтин 1986: 250].

Остальные признаки жанра отражают субъективный момент высказывания, выступают относительно необязательными, варьирующимися признаками, обеспечивают изменение жанра, расширение его границ, появление разновидностей (поджанров), но не дифференцируют определенный жанр как особую форму высказывания.

Выделенные фациенты КСМ устанавливают границы описания РЖ, внутри которых определяются сущностные и субъективные моменты жанра. Принимая во внимание тот факт, что определить, противопоставить, классифицировать все жанры ЕПРР по одному признаку представляется затруднительным, мы считаем возможным сравнение и некоторое разграничение жанров ЕПРР по параметрам КСМ.

Первый фациент – автор – продуцент текста (кто?) является создателем речевого знака. В этом параметре рассматривается информация об авторе, которая “заложена” в “типовой проект” [Шмелева 1997: 91] РЖ, обеспечивая его успешное осуществление.

4.1 Образ автора жанров естественной письменной русской речи


Рассмотрим фациент “автор” по расширенной КСМ: субстанциональный признак (“автор”) / функциональный признак (образ автора) / жанровый признак (тип автора). Под термином “образ” автора, адресата и др. понимаются структурные признаки высказывания определенного жанра, которые могут противопоставляться субстанциональным признакам. Под термином “тип” автора, адресата, субстрата и проч. понимается инвариант категории фациента.

В соответствии с принятыми в этой работе принципами описания жанров, субстанционально авторами жанров ЕПРР являются люди, родившиеся и выросшие в городе или близлежащих селениях. Все они — носители форм национального языка (литературного, просторечия, разговорного, профессионального, социального и пр., не диалекта). Что касается профессий и образования, то ЕПР, как и ЕУР, создают представители любой профессии и любого образования, а также и не имеющие его (например, записи Е.Г. Киселевой “Я так хочу назвать кино” [Козлова, Сандомирская 1996]).

Образ автора (функциональный фактор) предполагает существование некоторого типичного автора, пишущего тот или иной жанр. Тип автора вычленяется с помощью сравнительно-сопоставительного метода или эмпирическим путем. Так, например, тип автора “молодой” свойственен жанрам: девичий альбом, девичий дневник, граффити, дембельский альбом. Тип автора формируется из внеязыковой жанровой действительности: 1) виды контакта с адресатом: открытый (граффити, объявление, чат и пр.); закрытый (письмо, мемуары, девичий дневник); “для избранных” (журнал, альбом, книга жалоб и предложений); 2) по отношению к себе: рассказывающий о себе, рассказывающий о каких-либо событиях; 3) по ситуативному параметру: “одинокий”, “спокойный” (письмо, мемуары); “напряженный”, “деятельный”, “импульсивный” (чат, объявление, граффити, поздравления). Образ автора детерминирует тип автора.

 “Тип автора”. Тип автора – некоторый пучок признаков, который позволяет отсекать неактуальную для жанра информацию об авторе и направлять ее в ядерную зону жанра. Тип автора выступает как организующий момент РЖ, “изображающее начало” [Бахтин 1986: 304], выражение, объективация самого себя, воспринятое и репрезентированное. Конститутивным моментом типа автора является авторское отношение (но не прямолинейная оценка), понимание, автор вне изображенного (и в известном смысле созданного им) мира. Он осмысливает весь описываемый мир “с более высоких и качественно иных позиций” [Бахтин 1986: 311]. Автор не сливается с предметом изображения, но выражает свое отношение к нему. При выделении типа автора РЖ важно отчленить собственно авторские характеристики (личностное начало) от жанровых особенностей, где устанавливаются типичные “образы” для того или иного жанра. “Тип автора” РЖ, “речь внутритекстового, автора, того, которого я из этого текста слышу” [Богин 1997: 19] рассматривается по параметрам: а) тип повествования: рассказчик-повествователь_ (письмо, мемуары, дневник, автобиографические записки), собеседник (записка, чат), “поздравитель” (открытка, различного рода поздравления), демонстратор (граффити, дембельский альбом), фиксатор (вахтовый журнал, книга жалоб и предложений, записная книжка, еженедельник); б) субъективный мир автора строится по отношению к ситуации: 1) “объективированный” автор актуализирует ряд важных событий в высказывании их последовательное перечисление, то есть “объективное” описание (взгляд со стороны) жизни с комментариями (письмо, мемуары, автобиографические записки, дневник), автор; 2) “субъективирующий”, актуализирующий событие, находясь внутри его (ситуативность), “куски жизни”, значимые для данного момента (записка, открытка, чат, записи на доске, шпаргалка, объявление):

по эмоциональному напряжению (следует отметить, что большинство жанров ЕПРР характеризуются как эмоциональные жанры, однако среди них можно выделить разных авторов по степени эмоциональности): 1) нейтральный (мемуары, автобиографические записки, перекидной календарь); 2) “напряженный” (открытка, объявление, граффити, шпаргалка);

по репрезентации своего образа: 1) “вершитель судеб” (жалоба в книге жалоб и предложений), заботливый, милый (открытка, письмо, благодарность в книге жалоб и предложений), деловой (объявление), “герой” (мемуары, автобиографические записки, дневник), “протестант” (граффити, чат) и пр.

Тип автора, выводимый из высказываний РЖ ЕПРР, коррелирует с рассмотренными ниже признаками: тип возраста, тип стиля, психотип и пр., но не выводится из них. Сочетание типов, напримар, автора, предполагает определенную модель автора, это не логически выводимые отношения, а объективное положение вещей, они тяготеют друг к другу, но не предполагают и не выводятся друг из друга.

Рассмотренный параметр является инвариантом автора жанра, приобретает особое значение для содержательной стороны РЖ, позволяет отождествлять жанры.

Особенность “типа автора” РЖ находится в неразрывном – соединении (в определенных пропорциях) субъективного/объективного, монолога/диалога, автора/адресата, которые актуализируются в способе изображения предмета (выбранный тип РЖ по параметру строгости (шаблонности) / нестрогости (вариативности) соблюдения жанровых канонов); содержании (тематическом, композиционном, стилистическом) РЖ; образе автора (автор и образ автора не идентичные понятия: автор – конкретное лицо, образ автора – выводимые (“дешифруемые”) адресатом и подаваемые, рисуемые (“шифруемые”) автором характеристики); образе адресата, диктуме/модусе.

Типовой возраст закреплен за жанрами, маркированными тем или иным возрастным фактором: детский тип (детские каракули, спонтанные рисунки), молодой тип (девичий альбом, девичий дневник, дембельский альбом, мальчишечий альбом, граффити, чат), взрослый тип (мемуары, автобиография, книга жалоб и предложений, записная книжка), “безвозрастный” тип (письмо, записка, открытка, объявление). За жанром “девичий альбом” закреплен следующий социотип: подросток женского пола (без полного образования), устанавливающий социальные контакты, с целью получить определенный социальный статус; жанр “мемуары” характеризуется наличием у автора определенного социального статуса, который желает его закрепить во времени и пространстве. Выделяются разные психотипы жанров ЕПРР: агрессивный – жанры: граффити, книга жалоб и предложений; эмоциональный – девичий альбом, девичий дневник, граффити, чат, открытка, поздравления, нейтральный: объявление, автобиография, ежедневник и пр., спокойный, уравновешенный: мемуары. Среди гендерных типов можно выделить жанры, написанные как девичий альбом, девичий дневник, письмо из тюрьмы (тип женского пола); дембельский альбом, мальчишеский дневник (тип мужского пола), письмо, граффити, открытка, чат, книга жалоб и предложений, ежедневник и проч. (тип “бесполовый” или лишенный половости).

4.2 Стилевая характеристика жанров естественной письменной русской речи

Субстанционально стиль жанра коррелирует с такими параметрами как социологические характеристики автора жанра и ситуация общения. Социологические характеристики автора обусловливают стиль коммуникативного поведения. Ситуация общения детерминирует коррекцию социологически обусловленного стиля поведения.

Функциональные характеристики стиля предполагают повторяющиеся стилевые особенности в определенных жанрах. В фокус языковых стилей попадают те стилевые особенности, которые легко уловимы и отождествляются в любом высказывании. Общими чертами всех предполагаемых типовых стилей ЕПРР являются следующие: спонтанность, неофициальность, разговорный стиль. Стилистические приемы, используемые в высказываниях различных жанров ЕПРР, способствуют созданию стилистического типа поведения в рамках выбранного жанра. Стилистическая небрежность, приближенность к разговорной речи свойственна жанру записка; стремление к точному построению фраз, внимательное отношение к языку, приближенность к художественной речи, “приукрашивания”, наличие подробных описаний характерны для жанров мемуары, автобиографические записи, девичий дневник; сокращения, ведение записи ключевыми словами, наличие дат, времени наблюдаются в жанрах ежедневник, записная книга, перекидной календарь; намеренное использование сниженной лексики, небрежность в обращении с языком (словом) составляют тип стилистического оформления РЖ в жанрах граффити, чат. Функциональный стиль обусловлен генетической основой жанра, устанавливающей значимые характеристики по отношению к стилю в высказывании, репрезентирующей принадлежность к определенному жанру. Стиль высказывания отражает определенные условия речевого общения. Интегрирующим признаком ЕПРР является неофициальная сфера общения, оказывающая влияние на стилевое своеобразие жанров. Внутри объекта существует дифференциация по обозначенному признаку: полуофициальный (книга жалоб и предложений, объявление, вахтовый журнал, мемуары, автобиографические записи, письмо, граффити, чат, почтовая открытка), неофициально-дружеский (записка, открытка, дневник, девичий альбом).

Жанровый стиль (стилистический образ жанра), о котором писал Бахтин, входит в жанровое ядро и играет в пространстве жанра одну из ведущих ролей. Тип стиля функционирует на содержательном уровне жанра, коррелируя с образом автора, психообразом, образом возраста и пр. Стиль РЖ напямую связан с закрепленными обществом за определенным жанром стилистическими “нормами”, ограничивающими автора и устанавливающими определенные стереотипы написания РЖ.

 Жанровый стиль является некоторой формой, связанной с внутрижанровым содержанием, которая навязывает свои признаки, в данном случае стиль отодвигает какие-либо индивидуальные его проявления на периферийную зону. Жанровый стиль не относится к области образа автора, но, безусловно, коррелирует с ним: они тяготеют друг к другу, но не предполагают друг друга, такая конвергенция детерминирована объективным моментом РЖ.

На данном этапе исследования возможно выделить следующие жанровые стили ЕПР в оппозициях:

1) кратко/подробно/тезисно;

2) повествование/ восклицание/ вопрос/ рассуждение;

3) одномоментно/ многомоментно (по количеству описываемых ситуаций в жанре);

4) континуально/ дискретно;

5) обыденно/ празднично;

6) свободно/ “кодифицированно”.

Мы отдаем себе отчет в том, что стиль в обозначенной парадигме не соответствует общепринятым понятиям стиля, однако отметим тот факт, что речь идет о стиле жанра, отличного от языкового, который (стиль жанра) отличается наличием прагматики (см. [Бахтин 1986]) и дифференцирован композицией и темой РЖ. Под термином “кратко” понимается минимальность словесного выражения при описании предмета речи, соответственно, термин “подробно” предполагает определенную максимальность словесного выражения, то есть исчерпывающее описание, термин “тезисно” имеет значение “без излишеств, достаточно для понимания”.

Сформированная матрица РЖ (по принципу воспроизводимости и регулярности), детерминирует стиль жанра, соотносящийся с композицией и темой. Объективные основания этого положения обосновываются наличием характерных отличий между стилями жанров ЕПР, среди которых представляется возможным выделение внутрижанровых стилистических типов: тип “письмо” – подробно, повествовательный характер изложения, “многомоментно”, континуально, обыденно, кодифицированно (письмо, мемуары, автобиография, дневник); тип “записка”: кратко, повествовательно, “одномоментно”, дискретно, обыденно, свободно (записка, запись в книге отзывов и предложений); тип “открытка”: тезисно, восклицательно, одномоментно, празднично, свободно (открытка, чат, граффити).

Обобщенным типом стиля жанров ЕПРР является неофициальный, непринужденный (условно называемый “личного характера”) стиль речевого поведения.

Наличие описанных стилевых признаков жанра позволяет выделить ядро жанра, формирующееся из признаков, приобретающих облигаторность. Признаки, не вошедшие в ядерную зону, носят случайный характер, но они должны учитываться при описании жанра, т.к. могут играть существенную роль при идентификации РЖ. В ситуации, когда один из периферийных признаков РЖ становятся ядерным, устанавливается другая корреляция, влекущая трансформацию ядерной зоны жанра, т.к. все внутрижанровые признаки взаимодетерминированы.

4.3 Характеристика жанров естественной письменной русской речи по цели


При анализе РЖ плодотворным считается определение коммуникативного намерения говорящего, которое “является общим, интегративным началом для всех без исключения речевых жанров”.

Субстанционально цель РЖ, преследуемая коммуникантами, как правило, формируется во внежанровой действительности, обусловливается ситуативным фактором. Ситуация речи провоцирует появление той или иной цели общения, которая уже в последствии приобретает жанровые признаки. Безусловно, количество ситуаций общения бесконечно много, тем более в естественной речи, однако к жанровым целям относятся типичные цели для оформления того или иного жанра.

 Функциональная характеристика цели жанра, связана с языковым ее воплощением. Предложенная установка выделения оязыковленных целей РЖ позволяет выявить следующие типы ситуаций, коррелирующие с определенными целеустановками: 1) необходимость сообщить о себе, о своей жизни, о своем отношении к чему-либо (написать кому-нибудь, ответить на письмо, записать основные события жизни); 2) необходимость запомнить что-либо из прошлого или на будущее; 3) необходимость отвлечься от чего-либо или развлечься как-нибудь, заявить о себе. Первая ситуация провоцирует появление следующих жанров: письмо, записка, мемуары, объявление, открытка, граффити, чат, рукописная родословная, девичий альбом, заявление; вторая – ежедневник, записная книга, памятный, дембельский альбом, рукописный журнал, дневник, перекидной календарь; третья – граффити, чат, девичий альбом, поздравления, коллаж, последняя страница тетради (последовательность перечисления жанров установлена следующим образом: от жанров, максимально проявляющих выделенный признак, к жанрам, в которых этот признак проявлен в меньшей степени). Жанры, создающиеся в определенных условиях, с определенной иллокуцией, детерминируют то или иное коммуникативное поведение. В результате вырабатывается внутрижанровая цель, имеющая языковое воплощение, которая уже становится диктатом коммуникативной стратегии поведения в возникшей типичной ситуации.

Тип цели РЖ. Замысел высказывания определяет его как целое, его объем и его границы. Цель определяет выбор предмета, его аспект рассмотрения (в определенных условиях речевого общения, в необходимой связи с предшествующими высказываниями), его предметно-смысловую исчерпанность и жанровую форму, в которой будет строиться высказывание. Цель как авторская (субъективная) сторона высказывания связана в тесное единство “с объективной предметно-смысловой стороной его, ограничивая эту последнюю, связывая ее с конкретной (единичной) ситуацией речевого общения, со всеми индивидуальными обстоятельствами его, с персональными участниками его, с предшествующими их выступлениями – высказываниями” [Бахтин 1986: 270]. Цель жанра предопределяет его выбор, но приспособляется к нему, то есть развивается в определенной (жесткой/гибкой) жанровой форме. В результате цель автора, корректируемая жанром, приобретает его очертания, но развивающаяся коммуникативная ситуация, например, изменение адресата, выступает внешним моментом, регулирующим жанр и цель.

Информативная, эмоциональная, экспрессивная цели коррелируют с такими жанрами, как объявление, письмо, личный дневник, “дембельский” альбом, хозяйственная книга дачника, записи на доске и пр. Мнемоническая цель характерна для следующих жанров: записная книжка, хозяйственные планы закупок, действий, расходов. Этикетная цель свойственна жанрам поздравительная открытка, рукописный альбом. Фтическая, игровая цель наблюдается у жанров граффити, поздравительная открытка и др. Без конкретной цели создаются жанры, условно названные “спонтанные рефлекторные записи”.

Вплетаясь в ткань жанра, авторская цель сливается с собственно жанровыми целями, которыми автор руководствовался при выборе жанра и которые он должен выполнять для сохранения жанрового своеобразия высказывания. Например: цель жанра “письмо” – восстановить связь с отсутствующим в данный момент человеком. Жанру “письмо” свойственны и такие цели, как конституирующая: перечисление событий собственной жизни; этикетная: проявление интереса к “другому” (которая реализуется в вопросах типа: как дела?, как жизнь?, как здоровье?), прагматическая: провокация адресата на ответную реакцию (наличие вопросов; концовка письма: “Пиши”, “Жду ответа, как соловей лета”).

Жанровая цель приобретает коммуникативную условность, которая при столкновении с несвойственной жанру индивидуальной целью подвергает последнюю деривации. Это положение свидетельствует о том, что, предположительно, если автор в дембельском альбоме наклеит объявление типа “28 июля состоится отправление следующих солдат”, то в данном жанре это объявление не выполняет информативную цель (которая была изначально), а, скорее, помещенное объявления выполняет мнемоническую цель; надпись на парте: “Я люблю Васю” не преследует цели объясниться в любви, в данном случае реализуется иная цель – эпатаж.

Тип цели жанров ЕПРР условно можно выразить следующей формулой: оставить, передать информацию о себе на расстоянии и во времени.


4.4 Образ адресата жанров естественной письменной русской речи

Субстанционально характеристика адресата жанра определяется анкетированием, тестированием или методом наблюдения. Возможны социологические, психологические, возрастные группы адресатов жанра.

Функциональные характеристики адресата. Роль образа адресата, под которым понимается тот, кому высказывание предназначено (эксплицированное в высказывании) и/или “нададресат” [Бахтин 1986: 323] (третье лицо), существенна при построении РЖ. Обращенность к кому-либо, по мнению М.М. Бахтина, является “конституирующим признаком высказывания” [Бахтин 1986: 290]. Образ адресата приобретает особое значение в жанровой организации высказывания. Необходимо разграничивать признаки адресата, свойственные определенным типам жанров и индивидуальные признаки адресата, которые оставляют отпечаток личностного начала (ср., частное письмо научному руководителю и родителям, написанные одним автором).

Далее описаны жанровые признаки адресатов РЖ (в скобках указаны жанры, для которых данный параметр является типичной чертой).

 1. По параметру статусный коррелят (взаимоотношения с Автором, выделены оппозиции: статусный, “свой / чужой”, “контролер - подконтрольный” и др.) жанры различаются: адресат может характеризоваться как а) “свой”, родной человек, друг (жанры: поздравительная открытка, надпись на фотографии, письмо родным, письмо другу, записка), а2) “авто-адресат” (девичий дневник, ежедневник, шпаргалка, конспект, записная книжка), б) “чужой”, посторонний человек, с которым автор вступает в контакт, он может являться: 1) неопределенным адресатом (разнородный тип взаимоотношений) “для всех, кого это интересует, кто прочтет” (объявление, граффити (настенные, подъездные, лифтовые, сортирные (приятельский, игровой)), записи в библиотечных книгах (приятельский, игровой) и др., 2) деловым партнером – (переписка служащих,); 3) нейтральным – “будущий адресат” (мемуары, автобиографические записи, рукописная родословная, дембельский альбом). По параметру контролер / подконтрольный выделяются следующие типы адресатов жанра: а) равноправный (девичий дневник, ежедневник, шпаргалка, конспект, записная книжка, объявление, граффити и пр.); б) подчиненный (записи на доске); в) контролер (объяснительная записка).

2. По параметру эксплицированность / неэксплицированность (определенность / неопределенность) различаются адресаты: а) “названный адресат” (письмо, открытка, бытовая записка, письмо в редакцию, деловые письма), в перечисленных жанрах конституирующим признаком является “называние” адресата, обращение к нему, в некоторых жанрах обращаются к неизвестному лицу, организации (адресат не расчленен, неизвестен), но “интуитивная жанровая рефлексия” [Шмелева 1997: 89] требует употребления обращения, в таких случаях автор эксплицирует организацию к которой обращается, например: “Здравствуй, дорогая редакция”; б) “неназванный”: 1) “ситуативно-обусловленный” (автор и адресат находятся рядом, но по каким-либо причинам вынуждены писать друг другу (записка во время занятий, записи на доске); 2) обусловленный “автоадресатом” (автор является адресатом, обозначение которого не актуально: девичий дневник, записная книжка, ежедневник, перекидной календарь, конспект); 3) конгломеративно-обусловленный (адресат представляет собой некое сообщество, где и сам автор и адресат скрываются под маской: граффити, чат; либо эксплицируются по следующей формуле: для тех, кому нужен этот предмет (субъект не называется, но подразумевается из-за причастности к описанному в высказывании предмету: объявление, листовка).

Неактуальным этот параметр является для тех жанров, которые ориентированы на несуществующего автора, например, дембельский альбом (адресат: “я” будущий и некоторые другие (друзья, родители, дети, родня и пр.), последняя обложка тетради (адресат: “я”, “я” завтра (домашнее задание), друзья (переписка)), мемуары (адресат: родственники, потомки, общество).

3.   По параметру количество адресатов выделяются следующие жанровые типы: а) моноадресат (выбранный РЖ предполагает одного адресата, а жанр обладает свойствами интимной переписки: “письмо другу” ср. с “ секретное, интимное письмо”), б) полиадресат (объявление, чат, граффити), в) предполагаемый нададресат (граффити, открытка, поздравление).

4. По временному параметру (здесь и сейчас, завтра) дифференцируются следующие типы адресата РЖ: а) непосредственный участник-собеседник (жанры: записка на лекции, жалоба в книге жалоб и предложений, записи на доске); б) близкий адресат, характерной чертой которого является наличие небольшого временного зазора между созданием высказывания и его восприятием (частная записка, чат, записная книжка); в) далекий адресат (относительно большой временной зазор между написанием текста и его прочтением: письмо, мемуары, автобиография, граффити); г) “вечный” немаркированный какими-либо временными характеристиками, чаще это автоадресат (девичий дневник, дембельский альбом).

Список литературы


1. Бахтин М.М. Проблема текста в лингвистике, филологии и других гуманитарных науках. Опыт философского анализа // Эстетика словесного творчества. – М.: “Искусство”, 2007.

2. Вежбицка А. Речевые жанры // Жанры речи: Сборник научных статей. – Саратов, 2009. Вып.1.

3. Голуб И.Б. Стилистика русского языка. – М.; 1997.

4. Земская Е.А. Русская разговорная речь: лингвистический анализ и проблемы обучения. – М., 2008.

5. Крысин Л.П. Социолингвистические аспекты изучения современного русского языка. – М., 2006.

6. Татарникова Н.М. Координация первичного и вторичного речевых жанров в официально-деловом стиле речи (на примере допроса и протокола допроса): Дисс… канд. филол. наук. – Иркутск, 2004.

7. Холожович Т.П. Типология речи // Историко-типологическое исследование. – М., 2008.



_ Термин рабочий, употребленный по аналогии  с термином “образ автора” [Виноградов 1978].

_ Номинация “образов автора” условна, произведена с опорой на ассоциативную базу исследователей.


Похожие работы

Личные письма как жанр естественной письменной речи (гендерный аспект )
...делает интересным и необходимым изучение естественной письменной речи в разных аспектах , в нашем случае в гендерном аспекте . Современные письменные ...
240с. 8. Голев, Н.Д. Естественная письменная русская речь : исследовательский и образовательный...
Жанрово-речевая проблема в студенческих печатных изданиях
...выбранное для шика, вытесняет из языка «труженика тысячелетней русской культуры, не давая ему равной замены, но выполняя роль речевого протеза, лишенного...
В жанровую модель газеты входит круг жанровых форм и особенности текстов в аспекте ...
Новая риторика: основные концепции и направления
...решающих какой-то ее аспект . Теоретические представления оказываются важными для понимания закономерностей...
В качестве реального объекта нам даны живая речь и письменные тексты. Но в качестве предмета изучения мы всегда имеем дело с некоторыми...
Благотворительность

Загружая свои работы, Вы помогаете не только студентам, но и людям, которым Ваша помощь действительно нужна. Чем именно это помогает? Читать дальше…..